Человек. РЕЦЕНЗИЯ. ВДЫХАЯ АРОМАТ ЗЕМНОЙ...

Мировые сенсации. Лучшее (статьи, исследования, авторский заметки и пр.).

NEW ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Человек. РЕЦЕНЗИЯ. ВДЫХАЯ АРОМАТ ЗЕМНОЙ.... Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

29 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


С немалым уважением отношусь к любого рода творческой деятельности, проявляется ли она в увлеченности литературой, изобразительным или сценическим искусством. Меня привлекает способность человека к пониманию и возможности передачи словами своего мироощущения, его умение формировать в произведении глубину своей внутренней сущности. И хотя этой сфере мыслительной деятельности, вне всякого сомнения, присущи элементы духовного таинства, волшебства, магии человеческого разума, стихосложение, бесспорно, возникает как плод интенсивного интеллектуального труда.

Впрочем, кто не грешил, пробуя хоть раз в жизни составить в голове или изложить на бумаге рифмованные строки? Да будет благословен такой грех! Поэтому, когда впервые берешь в руки сборник стихов* ранее незнакомого человека, возникает непреодолимое стремление представить себе характер, разум автора, понять, как преломляется им духовная суть, восприятие окружающего его общества, среды, природы.

В творчестве Димитрия Чуракова многое созвучно времени, в котором он присутствует, живет и творит. И то тут, то там на страницах сборника рассыпались веером как раз те изюминки, при помощи которых наступает признание факта: да, здесь явно видны лицо и стиль поэта. Вот, к примеру, достаточно крепко сколоченные строки:

...И пахнет гарью,
горем,
порохом
Моя страна.
С неумолимым, лютым ворогом
Идет война!


По большому счету так оно и есть. Целых два десятилетия на восьмой части Земли, по официозу - России или Российской Федерации, так называемой Эрефии, - идет подлинная гражданская война. Война необъявленная. Нет, не смешивайте ее с кампанией в Чечне! Пришла пора убедиться: с одной стороны - бескомпромиссная борьба народных масс с оккупационным строем, ввергнувшим обитателей некогда процветавшего края в неисчислимые беды, в разруху, в голод и нищету. С другой - война режима против народа, который ему противостоит и которым он норовит "управлять".

Как бы интуитивно родственные мысли насквозь пронизывают первый раздел книги Димитрия Чуракова "Россия пожарами плачет". Автором прокладывается ощутимая параллель между Сенатской площадью 1825 года и площадями у Дома Советов и Восстания в 1993 году. Настоящим праведным чувством рожден ряд текстов о нетленном подвиге героев Красной Армии под Москвой, Ржевом и Курском. Это их поднимали из окопов на борьбу за свободу и независимость Родины расстреливаемые фашистами большевистские комиссары. И в одном ряду с ними пером автора поставлены бойцы Приднестровья под Дубоссарами, кинутые на произвол судьбы властями Эрефии. А равно и овеянные доблестной романтикой безоружные люди, стоявшие насмерть против современных реакционеров и отдавшие свою жизнь в Москве при защите конституционного строя. ("...Нет предателей среди павших...", "...Там погибли, конечно, лучшие, кто шагнул раньше всех вперед...")

С чистой совестью изрядную часть стихотворений этого раздела можно качественно отнести к тому, что мы величаем стихами и песнями Сопротивления. Чураков верит в Победу. Он жаждет ее прихода. Но вместе с тем понимает, что борьба будет трудной и затяжной. И как своеобразное завещание раздаются стихи под названием "Молитва":

Пусть не мне, так хотя бы детям
Дострадать,
долюбить,
дойти.

--------------------------------------------------------------------------------
* Димитрий Чураков. Ничего не бывает напрасным. М., 2002. С. 48.
--------------------------------------------------------------------------------
И поскольку автором здраво воспринимается потенциальная продолжительность этого процесса, нелегкой ухабистой дороги к завершающему этапу всенародной баталии, немало произведений пронизано старанием постигнуть, что же случилось с русским народом, отчего он иной раз безропотно взирает на то, как его настойчиво обращают в рабство? Когда же русские поднимутся с колен?! - буквально взывают строки, истекающие кровью безвременно погибших патриотов:

Повсюду только гарь и тлен,
И в храмах некому молиться.
Кругом личины, а не лица,
И люди не встают с колен...


