О ФОРМИРОВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ МОЛОДЕЖИ

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О ФОРМИРОВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ МОЛОДЕЖИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

11 за 24 часа
Публикатор: • Источник:

На фото: О ФОРМИРОВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ МОЛОДЕЖИ, автор: admin

На фото: О ФОРМИРОВАНИИ ПОЛИТИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ МОЛОДЕЖИ. Загружено: admin / Library.by



Политическое сознание является важнейшей составной частью, особой формой общественного сознания. Его связь с изменениями в материальных условиях жизни людей, в том числе в процессе формирования политических воззрений молодого поколения, может быть понята только с более общих философских позиций. Диалектика взаимосвязи общественного сознания и общественного бытия, взятых в их развитии, была предметом углубленного рассмотрения Ф. Энгельсом с конца 70-х гг. XIX века. Именно тогда получила широкое распространение упрощенная трактовка марксизма, как учения, якобы редуцирующего развитие всех явлений, сторон общественной жизни, в том числе таких наиболее отдаленных от материальной основы форм общественного сознания, как философия и религия, к развитию экономических процессов. Данная в этот период Энгельсом трактовка указанной связи нисколько не устарела, напротив, она получила полное подтверждение и во многом может быть конкретизирована при изучении опыта истории XX века. Нас здесь более всего будет интересовать, по понятным причинам, перелом в политическом сознании общества, различных его групп, происшедший в течение последнего десятилетия отечественной истории, в период ельцинских "реформ", которые привели к разрушению производственного и интеллектуального потенциала России, реставрации капиталистических отношений в их "дикой" форме, свойственной периоду первоначального накопления капитала.

Происходившее в эти годы массовое отречение воспитанных в марксистской традиции ученых-обществоведов от теоретических установок, усердно пропагандировавшихся и защищавшихся ими в недавнем прошлом, но "неожиданно" прозревших вместе с крутым изменением социально- политического строя, представляет собою весьма прискорбное зрелище; к анализу форм и причин этого явления мы неоднократно обращались и отсылаем к этим трудам читателя (1). Здесь в связи с обсуждаемой темой необходимо обратить внимание читателя на одну весьма общую черту этого теоретического "сальто-мортале". Отказ от основ исторического материализма прикрывается, как правило, повторением столетней давности несостоятельных обвинений марксизма в "экономизме", "редукционизме", "одномерном подходе" и т. д.

Сущность разъяснений, данных по этому поводу Ф. Энгельсом, такова. Развитие общественного сознания подвержено влиянию двух основных неравнозначных факторов: воздействия изменений в общественном бытии, в первую очередь в экономическом положении масс и отдельных классов, социальных групп, поскольку сознание так или иначе отображает их бытие, с одной стороны, и давления предшествующего, накопленного в идеологии и общественной психологии духовной, складывающейся по-своему в каждой области общественного сознания, традиции. Вот как эта закономерность была им выражена при анализе причин возникновения научного социализма: "Как всякая новая теория, социализм должен был исходить прежде всего из накопленного до него идейного материала, хотя его корни лежали глубоко в (материальных) экономических фактах" (2). Обусловленная наличием переходящей от одного поколения к другому традиции относительная самостоятельность в развитии идеологии определяет характер взаимодействия материальных, экономических и духовных факторов * .

В общей форме рассматриваемое взаимодействие было охарактеризовано Энгельсом следующим образом: "Политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д. развитие основано на экономическом развитии. Но все они также оказывают влияние друг на друга и на экономическую основу. Дело обстоит совсем не так, что экономическое положение является единственной активной причиной, а все остальное является лишь пассивным следствием. Нет, тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете прокладывающей себе путь" (3).

Применительно к изменениям в политическом сознании масс в последние годы в России его зависимость от изменений в экономике и обратное их воздействие на расстановку политических сил в стране, на практическую политику государства, в т. ч. на меры, предпринимаемые властями в социально-экономической сфере, требуют учета взаимодействия экономического базиса с двумя "ярусами", "этажами" надстройки. На протяжении всего периода "реформ", начиная с гайдаровской либерализации цен и ликвидации сбережений населения в Сбербанке 1 января 1992 г., происходило падение жизненного уровня лиц наемного труда и пенсионеров; после августовского "дефолта" 1998 г., обусловившего четырехкратное обесценение рубля, оно дополнительно скачком ухудшилось. Это породило массовое недовольство подавляющего большинства населения властями. И без того низкий уровень доверия к президенту Ельцину в 1999 г. упал до 2-3 %, инициированный левы-


--------------------------------------------------------------------------------
* Исследование осуществлялось при поддержке РГНФ (грант N 99-03-19856а).

--------------------------------------------------------------------------------
ми партиями импичмент не "дотянул" в Государственной думе совсем немного до требуемых по Конституции двух третей (300) голосов. Окружение президента, т. е. по сути правящая олигархия, вынуждено было срочно подыскивать преемника; "семья" поначалу попробовала Степашина и лишь потом остановилась на кандидатуре В. В. Путина. Во исполнение намеченного замысла Путин был назначен премьером и публично объявлен Ельциным "наследником престола".

