публикация №1187239695, версия для печати

КАПКАН ДЛЯ ОБОРОТНЯ


Дата публикации: 16 августа 2007
Автор: Иванов-Смоленский
Публикатор: Иванов Валерий Григорьевич (номер депонирования: BY-1187239695)
Рубрика: САМИЗДАТ: ПРОЗА
Источник: (c) http://portalus.ru


Валерий ИВАНОВ-СМОЛЕНСКИЙ

КАПКАН ДЛЯ ОБОРОТНЯ

АНОНС

И книга, и позже написанный по ней сценарий фильма "Капкан для оборотня", изложены на основе реальных событий, произошедших в Белоруссии в 90-х годах прошлого века. Внезапно бесследно исчезают главари преступного мира республики — воры в законе и преступные авторитеты — Щавлик, Мамонт, Брегет, Боцман, Кистень и другие. Проводимое прокуратурой расследование принесло неправдоподобные и поразительные результаты…
По указанию руководства страны уголовное дело было засекречено, чтобы не вызвать непредсказуемого общественного резонанса. Автор сценария в те годы работал прокурором города Минска…
Волей автора, из конъюнктурных соображений, действие перенесено в Россию.


ОТ АВТОРА

Все персонажи этой книги – вымысел автора, а любое
сходство с действительным лицом – случайность. Взгляды
и мнения, высказанные ее героями, могут не совпадать с
авторскими.
















Когда гремит оружие –
Законы молчат.
(Цицерон)





Закон напрасно существует
для тех, у кого нет ни мужества,
ни средств защищать его.

(Т.Б. Маколей)



ГЛАВА ПЕРВАЯ.

СТРАННО… ОЧЕНЬ ДАЖЕ СТРАННО.

Высоко в небе медленно чертила круги какая-то хищная птица. Тонкие вершины стволов лесных деревьев ярко освещало утреннее солнце. Лес почти вплотную подступал к заброшенному песчаному карьеру, края которого поросли густым кустарником. На одном из кустов сидело несколько ворон, с интересом поглядывающих вниз.
Песок в карьере уже подернулся травой, кое-где пробились первые весенние цветы. Звенящую тишину нарушало только громкое жужжание пчелы, кружащейся над одним из них. Вдруг цветок вздрогнул, тонкий стебель его надломился.
Чья-то рука судорожно смяла цветок за нижнюю часть стебля. Пчела, недовольно жужжа отлетела в сторону. Затем ладонь раскрылась и замерла. Сломанный цветок упал на землю. И вновь все застыло. Замерло и тело человека в джинсах и черной кожаной куртке, распахнутой на груди. Впереди за его поясом торчала рукоять пистолета — обычного потрепанного «Макарова». Еще дымились горячим паром свежей крови три огнестрельные раны, располагавшиеся наискосок, от левого плеча к правому боку. На водолазке у предплечья растекалось темное пятно. Глаза человека, широко распахнутые, неподвижно смотрели в небо.
Повсюду на дне карьера в разных позах застыли мертвецы, их было довольно много, около двух десятков. Рядом с некоторыми, на песке, слегка поросшем травинками, валялись пистолеты.
Недалеко от въезда в карьер друг за другом стояли четыре пустых черных джипа, у некоторых были распахнуты дверцы.
Вновь наступившую тишину вскоре нарушил громкий треск мощного дизельного двигателя, в карьер вполз огромный бульдозер на гусеничном ходу. Вороны синхронно сорвались с куста и с негодующим карканьем улетели прочь. Могучая машина некоторое время ерзала на месте, крутясь в стороны и выбирая позицию. Затем, опустив нож, бульдозер начал двигаться вперед и дугообразно загребать им лежащие трупы, волоча их вместе с песком в сторону высокой обрывистой стены карьера.
Широкий нож буквально вминал тела в песчаную стену, создавая огромный бугор. Стена карьера стала частично обрушиваться.
Затем бульдозер вернулся на исходную позицию и стал повторять то же с оставшимися трупами. Через некоторое время машина отползла назад, развернулась на месте и направилась к джипам.
Громадный нож бульдозера уперся в джип, стоящий первым, и начал его толкать. Джип завалился набок, бульдозер загреб его ножом и потянул вперед, по направлению к полуобрушившейся стене карьера.
Еще мгновенье — и джип с невероятной силой вдавлен в песчаную стену рядом с торчащими из высоких груд песка искореженными телами. Сверху вновь начал сползать пласт песка.
Бульдозер не спеша пополз к оставшимся джипам, но в это время сверху донесся громкий стрекот вертолета. Машина замерла на месте. Из кабины слегка высунулся человек и через опущенное боковое стекло посмотрел вверх. Лицо мужчины было почти полностью скрыто темно-зеленым кепи с широким козырьком, глаза прятались под большими черными очками.
Над карьером кругами летал внезапно появившийся вертолет с большой надписью синими буквами «МЧС» на боку. Хищная птица, грозно покружив над ним, видимо сочла противоборство нежелательным и неохотно полетела в сторону леса, рассекая воздух тяжелыми стремительными крыльями.
Человек в кепи быстро спрятался в кабину, достал мобильный телефон и стал кому-то что-то торопливо говорить.
Вертолет опустился еще ниже. Удивленный тем, что ему удалось увидеть, вертолетчик начал что-то кричать в микрофон. Бульдозер развернулся и выехал из карьера с поднятым ножом…

***

По вечерней улице к зданию ресторана с ярко светящейся вывеской «Белый Камень» подъехало такси. Из машины вышел худощавый мужчина лет пятидесяти, одетый в добротный элегантный костюм с безупречно подобранным модным галстуком, и направился к входу. Швейцар в поклоне распахнул перед ним дверь.
В холле его попытался остановить метрдотель:
— Извините, но у нас…
— На меня заказана кабинка, — прервал его мужчина.
— Да-да-да, — тут же услужливо поклонился метрдотель, улыбаясь, — идемте, я Вас провожу.
Они прошли в самый дальний конец зала, и метрдотель открыл дверь крайней кабинки. В небольшом помещении был накрыт столик на двоих, но, кроме кофе и минеральной воды, на нем ничего не было.
Вошедший сел за столик и буквально следом за ним в кабинку зашел усатый мужчина в темной летней курточке с поднятым воротником. Его лицо наполовину закрывали темные очки.
— Владимир Сергеевич? — спросил вошедший.
— Мне предъявить документы? — насмешливо ответил сидящий за столиком мужчина.
— Ну что Вы, не нужно. Я принес Вам некоторые материалы, которые, думаю, будут Вам небезынтересны, в связи с проводимым Вами расследованием.
— А Вы не хотели бы представиться?
— Это ни к чему. Изучите материалы, и Вы поймете, что это излишне. Я в них все равно не фигурирую.
— Что ж, давайте.
Усатый достал из-под курточки плотный целлофановый пакет, протянул его элегантному мужчине и присел рядом с ним за столик.
Тот взял пакет, раскрыл его и достал обычную канцелярскую папку с бумагами. Повертев папку в руках, он положил ее на стол и стал открывать.
— Я отдаю это Вам, — заторопился усатый, — но здесь смотреть их не стоит. Посмотрите потом, у себя. А сейчас мы разойдемся. Вы что-нибудь хотите заказать?
— Нет, пожалуй.
— Тогда выходите первым, — произнес усатый. — Я еще немного здесь посижу.
Его собеседник положил папку в пакет и встал.
— Не говорю пока спасибо, — он помедлил, решая про себя, протягивать ли руку на прощание.
— И не надо, — двусмысленно ответил усатый, замечая его попытку, — до свидания.
— Всего доброго, — элегантный мужчина прикрыл за собой дверь.
Выйдя из ресторана, он остановился на краю тротуара и поднял руку, пытаясь поймать такси.
Перед ним почти сразу затормозила темно-зеленая иномарка с тонированными стеклами.
— Куда? — спросил водитель через приспущенное боковое стекло переднего пассажирского места.
— В гостиницу «Белокаменский приют».
— Садитесь, довезу.
Человек с пакетом попытался открыть заднюю дверцу машины, но она не поддавалась.
— Там замок не работает, — спокойно сообщил водитель и кивнул на переднее сидение, — садитесь сюда.
Мужчина устроился впереди, рядом с водителем. Машина тронулась с места. В салоне громко играла музыка.
За спиной мужчины с пакетом внезапно возник чей-то темный силуэт. Две руки в тонких кожаных перчатках молниеносно набросили на шею впереди сидящего человека тонкую стальную удавку. При резком рывке за концы удавки послышался сухой металлический стрекот.
Мужчина, сидящий на переднем месте, дернулся всем телом, протянул руки к горлу, но почти сразу же обмяк. Тело содрогнулось в конвульсиях. Водитель правой рукой попытался удержать его от падения и прислонил к боковой дверце.
Машина, не останавливаясь, мчалась по вечерней улице. В салоне так же громко продолжала звучать музыка. Через минуты полторы тот, кто сидел сзади, нажал на кнопочку в основании стальной удавки. Вновь послышался металлический стрекот, и удавка разжалась на шее мертвеца.
Сидящий сзади бережно снял ее и пробормотал:
— Хорошая штука, еще пригодится.
На внутренней поверхности петли удавки, которую он крутил в руках, были прикреплены четыре тонких стальных шипа, с которых стекали капельки крови.
Водитель сделал музыку потише.
— Слушай, — он слегка обернулся назад, — а чего это он так сразу… Не особо-то и дергался, а?.. Я как-то в документальном кино видел, как вешают. Так минуту, точно, ногами дрыгают, хрипят.
— Секрет фирмы, — тихо и зловеще засмеялся мужчина сзади, — но тебе, так и быть, скажу. Шипы смазаны специальным парализатором, это вытяжка из змеиного яда лафити. Иранская гадюка так называется… И сразу наступает паралич мышц, а потом — обычная асфиксия…
— И силы много не надо…, — продолжал рассуждать водитель.
— Удавка затягивается практически сама, и растянуть ее невозможно, — довольным тоном произнес мужчина сзади, — в ней есть такая специальная стопорная дорожка, которая убирается нажатием кнопочки.
— Я видал как-то такие гонконгские наручники, — сообщил водитель, — разовые, из каких-то прочных полимеров… Без всяких ключей. И — никаких кнопочек, специальными щипчиками их только можно перекусить.
Убийца молча, аккуратно сложил кольцо удавки в темную плоскую шкатулку.
Машина мчалась уже через ночной мрак за городом.
Водитель покосился на прислоненного к дверце мертвеца и сделал музыку еще громче.
— Здесь какой-то пакет, — заметил он.
— Давай-ка его сюда, — произнес второй мужчина, — посмотрю, что там.
Он взял пакет, вытащил оттуда бумаги и при свете маленького фонарика стал их изучать.
— Любопытно, очень любопытно, — вполголоса пробормотал он, а затем громко, водителю — интересные документики, надо срочно показать шефу…
— Вот закончим с ним, — водитель кивнул на мертвеца, — тогда и покажешь.
Машина свернула на боковую дорогу и через некоторое время в лучах фар блеснула широкая лента реки…

