публикация №1192722382, версия для печати

Диалоги с внутренней женщиной


Дата публикации: 18 октября 2007
Автор: Владимир Лидин
Публикатор: VladLidin (номер депонирования: BY-1192722382)
Рубрика: САМИЗДАТ: ПРОЗА
Источник: (c) http://portalus.ru


Привет.
- Привет.
- Давно не виделись.
- С позавчера.
- Я зашла, чтобы взглянуть на тебя.
- О чем ты говоришь. Я не понимаю. Все ведь уже давно прошло, а ты продолжаешь заходить ко мне.
- Но я помню о том, что было, и мне нравится заходить к тебе.
- Я тоже помню. Это как отпечаток на плазменном экране, когда он выгорит.
- Интересное сравнение.
- Я слышу, как ты говоришь, но не вижу, как шевелятся губы.
- Мы будем общаться мысленно, ОК? Такие будут правила.
- ОК. Ну так зачем же ты пришла?
- Я просто пришла посмотреть, как ты.
- Не надо было мне тебя приглашать тогда.
- Ты был тогда моложе, совсем юным.
- Я помню. У тебя был светлый плащ, но он был не твой.
- Я пролила кофе на свою куртку.
- Ты обманула меня насчет возраста. Ты была старше на один год. Мои астрологические вычисления оказались неверны. Наши отношения были малоперспективны изначально.
- Зачем такой рационализм. Надо верить своим чувствам.
- Чувства обманчивы.
- Поговорим о чем-нибудь другом. Мы же можем просто говорить.
- Мне не нравится, как ты говоришь. Все вокруг, да около. Я ведь занят своим делом, и вынужден выслушивать тебя из вежливости. Давай покороче.
- Ты так резок. Ты всегда был грубоват со мной.
- Я не хочу вспоминать о прошлом.
- Ты уже вспомнил про плащ. Вспомни что-нибудь еще.
- Не хочу. Была еще фотография. Глупая фотография.
- Да.
- Я сжег ее.
- Зачем?
- Чтобы не напоминала о тебе.
- Но вот я перед тобой. Вспомнил?
- В гостинице было холодно. Я включил тебе обогреватель.
- Еще.
- Я вез тебя на машине по берегу моря.
- Да. Продолжай.
- Мы вышли подышать воздухом.
- Да.
- Слушай, хватит? Ты что делаешь?
- Мне хорошо, продолжай.
- Зачем ты это делаешь? Вдруг кто-нибудь зайдет?
- В кустах ты раздел меня и я взяла в рот твой член.
- Не надо об этом.
- Ты ласкал меня, а потом раздвинул мне ноги и вошел.
- Я не хочу вспоминать.
- Ты кончил в меня и я тоже вместе с тобой.
- Ты уехала ближайшим рейсом.
- Но до того в гостинице у нас была ночь.
- Уходи, я не хочу тебя видеть.
- Почему?
- Не знаю. Мне стыдно.
- Не надо стыдиться. Ведь я же не стыжусь.
- Ты постарела.
- И ты тоже не молодеешь. У тебя скоро будет лысина.
- Не будет. Просто у меня такой лоб.
- А потом у меня родился мальчик.
- Это произошло спустя два года. Он не мог быть от меня.
- Ну да. Но он мог быть и от тебя.
- Не судьба.
- Да. Не судьба.
- ......................
- Что?
- Ничего. Я пошла.
- Ну давай, заходи, если что.
- Зайду. Пока.
- ............................
- Привет.
- Привет.
- Как дела?
- Удовлетворительно.
- Почему ты такой хмурый?
- Что, опять?
- А что было с ней?
- С кем?
- С той, которая ревновала тебя ко мне?
- Она уехала зимой и больше я ее не видел.
- Она такая странная.
- Может быть.
- А что у вас с ней было?
- Ничего.
- Ты с ней спал?
- Пару разу. Или чуть больше.
- Ты мне раньше не говорил об этом.
- Теперь ты знаешь.
- И что было потом?
- Ничего. Она уехала, а я остался. Она родила девочку, а потом еще. Когда уже вышла замуж.
- А откуда ты знаешь? Ты за ней следил?
- Говорили. Я слышал.
- А ребенок не от тебя?
- Я тут ни причем. Мы давно расстались к тому времени.
- Я начинаю подозревать.
- Извини, но ты не моя жена, и не можешь меня подозревать.
- Да, конечно. Прости.
- Ну что еще?
- Ничего.
- Что-то смешное?
- Нет, я просто вспомнила.
- Ну хватит. Мне надо работать.
- Ладно. Я пошла.
- ОК.
- ...........................
- Привет.
- Привет.
- Сегодня мне приснился сон про море. Мы ехали по берегу моря на автобусе. Море волновалось, были огромные волны, которые поднимались выше автобуса, но вода была ярко-синей. Автобус ехал по краю обрыва и я думал, что автобус может перевернуться, но постепенно берег стал пологим. А море продолжало волноваться и голубые волны как будто о чем-то хотели сказать.
- Интересный сон. Наверное в этом есть какой-то знак.
- Наверное.
- А я видела сон про медвежонка. Будто я иду в каком-то месте, а за мной увязался медвежонок. Я сначала побаиваюсь его, но потом он касается меня мордочкой и я трогаю его руками. Он такой мохнатый и приятный на ощупь. И очень ласковый. Он лижет мои руки. И тут я проснулась.
- Может, это означает, что ты скоро забеременеешь.
- Да ну.
- Да.
- Я об этом не думала.
- А ты подумай.
- .....................
- А мне приснился сон про корни деревьев. Будто я иду по лесу и вижу медвежью берлогу. И мне интересно взглянуть, что там внутри. Я захожу внутрь, а там довольно просторный туннель, стены которого светятся красноватым светом. И с потолка, со стен свисают корни, которые извиваются, а некоторые уходят вниз. Я касаюсь этих корней, а они пульсируют, как будто внутри течет кровь. Тут я слышу из глубины туннеля какие-то возгласы, то ли всхлипы, то ли смех. Корни начинают опутывать меня, но я беру меч и начинаю их рубить. Из них брызжет молоко. Или такой белый сок, похожий на молоко. И я просыпаюсь.
- Ну, это вообще странный сон. Трудно его разгадать.
- Да.
