Духовное образование в русской православной Церкви в XIX в.

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Духовное образование в русской православной Церкви в XIX в.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

145 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Первые духовные школы в России были открыты еще при Петре I. В 1725 г. в стране действовало 11 духовных семинарий, в 1740 г. их число увеличилось до 17. К концу XVIII в. начали работать духовные академии в Москве, Киеве, Петербурге и Казани [15, с. 394-397].

В этой структуре семинарии рассматривались как основное звено подготовки не только будущих священников, но и преподавательского состава. Для решения этой задачи 6 мая 1788 г. при Александро-Невской лавре в Петербурге была учреждена Главная духовная семинария (в 1797 г. получила статус академии), в которую предписывалось направлять из старших классов семинарий двух лучших учеников, "надежных в благонравии, поведении и учении и лучшего перед другими понятия". Из них готовили учителей для учебных заведений, оплачивавших расходы по обучению и содержанию семинаристов в столице [6, N 16669].

В семинарии и академии принимали только сыновей священнослужителей. Поповский отпрыск обязательно должен был пройти семинарию, сколько бы времени на это ни потребовалось. Индивидуальные его интересы и способности не принимались в расчет. Часто бывало, что неспособных или ленивых из года в год оставляли в прежнем классе, поэтому не был редкостью разновозрастный состав однокашников - от 12 до 20 лет.

Современники и историки рисуют неприглядную картину состояния духовных учебных заведений на рубеже XVIII-XIX вв. В семинариях ограничивались преподаванием Закона Божия, обучением чтению и письму, церковному пению, давали элементарные сведения по богословию, но более всего заставляли зубрить латынь и греческий и упражняться в составлении проповедей. Священное Писание не изучалось и не читалось, да и сама Библия находилась в семинарской библиотеке обычно в единственном экземпляре. Преподавание было пронизано мертвой схоластикой и канцелярщиной. "Педагогические меры, - писал историк Н.Ф.Белявский, - состояли только в наказаниях, которые поражают своей жестокостью: розги, палки, пощечины, битье линейками, дранье за волосы были единственными средствами поощрения. Под влиянием такой школы и вырабатывался тот бурсацкий тип, во имя которого всякая чувствительность, нежность нравственного чувства, совестливость преследовались как бабьи черты, недостойные порядочного бурсака". Немногим лучше было положение и учителя, который мог "за

стр. 75


--------------------------------------------------------------------------------

послабление подвергнуться равномерному наказанию, как и об учениках показано" [2, с. 32]. .

Духовные семинарии терпели крайний недостаток во всем. На содержание казен- нокоштных семинаристов, по свидетельству того же автора, "падали такие крохи, что, кроме ржаного хлеба, пустых щей, приправленных конопляным маслом, сухой каши, гороха и кваса, им не приходилось лакомиться другими блюдами". Школьные знания, особенно в провинции, из-за недостатка средств не ремонтировались и плохо отапливались. Бывшие семинаристы вспоминали о "страшном холоде", какой они испытывали в неотапливаемых классах (они же служили и столовыми, и спальнями) с разбитыми окнами, разломанными дверями, когда во время суровых зимних дней семинаристы "сбивались в кучу вокруг тлеющего очага, согревая другу друга своими телами, завернувшись в жалкие одежды". Нелегко приходилось и своекоштным семинаристам, жившим в снимаемых ими "углах" частных квартир обычно где-нибудь на окраине города в такой тесноте и грязи, что это приводило "в изумление" даже видавшую виды полицию. Если кому из семинаристов повезет, то он мог заработать себе на кусок хлеба обучением грамоте детей какого-нибудь купца или чиновника, получая в качестве "платы" остатки обеда с хозяйского стола. "Менее удачливые кормились милостыней, распевая духовные канты под окнами городских жителей, попрошайничеством, а то и мелкими кражами в садах и огородах" [2, с. 35].

