публикация №1681810620, версия для печати

СКАЗКИ САВАНН


Дата публикации: 18 апреля 2023
Публикатор: Алексей Петров (номер депонирования: BY-1681810620)
Рубрика: СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
Источник: (c) Азия и Африка сегодня 2003 № 1


Саванны - широкие степи с одинокими деревьями и кустарниками - простираются к северу от экватора и занимают значительную часть территорий Того, Гвинеи, Дагомеи, Мали и других стран Западной Африки. Обширные пространства саванн, населенных огромным количеством самых разных животных и птиц, создают у живущих здесь людей особое настроение, побуждают к творчеству, находящему выражение главным образом в виде фантастических историй всякого рода - истинно народных по своему происхождению сказок.

К сожалению, многие из этих произведений устного народного творчества утеряны навсегда, а другие вот-вот постигнет такая же участь. Мало-мальски образованные африканцы пишут и говорят по-французски или по- английски, многие уже забыли языки своих предков. Занятия в практически всех школах также ведутся на европейских языках.

Пока еще не забытые сказки саванн терпеливо собирает лингвист Сюзанна Лафарж, сотрудница Института лингвистики города Абиджана, столицы государства Кот-д'Ивуар.

Некоторые из этих сказок и легенд публикуются в нашем журнале в переводе с французского, который сделала специально для нас давний друг нашего журнала Валентина Ивановна КАБЫТОВА.

ДЕВУШКА И ГИППОПОТАМ

Легенда

Эта история произошла в те благословенные времена, когда и животные и люди разговаривали на одном языке, в первые века жизни, когда все существа, созданные богами, жили на земле в дружбе и добром согласии. Старая баллада описывает нерушимую дружбу, которая когда-то связывала молодую девушку и доброго Духа-гиппопотама.

Когда мужчина относится с симпатией к другому мужчине, никто не говорит об этом ничего дурного...

Когда женщина относится с симпатией к другой женщине, это обычно не вызывает пересудов...

...Но когда мужчина связан дружбой, пусть даже самой искренней и чистой, с женщиной, почему-то эта привязанность порождает кривотолки...

...В спокойных и глубоких водах реки Малиссаджо, поблизости от тихой деревни рыбаков и земледельцев, жил гиппопотам Маленг. Люди его знали и очень почитали: говорили, что Маленг давным-давно заключил соглашение о защите деревни с первым человеком, который поднял целину в этих местах.

Маленг был не таким грубым, как его собратья. Не грабил поля и не разорял урожаи. Не опрокидывал вереницы пирог, которые бороздили реку. Он обладал такой же мудростью, как и самые умные старики деревни, и в совершенстве говорил на человеческом языке. Его называли добрым Духом деревни, который приносил удачу тем людям, которые имели счастье быть его друзьями. Короче говоря, именно он защищал деревню и заботился о благополучии ее обитателей.

Однажды днем, когда гиппопотам нежился в прохладе, лежа на берегу реки, он увидел беременную женщину, которая набирала воду в кувшин. "Женщина из доброй семьи, мир тебе! - приветствовал ее Маленг. - Желаю тебе всего хорошего! Я знаю, что ты являешь собой пример трудолюбивой хозяйки, послушной жены и любящей матери. Поэтому я хочу подружиться с той девочкой, которую ты скоро родишь. От этой дружбы отныне будет зависеть мое отношение к людям и судьба всей деревни". Женщина приняла предложение животного, но при условии, что никогда гиппопотам и ее дочь не поженятся и их дружба останется светлой, как между братом и сестрой.

Через несколько недель женщина с кувшином родила дочь. Девочка росла быстро, как дикое растеньице. Она подрастала, как маис на хорошо обработанном поле, и стала прекрасной, как поле спелого риса при свете луны.

Как-то после полудня, в свободное время, когда дикие животные обычно плескались в воде, женщина с кувшином взяла свою дочь за руку и привела ее на берег реки. Она предстала перед Маленгом и показала ему свою дочку. Все трое раскололи по ореху кола в знак дружбы - той вечной дружбы, которая с этого дня навсегда свяжет молодую девушку и Маленга. Ничего не боясь, молодая девушка сразу полюбила своего друга-гиппопотама. Ее любовь росла изо дня в день и становилась сильнее с каждой их встречей на реке.