- А еще мне приснился сон, будто я беременна. И живот у меня такой уже большой, как на восьмом месяце. Мне почему-то становится смешно, и я смеюсь. И тут внутри живота начинаются толчки, и мне становится больно. И я просыпаюсь.
- Это, наверное был я. Когда я размахивал мечом, я еще топал ногами, отбиваясь от корней.
- ...................
- Мне кажется, в твоем сне про разрубленные корни, из которых брызжет молоко, есть что-то фаллическое. Как будто это множество половых членов.
- Может быть. Подсознание - это ведь такая загадочная штука.
- А я видела сон про город. Как будто это какой-то знакомый мне город, хотя я на самом деле в нем ни разу не была. Будто бы я иду по мосту, а он такой длинный и висит на струнах, которые уходят высоко в небо. Внизу под мостом морской пролив, а по обе стороны моста высотные дома. Они кажутся маленькими, но это потому что они далеко. Все видится очень реалистично. Стоит туман. Я иду по мосту и слегка побаиваюсь высоты. Потом вдруг я оказываюсь в центре города и вижу яркие вывески, витрины, кругом много людей, и все какие-то странные, нездешние. Со мной рядом идут трое мужчин и одна женщина. Мы заходим в какой-то ресторан, официант приносит нам еду. Это какие-то пельмени, зелень и еще что-то. Еще приносят пиво в высоких бокалах. Я делаю глоток, и оказываюсь в каком-то другом месте. Это пустынная комната, только стул и стол. Я сижу на стуле. Мне становится не по себе и я просыпаюсь.
- Наверное это было какое-нибудь реальное место. Где-нибудь за границей.
- Может быть. Только я заметила, что там по небу автомобили летают. У нас такого нет.
- Ну, тогда это был какой-нибудь параллельный мир.
- Скорее всего, это было так.
- Да. Будем так считать.
- Я вот думаю, кто были эти четверо - трое и одна.
- Наверное это были твои друзья в параллельном мире.
- Думаю, что да. Он приходят ко мне в разных снах. Они всегда выглядят по-разному, но я знаю, что это они.
- Может быть, это твои нерожденные дети.
- Ну, не знаю.
- Да.
- Не уверена.
- ..........................
- Привет.
- Привет.
- Где ты сейчас находишься?
- В гостинице. Я в командировке. А ты?
- Я дома.
- Почему я тебя слышу, но не вижу?
- Мы же договорились, что будут такие правила. Общаемся мысленно.
- Как по телефону?
- Ну, можно и так.
- Как твои дела?
- Мой сын нарисовал мне собачку. Она такая милая.
- А где сейчас муж?
- Я же говорила, у меня нет мужа.
- Но у тебя же кто-то был.
- Это гражданский муж.
- Ну и какая разница.
- Большая. Он приходит иногда. В основное время он в плавании. Он работает вахтовым методом.
- Он моряк?
- Да.
- Круто.
- Ничего особенного.
- Наверное, иногда тебе скучно.
- Очень часто.
- Как сейчас?
- Сейчас уже нескучно.
- А почему?
- Потому.
- Я помню, как мы однажды шли по рынку, была весна или осень, кругом было серо, стояли различные запахи, которых я в основном не люблю, шум, слякоть. И помню два ярких пятна - апельсины в рядах и ты. Можно было весь мир нарисовать черно-белым, и в нем два ярких пятна - апельсины и ты. В красной куртке.
- А что было еще?
- Мы купили апельсины. Оранжевые корки бросили в урны и они лежали в них оранжевыми пятнами, а потом постепенно угасли, стали серыми, как весь остальной мир.
- Дальше.
- Мы шли по улице и я смотрел на тебя, а ты на меня и ветер был в твоих волосах.
- Да.
- Ладно, мне надо работать. Давай-давай.
- Не хочу.
- Есть такое слово - надо. Понятно?
- Пока.
- ............
- А как моряки дальнего плавания обходятся без женщин?
- Они мастурбируют.
- Ну, может не все. Кому-то стыдно.
- Врачи рекомендуют. Иначе может наступить половая дисфункция.
- А когда они заходят в порты?
- Естественно, они идут в соответствующие заведения.
- Ну а если та страна со строгими нравами?
- Даже в стране с самыми строгими нравами есть девушки, готовые помочь морякам дальнего плавания.
- А ты откуда знаешь? Была там?
- Нет, мне мой гражданский муж рассказывал.
- А как ты к этому относишься?
- Я его предупредила, чтобы он этим занимался в презервативе. Кроме того, у них на пароходе есть врач.
- А тебе не бывает одиноко, когда он в плавании?
- Конечно, бывает.
- И что ты тогда делаешь?
- Вот с тобой общаюсь.
- Ну, это не считается. Это же не физическое общение.
- Но я могу представлять.
- А другие мужчины бывают?
- Ты знаешь, очень редко. Когда уж совсем невтерпеж.
- Но это же измена.
- Смотря что считать изменой. И знаешь, как говорил один классик, в измене виноват не тот, кто изменил, а тот, кому изменяют.
- Довольно жестко сказано.
- Но такова жизнь. Иначе некуда деваться.
- Спорно.
- Лучше расскажи про ветер в волосах. У тебя хорошо получается.
- Да. Ветер в твоих волосах. Ветер в твоих глазах. Оранжевая любовь. На розовых простынях.
- А почему на розовых?
- Для рифмы.
- .................
- Говорят, раньше были цивилизации лемуро-атлантов. У них там все было тесно связано с магией. Они строили высокие башни-крепости, отверстия в которых были направлены таким образом, что они излучали наружу невидимую геометрическую энергию. Может быть, инфразвук. Так вот, это излучение действовало на врагов устрашающим образом, оно просто вселяло в них ужас.
- А сейчас такого нет?
- Может быть, и есть где-то. Но я не слышал.
- Может быть это все засекречено.
- Может быть. Но кажется, и в природе это встречается. Бывают такие места, где становится неприятно, и хочется оттуда уйти.
- У тебя было такое?
- Да. Вот один раз я ехал зимой по берегу моря, рядом были деревья, горы, покрытые лесом. И мне почудился какой-то неслышный крик. Как будто пронзительно кричала птица. И мне стало жутковато, аж мороз по коже.
- Это все фантазии твои.
- Ну и еще может быть пару-тройку раз было такое. Наверное, есть такое резонансное излучение в природе.
