СУМАРОКОВ В ШЛЯХЕТНОМ КОРПУСЕ

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ


ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СУМАРОКОВ В ШЛЯХЕТНОМ КОРПУСЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-11-20
Источник: http://portalus.ru

Сухопутный Шляхетный корпус, военно-учебное заведение, созданное в 1732 году, сыграл важную роль в культурной жизни России XVIII века. Призванный готовить кадры для армии, он на самом деле воспитал и обучил большое количество людей, составивших ядро дворянской интеллигенции; отсюда вышли многие литераторы и переводчики.

Бытовая сторона жизни в Корпусе известна в чисто официальном плане, в основном по книге "Исторический очерк. Сухопутный шляхетный кадетский корпус при графе Минихе. 1732-1741" (СПб., 1907) П. Ф. Лузанова, основанной на архивных материалах, но, к сожалению, охватывающей только начальный период его существования. Некоторые черты внутренней жизни Корпуса добавляет одно из судных дел,

стр. 83


--------------------------------------------------------------------------------

сохранившихся в корпусном архиве, находящемся в Центральном Военно-историческом архиве в Москве. Жалоба фон Эндена, одна из многих такого рода, любопытна тем, что в скандале, который она излагает довольно подробно, мы слышим, хотя и в пересказе, голоса причастных к литературе и культуре XVIII века лиц.

5 августа 1751 года поручик Иоган фон Энден подал в канцелярию Корпуса челобитную на состоящего при обер-егермейстере графе Алексее Григорьевиче Разумовском полковника Александра Петровича Сумарокова, на служащего в Корпусе подпоручика Петра Ивановича Мелиссино и на переводчика Камер-конторы Эстляндских и Лифляндских дел князя Александра Ивановича Мещерского. 1

4 августа, как следует из его рассказа, он, будучи дежурным по Корпусу, зашел в квартиру того же Корпуса поручика Дитриха Остервальда, чтобы сказать ему, что Сумароков просил его, Эндена, принять дежурство за Остервальда. По-видимому, Энден был готов выполнить просьбу, и Остервальд по этому случаю пригласил его присоединиться к собравшимся у него гостям, среди которых были Сумароков, Мелиссино, поручик Ингерманландского полка Андрей Иванович Платен, князь Мещерский, Матвей Федорович Кашталинский, Александр Генингер и дежурный сержант. Едва только Энден зашел в комнату, "как подошед к нему, из оных полковник Сумароков и поднося рюмку вина, сказал: "Выпьем за здоровье всех честных людей; прежние ссоры забудем, а кто-де старое помянет..." - того он назвал ругательным словом на немецком языке. - "Можешь ли ты признать, что когда я был кадетом, так ты меня обидел?", и по данному от меня ответу, что я того не помню; сказал он, Сумароков, что некогда взял его с молитвы, ввел в Зал без галстука и поставил за штрафной стол в перьях, как он с постели встал". В разговор вмешались и другие гости, бывшие у Остервальда, объявляя "якобы мною учиненные под командою моею им обиды ".

Во время этого препирательства к Остервальду вошел кадет Петр Молчин. Сумароков стал всем подносить за здоровье Молчина, напоминая при этом какое он благодеяние оказал Эндену забвением его обиды, говоря при этом: "И ежели да ты (Энден), его доброты к себе позабудешь, то будешь - упомянул на немецком языке ругательное слово". Затем Сумароков и Мелиссино просили Эндена отпустить Молчина ночевать к Мелиссино. Энден отговаривался, "ибо то именным указом запрещено, почему он опасен то чинить". Услышав отказ, Мелиссино рассердился, говоря "по-французски поносительные слова". Когда обиженный и обеспокоенный обстановкой Энден возразил ему: "Можно нам о том завтра говорить, тем более, что ты сегодня пьян", это окончательно взбесило Мелиссино; он обнажил шпагу и закричал: "Сегодня нам с тобою тазаться!" и, схватив Эндена за кафтан, потащил его в спальню Остервальда. Остервальд бросился за дерущимися, "говоря, я-де в своей каморе этого не допущу". Ему удалось схватить Мелиссино за руки, но тот вырвался и ударил Эндена в висок так сильно, что он "от того удара всех своих чувств лишился и сам собою или кем выведен из квартиры Остервальда был, того за тем ударом припомнить не может".