В начале XIX в., в контексте проводившихся Александром I либеральных преоб- разований, была проведена и реформа системы духовного образования, поставившая задачу устранить негативные ее стороны, придать единство и преемственность всех степеней духовных учебных заведений и программ обучения, повысить их общеоб- разовательный уровень, содействовать развитию богословия в академиях.

29 ноября 1807 г. был учрежден "Комитет об усовершенствовании духовных училищ", в который вошли петербургский митрополит Амвросий (Подобедов), назначенный его председателем, обер-прокурор Синода А.Н.Голицын, духовник царя протопресвитер Сергий Краснопевков, обер-священник армии и флота Иоанн Державин и статс- секретарь М.М.Сперанский, прошедший все ступени духовного образования, знавший все его недостатки и проблемы и ставший, по отзывам современников, "душой" этого комитета.

26 июня 1808 г. комитет представил императору "Доклад о усовершенствовании духовных училищ", который был положен в основу законодательных актов о реформе духовной школы [7, N 23122-23124].

Автор "Доклада..." М.М.Сперанский считал, что главным ее недостатком было отсутствие преемственности и чрезмерное засилье латинского языка. Духовное обра- зование, указывал он, призвано сформировать "просвещенных и благочестивых слу- жителей церкви". Требовался не просто знаток священных текстов, механически их воспроизводящий, а богослов, толкователь, "понимающий потаенный смысл Священного Писания". Духовная школа должна была способствовать и подготовке высокообразованных представителей церковной иерархии, чему придавалось госу- дарственное значение. Предполагалось, что основательные богословские познания станут важным фактором при определении лиц на высокие духовные должности [3, с. 55-5б].

Утвержденный императором "Доклад..." и изданные в тот же день указы определяли учебную, воспитательную и административную функции духовных школ, а также источники их материального обеспечения. Подобно созданной в 1803-1804 гг. четырехступенчатой системе светских- школ устанавливались 4 типа духовно-учебных заведений: приходские школы, уездные училища, семинарии, академии. Вводилась окружная система организации духовного просвещения: формировались 4 учебных округа во главе с духовными академиями. Каждая из 9 епархий округа обязывалась иметь одну семинарию, 10 уездных и 30 приходских школ.

Создание округов из-за недостатка преподавательских кадров, особенно в академиях, потребовало длительного времени: сначала (в 1809 г.) был образован Санкт- Петербургский округ, в 1814 г. - Московский, в 1819 г. - Киевский, в 1842 г. - Казанский. До сформирования

стр. 76


--------------------------------------------------------------------------------

Киевского и Казанского округов их духовные учебные заведения временно находились в составе Санкт-Петербургского и Московского учебных округов.

Уставы 1808-1814 гг. предусматривали преподавание строго определенного комплекса дисциплин на различных ступенях духовной школы.

Приходские школы (с двухгодичным обучением) основывались на принципах общего начального образования. В них принимались преимущественно дети духовенства (в возрасте 6-8 лет), но учились и дети из податных сословий (в основном из крестьян). Курс обучения состоял из "чистописания по-русски", освоения четырех правил арифметики и начал русской грамматики, краткого церковного катехизиса и "нотного пения".

В уездных духовных училищах с шестилетним сроком обучения положено было "окончить" арифметику и русскую грамматику, изучить церковный катехизис "в более пространном виде"; кроме того, вводились "в кратком виде" курс "Священной истории", преподавание русской истории и географии, начальное обучение "классическим" языкам - латинскому и греческому, а также "устав церковный" и "нотное пение". Окончание училищ давало возможность для занятия должностей церковнослужителей (причетников) в приходе и поступления в средние духовно-учебные заведения.