Жизнь девушки с той поры проходила то дома, то на реке, в бесконечных купаниях, где так она проводила время со своим другом. Гиппопотам осыпал ее подарками, украшениями из золота и жемчуга. А молодая девушка приносила Маленгу нежные сочные фрукты из своего сада и даже жареных цыплят. Они любили друг друга и были близки, как два лепестка одного цветка, как два пальца одной руки. Присутствие одного стало необходимым для другого, как вода - для рыбы, как воздух - для человека. Никогда на

стр. 76


земле не видели еще столь совершенной, столь прекрасной дружбы.

Но говорят, что совершенство - вещь не от мира сего. И если оно в чем-то проявляется - неважно в чем, - людское злословие ополчается против него и ищет в нем что-нибудь грязное, гадкое. Именно так и случилось...

Люди в деревне, забыв о бесчисленных благодеяниях, которые Маленг оказывал их общине, начали осуждать эту дружбу. Старые кумушки, которые пряли хлопок у дверей своих хижин, грустно качали головами, когда видели, что мимо них идет молодая девушка. Подруги избегали ее, как будто она была чумной. Самая большая беда, по их мнению, была в том, что, достигнув возраста невесты, девушка не считала нужным положить конец своим прогулкам на берег реки. Старухи рассказывали каждому, кто не прочь был их послушать, что Маленг превращался в прекрасного молодого человека, когда ждал прихода своей юной подруги. Все люди упрекали ее отца в том, что он продал свою дочь животному, четвероногому дьяволу. Ее мать проводила дни и ночи напролет в слезах, чувствуя, что не в силах отлучить дочь от ее друга, хотя и знала, в чем заключается их дружба, - ведь она сама поставила гиппопотаму условие, что девушка никогда не станет его женой. И это условие было принято священным животным безоговорочно.

Молодая девушка без ее ведома была просватана за Симбона-Салиа, молодого деревенского охотника. Ему тоже была не по душе дружба, которая связывала его будущую жену с гиппопотамом. Неважно, что этот гиппопотам был могущественным добрым Духом. Симбон-Салиа потерял сон, перестал ходить на охоту. Его мучили сплетни и клевета, которые вся деревня распускала вокруг дружбы его невесты и гиппопотама. Наконец, жених решил любым путем положить конец этому. Он на коленях умолял невесту отказаться от дружбы с гиппопотамом, осыпал ее подарками, даже угрожал ей. Ничего не помогало! Молодая девушка ни за что на свете не хотела лишаться прекрасного отдыха, долгих часов купания в реке. Она хотела все так же лакомиться вместе с Маленгом яйцами куропатки на горячем песке пляжа, совершать в компании с ним длинные прогулки в чудесном диком лесу.

Однажды, потеряв терпение, Симбон-Салиа взял свое ружье, длиной в три локтя, и направился в священный лес, где стояла хижина злой колдуньи, которая продала свою душу дьяволу. Колдунья дала ему волшебную пулю, которая безошибочно попадала в любую видимую цель, никакие земные силы не способны были ее остановить.

...В жаркий полдень, в тот час, когда всем было известно, что гиппопотам спокойно нежился на песке, Симбон-Салиа взял свое ружье и положил в ствол семь щепоток пороха, а в порох поместил волшебную пулю злой колдуньи. Когда он увидел Маленга, кровь закипела у него в жилах и ударила в голову. Он встал на одно колено, долго целился, а потом выстрелил.

Я видел песок, красный от крови,

Крови благородной и алой,

Воды реки окрасились в ее цвет.

Но что же я видел тогда и что я вижу сейчас?

Так закончилась эта дружба.

Если бы Маленг знал, что случится,

То никогда не связал бы себя дружбой с женщиной.

Маленг упал, сраженный в самое сердце. Он кричал от боли. Его кровь хлынула из зияющей дыры, проделанной заколдованной пулей, она била неудержимой струей. Молодая девушка в деревне услышала выстрел, прозвучавший у реки. Подгоняемая дурным предчувствием, она побежала к реке с тяжелым сердцем, полным страха и тревоги. При виде своего друга, распростертого в луже крови, она залилась слезами. "Если бы я не стала невестой, ты, Маленг, был бы жив, и наша дружба не закончилась бы так трагически!" - кричала она, стуча кулаками по груди. Она упала на колени перед умирающим животным, рвала на себе волосы и каталась по песку, мокрому от крови. Все это время Маленг то и дело испускал предсмертные крики, крики отчаяния и недоумения. Он, может быть, спрашивал Симбона-Салиа, за что охотник убил его.

