Л. Н. Толстой и К. Н. Вентцель: два взгляда на свободное воспитание

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Л. Н. Толстой и К. Н. Вентцель: два взгляда на свободное воспитание. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-10-18
Источник: http://portalus.ru

Учение о свободном воспитании в России исследователи, как правило, связывают с именем Л. Н. Толстого, идеи которого о формировании свободной личности вызывали живой интерес среди педагогов в конце XIX - начале XX вв. Основательная разработка проблемы началась после революционных событий 1905 г. В 1907 г. стал выходить журнал "Свободное воспитание", на страницах которого выступали С. Т. Шацкий, И. И. Горбунов-Посадов, Н. В. Чехов. Именно в это время К. Н. Вентцель и его сторонники предложили совершенно новые подходы к этой проблеме.

Научные труды К. Н. Вентцеля, его общение с друзьями великого писателя, участие в работе журнала "Свободное воспитание", где имя Л. Н. Толстого было особенно почитаемо, дают основание утверждать, что стержневые идеи теории воспитания и обучения были сформированы под влиянием толстовского направления в педагогике.

Впервые отзыв Л. Н. Толстого, хотя и косвенный, на научную работу К. Н. Вентцеля встречается в письме к редактору журнала "Вопросы философии и психологии" Н. Я. Гроту в 1892 г. Сообщая своему корреспонденту, что журнал он читает с интересом, писатель замечал: "В последнем выпуске мне очень не понравилась статья о Вундте. (Речь шла о статье К. Н. Вентцеля "Система философии Вундта", опубликованной в январе 1892 г. - М. С. ) Тогда тотчас по прочтении, я что- то много ядовитого хотел сказать о ней, теперь же, к счастью, все забыл, кроме того, что статья роняет журнал и по содержанию и по тону" [1, с. 172]. Равным образом отсутствуют и прямые отклики на педагогические труды К. Н. Вентеля в собрании сочинений Л. Н. Толстого. Но есть свидетельства, зафиксированные яснополянским врачом Д. П. Маковицким. 26 сентября 1906 г. у писателя гостил его давний знакомый С. Д. Николаев, рассказавший о создании в Москве кружка семейных людей, решивших воспитывать своих детей по системе К. Н. Вентцеля, изложенной в "Доме Свободного Ребенка". Однако Л. Н. Толстой засомневался в целесообразности такого начинания, сказав: "Из этого ничего не выйдет, а если и выйдет, то что-нибудь очень плохое" [2, с. 243].

При этом он сослался на опыт заграничных детских садов, где дети постоянно подвергались муштровке, все делали по команде и "прочими глупостями занимались". По мнению писателя, воспитание не может быть доверено посторонним людям: оно есть "дело самих родителей и, главным образом, матерей".

В то же время он приветствовал свободное обучение, считая, что "у всякого честно мыслящего родителя естественно возникает желание избавить ребенка от тлетворного влияния нынешних школ и гимназий, которые только портят и развращают детей, и дать ему образование

стр. 85


--------------------------------------------------------------------------------

без всех этих глупостей в виде суеверий религиозных, чудес, поклонений иконам и т.п. или патриотизма, обожания царя и прочее" [2, с. 244]. Поскольку С. Д. Николаев принимал участие в собраниях, где обсуждались вопросы воспитания в "Доме Свободного Ребенка" Л. Н. Толстой просил его передать московским друзьям, что в их попытке создать новую систему свободного воспитания есть хорошее и дурное. Естественно, что К. Н. Вентцель был ознакомлен с точкой зрения писателя на свое начинание.

В "Яснополянских записках" Д. П. Маковицкого неоднократно встречается имя педагога. 31 декабря 1906 г. он записал: "За дневным чаем Л.Н. попросил книгу Вентцеля ("Борьба за свободную школу". - М. С. ), посмотрел и похвалил" [2, с. 344]. Спустя почти месяц Лев Николаевич, ссылаясь на мнение дочери, об этой книге отзовется иначе: "Книгу Вентцеля читала Таня. Очень чудные вещи, несуразные" [2, с. 360].

В октябре 1907 г. в семье Толстых обсуждали работу К. Н. Вентцеля: "Дом Свободного Ребенка". Д. П. Маковицкий тогда записал, что Татьяна Львовна "осмеяла ее, цитируя из нее, как предоставить детям в школе выбор чем заниматься: фортепиано, уроками языка, стряпаньем". В свою очередь Л. Н. Толстой так прокомментировал слова своей дочери: "Свобода в обучении совершенно хороша, но ошибка - выводить детей из семейной среды. Лучше семьи для ребенка ничего нельзя придумать. Чем полнее свобода ребенка - тем лучше. Воздействовать на ребенка - не страхом. Кроме страха, есть любовь к родителям (во имя которой можно требовать от него хороших поступков)" [2, с. 524-525].

Это замечание Л. Н. Толстого верно по существу, хотя к идеям К. Н. Вентцеля не имеет прямого отношения. Дело в том, что "Дом Свободного Ребенка" строился по типу семейной школы. Родители не только принимали участие в его организации, но и ежедневно работали в нем, помогая педагогам в становлении новой свободной системы воспитания.

