ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Статьи, публикации, книги, учебники по вопросам социологии.

NEW СОЦИОЛОГИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

СОЦИОЛОГИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2019-10-17

Характерной особенностью современного этапа общественного развития является небывалый рост интереса трудящихся к прошлому. Историческая тема занимает видное место на страницах газет и журналов, театральных сценах, в научных дискуссиях, кинематографе и в общественном сознании в целом. По данным Всесоюзного социологического исследования, проведенного в 1987 - 1988 гг. кафедрой идеологической работы Академии общественных наук при ЦК КПСС, 73% опрошенных заявили, что они проявляют интерес к прошлому нашей Родины.

Своеобразный "исторический ренессанс" обусловлен многими объективными и субъективными факторами. Во-первых, рост масштабов, новизна и усложнение задач социалистического строительства, выход миллионов и миллионов "трудящихся на дорогу самостоятельного творчества новой жизни"1 объективно рождают потребность глубже познать закономерности исторического процесса, осознать свою роль и место в нем, свое предназначение в истории.

Во-вторых, нельзя не учитывать, что на крутых поворотах истории всегда неизмеримо возрастал интерес к прошлому. Аналогичный этап переживает сегодня и советское общество. Перестройка, преодоление застойных явлений вызывают потребность в исторических знаниях. Ведь, обращаясь к ним, люди стремятся осмыслить пройденный путь, найти в нем истоки сущего, сделать выводы, извлечь уроки для будущего.

В-третьих, интерес к прошлому во многом обусловлен имеющимися противоречиями общественного развития. Важнейшее из них - противоречие между объективным процессом строительства социализма и его не всегда адекватным отражением в общественном сознании, в частности в исторической науке. Между тем в советской исторической науке сложный, полный противоречий процесс становления нового общества изображался нередко как беспроблемное, победоносное шествие социализма. Для многих исследований были характерны лакировка, приукрашивание действительности, обезличка истории, фактография, схематизм, уход от острых тем и проблем. Все это породило, с одной стороны, "белые пятна" в истории, а с другой - невозможность удовлетворить естественный, всевозрастающий интерес советских людей к научным знаниям о прошлом.

Историзм, правдивость, партийность, научность в оценке событий и деятелей - верный компас в подходе к анализу прошлого. "Весь дух


ЖУРАВЛЕВ Геннадий Терентьевич - доктор философских наук, профессор Академии общественных наук при ЦК КПСС; МЕРКУШИН Виктор Иванович - кандидат исторических наук, доцент Академии общественных наук при ЦК КПСС; ФОМИЧЕВ Юрий Константинович - кандидат философских наук, доцент Академии общественных наук при ЦК КПСС.

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 35, с. 199.

стр. 118


марксизма, вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (α) исторически; (β) лишь в связи с другими; (γ) лишь в связи с конкретным опытом истории"2 . Массовый рост интереса к историческим знаниям, их все большая включенность в общественное сознание, в систему общественных отношений объективно ставят вопрос о необходимости дальнейшего развития исторической науки, углубления исторического познания, ликвидации "белых пятен", совершенствования исторического образования и воспитания трудящихся.

Воспитание историей становится одним из приоритетных направлений идеологической работы. Воспитывать историей - это значит формировать всесторонне развитую личность, способную критически переработать и творчески усвоить весь предшествующий социальный опыт, обогатить свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество, и на этой основе сформировать убеждения, навыки и умения, необходимые для практической деятельности. Воспитание историей предполагает прежде всего формирование у трудящихся, особенно у молодежи, исторического сознания. Ни одно из существующих направлений воспитательной работы в полной мере пока данной проблемы не решает.

Являясь сложным и многогранным духовным образованием, историческое сознание включает в себя систему знаний, взглядов, восприятий, представлений, эмоций, чувств, традиций, обрядов, художественных образов, идей, теорий, концепций, в которых индивиды, социальные группы, классы, народы и нации, человечество осознают прошлое, воспроизводят свое движение в пространстве и времени. Историческое сознание отражает состояние стабильности и изменчивости в общественном развитии и способствует тем самым связи времен и поколений, обеспечению преемственности общественного развития.

Выяснение реального уровня исторического сознания масс, его включенности в общественное сознание, в практическую деятельность людей и было главной задачей нашего социологического исследования. Основная его цель - оценить состояние исторического сознания советских людей, выявить издержки в их историческом воспитании. В ходе работы опрашивались взрослые работающие люди. Организаторы исследования стремились узнать, что же остается в сознании людей; какие факты истории они запомнили; какие оценки событий у них сформированы; каким деятелям они симпатизируют и т. д. Наибольшее число опрошенных имели высшее образование, т. е. все они изучали исторические дисциплины в школе, а также историю КПСС в вузах. В выборке также оказались 1,5% лиц, окончивших исторические факультеты; одна треть - с гуманитарным образованием. Около 60% опрошенных - лица в возрасте 31 - 40 лет, лишь 1,5% опрошенных - 50 лет и старше. Мужчины составили незначительное большинство. Опрошено также 100 преподавателей исторических дисциплин из разных городов, находившихся в Москве на курсах повышения квалификации. Опросы проводились также в Алма-Ате, Вильнюсе, Горьком, Киеве, Ленинграде, Новосибирске, Саратове и Ростове-на-Дону.

