Чтение взрослых как педагогическая проблема

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Чтение взрослых как педагогическая проблема. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-10-18
Источник: http://portalus.ru

В современном мире наблюдается, с одной стороны, некоторое сужение прежде всеобъемлющего поля чтения, превращение его в один из многих других источников информации, объем и степень влияния которых (в частности, СМИ) постоянно увеличивается. С другой стороны, происходит значительное расширение поля чтения в связи с философским осмыслением "мира как текста", который читается - познается - с помощью "языков культуры". Чтению придается, таким образом, значение процесса, объединяющего различные коды познания мира, при всей специфике их проявления.

Конкуренция различных источников информации с печатной продукцией, бывшей прежде единственным средством хранения культурной памяти, во второй половине XX в. стала почвой для прогнозирования кризиса книжной культуры. Более всего обеспокоены этим педагоги, наблюдающие широкое увлечение представителей молодого поколения аудиовизуальными источниками информации.

Однако этот пессимистический прогноз верен лишь при поверхностном рассмотрении проблемы: многочисленные исследования социологов, психологов, библиотековедов, педагогов не подтверждают его. Чтение продолжает играть ведущую роль не только в образовательном процессе, но и в личностном саморазвитии на протяжении всей жизни людей, о чем свидетельствуют, в частности, "Исповедально- завещательная библиография" М. Н. Пряхина и признания участников его проекта - людей самых разных специальностей [1; 2]. Лишь отдельные респонденты считают известные слова М. Горького: "Всем хорошим во мне я обязан книге" - "натужным снобизмом", остальные говорят о "магическом влиянии" книг на саморазвитие человека даже сложившегося.

На вопрос о том, сколько читают в настоящее время пользователи библиотек в России, научный сотрудник Российской национальной библиотеки (Санкт-Петербург) Е. Г. Муравьева, опираясь на исследования в 60-ти библиотеках РФ, отвечает:

"Много. По крайней мере, не меньше, чем 30 или 100 лет назад" [3]. Доля нечитающих в России вдвое меньше доли читающих и остается стабильной с 1990-х гг. В формулярах отдельных читателей за год отмечается до 100 книг. Сочтем это идеальным вариантом, но в обследованных нами формулярах пользователей библиотеки в г. Павловске число прочитанных взрослыми в 2000-2001 гг. книг меньше чем 20 за год не было. Думается, что такая средняя норма - приблизительно две книги в месяц - вполне удовлетворительный показатель. Удельный вес отраслевой литературы составил в книговыдаче более 27%, художественной - более 64%, в том числе отечественной - 34%, зарубежной - 28%, периодики - 7%.

Различные источники опровергают бытующее мнение о том, что читателями библиотек являются в основном пенсионеры - по привычке к чтению и благодаря наличию свободного времени. Их доля в ряде библиотек лишь немного превышает 10%. Наиболее активны люди в возрасте 20-45 лет: по данным Российской национальной библиотеки их 54% (до 20 лет - 31%). Среди читателей больше женщин, чем мужчин, хотя в отдельных регионах эта разница незначительна.

Значительно увеличивается поток переобучающегося, повышающего квалификацию населения, престиж образования вновь стал высоким. Поэтому востребо-

стр. 3


--------------------------------------------------------------------------------

ванность профессиональной и отраслевой литературы имеет в основе прагматический мотив чтения.

Ныне в России насчитывается более 600 библиотек только при государственных вузах, 2600 - в средних специальных заведениях, большое количество работает в учреждениях последипломного образования. Фонд библиотек вузов составляет 338 млн. книг, из них 2 млн. редких изданий. В этих библиотеках 4 млн. читателей и 282 млн. книговыдач в год. Однако спрос на литературу превышает их возможности, особенно в регионах (данные Российской библиотечной ассоциации).

Домашние библиотеки с объемом от 100 до 300 книг имеют 59% респондентов, от 300 до 1000 и более книг - 31%. Число не имеющих дома книг очень различно - от 46% в сельской местности до 12% в Москве и Санкт-Петербурге. Даже в затруднительном материальном положении люди покупают книги; из 1000 опрошенных приобретают в течение года от 1 до 5 книг - 30%, от 6 до 10 - 9%, от 11 до 20 - 5%, более 20 - 2% [4].

