ИСТОРИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Актуальные публикации по вопросам развития современной науки.

NEW ВОПРОСЫ НАУКИ


ВОПРОСЫ НАУКИ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ВОПРОСЫ НАУКИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИСТОРИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2019-10-17

Главная особенность исторической науки в Великобритании состоит, пожалуй, в том, что она едва ли существует как единое целое. Прежде всего надо учитывать, что Соединенное королевство состоит из Англии, Уэльса, Шотландии и Северной Ирландии, и историческая наука стремится заявить о себе в каждой из этих составных частей, особенно в том, что касается прошлого этих регионов. В Англии же историческая наука тяготеет к собственно английской истории, а события на периферии кап бы дополняют ее.

Такой подход в известной степени оправдан демографическим преобладанием Англии. Здесь живут примерно 45 млн. из общего числа 55 млн. человек населения Великобритании. На долю Шотландии приходится 5 млн., а Уэльса и Северной Ирландии - остальное. Но, хотя численность населения этих районов и мала, тем не менее каждая национальная группа очень остро ощущает свое

стр. 176


единство, основанное на длительной и гордой истории. В Уэльсе, например, это чувство подкрепляется отличным от английского языком, на котором говорит 30% населения. В Шотландии менее 2% употребляют гэльский язык, а в Северной Ирландии (Олстере или Шести графствах) и того меньше.

Под влиянием соответствующих национальных движений (не обязательно политических, но часто имеющих культурный характер) история "Кельтской окраины" приобретает жизненно важное значение, что, однако, часто проявляется на сугубо эмоциональном уровне. В последние годы историческая наука в этих районах приобретает более академический, не столь эмоциональный характер, шире применяется техника, повсеместно используемая профессиональными историками.

В Англии многие современные дискуссии развертываются вокруг вопроса о значении "славной и бескровной" революции 1688 г., 300-летие которой недавно отмечалось. В какой-то степени эта сильная тенденция к подчеркиванию длительного континуитета в английской истории и к приуменьшению критического значения событий 1688 г. и других революционных лет отражает правую направленность "тэтчеровской революции". Вместе с тем нельзя не отметить, что сосредоточение основного интереса на 1688 г. принижает значение 1649 г. и таким образом также служит подтверждению тезиса об эволюционном характере английской истории.

И все же история Соединенного королевства это нечто большее, чем истории его составных частей или всей их суммы. Усиливается интерес к прошлому разных регионов мира, который сосредоточивается в основном на истории районов, населенных англоязычным населением, таких, как США и другие в прошлом британские имперские владения или сферы влияния. История Китая и Японии, многих стран Юго-Восточной Азии и большинства государств Латинской Америки привлекает меньше внимания, чем Индии, Австралии, некоторых районов Африки, а также арабских государств. Отмечается ярко выраженный европоцентризм, сконцентрированный, однако, в основном на западноевропейских странах - Франции, Германии, Италии, Испании и Португалии, в то время как история государств Восточной Европы и Скандинавии в значительной степени игнорируется.

Тем не менее немалое число профессиональных ученых занимается историей России и Советского Союза. Частично это объясняется той ролью, которую СССР, а в прошлом Российская империя играла и играет в мире, а также и той длинной и непрерывающейся чередой контактов - от экспедиции Р. Ченслера в середине XVI в., восстановившей связи, существовавшие еще во времена древнего Киева, но во многом ослабленные в XIII веке.

Можно утверждать, что в наше время, отмеченное суматохой и спорами, истории принадлежит центральная роль в британской образовательной системе на всех ее уровнях.

Многие профессиональные британские историки считают, что история вообще не относится к социальным наукам. Сам термин "наука" в английском языке имеет более узкое значение, чем, скажем, Wissenschaft в немецком или "наука" - в русском. Его применяют главным образом к широкому кругу естественных наук, но обычно не употребляют в отношении истории. Буквальный английский перевод названия главной международной организации историков - Международного конгресса исторических наук - нельзя считать адекватным. Сильный акцент на континентальном картезианском образе мышления противоречит британской эмпирической традиции, отталкивающейся от всяких теоретических конструкций. Занимаясь историей, многие британские историки, по-видимому, сосредоточиваются на прошлом ради пего самого, причем по каждому региону или периоду выдвигаются его собственные проблемы и решения.

Но в этой слишком широкой характеристике имеются исключения. Так, можно указать на влиятельную группу британских марксистских историков. Вероятно, еще сильнее другая группа - сторонников "Анналов". В моде, конечно, бывают отливы и приливы, но можно было бы доказать, что меньшинство (хотя и достаточно многочисленное) британских историков в рамках своей предметной специализации убеждено в необходимости поддержания тесных связей с социальными науками даже тогда, когда эти историки сами являются убежденными приверженцами принадлежности исторической науки к гуманитарному знанию, т. е. литературе и искусству. Тяготение ряда историков к тому, чтобы занять свое место в ряду социальных наук, стимулируется, очевидно, и развитием современной технологии, информатики и особенно вычислительной техники.

