Н. Г. ДЕБОЛЬСКИЙ О НРАВСТВЕННОСТИ И НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Н. Г. ДЕБОЛЬСКИЙ О НРАВСТВЕННОСТИ И НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-10-30
Источник: http://portalus.ru

Конец XIX в. - период интенсивного развития педагогической науки в России. В частности, в эти годы предпринимались многочисленные попытки осмысления проблем нравственного воспитания. Весомый вклад в осмысление этого феномена внес и видный отечественный философ, педагог Николай Григорьевич Дебольский (1842 - 1918).

Получив университетское образование и будучи еще совсем молодым человеком, Н. Г. Дебольский в 1865 г. выдержал экзамен на кандидата естественных наук. Началась активная публицистическая деятельность. В таких изданиях, как "Книжный вестник" и "Современное обозрение", публиковались его научные рецензии в области естествознания. С 1869 по 1881 гг. он пишет статьи по педагогике, философии и естествознанию для "Педагогического сборника" военно-учебных заведений. Из-под его пера выходят философские сочинения "Введение в учение о познании" (1870), "О диалектическом методе" (1872), в которых он защищал основы метафизического мировоззрения. В 1870-х гг. началось сотрудничество с журналом "Семья и школа", на страницах которого появились его статьи о книгах К. Д. Ушинского.

С 1868 по 1871 гг. он работал воспитателем в 1-й Санкт-Петербургской военной гимназии. С конца 1880 г. служил в центральном управлении Министерства народного просвещения (МНП), с 1891 г.

стр. 67


--------------------------------------------------------------------------------

работал заведующим разрядом начальных училищ и учительских семинарий МНП, а с 1896 г. - вице-директором Департамента МНП. С 1880 г. читает курс педагогики в женской гимназии княгини Оболенской. В 1889 - 1896 гг. трудится в должности председателя педагогического совета этой гимназии, одновременно преподавая педагогику на Санкт-Петербургских высших педагогических курсах.

С начала 1880-х гг. Н. Г. Дебольский приступает к написанию своих фундаментальных трудов, в которых излагает метафизические и этические взгляды на бытие. В результате в свет выходят такие книги, как "Философия будущего" (1882), "О высшем благе" (1886), "Философия феноменального формализма" (1892, 1895). Из педагогических работ этого периода и сегодня представляют научный интерес "Наше учебное ведомство и начальная школа", два публичных сообщения в Комиссии по техническому образованию ("О коренных недостатках русской общеобразовательной школы" и "Об учебном плане русской общеобразовательной школы"), публичные лекции "О средствах воспитания", "О женском образовании".

В историю философии Н. Г. Дебольский вошел как создатель философской системы так называемого феноменального формализма, которая в его трудах рассматривается с позиций метафизики, философии природы и этики, тесно связываемых им между собой исходными методологическими принципами. Вклад Н. Г. Дебольского в русскую философию заключается в том, что он поднял уровень философского мышления с публицистического "философствования" до метафизической высоты и, опираясь на метафизику, разработал этическую систему на национальных началах, отвлекаясь от собственно религиозного, но не отрицая его.

Н. Г. Дебольский справедливо считал, что воспитание невозможно без философского разрешения вопроса об основаниях нравственности. "Представим себе, - писал он, - что мы приступаем к делу нравственного воспитания, не зная, в чем состоит это верховное основание. В таком случае нам не останется другого средства, как слепо следовать внушениям окружающей среды, т.е. принять за верховное руководство решения предания и обычая" [1, с. 1 - 2].

По Н. Г. Дебольскому, только та школа удовлетворяет высшим педагогическим требованиям, которая руководствуется высоким идеалом нравственной жизни. И если верховная, окончательная цель неясна, не определена, тогда подчиненные цели приобретают независимый характер и не соответствуют идеалу. Без нравственного идеала воспитание обращается в дрессировку и в большинстве случаев приносит не пользу, а вред [2, с. 424].

Философ показал, что в современном ему обществе нравы и обычаи находятся в состоянии крайнего упадка, разложения. Это не дает возможность принимать их за безапелляционное мерило нравственности. С сожалением он констатировал, что традиционная нравственность сохраняется в виде формы, обряда, но постепенно она все более и более теряет свое внутреннее содержание. "Новых общепризнанных форм нравственности еще нет, - писал он, - а те формы, которые были общепризнанными прежде, уже потеряли свою силу" [1, с. 2]. Отсюда он делал вывод о том, что действовать эмпирически в воспитании, т.е. готовить ребенка согласно требованиям окружающей среды - это значит лишать его нравственного воспитания. Так как традиционная нравственность все более и более утрачивает свою авторитетность, то, предоставляя питомца непосредственному влиянию окружающей жизни, школа и семья готовят из него человека лицемерного, безнравственного.

