Педагогическая культура в пословицах и поговорках

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Педагогическая культура в пословицах и поговорках. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-10-09
Источник: http://portalus.ru

Фундаментальные начала - познание, нравственность, взаимосвязь природы и человеческой души - определили доминанту афористического творчества народа. Будучи выражением соответствующих философско- педагогических постулатов, оно вместе с тем есть кладезь агрономических, астрономических, метеорологических, медицинских и прочих знаний, нацеливающих на постижение и передачу жизненного опыта, профилактику ошибок, индивидуальных и социальных бед.

Еще в древности люди знали об особом влиянии слов на психику человека, а также на жизнедеятельность растений и животных. В "Книге Египта", содержащей основы храмового учения, утверждается: "...слово как высшее орудие наиболее связывает всех и все своей силой; если бы люди знали тайну этой связи, они обращались бы более бережно с этим даром. Познай: если слово отзвучало, то это не значит, что действие его прекратилось. Сильное слово продолжает звучать и влиять..."

Анализ закономерностей функционирования назидательных высказываний показывает, что афоризмы, одно из самых сильных средств традиционного воспитания, воздействуют на чувства, сознание и поведение подрастающих поколений, а также способствуют поддержанию регламентационных

стр. 48


--------------------------------------------------------------------------------

норм общества. Педагогическое содержание афоризмов заключено в таких формах традиционного воспитания, как убеждение, пример, требование, приказ, разъяснение, поверье, приучение, пожелание, благословение, заклинание, клятва, просьба, совет, намек, одобрение, упрек, укор, запрет, угроза, проклятие. Их практическая реализация в каждом конкретном случае своеобразна и зависит от этнической специфики, педагогического опыта, жизненного багажа и таланта воспитателя.

Часто пословично-поговорочное сравнение человека с одним и тем же объектом в зависимости от установочной цели говорящего и ситуации может прозвучать иронически, нейтрально, с обидой, благожелательно и т.д. Одно только упоминание соответствующего афористического образа способно вызвать в сознании слушателя целый ряд ассоциаций и выводов, направить его в нужное поведенческое русло. Народная символика, пронизывая духовную и материальную культуру, проникает с самого детства в кровь и плоть человека, и даже подросток способен воспринимать в прозвучавшем в его адрес наставлении не только прямой смысл, но и глубинный переносный.

Этнически разнящиеся афористические регламентации сходных жизненных ситуаций имеют единую нравственную основу. Это положение можно проиллюстрировать сотнями примеров. Так, проповедуя единую идею значимости и необходимости восприятия жизненного опыта стариков, почтительного к ним отношения, различные народы в назиданиях говорят об одном и том же: "В доме, где нет старших, много плача" (адыг.); "Старшему нос подотри и держи его для совета" (карач., балкар.); "Кто старшего не послушался, в большую яму упал" (чечен.); "У старика вытри нос и спроси у него совета (ума)" (осет.); "Старый человек стоит четверых" (чуваш.); "Хочешь в чем-нибудь добиться успеха - посоветуйся с тремя стариками" (кит.); "Не поступающий по словам стариков до старости не будет удачливым" (крым.-татар.).

При традиционном укладе жизни весомы и действенны были благопожелания. Это обусловлено верой в их силу, в то, что, произнесенные старшими, они способствуют успеху, удачливости ребенка, повышению его убежденности в собственной значимости, укреплению уверенности в себе.

При этом важен был и ритуал, сопровождавший некоторые пожелания блага. Так, ингушское выражение "Пусть будешь крепче железа!" произносилось как оберег в момент забивания гвоздя на месте падения ребенка. Последний при этом прекращал плакать, переключая внимание и забывая о своей боли.

