Перспективы 12-летней школы

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Перспективы 12-летней школы. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

6 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


"Быть или не быть?"

Хорошо известно, что серьезное реформирование общеобразовательной школы ныне проводится в большинстве стран мира. Это ответ на тот кризис мировой образовательной системы, который наступил при переходе от индустриального к постиндустриальному обществу. Повсеместный переход к 12-летней (и 13-летней) школе стал важным условием такого реформирования. И вполне логично, что Минобразования РФ в начале 1999 г. решило придать новый мощный импульс нашей вялотекущей школьной реформе, выдвинув идею перевода российской школы на рельсы 12-летки.

Эта идея, казалось, должна была бы овладеть массами. Ведь совершенно ясно, что в постиндустриальном обществе главную ценность представляют собой именно знания, культура, интеллект граждан. И нам без перехода к 12-летке будет очень трудно врасти в мировое образовательное пространство - к чему, по крайней мере на словах, мы так стремимся. И, что еще важнее, трудно будет построить по- настоящему гражданское общество у себя в стране.

Однако все говорит о том, что эта революционная идея широкими массами россиян пока не овладела. Во всяком случае. ее вряд ли поддерживает большинство учащихся и их родителей. Такую реакцию на великий почин Министерства, требующий серьезной переоценки многих привычных ценностей, в общем можно понять. Труднее понять то, что и в педагогических кругах подобная "смена вех" вызвала чрезвычайный разброд во мнениях и образовала противостоящие друг другу группировки. Так, одни категорически выступают против 12-летки. Другие предлагают ввести ее по формуле не 10+2, а 9+3. Третьи вроде бы в основном "за", но, ссылаясь на общую инерционность образовательной системы, предлагают не спешить. Четвертые... И это не говоря уже о небывало жесткой борьбе вокруг проектов базисных учебных планов для этой самой 12- летки.

Невольно задумываешься над вопросом о причинах того, что великий почин Министерства пока еще явно не стал новой "точкой роста", началом нового пассионарного толчка в развитии нашей школы. Так что известный вопрос: "Быть или не быть?" - еще нельзя считать полностью исключенным из "повестки дня" на XXI век.

"Бедность - не порок"?

Мне кажется, что исходную причину, главное отягчающее обстоятельство всех наших трудностей со школьной реформой нужно искать не в субъективной, а в совершенно объективной финансово-экономической сфере. Начавшийся в 2000 г. некоторый рост валового внутреннего продукта (ВВП) и промышленного производства может создать впечатление, что выход страны из глубокого кризиса уже не за горами. Но это иллюзия, о чем говорят такие специалисты, как Андрей Илларионов и Андрей Нечаев. Оба они считают, что упомянутый рост был связан не столько с увеличением конкурентоспособности российской экономики, сколько с чрезвычайно благоприятной конъюнктурой на мировом нефтяном рынке, которая, кстати, в текущем году уже резко изменилась к худшему.

В самом деле, когда работаешь с международной статистикой, испытываешь не просто огорчение, а глубокую душевную боль, потому что ясно ощущаешь, как далеко назад была отброшена за последнее десятилетие наша еще недавно "великая и могучая" держава. Свое место хотя бы в первой пятерке стран мира Россия

стр. 8


--------------------------------------------------------------------------------

еще сохраняет по добыче природного газа, нефти, электроэнергии, алюминия. По многим же другим важным экономическим показателям мы теперь оказываемся во второй, в третьей десятке, пропуская вперед не только большинство развитых стран Запада, но и многие развивающиеся государства. Достаточно вспомнить, что сравнительно небольшая и небогатая природными ресурсами Южная Корея по производству автомобилей опережает Россию в три раза, а по производству пластмасс и химических волокон - соответственно в 6 и 16 раз.

Еще большим аутсайдером мы зачастую выглядим на фоне мирового социального развития. По такому новому интегральному показателю благосостояния, как индекс человеческого развития (ИЧР), Россия в начале 90-х гг. входила в первую группу стран (с высоким уровнем ИЧР), хотя и занимала место в ее конце, а по общему рейтингу - 52-е. В 1999 г. она оказалась уже в середине второй группы (со средним уровнем ИЧР) и отодвинулась на общее 69-е место.