Многие ответы опрошенных, конечно, субъективны. Но есть в них и устойчивое, повторяющееся. Свидетельством этому служит тот факт, что мнения нескольких тысяч человек порою достигают почти полного единодушия. Так что, если наши данные не распространять слишком широко, за пределы категорий населения, близких обследованным лицам, полученной в ходе опроса первичной социологической информации можно доверять. Мы обследовали лиц, которые находятся в наиболее творческом возраста, в данный момент играют немалую роль в управлении социальными процессами и, возможно, в дальнейшем выдвинутся на ведущие роли в центре или на местах.


2 Там же. Т. 49, с. 329.

стр. 119


Историческое сознание как часть, элемент общественного сознания включает в себя прежде всего знание истории, а также обобщение исторического опыта, уроков истории, отношение к событиям, к историческому процессу, оценку фактов, убеждения. В то же время содержанием исторического сознания являются не только события прошлого; в нем совмещены все три модуса исторического времени - прошлое, настоящее и будущее. Рассматривая и оценивая прошлое через призму настоящего и настоящее как результат прошлого развития, оно и будущее воспринимает как проекцию реальных, совершенно конкретных процессов и тенденций, действующих в современности, на дальнейшие ступени развития общества.

Историческое сознание, являясь важным средством научного понимания социальных процессов в их исторической перспективе, позволяет прогнозировать будущее. Но это лишь в том случае, если историческое сознание адекватно отражает закономерности исторического развития, что возможно только на основе правды истории. Всякое одностороннее, субъективное, искаженное истолкование фактов, событий, полуправда и замалчивание "неприятных" явлений искажают прошлое, а тем самым и будущее.

Первой характерной чертой исторического сознания можно считать интерес к истории. Если человек не проявляет никакого интереса к ней, можно ли говорить о том, что у него сформировано историческое сознание? Среди опрошенных от 83 до 100% (из разных категорий населения в разных городах) интересуются историей, но степень интереса разная. Например, в Алма-Ате среди опрошенных лиц постоянную потребность в исторических знаниях испытывают 55,2%, а в Киеве - 78,6%, остальные - лишь иногда, по отдельным вопросам. Среди москвичей 51,7% оценили свой интерес к истории как "высокий" или "выше среднего" и только 2,6% как "низкий". Образованная часть общества, специалисты и руководители проявляют достаточно высокий интерес к истории и исторической науке.

Какие проблемы и события вызывают наибольший интерес? 42,3% ответили, что они интересуются жизнью и деятельностью лиц дореволюционного периода; 41,9% - видных политических деятелей КПСС и Советского государства; 40,4% - полководцев и военачальников прошлого, деятелей культуры и науки; 33,6% - выдающихся деятелей советской науки и культуры; 33,2% - жизнью, бытом, обычаями, традициями народа. Издательствам и авторам эти данные помогут выявить интерес своих потенциальных читателей. К жизни и деятельности героев труда первых пятилеток, периода 1941 - 1945 гг. проявляют интерес только 3,8% опрошенных.

Программой исследования предусматривалось выявление реального уровня исторических знаний у трудящихся. Ряд вопросов касался знания дат событий; ведь без умения ориентироваться в историческом пространстве и времени нет и не может быть исторического сознания. Респондентам предлагалось ответить на вопросы, когда произошло то или иное событие, которое они изучали в школе. Результаты ответов свидетельствуют о крайне слабых знаниях опрошенных, несмотря на то, что большинство из них имеют высшее образование. 27,5% опрошенных вообще не ответили на вопрос, когда произошла Куликовская битва, 14,3% дали неверные ответы; 8,3% не знают, когда было отменено крепостное право в России, 9,4% - когда было восстание декабристов, 8,7% - Бородинское сражение. Почти каждый второй затруднялся назвать даты Крестьянской войны под руководством Е. И. Пугачева. 19,2% опрошенных дали неверные ответы на вопрос о том, когда началась вторая мировая война, 14,3% не знают, когда произошла битва на Курской дуге.