- А я вот помню, как-то шла зимой по улице и чувствую, что-то не так. Как будто я не в своем городе иду, а в другом. И все вокруг такое враждебное, никого будто нет вокруг, я одна. Темно, зима ведь. И чувствую, кто-то на меня смотрит. И присмотрелась, это на меня сам город смотрит. Из окон-глазниц. Неприятное такое ощущение. Смотрю на воду в канале, она льдом покрыта, и будто кто-то шепчет: смерть, смерть, смерть... Я испугалась, глазами моргнула, и все прошло. Люди кругом появились, транспорт, огни, витрины, реклама. Все как обычно.
- Ну это точно фантазии.
- Нет.
- Да. Ночь. Улица. Фонарь. Аптека. Бессмысленный и тусклый свет. Живи еще хоть четверть века. Все будет так. Исхода нет Умрешь. Опять начнешь сначала. И повторится все как встарь. Ночь. Ледяная рябь канала. Аптека. Улица. Фонарь.
- Похоже на Блока.
- Это и есть Блок. Пляски смерти.
- .................
- Привет.
- Привет.
- Что ты на меня так смотришь? Хочешь меня съесть?
- Я испытываю сильное желание.
- Какое?
- Я хочу схватить тебя и поцеловать в твою гладкую шею и ощутить запах твоих волос. А потом я хочу раздеть тебя и почувствовать запах в твоем паху. А потом я хочу вставить в тебя свой член и очень быстро кончить, извергнув при этом максимальное количество спермы.
- Успокойся. Я тебе не дам.
- Почему?
- Потому.
- Я тебе не нравлюсь?
- Может быть, в каком-то смысле нравишься, но сегодня я не хочу.
- А я думаю что да.
- Что ты делаешь? Отпусти.
- Не могу.
- Перестань.
- Не могу.
- Ааа.
- Ммм.
- Ааа.
- Ооо.
- Ах!Ммм
- Ммм.
- Фуу.
- Ну вот опять. Мне надо в душ.
- Здесь его нет. Вот возьми салфетку.
- Спасибо.
- Мне нравится твой запах. Я уткнусь в твой живот и буду сидеть так все время.
- Какой ты славный.
- Ты тоже.
- ................
- Привет.
- Привет.
- Что это было?
- Ничего. Просто я поддался своей слабости.
- Ничего себе слабость. Ты меня практически изнасиловал.
- Давай не будем об этом.
- Почему это не будем?
- Мне слегка неловко.
- Не улыбайся.
- Просто мне приснился сон. Будто бы я сижу на стуле а ты подходишь ко мне, садишься на меня верхом и начинаешь целовать в губы.
- И что было дальше?
- Потом пришел твой муж с ребенком.
- У меня нет мужа. Только гражданский.
- Ну, значит, это был твой гражданский муж. Ты куда-то исчезла, а он мне велел сидеть, а то он не хочет снова сидеть три года, т.к. он за себя не отвечает. Но все это было как-то смутно и не очень реалистично. Графика во сне была какая-то нечеткая. Надо было видеоускоритель. Если таковые бывают в снах. Бывают, конечно.
- И что?
- Я проснулся. И тут я почувствовал желание. А когда увидел тебя, то это желание проявилось по-настоящему, с полной силой. И это произошло.
- Надо же. Какая рефлексия.
- Но тебе же было хорошо?
- Да. Я не жалею.
- Вот и хорошо. Друзья?
- Друзья.
- .............
- Ты видел Последнее танго в Париже?
- Видел.
- Ну и как?
- Для шестьдесят девятого года может и продвинуто. Но не сегодня. Как-то все там происходит депрессивно. Возможно, автор через определенные сексуальные знаки пытался передать свое мироощущение того времени. Конца шестидесятых. И предчувствие семидесятых и восьмидесятых.
- Там интересные актеры.
- Да.
- А ты бы хотел сняться в фильме?
- Ну... Не знаю. Может быть. Я бы сыграл в какой-нибудь драме или триллере. В эпизодической роли. Или роли второго плана.
- А я бы хотела сыграть в главной роли. Неважно какой.
- Ну да. А почему бы и нет.
- Я очень хочу сняться в кино.
- А я бы, может быть, предпочел бы стать сценаристом. Или автором идеи. Чтоб по моей книжке сняли фильм.
- А у тебя есть такая книжка?
- Нет. Есть одна рукопись, но она на фильм не тянет. Это скорее идея.
- А про что твоя идея?
- Про любовь.
- Хорошая идея.
- Да.
- А ты бы сыграла главную роль в моем фильме?
- Да.
- Неважно, какая идея?
- Если она про любовь.
- ..................
- Тебе нравятся толстые женщины?
- В основном нет. Но иногда некоторые бывают ничего.
- В каком смысле ничего?
- Ну, когда там все пропорционально, ни одной морщинки, кожа туго натянута, ничего не обвисает. Как у Кустодиева. Видел я недавно такую русскую красавицу, чуть в штаны не кончил.
- Опиши ее.
- Ну, было какое-то совещание, она стояла ко мне вполоборота спиной, я увидел ее затылок, крашеные в соломенный цвет волосы, шею, пухлые плечи, спину, и подумал, что ничего. Она обернулась и я понял, что очень даже ничего. Лицо у нее было молодое и красивое. И, я бы сказал, страстное. Она села за столом переговоров напротив наискосок, и я стал украдкой погладывать на нее. Она, кажется почувствовала мой к ней интерес, и по ее помаргиваниям и легким движениям я понял что она также заинтересована. Я тут же представил себя рядом с ней в процессе интенсивного полового акта. И мне эта мысль понравилась.
- Ты извращенец.
- Нет, я не извращенец.
- Извращенец.
- Все мужчины представляют себе понравившихся женщин в процессе интенсивного полового акта.
- Значит, все мужчины - сексуальные маньяки.
- Может быть.
- Да.
- На самом деле, я думаю, тут все дело в запахе. В природе самцы и самки обнюхивают друг друга, прежде чем рещат, что с данным экземпляром можно производить потомство. Скорее всего, от нее исходил слабый аромат, и он на меня так повлиял. И, возможно, мой запах тоже ее заинтересовал. Я так предполагаю.
- Почему же ты не продолжил отношения?
- А зачем. Я разумный женатый человек, к чему все это может привести?