***

В просторной комнате, с обстановкой, носящей некоторый налет деревенского быта, за крепким дубовым столом сидели двое пожилых мужчин — обоим было лет под шестьдесят.
Первый, среднего роста, с крупной лысой головой, на которой лишь возле ушей пушились кустики седых волос, был обладателем упрямо торчащего подбородка, а холодные немигающие глаза его говорили о своенравии и властности.
Второй мужчина был высок и сутул, с мощным торсом и лицом, побывавшим в изрядных переделках. Несколько кривых шрамов, надорванное ухо и сломанный искривленный нос заявляли о буйном нраве их владельца. Глаза застыли в вечном недоверчивом прищуре.
Руки обоих были покрыты синими блатными татуировками.
— Беспредел какой-то, — хриплым голосом с возмущением произнес высокий, — что Анвару скажем? Кто бойцов замочил?
— А он спросил нас, когда их посылал? — сипло возразил лысый, — ответь, Боцман, спросил? Или, может, тебе лично маляву задвинул?
— А чего ему.., — неуверенно произнес сутулый верзила, — на своей-то территории… Ты осьминогом-то на меня не при…
— Была его! — отрезал лысый, — была, да…
Внезапно открылась дверь, и зашел высокий, средних лет мужчина с атлетической фигурой и несколько узким лицом. Он молча посмотрел на лысого.
— Говори, Авдей, — просипел тот, — что там сорока на хвосте принесла?
— Пусто, — атлет пожал плечами, — непонятка для всех… Кто завалил? Несознанка какая-то…
— Может, меж собой заварились…, — предположил верзила.
— Нет, — уверенно возразил атлет, — в ментовке говорят, что стволы чистые — никто из них не стрелял.
— Рой землю, Авдей, — повелительно приказал лысый, — обшмонай все курятники, все хазы, кто-то ж должен знать. А где Тиша?
— В область уехал, — буркнул атлет.
— Чего-чего? — с подозрением спрашивает лысый, — это к Анвару, что ль?
— Нет. Говорят, девка у него сбежала, — усмехнулся атлет, — так искать поехал.
— Ну-ну, — недоверчиво процедил лысый сквозь зубы.
— Слушай, Косарь! — предложил верзила, — может, маляву Анвару зарядим?
— Еще чего…, — презрительно скривился лысый, — сам пусть спросит…
Две глубоких длинных морщины, избороздившие его лицо от основания носа до уголков губ, придавали ему весьма зловещий вид.
— Иди, Авдей, — повторил он с нажимом, — шелупонь потряси, по низам…

***

В современной, хорошо обставленной квартире, на кухне стояли друг против друга и оживленно разговаривали двое усатых мужчин среднего возраста и, как сейчас принято говорить, «кавказской национальности».
Один из них, с большим горбатым носом и черными, подернутыми сединой, волосами, весьма походил на грузина. В руке он держал стакан с виноградным соком, из которого изредка прихлебывал во время разговора.
Второй, с точеными кавказскими чертами лица, больше напоминал чеченца.
— Предъяву надо, — горячился второй, — вазму сваих, паеду: разбираться нада…
— Каму предиаву? — спокойно спросил «грузин», — нэ спэши, Муса. Куда паедышь… Чи-то скажешь? Кто лудэй убил, да?
— Косару! — гневно воскликнул второй, — его зона, да? Пуст и атветыт!
— Нэт. Мусара сначала отвэтят: кто? — первый резко ткнул пальцем в пространство, — а патом мы прыдем и скажем: ты лудэй убил! И будэм рэзать, как барана, да…
Он, распалившись, дугообразным движением провел ладонью возле своего горла…


***

В бухгалтерии царила обычная рабочая атмосфера. Миловидная молодая женщина, заглянув в ведомость, достала из сейфа пачку денег и начала отсчитывать необходимую сумму, сопровождая счет купюр вслух.
— Семнадцать, восемнадцать, девятнадцать…, — она добавила к пачке еще несколько мелких купюр, — ну, вот и все. На целый месяц Вам хватит, Игорь Викторович. Если, конечно, не увлекаться…
Женщина кокетливо улыбнулась загорелому мужчине средних лет, одетому в подчеркнуто элегантный светлый костюм.
Тот улыбнулся в ответ, аккуратно складывая деньги в дорогой кожаный бумажник.
— Вы же знаете, я не из таких, Амалия Кирсановна, — мужчина поднял на нее взгляд, — а Вам эта кофточка, ну просто… Словом, Вы, как всегда, очаровательны.
Щеки женщины слегка зарделись, она засмущалась.
— Спасибо за комплимент. А куда это Вы едете, если не секрет?
— В Белокаменск, обычная служебная командировка.
— Белокаменск? Где это? — женщина слегка наморщила лоб, словно что-то припоминая.
— В Поволжье, в Прикамской области, — уточнил мужчина, вновь улыбнувшись, — и я там буду по Вас скучать.
— Ой, ну что Вы, — протянула женщина кокетливо.
Она подала мужчине листок бумаги.
— Вот здесь распишитесь, пожалуйста. А тут — всю сумму прописью… Нет, дату не ставьте, я сама потом…
— До свидания, Амалия Кирсановна, — мужчина слегка приподнял руку и взмахнул, прощаясь, — До свидания, — немного повысил он голос, чтобы услышали остальные женщины в комнате.
— До свидания, Игорь Викторович.
Мужчина вышел, а женщина, выдававшая ему деньги, мечтательно посмотрела вслед.
— Белокаменск? Это ж там недавно Логинов пропал, — встрепенулась молодая блондинка, сидящая за соседним столом.
Первая женщина испуганно округлила глаза.