стр. 120


В ходе исследования предполагалось выявить, насколько хорошо респонденты знакомы с историческими личностями. На вопрос анкеты, кого из полководцев Вы знаете, было названо 130 имен. Наибольшее число опрошенных отметили имена А. В. Суворова (84%), Г. К. Жукова (80,7%), М. И. Кутузова (80,4%), М. Н. Тухачевского (41,8%), К. К. Рокоссовского (40,7%), Александра Невского (32,4%), П. И. Багратиона (31,7%), В. К. Блюхера (27,9%), П. С. Нахимова (27,5%) и т. д. Среди деятелей науки, литературы и искусства опрошенные назвали М. В. Ломоносова (56,2%), С. П. Королева (28,3%), Н. И. Вавилова (26,8%), Д. И. Менделеева (23,7%), А. С. Пушкина (66,7%), Л. Н. Толстого (41,5%), Ф. М. Достоевского (18,8%), А. П. Чехова (16,6%), К. С. Станиславского (15,8%), П. И. Чайковского (14,1%), И. Е. Репина (13,9%), Андрея Рублева (9,0%), Д. С. Лихачева (6,4%) и др. В числе героев первых пятилеток были названы имена А. Г. Стаханова (86,3%), П. Н. Ангелиной (70,1%), Е. В. и М. И. Виноградовых (35,1%), П. Ф. Кривоноса (26,4%), А. Х. Бусыгина (8,2%), Н. А. Изотова (7,2%), Н. Я. Мазая (3,8%), И. Д. Папанина (3%), В. П. Чкалова (2,6%), М. С. Демченко (2,3%). В то же время 11,7% опрошенных не ответили на вопрос: "Кого из героев первых пятилеток вы знаете?"; 7,5% - на вопрос: "Какие памятники архитектуры Отечества вызывают у Вас чувство гордости?"

В анкете также предлагалось 19 фамилий, против которых нужно было указать, "кто есть кто". Результаты показали, что 46% опрошенных не знают, кто такой С. Вургун, 37,7% - К. Булавин, 36,2% - Джамбул Джабаев, 30,5% - П. Кривонос, 24,9% - А. Брусилов, 22,9% - М. Цхакая. А ведь эти имена должны быть знакомы каждому еще со школьной скамьи.

Проведенное исследование показало, с одной стороны, возрастающий интерес к прошлому, а с другой - позволило выявить мотивы этого интереса. 58,5% опрошенных обосновали свой интерес "желанием узнать правду о прошлом". Видимо, в этом ответе отражено прежде всего то, что наша история освещалась выборочно. Даже в художественных произведениях одни периоды, личности освещены более, другие менее полно, а иные вообще замалчивались. Не случайно 76 - 88% опрошенных подчеркнули, что в нашей истории много "белых пятен". Этим же объясняется, в частности, популярность романов В. Пикуля. 26,8% ответили, что их интерес к истории обусловливается желанием найти ответы на волнующие их вопросы; 41,1% - стремлением извлечь уроки из прошлого, найти корни современных явлений; 7,2% испытывают потребность в исторических знаниях, необходимых для практической деятельности; 4,9% - не ответили на вопрос. Наиболее характерна здесь практическая потребность в исторических знаниях. Это значит, что усиление пропаганды исторических знаний, повышение эффективности исторического образования может и должно привести к изменению социальной практики. Дело в том, что глубокие исторические знания позволяют компетентно оценивать различные варианты стратегии и тактики общественного прогресса, принимать решения, не повторяющие ошибок прошлого, перевести ход истории с жестко регламентированного на альтернативный путь.

Социологическое исследование выявило существующее противоречие между ростом интереса трудящихся к истории и реальным уровнем исторического сознания масс: рост интереса к истории не всегда сопровождается глубокими знаниями исторического процесса. Лишь 1,1% опрошенных считают свои знания высокими; 13,2% - выше среднего уровня; 60% - средними и 21,9% - низкими. Примечательны ответы на вопрос, достаточно ли респонденту исторических знаний, для того чтобы вести дискуссию с людьми, придерживающимися других взглядов. Только 7,8% ответили положительно, треть - отрицательно, остальные ответили

стр. 121


"частично" (56,2%) либо не ответили вовсе. Как видно, люди, получившие высшее образование, весьма скептически оценивают свое знание истории. Это факт, и с ним надо считаться.

В чем же причина сложившейся ситуации? Данные социологического исследования позволяют выявить некоторые из них. 25% опрошенных явно не удовлетворены преподаванием исторических дисциплин, 55% удовлетворены частично и лишь 20% вполне удовлетворены. Если учесть состояние преподавания истории в школах и технических вузах (кафедры истории КПСС), то следует усомниться и в этой цифре. Но стоит задуматься, почему же люди "удовлетворены" тем, что не выдерживает критики. Откуда такая нетребовательность к нашему всеобщему и бесплатному образованию?

Любопытны мотивы неудовлетворенности преподаванием истории. 51% не удовлетворены глубиной идейно-теоретического анализа фактов и явлений; 85,5% - освещением острых вопросов нашей жизни; 66% - отсутствием новизны; более 2/3 - оценкой личностей; 54% - связью уроков истории с современностью; 2/3 - умением применять исторический опыт к решению актуальных проблем нашей жизни; 87% - качеством учебников.

Историческое сознание формируется не только в процессе изучения гражданской истории, истории КПСС. Не менее важное значение имеет преподавание философии, политической экономии, научного коммунизма. Исследование показало, что от 16% (Киев) до 52% (Алма-Ата) опрошенных удовлетворены преподаванием истории КПСС. Еще меньше людей, положительно оценивающих освещение исторических аспектов в преподавании научного коммунизма и экономических наук (19%); несколько выше - в преподавании философии (34%).