- А как же твои фантазии насчет близости с ней?
- Ну, это только фантазии. Совещание было достаточно скучным, как всегда, я чуть не заснул. И только интерес к незнакомке в какой-то степени взбадривал меня.
- Понятно.
- А зачем ты спросила меня про толстых женщин?
- Обнаружила, что толстею.
- Аа.
- ...............
- Ты хотел бы жить в деревне?
- Скорее нет, чем да.
- Почему?
- Да я уже там жил. Ты же была у меня в гостях. Помнишь, у меня был деревянный дом на берегу озера?
- Помню.
- Баня, собака. Грядки. Земля пахла влагой, часто шли дожди и снега. Я вообще люблю осадки. Хорошо смотреть на падение капель воды на рельеф местности и не думать ни о чем. Тогда еще не было нефтепровода. Но у меня было много желаний, они в конце концов выкрисстализовались, и я переехал в город.
- А что это были за желания?
- Желание быть не одному. Можно, конечно, сидеть и созерцать природу, но если тебе не двадцать пять, а, скажем, восемьдесят.
- А ты там бываешь?
- Нет, дом я продал, а собака осталась. Потом построили нефтепровод, и однажды его прорвало. Просто однажды утром люди проснулись, и увидели, что озеро из синего превратилось в черное. Нефть тонкой пленкой покрыла всю северную оконечность озера. Я тогда каким-то внутренним чутьем осязал, что это Земля Смерти. Сначала - потому что там было смертельно красиво. Теперь - потому что разлилась нефть и ничего живого не осталось. Ни рыб, ни птиц. Ни зверей. Даже деревья умерли.
- А собака?
- Пес умер незадолго до этого. От старости.
- Понятно.
- Потом у меня родился сын, и я забыл об этом. Стало не до того. Живу в городе. Но все равно, как будто у меня внутри рана. Это из-за озера, я думаю. Оно до сих пор мне снится иногда - осенняя синяя вода, белые горы. Желтые деревья.
- Есть ведь много других озер.
- Но это было одно.
- Я помню, когда я тебя увидела в первый раз, ты ходил среди грядок в драных джинсах, а рядом была собака.
- Я тоже помню. Но это был какой-то миг. А в основном я нахожусь здесь. В нашем маленьком мегаполисе.
- Да.
- .............
- А что там за сюжет у тебя был про любовь?
- Ну, это такой небольшой сюжет, немножко иносказательный. Он и она. Она жила в одноэтажном домике на берегу реки, давала уроки игры на фортепьяно. Он работал почтальоном, приезжал к ней на велосипеде с почтой. Все это происходит на фоне приближающейся войны, через реку проходит граница. А они на самом деле работают в спецслужбах, что-то вроде военной разведки. У них завязывается роман. Ну, там, как это в фильмах показывают - крупные, средние планы, немного легкой эротики.
- А чем все заканчивается?
- Окончание довольно странное. Хотя, впрочем, я еще не решил. Может быть наложение одного сюжета на другой. Или независимые сюжетные линии.
- А какая будет другая линия?
- Еще не придумал.
- Ну, тогда расскажи про окончание.
- Ну, в общем, начинается война, они сворачивают свою деятельность, и едут в поезде. Происходит авианалет, взрыв, они попадают в разные госпитали, у обоих амнезия. После войны они снова встречаются в том же качестве, он и она. Она по-прежнему учит игре на фортепьяно, он работает по-настоящему почтальоном и привозит ей почту. Но они не узнают друг друга, потому что у них амнезия. Только полунамеком там можно понять, что что-то у них происходит, как будто они подсознательно узнают друг друга. Но не более того.
- Какая грустная история.
- Она иносказательная.
- В каком смысле?
- Все мы когда-то встречались друг с другом, воевали и расставались. Но не помним об этом и не узнаем друг друга. У нас амнезия.
- Это ты о прошлых жизнях?
- Да.
- Я думаю, вышло бы хорошее кино. Я бы снялась в главной роли.
- А я бы сидел рядом с режиссером и смотрел на это.
- Заметано.
- ..............
- Вчера был на кладбище.
- ?
- Да так, поприсутствовал. Было холодно, ветрено, но народ копошился.
- Кто же это копошился-то, мертвецы что ли?
- Да нет, просто народ. За могилками ухаживали. Есть такая традиция в народе раз в году приезжать на кладбище. Ну и я там оказался. В общем, было ветрено, и не очень уютно. Вообще-то кладбища - довольно спокойные места. Но атмосфера была какой-то напряженной, то ли из-за геомагнитных возмущений на солнце, то ли из-за моей простуды. Стоял и думал, что когда-то и мне придется скончаться и мои потомки, может быть, будут приезжать на могилу.
- Как мрачно.
- Ну да, мрачновато. Но не в этом дело.
- А в чем же?
- У меня было видение. Просто так промелькнуло и все. Но впечатление осталось.
- Расскажи.
- Я вспомнил про Царя Смерти. Его зовут Эрлик-хан. Больше о нем я ничего, вообще-то ничего не знаю, но из коллективного бессознательного, или из произведений кинотеатра и литературы у меня складывается образ довольно мрачного субъекта, не имеющего сострадания, который одет во все черное с металлических отливом, у него есть железная плеть, которой он стегает грешников в своем подземном царстве. И вот у меня перед глазами промелькнуло видение: будто бы там, под землей, под кладбищем, в каком-то другом тонком измерении, находится царство мертвых. Вот людей привозят на кладбище, а на самом деле кладбищенская земля представляет собой точку выхода в тот мир. И места для кладбищ выбираются не случайно, а по мановению потусторонних сил, - там, где легче обеспечить выход на нашу мирную и благополучную поверхность.
- Какой ужас.
- И вот это самое царство Эрлик-хана предстало у меня перед глазами. Точнее, может быть сказать, ханство. Но слово 'царство' как-то лучше подходит. Царство мертвых - царство Эрлика. Ок?
- Ок.
- Ну так вот. В этом царстве везде сплошь крики, стенания, стоны, в котлах варятся умершие, кого-то стегают железными плетьми и так далее на разных уровнях.
- Так это же дантовский ад. И круги ада.
- Ну да. Эрлик - властелин ада, хозяин смерти. У него может быть много имен. У разных народах свое обозначение ада и его хозяина.
- Ты думаешь, ад все-таки существует?