В семинариях устанавливался шестилетний срок обучения в трех двухгодичных "классах" (или отделениях) - низшего (риторики), среднего (философии) и высшего (богословия). В программу входили расширенные курсы латинского, греческого и древнееврейского языков и (факультативно) французского и немецкого; из общеоб- разовательных дисциплин - математика (включая алгебру и геометрию), география, российская и всеобщая история, теоретическая и опытная физика, история философских систем; в комплекс богословских предметов - Священное Писание, герменевтика (толкование канонических текстов), гомилетика (теория построения проповеди), догматическое, нравственное и пастырское богословие, церковная история и церковная археология. В поволжских и сибирских семинариях, готовивших в основном миссионерские кадры, вместо классических древних языков обучали языкам местных народов; в семинариях западных епархий вводилось преподавание польского, а на юге России - языков народов Кавказа.

Выпускники по степени успеваемости подразделялись на три разряда. Лучшим семинаристам присваивался первый разряд: они получали звание "студент" и могли продолжить свое образование в академии или стать священниками церкви второго разряда, а также преподавателями в епархиальных духовных училищах. Семинарист второго разряда имел право быть священником в церкви третьего разряда, преподавателем приходской школы или поступить в Медико-хирургическую академию. Тот, кому присваивался третий разряд, поступал на службу священником или дьяконом в церковь четвертого разряда. Однако выпускники второго и третьего разрядов в дальнейшем могли пройти переэкзаменовку и повысить свой статус [3, с. 56].

Обучение в академиях проходило в течение четырех лет, с разделением на два "класса" - философского и богословского. Программа образования отличалась широким набором как богословских, так и общеобразовательных предметов. В комплекс богословских дисциплин входили догматическое и церковное право, апологетика, патристика, библеистика и литургика, а в состав общеобразовательных - высшая математика (теоретическая и прикладная), углубленные курсы теоретической и при- кладной физики, "метафизика" (учение о нематериальном, духовном мире), "фило- софская история во всем ее пространстве", этика и эстетика, церковная история и церковная археология, древняя история, основательное изучение латинского, грече- ского и древнееврейского языков, а из новых - французского и немецкого. Основная задача заключалась в подготовке преподавателей семинарий и настоятелей городских приходов, кадров для занятия административных церковных должностей, а также миссионеров. Особо отличившихся оставляли у себя для преподавательской работы. В начале XIX в. некоторые из выпускников стали профессорами университетов.

стр. 77


--------------------------------------------------------------------------------

Каждая академия имела свой облик. Преподавание в Петербургской академии во многом носило светский характер и приближалось к университетскому. Она имела обширную библиотеку, в которой были почти все произведения западноевропейских просветителей XVIII - начала XIX в., немецких философов и английских экономистов. Солидная разработка богословия велась в Московской и Киевской академиях. Восстановленная в 1842 г. Казанская академия готовила преимущественно кадры миссионеров и компетентных в различных "расколоучениях" богословов-полемистов.

Духовные академии, сотрудничавшие с университетами, являлись крупными научными центрами, в которых разрабатывались проблемы богословия, истории Церкви, церковной археологии и церковного права. По этим направлениям готовились и печатались солидные научные труды, защищались и публиковались магистерские и докторские диссертации.

Центральным органом управления всей системой духовных учебных заведений стала учрежденная 26 июня 1808 г. при Св. Синоде, но независимая от него Комиссия духовных училищ. В нее вошли почти все члены "Комитета об усовершенствовании духовных училищ" и представители от профессуры духовных академий. Она представляла собой своеобразное "ученое общество при Синоде", более того - как бы "особое министерство духовного просвещения". На нее была возложена задача составления уставов академий и семинарий. Комиссия издавала постановления и инструкции по духовному учебному ведомству, разрабатывала учебные планы и программы. "Период существования комиссии, - отмечал Н.Ф.Белявский, - был лучшим временем духовной школы" [2, с. 40]. Тон ее работы, как уже подчеркивалось, задавал М.М.Сперанский, который к началу 1809 г. написал общее введение ко всем уставам, с изложением общих начал духовного учебного образования и основную часть устава духовных академий.

