Культура памяти на пороге третьего тысячелетия

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

NEW ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Культура памяти на пороге третьего тысячелетия. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

5 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


От редакции. Многие положения, высказываемые в публикуемой статье академика РАО Б.С.Гершунского, представляются далеко не бесспорными. Поэтому мы готовы предоставить возможность нашим читателям выскзаться по поводу поднятых в ней вопросов.

Нет, весь я не умру?

На рубеже веков и тысячелетий естественно возрастает интерес к прогнозам, к тем тенденциям и закономерностям, которые предопределяют перспективы развития любой сферы человеческой деятельности. Человеку свойственно желание заглянуть за горизонт, предвидеть, хотя бы в общих чертах, возможный абрис будущего, в котором предстоит жить, если и не ему самому, то его детям, внукам, более отдаленным потомкам.

Чаще всего разрабатываемые прогнозы связаны с научно-техническими и технологическими достижениями. Это и понятно: сфера науки, техники, производства имеет дело с достаточно конкретными, зримыми и осязаемыми явлениями, с относительно четкими критериями полезности и эффективности вводимых новшеств. Они принципиально проверяемы даже в пределах жизни одного поколения, а все более грандиозные научно-технические достижения действительно способны поразить человеческое воображение, стимулируя и ускоряя тем самым процесс реализации прогностических идей.

Что же касается прогнозов в сфере общественных явлений и тем более в духовной сфере, предопределяющей сущность индивидуального и коллективного миропонимания, то они считаются делом бесперспективным, ненадежным, лежащим в плоскости умозрительных утопий и схоластических рассуждений фантастического характера. А проблематичность проверки результатов подобного прогнозирования и вовсе ставит под сомнение целесообразность выдвижения прогностических идей и гипотез в духовной сфере социума.

Но времена меняются. Растет осознание того, что будущее человеческих сообществ, будущее цивилизации в целом зависит вовсе не от все более изощренных материальных носителей достижений человеческого разума. Конечно, эти материальные носители, достигнув едва ли не предела своих разрушительных возможностей, способны прямо и непосредственно, буквально в одночасье погубить мир. Но при всем своем могуществе они не могут быть использованы столь же прямолинейно и бездумно в созидательных целях. Ломать - не строить? Созидание - процесс куда более сложный и длительный, чем практически мгновенная акция разрушения. Этот процесс не может быть "безлюдным", отданным на откуп бездушным механизмам и автоматам. Он предполагает наличие доброй воли людей - субъектов созидания. Людей, осознающих смысл и цели своей созидательной деятельности, а в более широком понимании - смысл собственной жизни, собственного жизнетворчества. Смысл, определяющий, в свою очередь, естественное, природосообразное стремление каждого человека реализовать за время своей, увы, всегда конечной и не такой уж длительной "земной" жизни, все свои способности, внести свой посильный вклад в непрерывный, вечный процесс материального и духовного созидания, остаться в благодарной памяти своих родных, друзей, в памяти сменяющих друг друга поколений.

стр. 90


--------------------------------------------------------------------------------


Для человека, тем более для человека знающего и мыслящего, познавшего не только преходящие радости своего физического существования, но и подлинное счастье человеческого общения, счастье высокой любви и искренней дружбы, счастье своей личной причастности к непрерывному процессу познания, к творчеству, к высшим проявлениям человеческого духа и интеллекта, невыносима, противоестественна и унизительна сама мысль о неизбежности ухода из жизни, ухода навсегда, безвозвратно, бесповоротно, бесследно.

Он надеется. Надеется всегда. Значит, верит? Во что?

Вечные вопросы смысла жизни и смысла смерти. Вечные вопросы любой религии, любой философии, культуры, искусства, литературы, науки? Но непостижимые до конца и неразложимые по полочкам сугубо рационального познания смыслы бытия, вечности, жизни, смерти, бессмертия могут быть "схвачены" лишь целостно, в эмоционально-чувственном восприятии, в единстве знания и веры.

Проще всего, конечно, находить утешение в бездумном следовании канонам религиозной веры в ее традиционном понимании. Именно так поступают миллионы и миллионы людей во всем мире. Но оторванная от знания слепая, нерассуждающая вера, независимо от специфики той или иной религиозной конфессии, не может дать аргументированные ответы на вечные вопросы смыслообразующего характера. Она катастрофически быстро (разумеется, по масштабам историческим) теряет своих все более образованных и просвещенных приверженцев, истинных веропослушников, сумевших - и это главный критерий истинности и искренности их веры - привести в соответствие свое повседневное поведение, что называется, в миру с заповедями исповедуемой ими религии. Она постепенно перерастает в привычку, во внешнее соблюдение ритуально-обрядовых обязанностей и приличий общественно принятого поведения, в формальное следование скорее букве, чем духу веры?

Но человек и человечество никогда не утратят естественного, природосообразного стремления к вере. Без веры бытие человеческое превращается в томительное сидение на чемоданах повседневной жизни в ощущениях иллюзорности и бессмысленности происходящих вокруг событий, скоротечности, временности и бренности земного существования, в ожидании неизбежного прощального гудка уходящего в никуда поезда жизни, уносящего с собой главное - надежду? Да, надежда умирает последней. Но все-таки и она умирает, если нет веры.

Вера всегда обращена в будущее. Именно в вере человек ищет утешение и надежду. В предвосхищении будущего он пытается найти смысл и оправдание своим повседневным делам и поступкам, трудам и заботам, видит не только ближние, прагматичные и рутинные, но и дальние цели своего существования, своей жизненной миссии, ищет возможность своего продолжения во времени и пространстве, надеется на это.

Продолжения?

Пусть в ином качестве, в иных измерениях, в иной субстанции, в ином проявлении - лишь бы не исчезнуть бесследно, не раствориться без остатка в кромешной тьме вечности, не умереть? совсем.