Согласно нашим данным, число читателей - пользователей библиотек растет. Так, в г. Твери оно увеличилось в конце 1990-х гг. на 9 тыс. и составило 146 тыс.: из каждых пяти жителей этого города два - читатели библиотек. В г. Павловске из 15 тыс. горожан в филиале N 1 городской библиотеки записано 6 тыс. читателей абонемента и читального зала.

Сохранившиеся профсоюзные библиотеки на предприятиях также не жалуются на нехватку пользователей. Так, на 1200 работающих на одном из заводов Санкт-Петербурга приходится 673 читателя в научно-художественном отделе и 420 - в отделе технической литературы. Даже если учесть, что часто это одни и те же люди, их удельный вес среди работающих все равно внушителен. А поскольку эти люди посещают и другие библиотеки (и имеют свои), совокупное число пользователей библиотек в России велико.

Таким образом, читатели не ушли с книгой в "дремучие леса", в подполье, как предсказывал Р. Брэдбери, но угроза "451 по Фаренгейту" все еще витает в воздухе. Поэтому необходимо внимательное отношение к уже состоявшимся читателям, равно как и определенные усилия по приобщению к чтению более молодых поколений, воспитанных в иных условиях.

Большое значение в современной жизни людей имеет профессиональное чтение. Квалификация специалиста, обретение им своего статуса в той или иной сфере немыслимы без постоянного повышения профессиональной культуры и квалификации через чтение учебной и научной литературы по своему профилю работы, без постоянного знакомства с увеличивающимся каждые четыре-пять лет вдвое потоком профессиональной информации. Выпадение из этого процесса грозит стагнацией, застоем, выход из которого более сложен, чем постоянное поддерживание знаний на должном уровне.

Однако большое число взрослых продолжают оперировать когда-то полученными и срабатывающими пока в их практике знаниями. Опираясь на накопленный опыт профессиональной деятельности, используя прежде всего сильные его стороны, они до поры до времени не замечают, что число недочетов в их работе растет и грозит превратиться в тормоз ее успешности. Это касается всех - от рядового исполнителя до крупного руководителя, людей разных профессий - врачей, инженеров, педагогов и др.

Средством адаптации специалиста к новым условиям, фактором успешности профессиональной деятельности служит обучение на разного рода курсах, семинарах, но в межкурсовой период, зачастую весьма длительный, - именно чтение профессиональной литературы. Стимулом к этому могут служить причины как заданные извне, например, необходимость написать отчет с анализом причин успешности-неуспешности своей деятельности или прогностическую программу развития своего участка работы, так и внутренние - потребность найти способы решения жизненно важной профессиональной задачи, стоящей перед самим человеком.

Поиск тех или иных необходимых сведений приводит его к работе со справочной литературой и, далее, с источниками новейшей профессиональной информации. Изучение последней должно опираться на ряд андрагогических условий: наличие

стр. 4


--------------------------------------------------------------------------------

полноты и объективности картины, вариативность подходов в решении профессиональных задач, видение как достоинств, так и недостатков различных способов их решения, достоверность и убедительность доводов в их пользу, доступность их изложения и - в особенности - возможность применения в данных конкретных условиях.

При отсутствии андрагога-фасилитатора, который помог бы разобраться в качестве предлагаемого для чтения материала и успешности его применения, эти функции должна выполнять сама читаемая литература благодаря новым способам предъявления информации в ней. Для обеспечения точности понимания и трактовки общекультурного и профессионального значения текста необходимы умение и желание пользоваться общими и специальными словарями и справочниками, которые в большом количестве появляются сегодня на книжном рынке.

Специалистами отмечена особая роль отраслевого чтения в возрасте до 29 лет - периода включения человека во все сферы социальной деятельности. На этой стадии складывается индивидуальный образ жизни и начинается совершенствование профессионального мастерства. Это находит отражение в чтении не только специальной профессиональной, но и юридической, экономической литературы, книг о менеджменте и маркетинге, практических руководств типа "Как организовать свое дело", "Как не разориться на рынке", "Как перестать беспокоиться и начать жить" и пр. Позже их роль выполняют более серьезные работы, в том числе книги по психологии.