Опрос об удовлетворенности преподаванием исторических дисциплин и исторических аспектов других общественных наук дополнялся обследованием 100 преподавателей, которые представляли 14 городов страны - от Хабаровска до Вильнюса. Они критически оценили состояние преподавания исторических дисциплин, учебники по истории и знания своих слушателей, аспирантов. Оценивая знания слушателей, 57% преподавателей отметили, что они неудовлетворительные (речь идет не о студентах исторических факультетов). Многие преподаватели считают, что и у остальной части тех, кто в какой-либо мере изучает исторические дисциплины в вузах, знания могут быть признаны удовлетворительными, но не как теоретические, а на уровне обыденного сознания и воспоминаний школьных учебников; эти знания весьма схематичны и не соответствуют современным научным, данным.

Ни один преподаватель не оценил на "хорошо" учебники и учебные пособия по истории (в частности по истории КПСС), треть удовлетворена учебниками "частично", 2/3 не удовлетворены совершенно. Весьма критически преподаватели оценили и качество учебных программ по истории с точки зрения того, как они отражают современные требования нашей интеллигенции к историческому образованию. Более половины опрошенных преподавателей не удовлетворены внеучебной работой, связанной с изучением исторических дисциплин. Преподаватели справедливо ставят вопрос о конкурсном отборе рукописей учебников; об альтернативных учебных программах; о том, чтобы преподаватели имели доступ к источникам. К сожалению, мало кто высказался по концепции учебных программ и учебников, по концепции исторического образования.

Большинство опрошенных преподавателей не удовлетворены учебными программами и учебниками, в то же время они не высказали предложений по их улучшению или коренной перестройке. Это объясняется тем, что за многие годы преподавательской деятельности у них выработалось почтение к программам и учебникам, спускаемым "сверху", из центра. Преподаватели привыкли к "указаниям", и когда появилась

стр. 122


возможность предложить свою концепцию преподавания истории, они оказались в полной растерянности. Между тем нужны ли вообще учебные программы, которые унифицируют мысль, вгоняют ее в стандарты, определяемые "наверху"? Может быть, целесообразно перейти на альтернативные программы и учебники?

В анкетах были и такие предложения: отказаться от бесконечного переиздания одних и тех же учебников; от изложения фактов перейти к анализу политических ситуаций, чтобы студенты, аспиранты не столько запоминали факты и события, сколько учились анализировать исторические процессы; усилить внимание к теоретико-методологическим аспектам истории; издавать отдельные лекции наиболее талантливых преподавателей; ликвидировать "белые пятна" в истории; больше публиковать архивных документов; увеличить количество часов на преподавание истории в школах и вузах и т. д. Предложения не равнозначные, но они свидетельствуют об уровне понимания своих задач преподавателями исторических дисциплин.

Вместо концепции исторического образования было высказано много конкретных предложений, в том числе и подтверждающих живучесть стереотипов экстенсивного подхода (увеличить количество часов, количество дисциплин и т. п.). При этом не указывалось, например, чем заполнить эти дополнительные часы. Если в школах отменили экзамен по истории, если при поступлении в ряд вузов вместо экзамена по истории абитуриенты проходили собеседование, то какие новые дисциплины надо вводить в школе, вузе и что делать со старыми?

В последнее время в прессе, научных журналах приведено много новых фактов. Их будет еще больше по мере того, как будут открывать архивы. Но факт, даже и исторический - еще не научное знание. Для того чтобы они давали новое знание, приращение знания, необходимо, чтобы они были включены в целостную концепцию исторического процесса. А для этого необходимо восстанавливать марксистско-ленинскую концепцию исторического процесса, научные критерии общественного прогресса. В связи с этим целесообразно пересмотреть концепции, сложившиеся в годы культа личности, в застойные годы, от многого отказаться. А это значит, что весьма актуальной задачей является разработка философии истории, социологии истории. Необходимо чтение спецкурсов по этим дисциплинам. Но есть ли у нас достаточное число научных работников, специализирующихся в этих областях научного знания?

Анализ ответов в зависимости от возраста опрошенных показал, что молодежь проявляет заметно больший интерес, чем зрелые люди, к периоду культа личности и деятельности Н. С. Хрущева, а более старшие поколения стремятся глубже понять ленинский период нашей истории. Молодежь вообще проявляет несколько больший интерес к истории, но значительно меньше (в 2,5 раза) удовлетворена преподаванием исторических дисциплин, хотя в этой категории опрошенных больше людей, которые затрудняются сказать, что же их не удовлетворяет. Среди молодежи 39,6% удовлетворены глубиной идейно- теоретического анализа фактов, событий, явлений, а среди старших возрастов - 52%, г. е. различия здесь менее глубоки.

Среди молодежи удовлетворены 43,4% тесной связью уроков истории с современностью; новизной анализа фактов, явлений, событий - 22,6%; партийной оценкой деятельности конкретных личностей - 28,3%. Среди старших поколений соответственно - 41,2%, 25% и 26,2%. Итак, высказывая общую неудовлетворенность преподаванием истории, молодые люди не могут сформулировать свои конкретные требования. Правда, есть одна позиция, которая вносит существенные различия в удовлетворенность молодежи и лиц старшего возраста: удовлетворенность учебниками по истории. Среди молодежи ни один не выразил удовлетворенность ими.