Способствуя установлению особого контакта между произносящим и тем, кому оно адресовано, такой афоризм как бы предопределял судьбу, поведение ребенка. Осознавая охранный и программирующий заряд слова, древние давали детям имена, являющиеся усеченными или рудиментарными пожеланиями, что увеличивало частоту применения, повышало их действенность, углубляло проникновение в подсознание. Не случайными были имена Царай (осет. Живи), Фидар (осет. Крепкий), Ахсар (осет. Отважный) в осетинских семьях с высокой детской смертностью, где не выживали первенцы. Пожелание обретения физических качеств твердых металлов, горных вершин, ловких и сильных зверей присутствует в тюркских именах Аслан (Лев), Каплан (Тигр), Булат, Казбек, Эльбрус. Общеизвестен смысл многочисленных русских имен Любомир, Владимир, Святослав, Любомудр. Имена Надежда, Вера заключают в себе не только утверждение, но и благословение - будь надеждой, опорой, верой. Такие формы имен, как уменьшительно-ласкательные, служили средством выражения нежности, благорасположения к ребенку, средством имплицитного целеполагания; взрослого же они обязывали соответствовать имени, не замарать, не уронить, как честь.

"Произносящий благопожелания сам благословен" (осет.), "Пожелание здоровья напрасно не проходит (для здоровья произносящего благо пожелание)" (осет.) - в подобных изречениях угадывается своего рода эзотерическая народная информация о необходимости руководства своими действиями, мыслями и чувствами, о целесообразности их направления в позитивное русло.

стр. 49


--------------------------------------------------------------------------------

Внешне антонимичны благопожеланиям проклятия. Посредством последних искоренялось, бичевалось все антиобщественное, аморальное, антигуманное, безнравственное. Пресекающее, предостерегающее начало содержалось даже в возможности получить их, навлечь на себя беду. Особенно страшной была угроза родительского нерасположения - в народной традиции она смыкается с религиозными заповедями, в современности - с энергоинформационной теорией: связь детей и родителей, близких родственников тесна и нерасторжима не только на физическом, но и духовном, энергетическом уровнях. Когда старший адресует младшему взгляд, жест и тем более слово, пронизанное отрицательной экспрессией, он дает подпитку негативным программам развивающейся жизни. Это обоюдоострая ситуация: "Проклинающий сам испытывает силу своего проклятия" (осет.); "Проклятия, как цыплята, находят приют дома" (англ). Как бы там ни было, с малых лет человека извещали о серьезных последствиях поступков, мыслей, эмоций.

Народные афоризмы непосредственным образом связывают психофизическое здоровье человека с состоянием его души. Современная психотерапия заново открывает механизмы оздоравливающего действия воли, настроения, слова, зашифрованные в народных изречениях и используемые из поколения в поколение: "Держи в себе радость с утра в течение часа, и она тебя будет держать весь день" (узб.); "Как свою жизнь с утра сам настроишь, так она у тебя и будет идти (в течение дня)" (осет.). Наука фактологически подтвердит правильность и таких изречений: "Плохой день недолог, век плохого человека короток" (осет.); "Гнев человеку сушит кости, крушит сердце" (рус.); "Злой человек рано стареет" (балк.).

Иногда причину болезни народ связывал с действием сверхъестественных сил, влиянием "иного мира". Так, например, в ингушском фольклоре существует своеобразная формула пожеланий - заговаривание болезни ("лазар хестор" - буквально "хвалить болезнь"). В сопровождении определенных процедур такое славословие было призвано обмануть, привлечь внимание олицетворяемой болезни к другим местам обитания, чтобы ей разонравились существующие условия и она ушла, покинула тело больного. Этот образ ингушской традиции родствен восточно-азиатским представлениям об энергоинформационной сущности болезни. Для того чтобы болезнь пациента не перешла на них, китайские мастера цигун-терапии на время сеанса лечения обязательно надевают на себя побольше золотых предметов, способствующих очищению организма от патогенной энергии. Российский целитель Порфирий Корнеевич Иванов предупреждал своих последователей: "С болезнью надо быть осторожным, чтобы она на тебя не перескочила".