стр. 68


--------------------------------------------------------------------------------

Этика у Н. Г. Дебольского является одним из компонентов целостной философской системы и поэтому приобретает основательность и доказательность лишь в органической связи с другими частями этой системы. Он предпринял попытку изложить так называемую феноменологию - последовательность развития нравственного сознания от его низших ступеней до той, которая может быть признана за высшую. Рассмотрение философских основ воспитания он начинал с вопроса о деятельности человека, которая "руководится представлением своего результата", т.е. имеет цель. Деятельность тем совершеннее, чем представляемый результат "ближе сходится с действительным", т.е. чем цель полнее осуществляется в действии. При этом степень совпадения представляемого и уже осуществленного служит мерилом развития деятельной способности человека. Высший мыслимый предел такого развития состоит в способности реализовывать все свои цели, в то время как низшая его ступень состоит в полной неспособности достигнуть какую бы то ни было из них.

Уровень развития сознания тем выше, чем деятельность человека целесообразнее. Развитие человеческой деятельности идет по пути увеличения ее разнообразия. Это мерило приложимо к сравнению как человека с человеком, так и общества с обществом. Если люди становятся свободнее, получают право на расширение сферы деятельности, то они становятся духовно богаче, образованнее и приобретают дополнительное знание о способах деятельности. В результате повышается уровень общественного сознания.

Н. Г. Дебольский считал, что для оценки уровня развития нравственности необходимо установить норму или идеал "деятельной системы". По его мнению, закон нравственного развития как более частный является составной частью общего закона деятельности как практического развития. Но "практическое" и "нравственное" не тождественные понятия. "Нравственное" есть высшая ступень "практического". Из рассмотрения общего характера "мерила практического развития" легко обнаружить, что именно "должно прибавиться к практическому развитию для превращения его в нравственное". И вот тут мы подходим к актуальнейшему и для современной российской педагогики выводу ученого.

Начала физической и нравственной необходимости вытекают из третьего, основного начала: из логической и разумной необходимости. Разумная необходимость есть отрицание противоречия. Она указывает на то, что разум не может одновременно и принимать, и отрицать какое-либо суждение, т.е., "приписав вещи какое-либо свойство, мы не можем затем мыслить ее не имеющею этих свойств" [1 с. 22]. На принцип разумной необходимости опирается и принцип нравственной. Таким образом, нравственная необходимость имеет такое же право на существование, как и физическая. Обе они выражают основной закон разума, называемый философом "началом противоречия или постоянства, неизменности понятия".

На основе сказанного Н. Г. Дебольский пришел к следующим заключениям:

* закон нравственного развития указывает не на то, что есть, не на то, что требуется реально, а на то, что может быть выполнено как осознание правила;

* совокупность существ, способных признавать обязательность правил, образует нравственный мир человека; в этом мире возникает двойственность нравственной и физической необходимости;

* нравственная необходимость не может вытекать из физической, а физическая из нравственной, так как первое равносильно отрицанию нравственности, а второе равносильно отрицанию

стр. 69


--------------------------------------------------------------------------------

природы; нравственная необходимость не есть нечто, приложимое к такой области, где физическая необходимость не имеет силы, так как такой области (свободной воли) наука не может допустить;

* начала нравственной и физической необходимости коренятся в основах разумной необходимости и потому являются равноправными законными началами [1, с. 24].

Назначение нравственного правила Н. Г. Дебольский видел в том, чтобы обеспечить нормальный ход практического развития. Недостаточно доказать, что мы имеем право оценивать действительность с помощью такого правила. Важно найти силу, которая способна подчинить действительность нравственному требованию, сделать его реальным, выполнимым. Если оно основывается на началах разума и если сила, производящая явления, действует в соответствии с разумом, то закономерно, что явления нравственных отношений будут согласоваться с нравственными требованиями.

Н. Г. Дебольский задавался вопросом: откуда же берется движущая сила нравственных требований? Это сила, как определил он, метафизическая, которую люди объективно не могут представить, но которую "должны мыслить, как действующую согласно с требованиями разума" [1, с. 27].

