И. В. ГЕТЕ: ВОСПИТАНИЕ ИСКУССТВОМ

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему И. В. ГЕТЕ: ВОСПИТАНИЕ ИСКУССТВОМ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-10-23
Источник: http://portalus.ru

Эпоха Просвещения - один из ярчайших исторических периодов, когда идеи воспитания оказались в центре общественной мысли. Просветительский идеал сформировался под воздействием гуманистической философии Возрождения, согласно которой человек не только соединяет в себе природное и божественное, как учит Священное Писание, но является особой субстанцией, имеющей специфически человеческую природу. Его созидательные способности открывают перед ним широкие перспективы, возможности разума кажутся безграничными.

Но просветители отдавали себе отчет в том, что подобная точка зрения мало согласуется с действительностью. Реальный их современник предстал искаженным подобием "истинной" человеческой природы. Поэтому основной своей задачей просветители считали совершенствование человека, что обусловило их глубокий интерес к вопросам воспитания личности и стало причиной рождения различных педагогических теорий (Ж. Ж. Руссо, Дж. Локка). Наряду с философами и педагогами проблему становления человека стремились решить и писатели. Именно в XVII-XVIII вв. в европейской литературе появился новый жанр, который получил название "роман воспитания".

М. М. Бахтин пишет, что "в центре романа (воспитания) находится герой, отвечающий следующим требованиям: 1) он не должен быть "героичным" ни в этическом, ни в трагическом смысле этого слова: он должен объединять в себе как положительные, так и отрицательные черты; 2) он должен быть показан не как готовый и неизменный, а как становящийся, изменяемый, воспитуемый жизнью" [1, с. 398].

К жанрообразующим чертам такого романа также относятся: путешествие как метафора жизненного пути (Бахтин), ряд образовательных ступеней, которые герой проходит в своем становлении. Автор такого романа "должен провести человека через разные фазы жизни, и предполагается, что в эпилоге, осознав свои возможности и цель своего существования, герой... избирает и необходимую линию поведения" [2, с. 159].

Примерами произведений этого жанра в английской литературе могут служить "Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо" Д. Дефо, "История Тома Джонса, найденыша" Г. Фильдинга, "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена" Л. Стерна; во французской - "Эмиль, или О воспитании" Ж. Ж. Руссо, пародирующая жанровые черты философская повесть Вольтера "Кандид, или Оптимизм" и др. В немецкой литературе это гетевский цикл о Вильгельме Мейстере, в который входят романы "Театральное призвание Вильгельма Мейстера", "Годы учения Вильгельма Мейстера" и "Годы странствий Вильгельма Мейстера, или Отрекающиеся".

Универсальность просветительских романов воспитания заключается в том, что все они в той или иной мере отражали педагогические концепции своей эпохи. Так, "Эмиль, или О воспитании" Ж. Ж. Руссо - это педагогический трактат, облаченный в форму литературного произведения; "Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо" Д. Дефо - попытка в художественном пространстве книги воплотить "в жизнь" "Мысли о воспитании" Дж.Локка; "История Тома Джонса, найденыша" Г. Фильдинга и "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена" Л. Стерна - полемика с вышеназванным трактатом Дж.Локка и его же "Опытом о человеческом разуме".

стр. 71


--------------------------------------------------------------------------------

Гете работал над циклом романов о Вильгельме Мейстере почти полвека (с 1777 по 1825 гг.). Здесь он собрал все, что узнал, наблюдая эпоху и людей, "поставил поэтический эксперимент на тему о том, какими могли бы быть ответы на требования общественной ситуации, рассматривая этот объемный прозаический труд как резервуар, вместивший в себя сюжеты и идеи, осуществленные проекты и едва наметившиеся замыслы, и предложил их читателю как материал для размышлений" [2, с. 574]. Гете последовательно изложил свои идеи по обширному кругу философских, религиозных, эстетических, морально-этических вопросов. Цикл о Вильгельме Мейстере также можно рассматривать как педагогическую концепцию, выраженную в форме романа воспитания.