Мы все активнее и настойчивее призываем людей к творчеству, подчеркиваем важность непрерывно усложняющейся интеллектуальной деятельности, всячески стимулируем усилия по ликвидации неграмотности и обеспечению роста образовательного потенциала личности и общества в целом, ратуем за развитие культуры и искусства, возмущаемся и негодуем по поводу грозящих человеку коллапса окружающей природной среды и экологической катастрофы и в то же время не обращаем абсолютно никакого внимания, не проявляем никакой заботы о внутреннем духовном комфорте, о духовных ориентирах того самого Нового Человека, появления которого ожидаем с такой надеждой и нетерпением.

Во что он будет верить этот загадочный и столь высокоодаренный и творческий Новый Человек, человек пусть далекого, но нашего с вами общего будущего, будущего нашей цивилизации, будущего наших прямых потомков?

Несем ли мы ответственность за него? Да, да, за того парня, за ту девушку, за те юные души, которые придут нам на

стр. 91


--------------------------------------------------------------------------------

смену? Что оставим им в качестве путеводных духовных ориентиров? Чем порадуем? Чем обнадежим? Чем утешим? Замшелым товаром примитивных религиозных предрассудков или идеологических суррогатов, их заменяющих? Но Нового Человека на архаичной религиозной и идеологической мякине не проведешь? Или предоставим его стихии мироощущения, духовной анархии, в которой он, упиваясь своей свободой и независимостью от любых кумиров, от любой веры, от любых идей и ценностей, будет видеть смысл бытия в той вседозволенности, в тех иллюзорных утехах, которыми так изобилует бездумное и бессмысленное стадное или поштучное человеческое существование? И не найдет ничего более возвышенного, чем духовное прозябание при материальном достатке, сытом желудке и растущем банковском счете?

И это все?

И ради этого должен появиться Новый Человек на планете Земля?

И этому его будут учить в Школе?

Для Новых Людей нужна и Новая Вера, Новая Религия, Новый Смысл Жизни, Новые Заповеди и, конечно же, Новое Образование?

Иначе они просто не появятся, эти Новые Люди, "вымрут", еще не родившись?

Описать во всех деталях типовые личностные черты человека далекого будущего, конечно же, невозможно. Но уже сейчас можно предположить и надо верить, что это будет человек творческий, человек знающий и глубоко мыслящий, человек, верящий в свое высокое предназначение и способный найти пути к воплощению этого своего предназначения в жизнь. Но и этот модельный и идеализируемый нами Новый Человек будет прежде всего живым человеком со всеми его естественными устремлениями, интересами, надеждами и чаяниями, силой и слабостями. И конечно же, он будет глубоко верующим человеком, и вера его, при всех изменениях в осознании ее истинных первоисточников, будет направлена на достижение высших и вечных гуманистических ценностей человеческой жизни.

Будет ли Новый Человек, как и все смертные, стремиться к продолжению своего неповторимого Я после смерти? Да, конечно. Его, несомненно, будет волновать этот извечный вопрос Веры. И ответ на него должна дать Новая Религия. Религия, основанная на раскрепощенном от иррациональных, мистических пут и догматов Знании. Религия, зовущая его в будущее и указывающая единственно возможный путь к нему - через Знания, через реализацию своих способностей, через Труд, освященный не только высочайшим профессионализмом и творчеством, но и высокими нравственными ориентирами и приоритетами, Труд, востребованный людьми и отдаваемый людям.

И в этом своем поиске уникальной личной траектории движения к наиболее полному раскрытию способностей, к максимально возможной самоотдаче и самовыражению, к всесторонней самореализации, к продолжению собственного Я в благодарной памяти своих любимых и близких, семьи, друзей, коллег и, конечно же, будущих поколений, которым еще предстоит включиться в бесконечную эстафету жизни, он не будет видеть ничего предосудительного и нескромного. Напротив, признанный в человеческом сообществе высший приоритет личного самовыражения и возможно более полной самореализации каждым человеком своих способностей, высший приоритет общественного признания вклада каждого человека в развитие материальной и духовной сферы социума, в его культуру, науку, искусство, образование, в вечное и непрерывно обогащаемое ментальное пространство - подлинный источник духовного наследия, передаваемого будущим поколениям, будет лишь стимулировать его в этих стремлениях.

Человек должен верить в возможность собственной самореализации и ее общественного признания.

Должен верить в возможность и естественность духовного продолжения собственного Я?

Он должен получить такую возможность, получить реально и зримо, без мистики и пустых обещаний. Во всем этом, именно в этом он должен видеть смысл своей жизни, верить в него, стремиться все более полно понять и достигнуть его.

И это вовсе не эгоизм, столь одномерно осуждаемый ныне. Это не самолюбование

стр. 92


--------------------------------------------------------------------------------

и не никчемная по сегодняшним меркам жажда посмертной славы. Это естественное чувство собственного человеческого достоинства, доведенное до своего высшего уровня, высшего смысла, высшего воплощения и требующее к себе соответствующего уважительного и неизменно доброго отношения.

Новый Человек хотел бы видеть труды свои по достоинству оцененными и способности свои востребованными обществом, другими людьми? Он хочет жить для них, видит в этом смысл своего повседневного труда?

Кто посмеет отказать ему в этом?

Он жаждет максимально возможной творческой самореализации? Прекрасно! Только раньше надо поверить, что именно в этом и состоит единственно достойный человека и доступный в его достижении смысл жизни, возвыситься до понимания этого смысла, напряженно учиться, овладеть в совершенстве своей профессией, войти в то вполне реальное, индивидуально выстроенное и сориентированное предметное пространство для самовыражения и самореализации, которое у каждого человека обязательно есть. Но есть оно у каждого свое, и потому найти свое призвание - важнейшая часть пути к реализации этого призвания?

Вера, Знание, Труд?