Духовный склад человека определяет его типическое своеобразие, обусловленное прирожденным задатком и влиянием окружающей действительности. Общие и обязательные начала умственного и нравственного совершенства требуют не однообразия умственных, нравственных типов, а того, чтобы в каждом человеке высшее господствовало над низшим.

Душевные явления, по Н. Г. Дебольскому, суть совокупность специфических качеств, проявляющихся в ощущениях, представлениях, чувствах и усилиях воли. Они составляют важную сторону душевной жизни. В высшей духовной деятельности, в мышлении, в духовных чувствах, в нравственном направлении воли человека поглощает качественное содержание душевных состояний, а их форма совершенно остается без внимания. Таким образом, внутренний смысл душевных состояний, особенно тех из них, которые далеки от своего чувственного источника, заключается не в том, что они даны сознанию в пространственной форме, а в качественном своеобразии их содержания.

Правильный метод воспитания должен помочь воспитаннику прежде всего понять ту общественную причину, которая породила то или иное следствие, а уж затем только влиять на его чувства. Так как все нравственные достоинства человека вырастают на почве общественных требований, то именно на ней, при здравом воспитании, они должны были бы и оставаться. Однако почему-то при традиционном воспитании эти достоинства получают отвлеченный, формальный характер: они существуют сами по себе, в качестве независимых сущностей. Например, усилия воспитателя направлены на то, чтобы сделать человека правдивым, честным, добрым, но в силу формального, отвлеченного представления этих добродетелей они остаются обыкновенно лишь в виде отвлеченных, хотя и заученных правил, а не становятся живыми силами, влияющими на общество [3, с. 435]. Нравственное превращается в пустой звук, если оно не постигнуто умом.

Справедливо утверждение Н. Г. Дебольского о том, что воспитатель в своей деятельности должен руководствоваться определенным нравственным мировоззрением, которое является результатом известной подготовки, определенных волевых усилий, направленных на глубокое осознание происходящего. Считая, что для "полного господства над действительностью" нравственные требова-

стр. 70


--------------------------------------------------------------------------------

ния должны быть вполне разумны, Н. Г. Дебольский предпринял попытку определить, в чем же состоит разумность этих требований. Размышляя о причинах безнравственности, он писал: "Как в развитии отдельного человека, так и в развитии общества можно обнаружить тот факт, что безнравственность есть следствие ограниченности, а слабость - следствие безнравственности. Человек, воспитанный в ограниченных нравственных правилах, не находит в них надлежащего руководства для всей широты житейских требований" [1, с. 29]. Педагог приводил следующий пример: если в ребенке воспитана честность, но в слишком "тесных пределах" (как формальное уважение к праву собственности), то этого недостаточно для жизни: "Вступивши в жизнь..., человек очень скоро теряет сознание различия между честным и бесчестным; ибо ему открывается множество совершенно законных путей бесчестного приобретения собственности... Отсюда прямой путь к тому, чтобы правило потеряло свою силу, человек стал действовать, как окажется удобнее для жизни, решался и на бесчестный поступок" [там же, с. 29].

Безнравственность возникает в человеке оттого, что жизнь научает его относиться правильно к людям, событиям лишь в очень ограниченном круге вопросов. Безнравственность есть господство низших целей над высшими. И если усилие низших целей окрепло путем привычки, то крайне трудно ожидать, чтобы человек, даже осознавший каким-либо образом ценность более высоких устремлений, оказался в силах дать им решительный перевес над низшими побуждениями.

Нравственное правило, цель которого ограничена, не может исполняться. Правило, указывающее на ограниченную цель, является правилом несовершенным, не вполне разумным, его исполнение ничем не гарантировано. Разумное, совершенное правило есть правило, указывающее на неограниченную цель, т.е. на превышающую всякое данное ограничение. Из этого делался интересный вывод: "Всякое правило, указывающее на цель конечную, какая бы широта последней ни принадлежала, рано или поздно может быть превзойдено процессом развития, что приведет к нравственному ограничению с его последствиями - безнравственностью и слабостью" [1, с. 31].