Казалось, даже природа скорбит о трагической участи доброго Духа-гиппопотама. Небо, которое за пять минут до этого было безоблачно голубым, почернело. Разразилась гроза, деревья гнулись под резким порывистым ветром. Слышались наводящие ужас раскаты грома. То была буря неслыханной силы. В небе сверкали молнии, на землю сыпались, как зерна фонио * , крупные градины величиной с большие камни. Река внезапно вздулась, ее воды вскипели от ярости. Она вышла из берегов и затопила деревню со всеми домами, поля исчезли под потоками воды. Многие люди погибли во время наводнения...

Куропатка, которая была очевидцем заключения договора о дружбе между молодой девушкой и гиппопотамом, а затем видела трагический конец этой дружбы, спаслась и улетела далеко-далеко.

Благоразумная птица промолвила:

Я с самого начала предвидела:

Эта дружба должна была закончиться так.

Верить женщине - все равно, что полагаться на реку, которая может выйти из берегов.

Связанные в жизни неразлучной дружбой, Маленг и молодая девушка остались навеки вместе и после смерти: она тоже погибла, от горя.

Да, когда мужчина любит женщину, никто его не осуждает.

Но не тогда, когда мужчина связан дружбой, пусть даже самой чистой и братской, с женщиной!..

После неожиданного необъяснимого наводнения, когда через некоторое время воды реки снова вернулись в свое русло, деревню пришлось целиком отстраивать заново. Старики отобрали ружье у охотника, который совершил святотатство, убив доброго Духа-гиппопотама. Симбона-Салиа отлучили от общины и выгнали из деревни. Чтобы выжить, он вынужден был распахать целину под плантацию риса и построить хижину в чаще леса.

Однажды утром Симбон-Салиа услышал барабаны войны. И он понял: тамтамы говорят о нападении разбойников на его деревню. Все боеспособные мужчины собрались на ее защиту. Они вооружились ружьями, луками и колчанами, мечами и дротиками, огромными булавами и кривыми саблями. Изгнанный охотник предстал перед старейшинами и попросил оружие, чтобы сражаться с врагами. Но ему не только не дали оружия, но даже отказали в праве считаться членом деревенской общины.

Не теряя самообладания, Симбон-Салиа повесил на шею свое магическое ожерелье, достал защитную одежду цвета сухих листьев и надел ее. На голове у него была шапочка из кожи буйвола. И в самый разгар боя он ворвался в гущу разбойников и начал их убивать голыми руками, раскидывая по сторонам. Потом, как пантера, он прыгнул с дерева


* Фонио - злак из семейства сорго.

стр. 77


на спину всадника, который оказался вождем врагов. Оба катались по земле, схватившись не на жизнь, а на смерть. Собрав все свои силы, Симбон-Салиа сделал почти сверхчеловеческое усилие и оказался поверх лежащего врага и хладнокровно задушил его. Затем он завладел ружьем противника и сел верхом на его лошадь. Подняв ее на дыбы, Симбон-Салиа испустил громкий воинственный крик, возвестивший о смерти главаря шайки. Ошарашенные разбойники в беспорядке отступили, спасаясь бегством и бросая свое оружие и награбленное добро.

Вернувшись в деревню, Симбон-Салиа покаялся перед земляками в содеянном им тяжком преступлении - убийстве доброго Духа-гиппопотама, покровителя деревни. Теперь он был овеян славой победителя. Его простили и чествовали как героя. Симбон-Салиа отдал совету старейшин лошадь и ружье, которые отобрал в поединке у предводителя банды. Мудрецы разрешили ему снова пользоваться длинным ружьем, которое отобрали у него в наказание за убийство гиппопотама.

А в деревне появился новый обычай: всякий раз, когда рыбаки бороздили священную реку Малиссаджо на пирогах, они должны были обязательно трижды произносить имя гиппопотама - доброго Духа деревни. Чтобы ни одна лодка не опрокинулась и никто из рыбаков не погиб.