Именно в этой неделимой триаде человек будущего будет видеть истоки своего восхождения к пониманию смысла своей жизни, свои стартовые возможности и гарантию реальности своих жизненных устремлений.

Но и Вера, и Знание, и готовность к Труду закладываются в школе, формируются всеми звеньями образования. Именно в этом - суть образовательной деятельности, суть обучения и учения, воспитания и самовоспитания, развития и саморазвития личности. Осознание именно этих жизнетворящих функций образования и человеком, и обществом - залог долгожданного повышения престижа образования, восхождения образования на ту высоту общественного признания, которого оно действительно заслуживает, источник грядущего подлинного, бесспорного и окончательного образовательного триумфа.

И все же решающими и главными предпосылками такого триумфа будут, не могут не быть веросозидающие функции школы, всей сферы образования.

Вера - источник подлинного духовного величия человека, внутренний, а потому и единственно надежный стимулятор его стремления и к овладению знаниями, и к продуктивному, творческому труду, и к собственной всесторонней самореализации как необходимому условию удовлетворения своей состоявшейся жизнью, реализации ее высшего смысла.

Ко всему этому, к этой Вере и к этому Знанию Новый Человек должен быть возведен в Храме, именуемом Школа, именуемом Образование. И относиться он будет поэтому к Школе, к Образованию с чувством глубочайшего уважения, с любовью, с благодарностью и доверием, ибо именно Школа и только Школа действительно доводит его до Веры в подлинный Смысл Жизни, смысл бытия, смысл вечного, не умирающего никогда духовного мира каждого человека.

Школа шаг за шагом будет вести человека к познанию и принятию этой Веры. Именно в этом смысле Школа - Храм, а подлинное веросозидающее Образование - Религия.

Альтернативы такому развитию высших функций образования, его восхождения к статусу полноценной религии нет и быть не может. Такова логика самой жизни, если, конечно, она будет следовать идеалам Добра, сможет активно и наступательно противостоять Злу, не исчезнет во тьме неверия, духовной деградации и безвозвратного вырождения человека и человечества.

И потому именно Образованию суждено стать истинной Религией будущего.

Такая Религия, такая Вера, конечно же, будут востребованы в будущем, пусть далеком, пусть недостижимом для нас, но в нашем общем будущем. А "технологическое" оснащение такой Религии соответствующими заповедями и ритуалами, надо думать, не составит большого труда.

Это будет религия умных и образованных людей, людей, проникнутых постоянным беспокойством за бесцельно проживаемые и прожитые годы, людей, стремящихся не только к потреблению радостей

стр. 93


--------------------------------------------------------------------------------

земного бытия, но и к самоотдаче, к обогащению жизни самим фактом своего, увы, временного присутствия на Земле, ценящих это отведенное им судьбой время и страстно желающих наполнить его не умирающим, вечным смыслом.

И разумеется, эта религия не будет посягать на свободное развитие других религий, коль скоро в этих религиях еще будет потребность, не будет вести себя агрессивно по отношению к ним. Она будет трезво и реально оценивать собственные возможности влияния на людей и терпеливого наставления их на путь истинный. Только Истину эту она будет черпать не в слепых иррациональных и мистических иллюзиях, а в Знании, в единственно праведной и жизнетворящей гармонии Знания и Веры.

Провозгласив, пусть и применительно к далекому будущему, Образование новой Религией, возведя его в этот сверхответственный статус, никак нельзя обойти молчанием и вопрос вопросов любой религии - сущность и, что не менее важно, формы духовного человеческого бессмертия. Иными словами, ни много ни мало, вечный вопрос о бессмертии души. О формах и самой возможности воплощения столь загадочной, неизменно ускользающей из зоны обычного человеческого восприятия духовной субстанции в некоем этически и нравственно допустимом материальном эквиваленте, доступном чувствам и разуму человека и отражающем, хотя бы в какой-то мере, неповторимый духовный мир каждого жившего на Земле.

Можно не сомневаться в том, что и для Нового Человека далекого будущего, точно так же как и для человека далекого прошлого или наблюдаемого нами настоящего, будет противоестественной сама мысль о неизбежности ухода из жизни. Ему, умудренному всей правдой о конечности бытия и об иллюзорности надежд на личное физическое бессмертие, будет особенно тяжело покидать этот Мир, покидать навсегда, подобно миллиардам жившим до него людей на протяжении всех, уже безвозвратно ушедших тысячелетий человеческой истории. Но еще более нетерпимой будет для него мысль о неизбежности и неотвратимости духовного предела своей жизни, о суровой и непреодолимой необходимости унести с собой в небытие свой духовный мир, собственное духовное Я, состоявшиеся и несостоявшиеся идеи, свои мечты, замыслы и надежды, результаты творчества, опыт повседневного труда, просто свой образ, манеру общаться с друзьями, свою улыбку, свою неповторимую любовь к семье, к детям, внукам, правнукам, свое последнее духовное завещание им.

Но почему бы не предоставить каждому Человеку будущего возможность собственного продолжения, фактическую возможность духовного бессмертия в поистине вечной, принципиально не ограниченной ни временем, ни пространством Памяти о нем?

Так ли уж безнадежна и так ли уж нереальна сама идея беспредельно долгой "консервации" духовного Я каждого человека и тем более человека, верящего в полезность подобной акции и стремящегося воспользоваться ею?

Технологически это уже возможно.

Такая возможность, доступная каждому, несомненно, есть.

Уже есть.

Только надо верить, что твое личное духовное наследие рано или поздно, но непременно понадобится людям, вошедшим в этот Мир после тебя, что именно тебе уже посчастливилось или обязательно посчастливится в будущем добавить хотя бы одну небольшую крупицу в сокровищницу человеческого опыта, знания, человеческой культуры, человеческой ментальности и обогатить их тем самым на долгие годы, навечно.