***

Пассажирский поезд пришел в Белокаменск ранним вечером. Из вагона на перрон, в числе других пассажиров, легко спрыгнул со ступеньки темноволосый мужчина лет сорока пяти, с легкими залысинами и правильными чертами волевого лица, слегка тронутого южным загаром. Его загорелую кожу выгодно оттенял светло-серый костюм с серым, в полоску, галстуком. В правой руке вновь прибывший держал дорогой кожаный чемодан.
К нему тотчас направились трое встречающих. Первым шел солидный и седоватый, немного располневший, мужчина. На вид ему было слегка за пятьдесят. За ним чуть поодаль шагали еще двое мужчин. Один из них — невысокий, но плотно сбитый и коренастый, с пронзительными синими глазами, другой — высокий здоровяк, атлетическая фигура которого отчетливо вырисовывалась под одеждой. Все трое были одеты в современные костюмы с галстуками, но, если на седоватом и коренастом костюмы сидели, как влитые, то здоровяк явно не соответствовал своему одеянию. Да и по осанке его сразу можно было заметить, что выбранная им профессия явно связана со службой, на которой приходится носить погоны.
— Игорь Викторович Барсентьев? — обратился к прибывшему седоватый.
— Да, — тот перебросил чемодан из одной руки в другую и протянул освободившуюся для рукопожатия.
— С приездом. — Седоватый пожал ему руку и представился: — Севидов Михаил Матвеевич, прокурор города.
— А это мои коллеги из сопредельного ведомства, — он показал рукой в сторону коренастого, — Крастонов Александр Олегович, начальник криминальной милиции, а сейчас и вовсе он у нас в городе самый главный милиционер. И Легин Андрей Зосимович, начальник управления по борьбе с организованной преступностью УВД города, — рука указала на здоровяка.
Приезжий по очереди пожал руки всем встречающим.
— Номер Вас ждет, устроим в лучшей нашей гостинице. Если возражений нет, сразу туда и отправимся.
— Возражений нет, — широко улыбнулся Барсентьев.
Легин подхватил чемодан приезжего, который в его огромной ручище показался детским, и все четверо направились к привокзальной площади.
Там их уже ждал черный джип, водитель которого, выскочив из машины, взял чемодан из рук Легина и открыл гостю заднюю правую дверцу. Он был одет тоже в гражданское — брюки и светлую футболку с короткими рукавами. Легин сел на переднее сидение, а Крастонов и Севидов — сзади и слева.
Стоящий впереди джипа милицейский «Опель» включил все свои мигалки и, крякнув сиреной, тронулся с места. Джип резво дернулся за ним, и оба автомобиля быстро понеслись среди застывшего на время потока автомашин.
Барсентьев с любопытством рассматривал город через боковое стекло.
За окном проносились высокие современные здания и широкие просторные улицы.
— Да, у вас довольно большой город, — поглядывая на многочисленные высотные здания с обилием рекламы, удивился приезжий.
— Шестьсот тридцать тысяч жителей, — с гордостью сообщил Севидов, — а также крупные промышленные предприятия, железнодорожный узел, речной порт и даже есть небольшой аэропорт.
Автомобили свернули на боковую, более узкую улицу, застроенную старинными добротными домами.
— Город не может похвастать седой стариной, но возраст его достаточно солиден. Он был основан в 1467 году при Великом князе Иване III, — продолжал Севидов. — Вначале на берегу реки был построен острог, то есть небольшая крепость, для защиты от казанских татар. Назывался он Белый Камень, оттого что берега реки выстланы песчаником белого цвета. А когда уже первый русский царь Иван Грозный взял Казань и присоединил эти земли к Руси, наш Белокаменск, такое название дали ему после революции, стал центром торговли в среднем Поволжье.
Машины вновь свернули и помчались по набережной, вдоль реки, на которой виднелись остатки нескольких древних строений.
— Это старинная пристань, — пояснил Севидов, — здесь когда-то разгружались суда с хлебом, рыбой, пенькой, медом, воском и кожей. Позже порт перенесли в южную часть города, там больше места. Город был также знаменит производством печных изразцов, сейчас это комбинат керамических изделий, самый крупнейший в России.
— И промышленные предприятия не заглохли, как это у нас было почти повсеместно в постперестроечное время? — удивился Барсентьев.
— Нет. Они попали в хорошие руки. Производство у нас довольно современное — несколько машиностроительных предприятий, заводы радиооборудования, электротехнический, моторостроительный, химико-фармацевтический...
— Крупнейший и очень современный турбинный завод, — добавил Крастонов, — а, кроме того, два вуза и два действующих театра.
За окном промелькнула старинная церковь.
— Из памятников старины, — оживился Севидов, — у нас остались руины крепости и детинца. Есть также пятиглавая церковь Воскресения XVI века и Свято-Никольский монастырь — тоже действующие. В разные времена здесь бывали Державин, Пушкин, Жуковский, Гоголь, Аксаков…
Пока Барсентьев слушал про городские достопримечательности, автомобили подкатили к гостинице, имевшей, одновременно, вид и современный, и основательный, солидный. Вывеска гласила «Белокаменский приют».
В холле Легин, вновь взявшись нести чемодан, забрал ключ от номера у администратора, остальные пошли к лифту, который поднял их на четвертый этаж. Когда все подошли к номеру, Легин был уже около двери и открывал ее ключом.
— Ну вот, — сказал Севидов, когда все вошли, — по-моему, Вам здесь будет неплохо.
Люксовский номер состоял из гостиной, спальни и ванной комнаты с ванной, туалетом и душем. Гостиная могла послужить и кабинетом, так как здесь находился стол, а также сейф, скрытый в стенном шкафу, который Крастонов сразу же продемонстрировал.
— Уголовные дела уже лежат здесь, — уточнил он, — а также есть мобильный телефон и всякие канцелярские принадлежности, которые могут Вам пригодиться.
— Спасибо большое, но мобильник у меня с собой.
— Ну, будет два, на всякий случай. Что еще в первую очередь Вам понадобится? — спросил предупредительный, но отнюдь не лакействующий перед приезжим, Крастонов.
— Ноутбук, пожалуй, — после некоторого раздумья произнес Барсентьев, — с выходом в Интернет.
— Мы это предусмотрели. Ноутбук будет доставлен завтра, а подключиться к Интернету можете прямо с выхода на гостиничный телефон.
— Еще нужен доступ к Вашим базам данных, в том числе, секретной: мне понадобится определенная оперативная информация, а может и базы данных городской администрации, и коды к ним, естественно.
Крастонов ненадолго задумался, на лице его отразилось мимолетное сомнение, затем он улыбнулся:
— Будет сделано, никаких секретов от Вас у нас нет.
В дверь номера осторожно постучали. Легин открыл дверь и, забрав у водителя три небольших картонных коробки, поставил их на стол, выжидающе глядя на Севидова.
— Перекусим с дороги, —полуутвердительно спросил тот у Барсентьева и, не дожидаясь ответа, махнул рукой, — накрывай на стол.
— Не возражаю, — запоздало ответил Барсентьев.
Все, впрочем, было уже приготовлено и нарезано. Легин удивительно расторопно для его комплекции расставил пластмассовые баночки, тарелочки и прочую кухонную утварь на столе. Из последней коробки были извлечены три семисотпятидесятиграммовых бутылки. Одна с виски, другая с коньяком, третья с финской водкой — на любой вкус.
— Что предпочитаете? — Севидов кивнул на бутылки, обращаясь к приезжему.
Гость предпочел виски.
Легин проворно разлил напитки: Барсентьеву и Крастонову виски, Севидову — коньяку, а себе плеснул немного водки. Он, вероятно, хорошо знал вкусы присутствующих.
— С приездом, — Севидов первым поднял руку и четыре пластиковых стаканчика с характерным шорохом столкнулись в центре стола.
Молча закусили, затем Легин налил по второй.
— За здоровье столичного гостя, — коротко сказал Крастонов.
Немудреный застольный обряд повторился.
— Что все-таки случилось в вашем городе? — спросил, наконец, Барсентьев, закуривая сигарету.
Севидов и Крастонов также закурили. Легин был некурящим, он потянулся к стаканчику и выпил минеральной воды.
Все трое переглянулись.
— Вы, что, вообще ничего не знаете? — озадаченно спросил Севидов.
— Ничего. То есть, почти ничего, — поправился Барсентьев, — я отдыхал на Кипре, вдруг меня отзывают из отпуска, вручают билет на поезд, и вот я уже здесь — как говорится, с корабля на бал. Зам Генерального прокурора сказал, — на месте, мол, все узнаешь. Знаю, конечно, что произошло несколько загадочных убийств, и что недавно бесследно пропал мой коллега, следователь Генпрокуратуры Логинов, прибывший в Белокаменск для расследования этих убийств. Вот, пожалуй, и все.
— Да, здесь нам похвастать нечем, — удрученно заметил Севидов, — несколько лет уже не случалось у нас ничего серьезного, типа заказных убийств и бандитских нападений, и вот тебе…
Он налил себе минеральной воды и выпил.
— Наш город вообще весьма, — он подчеркнул это слово, — специфичен, в отношении преступности… Ну да не все сразу. Позже я Вам расскажу подробнее о наших делах, — и он кивнул в сторону начальника криминальной милиции. — Давай, Крастонов, изложи по существу произошедшие события.
— Без двух дней месяц назад в милицию поступило сообщение, что в заброшенном песчаном карьере, это в семнадцати километрах от города, творится что-то необычное, — Крастонов затянулся сигаретой и выпустил дым в сторону, — опергруппа выехала, а там — семнадцать трупов…
— Сколько-сколько? — недоверчиво переспросил Барсентьев.
— Семнадцать, — хмуро повторил Севидов, — из них шестнадцать вооружены пистолетами. И там же — четыре пустых джипа. И, черт меня побери, если я понимаю, в чем там было дело…
Он обреченно махнул рукой.
— Как выяснилось позже, — невозмутимо продолжал Крастонов, — все они оказались членами ОПГ, то есть объединенной преступной группировки, из нашего областного центра Прикамска. И все — с огнестрельными ранениями.
— Устроили разборку между собой?
— Неизвестно. Наутро поступило сообщение о том, что обнаружен мертвым работник Белокаменского ГИБДД. Также огнестрельное ранение. Да еще и отрублена рука.
— Как, рука?
— Да, правая рука. Кроме того, было украдено его табельное оружие.
В Барсентьеве сразу же проснулся следователь.
— Что еще было взято у убитого?
— Больше ничего. Но суть-то не в этом. Проведенное нами расследование не дало никаких результатов. Тогда из Москвы был прислан ваш коллега Логинов. И две недели назад он также исчез, причем совершенно бесследно. И вновь никаких результатов следствие по факту его исчезновения не принесло. Вот вкратце и все.
И Крастонов решительно погасил сигарету в пепельнице.
— Михаил Матвеевич, — обратился он к Севидову, — может, не будем нагружать московского товарища на ночь всеми обстоятельствами?
— Да, пожалуй, не стоит.
— Вы правы, — устало согласился Барсентьев, — следователь сейчас из меня никакой. Надо отдохнуть с дороги, как следует. Кто меня сможет завтра утром полностью ввести в курс дела?
— Следователь мой, Мирчук, — деловито произнес Севидов, — который, собственно, и начинал эти дела. Завтра с утра он будет у Вас.
Он также погасил сигарету и кивнул Легину, — ну, действуй, а то что-то мы притормозили…
— За Ваш гостеприимный город, — последний тост был за Барсентьевым.