Пребывание В. В. Путина в должности главы правительства, особенно его резкие заявления после взрывов домов в Москве и нападения чеченских бандформирований на Дагестан о необходимости "мочить террористов в сортире" позволило с помощью послушных СМИ быстро "раскрутить" его имидж решительного политика, и поэтому Ельцин смог в канун 2000 г. досрочно объявить о своей отставке. Данный маневр был проведен с расчетом, что оставленный и. о. президента Путин за три месяца (январь - март 2000 г.) сумеет сохранить нужную степень доверия общества, которому импонировал стиль нового главы государства на фоне бездеятельности и неожиданных "загогулин" в поведении его предшественника, и выиграть в столь невыгодных для его соперников условиях досрочные выборы. Получив мандат президента, опираясь на действие благоприятных временных экономических факторов, таких, как обесценение рубля и рост цен на нефть на мировом рынке, Путин смог принять ряд мер по некоторому смягчению бедственного положения трудящихся: несколько повысить оклады так называемым бюджетникам, выплатить им задолженность по зарплате, поднять нижнюю планку пенсионного обеспечения и т. д., т. е. в известной мере "погасить" недовольство ряда категорий населения властями; рейтинг президента на протяжении последнего года при известных колебаниях не опускался ниже 50 %. Но главным фактором были и остаются возлагаемые на Путина надежды, поскольку материальное положение масс продолжает оставаться очень тяжелым. Частичное удовлетворение этих надежд стало возможным в 2000 г. благодаря действию указанных временных факторов: высоким доходам от экспорта топлива, возросшей конкурентоспособности промышленности вследствие девальвации рубля и ростом производства в ней на 10 %. Но и при этом в августе 2000 г. средняя реальная зарплата составляла всего 81,5 % к уровню августа 1997 г., т. е. весьма низкий уровень жизни лиц наемного труда, существовавший до "дефолта", до сих пор еще не восстановлен; это относится и к пенсионному обеспечению (4).

Таким образом, экономический фактор оказал воздействие на политическое сознание, сдвиги в нем заставили при сохранении власти в руках того же класса - бизнес- бюрократии, иначе говоря сливающихся, хотя еще не полностью слившихся высшей бюрократии и новой буржуазии, сменить действующих лиц на вершине властной пирамиды и несколько "подправить" (без коренного изменения) курс социально-экономической политики. Удачно проведенная замена высшего руководства государства при наличии временных благоприятных сдвигов в экономике сказалась позитивно на положении таких многочисленных слоев общества, как лица наемного труда и пенсионеры. Описанный выше характер взаимодействия политического сознания (в единстве идеологической и психологической его составляющих, практической политики государства и отношении распределения, как непосредственно "осязаемого" людьми элемента системы экономических отношений) является весьма типичным для функционирования современного буржуазного общества, а российское общество становится таковым.

Развитие политического сознания и его взаимодействие с общественным бытием отличается рядом важнейших особенностей. Отметим следующие, важные для понимания процесса его формирования у молодежи: оно очень тесно связано с материальными условиями жизни, подвижно, непосредственно откликается на изменение последних; в нем чрезвычайно велика составляющая, которую принято называть общественными настроениями, т. е. психологическая сторона; оно в современных условиях наиболее подвержено воздействию применяемых власть имущими средств обработки общественного мнения, в первую очередь получивших преобладающее значение электронных СМИ.

Эти предварительные замечания представляются необходимыми для понимания процесса формирования политического сознания молодежи, не имеющей пока что собственного "пережитого" политического опыта (лишь частично восполняемого влиянием опыта семьи), не включенной еще в процесс производства, добывания средств существования собственным трудом. Именно таков в абсолютном большинстве слой молодежи, о котором будет идти далее речь, а именно выпускники городской средней школы. Формирование политического сознания этого (по возрасту еще не полностью вышедшего из "тинэйджеровского", "подросткового" состояния) слоя молодежи во многом определяется еще двумя специфическими факторами: уровнем и направленностью преподавания совокупности гуманитарных (общественных) наук по утвержденным (или по крайней мере допущенным к использованию в школах) Министерством образования учебникам и учебным пособиям и влиянием на 16-17-летних подростков молодежной "субкультуры", складывающейся под мощным воздействием рекламируемых телевидением образцов современной музыки (поп, рок и т. д.) и танца - на дискотеках и вечеринках, молодежной моды, а также все более широкого распространения курения, потребления алкоголя, а в последнее время и наркосодержащих веществ - от "травки" до героина и "химии". Складывание определенных стереотипов поведения и молодежного жаргона (сленга) неотделимо от вполне определенной идеологической "начинки" песен, анекдотов, поговорок, норм взаимного общения. Оно происходит под определяющим воздействием тех же электронных СМИ, прежде всего телевидения, которые целенаправленно насаждают преимущественно американские образцы поведения. Эти средства зомбирования сознания воздействуют в наибольшей мере на молодежь, за ними стоят вполне определенные мощные внутренние и внешние силы. Как известно, основные каналы центрального телевидения целиком или час-

тично находятся под контролем находящихся ныне за рубежом медиамагнатов (Гусинский, Березовский) и той части столичной интеллигенции, которая основательно ими прикормлена и усердно отрабатывает свои высокие гонорары, последовательно проводя линию преклонения перед западной "масскультурой", очернения советского периода в истории нашей страны и левой оппозиции режиму. Если распространение молодежной "масскультуры" и преподавание гуманитарных дисциплин способствуют нивелировке политических воззрений старшеклассников, то различие в социальном статусе и материальном положении семей, напротив, способствует разрастанию дифференциации в оценках текущих политических событии, а также истории страны, особенно тех, что произошли в течение последнего столетия.