Небезынтересно добавить, что ИЧР рассчитывается по трем главным компонентам: 1) долголетие, 2) образованность, 3) уровень доходов. Что касается первого из них, то здесь наше положение еще хуже: по средней продолжительности жизни мы занимаем ныне 91-е место в мире, находясь между Тунисом и Гондурасом. И это опять-таки не говоря о том, что "вилки" между продолжительностью жизни мужчин и женщин, равной 11,5 годам, нет больше ни в одной стране земного шара. То же можно сказать и о третьем компоненте ИЧР: по показателю ВВП из расчета на душу населения, в соответствии с оценкой Всемирного банка, страна находится только на 110-м месте в мире. Вот и выходит, что своему общему 69-му месту в рейтинге ИЧР мы во многом обязаны второму из названных выше компоненту, а именно образованию. Значит, в нем еще что-то сохранилось от прежнего величия.

Мы часто читаем в газетах, что ныне в России 60 миллионов человек (около 40 % ее населения) фактически находятся за чертой бедности. Очень жаль, что наши верховные руководители не ходят по улицам и не ездят в метро. Иначе даже в "благополучной" Москве они могли бы увидеть бедняков, с утра до вечера роющихся в мусорных контейнерах, старушек и детей, стоящих с протянутой рукой в подземных переходах, отслуживших в Чечне солдат- инвалидов в камуфляжной форме, передвигающихся в своих колясках по станциям и вагонам метро. Многочисленные примеры падения нравов и бездуховности приводит в своей новой книге "Россия: социализация и воспитание на рубеже тысячелетий" президент РАО Н.Д. Никандров. Говорит он и о том, что в России сегодня насчитывается 15-17 миллионов пьяниц, из которых четверть - хронические алкоголики. И о том, что, по данным ГУВД столицы, в Москве "промышляют" более 20 тыс. несовершеннолетних представительниц древнейшей профессии. А как же тогда живется в тех субъектах федерации, где уровень ИЧР самый низкий в стране - в Калмыкии, Дагестане, Ингушетии, Читинской области? И из каких воззрений на будущее следует исходить, если в 1999 г. Россия снова ощутила сильнейший "подземный толчок" депопуляции: за один год ее население уменьшилось на 924 тыс. человек.

Право же, трудно поверить, что в таком контексте нацию могут особенно волновать проблемы 12-летней школы. Совершенно ясно, что наше перманентное финансовое недомогание, наша, честнее говоря, бедность не могут напрямую не касаться и реформы школы. Ведь такое реформирование требует средств и немалых. Вспомним, что США пару лет назад выделили на проведение своей школьной реформы 50 миллиардов долларов - сумму, равную всему нашему бюджету на 2001 г.! А уж с общим бюджетом США на нынешний год, составляющим 1 триллион 800 миллиардов долларов, бюджет России, сопоставимый с бюджетом одного такого города, как Нью-Йорк, и сравнивать как-то неловко. И это не говоря уже об урезании этого самого российского бюджета из-за долгов Парижскому клубу, которое, естественно, затронуло и образование.

Неудивительно, что и Буш-старший и Буш-младший на первое место в своих предвыборных программах ставили образо-

стр. 9


--------------------------------------------------------------------------------

вание. Наше же положение во много раз сложнее. О какой радикальной реформе можно вести речь без коренного обновления материальной базы нашей школы, необходимой для внедрения новых образовательных технологий? И без кардинального улучшения материального положения учительства?

"Учитель, перед именем твоим..."

Надо ли говорить о том, что судьба наших школьных преобразований зависит не только от доктрин и концепций, но и от учителя - от его квалификации, преданности своему делу, энергии, от того, насколько он, пользуясь крылатыми словами Сухомлинского, отдает свое сердце детям. У нас есть все основания гордиться учительским корпусом России: тысячи и тысячи его представителей действительно воплощают в себе главные черты истинного Учителя: талант, терпение, темперамент, такт и трудолюбие. Право же, не нарадуешься, когда видишь самых достойных из них - учителей года. Их труд лишний раз доказывает, что никаким компьютером, никаким Интернетом общение детей и подростков с учителем не заменить.