В профессиональном чтении особое значение имеет его целенаправленность, обеспечивающая эффективность этого процесса. Существует ряд действий, позволяющих добиться успеха: умение пользоваться каталогами, рекомендательными списками, справочной литературой, искать информацию с помощью компьютерных технологий. Правильный отбор нужной для решения проблем литературы - первейшее и необходимое условие успешности профессионального чтения. Конечно, в чем-то сможет помочь библиограф или библиотекарь, но достаточно большая доля этой работы падает на самого взрослого читающего. Поэтому обладание умением поиска - показатель его общей и профессиональной культуры.

Пользование информационными системами возможно, разумеется, при наличии в научных библиотеках развитой информационной сети, в том числе и подключения к Интернету. Процесс превращения обычных библиотек в информационно-библиотечные центры, книгохранилищ - в "электронный архив" набирает силу, становится массовым, поэтому нужно формировать у себя готовность к работе в новых условиях, к наиболее рациональным способам достижения поставленных целей.

Особую роль в повышении эффективности профессионального чтения играет знание рациональных приемов работы с необходимой литературой - так называемых методов "до чтения", "во время чтения" и "после чтения". Первые помогают произвести из уже известного читателю перечня источников информации отбор наиболее необходимых и отсев тех, без которых можно обойтись или достаточно бегло просмотреть их оглавление. Методы "во время чтения" - это развитие способов скорочтения, обучение специальной маркировке текста и др. Методы "после чтения" - это прежде всего система перечитывания и выписок, осмысленного конспектирования необходимого для работы текста.

Методы профессионального чтения и переработки информации должны согласовываться с личными целями, служить конкретному человеку в определенное время и в определенной ситуации, т.е. способствовать осуществлению индивидуального образовательного маршрута.

Чтение художественной литературы остается частью жизни современного взрослого человека и выполняет свои разнообразные функции. В доперестроечное время домашние библиотеки были средством защиты личности от давления официальной идеологии, насаждавшей определенные списки авторов и произведений для всеобщего пользования, а также от диктата образования с его подчас чересчур жесткими нормативными требованиями. Ныне идет разрушение двойного стандарта чте-

стр. 5


--------------------------------------------------------------------------------

ния (для себя и нормативного), своего рода эмансипация читателя в этой сфере.

Что же читают взрослые, какими мотивами при выборе литературы они руководствуются? Исследователи отмечают, что среди мотивов значительно преобладают два: нормативное, или прагматическое чтение (т.е. для учебы, экзаменов, докладов, для выполнения конкретного задания и др.), и компенсаторно-релаксационное - с целью отвлечения от неприятных ситуаций, как психотерапевтическое средство, для отдыха. Если последнее раньше было характерно для определенных, не самых подготовленных групп читателей, то ныне это стало тенденцией и у высокообразованных людей, читательской элиты.

Характер подбора домашних библиотек явственно изменился: наряду с наличием серьезных книг, являющихся признаком образованности и интеллигентности, они пополняются литературой, имеющей компенсаторно-релаксационную функцию, которую выполняют детективы, приключения, любовные романы, фантастика, прежде считавшиеся литературой непрестижной, "низовой". Но современный взрослый читатель по-своему ранжирует эту литературу, находя в ней интересных для себя мастеров того или иного жанра.

Эта тенденция распространяется и на читательскую элиту. Хотя в этой группе предпочтение отдается серьезной литературе - классике, историческим произведениям, поэзии, современной русской и зарубежной прозе, чтение таких жанров, как фантастика, боевики, детективы и оккультная литература, также превышает средние показатели, а доля любовных романов и сборников анекдотов приближается к среднему уровню. Специалисты отмечают, что смешение мотивов чтения приводит к переосмыслению функциональной и семантической роли литературы, переходу чтения из сферы только высокой культуры в область повседневности. Ныне возрождается мода на престижные книги - Б. Акунина, В. Пелевина, Т. Толстой и др., особенно, как отмечают культурологи, у представителей среднего класса [5]. В то же время сегодня растет интерес читателей к незаслуженно забытым или сознательно отторгнутым серьезным, большим писателям, как дореволюционным - Н. Г. Гарину- Михайловскому, П. И. Мельникову-Печерскому и др., так и современным - Ю. Трифонову, Ю. Домбровскому, Ф. Абрамову и др., еще недавно пользовавшимся популярностью.