Все указанные выше обстоятельства были по возможности учтены нами при проведении исследования в выпускных классах основной и средней школы в крупных городах Российской Федерации на протяжении ряда лет. Здесь мы вынуждены ограничиться кратким изложением его результатов, во-первых, только по выпускникам средней школы; во-вторых, сведениями, полученными в ходе опроса весной 2000 г.; в-третьих, только вопросом об их гражданской позиции. В указанном исследовании, естественно, был охвачен более широкий круг вопросов, включая нравственные установки и профессиональные ориентации выпускников. В 2000 году опрос проводился в десяти крупных центрах Российской Федерации, притом расположенных почти во всех основных зонах страны: Москва (Центр), Нижний Новгород (Поволжье), Екатеринбург, Пермь, Оренбург (Урал), Ставрополь, Краснодар (Юг), Омск, Барнаул (Сибирь), Комсомольск-на-Амуре (Дальний Восток). Широкая "география" и достаточно представительное число опрашиваемых (оно колебалось в пределах 1800- 2000 чел. по 9-м и 11-м классам вместе) дают основания утверждать, что приводимые ниже в таблицах средние по десяти городам цифры дают весьма полное представление о состоянии политического сознания 17-летних юношей и девушек, получающих полное среднее образование и в большинстве предполагающих продолжить обучение в высшей школе, т. е. будущей интеллигенции. Инструментарий разрабатывался и совершенствовался ежегодно исследовательской группой, тираж распечатывался в Москве и рассылался на места. Опрос проводился весной (март, апрель, иногда начало мая), в нем главная роль принадлежала педагогам школ, получавшим анкету и инструктаж, а также работникам региональных центров профориентации. В исследовании приняли участие на общественных началах работники местных органов народного образования и вузов (доц. Т. А. Панкова в Оренбурге, проф. Р. Г. Лифшиц в Комсомольске-на- Амуре). Опрос проводился в 9-х и 11-х классах, в каждом городе в трех школах: двух обычных муниципальных (в центре и на рабочей окраине) и в одной школе "элитного" типа (гимназия, лицеи). В анкету в качестве специального блока были включены вопросы о социальном статусе родителей и материальном положении семьи.

Все это позволило провести кросс-анализ по таким аспектам: региональному, т. е. зависимости установок учащихся от города (региона); типа учебного заведения (обычная и элитная школа); от социального статуса и материального положения семьи. В целях выяснения связи гражданских установок учащихся с типом школы и социальным положением родителей (или лиц, их заменяющих) сверх общей программы в 2000 г. нами был дополнительно проведен опрос в выпускных (9-х и 11-х) классах негосударственных (частных) школ в Москве. В данном случае пришлось столкнуться с трудностями вследствие нежелания администрации большинства частных школ способствовать проведению опроса учащихся из соображений "коммерческой тайны". Поэтому численность опрошенных в частных школах невелика, примерно по сто человек в 9-х и 11-х классах. Для сопоставления результатов нами дополнительно был проведен опрос по той же программе в трех муниципальных школах Восточного округа Москвы с той же численностью выпускников, что и в семи частных школах, где состав групп меньше. Исследование проводилось на базе Всероссийского научно-практического центра профориентации и психологической поддержки населения Минтруда РФ. Автор пользуется случаем выразить благодарность руководству ВНПЦ профориентации и работникам региональных центров, которые принимали в опросах учащихся непосредственное участие. Особо следует отметить постоянное сотрудничество с И. Д. Лясковской, В. А. Проходой, О. П. Новожениной в процессе получения и обработки полученных материалов.

Охватить полностью все стороны и проявления политического сознания - задача практически невыполнимая в эмпирическом исследовании. Мы избрали следующий путь - ограничились постановкой трех вопросов, в которых учащимся предлагалось дать градуированную оценку трех важнейших событий в истории нашей страны в XX веке: Октябрьской революции 1917 года, а тем самым установившегося в результате ее победы советского строя; победы СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.; десятилетия "реформ", проходивших в 90-е гг. В понимании сущности и роли этих событий, оценке их роли в истории страны и современном ее состоянии, на наш взгляд, весьма полно выражаются политические взгляды входящих в жизнь после школы молодых людей. Сопоставление ответов с социальным статусом глав семьи, т. е. социальным происхождением учащихся, позволяет судить о том, как существующая в обществе социальная дифференциация сказывается на различиях внутри контингента учащихся по направленности политического сознания. Мы приводим в прилагаемых ниже таблицах данные по социальному статусу родителей в среднем по указанным десяти городам; приводить аналогичные данные по составу родителей учащихся московских частных школ, где годичная оплата составляет от 500 до 5-6 тысяч долларов, нет необходимости. В целях сравнения приводятся также результаты опроса учащихся трех "обычных" муниципальных московских школ (см. таблицу N 1).

Таблица 1

Распределение ответов на вопрос: Как вы оцениваете Октябрьскую революцию 1917 года?




Скорее положительно
В равной мере положительно и отрицательно
Скорее отрицательно
Затруднились ответить

Всего по массиву учащихся 11-х классов государственных школ РФ, N 849
13,7
37,5
27,8
21,0