Но это, увы, еще далеко не вся правда. Конечно, в элитарных, тем более частных школах, гимназиях, лицеях учитель может нормально работать и жить в относительном достатке. В случае чего школьное начальство обложит богатых родителей дополнительным побором и, что называется, "выправит дефект". Но такие школы у нас все же, если так можно выразиться, в подавляющем меньшинстве. Что же касается положения учительства в обычных школах, то об этом уже столько говорено-переговорено в газетах, радиопередачах, программах ТВ...

Неужели непонятно, что главная причина резкого снижения престижа учительской профессии, с которым нельзя бороться с помощью одних только призывов и заклинаний, - это опять же, стыдно сказать, нищенский материальный статус учителя "рядовой" школы. Приходящий в школу молодой учитель по восьмому разряду может рассчитывать на зарплату 638 рублей в месяц - она в два раза ниже (!) минимальной по стране. Мало что меняют в его материальном положении и девятый (730 рублей), и десятый (881), и одиннадцатый (923), и двенадцатый (1041), и тринадцатый (1186) разряды. И только четырнадцатый разряд (1334 рубля), который, кстати, присваивает уже не школа, не округ, а городское начальство, выводит его на примерный уровень минимальной зарплаты наших бюджетников. А как жить?

Из всего этого прямо следуют два важных вывода, над которыми стоит поразмыслить.

Во-первых, основную массу учителей в нашей школе ныне составляют пожилые женщины (пусть они меня извинят, если я скажу "старые клячи", но именно это сочувственное название нового фильма Эльдара Рязанова довольно точно передает суть дела). Раньше они старались, да и теперь стараются не порывать со школой как можно дольше. Но поскольку работающим учителям выплачивают только часть их пенсии, все большее число пожилых учителей предпочитают покинуть школу с ее бесконечными хлопотами и реально осуществить свое право на заслуженный, хотя и с малым достатком, отдых. Тем самым они освобождают рабочие места для молодых учителей. Но молодежь, будучи не в состоянии прожить на 600-700 рублей, нередко оставляет себе в школе несколько учебных часов (вместе с трудовой книжкой!), а основной заработок ищет где-то на стороне.

Во-вторых, полная отмена государственного распределения в вузах тоже сыграла с нами злую шутку. Да, конечно, в этой старой советской системе было немало перегибов. Невольно вспоминаю, как распределяли студентов в 60-х гг., когда мне довелось работать деканом факультета. Если несколько утрировать, то поступали по принципу: хромой, слепой, безрукий, единственный кормилец в семье - все равно отправляйся, скажем, в Барабинскую степь или положи на стол комсомольский билет. Одна крайность!

Но не другая ли крайность наблюдается у нас в последние десять лет? Разве попытка перехода к рынку означает автоматический отказ от всякого государственного регулирования вообще? Разве экономика уже упоминавшейся Южной Кореи так уж пострадала от того, что развивается

стр. 10


--------------------------------------------------------------------------------

по придуманным в свое время нами пятилетним планам? И можно ли в борьбе за права отдельного человека так не считаться с правами всего государства? Мы же в вопросах распределения студентов пришли к полному всепрощенчеству, и в результате педвузы стали работать в значительной мере вхолостую, готовя кадры преимущественно для коммерческих структур и для интенсификации "утечки мозгов". Только дефолт в августе 1998 г. несколько изменил положение - многие фирмы разорились, и в школу стало идти несколько больше выпускников. Нет худа без добра, но оптимизма это не прибавляет.

Многие считают, что, поскольку у нас нет действенных средств принуждения, но остаются еще средства убеждения, последние нужно шире использовать. Имеются в виду базовые школы, приглашение для агитации опытных учителей и т.п. Конечно, мы не скрываем от студентов, что работать в школе, особенно теперь, трудно. Навряд ли в их практике случится эпизод, подобный описанному великим русским педагогом Константином Ушинским: он сам увидел, как в классе учитель подошел к школьнице и указал ей на что-то в учебнике, после чего девочка благоговейно поцеловала то место, которого коснулся его палец... Да, подобное маловероятно. А вот управлять нынешними тинэйджерами, к которым вполне относятся слова классика "в пятнадцать лет учителей научат", действительно очень трудно. Многие преподаватели убеждены, что агитировать выпускников идти работать в нашу нынешнюю школу... безнравственно, поскольку тем самым мы толкаем их в ряды маргиналов.