Даже и сейчас говорят, что Дух-гиппопотам не умер. Он жив, но сердится на людей, не желая больше иметь с ними дела.

ПЛАТА ЗА РАВНОДУШИЕ

Притча

Если ты не способен заплакать,

Когда видишь брата твоего в беде,

Если сердце твое не трепещет,

Когда ты слышишь призывы о помощи,

Ты не можешь называть себя моим земляком,

Членом моей деревенской общины!

Если ты равнодушно проходишь мимо,

Когда видишь, что с другом случилось несчастье,

И слова сочувствия замирают у тебя на устах,

Ты не можешь называть себя моим земляком.

Членом моей деревенской общины!

Когда враг одолел слабого и поверг его наземь,

Протяни руку тому, кто побежден,

Чтобы он мог подняться.

Равнодушие - это проявление неверия в добро!

В моей деревне царит лишь доверие и взаимопомощь...

В одно прекрасное утро старуха H'Ty пряла, сидя у очага. Рядом с ней дремал белый кот.

И вдруг с крыши дома свалились две ящерицы, которые переплелись в смертельной схватке, злобно хрипя. Два пресмыкающихся кусали друг друга, катаясь по полу. Это была борьба не на жизнь, а на смерть. Увидев их, кот сказал старухе H'Ty, чтобы она разняла двух разъяренных ящериц. "Мой миленький котик! - сказала в ответ старуха H'Ty. - У меня нет времени разнимать двух животных, которые резвятся. Мне надо прясть мой хлопок".

Встревоженный кот выбежал из дома и увидел во дворе козу, которая жевала траву.

"Сестра коза, в доме старухи H'Ty две ящерицы схватились в смертельной борьбе. Не можешь ли ты пойти успокоить и расцепить их?". "Младший брат мой, кот, - сказала коза, - меня совсем не касается то, что сейчас происходит между двумя ящерицами. Мои родители не раз говорили мне: тот, кто вмешивается в маленькие ссоры, когда-нибудь вынужден будет улаживать и крупные".

Увидев, что коза повернулась к нему спиной, кот помчался дальше, он летел стрелой и вскоре очутился в лесу. Там на лужайке он увидел красивую бурую корову, которая щипала траву, стоя поодаль от своего стада. Кот подбежал к ней и воскликнул: "Старшая сестра корова! В доме старухи H'Ty две ящерицы вот-вот перегрызут друг другу горло. Будь добра, пойди, урезонь их!"

Корова в ответ собралась было боднуть кота, но он сумел увернуться, и, спасаясь бегством, услышал, как корова пробормотала: "Маленький ублюдок! Я совсем не собираюсь быть посредницей между двумя взбесившимися ящерицами! Пусть они кусают друг друга! Пусть сожрут друг друга! Что мне до этого?!"

Кот же побежал дальше, пока не добежал до другой деревни, где жил вождь деревенской общины. Кот остановился возле стройного черного коня, который принадлежал вождю. Едва переведя дыхание, проговорил: "Мой прекрасный скакун! Я оставил в доме старухи H'Ty двух ящериц, которые сражаются не на жизнь, а на смерть. Может быть, есть еще время, чтобы ты помчался туда, вмешался в их драку и примирил их". "Мой малыш, - ответил боевой конь, - ящерицы просто две безмозглые дуры, их невозможно образумить. Не думаю, что стоит труда бежать так далеко, чтобы улаживать их глупый спор".

Неугомонный кот снова пустился в путь. Он добежал до самого центра деревни и остановился у дома вождя. Собаки громко залаяли на него. Но несмотря на это, кот подбежал к старейшине и сказал ему: "О вождь! В соседней деревне я оставил в одном доме двух ящериц, которые в ярости злобно кусают друг друга. Нет сомнений, что они убьют друг друга, если ты не пошлешь туда своих стражников, чтобы они усмирили их!" "Кот, - я очень люблю тебя, не меньше, чем моих собак! Ящерицы, конечно, полезные существа, но их смерть нисколько не помешает мне мирно жевать мой табак. Советую тебе: возвращайся-ка туда, откуда пришел, и сиди смирно!"