Но для этого надо о многом знать, многое уметь, во многое верить и неутомимо готовить себя к выполнению этой достойной человека жизненной миссии. Надо понять, что истинным гарантом твоей духовной востребованности в будущем, гарантом доброй памяти о тебе могут быть только масштаб твоей личности, твои способности, твои главные поступки в жизни, твое отношение к другим людям, твое желание и умение творить Добро. И все это зависит от тебя и только от тебя.

Бессмертие Души возможно и необходимо. Что придает уверенность в этом? Что это - наивное озарение, основанное на

стр. 94


--------------------------------------------------------------------------------

необузданной фантазии автора? Очередная оглушительная сенсация- однодневка для сугубо журналистского пользования? Не заслуживающая внимания, абсолютно и принципиально нетехнологизируемая утопия - верный признак фатальной нереализуемости любого замысла? Или все же идеи такой религии, религии умных, творческих людей, предъявляющих повышенный, достойный собственного Я счет к жизни и смерти, озабоченных собственным духовным продолжением, бессмертием своей души после физической смерти, вызревали давно?

Вспомним Пушкина:

Нет, весь я не умру - душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит -

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит?

Надо обладать поистине гениальным пониманием, абсолютным чувством Жизни и Смерти, чтобы так емко и просто выразить суть сокровенных желаний, суть Веры человека, осознающего бренность физического бытия, неизбежную конечность земной жизни, но не желающего смириться с этим. Величие человека и в том, что он сам себе кует утешение, ищет и находит его еще при жизни, предпочитая любым посмертным роскошным памятникам рукотворного происхождения бессмертие души, бессмертие идей и дел своих, "памятник нерукотворный", духовный, вне веков, границ и расстояний?

В мировой литературе, в поэзии, во всех видах искусства так или иначе проходит сквозная тема Жизни и Смерти, тема поиска продолжения, тема вечности человеческого Духа, его воплощения в памяти человечества. Особенно близка эта тема русской поэзии. Недаром говорится: "Поэт в России больше, чем поэт?".

Подлинный поэт - провидец будущего, философски схватывающий самые сокровенные тайны бытия, играющий буквально на струнах вечности. Он познает действительность чувством, целостно, одномоментно, во многом интуитивно, но ведь именно интуиция - основа творческого озарения, прорыва в неведомое, прорыва в будущее.

Вот всего лишь несколько строк из Пастернака:

Быть знаменитым некрасиво.

Не это подымает ввысь.

Не надо заводить архива,

Над рукописями трястись?

Но надо жить без самозванства,

Так жить, чтобы в конце концов

Привлечь к себе любовь пространства,

Услышать будущего зов.

Только два слова - "любовь пространства"? Но насколько же глубже они многотомных философских трактатов о смысле жизни. С гениальной простотой они выражают главное: человек живет, трудится и умирает не зря, если он верит в вечное существование духовного пространства Мира, если всей своей жизнью, делами и мыслями своими стремится внести и свой посильный вклад в эту духовную сокровищницу Мира ради будущего всего человечества.

В этих незаметных, непоказных и намеренно, умышленно, нарочито недокументированных в архивах трудах человека видит поэт смысл его земного существования, смысл, не осложненный излишними бюрократическими, суетливыми фиксациями, но и не осложняющий ими сам переход земной жизни к жизни новой, вечной - духовной.

Но вопрос о документальной, вещественной, материальной фиксации самого факта жизни каждого человека, сведений о его личности, его исканиях, его идеях и делах, его высших достижениях и даже незавершенных замыслах и трудах, конечно же, не так прост.

Подлинно творческий человек готов к аскетизму материальному, он сплошь и рядом доказывает это своим пренебрежительным, безразличным отношением к внешним признакам материального успеха.

Но он не готов к аскетизму духовному.

Известность, признание, уважение, почет, наконец, память - категории, отнюдь не чуждые любому нормальному человеку, но особенно - человеку творческой профессии. Любой труд немыслим без более или менее явно выраженных элементов творчества, а собственно творческих профессий, требующих от человека высшего напряжения всех его физических, интеллектуальных и духовных сил, со временем будет становиться все больше. Да и сама жизнь человеческая во всех ее проявлениях не

стр. 95


--------------------------------------------------------------------------------

что иное, как повседневное творчество, ибо по заранее заготовленному шаблону мыслей и действий могут "жить" только автоматы, только бездушные роботы.

Естественно, что и вопросы фиксации, документирования, в конечном счете увековечивания результатов этого творческого труда, этой индивидуально- личностной творческой самоотдачи каждого человека со временем будут становиться все более актуальными, более того, напрямую выходящими к реализации извечной мечты человека о личном духовном бессмертии, о бессмертии своей души.

Как бы мы ни идеализировали духовную бескорыстность и готовность к аскетической духовной безвестности, в природе человека - нечто совсем иное. И ему, и окружавшим или окружающим его людям необходимы вполне материальные знаки внимания, знаки памяти, знаки признания. У разных народов, у разных людей свое отношение к этим знакам и символам. Вечный огонь и памятники на могилах усопших; ордена и другие знаки трудового и воинского отличия; семейные альбомы с фотографиями; научные звания и степени; человеческие имена в названиях планет и персонифицированные следы на асфальте выдающихся актеров Голливуда; прижизненные и посмертные издания книг, конечно же, с именами их авторов; организация памятных выставок художников, да и сами художественные произведения как вечный "консервант" тех или иных сторон их неповторимой личности, их восприятия Мира; партитуры музыкальных произведений, архитектурные памятники и сооружения с обязательным указанием имени автора; памятные наименования городов, улиц и площадей; документальная запись шахматных партий выдающихся гроссмейстеров; этикетки с указанием автора той или иной продукции, начиная от самолетов и кончая видами водки или пива? Наконец, мавзолеи и усыпальницы великих кормчих с их натуральными (!) останками в самом центре крупнейших столиц мира, в самом конце просвещенного ХХ века.