"Театральное призвание Вильгельма Мейстера", первый и незавершенный роман цикла, в наибольшей степени отражает эстетические взгляды Просвещения. В центре романа судьба молодого выходца из бюргерской среды, с детских лет почувствовавшего влечение к литературе и театру. В этом сказалась и автобиографичность книги (в одном из своих писем автор называл Вильгельма "любимым драматическим двойником"), и ее историческая актуальность. В исправлении человеческой природы и общественных нравов особая роль отводилась искусству. Самые выдающиеся деятели французского Просвещения - Д. Дидро, Я. Гримм, Г. Рейналь - были едины в выводе о том, что "нация, обладающая вкусом к прекрасному, в целом всегда будет состоять из людей более совершенных, чем другие нации, у которых хороший вкус еще не имеет никакого влияния" [3, с. 192]. Ф. Шиллер писал, что искусству принадлежит великая целительная сила. С его помощью возможен переход от "естественного" государства к "нравственному", который не сумела найти Французская революция. "Воспитайте человека в эстетическом отношении, и он окажется способным соблюдать правила общежития без всякого принуждения; он будет живым существом, полным обаяния, чувственной прелести и вместе с тем разумным человеком, доступным голосу нравственного долга" [4, с. 291]. Театру же как самому "общительному" (Ф. Шлегель) из искусств просветители придавали особое значение. Д. Дидро писал: "Партер театра - единственное место, где сольются слезы добродетельного человека и злодея. Там возмущается злодей против несправедливостей, которые сам смог бы совершить, сочувствует горю, которое сам смог бы причинить, негодует на человека со своим собственным характером. Но впечатление получено, оно живет в нас, вопреки нам, и злодей, уходя из ложи, менее расположен ко злу, чем после отповеди сурового и черствого оратора" [5, с. 276].

В романе воспитание героя, его внутренний рост показаны в движении от наивного увлечения ребенка домашним кукольным представлением к осознанным воззрениям на искусство и художника. Странствуя по плану наставника, знатока литературы и искусства советника Р., Вильгельм знакомится со всеми видами театра, существовавшими в то время в Германии. Он наблюдает представления народного театра; встречает труппу бродячих артистов, которую возглавляет мадам де Ретти; наконец, вступает в регулярную, хорошо организованную труппу Зерло и Аврелии (исторически это один из первых профессиональных театральных коллективов Германии - труппа Ф. Л. Шредера).

В юности сцена казалась Вильгельму неким блаженным островом, а актеры - особенными людьми, возвышенными, бескорыстными и гуманными. В театре он надеялся найти убежище от прозаической, мелочной действительности. Сейчас Вильгельм увидел силу театра не в сокрытии реальности, а в том, что настоящий театр, напротив, вторгается в жизнь, воспитывает зрителя.

"Если бы мы создали наш национальный театр, - восклицал молодой Ф. Шиллер, - мы были бы уже нацией!" [6, с. 290]. В качестве министра культуры Веймарского герцогства Гете пытался осуществить этот проект - создать общенациональный немецкий театр с единым репертуаром и кругом идей, который мог бы содействовать становлению национального самосознания немцев. Но в политически раздробленной Германии XVIII в. это было неосуществимо.

стр. 72


--------------------------------------------------------------------------------

Таким образом, в годы работы над "Театральным призванием..." Гете рассматривал организацию театрального действа как одно из условий формирования нации. Поэтому речь в романе идет прежде всего об общественном значении искусства. Приступая к постановке "Гамлета", Вильгельм ставит перед собой цель воспитать эстетический вкус зрителей, возвысить и облагородить их мысли, чувства и устремления. На этом эпизоде повествование обрывается, и незавершенная рукопись пролежала шесть лет. Когда же в 1793 г. Гете вернулся к работе, роман получил новое название - "Годы учения Вильгельма Мейстера".

Замысел романа изменился: главный герой предстает перед нами уже не как будущий театральный реформатор, а как обычный человек, пытающийся найти свое место в мире, ответить на важнейшие мировоззренческие вопросы. Увлечение же Вильгельма театром дает начало его индивидуальному духовному и нравственному развитию. Изменения в сюжете связаны с педагогическим поиском Гете, с переосмыслением функции искусства.

Кульминация "Годов учения..." - работа героя над "Гамлетом". Но, поставив эту сложнейшую пьесу и сыграв в ней главную роль, Вильгельм не чувствует удовлетворения. Он начинает понимать, что у него нет настоящего таланта, ни литературного, ни актерского, и в театре он скорее дилетант-энтузиаст, нежели профессионал. В этот момент происходит перелом - в его судьбе появляется "Общество Башни".

