А. П. НЕЧАЕВ И СТАНОВЛЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ В РОССИИ

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему А. П. НЕЧАЕВ И СТАНОВЛЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ В РОССИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-10-25
Источник: http://portalus.ru

Имя известного российского психолога Александра Петровича Нечаева после десятилетий забвения возвращается в историю науки. В 1997 г. в серии "Психология отечества: избранные психологические труды в 70-ти томах" издана его книга "Психология и школа: Избранные труды". Появились исследования В. В. Аншаковой и А. А. Романова, раскрывающие вклад ученого в развитие экспериментальной психологии и педагогики. Вместе с тем исследователи его творчества почти не уделяют внимания значительному вкладу А. П. Нечаева в развитие отечественной тестологии.

Судьба этого научного направления в XX в. оказалась весьма драматичной. Объективно необходимое активное внедрение тестовых методов в образовательную практику и систему профессионального отбора было прервано Постановлением ЦК ВКП(б) от 4 июля 1936 г. "О педологических извращениях в системе наркомпросов". Под запретом оказалась наука о ребенке - педология, а с ней и тесты, которые были отнесены к разряду "вредных" методов. И хотя в постановлении речь шла о тестах умственной способности, к ним присовокупили и созданные для исследования школьной успешности, и используемые в системе профессионального отбора.

Современная ситуация свидетельствует о том, что решение о их запрете

стр. 71


--------------------------------------------------------------------------------

оказалось недальновидным. Научная реабилитация и применение их в образовании, психологии, медицине, спорте, промышленности указывает на то, что соответствующие методики носят достаточно универсальный характер, да и в целом тестовая культура стала важной составляющей общецивилизационных процессов.

В свое время тестовое движение в России стало активно развиваться в рамках научного направления, получившего в конце XIX в. название педологии. Изучение психического и физического развития ребенка, становление его как личности не ограничивалось разработкой метода тестов. Так, в России первые оригинальные работы по проблемам детской психологии были написаны врачом-психиатром профессором И. А. Сикорским, который еще в 1878 г. изучал утомляемость школьников, пользуясь методом диктовок [1].

В конце 1890-х гг. в изучение проблем детской психологии активно включился и Александр Петрович Нечаев. Он стал одним из первых отечественных ученых, который не только проводил психолого-педагогические исследования с применением тестов, но и своей многоплановой научной и организаторской деятельностью способствовал их популяризации в России. К восприятию и освоению тестовых методик А. П. Нечаев пришел не сразу. После окончания историко-филологического факультета Петербургского университета в 1894 г. А. П. Нечаев был оставлен в университете для подготовки к профессорскому званию. В 1898 г. он получил направление на стажировку за рубеж. Там он занимался в имевшей мировую известность лаборатории В. Вундта, а затем в Геттингенском университете у профессора Г. Э. Мюллера. Он также стажировался в психологической лаборатории Э. Крепелина в Гейдельберге, в лаборатории Э. Меймана в Цюрихе и, наконец, у А. Бине в Париже.

Стажировка А. П. Нечаева у известных в Европе специалистов-психологов во многом определила его дальнейшие научные планы. Возвратившись в Санкт-Петербург, он начинает читать в университете курс педагогической психологии и вместе с тем хлопочет об открытии научной лаборатории экспериментальной психологии. Поскольку подобная идея в университете в тот момент не могла найти поддержки, А. П. Нечаев переходит работать в Педагогический музей военных учебных заведений, где читает курс психологии.

Директор Педагогического музея А. М. Макаров предложил ему такие условия, о которых он не мог и мечтать. Были выделены несколько комнат и значительные ассигнования для приобретения приборов и хозяйственного инвентаря. Это способствовало созданию первой в России лаборатории экспериментальной педагогической психологии, которая была открыта в октябре 1901 г. Отметим, что Педагогический музей военных учебных заведений в те годы слыл образцовым научно-методическим учреждением и крупным центром педагогической мысли. В нем сотрудничали такие известные ученые, как П. Ф. Каптерев, А. Н. Острогорский, А. Я. Герд, В. П. Вахтеров и др.