Для автора важно осмысление причин, породивших губительную ситуацию в его Отечестве. Он не приемлет позиции лиц, увильнувших от борьбы, и адресует им презрение и проклятия:

Родина стала чужбиной
в безумстве голосований.
Пусть прокляты будут спины,
Согнутые у оснований!
Пусть прокляты будут губы,
Солгавшие лишь однажды!..


В своей боли, в глубоких размышлениях о перспективе близких и далеких судеб страны, где он родился и вырос, Чураков задается непростым, но законным и справедливым вопросом:

Куда исчез народ-солдат?


Да, мы всегда будем казнить себя, ворошить память свою, прежде чем сумеем дать четкий и однозначный ответ: отчего ушли в небытие в пору царствования Хрущева - Ельцина - Путина сотни тысяч наших героев - Матросовы и Космодемьянские, Кузнецовы и Гастелло? И, нет, совсем не маршал Жуков решит судьбу народа, хотя и ему следует воздать должное... Города брали все-таки рядовые, грудью идя на штурм вражеских укреплений.

Автор не терзается сомнениями относительно своего выбора и поведения в труднейшие для Родины времена: "Россия!.. Ты позови - и я приду". Своих единомышленников, своих единоверцев он вполне оправданно в контексте конкретного стихотворения величает детьми Земли и гордыми внуками Солнца. Ибо предельно хорошо представляет себе, что:

Умрет Россия, и умрут цветы,
Погаснут над равниной Русской
звезды,
И только одинокие кресты
Заполнят обезлюдевшие версты.


Одним из важнейших достижений поэтической натуры автора является видение просторов своей большой и малой Родины. Здесь ярче всего преломляются мысли и ощущения поэта, тонкость духовного восприятия отчего дома, любимых уголков русской природы.

В поэзии Чуракова сложно уловить привязку стихотворений к какому- то определенному месту, к примеру, где он родился, или к той местности, где проходит его сознательная жизнь. И тем значимее понимание того, как он воспринимает своей всю необъятную Россию, не огрызок некогда великой Державы - СССР, а именно могучую Отчизну, давшую жизнь и истоки творчества сотням поколений славян и представителей иных наций и народностей, населяющих эти пространства.

И все-таки кое-какое предположение можно сделать хотя бы из такого четверостишия:

Я из мест, где в селах у колодца
Можешь о девичий взгляд живой
Ненароком сердцем уколоться,
Попросив напиться ключевой...


Впрочем, если определять строго по биографии, родился Димитрий в большом городе-миллионнике - Днепропетровске, что раскинулся по берегам седого Днепра на некогда вольной Украине. Но разве можно удивляться тому, что прикипел он к небольшим городкам и поселкам,провинциальным и тихим, раскинувшимся во всех уголках Русской земли.

...В сугробы оделся, снегами зарос
Мой тихий, приземистый город.


А сколько их, таких тихих, все еще приземистых городов и городков притулилось, затаилось от Калининграда до Владивостока на просторах российских? Это такие поселения, где:



... Кривыми дорожками
бродит февраль.
Шумят воробьиные свадьбы.


Или в небольшом по объему стихотворении "Ночь в деревушке":



Возле леса на опушке,
Словно вся ушла в снега,
Притаилась деревушка, -
Постаралась, знать, пурга...


И журавли, и ласточки, и стрижи, и другие пернатые обитатели нашей Русской равнины - это суть то, за чем наблюдаешь, затаив дыхание, сбежав из наших до предела урбанизированных мегаполисов. Так и хочется встать, скажем, на обрывистом песчаном берегу тихой, спокойной речки и,
закинув голову, неотрывно наблюдать стремительный или грациозно- плавный полет юрких птиц. Отнюдь не обязательно для этого быть инженером или гуманитарием, а то еще и овладеть знаниями в элитном Литературном институте. Душа - вот стержневое, непреходящее в поэзии.