В чем цель этого общества? Сформулировать ее достаточно сложно. Попытки ряда ученых (К. Конради, А. Аникст) интерпретировать наставление, полученное Вильгельмом, как руководство к практической деятельности, очень далеки от его действительного смысла. Фактически наставление приводит Вильгельма к мысли, что его увлечение театром было годами учения. Теперь оно завершено, и герой должен найти реальную профессию, в которой раскроются его природные задатки. При этом в наставлении указывается на высшую цель любой деятельности и на сложность, почти невозможность ее достижения: "Нас манит высота, но не ступени к ней; обратя свой взор на вершину, мы предпочитаем идти равниной" [7, с. 408].

Возможно, для читателей деятельность "Общества Башни" прояснится, если будут найдены ответы на вопросы: почему его члены среди многих отметили именно Вильгельма? Почему Аббат, встретив девятилетнего мальчика в доме его деда, снова и снова появляется в его жизни, порой вступает с ним в краткий разговор, который неизменно заставляет Вильгельма задуматься о своем будущем? Что увидел в нем Аббат, иными словами, что выделяет Вильгельма из его окружения? Думается, это отличие было заметно уже в детстве героя, особенно ярко оно проявилось на фоне филистерских, чисто практических интересов его семьи.

Вильгельм задыхается в родном доме, потому что его личности, его натуре нужны духовные ценности. В своей статье "Благодарность Гете" (1932) Г. Гессе назвал это "главной проблемой Гете" - построить человеческую жизнь, руководимую духом: "...Всегда имелась в виду высокая цель, благороднейшая из всех целей: обоснование и осуществление жизни, управляемой духом, и не только для него самого, но и для всей нации, всей эпохи. Всегда, даже в его ошибочных действиях, была попытка всесторонне освоить знания и весь жизненный опыт своей эпохи и поставить их на службу высокому духу, благородной личности, более того, безличной нравственности. Писатель Гете создал для лучших людей своего времени образ, вернее, образец человека, приблизиться к которому, походить на который было идеалом всех людей доброй воли" [8, с. 154].

Но почему члены "Общества Башни", долгие годы наблюдавшие за Вильгельмом, не предостерегли его от увлечения театром? Во время посвящения Вильгельм задает этот вопрос: если он ошибался насчет своего литературного и актерского таланта, то почему его не направили на верный путь? В ответ раздается голос: "Не обвиняй нас... Ты спасся, ты на пути к цели. Ни в одной своей глупости ты не раскаешься и ни одну не захочешь повторить, - лучший удел не может выпасть человеку". И далее: человека "не должно ограждать от заблуждений" и сле-

стр. 73


--------------------------------------------------------------------------------

дует "даже допускать его полной чашей пить свои заблуждения" [7, с. 407].

Так какую же роль увлечение театром сыграло в судьбе героя? Юный Вильгельм страдал от бездуховности бюргерской жизни, он с горечью сознавал, что не имеет возможности развивать задатки, заложенные в нем природой. "Не знаю, как в других странах, - пишет он своему другу Вернеру, - но в Германии только дворянину доступно известное общее, я хотел бы сказать, личное развитие. Бюргер может отличиться заслугами и в крайнем случае образовать свой ум, но личность его погибнет, как бы он там ни старался" [там же, с. 238]. Между тем Вильгельм чувствовал в себе "непреодолимое стремление к тому гармоническому развитию своей натуры", в котором ему "отказано рождением" [там же].

Став актером, он надеялся получить возможность хотя бы временно жить более высокой жизнью, чем та, которая ожидала его в бюргерской, филистерской среде, где бесполезным и вздорным признается все то, "от чего не сыплются деньги прямо в мошну, что не дает незамедлительной прибыли" [там же, с. 9]. "Ты видишь, конечно, - продолжает он в том же письме, - что... только в этой единственной стихии (на сцене. - Г. Г., А. С.) я могу свободно двигаться и развиваться. На подмостках образованный человек выступает в таком же блеске своей личности, как и высшем классе общества" [там же, с. 238].

В дальнейшем последовала работа героя в качестве драматурга, режиссера, актера, за чем кроется стремление личностно разрешать непростые философские и эстетические вопросы эпохи, желание соотносить индивидуальные качества - свои и других исполнителей - с общечеловеческими образами-типами драматургии Шекспира. Автор предполагал, что духовное развитие героя поможет ему найти свое место среди людей, занятых перестройкой жизни "изнутри", посредством самовоспитания и самосовершенствования.

Таким образом, функция искусства в "Годах учения..." переосмыслена и выходит за рамки просветительской эстетики: не исправлять общественные нравы, а давать своеобразный толчок развитию личности человека.