Развернулась активная деятельность по организации лаборатории, приобретению для нее необходимого оборудования и подготовке к началу научных исследований. За короткий срок по чертежам А. П. Нечаева на заводах Европы для нужд лаборатории были изготовлены тахистоскоп, механический хроноскоп, аппарат для изучения памяти и многие другие. Всего в итоге было приобретено 64 специальных прибора для проведения тестовых испытаний и других экспериментальных работ.

Подобные исследования, проводившиеся в Педагогическом музее и других научных центрах, в литературе того периода относили к педологии, педагогической

стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------

психологии, экспериментальной педагогике, экспериментальной психологии, экспериментальной педагогической психологии. Дело в том, что современники не нашли исчерпывающего ответа для определения этого феномена, объединившего усилия представителей нескольких смежных наук.

Логика развития цивилизационных процессов на рубеже XIX-XX вв. актуализировала проблему человека и личности. Исследователи того периода в индустриально развитых странах проявили высокую степень близости взглядов на природу и духовную сущность индивидуума в период его становления от рождения и до полного взросления. Через педагогику, через смежные с ней науки ученые стремились найти выход из кризисных социальных явлений. Отсюда увеличение числа исследований по проблемам воспитания детей, стремление объединить усилия специалистов разных областей, расширить межнаучные связи. Отражая умонастроения, царившие в обществе, профессор И. А. Сикорский на Втором съезде психиатров России говорил о воспитании: "Искусство воспитания имеет всеобъемлющую важность... Деятельность на этом новом поприще воспитательных забот предстоит в равной мере и психологу, и врачу, и педагогу. В совместной дружной работе многих специалистов душа дитяти, с ее нормами и отклонениями, с ее физиологическими и патологическими вариантами, станет предметом возникающего нового воспитания юных поколений" [2, с. 4].

В России идея объединения ученых и специалистов разных направлений наиболее последовательно и масштабно была реализована А. П. Нечаевым. Получив поддержку дирекции Педагогического музея военных учебных заведений, он развернул на постоянной основе изучение психолого-педагогических проблем детского дошкольного и школьного возрастов. К этому моменту у него уже имелся опыт изучения особенностей детского возраста, что способствовало написанию монографии "Современная экспериментальная психология в ее отношении к вопросам школьного обучения" (1901 г.). Это было первое в России оригинальное исследование по проблемам экспериментальной педагогической психологии с применением тестовых методов. В основу этой книги были положены собственные исследования, проведенные в ряде учебных заведений Санкт-Петербурга, где изучались память и внимание учеников, их работоспособность, податливость внушению. В ходе этой работы с позиций экспериментальных методов изучения рассматривались такие актуальные факторы, как продолжительность школьного дня, возрастные характеристики, искусство объяснения на уроке, заучивание, школьные упражнения и др.

С тестами А. П. Нечаева в 1901 г. российскую общественность познакомил и журнал "Вестник воспитания". В пятом номере этого издания была помещена статья французского психолога В. Арни, анализировавшего их в сравнении с созданными другими учеными. В. Арни отметил, что многие специалисты прежде сосредоточивались только на "каком-нибудь отдельном роде памяти", и, наконец, "этот пробел до некоторой степени заполнен теперь работой г. Нечаева, произведенной в Петербурге над 687 учащимися". Тесты, предлагавшиеся ученикам, были как групповыми, так и индивидуальными. Например, групповой, предназначавшийся для исследования воспроизведения по памяти, А. П. Нечаев предлагал в двух вариантах: испытуемым либо показывали 12 рисунков (по 2 сек. на рис.), либо называли 12 слов, которые нужно было вспомнить. Все остальные тесты также состояли из 12 заданий.

I. Предлагались следующие предметы: газета, перо, фуражка, щетка, замок с ключом, искусственный цветок, фонарь, книга, платок, бутылочка, стакан, будильник.

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

II. Учащиеся должны были определить на слух звуки, получаемые при проведении 12 действий: удар по стакану, удар по дереву, удар по картону и др.

III. Изучалась способность учащихся запоминать двузначные числа.

Следующие тесты использовались для изучения способности учащихся запоминать слова.