Не счесть используемых человеком так или иначе материализованных символов и знаков, призванных подтвердить и напомнить потомкам о его личном пребывании на Земле, личном участии в происходивших событиях, личном вкладе в развитие тех или иных сторон жизни, в "духовный резервуар" человечества, в его ментальное пространство.

Но, конечно, даже такая, чаще всего предельно примитивная материализованная память доступна немногим. И по их действительно заслуженному признанию при жизни или хотя бы после смерти и, что совсем уж убого, по их материальным возможностям создать на собственных могилах нечто нетленно-каменное, способное привлечь внимание прохожих.

Миллиарды людей уходят в абсолютную духовную безвестность, уповая лишь на биологическую возможность продолжения рода ("родив сына?"). Миллиарды верят, что, взрастив собственными руками скромное деревце, они тем самым оставят вполне достаточную память о себе. Миллиарды удовлетворяются процедурой развеяния по ветру собственного праха.

И уходят, уходят, уходят?

Неизбежно ли это? Допустимо ли? Нравственно? Наконец, целесообразно ли терять бесследно поколения за поколениями и начинать собственный жизненный опыт, собственный жизненный путь сызнова, не отягощая себя ни коллективной, ни тем более индивидуальной мудростью предков?

Каждый человек - это не только пассивный потребитель сложившихся до него духовных, ментальных ценностей. Он еще и "генератор", производитель духовного опыта, отражающего его индивидуальность. Человек уникален прежде всего по тому вкладу, который он пусть даже потенциально, но способен внести в менталитет социума. Этот вклад может быть разным в зависимости от способностей, образования и духовных качеств личности, но он обязательно должен состояться. Высшее преступление перед цивилизацией - лишить, пусть даже одного человека, права на духовное бессмертие, воплощенное в его вкладе в менталитет социума, цивилизации в целом. Даже если этот вклад лишь поучителен для социума трагичностью негативного жизненного опыта человека. Физически человек уходит, а этот вклад остается, должен остаться.

стр. 96


--------------------------------------------------------------------------------


Разве не в этом состоит подлинное бессмертие души, тем более что ничего другого Природа предложить Человеку не может, все остальное - мираж, самообман, иллюзии?? И хотя в такой переломной и стрессовой для сознания коллизии любой нормальный человек "и сам обманываться рад", хотя многие миллионы людей еще предпочитают жить в сладких наркотических иллюзиях своего личного бессмертия, якобы гарантированного им за праведно прожитую жизнь, наступающего автоматически, самопроизвольно, без каких-либо усилий с их стороны, подобный самообман просто унизителен для мыслящего человека, духовно обедняет его, вводит в мистику ожидающегося чуда, отрывает от реалий жизни.

Но если именно в материальных носителях памяти человек видит, хотел бы видеть подтверждение не зря прожитой жизни, если в нетленных материальных свидетельствах добрых дел своих он хотел бы усмотреть хотя бы признаки своего духовного воплощения после физической смерти, если для него, а главное - для Мира, в котором он жил, так важно сохранить все самое ценное, что извлек человек из своего неповторимого жизненного опыта, из своего понимания Жизни, то надо, обязательно надо предоставить такую возможность каждому человеку и сделать это на самом высоком этическом, эстетическом и собственно техническом уровне, доступном цивилизации.

Кто и как может инициировать решение этой задачи?

Кто может и должен проявить инициативу в организации фантастического по нынешним понятиям завершающего этапа самореализации личности - этапа материального воплощения извечной мечты человека о бессмертии его души, об увековечивании духовного вклада каждого человека в ментальной памяти человеческого сообщества?

Такую инициативу естественно и логично было бы проявить именно той религиозной доктрине, которая идет на смену традиционным религиям мира. Тому зачинателю новой Веры, который способен объединить ее со Знанием. Той сфере человеческой деятельности, которая по самой своей сути озабочена будущим и прокладывает конструктивные пути к нему, а значит, сфере Образования.

Именно эта сфера стоит у истоков Веры человека в то, что всесторонняя самореализация личности - есть его высшее предназначение в жизни, необходимое условие активного участия в процессе обогащения ментального пространства цивилизации. Образование выступает как наиболее надежный гарант этой Веры и берет на себя все связанные с этим функции и обязательства новой религии.

Образование как система ориентации человека на познание и раскрытие своих способностей создает необходимые условия для сознательного выбора человеком приоритетной сферы своей будущей трудовой деятельности, для самоопределения личности.

Образование как источник необходимых для человека знаний, умений и навыков предоставляет возможность каждому человеку овладеть ими и тем самым подготовиться к предстоящей трудовой деятельности, выйти на высший, творческий этап этой деятельности, способствующей максимально возможной самореализации личности в общественно полезном труде.

Образование как сфера реальной жизнедеятельности учащихся вводит их в систему разнообразных межличностных отношений, способствующих формированию нравственных качеств личности и последовательному закреплению этих качеств в дальнейшей учебе и труде.

Образование как источник и стимулятор познавательной активности человека, последовательного открытия человеком новых для него системных знаний о целостном Мире и о всеединстве людей в этом Мире, их ментальном взаимодействии, толерантной ментальной совместимости и взаимоподдержке, выступает как технологически наиболее энергичный и целенаправленный способ личностного и общественного менталеформирования и культуросозидания.

Именно образование во всех этих своих ипостасях и взаимодополняющих друг друга аспектах, распространяющихся фактически на все стадии формирования веры, знания, мировоззрения и ментальности, их обогащения и возможного преобразования, действительно вправе инициировать

стр. 97


--------------------------------------------------------------------------------

свое представление и о завершающем этапе жизнетворчества человека - этапе увековечивания его посильного вклада в непрерывный процесс духовного совершенствования человечества.

Каким видится этот этап? В каких формах и какими средствами предполагается создать механизм гарантированного увековечивания души человека, мониторинга, хранения и надежного избирательного воспроизведения духовного эквивалента прожитой человеком жизни?