Самооценка материального положения семьи

Живем в полном достатке
18,4
34,2
25,9
21,6

Живем вполне сносно
11,8
37,0
29,8
21,4

Живем от зарплаты до зарплаты
15,0
42,5
21,0
21,6

Не можем свести концы с концами
3,8
38,5
34,6
23,1

Живем в нищете
20,0
40,0
20,0
20,0

Затруднились ответить
14,3
35,7
38,1
11,9

Социальное положение кормильца

Руководитель государственного предприятия, учреждения
19,6
33,3
21.6
25,5

Руководитель коммерческой фирмы, банка, предприниматель
9,7
29,2
34,7
26,4

Мелкий предприниматель, коммерсант, индивид. трудов. деят.
15,6
35,9
26,6
21,9

Специалист с высшим образованием
16,3
35,4
33,5
14,4

Специалист со средним образованием
14,7
38,8
25,6
21,0

Служащий (без специального образования)
12,0
28,0
32,0
28,0

Военнослужащий, работник милиции
7,1
42,9
26,8
23,2

Рабочий
13,3
46,7
15,2
24,8

Пенсионер
12,5
37,5
33,3
16,7

Домохозяйка
-
37,5
25,0
37,5

Безработный
9,1
45,5
22,7
22,7

Затруднились ответить
-
37,5
33,3
29,2

учащиеся 11-х классов московских госуд. школ, N 92
13,0
38,0
27,2
21,7

учащиеся 11-х классов московских частных школ, N 104
1,9
35,6
50,0
12,5


Обращает на себя внимание прежде всего степень воздействия массированной пропаганды и изданных в последние годы учебников, призванных произвести "обновление гуманитарного образования" в школе. "Промывка мозгов" велась и ведется целенаправленно. Достаточно вспомнить шум либеральной прессы и основных телевизионных каналов по поводу перезахоронения останков семьи последнего представителя династии Романовых. Николай II представлен как мученик и святой, в то время как его не случайно после расстрела мирной демонстрации рабочих на Дворцовой площади 9 января 1905 года прозвали "кровавым". Эта репутация была подтверждена затем "столыпинскими галстуками", т. е. массовыми репрессиями, ленским расстрелом и т. д. Фильм С. Говорухина "Россия, которую мы потеряли" призван был внушить ложные представления о царской России, в которой 80 % населения было безграмотным, крестьяне периодически голодали и т. д. В популяризируемых телепередачах Э. Радзинского о событиях российской истории всемерно облагораживается жизнь царей и правящих классов. Шумная кампания лидеров правых партий - Немцова, Хакамады, Явлинского и других с требованием перезахоронения тела Ленина сопровождается проклятиями в адрес вождя Октябрьской революции и советского строя. Все это транслируется по "телику" и отравляет сознание молодежи. В этом же направлении "работают" учебники по отечественной и всемирной истории, рекомендованные для использования в школе Министерством образования.

В результате действия этих факторов оценку "скорее положительно" историческому событию, повернувшему всю мировую историю по новому руслу, в нашу страну превратившему в одну из двух сверхдержав (пока не распался Советский Союз), дало всего 13,7 % опрошенных, а оценивших ее роль "в равной мере положительно и отрицательно" 37,5 %. Весьма характерно, что затруднились с ответом, что свидетельствует о путанице в голове, 21 %, а "скорее отрицательно" отозвались об этом историческом событии 27,3 %.

Выше уже отмечалось, что нивелирующему воздействию отмеченных выше факторов противостоят господствующие в семьях и усвоенные подростками воззрения, обусловленные различиями в их социальном статусе и материальном по-

ложении. Заметим, что средние данные по 10 городам и по московским муниципальным школам практически не отличаются. Ясно выраженная позитивная оценка революции 1917 года, при сравнительно небольших колебаниях оценок, преобладает у живущих "в нищете" и у подростков из семей руководителей госпредприятий и учреждений. Наиболее наглядно различие проявляется среди лиц, выросших в семьях предпринимателей, - 34,7 % в муниципальных школах и в особенности среди учеников московских частных школ, семьи которых очень высоко обеспечены. Всего два ученика частных школ (1,9 %) дали в целом позитивную оценку этого исторического события, в то время как "скорее отрицательную" половина общего числа.

Наименьшие различия выявились при оценке Победы в Отечественной войне (см. табл. N 2).

Таблица 2

Распределение ответов на вопрос: Как вы оцениваете Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.?


Скорее положительно
В равной мере положительно и отрицательно
Скорее отрицательно
Затруднились ответить

Всего по массиву учащихся 11-х классов государственных школ РФ, N 849
85,4
9,2
2,1
3,3

Самооценка материального положения семьи

Живем в полном достатке
80,4
13,9
1,3
4,4

Живем вполне сносно
87,0
9,1
1,8
2,1

Живем от зарплаты до зарплаты
86,8
7,2
1,8
4,2

Не можем свести концы с концами
80,8
7,7
11,5
0

Живем в нищете
80,0
-
10,0
10,0

Затруднились ответить
88,1
2,4
-
9,5

Социальное положение кормильца

Руководитель государственного предприятия, учреждения
78,4
13,7
3,9
4,0

Руководитель коммерческой фирмы, банка, предприниматель
79,2
13,9
1,4
5,6

Мелкий предприниматель, коммерсант, индивид, трудов, деятельность
71,9
18,8
3,1
6,3