И если действие оговариваемой выше метафизической силы совпадает с требованиями разума, то для такого совпадения нравственное правило должно возвыситься до выражения в себе стремления к бесконечно большой цели. Нравственное начало есть не самое правило. Для раскрытия содержания нравственного начала необходимо обнаружить в числе целей, способных к бесконечному расширению, такую, которая обнимала бы собою наибольшее разнообразие и широту прочих. Поскольку любая "деятельность вытекает из человеческих желаний", то нравственная должна сопровождаться наиболее приятными последствиями для самого человека. Совокупность всего приятного для человека мыслится им как счастье и благополучие. Отсюда вывод: благополучие человека тем выше, чем нравственнее его деятельность.

Н. Г. Дебольский показал, что удовольствие - это приятные состояния, совокупность которых образует собою благополучие. Стремление к бесконечному расширению удовольствий неминуемо затрудняет достижение цели благополучия: "Чем потребности человека сильнее и разнообразнее, тем сложнее, а следовательно, и затруднительнее условия их удовлетворения. Чем большего числа приятных впечатлений ожидает человек от окружающей его обстановки, тем больше шансов на то, что этих приятных впечатлений он не получит; т.е. тем

стр. 71


--------------------------------------------------------------------------------

более шансов на то, что он встретит неприятность там, где ее не встретит человек более умеренных требований" [1, с. 35].

Если нравственным началом должно служить не просто удовольствие, а высшее удовольствие, то мерилом нравственного совершенства, по Н. Г. Дебольскому, служит степень высоты удовольствия. Так как удовольствие вытекает из деятельности, служащей для удовлетворения потребности, то нравственное совершенство состоит в господстве высших деятельностей над низшими. Не стремление к духовному удовольствию производит нравственную деятельность, а она производит духовное удовольствие.

Исходя из того, что нравственное начало может включать начала эгоизма, Н. Г. Дебольский утверждал, что эгоизм не может заключаться ни в бесконечном удовольствии, ни в бесконечном воздержании, а требует ограничения и того, и другого. Это ограничение имеет в виду не духовное удовольствие, а духовную деятельность. "Начало эгоизма не есть высшее нравственное начало, но должно быть подчинено началу альтруизма" [1, с. 43]. В современной же российской педагогике, как мы знаем, эгоизм рассматривается как сугубо негативное качество, при этом не делается принципиального разграничения этого понятия с понятием "эгоцентризм".

По убеждению Н. Г. Дебольского, требовать, чтобы человек поступал иначе, чем он хочет, значит требовать, чтобы он не желал осуществления своих целей. Нравственным следует признавать то, что увеличивает личное счастье и помогает находить личное счастье в том, что нравственно. В первом случае человек поступает вполне эгоистически, так как подчиняет нравственность личному счастью. Во втором случае деятельность не эгоистична в привычном понимании, так как нравственность устанавливается как независимая, самостоятельная цель, и человек должен находить в движении к этой цели свое счастье.

Большое значение Н. Г. Дебольский придавал укреплению воли. Воспитание в этом отношении он определял как намеренное воздействие зрелого человека на волю еще не зрелого. Он писал: "Если область воспитания обнимает собою все те действия зрелого человека, при помощи которых он умышленно влияет на волю питомца, то очевидно, что вопрос о воле есть главный, центральный вопрос в теории воспитания. Удовлетворительное разрешение этого вопроса и составляет собою то, что можно назвать научною теорией средств воспитания" [4, с. 425].

Воспитание воли, по Н. Г. Дебольскому, состоит в подчинении ее развитому уму. Именно разумностью воли, писал он, отличается существо более воспитанное от существа менее воспитанного, взрослый человек от ребенка, цивилизованный человек от дикаря. Чтобы ум воздействовал на волю, с этим действием должно соединяться "некоторое чувство". Чтобы воля приобретала наибольшую энергию и силу, а сам воспитанник пользовался наибольшей мерой счастья, порядок его жизни должен удовлетворять определенным требованиям. Важно вырабатывать у детей прочные привычки, которые могли бы служить основаниями для дальнейших наслоений воли, а также избавлению от страданий. Упрочение привычек достигается единообразным повторением определенных действий, частым совершением их в одинаковых условиях.

Н. Г. Дебольский утверждал, что для разных людей представление счастья различно, по-разному приходится определять сущность равенства. Равенство, которого требует альтруизм, вовсе не есть равенство во всех отношениях: "Как этика, основанная на началах эгоизма, представляет собою целый ряд,

стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------

нередко даже враждебных учений, так и альтруистическая этика в своем развитии проявилась в ряде направлений, во многом отличных одно от другого" [1, с. 45 - 46]. Само же понятие равенства, как и понятие счастья, общее, "обнимающее собою весьма разнообразные частные понятия".