По другим обычаям, старшие, обращаясь к младшим, начинали свою речь с охранной формулы, выказывая благожелательное отношение к ребенку и создавая атмосферу доверительности и теплоты, предполагающую готовность к самопожертвованию ради здоровья другого человека, чаще всего маленького ребенка. Балкарское характерное обращение старой горянки к девушке или девочке: "Дочь моя, чтобы я твою болезнь отняла, как поживаешь?". "Да съем я твои болезни, мое солнышко", - говорят младшим собеседникам осетины.

В адыгских врачевальных песнях-заговорах, состоящих из набора однофразовых формул с просьбой исцелить, обращаются к мифологическому кузнецу Тлепшу, именем которого клянутся и немилостью которого угрожают в проклятиях. Такие исцеляющие паремии произносил посетитель, в первый раз навестив больного и при этом трижды ударив молотком по сохе. Целесообразность описанного древнего ритуала также подтверждают изыскания современной энергоинформационной теории: резкие хлопкообразные звуки (как, впрочем, и звон колоколов, бубенцов и т.д.) вкупе с произнесением благопожеланий, заклинаний гармонизируют, облагораживают атмосферу помещения. Таким образом, народная интуиция, выводящая на оптимальное поведение, в конечном счете успокаивает и лечит человека.

Не кажутся новыми рекомендации некоторых психологов по налаживанию отношений родителей с детьми. Бестселлером в Америке, например, стала книга К. Роджерса

стр. 50


--------------------------------------------------------------------------------

"Жизнь-101", в которой он увещевает: поздно переделывать родителей, бесполезно им возражать, по крайней мере внешне. Это вы к ним должны приноравливаться, терпеть, чтобы не было потом мучительно больно. Уважайте, прощайте, терпите - легче нести этот крест, чем испытывать мучительные сожаления, часто запоздалые и бесплодные... Все это, по идее, возврат к народной установке уважения к старшим, родителям: "Молодого наставляют, старого не поучают" (адыг., абаз.); "Где нет хороших стариков, там нет хорошей молодежи" (адыг).

Во многих афористических текстах содержится глубинная суть жизненных явлений, с течением времени осмысливаемая и объясняемая официальной наукой. Следовательно, в учебно-воспитательной работе со школьниками возможно самое широкое использование педагогического потенциала народной афористики.

Идея добра и любви в афористическом наследии народов - главенствующая. Под словом "любовь" фольклорные тексты подразумевают не только и не столько сентиментальные чувства, не только привязанность к родным, но также благодарность, дружбу, восхищение, сострадание, уважение и расположение. В народных изречениях подчеркивается необходимость любви к детям, всему подрастающему, нуждающемуся в защите. "Лягушке ее головастик - что луч солнца" (осет.); "Своих птенцов и грач считает красивыми" (адыг); "Когда предложили принести самую красивую вещь, ворона притащила своего птенца" (чечен.); "Ворон говорит: "Мои птенцы белоснежные"" (чуваш.); "И бобры добры до своих бобрят" (рус.); "Если даже юноша слеп, матери он кажется зрячим" (абаз., кабард.).

Народная традиция нацеливает и на восприятие материнского труда, любовь к ней, преданность и благодарность: "Кто почитал мать, того почитали все" (чечен.); "Никто еще не заплатил долг матери" (осет.); "Ежедневно угощай мать блинами, испеченными на ладони, - и то не отплатишь ей добром за добро, трудом за труды" (чуваш.). Иногда слышатся и другие интонации, как в следующей чувашской фразе: "Не пришлось бы раскаиваться у гроба матери". Культ матери во всех традиционных культурах воспитания безоговорочен. Паремии категоричны: "Свою мать ведьмой никто не назовет" (осет.). Приведенные фразы гармонично стыкуются с выводом, сделанным после многолетних специальных наблюдений основоположника этнопедагогики Г.Н. Волкова: "Ни одному воспитателю ни об одной матери нельзя отзываться отрицательно: с этим отзывом навсегда прекращается нравственное воздействие воспитателя на воспитуемого; нет плохих матерей: есть матери хорошие и несчастные".