Специалист с высшим образованием
87,9
8,9
0,8
2,3

Специалист со средним образованием
91,5
5,4
1,6
1,6

Служащий (без специального образования)
92,0
4,0
4,0

Военнослужащий, работник милиции
80,4
10,7
7,1
1,8

Рабочий
87,6
5,7
1,9
4,8

Пенсионер
87,5
4,2
4,2
4,2

Домохозяйка
87,5
12,5

Безработный
90,9
-
4,5
4,5

Затрудн. ответить
87,5
4,2
4,2
4,2

учащиеся 11-х классов московских госуд. школ, N 92
89,1
7,6
1,1
2,2

учащиеся 11-х классов московских частных школ, N 104
78,8
11,5
3,8
5,8


Позитивная оценка победы в Отечественной войне явственно преобладает среди учащихся муниципальных школ, и только в частных школах один из десяти сомневается в этом и еще один из десяти оценивает позитивно и негативно одновременно. Из этого не следует, что пропагандистские усилия телевидения и "либеральной" печати не были сосредоточены на всяческом охаивании Отечественной войны. Вопрос о ее возникновении был основательно запутан публикацией тиражом в сотни тысяч экземпляров книги предателя Суворова (Резуна) "Ледокол" и последующих его писаний, в которых с помощью передергивания фактов автор стремился доказать, что зачинщиком войны является не гитлеровская Германия, а Советский Союз, что Сталин собирался напасть первым, но не успел, мол, опередить Гитлера. Эта лживая версия была распропагандирована НТВ в специальном фильме Е. Киселева и в десятках периодических изданий. Победу в войне стремились изобразить с помощью сопоставления потерь так, что, мол, "немцев завалили трупами". При этом игнорируется тот факт, что против СССР воевали под водительством немцев итальянская, венгерская, румынская, финская армии, испанская "голубая дивизия", а также добровольческие соединения и части СС, составленные из фламандцев, французов, прибалтов и т. д. Если первый период войны вследствие внезапности нападения и неотмобилизованности Советской армии, а также плохо подготовленные наступательные операции весны 1942 г. принесли нам колоссальные потери, в том числе пленными, то в последующем, особенно после Сталинграда, потери вражеских сил были больше наших; кстати сказать, среди военнопленных более трети составляли солдаты и офицеры союзни-

ков Германии и указанных выше дивизий СС. Отвратительны по своей антипатриотической направленности прославленные либеральной прессой повесть "Генерал" Г. Владимова о предателе Власове и сатира на советского солдата- победителя, написанная В. Войновичем и экранизированная на Западе, изображающая советского воина в лице солдата Чонкина тупым и невежественным существом. Начатое еще Хрущевым принижение роли Сталина, как руководителя страны в годы войны и Верховного Главнокомандующего, было дополнено усиленным поношением полководческого искусства маршала Жукова. Но эти пропагандистские усилия оказали в целом незначительное влияние на сознание молодого поколения. Противоядием служило господствующее в обществе, в семьях, среди старших поколений гордость Победой и подвигов ее участников. Определенную роль также сыграли принятые в последние годы правительством меры по возвеличиванию Победы (памятники в Москве, Прохоровне и др.), парады ветеранов на Красной площади, начатый (сравнительно редко на фоне западной продукции) показ по телевидению правдивых фильмов о войне.

Наибольший разнобой в ответах вследствие различий в социальном климате семей, а также школьных коллективов обнаруживается в оценке реформ, проводившихся Гайдаром и последующими, сменявшими друг друга по воле Ельцина правительствами. Поскольку опрос проводился весной 2000 г., незначительные изменения в ход реформ, внесенные командой Путина, фактически не оказали влияния на ответы опрашиваемых (см. табл. 3).

Таблица 3

Распределение ответов на вопрос: Как вы оцениваете реформы 1991-1999 гг.?


Скорее положительно
В равной мере положительно и отрицательно
Скорее отрицательно
Затруднились ответить

Всего по массиву учащихся 11-х классов государственных школ РФ, N 849
13,0
39,0
31,2
16,9

Самооценка материального положения семьи

Живем в полном достатке
17,1
36,7
25,3
20,9

Живем вполне сносно
13,6
39,8
30,0
16,6

Живем от зарплаты до зарплаты
8,4
37,7
40,7
13,2

Не можем свести концы с концами
15,4
38,5
42,3
3,8

Живем в нищете
-
50,0
20,0
30,0

Затруднились ответить
9,5
42,9
21,4
26,2

Социальное положение кормильца

Руководитель государственного предприятия, учреждения
11,8
39,2
35,3
13,8

Руководитель коммерческой фирмы, банка, предприниматель
20,8
38,9
23,6
16,7

Мелкий предприниматель, коммерсант, индивид, трудов, деятельность
15,6
29,7
34,4
20,4

Специалист с высшим образованием
18,3
40,9
25,3
15,6

Специалист со средним образованием
6,2
38,8
38,0
17,0

Служащий (без специального образования)
24,0
32,0
32,0
12,0

Военнослужащий, работник милиции
8,9
44,6
28,6
17,9

Рабочий
3,8
40,0
33,3
22,9

Пенсионер
4,2
37,5
45,8
12,5

Домохозяйка
12,5
50,0
-
37,5

Безработный
18,2
27,3
54,5
-

Затрудняюсь ответить
8,3
50,0
29,2
12,5

учащиеся 11-х классов московских госуд. школ, N 92
17,4
41,3
27,2
14,1

учащиеся 11-х классов московских частных школ, N 104
24,0
32,7
24,0
19,2


В оценках роли реформ 90-х гг. расхождения обнаруживаются по ряду основных пунктов. Во-первых, по территориальному признаку: в столице доля ответов "скорее положительно" в муниципальных школах на 4,4 % выше, чем в целом по РФ (в сводных данных Москва тоже учтена). Это неудивительно, так как уровень денежных доходов на душу населения в Москве (даже с учетом более высоких цен) в четыре раза выше среднего по России, доля высокообеспеченных слоев населения также выше, а именно они широко представлены в родительском контингенте опрашиваемых выпускников средней школы.

Во-вторых, именно в оценке роли неудавшихся реформ в жизни страны материальное положение семей играет первостепенную роль. Отрицательная оценка возрастает при сравнении уровня жизни семей - от 25,3 % среди "живущих в полном достатке", до 42,3 % среди тех, кто "не может свести концы с концами". Выпадает из этого ряда

последняя графа - оценивающих свое положение как "нищету". Мы склонны объяснить этот казус тем, что малое количество учащихся причислило свои семьи к нищим, а также, вполне вероятно, случаями нарочитого употребления этой самооценки. В трех московских муниципальных школах оценка реформ "скорее отрицательно" оказалась несколько ниже средней по РФ. Но если взять сумму отрицательной и "смешанной" (+ и -) оценок, то она равна примерно 70 % по общему массиву и по указанным выше московским муниципальным школам. На этом фоне, безусловно, выделяется контингент учащихся частных столичных школ, в высоком материальном достатке семей которых нет оснований сомневаться: позитивная оценка реформ среди них встречается почти в два раза чаще, чем в среднем по крупным городам (24 % против 13 %), а отрицательная оценка на самом низком уровне - 24 %. Последнее требует известных пояснений. Помимо критики реформ в СМИ, которая ведется не только слева, но и справа, следует учитывать, что после "дефолта" положение известной части "среднего класса" к началу 2000 г. еще не полностью восстановилось.