***

Барсентьев проснулся, когда было уже достаточно позднее утро. Вчерашнее возлияние слегка ощущалось, мучила жажда, но надо было сосредоточиться на деле и хоть в общих чертах просмотреть документы перед приходом следователя.
Взяв сигарету, Барсентьев устроился в мягком кресле за письменным столом. Какую из этих двух тощих папок, лежащих друг на дружке, взять первой? Может, вначале эту?
УГОЛОВНОЕ ДЕЛО № 117-08/2006 по обвинению/по факту убийства Гудникова Л. С.
Начато:23 апреля 2006г. Окончено:____________
Барсентьев взял верхнюю папку, раскрыл ее и стал листать бумаги, кое-где пристально задерживая взгляд, и внимательно читая написанное.
«…труп лежит на спине лицом вверх на дне придорожной канавы возле обочины дороги. Левая рука согнута ладонью к правой подмышке, правая вытянута вдоль тела, на ней отсутствует кисть. На трупе надета форма работника ГИБДД со светоотражающими элементами и с погонами старшего лейтенанта милиции. Одежда и обувь трупа обильно покрыты росой.
Выходное отверстие от пули расположено в лобной части головы над правым глазом, неровно округлой формы, диаметром 31 миллиметр…
Кисть правой руки имеет повреждения, характерные для их нанесения рубящим предметом, отделена от предплечья и лежит посередине груди трупа в области сердца.
Между средним и указательным пальцами кисти лежит денежная банкнота, достоинством в сто долларов США, выпуск F6, серия DL, №25293901А.
Кисть левой руки полусогнута, лежит на животе трупа в области поясного ремня. Под ней находится листок бумаги белого цвета, размером 120 на 173 миллиметра с неровным текстом печатными буквами синего цвета, написанным от руки. Текст содержит слова: «Два предупреждения были сделаны, — третье для остальных подобных». Точка в предложении отсутствует…
На обочине правой стороны проезжей части дороги… находится автомобиль модели «Опель Астра» белого цвета с нанесенной атрибутикой службы ГИБДД с включенным проблесковым маячком синего цвета…»
Барсентьев прервался на некоторое время, потянулся в кресле, вытянул ноги и пустил дым тонкой струйкой в сторону приоткрытого окна. За окном разноголосисто бурлила жизнь большого города. Сплошной гул перемежался скрипом тормозов, автомобильными гудками, где-то звучала музыка. Солнце поднялось повыше, и в номере стало душно. Кондиционер, хоть и был в наличии, но явно не работал.
Пододвинув поближе к себе второе уголовное дело, следователь раскрыл его наугад.
Вклеенная в дело широкоформатная цветная фотография на весь лист представила ему панораму песчаного карьера. Словно рукой неведомого великана вдавлен в стену карьера искореженный черный джип. Из груд песка, словно придвинутых чьей-то мощной дланью к обрывистой карьерной стене, торчат многочисленные человеческие останки, также словно смятые. В одном месте из песка виднеется верхняя часть туловища с неестественно резко запрокинутой назад головой. Фотограф умышленно выстроил кадр так, что все это скорее походило на детскую песочницу, и казалось, что это детская ручонка сгребла к стенке игрушечные автомобильчики и фигурки сломанных игрушечных человечков.
Барсентьев вмял выкуренную сигарету в пепельницу, встал и закрыл окно. Оба окна — и в кабинете, и в спальне — выходили на городскую улицу. Уличный шум мешал сосредоточиться, манил к себе, сулил избавление от духоты гостиничного номера. Проветриться бы не мешало, но ничего не поделаешь — дела… И Барсентьев лишь покачал головой, отгоняя посторонние мысли.
В этот момент в дверь гостиничного номера осторожно постучали.
— Открыто! Входите!
В дверь, как-то бочком, буквально ввернулся мужчина рыхлого телосложения с темно-желтым портфелем в руке. Модный, но весьма помятый пиджак был ему определенно великоват и висел на пришедшем, как на вешалке. Лицо посетителя, с отвисшими щеками брыжного типа, было тоже каким-то помятым, рыхлым и невыразительным. Глаза неопределенного голубовато-серого цвета смотрели настороженно и с опаской.
— Мирчук? — хозяин номера сделал шаг навстречу и протянул руку.
— Так точно. Старший следователь прокуратуры города.
— Барсентьев, — представился в свою очередь хозяин номера и гостеприимно махнул в сторону кресла. — Присаживайтесь.
Барсентьев поставил кресла одно напротив другого, чтобы расположить собеседника к открытому разговору, как коллега с коллегой, и первым сел.
Вошедший последовал его примеру, пристроил портфель около себя на полу, и выжидающе посмотрел на Барсентьева.
— Вы проводили следствие по убийству работника ГИБДД Гудникова и массовому убийству в песчаном карьере? — сразу перешел к делу тот.
— Ну, собственно говоря, — Мирчук достал большой клетчатый платок и вытер вспотевший лоб, — я выезжал на осмотр места происшествия по первому уголовному делу, и его же принял вначале к своему производству. По второму делу я проводил осмотр и некоторые первоначальные следственные действия, но уже под руководством следователя Генеральной прокуратуры Логинова, который, приехав, принял к своему производству уже оба уголовных дела.
— У вас есть свои версии по убийству Гудникова?
— Трудно сказать, — Мирчук слегка оживился, — осмотр места происшествия зафиксировал множество странных фактов. Но еще больше поставил вопросов, на которые пока невозможно ответить…
— Вы обсуждали это подробно с Логиновым? Кстати, когда Вы его видели в последний раз, до того, как он бесследно пропал?
Мирчук пожимает плечами и отводит взгляд в сторону.
— Да, обсуждали, — тяжело вздыхает он, — а исчез он на следующий день, после того как прокурор области проводил оперативку по этим делам с участием Логинова и руководителей городской милиции. Как раз я и готовил справку по этому вопросу, и Логинов, уходя с совещания, сказал мне…
— Ладно, подробнее об исчезновении Логинова мы поговорим позже. Начнем с этих двух дел. Вообще, Вам не кажется, что они как-то связаны с его внезапным исчезновением? Может его убили, либо похитили те, на кого пало подозрение в убийствах?
Глаза Мирчука снова непроизвольно метнулись в сторону, руки засуетились, задержавшись на пуговице пиджака и теребя ее.
— Видите ли, э-э-э, товарищ …
— Меня зовут Игорь Викторович.
— Понимаете, Игорь Викторович, безусловно, можно было бы сделать такое предположение, если бы мы вышли на следы преступников… То есть, стали бы опасными для них, имели бы изобличающие улики… Тогда можно было бы предположить, что его убрали каким-либо способом… Но у нас не было ни малейшей зацепки, ни одного подозреваемого… Да и потом… И меня бы также убрали бы, так как я ведь непосредственно работал по этим делам.
— Логично. Что ж, давайте поговорим об обстоятельствах убийства работника ГИБДД. Начнем с осмотра места происшествия. А, точнее, с сигнала об этом факте. Кто обнаружил труп?
— Его обнаружил дальнобойщик, который рано утром проезжал по шоссе.
— То есть не местный?
— Нет, почему же, местный. Он загрузился за день до этого на нашем предприятии «Мобилсистемы» и должен был везти груз в Казахстан. Увидев стоящую на обочине милицейскую машину с работающим проблесковым маячком, водитель тормознул, думая, что следует остановиться. Обнаружил труп в форме в придорожной канаве и позвонил своему начальству. А те уже и сообщили в милицию, а ему велели ждать на месте.
— Других свидетелей нет?
— Есть еще два свидетеля, видевшие инспектора еще живым недалеко от того места, где был позже найден его труп. Муж, сидевший за рулем старенького «Москвича» и его жена, находившаяся рядом. Гибедедешник остановил их, проверил документы и отпустил. Проблесковый маячок на милицейской машине работал. Работник милиции был один. Происходило это уже под вечер, супруги возвращались в Белокаменск со своей дачи.
— Из протокола осмотра места происшествия усматривается, что убийство совершено в упор сзади, выстрелом прямо в затылок потерпевшему. Кстати, протокол составлен весьма грамотно и всеобъемлюще — говорю Вам это, как профессионал профессионалу.
— Спасибо. — Брыжастые щеки Мирчука дернулись вверх, изображая улыбку, и слегка зарделись. — Ну, да ведь двенадцать лет на следствии, кое-чему уже научен.
— Все время здесь, в Белокаменске?
— Да.
— Следов сопротивления при осмотре трупа не обнаружено, — продолжает Барсентьев, — а это значит...
И он, сделав паузу, вопрошающе посмотрел на Мирчука.
Но тот промолчал.
— …Значит, потерпевший никоим образом не подозревал о таком развитии событий, как быстрый летальный исход. Подкрасться незаметно вплотную невозможно. Он, что, полностью доверял стоящему или, если, например, это было в машине, то сидящему сзади? Давайте порассуждаем вместе.
— Скорее всего, убийство было совершено в каком-то другом месте, — ответил Мирчук. — Ни в машине, ни в ближайших окрестностях, по соседству от места происшествия, следов крови Гудникова не обнаружено.
— Совершенно верно. И вряд ли в это время перед ним кто-то находился. Иначе стрелявший рисковал, прострелив голову милиционера, зацепить своего, который возможно отвлекал внимание от происходящего сзади. В данном случае пуля прошла навылет, что бывает крайне редко, так как кости черепа очень прочны. Во всяком случае, пуля, пробив затылочную и лобную части черепа, должна была потерять свою убойную силу и упасть где-то неподалеку. Искали ли ее? Из материалов дела этого не видно.
— Искали. Даже применялся металлоискатель. Пуля не найдена. Полагаю, что убийство было совершено довольно далеко от места обнаружения трупа. Во всяком случае, мы проводили поиски следов преступления в окружности не менее полукилометра и ничего не…