А как в других бюджетных сферах? Все сказанное касается, например, врачей. В самом конце прошлого года "Аргументы и факты" опубликовали интервью с министром столичного здравоохранения, который популярно объяснил, почему в московских поликлиниках очень большие очереди. Оказывается, потому, что из-за отмены государственного распределения после окончания медицинского института в округ приходит 6 новых врачей в год вместо 100. "Только очень богатое государство, - говорилось далее в интервью, - может позволить себе выкладывать на подготовку специалиста 1,5 млн. рублей, а потом отпускать его неизвестно куда. Мы не богаты, но спокойно занимаемся этим уже 10 лет. Вот и получили, что имеем". Поистине, лучше не скажешь!

Разумеется, если бы государство хотя бы малую часть нефтедолларов, полученных Россией в благодатный период дорогой нефти, перебросило в сферу образования, положение учителей можно было бы улучшить. Но этого не произошло и, по всей видимости, не произойдет.

"Разгул демократии" То, что происходит у нас с распределением студентов, вполне можно назвать разгулом демократии. Но есть еще один пример такого же рода - это наше учебное книгоиздание.

Еще не забыто то время, когда мы гордились своими немногочисленными стабильными учебниками, по которым десятки миллионов школьников учились, что называется, от Москвы до самых до окраин, а монополией на их производство обладало издательство "Просвещение". Признаем, что это была некоторая крайность. Но не другую ли крайность мы наблюдаем сегодня, когда учебную литературу - ставшую в высшей степени доходной как для авторов, так и для издателей - выпускают десятки издательств, потесняя друг друга на безбрежном книжном рынке.

Такая ситуация имеет, как мне кажется, по крайней мере, два негативных последствия. Во-первых, это общее снижение качества многих наших учебных книг. Это относится даже не столько к учебникам как таковым, сколько ко всей остальной разномастной учебной литературе, большую часть которой в условиях безудержной погони производителей за прибылью иначе как макулатурой просто не назовешь. Вспомним хотя бы пресловутые "шпаргалки" по всем школьным предметам, которыми еще пару лет назад были буквально завалены полки книжных магазинов.

Во-вторых, это фактическая дезориентация учителей, которым просто не нужна та 1000 (!) учебников, которая теперь им предлагается. Тем более что многие из

стр. 11


--------------------------------------------------------------------------------

этих учебников, написанных хотя и разными авторами, но по одним и тем же программам, оказываются очень похожими друг на друга. Тогда как учебников по-настоящему нового поколения, без которых никакая серьезная реформа содержания образования и методики обучения просто невозможна, среди них довольно мало.

В моем представлении учебник нового поколения должен отвечать следующим требованиям: ориентировать учащихся прежде всего на приобретение фундаментальных знаний, обеспечивающих восприятие современной картины мира и формирующих основы их исторической, биологической, географической, математической, информационной культуры; способствовать внедрению в учебный процесс проблемного обучения; ориентировать школьников на самостоятельное добывание знаний и на их практическое применение; способствовать оптимизации учебного процесса путем усиления дифференцированного, личностного подхода с учетом возрастных особенностей тех, кто учится.

Однако, говоря об учебниках нового поколения, нужно иметь в виду не только их содержание и методический аппарат, но и общую модель, а также стиль изложения.

Наши школьные учебники, без всякого сомнения, были и остаются самыми онаученными в мире. Но для очень многих из них характерна своего рода расстыковка содержания и формы. Из-за того что авторы либо не владеют искусством научной популяризации, либо просто не придают стилю изложения большого значения, на страницах учебников господствует "иссушающий климат", не позволяющий детям (особенно в младших и средних классах) приобретать знания с удовольствием. А ведь школьный учебник - это не только, как мы любим говорить, сценарий учебного процесса, но в известной мере и сценарий настроения, причем и учащегося, и учителя. Как тут не вспомнить слова Белинского о том, что "учебная книга не роман, и если дурно написана, то делает вреда не меньше чумы или холеры".