Остановимся на некоторых возможностях решения этой кажущейся совершенно фантастической задачи. Задачи, не будем исключать и этого, сама постановка которой чревата упреками в реанимации архаичного языческого идолопоклонства, якобы недостойного современного просвещенного человека, или, что по сути то же самое, обвинениями в примитивном технократическом вмешательстве в тончайшее пространство неуловимой, а потому и заведомо не поддающейся какой бы то ни было проявляющей ее материализации духовной субстанции. Вполне осознавая возможность и, с точки зрения сегодняшних представлений, даже правомерность подобных упреков и обвинений, попытаемся все же выйти за рамки сложившихся стереотипов и догм.

Даже сейчас, не говоря уже о далеком будущем, практически имеются все возможности для создания и непрерывного пополнения вечного Пантеона Памяти духовного вклада каждого человека в развитие собственного социума и человечества в целом. Вечного, во всяком случае, по космическим масштабам самого существования человеческой цивилизации.

Задача эта при всей своей экзотичности является, в своей сущности, сугубо информационной. А уже достаточно изощренные и мощные современные средства информационной и компьютерной техники делают ее решение в собственно техническом плане вполне реальным и относительно несложным. Оставляя пока в стороне куда более важные проблемы нравственного и этического плана, обозначим некоторые направления собственно технического подхода к данной необычной задаче.

Достижения современных средств телевидения, видеозаписи, возможности неограниченного хранения и воспроизведения практически любых изображений, а также голографического (объемного и цветного) отображения образов самого различного вида делают технически доступным получение качественных видеосюжетов с участием любого человека, заинтересованного в сохранении для будущего своего зрительного образа. Это могут быть портреты разных лет, фрагменты наиболее важных жизненных событий, изображения в кругу семьи, за любимой работой, на отдыхе и т.п. Понятно, что речь не идет о сплошной хронологии прожитой жизни, а лишь о сравнительно небольшом числе ее наиболее существенных фрагментов, поддающихся специальной, конечно же, объективной и честной режиссуре и требующих известного операторского мастерства. Но так или иначе вопрос об увековечивании образа, динамичного ("живого") изображения любого человека не представляется сколько-нибудь технически сложным. Что же касается объемов памяти подобных изображений, то и эта проблема (даже при условии непрерывного увеличения числа таких изображений на уровне многих миллиардов) не составляет неразрешимой задачи для непрерывно совершенствуемых информационно-компьютерных средств.

Сравним такой живой, динамичный, а главное, вечный образ со стертыми временем фотографиями на миллионах и миллионах памятников ушедшим от нас людям и зададимся напрашивающимся вопросом: "Если уходящему человеку, его родным и близким, его друзьям и коллегам, наконец, его потомкам небезразлична зрительная память о нем, то почему бы не способствовать организации такой памяти, но на неизмеримо более высоком уровне, чем сейчас, и не предоставить возможность в любое время вызывать этот образ из небытия?"

В чем здесь можно усмотреть нарушение хотя бы каких-то норм нравственности, этики и морали?

Но зрительный образ, естественно, - всего лишь внешняя "оболочка" человека. Хотя представим себе, насколько заманчиво было бы хранить в памяти благодарного человечества образы действительно великих людей прошлого, насколько больше

стр. 98


--------------------------------------------------------------------------------

они бы могли рассказать о себе людям по сравнению с пожелтевшими фотографиями и кинопленками (да и то появившимися по историческим меркам совсем недавно), не говоря уже о столь популярных ныне музеях примитивнейших восковых фигур или безжизненных скульптурных надгробиях.

Итак, вечное хранение образов всех без исключения живших на Земле людей и тем более людей, поистине выдающихся, не составляет практически никаких принципиальных технических трудностей, а своеобразные "спиритические сеансы", связанные с мгновенным вызовом того или иного образа, становятся вполне реальными и даже, как будет показано ниже, при определенных условиях могут приобрести не только сугубо познавательный, но и? эвристический характер.

Все так, вправе заметить читатель. Но причем здесь обещанное бессмертие Души?

Но что есть душа человеческая с сугубо информационной точки зрения? Может ли она быть представлена в виде некой информационной модели?

Принципиально, да. Может. Ибо Душа есть квинтэссенция духовного мира человека, синтез характерных для данного человека качеств личности, его ментальный эквивалент, его жизненное кредо и зашифрованное в информационно емких характеристиках неповторимое Я. Конечно, любая информационная модель всегда неизмеримо беднее оригинала. Она не может претендовать, но это и вряд ли столь важно, на отражение всех многочисленных нюансов духовного мира личности. Но главное, наиболее существенное, наиболее значимое содержание, по крайней мере, результативной части духовного опыта человека, итоги его творческой самореализации, несомненно, могут быть зафиксированы в индивидуальном информационном поле, информационном пространстве личности.

Каким образом? В какой форме?

Но это уже и в буквальном, и в переносном смысле - дело техники. Это могут быть самые существенные идеи из наиболее значительных научных работ человека, излагаемые и трактуемые им лично; фрагменты литературных произведений; партитура, да и само исполнение музыкальных произведений; образцы живописи; рассказ о своей жизни в назидание потомкам; воспоминания и материалы мемуарного характера; личные впечатления о путешествиях; образцы документов; воспоминания современников и т.д., и т.п.

Да, конечно, с таким колоссальным и к тому же лавинообразно нарастающим массивом информации справиться будет совсем не просто. Возникнет множество сопутствующих вопросов: кто, как и когда будет готовить такую информацию? Как она будет отбираться и храниться? На каких информационных носителях вообще возможно разместить столь объемную информацию? Как ее кодировать и запускать в информационные потоки и сети по непрерывно циркулирующим каналам информации? Как ее извлекать из многочисленных, классифицированных по различным признакам информационных хранилищ и каналов? И главное - во имя чего вся эта "адская" по своим масштабам работа? Стоит ли столь сложная игра свеч?