Другие мотивы - образовательные, воспитательные (самопознание - в том числе), эстетические, гедонистические, созерцательные (наслаждение художественным словом) также присутствуют в чтении взрослых, но лишь наряду с иными или у меньшего числа людей. Так, мы выявили тенденцию самопознания у 25% обследуемых читателей в г. Павловске. Характерны такие их суждения: "Перечитываю многие книги раз в 2-3 года, чтобы увидеть в них новое, понять себя, свое развитие"; "Хочу понять мир, людей, даже своего ребенка, не отстать от него"; "Стремлюсь услышать, увидеть красоту мира, его устойчивость даже в это время"; "Хочу увидеть то, что не увидишь сам, познать мир глубже благодаря чужим умным глазам". Это желание углубленного взгляда на мир (чтение как окно в мир, углубление взгляда на человека) осознано самими читателями как один из главных мотивов их чтения. Те же тенденции выявлены в комментариях респондентов "Золотого списка" М. Н. Пряхина [1].

Даже в тех случаях, когда читателями отмечаются более практические цели, последние не противоречат духовным. Осознание мотивов чтения не всегда выходит на поверхность, т.е. отчетливо осознается самим читателем: они сливаются с другими, более приземленными, которые как бы маскируют глубинные. В частности, отмеченный всеми интерес к детективам выполняет, кроме компенсаторной, и функцию познания реальной жизни с "черного хода", и потребность в супергерое, в мысли о наказуемости зла хоть где-то; любовные романы восполняют потребность в "красивой жизни".

Крену от познавательного и созерцательного к компенсаторному чтению нельзя давать только отрицательную оценку, поскольку он вызван неосознанными потребностями личности, не находящими удовлетворения в других источниках, в частности, в современной художественной литературе; у многих маститых авторов (тер-

стр. 6


--------------------------------------------------------------------------------

мин критика М. Ремизовой) ниша вечных истин добра оказывается незаполненной. Отсюда - желание найти их в других источниках. Об этом хорошо сказал в своей статье В. Мясников [6].

Хотя существуют разные мнения на этот счет, мы предполагаем, что право на свободное чтение, чтение для себя, "для души" бесспорно у взрослого. Жаль, что мы его полностью игнорируем у детей, не привлекая читаемое ими в качестве вспомогательного средства в деле воспитания. Разрыв между обязанностями и правами личности в школьном литературном образовании, на наш взгляд, стал одной из причин падения престижа чтения у детей и молодежи.

Отрицание такого чтения в любом случае не только бессмысленно, но и неплодотворно. "Войну с читателем выиграть нельзя", - утверждает В. Д. Стельмах [7]. Высокомерие и снобизм здесь недопустимы. Многие исследователи, такие как Б. Бирюков, Н. Зоркая, Л. Солоненко, И. Кулигина и др., отмечают необходимость нового осмысления феномена массового чтения. Развитие взрослого как читателя должно строиться на особых - андрагогических - принципах.

Нужно продумывать педагогически более целесообразные, тонкие формы расширения читательских потребностей, развития вкуса. Это должно вестись с той позиции, на которой стоит сам читатель, без того, чтобы выбивать почву из-под его ног. Необходимо не противопоставление "хороших" и "плохих" книг, а расширение круга чтения, размывание его однотипности, при котором "лучшее" само высветится на фоне "худшего", отделится от него. Если в сопоставление вводится чистый и яркий образец "лучшего", например, новая книга В. Михальского "Весна в Карфагене", путаница с оценками в сознании читателя почти исключена. Книга сама решает свою судьбу.

Но чтобы хорошие книги дошли до читателей, нужно восстанавливать их пропаганду, умную и убедительную презентацию. Эту роль могут выполнять специальные циклы лекций в культурно-просветительных учреждениях, в музеях и библиотеках, доныне пользующиеся популярностью там, где их проводят. Надо расширять число литературных передач на радио и телевидении.