- Думаю, что в какой-то форме определенно существует. Вот, например, мы стоим на кладбище, вполне тихо, спокойно, зелень кругом, могилки, оградки, а там, под землей - ужас.
- Но ведь не все же попадают в ад?
- Это сложный вопрос. Вот у православных этого понятия нет, а у католиков, я слышал, есть такое понятие - Чистилище. Вернее сказать, наверное, так. Те, кто умер, какое-то количество времени проводят в Чистилище, а потом по этапу направляются к месту расположения части. В ад, или, если угодно, в рай.
- А как насчет перерождений?
- Буддисты тоже предполагают наличие адских миров, где перерождаются грешные души. А праведные - в мире людей, полубогов и богов. У буддистов, кстати, есть понятие Бардо. Это тоже что-то вроде Чистилища. После смерти душа умершего, вернее, его сознание, в период времени, эквивалентный земным 49 дням, проходит через различные видения, мучения, а затем перерождается. Причем сознание всегда стремится возвратиться к родному дому, семье, друзьям. Но не может, и от этого страдает. Оно видит плачущих детей, жену, родственников, но не может с ними заговорить, видит, как делится его имущество, сердится, но не может возразить. Оно видит ужасных существ, которые рвут его на части, или неоднократно переживает момент своей смерти. Продвинутые буддисты в Бардо достигают Просветления, то есть полного освобождения от всех этих иллюзий.
- Это же Тибетская Книга мертвых. Ты ее пересказываешь.
- Ну да. Я рассуждаю на эту тему в своей интерпретации. Но я отвлекся. После этого видения мое сознание вынырнуло из-под земли, и я снова оказался на тихом кладбище среди могилок и оград. И подумал, как хорошо быть живым, и что мы не ценим данную нам жизнь в полной мере. А только перед такими смертельными образами.
- Ты думаешь, в реальности все обстоит именно так?
- Ну, определенное сходство в мифологии и в различных суждениях имеет место. Почему бы и нет, что-то общее ведь можно найти. Я думаю, все зависит от конкретного состояния сознания. Короче говоря, кто во что при жизни по-настоящему верил, то после смерти и увидит. Об этом, кстати, в Книге мертвых так и сказано.
- А что увидит атеист? Ленина? Сталина?
- Я думаю, мы сами не знаем, что можем увидеть. Нечто совершенно неожиданное, но квинтэссенцию всех наших прижизненных воззрений.
- Ну тогда, наверное, это что-то ужасное :).
- О, да.
- Или прекрасное?
- Вряд ли. Учитывая современные масс-медиавоззрения. Хотя сложно сказать. Нужно думать об иллюзорности мира, об отсутствии самосущего бытия, о пустоте. Практика пустоты поможет освободиться от оков, и во всех случаях является мощным средством продления настоящей жизни, нейтрализации всех омрачений и негативных моментов.
- Э. Ты это с кем разговариваешь?
- Ну это я увлекся. В общем, было у меня видение, и довольно примечательное. Это как своего рода знак от Хозяина смерти, что он ждет своего часа.
- Бррр. Какой ужас. Хватит об этом.
- Ну ничего, я знаю одно волшебное заклинание.
- Какое?
- Повторяй за мной.
- Давай.
- Пустота есть форма.
- Пустота есть форма.
- Форма неотличима от пустоты.
- Форма неотличима от пустоты.
- Пустота неотличима от формы.
- Пустота неотличима от формы.
- Ок.
- И все?
- Все.
- А что это?
- Сутра Сердца Пустоты.
- А она помогает?
- Помогает.
- ....................
- Привет.
- Привет
- Давно не виделись
- Да.
- Ты был в отпуске?
- Да.
- А что делал?
- Отдыхал.
- А как?
- Делал ремонт. Вернее, смотрел, как его делают другие.
- Говорят человек может бесконечно делать три вещи...
- Да-да. И смотреть, как делают ремонт другие.
- Как насчет быстрого секса?
- Нормально.
- (...) Ну как7
- Нормально.
- Ты все время говоришь односложные фразы. Видимо, отпуск на тебя так повлиял.
- О, да.
- Ну, расскажи что-нибудь.
- Могу рассказать про восемнадцатый лунный день.
- Расскажи.
- Говорят, на восемнадцатый лунный день лунного месяца тем людям, которые произошли из других миров, то есть в прошлом перерождении жили в других мирах, снятся сны про эти самые миры. И вот как-то я засек восемнадцатый лунный день месяца, и заснул. И мне приснился сон, будто я нахожусь в каком-то незнакомом городе, в котором стоят высокие дома-небоскребы, где-то рядом есть море, у берегов стоят большие корабли. Я бы мог подумать, что это какой-нибудь западный или восточный город, но была одна деталь, - автомобили в нем двигались не по дорогам, а летали в воздухе между домами, причем соблюдая правила движения.
- Наверное, это тебе приснилось под влиянием какого-нибудь фантастического фильма навроде Пятого элемента.
- Возможно. Кстати, помнишь, ты мне рассказывала сон про город?
- Припоминаю. У тебя там тоже автомобили по небу летали. Это один и тот же город.
- Да. Это Нью-Йорк из Пятого элемента.
- Нет. Не похож.
- Ну да. Не совсем.
- Будем считать, что мы с тобой произошли из одного мира. Из другого.
- Будем.
- И там высокотехнологичная цивилизация, опередившая нашу.
- Опередившая в плане развития техники. А как там в духовном плане?
- Сложно сказать. Но если увязать с темой восемнадцатого лунного дня, то можно сделать вывод, что сны, которые приходят в этот день, то бишь ночь, напоминают нам о духовном развитии. Что не нужно зацикливаться на достижениях техники, а думать о том, как работает наш ум.
- Ну, это уже, ты сам сделал вывод. Ты морализируешь
- Согласен.
- ......................
- Привет
- Привет
- За окном дождь как из ведра
- Да, ливень, что надо
- Я весь до ниточки промок
- Представляешь, и я тоже
- В такие минуты с людьми происходят странные вещи. Они напрягаются и расслабляются одновременно. Кто-то держит портфель над головой, а кто-то снимает туфли и бежит босиком по лужам. Есть в этом определенная первобытная радость. Если будет дождь, значит будут произрастать злаки, наполнятся реки и вырастет потомство. Дождь - это сила.
