публикация №1193320045, версия для печати

АКМЕОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ


Дата публикации: 25 октября 2007
Автор: О. В. ВАРФОЛОМЕЕВА
Публикатор: maxim
Рубрика: ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ
Источник: (c) http://portalus.ru


На основе достаточно длительного опыта работы психотерапевтом и изучения существующей научной литературы мы создали модель становления психотерапевта. Она включает пять уровней: психический, личностно-социальный, герменевтический, символический и экзистенциальный.

Психический уровень предполагает, прежде всего, эмоционально-волевую зрелость психотерапевта, его умение чувствовать другого человека, так как он становится примером для клиентов, многие из которых не умеют или боятся выражать собственные переживания.

Проблема психического здоровья тесно связана с проблемой формирования эмоционально-волевой компетентности и в целом психической устойчивости клиентов. Если клиент "бежит" от собственной тревоги, то его необходимо погрузить в самый источник неосознанного сопротивления - провести его через тревогу (экзистенциальный контекст проблемы регуляции и саморегуляции психической устойчивости личности как ответственного субъекта существования). Многие клиенты боятся проявлять некоторые эмоции, особенно гнев, их страшат свои и чужие вспышки гнева или ярости. Эти страхи могут быть корректно проработаны только в психотерапевтической атмосфере.

Блокирование эмоциональной энергии приводит к обострению психосоматических проблем: депрессия, головные боли, бессонница и т.д. Так, например, бессонница является попыткой организма справиться с проблемами, которые более важны, чем сон. "Боязнь прихода следующего дня, неосуществленная месть, непредвиденная обида, сильное сексуальное влечение - подобные неоконченные ситуации, вмешиваясь, удаляют нас от мира, который мы называем сном" [1, с. 82]. Чтобы справиться с незаконченной ситуацией, организм возбуждается, а этот процесс со сном несовместим. Результатом блокирования эмоций и истинных интересов может стать скука. Личностному изменению способствуют самопознание и самопонимание, так как они поощряют человека признать, интегрировать и дать свободу выражения вытесненным эмоциям. "Если мы отрицаем или подавляем какие-то части себя, то расплата за это тяжела: глубо-

стр. 56


--------------------------------------------------------------------------------

кое, аморфное чувство ограничения, мы вечно настороже, нас часто тревожат и ставят в тупик внутренние, но отчужденные импульсы, требующие выражения. Если нам удается восстановить эти отколовшиеся части, то мы переживаем ощущение целостности и глубокое чувство освобождения" [1, с. 107]. Избавлению от подавленного, "удушенного" аффекта способствует катарсис ("очищение"), который наиболее эффективно достигается в условиях психотерапевтического пространства в процессе проигрывания тех ролей взаимодействия, событий внешней и виртуальной реальности, которым жизнь не позволяет осуществиться. Нейтрализуется фиксация на "Я", которая впутывает человека в кажущиеся неразрешимыми проблемы, блокирующие раскрытие креативных возможностей. "Зачастую только катарсис, как радикальное очищение в смысле внутреннего освобождения, может стать исходным положением для нового начала" [2, с. 255 - 256]. Человек приобретает чувство истинной свободы, происходит самопроизвольный возврат самого себя (к самому себе). Таким образом, психическое здоровье следует понимать не только как приспособление, но и как адекватное понимание реальности.

Психическому уровню акмеологической модели профессионального становления психотерапевтов соответствует умение решать следующие типовые задачи:

- врачевание души и врачевание душой;

- формирование эмоционально-волевой зрелости и механизмов саморегуляции психической устойчивости личности как ответственного субъекта существования;

- обеспечение прорыва виртуального пространства клиента в сферу объективной реальности;

- поддержание психического здоровья клиентов.

Личностно-социальный уровень. Эффективность психотерапевтического процесса во многом предопределяется общим состоянием терапевта, раскрытием им своей подлинной, реальной, противоречивой сущности, а также децентрализацией своей позиции. В целом можно говорить о демистификации психотерапевтической практики как неотъемлемой части культуры. Ядром терапевтических отношений является человечность, проявление которой невозможно без раскрытия глубинной сути (психотерапевта и клиента). Личностные и межличностные проблемы клиента и психотерапевта могут быть и бывают созвучными.