стр. 123


Отвечая на вопрос о личностях, которые в большей степени способствовали прогрессу нашего общества в послереволюционный период, молодые люди назвали Ленина (60,4%), затем Сталина (17%). Лица более старших возрастов в таком же количестве назвали Ленина, а 15% - Сталина. Поэтому нельзя сказать, что молодежь более негативно оценила роль последнего, чем зрелые люди. Но напомним, что пенсионеры в нашей выборке отсутствовали, а под лицами "старшего возраста" мы подразумеваем тех, кто родился до 1952 г. (ко времени обследования им было не менее 35 лет) и воспитывался в эпоху волюнтаризма и застоя.

В ноябре 1987 г. 18,8% опрошенных осудили культ личности (среди лиц более старшего возраста - 10%). В июне 1988 г. различий в оценке Сталина во всех возрастных категориях почти нет, под воздействием средств массовой информации они сдвинулись в сторону осуждения: 54,7% роль Сталина в жизни общества оценили только негативно. 67,9% молодежи считают возможным использовать опыт, накопленный Коммунистической партией и советским народом в период нэпа, индустриализации и коллективизации, среди лиц более старшего возраста - 65,0%. Различия здесь также несущественны.

Интерес представляют ответы на вопрос: "Испытываете ли Вы гордость за историческое прошлое своего народа?" Все молодые люди ответили утвердительно, среди лиц более старших возрастов такие ответы дали 96,2%. Молодежь более активно работает в рамках Общества охраны памятников истории и культуры, в реставрации такого рода памятников. Таким образом, в основном историческое сознание молодежи мало чем отличается от исторического сознания лиц более старшего возраста. Из материалов исследования не вытекает вывода о каком-либо нигилизме в сознании или поведении молодежи. Добавим, что в массе своей в выборке оказались лица с высшим образованием.

Рассматривая вопрос о различиях в степени развитости, содержании исторического сознания, следует отметить, что различия эти наблюдаются в том случае, когда мы выделяем внутри выборочной совокупности профессиональные группы. Среди лиц с гуманитарным образованием 64,5% (среди лиц с историческим образованием - 91%, но их мало в выборке, поэтому мы их не выделяем), а среди лиц с техническим образованием 32% испытывают потребность в историческом знании. Удовлетворены преподаванием исторических дисциплин среди лиц с гуманитарным образованием - 6,5%; с техническим образованием - 18%. Ответы и на другие вопросы свидетельствуют о том, что лица с гуманитарным образованием относятся более критически к различным аспектам преподавания исторических дисциплин в школе и вузе. Это говорит о том, что у них более развито историческое сознание, сформированы более разносторонние потребности в историческом знании, которые пока удовлетворяются слабо.

Интересны ответы на вопрос, достаточно ли исторических знаний для практической деятельности. Среди лиц с гуманитарным образованием 32% считают, что их знаний недостаточно, а среди лиц с техническим образованием такого мнения придерживаются всего 7,5%. Последняя цифра свидетельствует о большой запущенности исторического образования в нашей системе непрерывного образования и о серьезных пробелах в формировании исторического сознания у большого отряда технической интеллигенции. Между тем 97% лиц с техническим образованием испытывают потребность в историческом знании для анализа политических ситуаций (среди лиц с гуманитарным образованием - 100%).

Не меньшее значение имеет и то, как используются исторические знания, насколько они вплетены в практическую деятельность, как сформировано у трудящихся историческое мышление. Сегодня много говорят о необходимости формирования нового политического, экономического мышления, но о проблеме формирования исторического мышления

стр. 124


забывают. Историзм мысли и действия - непременное условие перестройки, обновления нашего общества. Ведь многие проявления субъективизма, волюнтаризма, авантюризма в теории и на практике являются следствием несформированности исторического мышления, слабого владения принципом историзма.

Школьное историческое образование и воспитание не решают в полной мере проблемы формирования исторического мышления. Социологические исследования показывают, что исторический процесс предстает перед учащимися нередко как набор дат, имен, событий. Многие не видят причинно- следственных связей в истории, закономерностей исторического развития. Не лучше обстоит дело и у тех, кто окончил высшие учебные заведения. Исследования показали не только серьезные изъяны в исторических знаниях, но и недостаточную методологическую подготовленность респондентов. Некоторые из них не имеют четких политических убеждений по таким принципиальным вопросам, как роль масс и личности в истории, движущие силы общественного прогресса. 11% опрошенных (от 5 до 16%) в разных городах ответили, что главную роль в истории играют выдающиеся личности, народ идет по пути, указанному ими; 60% написали, что народ - творец истории, все зависит от него; 25% - "порой в определенные моменты истории народ оказывает решающее влияние на направление развития общества".