Расстроенный кот побежал домой в деревню, к дому, где оставил старую H'Ty, которая равнодушно взирала на смертельную схватку ящериц и продолжала спокойно прясть свой хлопок. И тут он узнал, что пока он бегал, дом старой H'Ty загорелся и вскоре сгорел дотла. От него осталось одно лишь пепелище. И вот как это случилось: две ящерицы свалились в корзину с хлопком. Поспешно вскочив, старая H'Ty задела горячие головешки, они рассыпались и попали ей на одежду и другие вещи в хижине. Старая H'Ty попыталась было погасить огонь. Но у нее закружилась голова от дыма, и она упала на пол, потеряв сознание. Языки пламени добрались до соломенной крыши, и дом сразу превратился в горящий ад. Никакие калебасы, доверху наполненные водой, не смогли погасить пожар! И вот старая H'Ty лежала обугленная под раскаленными головешками...

"Почему она не разняла двух ящериц? Она бы сейчас мирно доживала свой век, как всякая другая старая женщина", - сказал у гроба кот, прощаясь с заживо сгоревшей старухой.

Старая H'Ty была матерью того самого вождя, который прогнал кота, не вняв его призывам. Узнав о печальном конце своей матушки, вождь оседлал черного скакуна и помчался в соседнюю деревню. Он так яростно пришпоривал рысака, что когда, наконец, примчался в деревню, конь пал под ним замертво, и даже его кишки

стр. 78


вывалились наружу! А когда конь издыхал, кот подошел к нему и сказал: "Брат мой, конь! Если бы ты согласился вмешаться в ссору двух ящериц, ты и сейчас бы пасся спокойно в степи и жевал нежную траву на лугу..."

После того, как старейшины деревни обсудили вопрос о том, как достойно похоронить старую женщину, они пригласили знахарей. Кудесники собрали останки старухи Н'Ту и завернули их в шкуру лошади. Они сказали вождю, что, согласно заветам предков, для упокоения души его матери нужно принести в жертву корову, которая пасется в поле. А мясо потом нужно раздать всем пожилым женщинам в деревне. Вождь отправил слуг за коровой. Это оказалась та самая корова, которая тщетно пыталась боднуть кота. В то мгновение, когда нож уже коснулся ее шеи, корова услышала слова кота: "Сестра моя корова! Ты сейчас расплачиваешься за свое равнодушие к ссоре двух ящериц. Тебе уже поздно усвоить урок. Однако все же у тебя есть минутка подумать об этом перед тем, как отойти в мир иной..."

После похорон старой H'Ty, которая прожила долгую жизнь, по традиции родные перестали плакать, а ее внучки, ставшие уже матерями, разыграли целое театральное действие. Они воспроизвели жесты и манеру поведения покойной, пели любимые песни старухи, подражая ее голосу. Они делали это так искусно, что на поминках все смеялись до слез.

После этого сыновьям и внукам покойной полагалось одарить внучек невестки и снохи старой H'Ty. Один из внуков предложил зарезать козу. И это оказалась та самая строптивая коза, которая сказала коту: "Все, что происходит между двумя ящерицами, меня нисколько не касается!" Мужчины притащили бедное животное на главную площадь деревни. И в то мгновение, когда к горлу связанной козы приставили нож, кот, который ничего не забыл, прошептал ей на ухо: "Если бы ты примирила двух ящериц, то не послужила бы сегодня вечером блюдом на поминках старой H'Ty!"

И все же, несмотря на всю свою смелость, кот не дерзнул сказать вождю, что и вождь тоже виноват в смерти матери. Но в народе появилась песня, та самая, которая уже прозвучала в начале этой сказки:

Если ты видишь другого в несчастье,

Не оставайся равнодушным к нему,

Не позволяй словам сочувствия замереть у тебя на устах.

И когда противник одолевает слабого,

Протяни ему руку помощи, чтоб он поднялся...

Если тебе удастся помочь другому,

То и тебя когда-нибудь тоже выручат из беды...

ЛИНИИ НА ЛАДОНЯХ

Посмотри, дружок, на ладонь твоей руки. Она вся испещрена линиями. Некоторые из них - длинные и глубокие. Другие - не такие глубокие, но более частые. Именно их изображения можно видеть на документах, их называют отпечатками пальцев. Ну так вот. Кажется, у наших предков ладони были совершенно гладкие. Если хочешь узнать, как появились линии на ладонях, послушай историю, которую рассказал мне однажды вечером старый Коффи.