В-третьих, весьма существенным представляется также "разрез" родительского контингента по социальному статусу глав семей. Удельный вес учащихся из семей предпринимателей, специалистов и служащих, в целом позитивно оценивающих плоды реформ, существенно выше средних величин, в то время как из семей рабочих и пенсионеров практически ничтожен. Отрицательная оценка абсолютно преобладает у выпускников, чьи родители (или лица их заменяющие) оказались безработными и пенсионерами (54,5 % и 45,8 %). Социальное расслоение находит в этих показателях наглядное выражение, и это притом, что социальный состав опрошенных выпускников средней школы существенно "сдвинут" сравнительно с социальным составом населения крупных центров (и тем более страны в целом) в сторону состоятельных и более высокообразованных слоев населения. Не только "элитная", приспособившаяся к рыночным отношениям, но и массовая интеллигенция (инженеры, врачи, учителя и т. д.) при немногочисленности потомства (один, реже два ребенка в семье) идет на любые доступные затраты, чтобы их дети получили высшее образование, а самый испытанный путь в высшую школу пролегает через получение знаний в хорошей общеобразовательной средней школе. По всему массиву опрошенных желающих поступить в высшую школу на бесплатное обучение (включая военные вузы) оказалось 61,6 %, в негосударственные вузы и на платные места в государственных еще 7,8 %, совмещать учебу в высшей школе с работой 16,1 %, итого более 85 %. Не у всех планы осуществятся, но эти данные свидетельствуют, что старшие два класса школы, особенно лицеев и гимназий в крупных городах, превратились в "предуниверсарий". Дополнительная подготовка к вступительным экзаменам в условиях возрастания конкурсов требует привлечения репетиторов, посещения платных курсов и т. д., она стала для подавляющего большинства необходимым условием "скачка" из школы в вуз. На эти цели семьями затрачиваются ежегодно миллиарды рублей, не считая сумм на получившие весьма широкое распространение взятки членам приемных комиссий и другим административным лицам высших учебных заведении.

Анализ причин сложившейся картины в оценках важнейших политических событий в умах учащейся молодежи свидетельствует о разнонаправленности факторов, которые влияют на их формирование. Из приведенных таблиц явствует, что социальное и материальное положение семей 17-летних девушек и юношей оказывает определяющее влияние на данные ими оценки основных событий отечественной истории XX века, особенно последних, свидетелями которых они были, результаты которых непосредственно их задевают. Именно таковы социально- экономические преобразования 90-х гг., приведшие к ухудшению материального положения большинства населения страны. И дело не только в положении собственной семьи, нельзя сбрасывать со счетов факторы социально- психологического плана, способствующие критическому восприятию реформ и тем самым существующего ныне в стране строя. Нынешние выпускники школы смотрят политические передачи по телевидению, читают газеты, события в жизни страны находят в их умах и сердцах живой отклик. Кроме того, действуют причины "внутришкольного" порядка, обусловленные пребыванием в социально- неоднородном ученическом коллективе. Таково, например, чувство зависти к более обеспеченным сверстникам и одновременно ощущение известной собственной "неполноценности", проявляющейся в различии возможностей приобретения модной одежды и обуви, проведения досуга, наличия "карманных денег", использования автомашины, видеомагнитофона и т. д.

С другой стороны, целенаправленное воздействие многочисленных средств "обработки мозгов" с особой силой сказывается на умах в период формирования личности. Преобладающая в популярной среди молодежи печати оценка текущих событий и недавней истории ("Комсомольская правда", "Аргументы и факты", "СПИД-Инфо", "Московский комсомолец", местные издания такого же типа) оказывает на нее сильное влияние, еще в большей степени это относится к электронным средствам массовой информации, особенно НТВ и другим каналам центрального и местного телевидения. В оценках реформ 90-х гг. наблюдается по сравнению с нашими замерами 1993- 1999 гг. определенная динамика, которую можно определить как процесс постепенного отрезвления сознания молодежи, возрастания настроений разочарования в либерально-радикальных реформах и лицах на вершинах власти, которые эти реформы осуществляли.

В заключение нам представляется необходимым на основе приведенного выше эмпирического материала и его осмысления "по ходу изложения" вернуться к теоретическим вопросам, поставленным в начале статьи. Безусловно, частичные данные одного эмпирического исследования следует рассматривать не более как малый фрагмент общей картины нынешнего состояния общеобразовательной школы, которая является стержневым звеном всей системы образования в стране. Если общество в целом можно представить как систему, то школа окажется одной из важнейших его подсистем, которая, само собой разумеется, также является системой, обладающей рядом признаков.

Во-первых, относительной самостоятельностью в своем развитии. Она определяется действием сложившихся на протяжении многих лет в отечественном школьном деле традиций и поведением их носителей - преподавательского состава, учителей, которые показывают образцы самоотверженности в условиях низкой оплаты труда (порядка 40 % к средней по промышленности, несмотря на клятвенные заверения Ельцина в

том, что она достигнет этого уровня), и систематических задержек в ее выплате в дотационных регионах, коих в стране большинство. Школа, как организация, обладает известным консерватизмом, который помогает ей в определенной степени выстоять в условиях нарастающего обнищания вследствие сокращения государственных затрат на образование и других кризисных явлений, порожденных хозяйственной разрухой.