Историческое мышление проявляется прежде всего в умении анализировать, оперировать историческими фактами, видеть их в контексте исторического процесса, в умении с классовых и общечеловеческих позиций дать оценку тем или иным периодам, конкретным деятелям. В этой связи в анкете была сформулирована группа вопросов, направленная на выявление степени сформированности исторического мышления.

Касаясь оценки 30-х годов в истории советского общества, 7,9% респондентов отметили, что это были годы массового трудового энтузиазма советских людей, выдающихся побед во всех сферах жизни; 4,2% добавили, что это был один из героических периодов в нашей истории, ведь именно в эти годы в стране были построены основы социализма; 43,4% отмечали, что в 30-е годы наряду с выдающимися успехами в строительстве социализма было много и негативных явлений; 47,5% считают эти годы мрачной полосой нашей истории, поскольку наряду с успехами в строительстве социализма проводились массовые репрессии, творилось беззаконие. Остальные не ответили на вопрос.

Еще один вопрос касался оценки коллективизации. Ответы были следующие: 7,5% - коллективизация позволила перевести сельское хозяйство на социалистические рельсы; 8,3% - обеспечить возрастающие потребности городов в продуктах питания, а промышленности - в сырье; 5,3% - создать в деревне новый класс - колхозное крестьянство - и ликвидировать кулачество; 44,2% сказали, что коллективизация была необходимой, но в ее ходе были допущены ошибки; 32,1% считают, что особой необходимости в проведении коллективизации не было, так как Россия была традиционно аграрной страной и ее крестьяне были хлеборобами, веками вывозили продукцию сельского хозяйства за границу. Остальные на вопрос не ответили.

Ответы на вопрос: "Нужны ли исторические знания как инструмент для политического анализа современных ситуаций, явлений?" - распределились следующим образом: 96,8% - "да", 1,8% - "отчасти", 0,1% - "не нужны". Такое единодушие людей, которые как руководители и специалисты принимают решения по социальным проблемам, заставляет серьезно задуматься. Эти ответы отнюдь не говорят о том, что только отсутствие серьезного исторического образования, недооценка обществом исторической науки привели к предкризисной ситуации и серьезным проблемам в национальных и иных отношениях, или о том, что как только люди будут лучше знать историю, так сразу исчезнут многие благо-

стр. 125


глупости. История свидетельствует, что люди в своем поведении, в своих поступках руководствуются не столько знаниями, сколько интересами, но отсюда отнюдь не следует, что историю знать не надо.

Историческое сознание формируется не только в процессе преподавания исторических дисциплин, но и всем укладом жизни, всеми социальными институтами. Один из них - семья. Далеко не в каждой семье уделяют этому большое внимание. Например, в кругу семьи рассказывают о бабушках и дедушках "систематически" - в 21,9% семей; "от случая к случаю" - в 66,4%; не рассказывают - в 5,3% (остальные не ответили на вопрос). О прабабушках и прадедушках систематически рассказывают в 5,7%, а не рассказывают в 41,5% семей. О более далеких предках рассказывают в 1,1%, не рассказывают в 67,2% семей. По мнению опрошенных, это происходит потому, что родители не знают своих родословных дальше дедушек и бабушек. 16,6% опрошенных ответили, что хорошо знают прабабушку и прадедушку, и лишь 3% - более далеких предков. Что же могут они поведать своим детям и внукам?

Между тем в редких семьях отсутствуют разного рода "реликвии". В 82,6% семей имеются альбомы, фотографии, портреты бабушек, дедушек и более далеких предков, в 65,3% семей хранятся ордена, медали, именное оружие, почетные грамоты, благодарности, различные вещи, принадлежавшие предыдущим поколениям; в 29,1% семей - письма с фронта, вырезки из газет и журналов с рассказами о боевых и трудовых подвигах родителей, бабушек, дедушек; в 14,7% семей - различные вещи (буденовки, тельняшки, шапки и т. п.); в 16,2% семей - семейные украшения; в 27,2% - старинные книги, журналы, пластинки, произведения живописи, доставшиеся по наследству; в 18,1% - иконы, предметы религиозного культа; в 9,4% - старинная мебель. Все это могло бы быть предметом для семейного разговора, особенно с детьми, но, к сожалению, слабо используется в семейном воспитании.

Некоторый интерес представляют ответы на вопрос: "О каких нравственных качествах бабушек и дедушек, более далеких предков рассказывают Вам родители, родственники?" 60,2% ответили, что о трудолюбии; 64,2% - о доброте, человечности, честности, порядочности; 18,5% - о непримиримости ко лжи, фальши; 13,2% - о мужестве, героизме, патриотизме. Как видно, в рассказах преобладают нравственные оценки. Хотелось бы обратить внимание на всего лишь 9,8% ответов такого содержания: "об их умении экономить деньги, рачительно вести домашнее хозяйство". Это говорит о слабо развитом умении рационально хозяйствовать, считать доходы и расходы. Нельзя не провести некоторую линию, соединяющую домашнюю экономику с экономикой страны.