Общечеловеческое равенство, по Н. Г. Дебольскому, проявляется в осознании каждым своего права на нравственный поступок: "Всякого человека христианин обязывается любить, как самого себя, т.е. не делать никому того, чего сам себе не желает. В утверждении этого правила христианство строго выдерживает основное положение альтруизма. Христианская любовь к ближнему предлагается не как симпатия, не как приятное общение с человеком, а как право человека на братское содействие... Требовать любви в смысле чувства симпатии нелепо, не только потому что эта симпатия не вызывается никаким требованием; но и потому, что огромного большинства людей мы не знаем, а, следовательно, не можем и любить их чувственным образом, как нечто приятное для нас" [1, с. 46 - 47]. Очень точный и очень откровенный вывод.

Н. Г. Дебольский задался вопросом: "Если человек от природы способен к свободе и равенству, то каким образом горсти обманщиков удалось сесть на шею человеческому обществу и эксплуатировать его для своих корыстных целей?" Отвечая на этот вопрос, он показал, что элементарное участие в делах законодательства и управления требует гораздо большей умственной и нравственной подготовки, чем та, на которую можно рассчитывать даже в большинстве цивилизованного европейского народа. Он писал: "Обществу, члены которого не привыкли еще уважать взаимную безопасность и которое окружено внешними врагами, для собственного самосохранения приходится подчиниться власти военного деспота, который, хотя и гнетет каждого, но зато оберегает его от внутренней усобицы и внешнего нападения. Под господством такой деспотической силы люди привыкают к мирному общежитию, к соединению с другими людьми в известные союзы; короче, приобретают постепенно способность к общественной организации, которая, постепенно усиливаясь, разрастаясь, пользуясь всеми ошибками или слабостями управляющей власти, крепнет на ее счет и, наконец, может даже вступить с нею в борьбу. Итак, самый рост общественной свободы опирается на предварительное закрепление общественного строя деспотическою властью" [1, с. 51]. Добавим только, что, как показала новейшая история, деспотическая власть может в целях самосохранения начать подавлять общественное сознание, что неминуемо приводит государство к краху.

Педагог считал, что утилитаризм не отвергает доктрины общечеловеческого равенства, но это равенство он понимает не как равное право каждого на участие в общественных делах. Это равенство есть не равенство в праве на власть, а равенство в праве на счастье. "Равное право на власть, - утверждал он, - идет в разрез с равенством права на счастье, так как, прилагаясь к обществу, еще не достигшему надлежащей высоты развития, не дает утвердиться в этом обществе прочному порядку и вызывает неурядицу, при которой слабый естественно страдает от сильного" [там же, с. 53]. Поэтому окончательная и совершенная формула утилитаризма должна строиться на понимании того, что цель нравственной деятельности заключена в доставлении наивозможно большего счастья возможно большему числу людей. Утилитаризм дает норму для деятельности в определенном, ограниченном союзе людей, но за пределами этого союза оставляет человека без опреде-

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

ленного руководства. В качестве верховного нравственного начала Н. Г. Дебольский признавал утилитаризм неудовлетворительным: "Для семьи, города, государства сохраняет свою силу начало наивысшего счастья наибольшего числа этих существ. Пределы ограниченного союза существ оправдываются не из начала утилитаризма, а из высшего начала" [там же, с. 65].

Поставив вопрос о верховном благе, Н. Г. Дебольский пришел к доказательству того, что верховным субъектом нравственной деятельности выступает не личность, не человечество, а народный союз, представляющий собой общество, которому и свойственна наибольшая способность к самосохранению. Основы для такого союза могут быть найдены не во внутренних правилах или законах общежития, а в естественных общественных побуждениях человека. Высший вид общественного союза есть такой, который соответствует наиболее постоянным общественным побуждениям человека, объективно построенным на стремлении к личному благу. Человек существо социальное, и при разумном отношении к действительности он никак не может противопоставлять личное общественному. Из осознанных, взвешенных личных интересов как раз и складываются общественные. Однако в современной российской педагогике эти два понятия почему-то нередко противопоставляются. В этом кроется стереотип негативного отношения к личности, недоверия к ней.