Постояв несколько времени в сенях и "опамятовшись", Энден пошел в свою квартиру, "хотя надеть шпагу и донесть о всем случившемся подполковнику корпуса Зигену". Но Сумароков, Платен и Мелиссино через несколько минут ворвались к нему в квартиру, не дав надеть шпагу и написать рапорт, причем "из оных Платен, схватя за руки, а Сумароков за горло, говорил: "Будешь ли ты на нас жаловаться или нет?"". Тут Эндену как-то удалось вырваться от них; он бросился на галерею, а Сумароков с обнаженною шпагою побежал за ним, крича вдогонку "ругательные слова". Платен и Остервальд сдерживали его, но он сопротивлялся им и, улуча минуту, добрался-таки до своего противника - ударил его по лицу и поцарапал шпагою (Энден не забыл потом показать эти знаки насилия корпусному врачу Доровиусу). Совсем перепуганный Энден стал звать караул, но его подчиненные, кадеты 3-й роты, собравшиеся


--------------------------------------------------------------------------------

1 ЦГВИА. Ф. 314. Д. 2350.

стр. 84


--------------------------------------------------------------------------------

посмотреть на происходящее с галереи, не посмели помочь своему ротному. Эндену пришлось броситься к фронту корпусного караула и отдаться под арест караульному сержанту, заявив тому, "что ежели ему худое и далее что последует, то (сержант) имеет ответствовать".

Сумароков и Мелиссино долго еще перед караулом бранили Эндена. Страх заставил его, офицера, всю ночь пробыть под добровольным арестом в караульном помещении.

В заключение своей челобитной Энден просит рассмотреть дело по законам и "во учиненном мне бое и повреждении офицерской чести для изыскания виновных, где следует милостивейше рассмотреть и мне, обижаемому, учинить удовольствие". При этом он указывает на серьезный характер конфликта: "Понеже как то из вышеписанных обстоятельств, мне ж болезненных повреждений и обер-офицерской чести поношению довольно явствует, что чинено сие не одним, но совместно, по продолжающейся ими на меня злобе и по некоторому между собою согласию".

Люди, фигурирующие в жалобе Эндена, - это два поколения воспитанников Корпуса. Сумароков принадлежал к кадетам первого набора, учившимся в 1730-е годы. Его определили в Корпус в 1732 году; в 1740 году он был выпущен в адъютанты к М. Г. Головкину, а затем стал делать карьеру при новой знати елизаветинского царствования, генеральс-адъютантом при А. Г. Разумовском. 2 В 1730-е же годы начал свою службу в Корпусе Иоган фон Энден, который в 1733 году был выпущен из Корпуса в Апшеронский пехотный полк, а в 1736 году вернулся в Корпус в качестве корпусного офицера и здесь повышался в чинах: с 23 января 1737 года - подпоручик, с 5 августа 1740 года - поручик, с 5 сентября 1751 года - капитан, с 29 сентября 1756 года - майор. В 1757 году произошла какая-то ссора Эндена с Алексеем Петровичем Мельгуновым, который 16 декабря 1756 года был назначен главным директором Корпуса. Она закончилась судным делом, и в итоге Энден 17 июня 1758 года был уволен из Корпуса и по решению военного суда отослан в Военную коллегию для определения в другую команду. В 1761 году он уже был в отставке. 3