Но писателя, тогда еще стоявшего на точке зрения, что воспитание и обучение - это два не связанных между собой процесса, волновало то, чтобы нравственные условия формирования личности ребенка в школе и в семье не отличались, а были бы продолжением друг друга. В противном случае, если в "Доме Свободного Ребенка" не будет прислуги, а в семье она имеется, то это будет ложь и лицемерие.

В 1909 г. Л. Н. Толстой опубликовал статьи "О воспитании" и "В чем главная задача учителя", вызвавшие большой интерес у педагогической общественности. К. Н. Вентцель же в статье: "В чем основа воспитания и образования" четко обозначил суть несогласия с Л. Н. Толстым по проблемам теории и практики формирования личности ребенка. Он не принял прежде всего формулу писателя: "И воспитание и образование нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знания, всякое же знание действует воспитательно" [3, с. 451].

Надо сказать, что и сам Л. Н. Толстой пришел к новому пониманию не сразу. Для этого ему понадобились долгие годы работы в школе в Ясной поляне, и теоретические осмысление проблем воспитывающего обучения. А еще в 1862 г. в статье "Воспитание и образование" он утверждал, что "воспитание не есть предмет педагогики, но одно из явлений, на которое педагогика не может не обратить внимания: предметом же педагогики должно и может быть только образование" [3, с. 208]. И сами учителя, по его мнению, совершают большую ошибку, ставя перед собой задачу "воспитание людей, по известному образцу". Л. Н. Толстой признавал лишь образование, трактуемое как "свободное отношение людей, имеющее своим основанием потребность одного приобретать сведения, а другого - сообщать уже приобретенное им" [3, с. 209]. Писатель делал следующие выводы: "1. Образование и воспитание суть два различных понятия; 2. Образование свободно и потому законно и справедливо, воспитание же насильственно и потому незаконно и несправедливо, не может быть оправдываемо разумом и потому не может предметом педагогики" [3, с. 277].

К. Н. Вентцель считал, что Толстой шестидесятых годов, утверждавший, что "воспитание по известным образцам неплодот-

стр. 86


--------------------------------------------------------------------------------

ворно, незаконно", фактически перечеркивается Толстым начала века. А потому, утверждал педагог, "друзья Толстого должны взять его наследство 60-х годов под защиту от Толстого последних годов" [4, с. 630].

"Действительно ли, - размышлял К. Н. Вентцель, - суть образования состоит в передаче знаний от учащихся к учащимся и задача учителя состоит лишь в том, чтобы сделать правильный отбор знаний, чтобы дети оказались обладателями истинного, а не ложного образования?" [4, с. 613]. На этот вопрос ученый отвечал отрицательно. "Образование", по К. Н. Вентцелю, есть "внутренний процесс, совершающийся изнутри, путем органического роста, путем творческой работы личности, а не путем наложения извне образовательного материала". Исходя из такого подхода, он не соглашался с ролью учителя в школе, как ее понимал Л. Н. Толстой. Задача воспитателя не только в том, чтобы быть транслятором знаний, его прямая обязанность состоит прежде всего в мобилизации внутренней активности детей, т.е. в создании благоприятных условий для сознательного выбора такой области научного знания, которая соответствует индивидуальности учащихся и возможностям творческого самосовершенствования.

Критикуя статью Л. Н. Толстого "В чем главная задача учителя", К. Н. Вентцель выступал против тезиса о том, что педагог должен внушать детям истинно нравственные убеждения, основанные на религиозных христианских началах.

"Ребенок, - писал К. Н. Вентцель, - должен творческим путем доходить до обладания религиозной истиной и нравственностью, путем творческой работы своей собственной мысли, а не путем внушения, поучения и закладывания в его душу взрослыми основ религии и нравственности" [4, с. 617].

Руководящим началом деятельности педагогов должны стать не религиозные взгляды, не религиозное понимание жизни, а свободное развитие ребенка с опорой на его природу, правильно понимаемые его интересы.

"Свободное развитие и воспитание на религиозных началах - это две вещи несовместимые. Религиозное воспитание, о котором говорит Толстой, как бы возвышенно оно ни было, может воспитать только личности, скованные цепями невидимого рабства", - писал К. Н. Вентцель. Он настойчиво отстаивал свой взгляд на рациональное образование, которое невозможно вне свободной личности, "вне самостоятельной творческой работы ее сознания".

Ход рассуждений К. Н. Вентцеля следующий: никакие мудрые люди земли не дадут исчерпывающего ответа на главные вопросы жизни, как-то, в чем смысл жизни, как жить. Ответы на них каждый человек должен найти сам. Найти их и принять. Но для этого он должен пройти определенный путь духовного поиска, а существовавшие и существующие религии могут стать лишь материалом для личного творчества, открытия собственного нравственного потенциала.