У одного рыбака было две жены. Одна, Аху, имела много детей. У другой, Аджуа, детей не было. Естественно, Аху и ее дети все время насмехались над Аджуа, и молодая женщина не могла удержаться от слез под градом обидных слов и оскорблений соперницы. Сначала муж защищал бедняжку, но понемногу вовсе перестал интересоваться ею. Будущее без детей казалось ему грустным. Чувствуя себя очень несчастной, Аджуа приняла решение: пойти посоветоваться со старой Айа и с помощью целительницы забеременеть и родить ребенка. Айа была очень старая женщина, которая изучила в совершенстве все лесные травы, знала не только их тайные названия, но и то, как их собирать, готовить из них снадобья, смешивать их, чтобы получить лекарства. Говорили, что благодаря ей, женщины, которые считались абсолютно бесплодными, родили много детей. Однако добраться до целительницы было нелегко, поскольку она жила далеко от деревни, и многие женщины не могли разыскать ее.

Трудности не остановили Аджуа. Целый месяц в тайне она основательно готовилась к путешествию. И вот, наконец, наступило долгожданное утро. Муж ушел на лагуну вытаскивать верши. Аху, окруженная своими детьми, растирала бананы. Аджуа поставила на голову огромный калебас * и сделала вид, что идет за водой на реку. Но в калебасе она спрятала маленький тюк, в котором лежали набедренные повязки и все ее дорогие украшения. Миновав последние дома деревни, женщина пустилась бежать. "Если я не найду Айа или если ее средство мне не поможет, в деревню не вернусь!" - думала она.

Шла она восемь дней и ночей, время от времени останавливаясь, чтобы отдохнуть. Под вечер восьмого дня Аджуа, наконец, увидела хижину целительницы. Старуха была занята растиранием красных зерен, рассыпанных между двумя камнями. Не поднимая головы и не отрываясь от своей работы, старуха заговорила: "Ты - Аджуа! Я знаю, зачем ты пришла ко мне. Я приготовила тебе снадобье, которое поможет родить того ребенка, которого ты так горячо желаешь. Возьми пакетик с листьями, он лежит у входа. Сделай из них настойку и выпей ее! Но будь осторожна! Следи за тем, чтобы ребенок, которого ты родишь, никогда не плакал и ни в коем случае не приближался к лагуне! Если же ты это не сможешь выполнить, то потеряешь дитя. Можешь идти. Ты мне ничего не должна". И старая ворожея снова принялась тереть зерна на своей мельнице. Она даже не подняла головы, чтобы посмотреть на Аджуа. Молодая женщина так и не смогла увидеть лица колдуньи. Она отправилась в обратный путь, прижимая к груди драгоценный пакетик с травами.

Спустя девять месяцев Аджуа родила мальчика. Соперница Аху была вне себя от ревности. Ее дети и она сама искали какого-нибудь повода, чтобы досадить Аджуа и побольнее задеть ее. Они прозвали ее сына "травяной мальчик". Аджуа, казалось, не слышала их насмешек, и ребенок рос счастливым, сидя в шали на спине у своей матери.

Однажды Аху сделала вид, что сын Аджуа укусил за палец ее дочь. Женщина ударила ребенка и погнала его по тропинке, которая вела к лагуне. Он бежал все быстрее и быстрее, как будто его тянуло к воде. Встревоженная Аджуа, услышав крики соперницы, стремглав прибежала с поля домой. Но было слишком поздно. Ее сын уже стоял по грудь в воде и быстро продвигался вперед, не обращая внимания на мольбы матери. Ей удалось схватить его за волосы. Но увы! У нее в руке остались одни волосы сына. Это было все, что ей удалось сохранить от любимого ребенка. Следы этих волос мы видим на ладонях наших рук.


* Калебас - сосуд из тыквы или калебасового дерева.

 

Опубликовано 18 апреля 2023 года


Главное изображение:

Полная версия публикации №1681810620 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY СКАЗКИ, ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА СКАЗКИ САВАНН

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network