Итак, обследованная группа населения недостаточно знакома с историей своей семьи. Приблизительно так же знают опрошенные историю своего города: хорошо - только 21,9%, лишь отдельные факты - 60,8%, остальные не знают истории той местности, где проживают. Видимо, это говорит о недооценке в наши дни патриотического воспитания с использованием краеведческих материалов. К этому надо добавить, что посещают краеведческие музеи систематически всего лишь 12,5%, 42,6% - были там 1 - 2 раза, почти половина не бывала совсем. При этом около 10% указали на отсутствие таких музеев.

Опрошенные высоко оценили роль литературы и искусства в процессе формирования исторического сознания народа. Однако серьезные пробелы в историческом сознании говорят о том, что одним литературе и искусству эти проблемы решить не по силам. 63,8% опрошенных удовлетворены серией книг "Жизнь замечательных людей"; 57,4% привлекают воспоминания очевидцев и участников событий; 59,6% нравится читать исторические романы и повести; 41,9% хотели бы ознакомиться с публикациями архивных документов; 36,6% интересуют кинофильмы на исто-

стр. 126


рические темы. К сожалению, монографии, брошюры и статьи ученых читают только 20% опрошенных; лишь 9,8% проявляют интерес к археологическим данным.

Опрошенные весьма критически оценили работу библиотек по пропаганде исторической литературы. Только 13,2% удовлетворены фондами исторической литературы в библиотеках, они не удовлетворяют огромного спроса, возросших потребностей в исторических знаниях. На вопрос: "Кто из авторов исторических романов привлекает внимание?" - 63,4% опрошенных назвали А. К. Толстого, 54,7% - В. Пикуля, 36,2% - А. Рыбакова, 34,3% - М. Шатрова, 16,2% - Г. Сенкевича, 14% - О. Форш. Из других писателей чаще упоминались Л. Н. Толстой, Н. М. Карамзин, И. И. Лажечников, Л. Фейхтвангер.

Большой популярностью пользуются в наши дни журналы и газеты. 55,5% опрошенных рассматривают в качестве источника исторических знаний журнал "Огонек", 44,2% - "Литературную газету", 39,6% - "Московские новости", 20,8% - "Правду", 16,9% - "Известия", 17,4% - "Комсомольскую правду", 14,3% - "Советскую культуру", 12,8% - "Советскую Россию". А вот научные журналы читали среди опрошенных буквально единицы: "Вопросы истории" - 6%, "История СССР" - 3%.

Трудно переоценить роль средств массовой информации в формировании исторического сознания широких слоев населения. Результаты исследования показывают, что причинами некоторого позитивного сдвига в массовом историческом сознании в последнее время являются публикации в газетах и журналах, передачи радио и телевидения. Нам представляется, однако, что публицистические материалы способны изменить общественное мнение, его оценки, симпатии и антипатии, но не могут служить источником серьезных исторических знаний. Между тем историки пишут мало, пишут традиционно и пока еще не могут успешно конкурировать с газетами и общественно- политическими журналами, художественной литературой. А надо бы, если мы собираемся формировать научное историческое сознание населения.

Важнейшим направлением в этой сфере является воспитание у трудящихся языковой культуры, бережного отношения к языку, ведь он служит средством передачи из поколения в поколение социального опыта, культурных норм и традиций. Через язык реализуется преемственность поколений и исторических эпох. Язык - универсальное хранилище национального самосознания народа, концентрирующее его мудрость, характер. Обеднение словарного запаса, засорение его вульгаризмами, злоупотребление иностранными терминами ведут к серьезным изъянам в мыслительной деятельности, к обеднению исторического сознания народа, его памяти.

Результаты исследования показали, что лишь 16,2% опрошенных используют часто пословицы и поговорки. Абсолютное большинство высказались в поддержку выступлений фольклорных ансамблей, однако 20% опрошенных считают эти выступления (так же как и народные гулянья) безнадежно устаревшими. 73,6% сказали, что с удовольствием слушают старинные народные песни, но только 37% поют их в кругу друзей, дома; 89,8% любят народные сказки; 89,4% интересуются народной медициной.

Одним из направлений формирования исторического сознания масс является воспитание у них правильного отношения к традициям, обычаям, обрядам. Являясь сгустком социального опыта, они порой независимо от идеологии, политики, эпохи передаются из поколения в поколение, потому что вплетены в ткань реальной материальной жизни, посредством их осуществляется во многом связь времен и поколений. В проведенном исследовании была предпринята попытка выявить отношение респондентов к некоторым традициям, обычаям, обрядам, доставшимся от прежних поколений: 92,8% считают, что надо сохранить традицию украшения

стр. 127


елки, 53,6 % - застолье по поводу юбилеев, 69,1% - поминальные обряды, 43,4% - венчание, 38,1% - крещение, 23,4% - соблюдение поста, 1,5% - калым.