Все мы знаем, что Министерство образования ныне особенно заботит вопрос о перегрузке школьников, с которой предлагается бороться с помощью введения пятидневной недели, сокращения общей учебной нагрузки и т.п., что можно только приветствовать. Но в этом плане, право же, не менее важно, чтобы каждому школьнику было интересно учиться по интересным учебникам и вдобавок без излишней перегрузки, например, подростков с явными гуманитарными наклонностями предметами физико- математического цикла, и наоборот. Каждый из нас видел увлеченных школьников на уроке, в кружке, на олимпиаде, на экскурсии. Кто-нибудь когда-нибудь слышал от них жалобы на перегрузку? Да они просто часов не наблюдают!

Так не пора ли уже догадаться, что рыночная экономика вовсе не лишает министерства образования и печати права на выдачу лицензий по выпуску школьных учебников только самым надежным издательствам. При этом напомним, что нам нужны учебники как минимум трех уровней сложности. Недавно в печати была высказана конструктивная идея ввести для наших учебников титульное редактирование, которое осуществляли бы ведущие ученые. Тем более что учебники, прошедшие через экспертный совет Министерства образования, нередко имеют довольно много погрешностей, не говоря уже о пущенных в продажу без его грифа.

"Заграница нам поможет..."

Вопрос об использовании зарубежного педагогического опыта чрезвычайно важен с теоретической и практической точек зрения. Никто не сомневается в том, что этот опыт можно и нужно широко использовать, не забывая, однако, о национальных ценностях, которые продолжают существовать наряду с общечеловеческими и требуют бережного отношения к себе. Ведь и в мировом образовательном пространстве сохраняются довольно большие различия как между крупными географическими регионами, так и между отдельными странами. Германия вовсе не копирует Англию, а Япония - США.

Мы можем и должны взять из зарубежного опыта, которым при существовании "железного занавеса" пользовались мало, что- то важное и полезное для нашего образования. Например, привлекательны

стр. 12


--------------------------------------------------------------------------------

стремление к "очеловечиванию" содержания школьных предметов, практической их направленности, опыт создания образовательных стандартов. Замечу также, что во многих странах все учебники выпускаются разными издательствами не только сериями, но и при наличии единой редколлегии для каждой такой серии, что давно уже следовало бы перенять.

К сожалению, вся наша практика 90-х гг. свидетельствует о том, что мы настойчиво пытались заимствовать из западной модели как раз то, что российской системе совсем или в значительной мере не соответствовало. Такой некритический подход был особенно характерен для первого этапа российского "младореформаторства". Взять хотя бы пример прямо-таки насильственного внедрения в наше высшее образование подготовки бакалавров и магистров как якобы одного из необходимых условий врастания в мировое образовательное пространство. В принципе против такой инновации можно было бы и не возражать. Но если учесть, что на Западе нет степени кандидата наук, да и докторская степень довольно сильно отличается от нашей, то такая "смесь французского с нижегородским" не может не вызывать удивления. Не будем касаться технических вузов и классических университетов, а зададим себе только два вопроса: для чего выпускаемые теперь многими педвузами бакалавры нашей школе? Какую функцию в ней они должны и могут выполнять? Помощника учителя? Замечу попутно, что в школах США действительно есть такая должность, причем обеспечивающая этому помощнику годовой доход в 22 тыс. долларов, который нашим докторам-профессорам и не снился.

Другой, казалось бы, более частный пример касается интегрированных курсов. Известно, что они широко используются во многих зарубежных странах. Но нельзя не замечать и того, что и там уже начинают понемногу отходить от этого своего пристрастия. Например, в США педагогов разочаровал курс "Социальные науки", который, как оказалось, не дает сколько-нибудь прочных знаний ни по истории, ни по географии, ни по экономике, ни по социологии. К нам же эта мода, как и всякая другая, пришла с опозданием, но в самый удобный для руководителей момент очередной борьбы с многопредметностью.