Другая важная гуманистическая идея народных афоризмов - смирение. Каждое событие, каждый человек, выводящие нас из себя, - часть природы, Вселенной, и поэтому даже при физическом сопротивлении чему-то человеку предписывается сохранение внутреннего смирения, а значит, гармонии с внешним миром. Призывом перетерпеть звучат очень популярные в народе афоризмы: "Плохой день и плохой человек недолговечны" (осет.); "Терпение и труд все перетрут" (рус.). Как правило, чаще всего они звучат в устах пожилых, умудренных жизнью людей, узнавших, что вражду могут остановить только любовь, прощение, но не ответная вражда, что некоторые житейские невзгоды, как плохую погоду, надо переждать. Такое осознание столь обострившейся в наше время проблемы подводит к пониманию: ни смирение, ни компромисс не являются признаком слабости. Напротив, это завещанный предками механизм духовного развития. Умение пойти на разумные взаимные уступки - основа мира и в семье, и в обществе.

Афоризмы, посвященные принципам и установкам, которыми люди на протяжении веков руководствовались во взаимоотношениях друг с другом, несут в свете вышесказанного особый смысл, особую целесообразность и историческую информативность. В таких изречениях формулировалась строгая регламентация поступков каждого человека в обществе. Они были своеобразным механизмом закрепления и воспроизведения традиционного типа поведения.

Ценно то, что в нравственные императивы составным элементом входили афоризмы, нацеливающие на скромность,

стр. 51


--------------------------------------------------------------------------------

сдержанность, умеренность, щедрость, умение прощать, снисходительность, благоразумие как нормы поведения: "Гнев - лезвие ножа, разум - рукоять ножа" (балкар.); "Прощающий - благороден" (осет.); "Снисходительность дополняет щедрость" (кабард.); "С достойным мужчиной вести вражду легче, чем с недостойным водить дружбу" (чечен.).

Рекомендуя внимательно выслушать собеседника - "Умный не говорит, невежда не дает говорить" (рус.), "Язык - один, уха - два, раз скажи, два послушай" (балк.), "Подумай, прежде чем говорить" (осет.), пословицы советуют в полученном сообщении видеть новое знание, исключать ложную или неясную информацию, дистанцировать в некоторых случаях характер собеседника от сути его слов, не принимать близко к сердцу негативную информацию от озлобленного человека: "Собака лает - ветер носит" (балкар., осет., рус.); "От проклятия собака не умирает" (осет); "Иногда и от дурака слово к месту услышишь" (осет.); "И глупая речь бывает к месту" (рус.). В ходе беседы предписывается реагировать таким образом, чтобы не вызвать в ответ агрессивную реакцию: "Иногда лучше промолчать, чем сказать (вариант: правду сказать)" (осет.); "Пока слово не вылетит изо рта, оно твой раб, вылетит - ты его раб" (чечен.); "Язык твой - конь твой: не удержишь его, он тебя сбросит" (карач.); "Молчание - это ответ (вариант: речь)" (абаз.).

Резко осуждается чревоугодие; "Даже если голоден, что угодно не запихивай в рот, даже если зол, что попало не говори!" (адыг.); "Если неумеренно ешь, то и мед горек" (адыг.). По сути и степени резкости выраженной мысли адыгским вторят осетинские паремии: "Не бойся тяжкой болезни, а бойся тяжкого обжорства"; "Не потакай брюху (желудку)"; "Ничто так человека не позорит, как брюхо"; "Излишек и волку впрок не идет". Нельзя не подчеркнуть: умеренность, рекомендуемая народной афористикой, - не только проповедь аскетизма. В контексте традиционной культуры воспитания за ней просматривается установка на подготовку к высшему человеческому предназначению посредством самоограничения в элементарных потребностях.

Исходя из целесообразности, заключенной в афоризмах, отметим особое значение прочтения и расшифровки смысла изречений, регламентирующих поведение женщины, ее взаимоотношения с мужем, детьми, старшими и младшими членами семьи. Среди изданных афористических материалов в большей степени эту тему освещают северокавказские.

Замкнутость горянки в своей половине дома аналогична женскому образу жизни в гинекеях (соответствующая половина дома у греков), римском атриуме, восточном гареме, русском тереме. Такое положение стало возможным, когда исторически женский труд утратил свое важное общественное значение и приобрел узкий, домашний характер.