Причина тяготения к старинным обрядам и обычаям, к которым у нас все время формировали негативное отношение, думается, лежит в том, что новые обряды сведены к формальным актам, лишены эмоциональности. Об этом свидетельствуют следующие ответы: только 9,1% опрошенных находят интересным и содержательным обряд бракосочетания, 7,5% - проведение дня совершеннолетия, 6% - торжественную регистрацию новорожденного, 3% - посвящение в студенты, в рабочие, в колхозники. Эти данные не нуждаются в пояснениях.

Итак, историческое сознание опрошенных нами лиц представляет собой причудливое переплетение научных знаний, наивных представлений, оценок, порожденных публикациями, появившимися в последние год-два в массовой печати, традиций, доставшихся в наследство от предыдущих поколений, с которыми, как казалось, общество рассталось навсегда. Историческому сознанию не хватает научной глубины, понимания причин и критериев исторического процесса, умения использовать исторические знания для анализа актуальных политических ситуаций.

Правда, давно уже известно, что людьми движут не только и не столько знания, сколько потребности, интересы, страсти. Но бесспорно и то, что историческое знание помогает примирять противоречивые интересы, находить приемлемые решения в противоречивых ситуациях, прогнозировать исторический процесс и принимать решения со знанием дела, т. е. действовать свободно. Поэтому без преувеличения можно сказать, что исторические знания, историческое сознание, адекватно отражающие исторический процесс, являются залогом свободы, без чего невозможна демократия. При этом свободу мы понимаем не как свободу от общества, а как познанную необходимость. А это значит, что формирование исторического сознания - дело первостепенной важности. Но для этого целесообразно освободить историческую науку и историческое образование от наслоений периода культа личности и периода застоя. Это касается не узкого круга профессиональных историков, но самосознания всего народа как нынешних, так и последующих поколений.

Еще один вывод заключается в том, что некоторые элементы исторического сознания весьма подвижны. Если в ноябре 1987 г. 92,8% опрошенных ответили, что они испытывают гордость за прошлое своего народа, то в июне 1988 г. под влиянием средств массовой информации, опубликовавших за это время множество материалов на исторические темы, число испытывающих гордость за свою историю убавилось до 63%, почти в 1,5 раза. И подобные изменения в наши дни происходят буквально ежедневно. А это значит, что эти процессы целесообразно обследовать как можно чаще, проводить систематические опросы общественного мнения об отношении различных групп населения к событиям, явлениям, фактам, и не только отдаленного прошлого, но и текущего момента.

Недооценка общественного мнения чревата серьезными последствиями. Пресса свидетельствует о том, что если формированием исторического сознания не занимаются марксистско-ленинские учреждения и организации, то вакуум заполняют разного рода самодеятельные (неформальные) объединения, ставшие неотъемлемой частью нашей жизни. Но они также нуждаются в фактах, оценках, критериях общественного прогресса, а следовательно, в помощи со стороны исторической науки. С некоторыми из них не мешает и поспорить. Таким образом, история и историческое сознание самой жизнью выдвинуты на передний план перестройки и демократизации общественной жизни в нашей стране.

Изучение общественного мнения в сфере исторического сознания связано со сбором, обработкой и анализом массовой информации, а значит, с применением современных компьютеров. Сегодня приходится констати-

стр. 128


ровать, что в организации социологических, социально-исторических исследований и компьютеризации мы серьезно отстаем от западных ученых. Судя по литературе, в 20-е годы наши социологи работали на уровне мировых стандартов, а кое в чем и превосходили своих зарубежных коллег. Многие труды отечественных социологов-марксистов вошли в золотой фонд мировой социологической науки. Но в 30-е годы социология была объявлена буржуазной лженаукой, оказалась вне закона, и само слово "социология" было изъято из научного обихода. Постепенно ушли в "небытие" и социологи-профессионалы.

Общественное мнение народа рассматривалось как сплошная цепь заблуждений, ни о каком изучении его не могло быть и речи. Это вполне соответствовало командно-административным методам управления социальными процессами, ибо социология утверждает принципы, несовместимые с единоличной властью. Общественное мнение можно и целесообразно изучать только в том случае, когда при принятии решений народ рассматривается как субъект истории. В результате командно- административных методов, сложившихся и в сфере науки, господства "вала" (оценки результатов исследований по количеству опубликованных трудов), попытки применять ЭВМ в социологии и исторической науке либо пресекались, либо замалчивались.

Между тем первые опыты отечественных и большая практика зарубежных ученых показали, что эти методы позволяют исследователям получить выводы, которых обычными методами либо достичь невозможно, либо на их получение уходит слишком много времени, либо конечные результаты бывают менее точными. (Речь идет о прогнозировании исторического процесса, об обработке и анализе массовых источников, о поиске причинно-следственных связей в условиях многофакторности исторических связей и др.) Отставание в этой области необходимо ликвидировать в максимально сжатые сроки, не допуская, разумеется, вульгаризации и упрощения проблем и средств их решения.


Комментируем публикацию: ИСТОРИЧЕСКОЕ СОЗНАНИЕ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ


© Г. Т. ЖУРАВЛЕВ, В. И. МЕРКУШИН, Ю. К. ФОМИЧЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СОЦИОЛОГИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.