Мелиссино, Остервальд, Платен и Кашталинский - более молодое поколение, учившееся в 1740-е годы. Остервальд поступил в 1741 году и, будучи выпущен подпоручиком, остался служить при Корпусе до 1760 года, когда покинул его с производством из капитанов прямо в полковники; это было связано с его назначением в учителя к наследнику- цесаревичу. 4 Мелиссино, младший брат Ивана Ивановича Мелиссино, литератора и директора Московского университета, кадет с 1740 года, также достаточно долго оставался при Корпусе и только в 1759 году был выключен капитаном. Участник Семилетней войны, впоследствии он стал одним из организаторов русской артиллерии. 5 Платен, кадет с 1737 года, был выпущен в 1747 году в армии поручики. Шефом Ингерманландского полка, где он служил, был А. П. Мельгунов. Имя Платена в литературе неизвестно, но в данной ему в Корпусе характеристике особо подчеркнуты успехи в языках, а особенно в словесности: "Разумеет французские книги и имеет хорошее начало в переводах с немецкого на французский, переводит с немецкого на российский язык, сочиняет хорошие немецкие письма без диспозиции". 6 Кашталинский выпущен в 1748 году с чином прапорщика, но не в армию, а для определения к штатским делам, и был позднее при церемониймейстерских делах


--------------------------------------------------------------------------------

2 Берков П. Н. Служебная деятельность и семья А. П. Сумарокова // XVIII век. Сб. 5. М.; Л., 1962. С.369.

3 Имянной список всем бывшим и ныне находящимся в Сухопутном Шляхетном корпусе штаб-, обер-офицерам и кадетам, с показанием, кто из оных с какими достоинствами в какие чины выпущены и в каких чинах ныне. СПб., 1761. Ч. 1 (часть вторая не вышла); Пузанов П. Ф. Исторический очерк. Сухопутный шляхетный кадетский корпус при графе Минихе. 1732- 1741. СПб., 1907. С. 174.

4 Имянной список... N 849.

5 Там же. N 695.

6 Там же. N 498.

стр. 85


--------------------------------------------------------------------------------

Иностранной коллегии. 7 Неизвестно, кончал ли корпус Мещерский; в 1765 году он числился на службе в Коммерц-коллегии по таможенным делам. 8 О Генингере и Молчине конкретных сведений найти не удалось. Из петербургских Генингеров известен Иоган Конрад Генингер, зять И. Д. Шумахера (женат на его сестре), появившийся в России еще в 1720-е годы. Сначала он служил при Академии наук, в 1730-е годы был учителем Анны Леопольдовны. При Елизавете Петровне он был уволен, вновь появился на службе в 1752 году в качестве вице-президента Мануфактур-коллегии в Москве. 9 Возможно, Александр Генингер - это его сын.

По крайней мере трое из действующих лиц истории, излагаемой Энденом в своей жалобе, связаны с первыми шагами российского придворного театра, начинавшегося с постановок трагедий Сумарокова силами кадет Сухопутного корпуса. Эти первые спектакли состоялись в 1750 году. Для них Сумароков персонально отобрал кадет, которых просил освободить от занятий. 1 февраля 1750 года Сумароков представил поручику Эндену список семнадцати кадет, в число которых входили Мелиссино и Остервальд. Они же участвовали в представлении комедии "Чудовищи" 21 июля того же года. Спектакли шли как в 1750-м, так и в 1751 году; известно последнее представление "Синава и Трувора" силами кадет в апреле 1751 года, 10 и, по-видимому, для него специально отбирали кадет из тех, "кои лутче умеют на рапирах битца". Мелиссино и Остервальд настолько хорошо зарекомендовали себя в качестве актеров, что в 1753 году были избраны для обучения актерскому искусству в трагедиях семи придворных певчих, а также Ивана Дмитревского и Алексея Попова из ярославской труппы, помещенных для этого в Кадетский корпус. Когда в 1756 году Сумароков собирал русскую труппу Придворного театра, сообщение об их отсылке из Корпуса к Сумарокову подписал тот же Энден. 11