Дискриминация женщины усиливается на Северном Кавказе, как и повсюду в мире, с принятием и распространением мировых религий. В определенный момент возникала непререкаемая концепция вторичности женщины: "И создал Господь Бог из ребра, взятого у человека, жену" (Бытие, 2; 22); "Аллах создал для вас из вас самих жен, чтобы вы жили с ними" (Коран, 30; 20).

У такой несправедливости, по всей видимости, была своя логика, нацеленная на оптимальное движение по спирали развития: трудно загадывать, какой бы была женская природа, не деформированная патриархальным гнетом, но при возникшем положении вещей женщина через многопоколенные трудности обратила зло во благо, смогла вынужденное смирение трансформировать в мягкость и гибкость поведения, выработала способность к состраданию, сопереживанию, милосердию.

Именно при такой трактовке могут быть поняты горские пословицы, которые при сопоставлении женщины и мужчины пальму первенства отдают первой: "Когда муж плох - сгорает коридор (сени, веранда), когда жена плоха - дом", "Муж - голова, а жена - шея; куда шея повернется, туда и голова", "Муж - блин, жена - переворачивальщица" (осет.).

Наряду с функционирующей в разных вариантах (почти во всех северокавказских

стр. 52


--------------------------------------------------------------------------------

афористических традициях) фразой: "У женщины волос долог, а ум короток" (осет.) - существует много паремий, свидетельствующих об уважительном к ней отношении: "Женщина - украшение дома" (балк.); "Самое дорогое из того, что может добиться мужчина, он посвящает женщине, чтобы обрадовать ее" (кабард., черкес.); "Женщина - маленькое солнце дома, его ангел" (осет.); "Хорошая жена - богатство, плохая - горе" (чечен.).

В приведенных паремиях - свернутая в одно предложение историко- этнологическая ретроспектива назревания, обоснования и проповеди такой природе- и социосообразности социальной ниши женщины наиболее гармонична и оптимальна на данном этапе развития человечества. Паремии подчеркивают, что роль женщины не главенствующая, но, испытывая ограничения в правах, женщина вместе с тем обладает свободой в пределах сохраненных за ней полномочий, и здесь значение ее решающее, определяющее для выживания семьи, рода, племени.

Правоту мудрого и глубокого гармоничного народного права доказали время и история методом от противного: такая желанная эмансипация показала женщинам, что нет сегодня панацеи от их бед. Взятая свобода на корню расшатала институт семьи, обрекая многих детей на сиротство при живых родителях. Ведь свобода во имя своего роста, процветания и развития может быть достигнута не через сепарацию и возвышение над окружающими, а только в гармоничном приспособлении к ним. Ничего не изменится, пока она не выстрадает понимание того, что угнетающее ее окружение - это люди, это мужчина, которого она взрастила: "Сын будет таким, каким воспитаешь, а муж таким, каким воспитали" (адыг).

Мужчину "кодекс чести" обязывал быть по отношению к женщине корректным, не позволять себе безосновательные мелочные придирки к ней. Адыгские паремии наставляют: "Неувиденного лося не убивают; в жене, с которой не разводятся, не выискивают изъянов"; "Злоязычный мужчина - иссушающий жену, настоящий мужчина - ласкающий жену".

Уживчивость, покладистость женщины проповедуются во многих народных традициях. Более того, наблюдения за современным состоянием традиции подводят к выводу о том, что "регулирование цивилизованного поведения ни в семье, ни в обществе немыслимо без естественной иерархии отношений. ...Борьба за равенство в семье часто имеет... разрушительные последствия" (Волков Г.Н.). Можно услышать обвинения в консервативности, стереотипности мышления от тех, кто предпочитает естественной эволюции иные, неясные, с непредсказуемыми результатами пути общественного развития.

стр. 53

Комментируем публикацию: Педагогическая культура в пословицах и поговорках


© З.Б. Цаллагова • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.