М.М.Сперанский придавал большое значение общеобразовательным дисциплинам в духовных учебных заведениях и подчеркивал, что "духовный пастырь, назначенный быть всем и вся, должен обладать широким развитием, одна духовная выучка образует только ремесленника своего служения". Считая главным недостатком прежнего преподавания в духовных учебных заведениях зубрежку и схоластику, он требовал развивать у учащихся "самостоятельность в суждениях". "Лучший наставник не тот, кто блистательно говорит и сам изъясняет, но тот, кто заставляет учащихся размышлять и разъяснять. Посему все методы обучения должны быть основаны на собственных упражнениях юношества; учитель должен помогать развитию ума". Эти принципы были закреплены в тексте указа от 26 июня 1808 г.

Большое внимание в семинариях стало уделяться писанию сочинений, которые читались на занятиях и подвергались строгой критике со стороны товарищей "сочинителя". Преподаватель был должен добиваться того, чтобы "самые посред- ственные ученики" приобретали навык писать грамотно и связно [7, N 23122]. Лучшие сочинения читались на специально организуемых для этой цели учено-литературных вечерах.

На старших курсах организовывались и ученые диспуты, для которых "устраивалась особая кафедра. На ней два места - для возражающего и отвечающего. На боковых сторонах этой кафедры - изображения из мифологии и древней истории: с одной стороны, например, великолепный храм Минервы с латинскими стихами, с другой - диогенова бочка с надписью о мудрости, почивающей на мягком ложе, с третьей - горящий светильник как символ просвещенных наставников. Участвовавшие в диспутах облекались в особое платье - длинные белые хитоны с крыльями и выступали в венках и с ветвями в руках. Семинарские певчие и музыканты готовили к увеселению публики разные канты и другие пьесы". Городская публика охотно посещала эти диспуты. Она мало понимала, о чем говорилось и читалось, но, как отмечали современники, "высокопарные рассуждения вызывали у ней благоговейный страх перед семинарской ученостью" [2, с. 45].

В начале 1809 г. М.М.Сперанский был привлечен Александром I для разработки плана государственного преобразования

стр. 78


--------------------------------------------------------------------------------

России. Дело в комиссии продолжил его однокашник по Петербургской академии Феофилакт (Русанов), который завершил составление академического устава. К 1812 г. все уставы духовных учебных заведений практически были подготовлены, но утверждение их задерживалось в связи с Отечественной войной 1812 г. Они были подписаны лишь 30 августа 1814 г. [8, N 25673-25676].

На завершающем этапе работы комиссии решающую роль сыграл ректор Пе- тербургской духовной академии Филарет (Дроздов). Исследователь духовного обра- зования в России И.А.Чистович писал о нем: "В 1814 г. во всех постановлениях и распоряжениях Комиссии духовных училищ Филарет принимал самое живое и деятельное участие. В это горячее время Филарет, можно сказать, нес на своих плечах все это дело и в одно и то же время представлял обширнейшие и сложнейшие проекты, просматривал и дополнял уставы, подготовлял учебные заведения к преобразованию и наблюдал за преобразованиями их, организовывал порядок классных занятий в академиях и семинариях, составлял конспекты богословских наук для академий и семинарий, рассматривал программы академических и семинарских преподавателей, выбирал и рекомендовал учебники и держал в руках все нити учебных дел в России" [17, с. 143].

Реформа 1808-1814 гг. привела к расцвету духовного образования и становлению отечественного богословия, патристики, церковной истории и права. Она спо- собствовала увеличению числа преподавателей, в которых так нуждалась духовная школа, повышению их профессионального уровня. Преподавательский состав семина- рий отныне формировался преимущественно из "академиков", а уездных училищ - из выпускников семинарий. Духовная школа дала также немало образованных людей для светских административных учреждений: более трети чиновников составляли бывшие семинаристы.

Поскольку реформа вводила новый порядок назначения и перевода священников в зависимости от типа оконченного ими учебного заведения и выданного аттестата, она изменила и отношение духовенства к своему профессиональному образованию. После реформы 1808-1814 гг. оно убедилось, что чем солиднее будет образование, тем более благоприятными станут перспективы для духовной карьеры.