Может быть, стоит воспользоваться западным опытом библиотечных кружков даже с небольшим количеством участников. Такие кружки выполняют роль объединения людей на почве чтения. По данным нашего анкетирования, пока одним из наиболее популярных источников получения информации о том, что стоит читать, являются прежде всего советы друзей (более половины опрошенных), а уже потом рекомендации профессионалов и специальные передачи на телевидении и радио.

Другая линия этой педагогической стратегии - расшатывание стереотипов в пределах предпочтений читателей. "Лучшее" и "худшее" сопоставляются в пределах жанра. Именно так поступают подготовленные читатели, берясь, например, за книги детективного характера. В ходе такого чтения определяются мастера жанра, например Р. Стаут, И. Хмелевская, С. Родионов, Ч. Абдулаев, Н. Леонов и др. Надо реально знать, выражаясь словами Пушкина, "какой у дочки тайный том лежит до утра под подушкой", но не отнимать этот том, не корить за него, а предлагать такие решения, которые сами убедят читателя, что лучше, что хуже.

Параллельно с увеличением интереса к релаксационному чтению у высокообразованной части читателей растет спрос на книги по философии, религиоведению, психологии, культурологии. Эта тенденция отмечается и в г. Павловске, и в г. Бологом Тверской области, и в других обследованных нами регионах. Выскажем в связи с этим одно предположение, нуждающееся, естественно, в специальном исследовании. Потребности в "утешительной" литературе, с одной стороны, и в высоком чтении о смысле жизни, с другой, питаются из одного источника - тоски по "другой жизни", выражаясь словами Ю. Трифонова, - более чистой, яркой. Экономист К. Мяло в своем комментарии к "Заветному списку" в проекте М. Н. Пряхина хорошо сказала: "Есть пожизненные склонности", определяющие даже случайный выбор чтения: "растущее тело из любой пищи усваивает необходимые ему элементы".

стр. 7


--------------------------------------------------------------------------------

Существует еще одна подмеченная нами тенденция: художественную и научную литературу многие взрослые берут не для себя, а для детей-школьников и студентов (феномен так называемых скрытых читателей). Число таких клиентов составляет около 50%. Так, например, директор Жарковской районной библиотеки Тверской области О. Н. Михайлова рассказывает: "Мы знали, что скрытые читатели есть в каждой библиотеке, но совсем не ожидали таких цифр": только 19% берут здесь литературу для себя, 24% - для себя и двух членов семьи, 24% - для трех членов, 12% - для 4-5 человек, членов семьи и друзей.

Библиотекари из взрослых библиотек по просьбе родителей часто подбирают литературу для их детей, выполняя задачи школьных библиотекарей и педагогов, перекладываемые на их плечи. За этим явлением нередко стоит чрезвычайно высокий уровень требований к чтению и работам школьников, фактически невыполнимый без помощи цепочки как минимум "родители-библиотекари", к которой нередко присоединяются добровольные консультанты или платные репетиторы.

По отношению к "школьной" или "студенческой" литературе взрослые читатели делятся на три категории: не только берущие книги, но и выполняющие их прочтение и осмысление за детей, вместо них; читающие вместе с детьми, помогающие им понять прочитанное и одновременно восстанавливающие в памяти "пройденное", но уже с позиций читателей другого поколения, и просто книгоноши для своих детей. Но даже в последнем случае происходит ознакомление взрослых читателей с системой требований к современному уровню образования, что порождает особую функцию чтения взрослых - осуществляется своего рода библиотечное сопровождение обучения ребенка, часто пожизненное.

Лидирующее место в серьезном чтении занимает историческая литература. Любовь к ней многих читателей - давняя традиция, проявлявшаяся и в XIX в. и зафиксированная К. Менертом в 80-е гг. XX в. Она заменяет многим читателям учебники по отечественной н всемирной истории, в изложении которой многое изменилось с тех времен, когда они учили ее в школе. Следует отметить, что наибольший интерес вызывает российская история до 1917 г. Гораздо меньшее число людей интересует наша недавняя история, в частности, события Великой Отечественной войны. Спросом пользуются книги о жизни великих людей, как уже известных, так и заново открываемых.