IV. Предлагались слова, вызывающие зрительные представления: коляска, календарь, запонка, озеро и др.

V. Предлагались слова, вызывающие звуковые представления: трескотня, колокол, мычание, шлепанье, музыка, выстрелы и др.

VI. Предлагались слова, вызывающие осязательные или мускульные представления: холодный, тяжелый, бархатный, неровный, колючий, горячий, упругий и др.

И последний тест состоял из двух субтестов.

VII (I). Произносились слова, выражающие чувства и эмоции: забота, раздумье, блаженство, пугливость и др.

VII (II). Использовались абстрактные слова: действие, причина, численность, качество и др.

Проведенное тестирование позволило А. П. Нечаеву сделать ряд выводов, наиболее важными из которых были о семи типах памяти и о том, что с возрастом память усиливается.

А. П. Нечаев нередко применял тесты, разработанные другими специалистами, адаптируя их при необходимости к российским детям или выстраивая в последовательности в соответствии со своей концепцией. Но он не ограничивался лишь рамками эксперимента. Поэтому о нем можно с полным основанием говорить и как о крупном организаторе педагогической науки и практики в России. В первый же год работы лаборатории экспериментальной педагогической психологии к участию в исследованиях были привлечены слушатели педагогических курсов военного ведомства. В деятельности научного коллектива был установлен четкий порядок. Сначала рядом лабораторных исследований выяснялось достоинство того или иного экспериментального метода. Затем, когда предварительно апробированный метод оказывался пригодным, проведение опытов переносилось в школы, приюты, гимназии и лицеи, а затем снова проводилась научная обработка полученных результатов с применением уже известных статистических методов.

Таким образом, лаборатория с первых же шагов своей деятельности установила прочную связь со школой, а в более широком плане связь науки с педагогической практикой. Основными проблемами, которые стали предметом научного внимания, были следующие: господствующие ассоциации в разных возрастах, запоминание слов разного значения, внимание, детское чтение, умственная отсталость, привычные способы заучивания, скорость умственной работы в разных возрастах, степень внушаемости школьников (податливости внушению), значение экспериментально-научных исследований для составления характеристики.

Результаты работы публиковались в отдельных изданиях: "Наблюдения над развитием интересов и памяти в школьном возрасте" (1901), "Труды слушателей военно-педагогических курсов" (1902). Еще более сильным толчком для развития подобных исследований в России послужило открытие при лаборатории в 1904 г. первых в России педологических курсов, поставивших своей целью изучение человека как предмета воспитания. Здесь ученые проявили себя последователями К. Д. Ушинского, который еще в XIX в. выдвинул эту цель в качестве главной задачи отечественной педагогики.

Курсы открыли доступ в лабораторию всем желающим заниматься экспериментальной педагогикой и привлекли внимание не только многих учителей, но и родителей школьников. Изучавшиеся дисциплины знакомили с основами науки о

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

воспитании, а также с естественнонаучными методами изучения человека, включавшими и тесты.

При курсах были организованы практические занятия в лаборатории. На них демонстрировались лабораторное оборудование и техника тестирования, раскрывалась суть научных исследований. Кроме А. П. Нечаева, занятиями руководили такие квалифицированные специалисты, обладавшие высоким научным потенциалом, как А. А. Крогиус (исследование развития внешних чувств у слепых по сравнению с нормальными детьми), А. Ф. Лазурский (собирание материалов для построения научно обоснованных характеристик учащихся, характерологический анализ художественных произведений, экспериментальное исследование личности), А. И. Щеглов (исследование отсталых и нравственно неуравновешенных преступных детей), академик И. Р. Тарханов (наблюдения над утомляемостью и графический метод регистрации).

Идея организации лаборатории по экспериментальной педагогической психологии, а затем и педологических курсов при ней оказалась весьма продуктивной. В 1908 г. была создана аналогичного типа лаборатория в Москве, где работали специалисты во главе с А. Н. Бернштейном, внесшие существенный вклад в развитие отечественной психологии. Небольшие педологические лаборатории или психологические кабинеты в первое десятилетие XX в. стали появляться и в провинции. Обычно они обустраивались при средних учебных заведениях или при обществах изучения детей.