Начнем с конца, с последних вопросов.

"Игра", несомненно, стоит любых предполагаемых "свеч", поскольку жизнь человеческая - бесценна.

Бесследный уход из жизни даже одного человека, уносящего с собой в небытие весь свой неповторимый духовный мир, - трагедия поистине вселенского масштаба. Ведь он, этот ушедший из Мира человек, больше никогда не повторится.

Никогда?

Есть ли большая несправедливость в этом, как принято считать, лучшем из Миров?

Мы еще очень далеки от осознания бесценности человеческой жизни и в этом в конечном счете все наши беды.

Мы свыклись с естественной и даже с неестественной смертью во всех ее ужасающих проявлениях. Со смертью от голода. От все еще неизлечимых болезней. Со смертью в бессмысленных войнах и криминальных разборках. Со смертью от рук террористов. Со смертью молодых и здоровых людей и даже новорожденных. С гибелью миллионов людей в лагерях смерти и в кровавых застенках диктаторов и политических палачей. Со смертью

стр. 99


--------------------------------------------------------------------------------

из-за безразличия и душевной черствости окружающих, из-за незаслуженной обиды и предумышленной травли, из-за природных и вполне рукотворных катастроф, из-за преступного беспредела по отношению к среде обитания человека, к гибнущей природе?

Не потерять Человека?

Не допустить его духовного исчезновения?

Не допустить! Всеми силами. Всеми возможными способами.

И так будет. Не может не быть.

Что в сравнении с этой, все еще не осознаваемой современным разумом из-за своего непостижимого масштаба задачей какие-то технические проблемы, даже при всей их трудоемкости и сложности? Все разрешимо. Это всего лишь вопрос времени и воли? И не "адская" это работа, а поистине райская, с какой стороны ни посмотреть, - богоугодная, независимо от того, что каждый готов понимать под многозначным понятием - Бог?

Какие погрешности в морали, этике и нравственности можно усмотреть в этом?

Но продолжим вопросы.

Кто, как и когда будет занят подготовкой такой индивидуально сориентированной информации?

И сам человек, заинтересованный в собственном духовном продолжении, и действительно немалый штат специально подготовленных работников- профессионалов, которые в состоянии помочь ему в этом.

Почему мы не удивляемся огромному числу клерков - от юристов-адвокатов до банковских работников, занимающихся складированием сугубо материальных приобретений всех и каждого? Какие только консультации не даются по части накопления богатства материального. Как престижны, как высоко оплачиваются такие консультации. Как озабочен современный человек своим банковским счетом, своими дивидендами, своими доходами и расходами, своим движимым и, особенно, недвижимым имуществом, наконец, своим итоговым, так сказать, документом - завещанием близким. И как гордится он, а еще больше его родные и близкие материальным и, увы, в подавляющем большинстве случаев только материальным эквивалентом его жизни, если этот итоговый эквивалент описывается цифрой не с одним, а с многими нулями.

Многими, но все же - нулями.

И это все, что останется от него в этом Мире. Все?

Но будут, непременно будут, если не вместо, то хотя бы рядом с банками материальных ценностей, банки ценностей духовных, банки идей и результатов воплощения этих идей. И человек будет горд растущим в этих банках счетом его духовных, творческих достижений, просто фактов его порядочно и честно проживаемой и прожитой жизни. И будет озабочен тем, чтобы оставить в наследство людям не только имущество - движимое и недвижимое, но и наследство духовное - единственный гарант его вечной духовной жизни и подлинного спасения его души.

И в завещании своем запишет именно это.

Какие изъяны нравственности можно усмотреть в этой, такой далекой мечте, в этой, такой еще слабой, но уже высказанной, озвученной и, будем верить, пущенной в Мир и рано или поздно но способной заинтриговать, заинтересовать Мир утопии?

Другие, сугубо технические из поставленных выше вопросов, куда проще.

Да, по-видимому, столь емкая информационная проблема будет решаться не сразу и не в полном объеме. И технически реализуемые индивидуальные "ячейки памяти" могут быть поначалу не столь уж насыщенными, и предложения таких индивидуальных ячеек еще совсем не означают, что на них немедленно объявится массовый спрос и все люди от мала до велика тут же бросятся в свое духовное бессмертие.

По-видимому, такие Пантеоны Памяти будут разного масштаба, разной профессиональной направленности, классифицироваться по периодам, по странам, по регионам и т.п. Помимо главного Пантеона на уровне всей цивилизации возможны и Пантеоны отдельных стран, отдельных социумов, общин и даже отдельных семей. Кто может в деталях предсказать, как это будет? Нужны годы и годы, столетия и столетия?

стр. 100


--------------------------------------------------------------------------------


Но попытаться хотя бы поставить эту проблему, объяснить ее можно и, по- видимому, должно уже сейчас.

Беспамятное человеческое сообщество, озабоченное только своим существованием в границах отведенного ему времени, - это неполноценное сообщество. Бездуховное, далекое от воплощения мечты о целостности и всеединстве. Ибо духовное всеединство людей определяется не только пространством, но и временем, и сбудется эта мечта лишь тогда, когда человечество будет способно понять, что будущее творится не только живыми, но и мертвыми. Когда научится брать с собой в будущее своих мертвых.

Идея "закладки", основания Пантеона Памяти может быть реализована уже сейчас. Хотя бы по отношению к признанной элите цивилизации, к какой бы сфере человеческой деятельности это общественное признание ни относилось.