***

У здания УВД города Белокаменска постоянное движение — то подъезжают, то отъезжают автомобили с милицейской символикой.
Из одной машины вышел Крастонов в летней милицейской форме, но без фуражки. Идущие ему навстречу офицеры милиции козыряли, Крастонов в ответ лишь кивал им головой, некоторым пожимал руки.
Когда он зашел в здание, из дежурной комнаты выбежал капитан милиции, на ходу нахлобучивая на голову фуражку.
— Товарищ полковник, — он вытянулся, отдавая честь, — за время моего дежурства в городе…
— Короче, — прервал его Крастонов, — есть что-нибудь чрезвычайное?
— Никак нет, товарищ полковник, только ночью был подозрительный пожар на складах фирмы «Компьютерлэнд».
— Почему решили, что подозрительный?
— Ну, так ночью ведь... И полыхнуло сразу в трех местах. Похоже на умышленный поджог… Фирму сейчас трясут налоговики…
— Ясно. Опергруппа выезжала?
— Так точно. Вместе с эмчеэсовцами. Даже прокурорский следователь подъехал. Но просто поприсутствовал, осматривали наши…
— Хорошо. Легин здесь?
— Минут двадцать назад уехал.
— А Михеев?
— Михеев здесь.
— Ладно, свободен.
Капитан побежал назад в дежурку.
Крастонов вынул из нагрудного кармана мобильный телефон, набрал какой-то номер, произошло соединение.
— Ты все подготовил? — спросил Крастонов и, услышав ответ, продолжил. — Да… Возможно в самое ближайшее время… Сделай все сам… Нет, только распечатки разговоров. Но просматривать все материалы от и до… Жди звонка… Или я, или Легин… Ну давай, занимайся…
Крастонов набрал еще один номер, но уже нажатием только одной кнопки.
— Андрей, — быстро произнес он в трубку, — Михеев все подготовил… Еще нет… Ты, давай, лично проконтролируй эти вопросы. У технарей знаешь, что в голове?.. Вот-вот, именно. Все, до связи.
Крастонов спрятал мобильник в карман и пошел по коридору, здороваясь с проходящими мимо сотрудниками. На втором этаже он зашел в дверь с надписью «Приемная».

***

В гостиничном номере Барсентьев по-прежнему пытался выяснить подробности загадочного дела у местного следователя, как вдруг на столе резко звонил телефон.
— Барсентьев, слушаю, — машинально произнес москвич служебным тоном и чертыхнулся, уже про себя: «Э, черт, заразмышлялся, забыл, я же не в служебном кабинете».
— Приветствую, товарищ генерал, — в трубке послышался четкий, по-военному, голос, — начальник криминальной милиции Белокаменского РУВД Крастонов потревожил.
Крастонов вовсе не ошибся и не завысил из лестных побуждений звание приезжего: Барсентьев действительно имел прокурорский чин государственного советника юстиции 3 класса, что соответствует армейскому или милицейскому званию генерал-майора. А Крастонов в настоящее время исполнял обязанности начальника Управления внутренних дел города Белокаменска, поскольку тот находился в госпитале, готовясь уйти на заслуженный отдых по возрасту.
— Какая нужна помощь? — поинтересовался Крастонов, — может, транспорт, связь, люди?
— Спасибо. Помощь, конечно, понадобится, но немного позже. Пока изучаю дела. — Следователь был достаточно официален, но и вполне дружелюбен. — Спасибо за вчерашнюю встречу, устроился я неплохо, жарковато только в номере, кондиционер тут не работает.
— Задачу понял. Сегодня же либо переведут в другой номер, либо исправят технику. Что-нибудь еще?
— Спасибо, пока ничего.
— Тогда до связи. Личный состав Белокаменской милиции в Вашем полном распоряжении, может вечером что понадобится в плане.., ну, в любом плане, — поправился Крастонов и заразительно засмеялся, — звоните в любое время на мобильный.
Барсентьев положил трубку.
— Хороший мужик этот ваш Крастонов. Мент, в хорошем смысле этого слова, и веет от него какой-то силой и уверенностью в правоте своего дела. Глеб Жеглов, да и только.
— О, Вы еще много о нем узнаете интересного, — чересчур восторженно воскликнул Мирчук, — он ведь здесь…
Но тут же запнулся на полуслове, наткнувшись на недоуменный взгляд Барсентьева.
— Вы выяснили, были ли у убитого инспектора враги? Или какие-нибудь недруги? — спросил тот после небольшой паузы.
— Никаких данных об этом в ходе следствия не добыто. Холост, из местных, взысканий за период службы не имел, близких друзей не было, вел довольно замкнутый образ жизни.
— Когда, по-вашему, было совершено убийство Гудникова?
— Сопоставляя показания свидетелей со временем наступления смерти, согласно заключению судмедэкспертизы, можно сделать вывод, что убийство произошло около одиннадцати часов вечера.
На эти вопросы Мирчук отвечал четко и толково.
— Давайте поговорим о возможных причинах совершения преступления, о мотивах убийства. Из протокола осмотра следует, что служебная кобура была расстегнута и пуста. Убийца, или убийцы, забрали пистолет. Кому нужен не засвеченный «Макаров»? Как правило, представителям криминалитета для продолжения кровавых дел. Могли ли убить только из-за оружия?
— Думаю, нет. Версия номер один по делу, несомненно, убийство на почве мести. Никаких признаков ограбления. Деньги и американская валюта в бумажнике не тронуты. Напротив, зажатая в отрубленной руке стодолларовая купюра, очевидно, дополнительно вручена покойнику посмертно, и это наводит на мысль, что главное здесь — не деньги, а некие обязательства.
— Что-то пообещал гибедедешник сделать, но не сделал, несмотря на предупреждения. Не сумел? Не захотел, потому что не боялся контрагента?
— Сложно предположить, — ушел от ответа Мирчук.
— Допустим, что убийство совершено именно криминальными элементами. Что мог сделать, или пообещать сделать «деловым» обычный старший инспектор?
— Ну, регистрацию краденых автомашин на постоянной основе, например…
— Мог, но только в содружестве с другим работником ГИБДД, работающим в отделе регистрации автотранспорта, поскольку сам убитый работал в дорожной службе. Укрыть совершенное автодорожное происшествие со смертельным исходом? Тоже мог, поскольку являлся должностным лицом, составляющим первичные документы при таких обстоятельствах. Как версии, годятся?
— Годятся.
— Хорошо. Идем дальше. Что может значить окончание фразы в записке, зажатой в левой руке «… — третье для остальных подобных»? Предупреждение в виде убийства, для кого, остальных? И чему подобных? Других работников городской службы ГИБДД? Возможных сообщников покойного? Либо вообще это написано со злости ко всем необязательным людям и должностным лицам? Кстати, что считал Логинов по поводу текста записки?
Услышав фамилию исчезнувшего следователя, Мирчук снова вздрогнул, руки его суетливо заметались по пиджаку и, наткнувшись на пуговицу, начали ее крутить. На лбу его выступила испарина, глаза, обтянутые паутинкой красных прожилок, забегали по сторонам.
Барсентьев, прищурив глаза, внимательно наблюдал за происходящим.
— Логинов?.. — забормотал Мирчук, — он считал… Мы… мы не обсуждали с ним этот вопрос…
— Нет, эмоции тут, вероятно, не при чем, — Барсентьев отрицательно покачал головой. — Убийство, судя по всему, было тщательно спланировано и совершено вполне хладнокровно. То бишь, предостережение адресовано определенной категории людей. Какой, остается только гадать.
— Да… Я полностью согласен с Вами, — облизывая губы, пробормотал Мирчук.
Его глаза застыли на стоящем на столе, изящном хрустальном графинчике, наполовину наполненном водой, кадык на шее непроизвольно дернулся, он сглотнул и облизнул сухие губы.
— Водички хотите? — Барсентьев приглашающе махнул рукой в сторону графинчика, — пожалуйста. Только я не совсем уверен, что она съедобна. А минералкой запастись пока еще не успел.
Когда Мирчук наливал воду в стоящий рядом высокий хрустальный стакан, рука его заметно дрожала, и горлышко графинчика несколько раз звякнуло о край стакана.
И это тоже не ускользнуло от внимательного взгляда Барсентьева.
Мирчук жадно, взахлеб, большими глотками выпил воду на одном дыхании.