Создание в России лабораторий, занимавшихся проблемами экспериментальной психологии и педагогики, шло достаточно динамично, что характерно, с широким использованием частных пожертвований. В 1909 г. в разных учебных заведениях, по подсчетам профессора Шеффилдского университета Дж. А. Грина, привлеченного достижениями экспериментальной педагогики в России, было 33 психологических лаборатории [3, с. 206]. Эти лаборатории организовывали, как правило, люди, прошедшие подготовку на педологических курсах или участвовавшие в съездах по экспериментальной педагогике и психологии.

Наиболее активные слушатели педологических курсов создавали не только экспериментальные лаборатории и кабинеты, но и педологические курсы для своих коллег в провинциальных городах. Масштабы этого движения в короткий срок приобрели столь существенный размах, что по инициативе Совета курсов и слушателей в 1906 г. был проведен первый в России съезд по педагогической психологии со специальной демонстрационной выставкой приборов для проведения тестовых испытаний и краткосрочными педологическими курсами. Делегаты выразили пожелание, чтобы лаборатория А. П. Нечаева взяла на себя труд по составлению коллекций простых по конструкции и дешевых аппаратов, которыми преподаватели могли бы пользоваться в классе для проведения психологических тестов. В итоге в течение 1906 - 1907 гг. были разработаны и заказаны приборы, которыми могли пользоваться учителя для демонстрации элементарного курса психологии.

Краткое описание этой коллекции с полным перечнем аппаратов (74 названия) было опубликовано во 2-й "Книжке педагогической психологии" в 1906 г. и отдельной брошюрой в 1907 г. [4, с. 4 - 11]. Подробное описание приборов и порядка проведения опытов были даны в неоднократно переиздававшихся книгах А. П. Нечаева "Учебник по психологии для средних учебных заведений и самообразования" и "Очерк психологии для учителей и воспитателей", а также в книге Н. Румянцева "Лаборатория экспериментальной психологии". Такой подход позволял комплексно решать проблему внедрения тестов в научные исследования и педагоги-

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

ческую практику. Наличие учебника и коллекции таблиц и приборов к нему позволяли не только иллюстрировать материал учебника, но и при желании проводить экспериментальные исследования, а в более широком плане - формировать тестовую культуру в обществе.

Процесс создания таблиц, приборов, геометрических фигур и т.п., предназначавшихся для лабораторных испытаний, шел по линии как усовершенствования уже имевшихся приборов, так и создания (изобретения) новых. В России это стало возможным благодаря таким специалистам, как А. П. Нечаев, А. Н. Бернштейн, А. В. Владимирский, ГИ. Россолимо, В. П. Кащенко, Ф. Е. Рыбаков.

В 1908 г. сотрудники лаборатории А. П. Нечаева выпустили книгу "Методы экспериментального исследования личности". В ней были представлены не только собственные тесты, но и разработанные московскими и зарубежными коллегами. Отметим также, что термин "тест" в этой книге на русский авторы переводили в его буквальном значении, т. е., как "испытание души" ("Mental test"). В начале XX в. обычно употреблялись понятия "эксперимент", "психологический опыт", "экспериментальный метод", "так называемые тесты" и т.п. Окончательно же термин "тест" утвердится в научной лексике в 1920-е гг.

Важным шагом на пути внедрения методов экспериментальной педагогики в образовательное пространство России послужило создание при самом деятельном участии А. П. Нечаева Педагогической академии. Рамки педологических курсов, которые в течение трех лет работали с октября по май (иногда и летом), вскоре стали узки для набиравшего силу нового направления - экспериментальной педагогики: все острее ощущался недостаток квалифицированных кадров.

Идея создания Педагогической академии вызрела, таким образом, из практических потребностей российского образования. Идея была поддержана не только представителями отечественной науки, но и широкой педагогической общественностью, депутатами государственной думы, работниками Министерства народного просвещения.

В августе 1907 г. в Министерстве просвещения утвердили устав академии, в соответствии с которым в нее принимали на двухгодичную учебу лиц, окончивших высшие учебные заведения. Не имевшие надлежащего образования также допускались в число слушателей, но без права сдавать экзамены. При академии создали и экспериментальную школу - на правах коммерческого училища. К преподаванию в академии А. П. Нечаев привлек ряд крупных ученых. В их числе И. П. Павлов, И. А. Бодуэн-де-Куртене, В. А. Вагнер.