Конечно, все проблемы решить не удалось. В первую очередь это относилось к расширению сети духовных учебных заведений. К началу учебно-духовной реформы в России существовало три духовные академии - Московская, Киевская и Петербургская (Казанская временно находилась на положении семинарии), 35 семинарий и 76 уездных училищ с 25 тыс. учащимися. К концу царствования Александра I число академий не изменилось, вместо планируемых 56 семинарий действовали 39, вместо 360 уездных духовных училищ - 128, вместо 1080 приходских школ - 170. Впоследствии, вплоть до конца XIX в., количество духовных учебных заведений и число обучавшихся в них не претерпели существенных изменений. В 1894 г. в России насчитывалось 4 духовных академии, 56 семинарий и 186 епархиальных училищ с общим числом учащихся 50519 человек, в том числе 901 студент в духовных академиях, 18749 семинаристов и 30869 учеников епархиальных училищ [13, с. 162, 168; 4, с. 682-687].

При Николае I система духовного образования подверглась существенным измене- ниям. 1 марта 1839 г. был опубликован "Устав Духовно-учебного управления Свя- тейшего Синода", по которому вместо ранее независимой от Св. Синода Комиссии духовных училищ учреждался Училищный комитет и вся система духовного образо- вания отдавалась под полный надзор обер-прокурора Св. Синода [9, N 1270].

Одним из первых шагов стало введение в 1840 г. новой программы "светских по- знаний". Из изучаемых в семинарии текстов латинских писателей предписывалось исключить "места, проникнутые духом языческого мира", а из античной поэзии "изъять те произведения, в которых преобладает страсть и чувствительность". Предписывалось "остерегать юные умы; пусть они пленяются словом Писания и с тем вместе пропитываются его духом". На греческом языке дозволялось читать только творения "Отцов церкви", а при изучении

стр. 79


--------------------------------------------------------------------------------

новых языков "удерживаться от чтения светских сочинений, а также и от сочинений, написанных в духе иноверия". В преподавании гражданской истории требовалось "избегать усиленного критицизма, неосмотрительного политического направления, порождающего в незрелых умах наклонность к мечтанию судить о том, что не должно подчиняться их суждениям" [2, с. 60-61]. В семинариях резко сокращался объем общеобразовательных дисциплин, упразднялась особенно ненавистная Николаю I философия. Когда ему доложили, что в духовных учебных заведениях преподается философия, он воскликнул: "Как? У духовных есть философия, эта нечестивая, безбожная, мятежная наука? Изгнать ее!" [18, с. 43]. В итоге она была заменена курсами логики и психологии. По программе 1840 г. наиболее важными предметами считались пастырское богословие и гомилетика. Вводились и новые предметы - агрономия и медицина, необходимые, по мнению Николая I, для будущих пастырей, особенно на сельских приходах, чтобы они могли оказывать элементарную медицинскую помощь на селе, давать крестьянам полезные советы в сфере сельскохозяйственного труда. В 1843 г. в семинариях были отобраны 58 "отличных по наукам и благонравию" учеников и направлены в Юрыгорецкую агрономическую школу в Белоруссии для прохождения трехгодичного курса агрономии с тем, чтобы в дальнейшем преподавать этот предмет семинаристам. В 1845 г. в тех духовных учебных заведениях, где был введен курс агрономии, этому предмету обучался 4821 человек, а через год - 6864 [14, с. 335]. В 1843 г. в семинариях были введены курсы педагогики, а для обладавших способностями к рисованию - иконопись.

Быт семинаристов оставался таким же, как и в конце XVIII - начале XIX в. Неимущие (казеннокоштные) семинаристы размещались в казенных общежитиях (бурсах). В свободное время семинаристы могли заниматься чтением книг, одобренных начальством, рекомендовалось также на досуге заниматься молитвенным пением. Отлучаться из общежития в свободное время можно было только с разрешения руководства. На время каникул - рождественских, пасхальных и летних своекоштных семинаристов отпускали к родителям.