Некоторые исторические произведения остаются традиционно читаемыми на протяжении десятилетий, например, книги В. Пикуля, на которые доныне существуют очереди во многих библиотеках. Прежде популярные книги Д. Балашова, Е. Федорова, Н. Загребельного спрашиваются уже реже. Из дореволюционной исторической литературы к традиционно читаемым И. Лажечникову, А. К. Толстому, Г. Данилевскому прибавились прежде или давно не издававшиеся, новые для современного читателя авторы и книги, например, "Державный плотник" Д. Мордовцева, "Дочь великого Петра" Н. Гейнце, "Вольтерьянец" В. Соловьева, романы М. Волконского, произведения Е. Салиас.

Зарубежная историческая беллетристика пользуется спросом у женщин старше 35 лет. Они "наверстывают" то, что не было прочитано ими в юности: романы А. Дюма, "Последние дни Помпеи" Э. Бульвер-Литтона, книги Э. Сальгари и др. Любопытно, что в историческом чтении, как и в других жанрово-тематических направлениях, предпочтение нередко отдается произведениям и авторам так называемого "второго ряда". Так, Э. Бульвер (лорд Литтон) сегодня популярнее у читателей, чем Ч. Диккенс. Став явственной, эта тенденция грозит перерасти в предпочтение компенсаторного чтения, приучение читателя к безоценочной характеристике книг и героев, размытость и упрощенность читательской позиции. Только глубина и художественная убедительность смогут противостоять этой тенденции.

Сходная тенденция проявляется и в чтении литературы на различные бытовые, жизненные темы, когда у читателей возникает потребность в так называемом "ретушированном реализме" (например, произведения А. Иванова); возродился интерес к старым советским эпопеям в противовес

стр. 8


--------------------------------------------------------------------------------

глубоким произведениям В. Астафьева и других больших писателей-реалистов.

По сравнению со старшими поколениями более молодые не принимают как "ретушированного реализма", так и "жесткой" прозы, свободно читая и достаточно глубоко интерпретируя постмодернистские тексты, в частности произведения В. Пелевина.

Отмечается отсутствие прежнего интереса к поэзии, хотя появление, например, лирики очень рано ушедшего из жизни Б. Рыжего тепло воспринимается читателями. Резко вырос спрос на юмор и анекдоты. Зафиксировано увлечение относительно новыми жанрами - мистикой, жесткими фэнтэзи, триллерами. Последнее - явление, по меньшей мере, небезопасное. Мир в этих произведениях предстает в виде "взбесившейся природы" (термин Л. Березовчук), техники, вышедшей из повиновения человеку, катастроф, избежать которые невозможно, т.е. того, что называется отчуждением от жизни.

Интерес читательниц разных поколений к любовным романам не самого высокого вкуса часто соседствует с обращением к таким значительным современным произведениям, как "Женщина французского лейтенанта" Д. Фаулза и старым романам Джейн Остин. Снова наблюдается то же соседство первосортного и второсортного чтения, что позволяет рассматривать ситуацию объемно, не клишируя ее как только "чтиво".

Но сколь бы ни были велики запросы на упомянутые жанры книг, они не отменяют востребованности познавательного и эстетически полноценного чтения классики XIX и XX вв., а также новейшей русской и зарубежной литературы, в том числе и постмодернистского характера.

Таким образом, чтение взрослых имеет тенденцию как к репродукции выбора (т.е. традиционному выбору книг), так и к редукции (т.е. сокращению) его мотивов и к сложному проявлению высоких мотивов, зачастую в скрытом виде.

Ведущую роль в удовлетворении запросов взрослых читателей играет библиотекарь как посредник между миром книжной культуры и личностью читателя. Прежде он "руководил чтением", ныне говорится о полифонии его функций, и ведущими становятся информационная (поиск и руководство поиском информации пользователей библиотек), а также организационная (организация выставок, вечеров "библиотекотерапии", как теперь говорят) и пр. Уход от роли "руководителя чтения" взрослого в пользу субъективных потребностей и возможностей читателя делает библиотекаря своего рода андрагогом; функция помощника, а не наставника в образовании или самообразовании взрослых выступает у него на передний план.

В этом качестве он необходимо должен обладать профессионализмом в области чтения, широкой эрудицией, позволяющей ему быть готовым к работе на любом уровне начитанности, тактом, ролью ведущего, знанием вкусов читателя "изнутри". Библиотекари по сути своей профессии относятся к читательской элите. Однако лишь треть из них, по данным нашего анкетирования, готова причислить себя к этой категории. С одной стороны, это объясняется присущей любому культурному человеку скромностью, с другой - отражает реальную картину: в большинстве библиотекари, действительно, читают "как все".