Межличностные отношения, которые складываются в ходе индивидуальной или групповой психотерапии, являются своеобразным микрокосмом - отражением социальных отношений, характеризующих реальное бытие клиентов. Существует распространенное мнение о том, что нет никакой необходимости в подробном описании и изложении клиентом своей истории: рано или поздно он разыграет ее на глазах психотерапевта или участников работы в группе. Клиент может реагировать на нового собеседника так, словно перед ним находится человек, с которым он был связан прежде. Всегда важно помнить о том, что именно конфликты могут способствовать процессу самораскрытия, самопостижения.

Взаимосвязь между человеческими влечениями и миром может быть обусловлена актуализацией состояния "голода деятельности" как предпосылки ролевого созревания. Реализуя предоставленные миром возможности и преодолевая существующие в мире препятствия, т.е. принимая и исполняя роли, человек не только развивается и самоактуализируется, но и со все большей силой вовлекается в реальные жизненные процессы.

Однако стереотипное ролевое поведение может иметь деструктивные последствия для социального окружения. Так, например, игра ("бегство") в болезнь является одним из многих путей ненадеж-

стр. 57


--------------------------------------------------------------------------------

ного манипулирования окружающими людьми. Данные проявления всегда невротически окрашены, невроз - это социальный симптом больного общества. В таких случаях необходимы своевременные психотерапевтические интервенции. Невротик не способен видеть очевидного, он утратил чувства, а также адекватность восприятия других людей и ролей. Здесь незаменим психотерапевтический эффект обмена ролями, при котором человек воспринимает и изображает внешнее поведение "другого" и его эмоциональное содержание. Уже сама демонстрация возможности близких человеческих контактов способна обогатить жизнь клиентов в социальном мире.

Помочь клиенту измениться призваны комментарии по психотерапевтическому процессу. Например, в процессе работы в рамках групповой психотерапии ведущий инициирует перемену, проводя клиента (клиентов) сквозь следующий ряд шагов: 1. "Вот то, на что похоже твое поведение". 2. "Вот такие чувства вызывает твое поведение у других людей". 3. "Вот так твое поведение сказывается на мнении, которое складывается о тебе у других людей". 4. "Вот как твое поведение влияет на твое собственное мнение о себе" [3]. Если клиенты создают свой социальный мир и мир своих взаимоотношений, то в их власти и изменить его. Постепенно механизм адаптации клиентов начинает функционировать в таком автономном режиме и с такой эффективностью, что профессиональная психотерапевтическая помощь им больше не нужна.

Личностно-социальному уровню профессионального становления психотерапевтов соответствует сформированное умение решать следующие типовые задачи:

- позитивное целенаправленное влияние одной личности на другую; предпочтение преобразующего взаимодействия изменяющему воздействию;

- смещение внимания с симптома на личностные характеристики и образ жизни клиента;

- раскрытие аутентичности клиента (эволюция "Я") как условие его взрослой автономности;

- своевременное раскрытие социальной детерминированности неврозов;

- профессиональное самоопределение психотерапевта.

Герменевтический уровень. Стремление человека к пониманию имеет глубокие корни. Психологически здоровым индивидам свойственна тяга к познаванию, к таинственному и необъяснимому. Часто бывает так, что человек настойчиво старается разгадать головоломку только ради чувства удовлетворения, которое присуще самому процессу разгадывания.

Первой задачей клиента является изучение тех своих чувств и переживаний, которые прежде он отказывался осознавать. Психотерапия помогает раскрыть как душевные богатства человека, так и постыдные, пугающие и примитивные аспекты его личности. Самопонимание поощряет человека признать, интегрировать и дать свободу выражения прежде диссоциированным частям своей личности, что, в свою очередь, способствует процессу изменения. Открытие новых путей для роста и узнавание новых "способов жить" всегда сопровождается радостью от успешного изобретения того, чего не было раньше: "Я понял, почему я думаю и чувствую так, а не иначе". Постепенно к клиентам приходит осознание того, что открытость, проявленная в ходе психотерапевтической работы, приносит пользу. Возникает реальная возможность выйти из замкнутого круга ригидных поведенческих схем.