- Сила чего?
- Вообще сила. Природная стихия. Человек вспоминает о своей природе. Вот я, загнанный дождем в беседку, вижу тебя рядом, вижу, как мокрое платье бесстыдно облепило твое упругое тело, о порочная похотливая самка.
- О порочный похотливый самец.
- Обвей мою шею руками и прими мой йони. Прими его мощные удары и благодатную струю извержения семени. Ооооо.
- ААА.
- ...
- Похоже, ты очень сексуально озабочен.
- Это все дождь. Это происходит между светлым небом-мужчиной Янь и темной землей-женщиной Инь. Это божественно.
- Да. Это божественно.
- Слышишь, как струи дождя бьются и стекают по крыше беседки, о, моя богиня.
- Слышу, о мое божество.
- Ооооо.
- ММММ.
- ААА.
- ХУУУУ.
- МММ.
- ......
- Привет.
- Привет.
- Как дела?
- Неплохо в целом.
- Ничего не значащая фраза.
- Согласен.
- Значит, никак?
- Значит, никак.
- Скоро осень.
- Да. Уже практически осень.
- Где ты был так долго? Тебя не было на связи.
- Работал. Было жаркое лето и много работы. Я думал о тебе, но мне нечего было сказать.
- Я тоже думала о тебе. И ждала, что ты выйдешь на связь
- Лето прошло, и я здесь.
- В последнее время мне снятся странные сны.
- Мне тоже.
- Ты не хочешь спросить, какие сны мне снятся?
- Хочу.
- Мне все время снится снежная дорога. То есть дорога в снегах. Будто я еду на санях, впереди сидит молчаливый извозчик в тулупе. Кругом степь и довольно темно. Где-то далеко я вижу огни и слышу шум. Они приближаются. Я вижу, что это поезд. В вагонах сидят люди и пьют чай, читают газеты, спят. А я смотрю на это из саней. И вдруг в одном из окон я вижу тебя. Я хочу крикнуть, помахать тебе рукой, но ты меня не видишь, а поезд удаляется. И сани продолжают путь. И я просыпаюсь.
- Мне тоже часто снится один сон. Будто бы я нахожусь в космосе. Вернее это такое ощущение, что я в космосе. Я иду по каким-то ступеням, и знаю, что они сделаны из звезд. Это Город Звезд - так он называется в моем сне. Я иду по лестницам, долго поднимаюсь все вверх и вверх. А кругом падает снег. Я иду по ступеням, они висят в пустоте, а кругом летят снежинки. Я вижу свет в окне. Я поднимаюсь к окну и вижу дверь. Я стучусь в дверь, она старинная, кажется, дубовая, с резными шарнирами и фигурной ручкой. Дверь открывается, и я вижу тебя.
- Меня?
- Да.
- И что дальше?
- Ничего. Я просыпаюсь.
- Наверное, ты по мне скучал?
- Думаю, что да.
- ..........
- Знаешь, в последнее время мне кажется, что люди сами не замечают как на них влияет природа. Солнечная активность ли, может быть усиление напряженности полей земли. Все это ведет к конфликтам. Газеты, телевидение, интернет пытаются представить это как развитие политических событий. Но по-моему это не так. Это все стихия.
- Ну почему же. Люди все же разумные существа?
- Это только им так кажется. На самом-то деле они каждый в отдельности может быть и разумный, но все вместе, слитно - нет. Как коллективный разум людская цивилизация несостоятельна. Иначе не было бы войн и прочих конфликтов.
- Интересная мысль.
- Да. Я и сам себя считаю разумным, а когда еду по дороге, иной раз замечаю что не совсем разумен. Пытаюсь прорваться в пробках, сигналю. Не уступаю дорогу пешеходам.
- Это инстинкты.
- Да, это инстинкты. А это значит, что стихия также может влиять на поступки людей. Как жара влияет на мух. Или как пчелы злятся, когда их беспокоят. Хотя вряд ли они понимают, кто и зачем пытается залезть к ним в улей.
- Безусловно.
- А если это так, то и геомагнитный фон тоже вляет на поступки людей.
- Да.
- Что и требовалось доказать.
- Какой ты умный.
- Я не только умный, но и красивый.
- А как же политика?
- А политика это производное от геомагнитного фона. То есть политикой в принципе можно пренебречь.
- Но так можно все списать на стихию. Кто-то же должен нести ответственность за то, что творится в политике.
- Видимо, все люди должны стремиться стать более разумными и понимать, что имеют дело со стихией. Не враждовать, не жужжать попусту, но мыслить. Терпимей относиться друг к другу. Тогда геомагнитный фон будет влиять меньше.
- Жужжать - это хорошо сказано. Как ТВ или интернет-форумы иной раз жужжат - жжжжжжжж.
- О да.
- ........
- Привет.
- Привет.
- Я замерзла.
- Я тоже.
- Когда включат отопление?
- Не знаю.
- Как насчет в теплые края?
- Куда птицы летят?
- Да.
- Нормально.
- Ну и?
- Нет финансов.
- У тебя всегда так?
- Постоянно.
- Что же это ты такой бедный?
- Я не бедный, я скромный. Довольствуюсь малым.
- Малым - это как?
- Ну, мне достаточно моей работы, на которой мне дают зарплату, иногда премию, у нас с женой есть квартира, подержанный автомобиль отечественного производства, минимум мебели и носимых вещей. И мы выплачиваем взносы за кредит.
- А кредит зачем брал?
- Ездили в теплые края.
- Ах вот как. А со мной ты не хочешь съездить в теплые края?
- Да ты вроде бы тоже там была.
- Это не считается.
- Ничем не могу помочь. Нет финансов.
- Ах ты жадюга.
- Да. Я практичен. В какой-то части.
- А почему у тебя автомобиль отечественный? Это сейчас не модно. Не в духе времени. Все ведь ругают отечественный автопром, а ты?
- У меня была японка, она меня поначалу радовала, а потом стала пить кровь. Крашеная японская стерва.
- Ты говоришь, будто она женщина.
- Да. Машина для любого мужика не то что вторая жена, а первая любовница, как сказал Юрий Гейко.
- А я значит вторая?
- Любовница?
- Да?
- Нет.
- А кто я?
- Не знаю.
- Ну тогда я сама не знаю кто я.
- Все, что мне о тебе известно, ты - женщина.