Есть еще одно важное отличие "Годов учения Вильгельма Мейстера" от предшествующих романов воспитания, вытекающее из отличия концепции личности Гете от просветительского идеала личности. Роман завершается тем, что главный герой, вступив в Общество Башни, вместе с сыном Феликсом отправляется в путешествие в поисках своего истинного призвания. Подобный открытый финал не встречается ни в одном романе этого направления. Напомним, автор-просветитель должен был показать постепенное взросление героя, освобождение его от недостатков, чтобы в конце тот обязательно смог избрать "необходимую линию поведения" (именно так поступают со своими персонажами такие, в общем, разные авторы, как Дефо и Филдинг, Руссо и Вольтер).

Неслучайность такого поворота событий становится очевидной, если вспомнить, что и "Театральное призвание..." после постановки "Гамлета" обрывается и следует долгая творческая пауза в работе над романом. Гете не смог завершить свой театральный роман жестким, заранее предсказуемым финалом. Он считал, что в духовном развитии не может быть конечного результата, удел человека - нескончаемые поиски себя, непрерывное самообновление.

Кредо человека он сформулировал в "Фаусте": "И век ему с душой не будет сладу, / К чему бы поиски ни привели" [9, с. 17]. Той же максимы придерживался он и в своей жизни. "Я изрядно похож на хамелеона", - пишет пятнадцатилетний Гете. "Я всегда новорожденное дитя", - говорит он в тридцать восемь. Наконец, удивительное признание: "Для того ли я дожил до восьмидесяти лет, чтобы думать всегда одно и то же? Я стремлюсь, скорее, каждый день думать по-другому, по-новому, чтобы не стать скучным. Всегда нужно меняться, обновляться, омолаживаться, чтобы не закостенеть" [цит. по: 10, с. 48].

Что означает метафора "хамелеон"? Человека, которому дана подобная характеристика, мы воспринимаем скорее негативно. Уже подростку приходится отстаивать какие-то свои принципы, чтобы не прослыть

стр. 74


--------------------------------------------------------------------------------

конформистом. В человеке в этот момент утверждается личность, индивидуальность. Но чаще утверждается что-то одно - вопреки всему. К. Свасьян, философ, исследователь мировоззренческой платформы Гете, пишет: "С годами эта тенденция у многих людей усиливается и, наконец, окончательно замыкается в некой мировоззренческой "точке зрения", завоеванной ценою утраты "сферы зрения". Установка на принципиальность оказывается идентичной установке на узость; в пафосе преждевременного нонконформизма выигрыш достается близорукости, утверждающей себя за счет неприятия универсальных перспектив" [10, с. 50]. Установка Гете диаметрально противоположна: максимально отречься от себя и воспринимать объекты "во всей возможной чистоте". Быть "хамелеоном" в этом смысле означает только одно: учиться у мира, дать ему воздействовать на себя, принимать в себя мир чистым и естественным, не в призме точек зрения, а непосредственно. Вспомним удивительное признание Гете: "Я всегда считал мир гениальнее, чем собственный гений".

Значит, нежелание сформулировать для своего "любимого драматического двойника" систему мировоззренческих и нравственных оценок - это выражение собственного кредо: "быть хамелеоном". Сказанное подтверждает следующий роман цикла - "Годы странствий Вильгельма Мейстера..." (1825).

Эта книга представлялась исследователям загадкой. Перед интерпретаторами вставал вопрос: в чем же все-таки единство романа, который состоит из многочисленных, разнообразных по темам рассказов, писем, дневниковых записей, афоризмов, комментариев редактора?

Художественная форма романа была понята только в XX в. Стало ясно, что отказ от четко выстроенной фабулы был намеренным: "Эта книжечка - то же самое, что и сама жизнь; в комплексе целого находишь и необходимое, и случайное, и преднамеренно возникшее; одно удалось, другое - нет; и это придает ей своего рода бесконечность, которую нельзя понятными и разумными словами ни вполне выразить, ни до конца исчерпать" [цит. по: 2, с. 579]. Роман в этом высказывании расширяется до границ действительности.

И все-таки "Годы странствий..." - воспитательный роман, ведь все сюжетные линии скреплены повествованием о путешествии Вильгельма Мейстера, предпринятом по велению "Общества Башни" (в новом романе - "Отрекающихся"). Герой знакомится с разными людьми, выполняет различные поручения, вторгается в новые области жизни. Настоящее свое призвание он находит не сразу. Наконец, когда некий Монтан объясняет ему, как важно иметь профессиональную подготовку, Вильгельм решает стать врачом.