***

Кабинет Крастонова был большим, удобным, с современным интерьером, напичканный всевозможной оргтехникой. На стене, высоко над креслом, располагался портрет Президента России Путина. Сбоку в углу, на подставке — небольшой трехцветный российский флаг.
Крастонов небрежно раскинулся в кожаном кресле с высокой спинкой и, задумчиво вертя в руках массивную шариковую ручку, негромко бубнил известную песню Макаревича: — Вот, снова поворот, а мотор ревет…
Еще больше задумавшись, он начал постукивать в такт концом ручки о стол, затем, немного погодя, отбросил ее в сторону и нажал на клавишу селекторной связи.
— Легин… Приезжий важняк просил ноутбук… Возьми у Михеева самый современный… Да… Пусть он его сразу настроит на вход в Интернет… Да… Нет, сам и завези. Посмотри, как там москвич устроился. Есть ли просьбы какие и прочее… Да, пусть Михеев поставит основной этот диск, забыл как его, дробовик, что ли… Во-во — винчестер. Чтобы его было невозможно стереть полностью, у него есть такие… Ну, действуй.
Закончив разговор, Крастонов продолжил мурлыкать вполголоса: — что он нам несет, пропасть или взлет…

***

Барсентьев шагал по своему номеру из угла в угол с дымящейся сигаретой в руке. Мирчук молча сидел в кресле, обливаясь потом.
— …Наконец, отрубленная кисть руки. Что сие может значить? — произнес, наконец, Барсентьев.
Мирчук неопределенно пожал плечами.
— Помнится, у членов «якудзы» — японской мафии — существовал обычай отрубать себе палец. Это, кажется, означало выражение вины и полной покорности главарю.
Мирчук дернул в недоумении левым плечом, склоняя к нему голову и поджимая губы.
— Кисть руки в средневековые и более древние времена отрубали в наказание за воровство и фальшивомонетничество, — продолжал Барсентьев. — За фальшивомонетничество части конечности лишались лишь мелкие сошки — пособники. Организатору же заливали горло тем металлом, из которого чеканились поддельные монеты. Такой вот своеобразный способ смертной казни. Не подходит?
— Нет, — просипел Мирчук.
— Отрубленная кисть руки наличествует в гербе некоего английского лорда или герцога, предок которого потерял эту часть тела в какой-то важной для старинного рода битве. Тоже к нашему случаю отношение вряд ли имеет.
Мирчук, не отвечая, вновь потянулся к графину, налил в стакан воды и выпил ее уже небольшими глотками.
— Или вот, в детстве еще я читал…
Барсентьев оживился, потушил в пепельнице сигарету и сел в кресло.
— Есть пример в американской или британской литературе, когда миллионер, умирая, завещал все свое имущество тому из сыновей, который первым коснется рукой другого берега. Сыновья сели в лодки и стали грести к этому берегу наперегонки. Так вот, один из них, видя, что проигрывает, а до берега остается всего лишь несколько метров, отрубил себе кисть руки и бросил ее на берег. Таким способом, коснувшись противоположного берега первым, он и победил, став наследником. Не читали?
— Не припоминаю что-то.
Барсентьев сосредоточенно почесал пальцем переносицу.
— Есть еще многочисленные мифы и легенды, когда оборотни, попадая в капкан в обличье зверя, отгрызают себе часть лапы, добывая тем самым свободу и спасая свою жизнь. И по этому признаку — отсутствию кисти руки у человека —можно вычислить в нем оборотня.
Барсентьев выжидающе посмотрел на Мирчука.
Тот вновь вяло пожал плечами.
— Но это все, конечно, к настоящему делу вряд ли относится. Нужно покопаться в специальной литературе, что может означать отрубленная рука в различных мафиозных разборках и традициях. Возможно, это имеет какое-то символическое значение. Наш криминальный мир быстро схватывает зарубежный опыт, распространяет и совершенствует его.
— Да, — согласно кивнул Мирчук. — Наши это могут… Помните, как Задорнов сравнивает наших и американцев, так и говорит — «наши»…
Барсентьев рассеянно поддакнул и взял со стола одну из папочек.
— Второе уголовное дело еще более непонятное. И необычайно, даже для наших дней, кровавое. При скудости и незамысловатости его фабулы, оно поражает бессмысленной жестокостью исполнения. Из областного центра утром в Белокаменск на четырех джипах приезжают семнадцать боевиков, членов ОПГ, то есть объединенной преступной группировки. В тот же день их всех до единого убивают в заброшенном песчаном карьере в семнадцати километрах от города. Все, кроме одного, были вооружены пистолетами, но оружие не применили. Не успели? Не посмели?
— Я полагаю, здесь случилась разборка с нашими бандитами, — ни одного свидетеля, к сожалению, установить не удалось, — сообщил Мирчук.
Барсентьев взмахнул руками, выражая удивление, и продолжал:
— Причем, согласно заключениям судебно-медицинских и баллистических экспертиз, которые я внимательно прочел, их тела были буквально нашпигованы пулями, соответствующими калибру АКМ, то есть модернизированного автомата Калашникова. У одного из них при вскрытии извлекли четырнадцать пуль. Трое, судя по заключениям экспертиз, добиты выстрелами в затылок.
Мирчук неопределенно повел головой, как бы отвечая согласием.
— Вдобавок, невесть откуда взявшийся в этой глуши, бульдозер сгреб все трупы в одну кучу и вместе с джипами попытался вдавить их в обрывистую стену карьера. О чем свидетельствует протокол осмотра и приложенные к нему фотографии. Ни бульдозер, ни управлявший им человек следствием пока не установлены.
— Как не установлены и представители другой предполагаемой преступной группировки, которые сводили счеты в карьере, — добавил Мирчук. — Любому понятно, что произошла криминальная разборка за сферы влияния между двумя кланами братвы. И, видимо, наши белокаменские оказались поразворотливей...
— Неужели так слабы оперативные и агентурные силы милиции Белокаменска, что не могут отыскать никаких следов и получить какую-нибудь, хоть и плохонькую, информацию? А ведь помогали им и опытные оперативники из областного управления внутренних дел.
— Крастонов всех поставил на уши… Но увы…
— И вот результат — оба дела приостановлены, ввиду неустановления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.
— Да. Все в соответствии с законом. Но оперативная работа по этим делам продолжается.
— Формально, в соответствии… Но преступления-то остались нераскрытыми. Более того, прибывший из Генеральной прокуратуры следователь, мой коллега, кабинеты наши почти рядом…
Мирчук съежился, сделав скорбное лицо, и закивал головой.
— … бесследно исчезает… Что же у вас тут творится такое, а? Что, скажите, пожалуйста?
Мирчук поспешно привстал с кресла и открыл рот, пытаясь оправдаться перед столичным коллегой.
— Да я не Вас лично имел в виду, — махнул рукой Барсентьев, — сидите.
Мирчук послушно сел.
— С чего начинал мой предшественник?
Барсентьев придвинул к себе материалы первого дела по факту убийства работника милиции.
— Так, постановление следователя по особо важным делам при Генеральном прокуроре РФ Логинова В. С. об отмене постановления о приостановлении уголовного дела и принятии его к своему производству. И все? В течение почти трех недель никаких следственных действий? Никаких поручений оперативным службам милиции и ФСБ? Это совсем не похоже на Логинова. Совсем не похоже. Не мог он бездействовать в течение всего этого времени. Не мог. Значит, чем-то занимался. Но чем?
Мирчук пожал плечами и пробормотал:
— Я всего лишь выполнял его указания.
— Указания? И какие же?
— Ну, писал запросы в разные учреждения, отдельные поручения направлял оперативникам… Без дела не сидел.
— Знаете, вначале я полагал, что основная работа проводилась по делу о массовом убийстве боевиков из областной группировки. Но нет, во втором деле точно такое же постановление и больше никаких документов. Странно. Очень странно. Как это можно объяснить?
Барсентьев встал с кресла, подошел к окну и задумчиво посмотрел вниз, на суетливую городскую улицу. Мирчук тем временем допил воду и снова стал вытирать взмокшее лицо большим носовым платком.
— Двенадцать дней назад Логинов бесследно исчез, — Барсентьев вновь повернулся к Мирчуку, — расскажите, пока вкратце, об обстоятельствах его исчезновения.
Нервозность в поведении Мирчука, его косые, бегающие взгляды — все явно свидетельствовало о том, что темы этой он искренне боялся и предпочел бы ее не обсуждать.
— Ну… Он просто не вернулся вечером в гостиницу. В его номере был порядок, все вещи находились на своих местах. Ничто не указывало на причину его исчезновения. Вся милиция города была брошена на его поиски…
— И что установили?
— След оборвался у ресторана «Белый Камень». Швейцар утверждал, что человек, похожий на Логинова, сел возле ресторана в зеленую иномарку с тонированными стеклами, которая двинулась к центру города, как раз по направлению к гостинице. Иномарка была вроде японского происхождения. Конкретную модель швейцар определить не смог, несмотря на предъявленные ему фотографии различных японских автомобилей.
— Номер автомашины, естественно, он тоже не запомнил?
— Не запомнил… В городе были проверены все иномарки зеленого цвета и его оттенков, с тонированными стеклами. Их оказалось двадцать семь, в том числе — две японских. Причастность их владельцев к исчезновению московского следователя установить не удалось. Более того, все они утверждали, что никогда не видели данного гражданина. Уголовное дело по факту исчезновения Логинова принял к производству я. Но сделать пока ничего не успел — прибыли Вы.
— Да, негусто. Весьма негусто. Ваши предложения?
— Полагаю, следует создать специальную оперативно-следственную группу… Ну и… Работать по делам.
— Ладно, Владимир Сергеевич. Накоротке мы с Вами пообщались. Завтра заеду к прокурору города — определимся по совместным дальнейшим действиям. До свидания.
Мирчук, явно обрадованный, суетливо вскочил и поспешил к двери.
— Портфель свой забыли!
— А? Ну да, да… До свидания!
Мирчук схватил портфель и поспешно скрылся за дверью.