Надзор за соблюдением учащимися предписанных правил возлагался на инспектора семинарии, в помощь которому назначались "благонамеренные" старшеклассники. Инспектор следил и за поведением своекоштных семинаристов, живущих на частных квартирах: регулярно посещал их, проверял, не читают ли они запрещенные книги и не заняты ли "недозволенными развлечениями".

В начале царствования Александра II, в связи с подготовкой ряда реформ в соци- альной, административной, судебной и образовательной сферах, был поставлен во- прос и о проведении преобразований в системе духовного образования. Первые шаги к подготовке очередной реформы были предприняты уже в конце 50-х гг. В 1858 г. с целью ознакомления с состоянием духовных учебных заведений на местах Александр II посетил Ярославскую, Вологодскую, Нижегородскую и Литовскую семинарии. Одновременно были затребованы мнения ректоров академий и семинарий о необходимых преобразованиях. В 1859 г. на основе присланных сведений был составлен общий свод, для рассмотрения которого и подготовки проекта реформы был учрежден специальный комитет при Св. Синоде.

В 1863 г. подготовленный проект был разослан по епархиям для обсуждения, которое заняло еще три года. Для выработки окончательного его варианта 19 марта 1866 г. под председательством киевского митрополита Арсения был сформирован новый комитет при Св. Синоде в составе ректоров духовных академий и университетов, а также четырех протоиереев. Наконец 14 мая 1867 г. устав о духовных училищах был утвержден и получил силу закона [10, N 44570].

Отныне в духовные учебные заведения разрешалось принимать детей всех сословий, в том числе и податных. Существенно расширялось содержание общеобразовательных дисциплин, упразднялось деление на главные и второстепенные предметы, преподавание стало более близким к жизни. Программа обучения приближалась к гимназической, что облегчало выпускникам

стр. 80


--------------------------------------------------------------------------------

семинарий поступление в университеты. Запрещались такие наказания, как порка, "стояние на ногах в классе, совершение земных поклонов, стояние на коленях во время совершения утренней и вечерней молитв, обеда и ужина, оставление после уроков", назначение на "физические работы". Из прежних мер воздействия были оставлены "голодный стол" (хлеб и вода на несколько дней) и "карцер".

При 6-летнем сроке обучения первые два года семинаристы находились "на казенном содержании", а последующие четыре оно предусматривалось лишь для тех, кто дал обязательство по окончании учебы стать священниками. "Достойным" учащимся (хорошо успевающим и "примерного поведения") выплачивалась стипендия в размере 90 руб. в год.

Предоставление выпускникам права поступать в университеты привело к снижению числа абитуриентов в духовные академии. Уменьшение желающих по окончании семинарии идти в священники также было тревожным симптомом. "Само духовенство, - как пишет И.К.Смолич, - все чаще пользовалось правом обучать своих сыновей в гимназиях, чтобы обеспечить им светскую карьеру и избавить от стесненного положения приходского священника или учителя семинарии и духовного училища" [15, с. 471]. В связи с этим в 1871 г. вновь был введен запрет на поступление семинаристов в университеты .

Реформы затронули и высшую духовную школу. В 1867 г. начала работу особая комиссия при Св. Синоде по подготовке нового академического устава, в разработке которого важную роль сыграл известный богослов, литовский архиепископ Макарий (Булгаков), отстаивавший необходимость предоставления духовной школе "свободного и правильного развития" в соответствии с требованиями времени. 30 мая 1869 г. устав, в котором особое внимание обращалось на развитие "высшего образования для просвещенного служения Церкви", был утвержден императором. Отныне в академию могли поступить лица всех сословий православного исповедания, представившие свидетельство (аттестат) об окончании семинарии или классической гимназии [11, N 47154]. Существенно расширялась учебная программа, вводилась специализация обучения по трем отделениям (или факультетам) - богословскому, церковно- историческому и церковно-практическому. При этом на двух последних "небогословские науки" доминировали над "богословскими". Все дисциплины были разделены на общеобразовательные и специальные, разрешалось вводить и дополнительные предметы. Все обучение в академиях было рассчитано на четыре года, за первые три года студенты проходили полный курс общеобразовательных и специальных дисциплин. По окончании третьего курса студент представлял "квалификационную работу", на основании которой ему присваивалась степень кандидата богословия. На четвертый курс академии допускались лишь отличники, которые готовились к преподавательской деятельности в семинариях. При этом студенту предоставлялось право специализации. На четвертом курсе студент сдавал магистерские экзамены и готовил диссертацию, после публичной защиты которой получал ученую степень магистра богословия. Степень доктора богословия присуждалась после защиты диссертации и при условии, что соискатель ее уже был магистром.