В качестве основного коммуникативного принципа акмеологической концепции профессионального становления психотерапевтов выступает их эффективное формирование в качестве развитой, зрелой языковой личности. Психотера-

стр. 58


--------------------------------------------------------------------------------

певтическая встреча представляет собой целое коммуникативное событие. "Если кто-нибудь когда-нибудь пишет, - считает Ф. Перлз, - он пишет о себе" [4, с. 8]. Другими словами, текст-письмо несет на себе неизгладимый отпечаток личности своего создателя. Психотерапевтический диалог является примером классического "текста-говорения", представленного в событийном аспекте. Данный текст также является отражением личностных особенностей и психологических проблем своего создателя. Можно сказать: о чем бы во время психотерапевтической встречи клиент ни говорил, он говорит о себе. Чем более индивидуальна и нестандартна речь клиента, тем более она показательна. По мнению Дж. Морено, сленг представляет собой скрытую и "загнанную" в подсознательное, исполненную запретных символов форму всеобщего. "В детстве мы все говорим на сленге, но, подрастая, каждый из нас становится все более строгим цензором своего языка. Это цензура над примитивными языками: сленгом и языком детей - языка правящих классов - взрослых. Сленг возникает как мечта, не скованная действительностью, неподвластная цензуре сознания: говорящий на сленге чувствует себя свободней, так как репрезентация спонтанных идей, ощущений и конфликтов соответствует его духу. <...> Пользующийся сленгом избавляется от необходимости исполнять всякого рода "ужимки и прыжки"" [5, с. 116].

Психотерапевт уделяет внимание не только тому, что говорится, но и тому, что не выражено вербально: он декодирует коннотативные смыслы. Именно они зачастую детерминируют самые устойчивые симптомокомплексы. Самый распространенный механизм психологической защиты - вытеснение - представляет собой своеобразную реку забвения. Забывается и стирается психотравмирующая, невыносимая информация, трансформируясь в бессрочное замалчивание главного. А невысказанная тревожность, как известно, безгранична. В данном случае психотерапевту необходимо своевременно и безошибочно обнаруживать и декодировать метафоры (языковые замены, ментальные подмены), которые скрыты в герменевтическом пространстве вербальных репрезентаций ощущений и опыта клиентов.

Уровню акмеологической модели профессионального становления психотерапевтов соответствует умение решать следующие типовые задачи:

- формирование собственной профессиональной вербальной, интерпретационной зрелости;

- выполнение психотерапевтом профессиональной роли (функции) компетентного "проводника" по тайным лабиринтам психотерапевтического мироздания;

- своевременная и безошибочная интерпретация метафор, скрытых в герменевтическом пространстве вербальных репрезентаций ощущений и опыта клиентов;

- построение психотерапевтического диалога по законам коммуникативного события;

- гарантированность глубокого и пролонгированного психотерапевтического эффекта.

Символический уровень. Психотерапевтическая работа и целенаправленные воздействия в интересующем нас контексте начинаются с постановки перед клиентом ключевого вопроса: "Ты удовлетворен миром, который создал?" Цель психотерапии заключается в том, чтобы помочь клиентам понять и изменить их внутренний мир участника группы [22, с. 63].

Субъективный мир создается, как известно, самим человеком - субъектом существования. Модель мира - это последняя версия объективной реальности. Без гармонизации отношений между "реальностью" и "виртуальностью" нет цельной сформировавшейся личности. Искажен-

стр. 59


--------------------------------------------------------------------------------

ная модель мира, как правило, невротически окрашена: "мир опрокинулся". Из-за возникающего таким образом отчуждения между человеком и миром опасность угрожает и человеку, и миру. Невротик не способен видеть очевидного, так как он утратил подлинные, здоровые чувства. Тяжесть расстройства, как считает Ф. Перлз, зависит от функции идентификации с Эго. Психотик говорит: "Я - Авраам Линкольн"; невротик говорит: "Мне бы хотелось быть таким, как Авраам Линкольн"; здоровая и психически устойчивая личность констатирует: "Я - такой, какой я есть". Человек, пытающийся ослабить нарастающее давление внутренних конфликтов, зачастую прибегает к защитной силе проекции. Однако это только укореняет невротическое состояние и страдание. "Приди, возьми и стань лучше. Прими то. от чего отрекся. Если ты ненавидишь что-то, то это - ты сам, хоть это и тяжело осознать... Ты ненавидишь в себе то, что презираешь. Ты ненавидишь себя и думаешь, что это я. Проекции - это самая проклятая вещь. Они... ослепляют тебя. Выводят из себя, воздвигают преграды, чтобы оправдать твои предрассудки. Вернись к себе. Посмотри открыто. Посмотри, что существует реально, а не в твоих мыслях" [1, с. 19].