Но мы не поймем истинной логики воспитания героя, если не обратимся к глубинному смыслу всего романа, выраженному в идеале отречения. Тема отречения звучит уже в названии книги ("Годы странствий Вильгельма Мейстера, или Отрекающиеся"), а также в изменившемся названии "Общества Башни". Идеал Отречения - это и есть тот центр, который организует сложную художественную структуру романа.

Работу над продолжением Гете начал с новелл, которые рассказывают о страсти и смятении, верности и неверности, поспешности и ошибках при выборе партнера - они приводят к конфликтам, разрешение которых чаще всего требует отречения. Пример его показан в "Пятидесятилетнем мужчине", где герой, почтенный военный, отрекается от любимой девушки ради сына, также в нее влюбленного.

Наиболее полно идею отречения воплощает героиня романа Макария (в переводе с греческого - "святая" или "блаженная"). Ей ничего не нужно для себя, она не думает о себе. Макария - калека, испытывающая физические мучения, и она принимает участие в судьбе всех действующих лиц, проникает в закоулки человеческой души, которые для других остаются недоступными. Но не только сострадательность героини делает ее идеалом среди отрекающихся. Макария является олицетворением высшей мудрости, о которой можно сказать словами Г. Гессе: "Она есть не что иное, как обоготворение жизни, как благоговение перед жизнью, она желает лишь служить ей, и у нее нет никаких притязаний, требований или прав.

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

Это та самая мудрость, о которой предания всех благородных народов знают, что она была во времена великих властителей; но позже властители и их слуги ей изменили, и возвращение к ней есть единственный способ вновь примирить землю с небом" [8, с. 159 - 160]. О Макарии говорят, что душой, воображением она не просто ощущает Солнечную систему, но составляет ее часть, участвует в движении небесных тел, вращается вокруг Солнца по спиральной орбите, "которая несет ее все дальше от средоточия к внешним сферам" [11, с. 390].

Макария внушает ощущение связи с абсолютным. Так, Вильгельм во время пребывания у нее заходит в обсерваторию. Астроном показывает ему звездное небо, и бесконечность его человеческой миссии является Вильгельму как предчувствие: "Какое право ты имеешь хотя бы помыслить себя в середине этого вечного живого порядка, если в тебе самом не возникает тотчас же нечто непрестанно-подвижное, вращающееся вокруг некоего чистого средоточия?" [11, с. 105].

Вот они, духовные результаты воспитания Вильгельма, - центральная для Гете идея круговорота жизни, изменчивости человека, идея беспрерывного обновления, при неизменной цели-центре - служении духу. "Искусство вечно, жизнь коротка", - было сказано Вильгельму в наставлении [7, с. 408].

Почему же для осмысления этого герой должен был стать врачом? Члены "Общества Отрекающихся" убеждают Вильгельма в необходимости реальной профессии. "Сейчас пришло время односторонности, - убеждает его Монтан. - Благо тому, кто это постиг и действует так на благо себе и другим. Иногда это понятно с первого взгляда. Стань хорошим скрипачом - и будь уверен, что любой капельмейстер с удовольствием даст тебе место в своем оркестре. Стань многозвучным, как орган, - и ты увидишь, какое место отведет тебе в общей жизни благонамеренное человечество... Лучше всего ограничить себя одним ремеслом. Для неумного оно и останется ремеслом, для ума более обширного станет искусством, а самый высокий ум, делая одно, делает все, или, чтобы это не звучало парадоксом, в том одном, что он делает хорошо, ему виден символ всего, хорошо сделанного" [11, с. 32 - 33].

В финале романа Вильгельм спасает жизнь сыну Феликсу. Значит, в области медицинской он обладает подлинным талантом, а профессия врача - его настоящее призвание. Так реализуется суть наставления - в избранной им деятельности Вильгельм достигает вершины. Хотя он и не стал профессиональным драматургом, выбрал более "земную", практическую профессию, стремление к самосовершенствованию, восприимчивость к прекрасному живут в нем. Именно искусство явилось первоосновой для становления и развития его личности, именно в нем Гете увидел важнейшее средство самопознания и духовного восхождения человека. Это доказывает и воспитательная система "Педагогической провинции", куда Вильгельм отдает учиться Феликса.