Общественный союз, определяемый философом как верховное неделимое, должен отвечать требованию всесторонней связи его составляющих членов. Он задавался вопросом: какая сознательная связь может выражать весь склад их духовной природы и охватывать всю совокупность их побуждений? Такой связью он считал не семейные, не промышленные и не военные отношения. Не могут ею быть и отношения государственные и религиозные, так как они не удовлетворяют требованию всесторонности связи общественного неделимого. Обществом, определяемым как верховное неделимое, может быть лишь общество людей, всесторонне связанных сознанием своей человечности.

Справедлива мысль философа о том, что подчинение личных целей высшим не является выражением бесправия личности перед обществом. Личные цели не уничтожаются высшею, а объединяются и обеспечиваются ею. Человек живет в среде, пронизанной общественными отношениями, и его личные цели могут осуществляться только в сохраняющемся обществе.

И очень важно учесть, что нормальное общество как духовный организм состоит не из "клеток", лишенных своего сознания и воли, а из нравственных деятелей, личностей. Поскольку личность не есть нечто готовое, она должна быть воспитана. Именно воспитание составляет ключевой момент общественного самосохранения [5, с. 11].

Самосохранение народного союза педагог обосновывал как высшее благо нравственной деятельности. Осознание высшей цели нравственной деятельности и духовных сил, на которых держатся общественные союзы, осознание сути того общественного союза, который может быть признан верховным субъектом, и составляет предмет нормативного рассмотрения в нравственной философии Н. Г. Дебольского. "Именно для сознательного руководства этими духовными силами, из которых вырастает общественная жизнь, и существует учение о нравственности", - утверждал он [6, с. 259].

Нравственная задача каждого человека, по Н. Г. Дебольскому, состоит в сохранении того сложного неделимого, к которому человек принадлежит в условиях своего земного существования. Решение

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

этой задачи зависит прежде всего от него самого, от личных нравственных усилий его и прочих людей, из которых это "сложное неделимое" состоит: "Работать для общества значит работать не для всех и каждого, а для поддержания той своеобразной типической связи, которая их соединяет и складывает из них неделимое высшего порядка" [там же, с. 71].

В этической части своей философской системы Н. Г. Дебольский разработал "философию нации", снабдив ее достаточно развитым категориальным аппаратом и нормативной методологией. Он выстроил свою теорию нации на принципе автономии, который является ключевым для понимания его этики и всей философии. Следуя древней традиции разделения философии на физику, логику и этику, он отверг принцип тождества мышления и бытия и принял принцип автономии морали, который позволил ему понять соотношение между разделами философии не как между членами искусственной классификации, а как выражающее реальную типологию существующих в мире сил, не сводимых друг к другу. Разумная необходимость не тождественна природной необходимости, нравственной необходимости, но согласовывается с ними. Сила, способная выражать природные явления в известных законах, иная, чем та, которая эти явления производит. Она также способна выражать нравственные поступки человека в известных моральных правилах, но она не тождественна силе, которая побуждает человека к действию.

Н. Г. Дебольский дал свое определение нации и национальности. Нация, согласно ему, есть общество, объединенное сознанием духовного родства. Национальность есть духовное единство, которое конкретно выражается в одухотворении государства. Национальность несет на себе, прежде всего, нормативно-регулирующие функции в государстве.

У Н. Г. Дебольского начало народности (национальности) является самостоятельным ключевым принципом в аспекте земного исторического бытия. Понятие "национализм" заключает качественно новый взгляд на черты народности. Этот взгляд был противоположен православно-монархическому традиционализму, который не смог ответить на светские проблемы.

В 1880 г. в работе "Философские основы нравственного воспитания" Н. Г. Дебольский настойчиво проводил мысль о тесной связи между началом народности и принципом нравственной деятельности человека. Он высказал убеждение в том, что конкретная нравственность не может не быть национальной. Он писал: "Привычка представлять нравственность лишь при помощи бледных отвлеченностей мешает многим понять истинный смысл выражения "национальная нравственность". Причем тут национальность? - могут спросить. Разве не всегда и не везде человек должен быть одинаково нравственен, т.е. честен, правдив, доброжелателен, трудолюбив и т.д.? Но дело в том, что эти качества сами по себе - только общие схемы нравственной деятельности, не указывающие для нее никакого положительного направления, т.е. проникающей ее руководящей идеи" [1, с. 112].