***

Начальник криминальной милиции Крастонов сидел за столом своего кабинета и сосредоточенно читал какой-то важный документ — сверху и сбоку на документе стоял черный гриф «Совершенно секретно».
Вдруг без стука отворилась дверь, и полковник быстро, почти автоматическим движением руки, перевернул документ так, чтобы его нельзя было прочесть вошедшему.
В кабинет протиснулся могучий Легин в милицейской рубашке с короткими рукавами и распахнутым воротом, с майорскими погонами на плечах.
— А, Андрей, заходи. Завез ноутбук московскому важняку?
— Пока нет. Михеич над ним колдует, хочет показать, что и у нас все тоже на высшем уровне, а не только в столицах. К вечеру завезу. Я что зашел, Александр Олегович — может, какие указания будут?
— Ну какие указания? Продолжаем работать в нормальном режиме. Четко исполняем поручения следователя Генпрокуратуры по расследуемым делам. И, конечно, надо показать московскому гостю, чего мы добились в борьбе с преступностью в отдельно взятом населенном пункте. То есть, в нашем городе. А показать-то есть что. И рассказать.
— Понял. Разрешите идти?
— Кончай официальничать, Андрюха. Сядь вон, почитай, что в очередной раз затеяло наше начальство на ниве борьбы с преступностью. Смех… Точнее не смех, а страшно становится. Практически любого человека можно превратить в преступника и посадить. Читай-читай.
Крастонов протянул майору бумагу с грифом.
Легин сел и стал внимательно изучать документ. Через некоторое время он поднял на полковника удивленный взгляд.
— Но это же… это…, — он силился подобрать подходящее слово.
— Произвол, — отчеканил полковник. — Нарушение прав человека в чистом виде. И как на это посмотрит прокуратура? А суд?
— Н-да, — протянул пораженный содержанием документа Легин, — получается, что провокации легализуются?
— Да. То, что нами применялось чисто в оперативных целях, приобретает нынче доказательственную силу.
— Ну, дела! И так колонии и тюрьмы переполнены… Вместо того, чтобы ловить уголовников и выкорчевывать чиновничью коррупцию, как поручил президент, они очередную кампанию затеяли, — Легин удрученно покачал головой.
Потом поднял документ, нашел нужное место и стал читать вслух.
— …Основанием для проведения оперативного эксперимента является информация, подтвержденная совокупностью оперативных данных о противоправной направленности лица. Является недопустимым ограничивать проведение оперативного эксперимента наличием официально зарегистрированного заявления…
Он повернулся к Крастонову, возмущенно подняв вверх брови.
— Я так понимаю, будут подготовлены специальные люди…
— Провокаторы, — уточнил по ходу Крастонов.
— …которые будут ходить по различным государственным учреждениям и предлагать взятки по поводу…
— И без повода, — дополнил Крастонов.
— …различным должностным лицам. И кто на это дело клюнет…
— А какой чиновник у нас на это не клюнет? — в голосе Крастонова слышны и вопрос и утверждение.
— …тому и кранты. Сразу в наручники и — в СИЗО, — закончил Легин и вновь покрутил головой.
Затем он стал читать дальше.
— …В процессе проведения эксперимента должны быть созданы такие условия и объекты для преступных посягательств, при соприкосновении с которыми подозреваемое лицо находится перед добровольным выбором совершения тех или иных действий…
— Выбора: брать или не брать, — задумчиво произнес Крастонов, — перед российским чиновничеством во все века никогда не стояло. Единственное ограничение было: не по чину берешь! Вот за это могли вздрючить. А вот брать или не брать…
— Так ведь всех пересажают, — возмущенный Легин не мог уже остановиться, — работать некому будет.
— По-моему, именно так сказал, кажется, обер-прокурор Сената Ягужинский царю Петру I, на что проницательный и дальновидный царь ответил что-то весьма мудрое, и все осталось по-старому.
— Нет, Александр Олегович, я ведь серьезно…
— И я серьезно. Ну, как у нас водится, первое время провокации могут и срабатывать. А потом чиновники привыкнут, будут действовать более изощренно и осторожно. То есть, такими методами можно загнать коррупцию в подполье…
Крастонов прищурился и неожиданно изрек, — а, может, это и есть искомая цель разработчиков нововведения? Чтобы не брали все, а брали только избранные?
Легин продолжал цитировать дальше.
— …Осуществление слухового контроля возможно только в отношении лиц, разрабатываемых по конкретным делам оперативного учета или по материалам проверок, либо в отношении их связей — на основании имеющейся оперативной информации…
Он в сердцах бросил бумагу на стол и вновь стал горячиться, размахивая руками.
— Да я за сутки, и не только я, настряпаю столько оперативной информации… В отношении любого должностного лица, вплоть до президента, и под этим предлогом…
— Не горячись, Андрюха, — голос Крастонова звучал спокойно, — президент дал указание начать борьбу с коррупцией — вот и начали. Чтобы потом было чем отчитаться. По форме — показуха, конечно. А по сути — чистая профанация.
Легин махнул обреченно рукой и согласно кивнул головой.
— Мафия непобедима, — торжественно завершил Крастонов.


***

Барсентьев сидел за столом, перелистывал содержимое папок с уголовными делами и размышлял. Его отвлек осторожный стук в дверь гостиничного номера.
— Да, войдите.
В номер вошел высокий худой мужчина в аккуратной темно-синей спецовке с пластиковым чемоданчиком в руках.
— Фирма «Комфорт» к Вашим услугам. Скорую для кондишена вызывали? — и он приложил два пальца в шутливом воинском приветствии к темно-синей, под цвет спецовки, бейсболке с белой надписью «Комфорт».
«Быстро же они», — удивился Барсентьев и подтвердил, — да, конечно, в номере душновато, а техника что-то не работает.
— Будет, — кратко отчеканил пришедший и уже себе под нос пробормотал, — бу сделано.
Он задирает голову вверх и внимательно осматривает прикрепленный к потолку кондиционер. Ставит на пол чемоданчик и поворачивается к Барсентьеву.
— Я пока схожу за стремянкой. А вы убрали бы свои бумаги, и, может, прогулялись бы куда на часок. Неизвестно, какой дрянью там его забило. Если что вывалится — мало не покажется.
И монтер прошел мимо, обдавая запахом дешевого одеколона и мужского пота.
Капля пота висела у него на окончании длинной узкой полоски височного бакенбарда, достигающего нижней челюсти.
— Хорошо, сейчас уйду. — Барсентьев аккуратно убрал дела и другие документы в сейф, надел пиджак и вышел из номера.
«Где-то я уже видел этого техника, его долговязую сутулую фигуру и эти необычайной длины и формы височные баки, — подумал Барсентьев, идя по гостиничному коридору, — но где? Я ведь всего лишь второй день в этой гостинице и еще никуда не выходил».
В конце коридора возле лифта его остановила горничная.
— Извините, пожалуйста, но вы оставили ключ в дверях номера.
— Там неисправен кондиционер и его сейчас будут ремонтировать.
Горничная с нескрываемым удивлением и даже недоверием произнесла:
— В вашем люксе неисправен кондиционер? Но как же так, он всегда работал нормально, это японская…
— Любая техника рано или поздно выходит из строя, — Барсентьев с некоторым раздражением ткнул в кнопку лифта, — даже японская.
В лифте перед глазами Барсентьева вновь всплыла фигура монтера, снова возникло твердое убеждение, что он его где-то уже видел. Вот странное наваждение…

***

Барсентьев работал следователем всю свою сознательную жизнь. Сначала — в районной прокуратуре, затем — в столичной, поскольку он был коренным москвичом. И вот уже седьмой год его жизнь связана с расследованием наиболее сложных дел в Генеральной прокуратуре. Он был хорошим следователем. Можно сказать, старой закалки, хотя был еще не стар. Ему претило обрубание даже незначительных хвостов в уголовных делах, которые он расследовал. И у него была почти фотографическая память.
Принцип — если есть что-то не до конца понятное, то это следует обязательно выяснить и юридически оценить — Барсентьев применял и исповедовал всегда.
Даже, когда в кабинете начальника следственного отдела Генеральной прокуратуры России, старший советник юстиции стучал кулаком по столу и, сатанея от упрямства следователя, кричал ему:
— Да на хрена тебе эти подробности выяснять? Какое имеет значение, где он мог взять патроны с такой маркировкой? Он — убийца, ты расколол его, он признался, пистолет изъят, экспертиза признала его орудием убийства. Немедленно передавай дело в суд! Все сроки следствия прошли, и нам откажут продлить их по такой пустяковой мотивации.
Барсентьев не кричал в ответ, а лишь, бледнея, вновь приводил свои доводы.
— Следователь — это самостоятельное процессуальное лицо, — говорил он спокойно и негромко, — и, в соответствии с законом, я обязан выяснить происхождение патронов. Возможно, они похищены, возможно, такая маркировка проходит по другим, нераскрытым, делам…
— И, что тебе это даст? Лишние хлопоты, затяжка времени, нарушение сроков расследования…
— Дайте письменные указания на этот счет, — произнес Барсентьев безмятежно, перекладывая тем самым ответственность за невыясненные обстоятельства на своего начальника.
— Указания ему! Сейчас все брошу и буду писать тебе указания… Формалист какой выискался… Черт с тобой — хочешь копаться, копайся… Давай постановление о продлении сроков, завизирую.
И начальник поставил свою подпись на документе, ворча: — но это в последний раз… В следующий раз ты у меня на взыскание нарвешься… В мою бытность следователем…
Иногда «мелочевка» подобного рода давала поразительные результаты, далеко превосходящие по своему значению расследуемое дело. Так, в случае с выяснением маркировки патронов, следствие вышло на крупнейшее расхищение военной амуниции и оружия с военных складов. Гранатометы, пулеметы, автоматы, пистолеты и боеприпасы к ним, а также различное армейской обмундирование на многие сотни миллионов рублей шли «налево». Их продавали маленьким независимым, но непризнанным республикам, а часть оружия даже уходила в кровоточащую рану государства — Чечню. Под суд, в связи с этим, попали четырнадцать армейских чинов, в том числе и один генерал. Барсентьев был награжден орденом. Не было забыто и его начальство.
Эта дотошность вела его по служебной лестнице вверх, принеся в результате и генеральское звание, столь редкое в следовательских кругах.