По уставу 1869 г. жалованье преподавателей академии приравнивалось к универ- ситетскому (согласно университетскому уставу 1863 г.). В штат каждой академии входили 9 ординарных и 9 экстраординарных профессоров, 8 доцентов и трое пре- подавателей современных иностранных языков. Академия могла иметь и приват- доцентов (число их не устанавливалось) на положении внештатных сотрудников. Для получения должности экстраординарного профессора достаточно было диплома магистра богословия, а ординарного - доктора богословия. Новый устав предоставлял академиям значительную самостоятельность - право выбора (тайным голосованием) ректора, профессуры. Вопросы управления, а также обучения и воспитания студентов находились в компетенции академического совета, хозяйственная часть - в ведении правления академии. По новому уставу ректором мог быть и представитель белого духовенства, хотя предпочтение отдавалось лицу в монашеском чине. Богословские предметы

стр. 81


--------------------------------------------------------------------------------

преподавали только духовные лица, а общеобразовательные дисциплины могли вести и светские профессора. Ректор, его помощники (ассистенты), инспектор и профессора после избрания утверждались в должности Св. Синодом.

Академии получали право устраивать публичные чтения, основывать ученые общества, издавать научные труды и материалы источниковедческого характера, не подвергавшиеся, как ранее, цензуре.

Рост народовольческого движения в стране, вершиной которого стало убийство Александра II, вызвал у властей ответные меры, затронувшие и духовную школу. В начале 80-х гг. были изданы новые уставы учебных заведений, ориентированные на ликвидацию автономии духовных академий и семинарий, усиление надзора за их учащимися. Для этого имелись и свои резоны. Власти с тревогой отмечали участие в народническом движении студентов академий и семинаристов старших курсов. Беспокоили и замеченные среди них проявления "нигилизма" и даже "атеизма", увлечение "крамольной" литературой социалистического и атеистического содержания. Еще в начале 60-х гг. министр народного просвещения А.В.Головнин в одной из "записок" царю писал: "Духовные школы дали нам известных нигилистов, которые старались распространять самые безобразные, крайние учения" [16, с. 38]. Этот факт отмечал несколько позднее и московский митрополит Иннокентий (Вениаминов). В своем трактате "Несколько мыслей касательно воспитания духовного юношества" он с тревогой писал: "Дети поступают в (духовные) училища благонравными, а из училища выходят с испорченною нравственностью и совсем не с молитвенным духом... В духовных академиях у нас появились уже вольнодумцы и даже безбожники... и этот злой дух проявляется уже и в семинаристах" [1, с. 383].

В 1882 г. был учрежден новый комитет для выработки уставов духовных учебных заведений. К концу следующего года он внес на рассмотрение Св. Синоду подго- товленный им проект "Устава православных духовных академий". После внесения дополнений и исправлений проект был представлен императору, который его утвердил 20 апреля 1884 г. [12, N 2160]. Его авторы имели в виду не столько научное образование будущего духовенства и учителей русской Церкви, сколько подготовку политически и конфессионально благонадежного церковно-административного персонала, который должен был поставлять кадры для духовных учебных заведений низшего звена. Устав отменял выборность ректоров и инспекторов, которые снова стали назначаться Св. Синодом. С 1884 г. ректорами академий Св. Синод стал назначать только монахов, имевших ученые степени. Кандидаты на преподавательские вакансии не выбирались, а представлялись епархиальным архиереем и утверждались Св. Синодом. В 1884 г. вводились три категории ученых степеней магистра и доктора по специальности: богословие, церковная история, каноническое право. Отменялись публичные диспуты при защите диссертационных работ. В 1889 г. были изданы особые правила, расширявшие права Св. Синода по присвоению искомых степеней. Ужесточение духовной цензуры привело к снижению теоретического уровня богословских исследований. Существенно сужалась компетенция академических советов и усиливалась их зависимость от епархиальных архиереев.