...Ласточки, ласточки,
что ж вы, хорошие,
Режете небо
На лоскутки!
Что же вы сердце мне так
растревожили,
Что же вы так далеки!


Конечно, как любой одухотворенный человек, Чураков не обходит стороной лирику. Дело здесь не в том, чтобы отыскать сравнения с пиитами, совокупно уже достаточно много передавшими силу внутренних переживаний. У них уже есть, найдены необычные слова, отражающие высокие чувства к женщине, к любимой. И необязательно для этого подвергать анализу размеры стихотворных стоп, которые использует автор: ямб, хорей, анапест, амфибрахий... Важнее прочувствовать, как отразилось в сознании читателя то, что хотел сказать, о чем думал человек, излагая свои мысли в стихотворной форме. И вот тут-то во всей полноте раскрывается нравственный социальный, психологический портрет автора:



Как всякий, я очень о многом мечтаю!
Но верую только в одно -
Покинув свою журавлиную стаю, В мое
Постучишься окно.


У него то тут, то там проскальзывает твердое убеждение: в жизни двоих неизбежно должно случиться самое главное - свидание, встреча навсегда. Да и дорогу для двух стоящих за текстом главных своих персонажей он усматривает единственную - открытую:



Должно же солнце по весне
подняться
Над местом встречи двух прямых
дорог.


Я бы не набрался смелости утверждать, что лирика должна избегать грусти, а возможно, отторгать ее лишь потому, что не все порой в реалиях жизни складывается так, как хочется, как мечтается ("...Я сам виноват, что искал в зеркалах не что-то, а именно счастье..."). Вот я читаю его "Неприютность":



И вся природа словно бы оглохла,
Роняя с плеч увядшую листву...


А далее:



Мне никуда не деться от разлуки,
Листвы опавшей
не перелистать...


И насколько точен и образен конец стихотворения:



И как бы в небо не стремились руки,
Им без надежды крыльями не стать.


Казалось бы, когда в сердце закрадывается грусть от нерешенности каких-нибудь личных проблем, трудно ожидать проявления нежности. Стихи должны быть более суровыми, резкими по стилю и содержанию. Но у Чуракова тонкой нитью через лирику проходят именно нотки нежности, свидетельствующие о высоких внутренних качествах человека, о его достоинстве. Поэтому так по-хорошему воспринимаются его откровения:



В предвкушении чуда какого-то,
В ожидании чистых небес
Глубже самого дерзкого омута
Очи этих прекрасных принцесс.
Что случается после - неведомо...


Обратили внимание: не глубокий, не темный, не мутный, не неулыбчивый... Омут у Чуракова дерзкий! И разве можно без поэтического видения природы вставить строку: "...Сквозь немую седую пургу..."? Пурга, которую мы привыкли видеть злой, завывающей, ледяной жутью сковывающей сердца, здесь видится ему немой. А описание лошадей, принимающих с ладоней хлеб?..

Вчитываешься в строки, и зримо видятся спелые гроздья рябины, остающиеся по утрам после сна, очевидно, счастливого... Тучи, расплескавшиеся над Москвой, хрупкие снежинки, садящиеся на ладони... А в стихотворении, посвященном русскому поэту Николаю Клюеву, у Чуракова выстроились рукодельницы-березы, ставшие невестами вьюжных вечеров. Надо образно представлять себе многое, чтобы разглядеть в сполохах зарниц алых бесенят и долгие пути, пахнувшие ржаным хлебом... И очередная поэтическая находка, очевидно, из мрачного и темного октября:



...Лишь на окне дождливый росчерк.
Но по извилинам его
Легко узнать
Осенний
почерк.


Любопытно, что пару раз Чураков обращается к Христу. Нет, это не богостроительство и не богоискательство.

В созданном образе бытует некая приземленность. Воскресший Иисус бредет мимо нас, читая газеты, прихлебывая чай, откусывая от бутербродов, да еще любит конфеты. И над ним вечерами завывает бродяжья собачья ватага. Так и хочется изобразить на холсте эту смесь непритязательного натюрморта и пейзажных набросков.