Постепенно название нового научного направления утвердилось как экспериментальная педагогика. Ее развитие приобрело достаточно динамический характер, в связи с чем появилась потребность в создании координирующего центра, дабы избежать неоправданного дублирования в проводимых исследованиях и организовать работу небольших творческих коллективов вокруг общих тем и по единому плану. Так возникла идея создания в России Общества экспериментальной педагогики, устав которого был утвержден 19 мая 1909 г.

Общество экспериментальной педагогики не только разрабатывало планы общих исследований, но и делало расчет на координацию деятельности российских и зарубежных экспериментаторов. Почетными членами российского Общества экспериментальной педагогики стали такие известные европейские специалисты, как А. Бине, В. А. Лай, Э. Мейман, Ф. Чада и др. Почетными членами зарубежных аналогичных обществ стали 14 видных ученых России.

Такое положение в мировом научном сообществе, когда отдельные ученые или научные центры работают в режиме, сравнимом с сообщающимися сосудами,

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

позволяло оперативно обмениваться новыми идеями, приумножая научный потенциал каждой страны в отдельности и всех вместе взятых. А. П. Нечаев со многими иностранными коллегами поддерживал и личные контакты.

В результате сложившейся ситуации российское тестовое движение за свое первое десятилетие прошло путь от лаборатории к педологическим курсам, а от них к созданию психологических кружков, кабинетов и небольших лабораторий в десятках учебных заведений, а далее - к учреждению Педагогической академии и, наконец, к созданию Общества экспериментальной педагогики и проведению съездов по экспериментальной педагогике.

Внедрению тестовых методов в науку и школьную практику в немалой степени способствовало и разностороннее информационное обеспечение. Здесь тоже необходимо отметить многоплановую журналистскую и организаторскую работу А. П. Нечаева. Его статьи, как и публикации его учеников, коллег и единомышленников, по проблемам экспериментальной психологии и педагогики постоянно появлялись в специализированных журналах, среди которых в первую очередь назовем "Вестник воспитания", "Книжки по педагогической психологии", "Педагогический сборник", "Журнал Министерства народного просвещения", "Воспитание и обучение", "Народное образование". Особо следует выделить журнал "Русская школа", где с 1908 г. был открыт новый отдел "Экспериментальная педагогика". Заведовать им был приглашен А. П. Нечаев. В этом отделе печатались работы по истории экспериментальной педагогики, описания тестовых методов, оригинальных экспериментально-педагогических исследований, публиковались отчеты о наиболее важных работах в области экспериментальной педагогики, освещалась постановка преподавания педагогики и психологии в разных учебных заведениях, помещались критические обзоры отечественной и зарубежной литературы.

Кроме того, был налажен выпуск серии книг по возрастной и педагогической психологии с описанием тестовых методов, разработанных отечественными и зарубежными тестологами. Так, в 1910 г. вышли в свет "Атлас для экспериментально-психологического исследования личности" (содержавший 57 тестов, составленных Ф. Е. Рыбаковым) и "Психологические профили" (тесты московского врача Г. И. Россолимо). В 1911 г. была переведена книга А. Бине и Т. Симона "Ненормальные дети", содержащая составленные ими тесты интеллекта. С этого момента трижды (до 1917 г.) издавались "Лекции по экспериментальной педагогике" Э. Меймана с тестами, разработанными специалистами из многих стран Европы и Америки.

Импульс, заданный многогранной деятельностью А. П. Нечаева и его единомышленников, оказался таким мощным, что его не погасила даже мировая война. В 1916 г. состоялся очередной, пятый Съезд российских педагогов и психологов, на котором освещалась проблематика экспериментальной педагогики (предыдущие проходили в 1906, 1909, 1910 и 1913 гг.). Прилагавшиеся в этой сфере научной деятельности усилия приносили очевидные для всех результаты, и все же нельзя не восхититься тем фактором, что средства на проведение съезда в полном объеме выделило Министерство народного просвещения - в столь тяжелое военное время, когда в государстве на счету была каждая копейка. Мало того, весной 1916 г. при Министерстве была открыта школьно-гигиеническая лаборатория, в которой А. П. Нечаеву предложили руководить психологическим отделом.