Никто не выступает против внутрипредметной интеграции, которую нужно всячески развивать. Что же касается межпредметной интеграции, то опыт отечественной школы говорит о том, что интегрированные курсы уместны и даже необходимы в первую очередь на начальном этапе образования (когда дети еще мало что знают) и на его заключительном этапе (когда им есть что интегрировать, обобщать). Основному же, базовому звену нашей школы они, на мой взгляд, совершенно противопоказаны. И попытки их внедрения ни к чему хорошему не привели и не приведут никогда.

В последнее время прозападническая ориентация, кажется, стала не такой явной. Министерство занимает в этом вопросе более взвешенную позицию. Хотя его недавнее решение о введении единого государственного экзамена со ссылкой почти на весь остальной мир категорически оспаривается многими видными педагогами и организаторами образования. Эксперимент, конечно, следует провести, но пока лучше не загадывать на дальнейшее.

В связи с этим хотелось бы сделать еще одно замечание. Меня всегда поражало то, что западные страны почти не интересуются нашим, российским педагогическим опытом: мало переводят, редко ссылаются; из списков библиографии, случается, вычеркивают русскоязычные источники. А жаль! Если бы на Западе лучше знали российский опыт, то, может быть, Всемирный банк и Международный валютный фонд не требовали бы от нас столь неукоснительного подражания западным образцам. Хотя очень многие, и не только прокоммунистически настроенные люди, которым во всем мерещатся козни Запада, не без оснований полагают, что делается это совершенно сознательно, дабы разрушить нашу систему образования и открыть Штатам еще более широкий путь к мировому лидерству и в этой важнейшей сфере.

"Хотели как лучше..."

Конкретные пути перехода к 12-летке, которые вызывают наибольшие разногласия в педагогических кругах, уже так широко

стр. 13


--------------------------------------------------------------------------------

освещены в печати, что добавить к ним что-либо просто затруднительно. Тем не менее практика последних полутора лет породила ряд принципиальных вопросов, пока остающихся без ответа.

В самом деле, с чего нужно начинать реформирование: с базисного учебного плана (БУП), под который потом подгоняется содержание образования или, наоборот, с содержания, на основе которого далее формируется БУП? Нужно ли объявлять всенародные конкурсы по составлению таких планов или лучше, чтобы оптимально новый БУП конструировала небольшая группа, поистине могучая кучка лучших умов Минобразования России и РАО? Можно ли до такой степени сокращать время на изучение биологии, не учитывая того, что по всем прогнозам начало XXI в. пройдет под знаком биологии и биотехнологии; ведь уже сегодня главные научные сенсации связаны не с атомным ядром, а с клонированием? Сколько можно третировать школьную географию, не принимая во внимание огромный материальный и эстетический ущерб, который уже нанесла нашей стране географическая безграмотность, и не учитывая того, что география в школе работает еще за десяток смежных научных

дисциплин? И фактически уходить от вопроса об обобщающем курсе экологии, который, наверное, помог бы поднять уровень экологической культуры и нравственности молодого поколения? И оставлять нерешенной судьбу школьной экономики?

Есть и более конъюнктурные сюжеты. Можно ли начинать в сентябре 2001 г. эксперимент с 12-леткой в Х классе, если новые учебники для него к этому времени еще не будут готовы? Можно ли на словах провозглашать одно, а реально осуществлять совершенно другое, ориентируясь не столько на объективные закономерности, сколько на субъективные мнения? Вот и приходят в голову разные иллюстрации из классики. Например, сюжет из Салтыкова-Щедрина о том градоначальнике, который въехал в Глупов на белом коне, сжег гимназию и упразднил науки.

В качестве общего резюме к сказанному очень подходят слова академика РАН Н.Н. Моисеева о том, что образование - это основная опора в формировании российского будущего. И о том, что именно оно должно стать главной заботой нашего правительства, а гражданское общество обязано создать общественную атмосферу, обеспечивающую престиж педагогической профессии.

стр. 14

Опубликовано 11 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В.П. Максаковский • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.