Челобитная пошла на рассмотрение главного директора Корпуса, действительного тайного советника Бориса Григорьевича Юсупова. Наряжено следствие по делу, а затем и суд над поручиком Мелиссино. О полковнике Сумарокове, как находящемся в штате графа Разумовского, было представлено на его "рассмотрение", а с Мещерским Эндену предложили ведаться по суду отдельно. Суд над Мелиссино долго откладывался из-за недостатка в Корпусе свободных офицеров, большая часть которых заседала в Следственной комиссии по делу о драке на мосту кадет с "адмиралтейскими служителями" (наплавной мост вел от Адмиралтейства на Васильевский остров). Дело тянулось до декабря 1751 года, когда, наконец, нашли презуса и собрали законное число асессоров. 12 декабря того же года презусы донесли, что капитан фон Энден и поручик Мелиссино подали объявления: "1) Енден в том, что он с ответчиком в том, о чем на него поданной челобитной просил - помирился, и впредь на него, Мелиссино, по этому делу не челобитчик, а 2) поручик Мелиссино, что он с капитаном фон Енденом договорился между собою полюбовно помириться".

Энден, вероятно, часто бывал не в ладах со своими сослуживцами. В архиве Корпуса кроме этого дела сохранились документы о его претензиях к Карлу Модыгу (1751 год - ЦГВИА. Оп. 1. Т. 1, дело 2380) и А. Новикову (1756 год - там же, дело 2796), не говоря уже об упоминавшейся его ссоре с Мельгуновым, кончившейся для Эндена печально (1757 год - там же, дело 2888).

Нет оснований напрямую связывать веселое собрание у Остервальда с какими-то определенными театральными событиями. Но история, описанная в жалобе Эндена, косвенно подтверждает, что около 1750 года Сумароков особенно сближается с молодежью Сухопутного шляхетного корпуса не только по театральным делам. Как язви-


--------------------------------------------------------------------------------

7 Стодвадцатипятилетний юбилей первого кадетского корпуса. 1732-1857. СПб., 1857. С. 23.

8 Адрес-календарь, или Месяцеслов, на 1765 год. С. 58.

9 Пекарский П. История имп. Академии наук в Петербурге. СПб., 1870. Т. 1. С. 315-316.

10 История русского драматического театра. М., 1977. Т. 1. С. 464 (репертуар).

11 Ф. Г. Волков и русский театр его времени. М., 1953. С. 80-81, 83, 96, 99, 122.

стр. 86


--------------------------------------------------------------------------------

тельно писал М. В. Ломоносов в записке 1762 года, "тем весьма счастлив для того что и вся молодежь, то есть пажи, коллежские юнкера, кадеты и гвардии капралы так ему последуют". 12 Кроме того, здесь воспроизводится праздничная сторона жизни благородного дворянства. В Рыцарской Академии, как неофициально именовали Корпус, воспитывалось ощущение дворянской чести, и это столь рафинированное в литературном изображении чувство на бытовом уровне проявлялось в виде примитивной драки, только со шпагой в руках, и с применением учебных навыков (среди успехов Мелиссино в науках числится и умение "фехтовать в контру"). Намного более возвышенно это звучит в письме Сумарокова к И. И. Шувалову по поводу его ссоры с графом И. Г. Чернышевым: "Его сиятельство граф Чернышев может меня убить до смерти, а не побить, ежели мне рук не свяжут, я в том честию моей клянусь!". 13 Пересказанные Энденом разговоры также подтверждают, что осмеянное в сатирах и комедиях бытовое двуязычие, хотя бы в виде брани, было живым явлением дворянского быта.


--------------------------------------------------------------------------------

12 Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. М.; Л., 1955. Т. 9. С. 635.

13 Письма русских писателей XVIII века. Л., 1980. С. 78 (письмо от 28 мая 1758 года).

стр. 87

Новые статьи на library.by:
ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ:
Комментируем публикацию: СУМАРОКОВ В ШЛЯХЕТНОМ КОРПУСЕ

© В. П. Степанов () Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.