Кривить душой не стоит. Конечно, первые попытки не у каждого могут состояться, могут быть не во всем удачными, но все же (и этого нельзя отрицать!) у Чуракова преобладают искренность, духовная чистота и стремление в поэтической форме дать свои художественные образы. Такие книги читать, как говаривали в старину, зело приятнее, нежели выспренние опусы ряда иных именитых поэтов.

При рецензировании книги Д. Чуракова мне припомнился эпизод теперь уже почти двадцатилетней давности. Один неплохой поэт, проложивший мне дорожку в "Литературную газету", попросил дать оценочную заметку в связи с юбилеем альманаха "Поэзия". В ту пору его редактировал прекрасный поэт-фронтовик Николай Старшинов. Среди тех, кто публиковался в альманахе, я назвал С. Куняева, А. Боброва, В. Кострова и нескольких других авторов, привлекших мое внимание. Текст этот в печать не попал.

Лишь спустя время я понял, почему. Люди, которых я упомянул, остались в ходе известных трагических событий 1991 года с нами, по нашу сторону баррикад. А человек, предложивший мне подготовить публикацию, - по другую, разделившую дружную писательскую братию на две почти враждующие части. Он пошел за теми, кому не было дорого все советское, кто презирал нас как быдло, но до поры до времени скрывал свое подленькое "я". Такими людьми и такими путями уже и тогда отсеивалось многое, что могло послужить на пользу нашему народу.

Так почему я вспомнил этот эпизод? Да потому, что земля наша на таланты действительно богата, но (увы!) подчас в круговерти неотложных дел мы не разыскиваем полновесные рациональные зернышки. А ведь именно на них должна фундаментально опереться литература народов СССР в этот весьма противоречивый период, в безвременье далеко не вечного триумфа неких нелюдей, которые создали и пытаются утвердить на земле Русской криминально- полицейское государство монархо-фашистского толка. Сегодня от этого понятийного определения не укрыться за популистской фразеологией даже тому, кто с подачи Запада и вдохновителей- сионистов претендует на заглавную роль в Эрефии.

Невелика по объему книжка, но вот ведь какую обильную пищу дала она для эмоций и размышлений. Прочитав ее, приходишь к весьма важному для себя выводу: нет, не оскудела родная земля поэтами, душой и разумом разделяющими ее боли и ее радости. И внушает поэзия бессребреников уверенность, что не одной конъюнктурщиной перевертышей, оборотней и врагов своего народа измеряется нынче богатство и красота русского слова, но и напряженным трудом подвижников, подобных рецензируемому мною автору. Но тяжело, ох, тяжело донести сегодня такую поэзию до массового читателя! Вот и издаются добротные книги мизерными тиражами. И не остается читающему люду иного выбора, как закупать на развалах мусор в лакированных обложках.

Мне хочется предложить идеологическому отделу ЦК КПРФ и соответствующей структуре Исполкома НПСР все же использовать в пропагандистских и агитационных целях творческий потенциал авторов, не изменивших своей совести. Вероятно, можно периодически проводить их творческие вечера, изыскать возможности для публикации произведений прозаиков и поэтов Сопротивления в сборниках и альманахах. Это значительно усилит тот фронт борьбы за духовное здоровье общества, на котором самоотверженно сражаются Ю. Бондарев, Е. Исаев, В. Бушин, В. Розов, В. Распутин, А. Проханов, Е. Нефедов и другие наши известные писатели, поэты, публицисты, журналисты.

Грешен, в заголовке я несколько перефразировал одну из строк стихотворения "Земной поклон", которым Димитрий подводит черту в первом своем, но, дай бог, не последнем сборнике. В существование Бога не верю, поминаю, как говорится, "имя Твое всуе", но по отношению к поэзии Чуракова - с самыми благими намерениями. Уверен, у него достанет сил и настойчивости для продолжения работы и совершенствования мастерства.

Опубликовано 10 декабря 2013 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Андрей ПЕРОВ, член Союза писателей России • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.