22 августа 1884 г. был утвержден и новый устав духовных семинарий [12, N 2401], который отменял принцип выборности ректора и инспектора семинарий. В учебную программу вводились новые богословские предметы: библейская история, история русского раскола, сравнительное богословие, апологетика. На философском курсе обзор философских учений замещался краткой философией и дидактикой. За счет сокращения философии и математики расширялся курс по русской литературе, увеличивались часы на преподавание церковного пения. Изучение новых европейских языков стало факультативным.

Однако меры, предпринимавшиеся для "оздоровления" духовных учебных заведений. как показало начало XX столетия, не принесли ожидаемых результатов. В своем интервью журналу "Педагогика" ректор Православного Свято-Тихоновского

стр. 82


--------------------------------------------------------------------------------

Богословского института протоиерей Владимир Воробьев отмечал, что тогдашнее "общество было настолько одержимо духом отрицания и революционными устрем- лениями, что колоссальные возможности, которыми располагала Церковь, порой об- ращались даже против нее. Более того, в 1905-1906 гг. десятки семинарий и все четыре академии были охвачены забастовками. Везде разливался яд протестантского реформаторства и политического либерализма" [5, с. 64-65].

Духовная школа занимала солидное место в общей системе образования в России. Только за 1837-1891 гг. православные духовные учебные заведения окончили 2 млн. 878 тыс. человек, в том числе 28,6 тыс. - духовные академии, 850,5 тыс. - семинарии и до 2 млн. - епархиальные училища [13, с. 177].

В целом, характеризуя далеко не простую историю духовной школы, надо отметить, что "сеяли разумное, доброе, вечное" не только некрасовские герои, но и духовенство, много сделавшее для российского народа.

Воспитанниками духовной школы были такие знаменитые люди, как выдающийся государственный деятель М.М.Сперанский, известные историки А.П.Щапов, М.С.Со- ловьев и В.О.Ключевский, художники A.M. и В.М.Васнецовы.

Литература

1. Барсуков И. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский. М.. 1883.

2. Белявский Н.Ф. О реформе средней школы: Краткий очерк прошлого средней духов- ной школы. СПб., 1907. Вып. 1.

3. Витленкова Е.А. Духовная школа в России первой четверти XIX века. Казань, 1998.

4. Обзор деятельности ведомства православного исповедания за время царствования императора Александра III. СПб.. 1901.

5. Педагогика. 1998. N 1.

6. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. Т. 22.

7. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. Т. 30.

8. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. Т. 32.

9. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. 6.

10. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. 42.

11. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2-е. Т. 44.

12. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 3-е. Т. 4.

13. Преображенский И.В. Отечественная церковь по статистическим данным с 1840/41 по 1890/91 гг. СПб.. 1901.

14. Сб. ст.: Русское православие: вехи истории. М.. 1989.

15. Слюлич И.К. История Русской Церкви. 1700-1917. М.. 1996. Ч. I.

16. Стаферова Е.Л. Министерство народного просвещения при А.В.Головнине (1861-1866). Рук. канд. дисс. М., 1998.

17. Чистович И. А. Руководящие деятели духовного просвещения в России в первой половине XIX в. Комитет духовных училищ. СПб.. 1894.

18. Чтения Общества истории древностей Российских. 1887. N 2.

стр. 83

Опубликовано 04 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В.А.Федоров • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.