Н. Г. Дебольский показал, что "национальное есть не что иное, как племенное, достигшее общечеловеческого значения". Он прав, поскольку нация значима не только для себя, но и для всех тех других народов, которые не могут ее игнорировать. Но чтобы вызвать у других уважение к себе, она должна определяться не только через других, но и через себя, иметь самоопределение. В связи с этим Н. Г. Дебольский выделил четыре основных проявления народного духа: "в породе", или этнографическом единстве; в языке, или в лингвистическом единстве; в религии, или в кон-

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

фессиональном единстве; в государстве, или в политическом единстве.

Н. Г. Дебольский обосновал значение принципа народности, или национальности, как основного начала русской идеологии и русской жизни. По его мнению, совместная вера, единоверие всех русских людей является важнейшим условием их подлинного духовного единства, "единства настроения, убеждения и любви". Эта вера укрепляет духовную связь и между современниками, и между поколениями. Но одного религиозного единоверия недостаточно. С ним должно соединяться воспитание "в духе отечественной народности", в духе любви к "нравам и обычаям своеземным, которые бы нас связывали с соотечественниками и являли в нас тех, кто мы по имени (т.е. Русских)" [7, с. 22].

В учении философа о нравственности ярко высвечивается мысль о том, что существование Бога и Его образа в человеке свидетельствует о его нравственности, поскольку в ее основе лежит различение хорошего и дурного. Внутреннюю связь народности и нравственности Н. Г. Дебольский видел в связи между национальным самосознанием человека и его нравственными убеждениями. По его мнению, сознательный национализм осуществляется как национализм этический, когда человек признает в качестве верховной цели нравственную деятельность.

Национальную нравственность Н. Г. Дебольский определял как сознательное подчинение своих действий общечеловеческой морали. Общечеловеческое не имеет собственной реальности, поэтому оно не может быть возводимо в идею. Общечеловеческое существует лишь в национальном, ибо национальное есть не что иное, как "племенное", достигшее общечеловеческого значения. Поэтому, считал философ, развивать общечеловеческое можно лишь в национальном. Все общечеловеческое достояние есть собрание национальных продуктов: чистую науку пустили в мир не люди вообще, а по большей части греки, реформацию - не люди вообще, а немцы, революцию - французы, парламентаризм - англичане. Извлечь из истории своего народа то, что можно внести в общечеловеческое развитие, подчинить этой цели или этим целям свои убеждения и действия - вот что значит руководствоваться началом национальной нравственности [1, с. 114].

Н. Г. Дебольский был убежден в том, что нравственная деятельность оказывается основательной и целенаправленной только в связи с идеей народности. Заслуга философа в том, что он раскрыл нравственное значение национализма. Основной смысл его учения состоит в том, что человек должен быть националистом, в том смысле, что он должен иметь положительное, ясное, глубокое национальное самосознание, если он стремится быть нравственным деятелем. В наше время национализм отождествляется с фашизмом, но это диаметрально противоположные понятия. Национализм был извращен фашистами в угоду своим политическим целям, для достижения которых они не останавливались перед уничтожением и своего народа, не говоря уж о других. Национализм они использовали как средство манипуляции непросвещенным общественным сознанием.

Н. Г. Дебольский считал, что конкретная цель нравственной деятельности устанавливается не религией, а людьми. Поэтому они не должны перекладывать на Бога свою ответственность за состояние морали и свое поведение. В работе "О высшем благе" он показал, что нравственность включает представление о верховной цели соответствующей деятельности. Эту цель, достижимую только через такую деятельность во всем ее многообразии, интегрирующую все другие цели, он видел в самосохранении

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

неделимого высшего порядка, или народности. Национализм на этом основании он считал оплотом нравственности. Полноценной нравственности не может быть без ясного национального самосознания, как нет подлинного, неизвращенного национализма без твердых нравственных принципов.

Представляют научный интерес взгляды Н. Г. Дебольского, раскрывающие духовный смысл национализма на уровне человеческой личности. Смысл национализма, по Н. Г. Дебольскому, - в духовной сущности, связанной с самостоятельной реальностью человеческого духа, в его отличии и от биологического субстрата жизни, и от Духа Божия. Педагог считал, что скачки от вульгарного отождествления нации и популяции к безвкусной формуле, например, "православного национализма" как раз и обнаруживают непонимание самобытной реальности и самостоятельного значения человеческого духа. Он соглашался с Гегелем в том, что "познание духа есть самое конкретное и потому самое высокое и трудное", поскольку такое познание совершенно необходимо для подлинного национализма. Фашисты, много позже разыгравшие карту национализма, никогда не открывали и не открывают подлинной сути национализма. Вообще говоря, любая манипуляция общественным сознанием как раз и строится на сокрытии информации или неполной ее подаче, что тоже обман.