Педагогическая провинция - воплощение взглядов Гете на воспитание личности. Это закрытая сфера, экономически независимая, изолированная от внешнего мира. Мальчиков воспитывают здесь вдали от родительского дома по особой образовательной системе, которую мы можем сравнить с современным пониманием личностного подхода в гуманистической педагогике. Основная задача "Педагогической провинции" - заметить талантливых людей и развивать их исходя из индивидуальных интересов, склонностей и способностей. "Если мы желаем дать человеку воспитание, то прежде всего должны узнать, куда влекут его наклонности и желания. Затем надо дать ему возможность следовать своим наклонностям и удовлетворять желания, дабы человек, заблудившись, вовремя мог осознать свои заблуждения, а попав на истинный путь, с особым рвением и усердием продолжал развиваться в свойственном ему направлении" [11, с. 226].

Сообразно своим наклонностям мальчики-воспитанники получают в "Педагогической провинции" специализированную подготовку, но начало их образования - занятия различными видами искусств, среди которых особое место занимает музыка.

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

Для Гете музыка была отражением определенных закономерностей мира и природы. Она враждебна всякому произволу, "ибо в ней осуществляется закономерное сотрудничество самых разнородных элементов для достижения общих, высоких культурных целей и задач" [12, с. 593].

Как искусство цельное, неразложимое, как символ гармонии понимается музыка и в "Педагогической провинции". Именно она является основой гармоничного развития личности: "...У нас пение составляет первую ступень воспитания, все остальное примыкает к нему и через него проводится". В пении мальчики обучаются ощущению числа и меры, искусству исчисления и измерения. "...Из всех возможных элементов мы и избрали музыку как основной элемент нашей системы воспитания, ибо от нее исходят во все стороны ровные, проторенные дороги" [11, с. 175].

Таким образом, идеи об особой роли искусства в воспитании личности в последнем романе цикла нашли свое логическое завершение. В "Театральном призвании Вильгельма Мейстера" Гете в утопическом просветительском духе видел в искусстве средство исправления нравов общества и формирования нации. В "Годах учения Вильгельма Мейстера" на первый план выходят идеи воздействия искусства на индивидуальную и неповторимую личность, саморазвития и самосовершенствования героя, гонимого, по словам Г. Гессе, "божественным томлением, в прозрениях и заблуждениях следуя зову возвышенной жизни, высот духа и глубокой зрелой человечности" [цит. по: 13, с. 46]. В "Годах странствий Вильгельма Мейстера" Гете предложил современникам стройную педагогическую систему, основанную на воспитании личности искусством.

Просветительский XVIII век, с его доверием к человеку, верой в великие возможности и будущее, казалось, открыл тайну развития личности. Однако открытие оказалось (и не могло не оказаться!) иллюзорным. Но, как говорил Г. Гессе, мудрость и значение таких произведений переживет века, и каждое поколение найдет в них свои вопросы и ответы на них.

Литература

1. Бахтин М. М. Литературно-критические статьи. М., 1986.

2. Конради К. О. Гете: жизнь и творчество: В 2 т. Т. 2. М., 1987.

3. Лившиц М. А. Поэтическая справедливость. М., 1993.

4. Шиллер Ф. Статьи по эстетике. М.; Л., 1935.

5. Дидро Д. Собр. соч. Т. 7. М.; Л., 1935.

6. Волгина Е. И. Театральный роман Гете // Гете И. В. Театральное призвание Вильгельма Мейстера. Л., 1981.

7. Гете И. В. Собр. соч.: В 10 т. Т. 7. М., 1979.

8. Гессе Г. Собр. соч.: В 8 т. Т 8. М.; Харьков, 1995.

9. Гете И. В. Собр. соч.: В 10 т. Т. 2. М., 1979.

10. Свасьян К. А. Иоганн Вольфганг Гете. М., 1989.

11. Гете И. В. Собр. соч.: В 10 т. Т. 8. М., 1979.

12. Манн Т. Собр. соч.: В 10 т. Т. 9. М., 1961.

13. Березина А. Г. "Игра в бисер" Гессе и романы о Вильгельме Мейстере Гете (Некоторые аспекты философской проблематики) // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 1972. N 2.


Комментируем публикацию: И. В. ГЕТЕ: ВОСПИТАНИЕ ИСКУССТВОМ


© Г. С. ГОЛОШУМОВА, А. Н. САДРИЕВА • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.