Серьезная литература зачастую откладывается ими на будущее, но до ее вдумчивого прочтения дело так и не доходит. "...В качестве читателей они (библиотекари. - Т. Б. ) сегодня в большей степени являются частными лицами: "частными" в смысле любителями-читателями, а не читателями, профессионально связанными с книгой" [8, с. 74].

Процесс профессионально поставленного чтения библиотекарей нуждается в инициировании через систему повышения квалификации. Анкетирование показывает, что главная их потребность - увеличение числа учебных часов в системе ПК "на литературу и культуру". Профессионализм библиотекаря как человека, лично и личностно освоившего книжную культуру, - базовое условие его влияния на читателей. При его отсутствии или неполноте не работает вся система компонентов профессиональной компетентности специалистов данного профиля.

Библиотекарь как андрагог должен обладать рядом психологических умений во

стр. 9


--------------------------------------------------------------------------------

взаимодействии с читателем. Об этом аспекте библиотечно- информационного обслуживания написано много работ (В. А. Бородина, Т. Б. Левкова и др.). В 1996 г. был принят "Кодекс профессиональной этики российского библиотекаря".

Профессор Е. А. Езова на основе теории Э. Шострома характеризует психологические типы поведения библиотекарей как манипуляторов и актуализаторов, что соответствует субъект-объектным и субъект-субъектным отношениям в педагогике. Библиотекарь-манипулятор относится к читателям как к предмету, держит с ними дистанцию, он авторитарен, хотя зачастую не авторитетен, и потому вызывает неприязнь к себе. Библиотекарь- актуализатор общается с читателем как с паритетным собеседником, субъектом. Он выступает в роли андрагога, способен к развитию своего творческого потенциала, открыт новому, готов и может учиться, в том числе у своих читателей. У него естественно устанавливается высший, творческий стиль общения.

"Полезный" библиотекарь компетентен, доброжелателен, профессионален как информатор и фасилитатор, работает с читателем как с личностью, находит индивидуальные подходы к нему. Он способен предугадать потребность читателя, оказывает ему психологическую поддержку, способствует развитию его творческого потенциала, т.е. ведет себя в соответствии с гуманистическими принципами андрагогики. Коммуникативная, в том числе речевая, культура библиотекарей, в совокупности с эрудированностью и организованностью, влияет и на интеллектуальный рост читателя, и на его эмоциональную сферу.

Повышение квалификации библиотечных работников как сфера андрагогики должно быть нацелено на достижение результативности при соблюдении экологической чистоты результатов, при сохранении права взрослых на избирательность в образовании, оптимистичность и комфортность и другие особенности андрагогической модели образования.

Но влияние на сферу чтения взрослых, как профессионального, так и свободного, шире задач библиотекаря. Должна быть принята общегосударственная национальная программа поддержки роли книжной культуры с учетом современных реалий. В эту программу необходимо включить работу культурно-просветительных, художественных, образовательных и научных учреждений. Координация их деятельности - важная миссия педагогики.

Литература

1. Пряхин М. Н. Подведение итогов чтения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия "Литературоведение. Журналистика". 1998. N 3.

2. Браже Т. Г. Чтение взрослого как способ саморазвития и самоидентификации // Чтение как способ сохранения и развития русского языка. СПб., 2002.

3. Муравьева Е. Г. Панорама чтения в провинциальных библиотеках // Чтение в тверских библиотеках. Тверь, 2000.

4. Зоркая Н. Читатель 90-х - кризис литературной культуры? // Интернет, 2001.

5. Мясников В. Экономика мейнстрима // Новый мир. 2001. N 3.

6. Мясников В. Бульварный эпос // Новый мир. 2001. N 11.

7. Стельмах В. Д. (Интервью) // Октябрь. 2001. N 11.

8. Что мы читаем? Какие мы? СПб., 1996. Вып. 2.

стр. 10

Комментируем публикацию: Чтение взрослых как педагогическая проблема


© Браже Т. Г. • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.