Во-вторых, школа является весьма своеобразной системой, поскольку практически почти все население страны так или иначе принимает участие в ее деятельности: 20 млн. детей и подростков в ней учатся, 3 млн. чел. преподают и иным образом обеспечивают ее функционирование, кроме того, миллионы людей в промышленности и сфере обслуживания заняты производством школьной мебели, одежды, книг, учебных пособий разного рода и приборов, а теперь и компьютеров для оснащения школьных классов, приготовлением и раздачей завтраков, ремонтом и строительством школьных зданий и т. д. Наконец, в жизни школы кровно заинтересованы, психологически и материально участвуют в большей или меньшей мере десятки миллионов людей - родителей, дедушек и бабушек, иных родственников юных граждан в возрасте от 6 до 17-18 лет. Основное звено процесса обучения и воспитания молодого поколения - школа, которая создана обществом и содержится как специальное учреждение, призванное играть центральную роль в этом процессе.

В-третьих, в жизнедеятельности школы своеобразным образом сплетаются все стороны жизни общества, в том числе обсуждаемые здесь нами экономика, политика государства (в том числе его политика в сфере образования) и политическое сознание всех втянутых в процесс функционирования и развития школы носителей этого сознания:

органов государственной власти, формулирующих политику в отношении школы, включая органы управления образованием;

политических партий и движений, оказывающих определенное влияние на формирование и проведение в жизнь государственной политики;

учительского корпуса, а также авторов учебных программ, планов, особенно учебников и учебных пособий в гуманитарной сфере;

органов печати и других СМИ;

наконец, самих учащихся, которые испытывают на себе результаты всех этих многочисленных воздействий, являются объектом и вместе с тем носителями, субъектами политического сознания, с которым взаимодействуют все остальные субъекты. Автором недавно было специально рассмотрено взаимодействие всех этих факторов в условиях кризиса школы, который мы рассматриваем, в отличие от официальной точки зрения, не только как кризис материального обеспечения системы общего образования, но как кризис социальный (5).

Здесь, в соответствии с темой, мы остановимся на тех аспектах этого кризиса, которые непосредственно влияют на формирование политического сознания подрастающего поколения. В дискуссиях, предшествовавших принятию "Закона об образовании" 1992 г., а затем в тексте этого закона правившие в то время в Министерстве образования "демократы первой волны" во главе с министром Э. Днепровым в качестве главных целей реформы провозгласили (и во многом провели через упомянутый закон) идеи о деидеологизации и вариативности образования. В последующем эти задачи неуклонно проводились в жизнь при сменявших друг друга главах этого ведомства, особенно в период, когда первым заместителем министра был А. Асмолов, несмотря на активное сопротивление Государственной думы второго созыва (1995-1999), в которой левые партии имели значительное представительство, блокирующий пакет голосов и руководили Комитетом по образованию.

Деидеологизация образования на деле оказалась попросту замещением коммунистической идеологии, которая полностью господствовала в советской школе, либеральной в ее крайне упрощенном, вульгаризованном виде. В свою очередь, вариативность оказалась на деле средством размывания общегосударственного образовательного стандарта и обеспечения господства в преподавании буржуазно- либеральных установок в их специфической для современной России, угоднической по отношению к Западу форме. Конкретно это нашло выражение в следующем.

Во-первых, выделение в учебном плане федерального, регионально-национального и школьного компонентов позволило сократить количество часов на основные мировоззренческие дисциплины: отечественную историю и русскую литературу, заместив их краеведением и т. д., а в республиках историей "титульных" народов (которые в подавляющем большинстве республик являются меньшинством населения), а также дисциплинами "по выбору" директоров школ и учителей. В качестве примера использования регионального компонента в националистических целях можно привести начатый в Татарии перевод письменности с кириллицы на латиницу, что займет массу времени и позволит создать еще один барьер в усвоении русского языка и русской культуры.

Во-вторых, вариативность и деидеологизация позволили упразднить обобщающий курс обществоведения и заменить его произвольно выбираемой дисциплиной из числа следующих: основы права, социологии, экономики, культурологии, политологии, философии и т. д., что опять же сократило часы на основные предметы гуманитарного цикла в 10-11-х классах.

В-третьих, вариативность послужила основанием для замены старых учебников новыми по истории и литературе и создания в спешном порядке учебников по упомянутым выше новым дисциплинам. За краткий срок были написаны сотни учебников, в абсолютном большинстве из них проводятся идеи, прославляющие либеральные реформы, причем многие были изданы не как "пробные", а сразу в качестве рекомендованных и большим тиражом. Например, неоднократно подвергнутый критическому разносу, принижающий роль России во второй мировой войне и в послевоенный период учебник А. Кредера "Новейшая история. 1945-1993" вышел в свет миллионным тиражом. Подлинная вакханалия с учебниками и учебными пособиями была использована, с одной стороны, "благодетелем" в лице Д. Сороса, создавшего специальный фонд под названием "Открытое общество", в который он пожертвовал сотни миллионов долларов для открытой проповеди преклонения перед "западными ценностями". С другой стороны, она способствовала обогащению группы лиц, которые взяли в свои руки издание и продажу учебной литературы - от министерских чиновников, создавших коммерческое издательство "Дрофа", утверждавших рекомендации по ее использованию в школах и т. д., до авторов, многие из

которых никогда не имели дела с преподаванием в школе, но охотно взялись за выгодное дело и получали солидные гонорары,