Наиболее примечательная для современной мировой историографии тенденция состоит в том, что есть основания для постановки вопроса о самом ее существовании. Сохраняются многие сомнения и даже до известной степени циничное отношение к этому термину, но, во всяком случае, проявляется сознание взаимосвязанности провинциальных, национальных, и международных аспектов в истории человечества. Некоторые историки ссылаются на то, что интернациональная история слишком широка, а провинциальная слишком узка; для них основным объектом истории является нация (даже тогда, когда, как в случае с Соединенным королевством, обнаруживаются специфические сложности в определении объекта исторического исследования). И все же современные историки, по-видимому, в большей степени, чем до сих пор, так или иначе признают на-

стр. 177


личие как связи национальных историй между собой, так и общей базы для их составления. Такой подход, вероятно, будет в дальнейшем развиваться. Вместе с тем даже самые активные приверженцы "мировой истории" придут к пониманию, что следует еще пройти определенный путь для того, чтобы объективно определялись пропорции и акценты между большими и малыми цивилизациями, существовавшими на Земном шаре. Довольно часто "мировая история" подменяется тенденцией к европоцентризму, особенно применительно к новой истории (приблизительно к 1650 - 1917 гг.).

Для современной историографии характерно расширение географических и тематических рамок, выход за пределы только отечественной истории, отказ от исключительной сосредоточенности на правителях и лидерах, на делах политических; историки все больше обращают внимание на языковые аспекты, культурную ассимиляцию, пристальнее вглядываются в жизнь средних и низших общественных слоев, шире исследуют сферы их деятельности.

Для дальнейшего развития контактов и сотрудничества между историками разных стран следует сделать еще очень многое. Должно быть больше терпимости к различным точкам зрения, надо проявлять большее стремление к объективным оценкам. Изучение истории, конечно, способствует формированию такого отношения. Пока же даже в деятельности вышеупомянутого Международного конгресса исторических наук обнаруживается, по-видимому, больше слепого патриотизма, чем проницательного интернационализма, больше горячих эмоциональных реакций, чем холодного академического анализа. Это проявляется в дискуссиях по темам, относящимся ко всем периодам истории - древнему, средневековому или новому, как и к сфере новейшей истории. Тем не менее я убежден, что не только в длительной перспективе, но и в ближайшее время историки из разных стран смогут расширить и умножить число научных контактов.

Как пример я бы мог привести отношения между Северо-Восточной Шотландией, с одной стороны, и Советским Союзом - Россией, с другой. Первая их встреча не была самой счастливой. Я имею в виду гибель судна, на котором посол Осип Непея в 1556 г. плыл в Лондон. Вскоре после этого наемники из Эбердина и окружающих его территорий поступили на службу к Ивану Грозному и его преемникам. Особенно знаменитым был Патрик Гордон, который достиг в конце XVII в. высокого положения. Он оставил после себя дневник, представляющий определенный исторический интерес. В XIX в. получили развитие торговые и рыболовные контакты. Они были восстановлены после революции 1917 г. И сейчас экономические связи весьма сильны в области нефти и природного газа. Я убежден, что, развивая совместные исследования по истории отношений между Северо-Восточной Шотландией и Россией - Советским Союзом, мы сможем расширить круг знаний друг о друге, улучшить взаимопонимание.

Исторический факультет Эбердинского университета готов сотрудничать с Институтом истории СССР АН СССР в деле подготовки к совместной публикации дневника Патрика Гордона. Это частный пример. В более же широких масштабах, я думаю, что самые важные международные проблемы современного мира, такие, как отношения между США и СССР, могут быть полнее оценены и поняты в долговременной исторической перспективе (до XVI в., если не глубже). Ученые США, СССР и других стран могли бы участвовать в разработке проблем сравнительной истории этих стран.

Никогда еще изучение истории не было бы столь важным, как в наши дни. А это требует максимального и всестороннего развития контактов и сотрудничества между историками различных стран. Исторический факультет Эбердинского университета намерен провести в июле 1990 г. конференцию, посвященную одному из наиболее значительных "белых пятен" в советской истории - жизни и деятельности Л. Д. Троцкого. Мы надеемся, что коллеги из СССР и других стран будут в ней участвовать. Но, конечно, "белые пятна" имеются не только в советской истории. Для того чтобы стереть их из всей мировой истории, необходимы энергичные международные усилия.

П. Дьюкс, профессор Эбердинского университета (Великобритания)


Новые статьи на library.by:
ВОПРОСЫ НАУКИ:
Комментируем публикацию: ИСТОРИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

© П. ДЬЮКС ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ВОПРОСЫ НАУКИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.