Н. Г. Дебольский показал, что все понятия внутренне противоречивы. Поднимаясь от понятия к идее, мыслитель вступает в сферу бесконечного. По его мнению, противоречия разрешаются, если допустить возможность их бесконечного синтеза или анализа. С точки зрения идеализма, считал философ, легко разрешаются те затруднения и противоречия, в которые неизбежно впадает утилитаризм. В отношении же к государству утилитаризм приводит к противоречию между патриотической и космополитической точками зрения. С одной стороны, государственный союз необходим вследствие того, что общечеловеческого союза еще не существует, а с другой стороны (с утилитарной точки зрения) непонятно, почему счастье соотечественников должно быть для человека дороже счастья огромного большинства прочих людей: "Для оправдания такого ограничения утилитарных целей нередко стараются доказать, что увеличение счастья одного отдельного народа приводит за собою увеличение и общечеловеческого счастья; т.е. что, делаясь богаче, свободнее, образованнее, известный народ тем самым содействует распространению тех же благ и в прочем человечестве" [1, с. 68].

Интересны мысли педагога о человеческой совести и ее воспитании. Для того чтобы совесть стала нравственностью, в нее должно войти определенное содержание, считал Н. Г. Дебольский. По его мнению, это содержание черпается из фактов общественной жизни, из ее нравов. Как показывает само название "нравственность", писал он, ее предметом служат "нравы", т.е. те отношения общежития, в которых приходится существовать человеку. Эти отношения проявляются в обществе, в общественной деятельности, а не в своевольном и бессодержательном законодательстве.

Н. Г. Дебольский предпринял попытку выявить существенные особенности нравственной деятельности. Он показал, что верховная цель нравственной деятельности состоит не в счастье, а в сознательном осуществлении идеи разумного существа. Быть нравственным деятелем - значит осуществлять идею человека, заключающуюся в формах его общежития и в "племенных типах" человечества. Никакой иной задачи нравственная деятельность не имеет. "Общечеловеческое" не дано человеку, как не-

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

что, существующее отдельно от частных человеческих обществ и их форм. Поэтому стремиться к каким-то отдельным, особым общечеловеческим целям невозможно.

Актуальна мысль педагога о том, что "пока в сознании людей не утвердится та истина, что государственная цель суть высшая, а цель материального обеспечения низшая для человека, до тех пор вышеуказанное внешнее и внутреннее развитие форм общежития еще не создаст цельной, всепроникающей общественной нравственности" [1, с. 108]. Он предрекал: "Государство, лишенное национального характера, т.е. не связанное известным племенным единством, исключительным или решительно господствующим, есть всегда искусственный конгломерат; и как бы ни заботилось оно об усовершенствовании своих форм общежития, заря новой, будущей политической нравственности наверное не застанет его в живых" [1, с. 111 - 112]. Эти мысли, как и многие другие выводы, которые сделал Н. Г. Дебольский на основе своих философско-педагогических воззрении, неоднократно впоследствии подтвердились самой историей.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дебольский Н. Г. Философские основы нравственности. СПб., 1880.

2. Дебольский Н. Г. Исторический взгляд на отношение философии к науке, искусству и нравственности // Демков М. И. Русская педагогика в главнейших ее представителях: Опыт педагогической хрестоматии. Вып. XII. 1898.

3. Дебольский Н. Г. О подготовке к делу воспитания людей / Демков М. И. Русская педагогика в главнейших ее представителях. Опыт педагогической хрестоматии. Вып. XII. 1898.

4. Дебольский Н. Г. О средствах воспитания // Демков М. И. Русская педагогика в главнейших ее представителях: Опыт педагогической хрестоматии. Вып. XII. 1898.

5. Дебольский Н. Г. 0 содержании нравственного закона // Журнал Министерства народного просвещения. Июль, 1909.

6. Дебольский Н. Г. О высшем благе, или 0 верховной цели нравственной деятельности. СПб., 1886.

7. Дебольский Н. Г. 0 любви к Отечеству и труде по слову Божию. СПб., 1869.

стр. 78

Комментируем публикацию: Н. Г. ДЕБОЛЬСКИЙ О НРАВСТВЕННОСТИ И НРАВСТВЕННОМ ВОСПИТАНИИ


© А. В. БАБАЯН • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.