Об идейном содержании и качестве этого потока учебной литературы было высказано очень много справедливого (6). Мы тоже посвятили этому неблагодарному занятию некоторое время. Так, своей предвзятостью поразил учебник В. Сорокина и А. Уткина по истории России в XX веке для учащихся 11-х классов. Авторы ратуют всячески за ослабление государственного регулирования экономикой, хвалят российскую власть за то, что она таковое ослабила, но "предоставила гражданам свободу выбора" (7). Будто в конце XX века государственное регулирование хозяйством не может быть совмещено с известной свободой выбора как предпринимателями, так и лицами наемного труда' В ведущих странах Запада искусство управления приносит плоды в виде роста производства и благосостояния населения как раз потому, что они удачно совмещаются. Проведенный нами анализ ряда других учебников по истории России, всеобщей истории, политологии, социологии, праву и т. д., используемых в обследованных школах, засвидетельствовал, что данные в них формулировки сплошь и рядом превращаются в штампы, которые воспроизводятся школьниками на экзаменах и в ответах на вопросы анкеты. За небольшими исключениями (напр., учебника акад. Рыбакова и проф. Преображенского по истории России) учебная литература и, следовательно, преподаватели внедряют в умы учащихся односторонние представления о революции 1917 г. и гражданской войне, о развитии экономики и культуры за 70 лет Советской власти, о причинах и следствиях победы советского народа в Отечественной войне, о причинах распада СССР и проваларадикально-либеральных реформ в 90-е годы. Более подробно по каждому из этих вопросов было сказано при анализе таблиц по результатам опроса выпускников школы.

Другой важнейший вопрос общетеоретического плана - роль школы в ее современном виде в развитии социально- классовой структуры общества, в углублении его социальной поляризации. Отмеченные выше различия в ответах на вопросы нашей анкеты должны быть осмыслены в более широком плане. Взаимодействию экономики и политики вообще присущ классовый характер, который с особой силой проявляется в социальной политике, составной частью которой является политика в сфере образования. Упомянутая выше вариативность образования уже в Законе 1992 года приняла вполне определенные очертания: обязательным было определено основное образование (9 классов), что означало шаг назад сравнительно с Конституцией СССР 1977 года, провозгласившей обязательное полное среднее образование молодежи; к концу 80-х годов это требование было в основном осуществлено. В последующем были приняты меры, снимающие некоторые ограничения при переходе всех желающих в 10-и класс общеобразовательной школы. Но решающая роль принадлежит экономическим условиям жизни большинства населения. Обнищавшие слои общества не имеют возможности для продолжения учебы детей после основной школы потому, что учебники стали в основном платными, равно как "дополнительные образовательные услуги" в старших классах; кроме того, с родителей непрестанно требуют вносить деньги на ремонт школы и другие цели.

Для сельского населения возникли дополнительные ограничения в получении детьми полноценного образования. Малокомплектные школы "нерентабельны" с точки зрения высоких затрат на одного ученика, во многих сельских населенных пунктах закрываются. Причины просты: уменьшается численность жителей многих деревень, особенно детей, транспортное обеспечение по их доставке на занятия в более крупные населенные пункты становится невозможным из-за отсутствия средств. В результате дети не хотят в школу.

Массовый характер в городах приняла беспризорность, ее масштабы значительно больше, чем после гражданской и Отечественной войны, - более двух миллионов детей только по этой причине не учатся. В ряды армии призывают в основном юношей из менее обеспеченных слоев общества, поскольку учеба в высшей школе дает право на отсрочку. По сведениям призывных комиссий, до четверти призываемых в последние годы имеют начальное образование или того менее.

В планах на первое десятилетие нового XXI века правительство следует рекомендациям Центра стратегических разработок (Г. Греф). В разделе "Модернизация образования" предусматривается, с одной стороны, переход на 12-летнюю школу, с другой, дальнейшая коммерциализация образования. Отмеченное нами выше несоответствие между социальным составом учащихся 11-х классов и составом населения обречено на возрастание, поскольку в документах ЦСР подтверждена установка на вариативность образования и на максимальное использование средств населения на образовательные цели (8). На словах призывается обеспечить "равенство шансов" для всех представителей подрастающего поколения, выходцев из всех слоев общества. Но при сохранении нынешнего курса социально-экономической политики, а такова установка документов ЦСР в перспективе до 2010 года, на деле общеобразовательная школа будет служить важнейшим фактором переноса, трансляции социального неравенства на последующие поколения, а тем самым фактором, способствующим его углублению.

ЛИТЕРАТУРА:

1. См. Руткевич М. Н. Макросоциология. Методологические очерки. М., 1995; Он же: Материализм и субъективизм в социологии. СОЦИС. 1999, N 11; Против субъективизма в социологии. СОЦИС. 1998, N 12; О диалектике и эклектике в социологии. Социологический журнал 1996, N 1; Постмодернизм или социотропизм? СОЦИС. 1995, N 3 и др.

2. Маркс и Энгельс. Соч. Т. 20. С. 316.

3. Там же. Т. 39. С. 175.

4. Социально-экономическое положение России. Январь - август 2000 г. Госкомстат. М., 2000. С.194.

5. См. М. Н. Руткевич. Школа: социальный кризис и коммерциализация. Народное образование. 2000, NN 8, 9.

6. Островский В. П., Уткин А. И. История России. XX век. М., Дрофа. 1995. С. 478.

7. Обстоятельный анализ ряда учебников дан в статье А. Тарасова. Молодежь как объект классового эксперимента. Свободная мысль-XXI. 1999, NN 10, 11. В газете "Советская Россия" в рубрике "Школа" на протяжении ряда лет публикуются статьи научных работников и учителей о новых учебных пособиях. Наиболее полно можно прочитать о них в педагогической прессе.

8. См. Модернизация образования. Поиск, 2 июня 2000 г. С. 7- 10.

Опубликовано 23 марта 2014 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.