Однако для клиентов со значительными и глубоко укоренившимися личностными расстройствами, детерминированными искаженным мировосприятием, одного призыва недостаточно. Им требуется гораздо больше, чем высвобождение собственной подавленной воли. Задача психотерапевта заключается в корректном подведении клиента к точке, когда он будет готов принять одну, несколько или все следующие предпосылки.

"Только я могу изменить мир, который я создал". За последовательностью этапов психотерапии (увидеть свое поведение, оценить его влияние на окружающих и на самого себя) стоит ответственность, охватывающая все компоненты терапевтического процесса. Один из самых привлекательных аспектов групповой психотерапии заключается в том, что каждый рождается заново, рождается вместе со всей группой и ответственен за это пространство и за последовательность событий, которые произойдут в группе. Чтобы надеяться на перемены, необходимо измениться самому. Межличностный мир устроен предсказуемо и упорядоченно. Клиент несет ответственность за сотворение своего мира и за его трансформацию. Если он не может измениться - значит, сам этого не хочет.

"Изменение не несет в себе опасности". Препятствие на пути к личностному росту может заключаться в твердой уверенности клиента в том, что изменение привычного поведения опасно для него. Он боится поступить иначе из страха, что его постигнет беда. Терапевт помогает клиенту разобраться в природе воображаемой опасности, развенчивая необоснованные страхи.

"Чтобы достичь того, чего я действительно хочу, я должен измениться". Работу в данном направлении необходимо начать с рассмотрения выгод нынешнего поведения клиента, даже если он саботирует удовлетворение многих целей, свойственных зрелой личности. То есть у клиента есть конфликтующие мотивы, которые не могут быть удовлетворены одновременно. Зачастую человек пытается укрыться от свободы взрослости. Психотерапевт помогает разобраться в природе его противоречивых желаний, отказаться от тех, которые не могут быть удовлетворены.

"Я могу измениться, я обладаю необходимой для этого силой". Главной особенностью терапевтического подхода к вопросу: "Почему так получается?" ("Почему так получается, что ты действуешь вразрез со своими собственными интересами?") является то, что терапевт находит объяснение создавшейся ситуации, вкладывая в поведение клиента определен-

стр. 60


--------------------------------------------------------------------------------

ный смысл. Именно на этом этапе работы могут разгораться самые бурные споры. Функцией интерпретирования является связь между объяснением и "окончательным продуктом" - изменением. Именно определение "потому что" помогает овладеть ситуацией. Функция объяснения в психотерапии заключается в создании у клиента чувства личной власти, интерпретации должны быть "скроены" по тому, кому они предназначены. "Если астрологическое, шаманистское или магическое объяснение усиливает ощущение собственной силы и ведет к внутреннему личностному изменению, то такое объяснение валидно" [3, с. 201]. Интерпретация становится максимально эффективной только тогда, когда она рождается в атмосфере принятия и доверия.

Каждая из приведенных выше предпосылок в случае полного принятия клиентом может стать мощным побудительным мотивом для волевого действия. Каждая оказывает влияние по-своему. Каждая может быть эффективной независимо от остальных.

Символический уровень акмеологической модели профессионального становления психотерапевтов предполагает умение решать следующие типовые задачи:

- придание психотерапии статуса собственного мировоззрения;

- гибкое применение психотерапевтической теории в ходе работы с уникальной символикой картины бытия клиента;

- формирование и коррекция собственных профессиональных моделей мира и зрелого профессионального мировоззрения; развитие реалистичности и плюралистичности последнего;

- решение психотерапевтических задач "здесь-и-теперь": непосредственное переживание и прочувствование непосредственной ситуации; анализ поведения и процесса;

- перенесение фокуса работы в игровое пространство психотерапевтического бытия.