- И на том спасибо.
- Ну так вот. Поскольку машина для мужика первая любовница, то у каждой машины, как у каждой женщины, имеется свой характер. Некоторые, да в основном все, иногда капризничают. Некоторые скромны, трудолюбивы, надежны и верны. И внешне ничего себе так. На таких женятся. А некоторые внешне выглядят эффектно. Но в последствии обходятся дорого, изводят капризами а потом и вовсе перестают удовлетворять. Развод обходится дорого.
- Значит, японка у тебя была такой?
- Ну, она была уже в возрасте, слегка побита жизнью, были у нее свои недуги. Толстый слой щтукатурки уже не спасал положения, так что расставание было неизбежным. Дорогую пластическую операцию я уже не потянул бы, по внутренним органам тоже довольно сложный вопрос. Так что вот.
- Значит, поматросил и бросил.
- Такова жизнь, не так ли?
- Загнанных лошадей пристреливают?
- Ну по крайней мере последним хозяином был не я. Хотя иногда я про нее вспоминаю с легким оттенком грусти.
- Отсюда можно провести аналогию: как мужчина относится к машине, так он и относится к женщине.
- Спорно. Хотя... почему бы и нет?
- А как часто ты ремонтируешь свою нынешнюю?
- Периодически я меняю расходные материалы, иногда меняю детали подвески, двигателя. Мою изредка. Как говорится - помыл, вот и весь тюнинг. Заправляюсь на одной заправке с испытанным качеством бензина. В целом я к ней отношусь хорошо, и она вроде бы отвечает взаимностью.
- И здесь ты весьма практичен.
- Да. Просто иногда я думаю, что надо бы еще чего прикупить, поменять, да денег нема. Или просто лень.
- Наверное, ты так же и к жене относишься.
- Да. Я к ней хорошо отношусь. Я бы все бы ей купил, но не всегда это возможно.
- Все жмоты так оправдывают свое жмотство.
- Вообще, чем больше я с тобой общаюсь, тем больше я убеждаюсь в благородной истине о том, что жизнь есть страдание. Так оно и есть.
- А ты как хотел?
- Я бы хотел так: есть машина - хорошо, нет - тоже хорошо. Есть жена - хорошо, нет - тоже хорошо.
- Ну и?
- Легко сказать. Но пока не могу исполнить.
- А почему?.
- Привязан.
- Скажи, что любишь.
- Люблю.
- А меня?
- И тебя тоже.
- Но ты же сам только что сказал, что все, что тебе обо мне известно, что я - женщина? Как же ты меня можешь любить, если тебе известно обо мне только это?
- Да, я так сказал. Но я не сказал, что мне известно о тебе только это.
- Что-то ты темнишь.
- Это вообще-то запретная тема. У нас есть правила. Ты забыла?
- Да, я увлеклась.
- Вот-вот.
- ....
- Привет.
- Привет.
- Ты где-то потерялся.
- Да.
- Что да?
- Потерялся.
- Кризис среднего возраста?
- Нет, рано еще.
- А что тогда?
- Отпуск. Какие-то скрытые желания. Позывы.
- Рефлексия.
- Возможно.
- А что тебе мешало выйти ко мне?
- Мне надо было побыть одному.
- Понятно.
- А что?
- Ничего. Мы ведь живем не для того, чтобы постоянно есть спать или работать. Есть ведь что-то еще.
- Ты нашел это 'что-то еще'?
- Я думал об этом.
- И что же?
- Ничего нет. Какая-то пустота. Похоже на дальний космос. Черная. Есть серая сфера, точнее бесцветная. Красная, синяя. Зеленая. Это такие миры.
- А мы в каком?
- А мы живем в желтом мире нашего солнца. Нашей любви.
- Очень оригинально. И это все, до чего ты додумался?
- Вроде да. На самом деле это очень грустно.
- Почему?
- Все время ощущение того, что что-то знал и забыл, хочу вспомнить, но не могу. Или хочу проснуться, но сон продолжается.
- Я знаю, такое тоже со мной бывает.
- Ну и?
- Мне кажется, все дело в напряженном самоуглублении. В этом есть какая-то ошибка.
- И что же?
- Не надо напрягаться, а наоборот, надо расслабиться. Но не совсем, конечно. Спонтанность нужна.
- А мне кажется, наоборот, нужно дойти до предела. Напрячься до самого невозможного предела и попробовать выйти за него. Выйти из-под контроля. Из берегов своего сознания.
- Легко сказать.
- Да.
- Вот тогда и будет спонтанность.
- Но я очень ленив. Например, я не могу до изнеможения тренироваться. Мне лень.
- Тогда делай то, что не лень.
- Может быть. Но мне не хватает энергии. Надо где-то подпитаться.
- Сходи на молитвенную службу. Там есть что-то энергетическое.
- Может быть. Пробовал сам молиться, но нет такой мощной отдачи. Наверное, стоит сходить, очиститься.
- Сходи.
- Схожу.
- Пока.
- Пока.
- ....
- Привет.
- Привет. Ну и как, очистился?
- Я нашел книжку и читал. В ней говорится о том, что не стоит иметь слишком сильных желаний, поскольку их удовлетворение приводит в тупик. И что надо по меньше думать о себе.
- Похоже, что у тебя депрессняк. Что это ты так потерял интерес к окружающему миру? Девушек новых нет?
- Ну, в общем, да.
- То-то и оно. А ты там что-то загибаешь про желания. Есть у тебя желания, я знаю. И не хилые.
- Да. Ты знаешь, о чувственная похотливая самка.
- Да, о чувственный похотливый самец.
- .............
- Привет.
- Привет.
- Как дела?
- Нормально.
- А так, в целом?
- Ну. В принципе нормально. Только вот может быть кризис среднего возраста на подходе.
- Тебе сколько лет сейчас?
- Тридцать четыре. Весной будет тридцать пять.
- А. Ты о кризисе сорокалетних. Типа седина в бороду - бес в ребро?
- Нет, я не об этом.
- Тогда о чем же?
- Ну, о несбывшихся желаниях. Нереализованных способностях. О тайных увлечениях.
- Ну так это у каждого бывает.
- Ну да. Всего не успеть. Или лень было, а теперь уже поздно.
- Ну что например?