Иначе говоря, образование, если оно хочет сделать ребенка счастливым, не должно основываться на активном внедрении в его сознание религиозно-нравственных истин. Напротив, учителя обязаны построить учебно-воспитательный процесс таким образом, чтобы воспитанник, будучи поставленным в активную творческую позицию, вырабатывал собственное отношение к жизни и сознательно выбирал то или иное религиозное мировоззрение. При этом нужно подчеркнуть, что К. Н. Вентцель не отрицал необходимость образовательно- воспитательного воздействия на ребенка, но считал, что его роль должна быть ограничена и сведена лишь к побуждению естественных творческих сил, заложенных в нем изначально. Только тогда, когда в ребенке будет сформирована творческая индивидуальность личности, а в его деятельности будут преобладать самобытность и сознательность, можно говорить о возможности усвоения религиозно-нравственного учения.

Объясняя свое несогласие с Л. Н. Толстым о внушении детям добра, К. Н. Вентцель, утверждал, что цель нравственного воспитания состоит в побуждении в детях самостоятельной свободной нравственной воли, самобытного нравственного творчества. Л. Н. Толстой же, по словам К. Н. Вентцеля, на место грубого насилия

стр. 87


--------------------------------------------------------------------------------

ставил насилие тонкое: "освобождая личность от внешнего порабощения, он в то же время опутывает ее "цепями невидимого рабства"". В своих трудах он объяснял читателям, что они сковывают взрослого человека не случайно - с детства он привык к безоглядному поклонению авторитетам. Духовная зависимость личности определяется характером ее первоначального воспитания. Отсюда берет начало "иго мудрецов и мыслителей". Задача же свободного воспитания в том, чтобы использовать мысли великих людей, творчески перерабатывать их и стать самим достаточно мыслящими и мудрыми гражданами: "Тогда начнется новый свободный период в жизни человечества, тогда религиозное и моральное творчество достигнет наибольшей возможной высоты и тогда нравственность и религия выйдут из того оцепененного мертвого состояния, в каком они находятся в настоящее время".

В чем К. Н. Вентцель видел причины ошибок Л. Н. Толстого? Во-первых, в том, что человек в его художественных произведениях и в философских трудах освещены по- разному. Толстой-романист изображал конкретную человеческую личность во всем богатстве индивидуальных проявлений. В трудах же "Толстого-мыслителя, философа и проповедника существует только какая-то отвлеченная человеческая личность, для него существует только человек вообще, индивидуальный же человек сводится на нет перед этим человеком вообще" [4, с. 621].

Во-вторых, К. Н. Вентцель считал, что в последние годы жизни Л. Н. Толстой стал исповедовать веру в абсолютную истину, желая чтобы все люди, особенно те, кто выступают в качестве учителя, "научились этой вечной и абсолютной истине и подчинили ей свою жизнь, свои мысли, чувства и волю" [4, с. 622]. С этой посылкой педагог не мог согласиться. По его мнению, "абсолютная истина есть замаскированная форма, в какой выражается жажда власти... притом царство власти самого наихудшего сорта, потому что под видом абсолютной истины хотят проникнуть в самую глубину нашего сознания, в "святая святых" нашей души".

К. Н. Вентцель отказывает учению Л. Н. Толстого в возможности коренного преобразования всей системы воспитания, а значит и изменения всего строя окружающей действительности. Он убеждал своих современников, что нельзя, как Л. Н. Толстой, стремиться только к изменению форм жизни, воспитания и образования. Необходимо, основываясь на принципах свободы и ненасилия, изменять саму сущность содержания и методов становления личности воспитанников. И тогда не будет ни ложных авторитетов, ни иерархии, ни подчинения и господства одних над другими. "По существу дела, - делал вывод К. Н. Вентцель, - между современною системою жизни и воспитания, которую осуждает Толстой, и тою которую он проектирует, нет коренной, существенной разницы. Основы остаются те же" [4, с. 628].

Фундамент новой действительности - это свободная индивидуальность человеческой личности, воспитанная на основе творческой работы над собой, на основе завершенного поиска своих собственных религиозных и нравственных идеалов. А потому в воспитании нового человека нужно идти "не от отвлеченного человека вообще" (его в природе не существует), а от реальной человеческой личности, потому что "конкретная индивидуальная человеческая личность - это нерв жизни человечества" [4, с. 629].

Критика К. Н. Вентцелем толстовского понимания вопросов воспитания и образования носила принципиальный характер. По его мнению, ребенок должен творческим путем доходить до понимания высоких истин нравственности и религии. Основой воспитания, "может быть только сама индивидуальная личность, об образовании которой идет речь, творческая работа ее души".

Литература

1. Толстой Л. Н. Полн. Собр. соч. М., 1953. Т. 85.

2. Маковицкий Д. П. У Толстого 1904-1910. Яснополянские записки. Кн. вторая. 1906-1907. М., 1932.

3. Толстой Л. Н. Под. соч. М., 1989.

4. Вентцель К. Н. Этика и педагогика творческой личности. М., 1912. Т. 2.

стр. 88

Комментируем публикацию: Л. Н. Толстой и К. Н. Вентцель: два взгляда на свободное воспитание


© Стеклов М. Е. • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.