Экзистенциальный уровень акмеологической модели профессионального становления психотерапевта синтезирует и заключает в себе истинную, подлинную личностно-профессиональную зрелость психотерапевта ("акме"), творит свою собственную историю в поле психотерапевтического бытия. В ряду других факторов экзистенциальный занимает особое место, его проблемное поле было очерчено И. Яломом, который выделил четыре основных направления психотерапевтических интервенций [6]:

1. Смерть. Противостояние между сознанием неизбежности смерти и желанием продолжать жить - это центральный конфликт, ибо "все сущее стремится продолжать свое существование" (Б. Спиноза). Это наиболее очевидная, наиболее легко осознаваемая конечная данность, а также ужасающая правда, наполняющая сознание человека "смертельным" страхом. Самым ответственным экзаменом на профессиональную зрелость экзистенциального психотерапевта является работа с умирающими. Изоляция умирающего человека часто носит обоюдоострый характер: человек отчужден от окружения, окружение отчуждено от него. Человек уходит от болезненных разговоров, создавая видимость легкости, тая свои страхи в себе. Например, врачи и психологи часто способствуют изоляции пациентов с поздними стадиями рака, держа их на значительной психологической дистанции. Однако это как раз то самое время, когда значимый - другой нужен больше и острее всего для человеческого соучастия.

2. Свобода - это другая конечная данность, которая является менее очевидной, обычно она представляется однозначно позитивным явлением. Однако свобода как первичный принцип порождает ужас, ибо это отсутствие внешней структуры. Человек хочет верить в то, что он приходит в хорошо организованную вселенную, устроенную по опреде-

стр. 61


--------------------------------------------------------------------------------

ленному замыслу и плану. В действительности же личность несет полную ответственность за свой мир, являясь его творцом. По большому счету ответственность - это призыв к действию. Только тот человек сможет состояться, который найдет в себе мужество "Быть", то есть в полном объеме принять ответственность за собственную жизнь и судьбу.

3. Экзистенциальная изоляция. Это не изолированность от людей и не внутренняя изоляция. Это фундаментальная изоляция: и от других созданий, и от мира. Даже самые близкие отношения не в силах преодолеть фундаментальную неизбежность: каждый человек в одиночестве приходит в мир и в одиночестве должен покинуть его. Данный экзистенциальный конфликт является открытой конфронтацией между сознаваемой абсолютной изоляцией и потребностью в контакте, защите, принадлежности большому целому. Условием смягчения экзистенциальной тревоги, порожденной осознанием экзистенциальной изоляции, является формирование альтруизма и сплоченности.

4. Бессмысленность. Человек смертен; он сам структурирует собственную вселенную; он фундаментально одинок в равнодушном или даже циничном мире... Какой же тогда смысл в человеческом существовании? Почему люди живут? Как им жить? Так как ничего изначально не предначертано, то каждый человек должен сам творить собственный жизненный замысел. Быстротечность и непредсказуемость нашей жизни приводит к тому, что мы часто пытаемся увековечить то, что имеет значение в данный момент, но может стать бессмысленным спустя мгновение. Когда человек учится воспринимать банальное и несущественное таким, как оно есть, способ его бытия значительно обогащается. Клиенты всегда стремятся к объяснению хаоса своих внутренних миров. Когда их страдания и деструктивные межличностные отношения объяснимы и даже в какой-то мере оправданы, они становятся управляемыми.

Экзистенциальному уровню акмеологической модели профессионального становления психотерапевтов соответствует сформированное умение решать следующие типовые задачи:

- формирование психотерапевтом собственного "Я-Истинного", "Я-Экзистенциального";

- придание непреходящего смысла психотерапевтическому бытию;

- эффективная работа в рамках экзистенциальной психотерапевтической ориентации;

- развитие и использование в практике экзистенциального чутья: своевременное и безошибочное распознание специфики проблем;

- решение задач формирования глубинной, экзистенциальной зрелости клиента на основе концептуального положения о том, что "нет Психотерапии, есть Клиент".

С периодом личностно-профессионального акме у человека связано создание духовного наследия, которое становится достоянием грядущих поколений. Представляется актуальным на основе изучения достоинств отдельных личностей найти пути совершенствования человечества и всей человеческой цивилизации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Перлз Ф. Внутри и вне помойного ведра. СПб., 1995.

2. Лейтц Г. Психодрама: Теория и практика. Классическая психодрама Я. Л. Морено. М., 1994.

3. Ялом И. Теория и практика групповой психотерапии. СПб., 2000.

4. Перлз Ф., Хефферлин Р., Гудмэн П. Опыты психологии самопознания (практикум по гештальттерапии). М., 1993.

5. Морено Д. Театр спонтанности. Красноярск, 1993.

6. Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. М., 1999.

Опубликовано 25 октября 2007 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1193320045 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ АКМЕОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СТАНОВЛЕНИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТОВ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network