- Ну например, стать рок-музыкантом. Хотя бы каким-нибудь дизайнером или киноактером. Поэтом. Частью богемы. Духовной элиты, так сказать. Общаться с себе подобными. Творить новое неизведанное.
- Это больше похоже на детские мечты.
- Да. В детстве что-то есть. Что-то настоящее.
- Ты мечтал в детстве кем стать?
- Сначала космонавтом. Потом рок-музыкантом. Потом сценаристом.
- Ну и кем стал?
- Да, собственно, никем.
- А причем тут детство?
- Притом, что именно этот волшебный таинственный солнечный мир детства, в котором вещи кажутся большими и настоящими, трава растет выше дома, а лето никогда не кончается, вновь начинает напоминать о себе. И это называется кризисом среднего возраста. Когда тебе под сорок, ты уже чего-то достигаешь в реальном мире. Или ничего не достигаешь. Но, как бы то ни было, в этом есть своя проблема: реализовать удается не все. И постепенно приходят мысли о переменах.
- Ну, это все глупости. Зачем что-то менять, когда и так уже много достигнуто?
- Да ведь дело не в достижениях. Это все преходяще. А в самореализации. Вот, допустим, у человека способности к написанию текстов и музыки. Кем ему следует стать по профессии?
- Кем угодно, но не музыкантом или писателем.
- А почему это?
- А потому что это уже пройденная история. Надо писать новую.
- Легко сказать.
- А кто сказал, что жить в принципе легко? Жить в принципе тяжело.
- Согласен. Но пессимистично звучит.
- Тебе еще тридцать четыре. Живи да радуйся, юноша. Вот когда будет лет эдак сорок...
- Ааа. Ну это в плане философии я рассуждаю а не в плане чего-то там. Но когда-нибудь мы все равно все умрем и тогда уже будет поздно рассуждать. Поэтому рассуждение необходимо в целях того, чтобы вовремя скорректировать курс.
- А я вот считаю, что нечего жалеть, что было, то и было. Вот мне, например тридцать пять, и я ни о чем не жалею. Хотя замуж за миллионера, по всей видимости, я уже не выйду, киноактрисой тоже не стану. Не стану даже я захудалой звездой местного телеэкрана. Там есть девушки помоложе. Но я не жалею. Потому что я самодостаточна и у меня много друзей. Вот.
- Ну ты молодец.
- Да.
- ..................
- Привет
- Привет
- Знаешь, мне приснился странный сон. Будто бы я захожу к себе в кабинет, а из моего кабинета в окно вылетела белая птица, то ли голубь, то чайка. И вдалеке я вижу две-три летящие белые птицы. Семь лет назад я видел такой сон: будто я держу в руках фотографию, а на ней стая птиц, и вдруг эта стая вылетела из фотографии в окно. Я рассказал об этом сне соседке по кабинету, она сказала, что это к большим переменам. А потом я сменил работу и переехал в другой город.
- Но сегодняшнем сне птиц не так уж много?
- Да, одна всего.
- Значит, перемен будет поменьше?
- Не знаю.
- А тебе понравился этот сон?
- Думаю, что да.
- Значит, перемены будут благоприятными.
- Ты всегда отлично все понимаешь.
- О да.
- ..................
- Привет.
- Привет.
- Уже осень.
- О да.
- Лето было жарким.
- Лето было ужасно жарким.
- Ты куда-нибудь ездил?
- А ты?
- Я ездила на море.
- Я завидую тебе. Я не ездил никуда, только за город купаться в котловане.
- Ну, это тоже неплохо.
- В принципе, да.
- Как дела?
- О, все отлично. Работал, особых проблем не возникало, скоро в отпуск.
- Поедешь в теплые края?
- Может быть. Как ты?
- Хорошо. Тружусь. Думаю о своем. Мечтаю.
- О чем?
- О разных таких вещах. Да, собственно ни о чем. Мечтаю стать другой.
- Почему?
- Хочу стать красивой, стройной. Иметь много поклонников. Писать статьи в глянцевые журналы. Ходить на выставки.
- Гламур.
- Да.
- Нет.
- Что нет?
- Это все глупости.
- Нет, это не глупости.
- Как пели Тхе Беатлез, все, что тебе нужно - это любовь.
- Хм.
- Что хм?.
- Ну, в общем, да.
- Ну вот видишь, как все очень просто. А я ведь по тебе скучал.
- Правда?
- Да. Правда. Алл ё нид из лаав, лав...
- Лав из олл ё нид...
- О ееее.
- Ну и?
- Что ну и?
- А что мы будем делать?
- Сольемся в позе самопознающей мудрости и будем медитировать на пустоту.
- Хорощий вариант. Кстати, помнишь, ты мне говорил, что я всегда отлично все понимаю?
- Да, помню.
- Ты продолжаешь считать, что этот так.?
- Продолжаю.
- Да, это действительно так. Но я хочу тебе сказать вот что, прежде чем мы сольемся в экстазе.
- Говори.
- Не изменяй мне.
- О.
- Да. Не изменяй мне даже мысленно.
- Как же я могу это сделать? Это невозможно.
- Почему?
- Потому что ты внутри меня. Ты моя внутренняя женщина.
- Мы же договаривались, что существуют определенные правила. Это во-первых. А во-вторых, я вовсе никакая не внутренняя женщина, а очень даже наружная. Это ты мой внутренний мужчина.
- Да ну?
- А ты что, до сих пор не знал об этом?
- Нет.
- Правда?
- Нет, не знал.
- Ну ты даешь.
- Но этого не может быть. Ведь вокруг меня все очень реально, я могу все потрогать, понюхать, себя могу ущипнуть, а тебя вот нет.
- А я, кстати, тоже. Тут у меня тоже все очень реально, а с тобой - все наоборот. У меня есть ребенок, наконец.
- У меня тоже есть дети. И жена.
- Кстати, у твоей жены тоже может быть свой внутренний мужчина.
- Так вот значит как. Похоже, что кто-то из нас дурит другому голову.
- Это ты мне дуришь голову.
- Не будем спорить. В конечном счете ведь все иллюзорно, не так ли?
- Да. Не будем.
- Друзья? - Друзья.

Опубликовано 18 октября 2007 года


Главное изображение:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Диалоги


Полная версия публикации №1192722382 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY САМИЗДАТ: ПРОЗА Диалоги с внутренней женщиной

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network