За 15 - 16 предреволюционных лет А. П. Нечаеву удалось сформировать уникальное научное сообщество, в котором установилась система разнообразных связей между философами, психологами,

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

педагогами, врачами. В среде российской интеллигенции сформировалась определенная тестовая культура, особенностью которой стало творческое сотрудничество между известными учеными и начинающими практиками с периферии. Сложилась научная школа А. П. Нечаева, которая обрела не только общероссийскую, но и мировую известность.

Деятельность А. П. Нечаева и его единомышленников высоко оценивало не только Министерство народного просвещения, но и иностранные ученые. Примечательное послание на имя А. П. Нечаева в 1916 г. в дни работы Съезда по экспериментальной педагогике прислал английский психолог профессор Дж. Грин: "Более всего на свете я бы желал сейчас присутствовать на этом съезде. Действительно, разве может что-нибудь более свидетельствовать о величии русского народа, чем факт этого съезда, собравшегося в такое время. Несмотря на великую войну, когда враг занял значительную часть русской территории, вы еще способны думать над проблемами, которые более малочисленный народ отбросил бы в сторону как не имеющие связи с войной. Это знак спокойствия и мужества, служащий хорошим предзнаменованием для будущности русского народа, и мысль о дальнейшем развитии этих качеств вашего народа вызывает во мне чувство восхищения" [5, с. 251].

Революционные события внесли изменения в жизнь Александра Петровича Нечаева. С осени 1917 г. он директор Самарского пединститута, а с 1921 г. в Москве на разных руководящих должностях. В 1925 г. ему назначена персональная пенсия по группе выдающихся ученых, но он продолжал много и плодотворно трудиться, занимаясь разработкой методов профессионального отбора (психотехникой) будущих летчиков, шоферов и т.д. В 1935 г. А. П. Нечаев по навету был осужден на пять лет ссылки и выслан в казахстанский город Семипалатинск. Исследователь его творческого наследия А. А. Романов делает по этому поводу парадоксальный, на первый взгляд, вывод: "судьба, видимо, "благоволила" к А. П. Нечаеву, роковым образом взорвав его жизнь в 1935, а не в 1937 г." [6, с. 11].

Действительно, по суровым меркам 1937 г. А. П. Нечаев имел "полный набор" для самого сурового наказания. Он из дворян, учился за границей, участвовал в международных конгрессах, готовил статьи для зарубежных изданий, вел переписку со многими известными учеными Европы и Америки, беспартийный и при этом член многих иностранных научных обществ...

В г. Семипалатинске А. П. Нечаев работал консультантом в ряде медицинских учреждений, а с 1944 г. - профессором психологии и заведующим кафедрой педагогики в педагогическом институте. В 1944 г. А. П. Нечаев был утвержден ВАК СССР в степени доктора педагогических наук без защиты диссертации. Спустя четыре года он умер и был похоронен в г. Семипалатинске. Пришло время воздать ему должное как первому российскому тестологу, имя которого стоит в одном ряду со многими крупными учеными России, такими, как В. М. Бехтерев, И. А. Сикорский, Н. Н. Ланге и др.

ЛИТЕРАТУРА

1. Чмелева Е. В. И. А. Сикорский о развитии интеллекта детей раннего и дошкольного возраста // Педагогика. 2003. N 10; Бабаян А. В. И. А. Сикорский о нравственном воспитании // Педагогика. 2004. N 10.

2. Сикорский И. А. Психологические основы воспитания. Киев, 1905.

3. Русская школа. 1910 г. N 1.

4. Коноров М. И. Коллекция простейших приборов для преподавателей психологии в средней школе. СПб., 1907.

5. Труды третьего Всероссийского съезда по экспериментальной педагогике. Пг., 1916.

6. Романов А. А. А. П. Нечаев: у истоков экспериментальной педагогики. М., 1996.

стр. 78

Комментируем публикацию: А. П. НЕЧАЕВ И СТАНОВЛЕНИЕ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ В РОССИИ


© В. М. КАДНЕВСКИЙ • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.