Такие мощнейшие информационно-компьютерные гиганты, как Microsoft или, скажем, IBM, многие японские, южно-корейские, тайваньские или, допустим, гонконгские общепризнанные лидеры электронной микро- и макропромышленности и информационной индустрии уже сегодня могли бы заняться техническим оснащением идеи по созданию Пантеона духовной памяти человечества. Нашлись бы и информационно емкие носители, и колоссальные компьютерные объемы памяти, и эффективные средства записи, хранения, поиска и предоставления информации. Нашлись бы и информационные коммуникационные и телекоммуникационные сети, хотя бы типа все более популярной системы Internet, в которой ныне наряду с действительно полезными сведениями циркулируют огромные массивы пустой, засоряющей сеть никому не нужной информации. Нашлось бы и оборудование для банков идей. Нашлись бы средства для подготовки и персонала, как и специалистов многих других профессий для столь необычного бизнеса?

Да, поначалу именно бизнеса, поскольку трудно себе представить, чтобы "акулы" мировой рыночной экономики изменили своим нынешним принципам и занялись бы сколько-нибудь масштабным и расходоемким делом без уверенности в многократно превышающей эти расходы прибыли. Пусть так. Пусть для начала в Пантеон попадут люди материально состоятельные, готовые платить за душевный покой и комфорт, за память о них. Ведь готовы же многие из них платить за фантастический анабиоз собственного бренного тела в надежде на его реанимацию во времена грядущего расцвета медицины и здравоохранения и появления возможности излечения ныне неизлечимых недугов. Пусть они, эти сверхсостоятельные люди, бизнесмены и банкиры, обладатели огромных наследств и сверхприбыльных акций поделятся хотя бы своим опытом "делать деньги", опытом организации прибыльных кампаний или, скажем, тонкостями и секретами работы с конкурентами. В назидание потомкам и во имя памяти о себе. Ведь бизнес, по-своему, тоже искусство, требующее от человека незаурядных творческих потенций.

Все на пользу.

Но меньше всего, конечно же, хотелось бы сводить благородную идею увековечивания духовной памяти о живших на Земле людях к сугубо материальным, денежным факторам ее практической реализации. Издержки такой глобальной идеи, вполне вероятно, будут проявляться достаточно часто. Здесь и естественное в конце концов желание человека несколько приукрасить свое духовное Я, и стремление "прихватить" более масштабную по объему информационной памяти "ячейку", и малопривлекательная суета "стряпчих" у врат вечности. Речь не об этом. Эти сопутствующие благоглупости не могут изменить главного - самого пафоса выдвинутой идеи. И пусть о деталях и издержках ее воплощения в жизнь пойдет речь по мере возникновения тех или иных трудностей. Дело не в технических и организационных подробностях. Они приложатся. Дело в идее. В ее понимании, ее пропаганде, ее постепенной реализации.

Можно не сомневаться именно в главном: рано или поздно мысль о самой возможности увековечить свое духовное Я овладеет человеком и человечеством, а воздвигаемый Пантеон вечной человеческой памяти будет служить людям, каждому

стр. 101


--------------------------------------------------------------------------------

входящему в жизнь поколению. Будет служить столь естественной и необходимой преемственности поколений, стимулом их жизненной активности, осознанию и укреплению связи времен, нравственно допустимой материализации социальной памяти, цивилизации и духовного наследия каждого человека.

И придет время, когда за одним столом при обсуждении какой-то сверхважной для человечества проблемы соберутся самые компетентные профессионалы- эксперты разных времен и народов. Каждый из них сможет привнести лишь свое. Свои идеи. Свое видение проблемы и ее решение. Но собранные все вместе на таком фантастическом спиритическом сеансе с использованием пока неведомых нам, но технически безупречных мониторов, они будут дополнять друг друга и в конечном счете способствовать эвристическому поиску в понимании и решении проблемы. Подобрать такие "экспертные" суждения по информационно-справочным компьютерным каталогам не составит большого труда, а осуществить избирательный "вызов" самих экспертов - тем более.

Наверное, авторские лекции ученых масштаба Альберта Эйнштейна или Андрея Дмитриевича Сахарова, увековеченные в Пантеоне Памяти, помогли бы студентам и близкого, и далекого будущего, отдаленного от эпохи Эйнштейна и Сахарова даже столетиями, глубже понять если и не законы физики, то, что ничуть не менее важно, творческий потенциал личности настоящих ученых- первооткрывателей, эмоциональный настрой их личности, их манеру аргументации.

Наверное, Джордж Вашингтон, сойди он с Олимпа вечности не только в безжизненных документах, фотографиях и книгах, но и в своем живом образе, со своими идеями и убеждениями, был бы желанным гостем любого политического форума, озабоченного демократическим обустройством социума и гарантией прав и свобод человека и гражданина.

Сколько таких примеров!

Сколько навсегда утраченных возможностей!

И пусть это опять-таки только мечта, но, согласимся, мечта красивая. И, понятно, эта мечта относится не только к науке и ученым, не только к политикам. Разве менее значимы посмертные персональные выставки художников; поэтические вечера давно ушедших поэтов или музыкальные встречи с известными в прошлом музыкантами и композиторами; "круглые столы" философов разных времен и народов; выступления знаменитых в прошлом артистов или, скажем, спортсменов; коллективная мудрость учителей или врачей; жизненный опыт родителей, преуспевших в семейном воспитании детей, или производственный опыт рабочих, инженеров, менеджеров, предпринимателей?

Быть может, даже образы и мысли великих злодеев цивилизации, зафиксированные в моменты их идейных откровений с претензиями на вечность памяти о делах своих, помогли бы будущим поколениям осознать весь ужас содеянного ими и никогда не допускать повторения.

Поистине, все остается людям. Никто не забыт и ничто не забыто?

И это прекрасно.

В этом - великий шанс преобразования нынешнего беспамятного, а потому и бездуховного Мира забытых и потерянных душ в Мир вечной духовной Памяти о человеке, о делах и надеждах его.

Мир, достойный Человека и Человечества будущего...

стр. 102


Опубликовано 04 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Б.С.Гершунский • Публикатор (): maxim Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.