***

Барсентьев, не спеша, пошел по улице от здания гостиницы, поглядывая по сторонам в поисках места, где можно было бы немного передохнуть. Заметив уличное кафе, прямо под открытым небом, он сел за свободный столик под цветастым зонтиком и заказал пиво.
Не торопясь, прихлебывая пиво из высокого запотевшего бокала, Барсентьев непрерывно думал о мужчине, пришедшем чинить кондиционер.
«Где-то я его все-таки видел, причем совсем недавно, но где?».
Прокручивая в голове обрывки происходящего за последние дни — прибытия на вокзал, поездки по городу, пребывания в гостинице — Барсентьев пытался вспомнить встреченные по пути лица. В гостиничном холле, кроме женщины-администратора за стойкой и старичка в белой шляпе в кресле и с газетой в руках, никого не было. На четвертый этаж поднялись на лифте, прошли ковровой дорожкой (даже ее рисунок отпечатался в памяти) и, никого не встретив по пути, вошли в люкс.
По давней привычке его память автоматически фиксировала все окружающее, неизвестно для чего. Например, — Барсентьев и сам над собой подтрунивал в связи с этим, — он, находясь в автомашине, фиксировал и запоминал марки попадавших в поле зрения автомашин и их номера. Тренировка памяти, шутя, объяснял он себе и своим коллегам столь странное свое свойство.
Барсентьев допил пиво и, не торопясь, побрел по улице, поглядывая по сторонам, впитывая атмосферу незнакомого города, его обаяние, его прелести и его огрехи. Центр города был застроен домами старой довоенной, а то и дореволюционной застройки. Все первые этажи, как водится в цивилизованном мире, были заняты магазинами, бутиками, ресторанчиками, закусочными. Оформление витрин столичным не уступало. Для одной из центральных, улица была узковата, движение было однорядным, и его неторопливость усугублялась тем, что одна из сторон улицы была отдана под парковку автомобилей. Так же неспешно, в основном, двигались и пешеходы. Не сравнить было этот размеренный спокойный ритм с московской постоянной беготней, суетой и толчеей.
На улице преобладал ярко расцвеченный и полураздетый женский пол. И Барсентьев в очередной раз удивился, насколько красивы наши женщины и девушки. И лица, и фигуры — ну никак не сравнить ни с Европой, ни, тем более, со Штатами. Европейские страны оставили в его памяти тощих, носатых, ни с какими ногами, но с заученными улыбками, неизвестно что мнящих из себя особ женского пола неопределимого возраста. Америка, а побывал он и там, поразила раскормленностью и тучностью, особенно чернокожих матрон, но тоже с улыбками, демонстрирующими, как правило, великолепные зубы. Правда, улыбки были искренние и доброжелательные.
Барсентьев прогулочным шагом дошел до перекрестка и повернул назад к гостинице по той же стороне улицы, поскольку противоположная сторона была ярко освещена солнцем, эта же была в тени. По пути он купил несколько газет, в том числе две местных.
Телевидение с его назойливо-рекламной манерой подачи новостных программ ему не нравилось. Телеведущие, в большинстве своем, прямо лучились самодовольством, самолюбованием и элементарной аналитической безграмотностью, а в оценке некоторых событий сквозила совершенно неприкрытая, как они сами выражаются, «ангажированность».
Этим мудреным словом многие журналисты пытаются прикрыть свою продажность. Кто-то запустил это слово в оборот, толком не зная его значения. Все дружно, к месту и ни к месту повторяют, как попки, красиво звучащее выражение. И невдомек им, что слово «ангажировать» — производное от французского «engager», имеет всего лишь два значения. Первое — предлагать ангажемент, устаревшее выражение, означающее приглашение артиста или театрального коллектива на определенный срок для участия в спектаклях либо концертах. А второе значение этого слова — приглашать даму на танец. Заглянули бы в словарь иностранных слов, или почитали бы рассказ М. Зощенко «Обезьяний язык». Восемьдесят лет назад написано, а как точно, применительно ко многим безграмотным журналистам и депутатам. Именно они выдают многочисленные перлы, входящие затем в обыденное употребление и засоряющие великий и могучий русский язык.
В таких лениво плещущихся в голове воображаемых спорах с пишущей и телеговорящей братией Барсентьев прошел обратный путь к гостинице.
Гостиничный люкс встретил Барсентьева прохладой и едва слышным жужжанием исправленной техники. Он взял пульт и убавил мощность. Работающий кондиционер вновь напомнил ему об ушедшем ремонтнике.
Но хватит постоянно думать об этом, пора пообедать — и за работу. Барсентьев снял трубку внутреннего телефона и набрал трехзначный номер.
— Могу ли я пообедать прямо в гостинице, есть ли при ней ресторан?
Получив утвердительный ответ, он уточнил:
— Нет, в номер приносить не надо, я хочу пройтись.
Барсентьев по лестнице спустился на первый этаж и вошел в дверь ресторана, предусмотрительно распахнутую перед ним осанистым швейцаром в форме. Интерьер ресторана приятно поражал солидностью с претензией на старину. Посетителей было пока еще немного. Звучала негромкая музыка.
После неспешного обеда, заплатив по счету, Барсентьев направился к выходу и там буквально столкнулся с человечком пигмейского роста, каким-то помятым и суетливым. Мятым в человечке было все — древние парусиновые туфли, черные брюки, серый пиджак и светло-серая шляпа, которую он продолжал мять двумя руками. Даже лицо у него было какое-то мятое, с мясистым вислым носом и отвисшими щеками.
Человечек просительно снизу вверх заглянул в глаза Барсентьеву и открыл рот, готовясь что-то сказать.
— По средам не подаю, — добродушно опередил его Барсентьев и решительно отвел рукой субъекта в сторону, намереваясь продолжить путь.
— Вы меня не поняли, — голосом Паниковского из «Золотого теленка» зачастил человечек, — я у Вас ничего не прошу, напротив, собираюсь Вам сам кое-что предложить, Вы ведь приезжий?
Что же тут предлагают приезжим помятые субъекты? Барсентьев вопросительно приподнял брови.
— Хорошую девочку, — шелестящим шепотом продолжил собеседник, — славную, чистенькую, недорого. Или двух, как пожелаете…
«Обыкновенный сутенер, — брезгливо определил Барсентьев, — сдать его милиции что ли?»
И неожиданно засмеялся:
— Что же, я сам себе девочку не найду, по-вашему?
— Не найдете. Сами — не найдете.
— Не вышел внешностью, осанкою и ростом? Не потому ль мне в жизни так непросто? — продекламировал Барсентьев, откровенно забавляясь ситуацией.
— Что Вы, не в этом дело. Их просто в городе нет.
— А где же они есть? Все дружно отбыли на отдых?
— Их вообще нет. Раньше были, а сейчас — нет. Милиция всех.., — собеседник изобразил руками крест, подбирая нужное слово, — ликвидировала.
— Как это ликвидировала?
— А вот так. Кого посадили, кого вышвырнули из города, а кого и…
— Что и..?
— Ну, всякое говорят, — уклонился от прямого ответа человечек.
Барсентьев заинтересовался. Его всегда интересовали криминальные слухи, что называется, из первых рук. А сейчас ему нужна была любая информация — о работе местной милиции, о криминальных разборках, о подпольной жизни города. Все, даже на уровне слухов. Сутенер, наверняка, должен был знать многое, он вращается во всех кругах, да и его девочки тоже источник информации.
Барсентьев отвел собеседника в сторону, сдвинул вместе два кресла и продолжил беседу. Однако много узнать не удалось. Сутенер то ли испугался неожиданно вспыхнувшего интереса незнакомца, то ли большего просто не знал, то ли чего-то откровенно боялся.
Он постоянно вертел головой по сторонам и переходил на шепот, хотя ничего секретного в его информации не содержалось.
— В принципе, конечно, при такой ситуации я воспользуюсь Вашей помощью, но не сегодня, поскольку занят другими делами, — попытался успокоить его Барсентьев и даже записал телефон, по которому можно найти сутенера, — а вообще мне, как приезжему, просто интересна эта тема, отчего и не послушать знающего человека.
— Еще пять лет назад у нас было все. Помимо уличных девиц, существовали полулегальные публичные дома, специализированные массажные кабинеты, загородные дома отдыха с саунами. Бизнес на теле процветал. Услугами девушек по вызову почти открыто пользовались даже некоторые чиновники. Местные депутаты поговаривали о принятии решения о легализации проституции в городе. Но здесь появился Щука...
— Какая Щука?
— Ну, прозвище такое...
И сутенер продолжал:
— Так прозвали нового начальника криминальной милиции города, присланного сюда из Прикамска — областного центра. Даже, говорят, сосланного за какие-то прегрешения. Он начал с проституции. А также с наркомании.
— Город был заражен наркотой?
— Да нет, не то, чтобы очень. Так, баловались некоторые травкой и прочим легким марафетом. Никакой синтетики не отмечалось вроде. Были, конечно, профессиональные торговцы, но наркоманов, как таковых, как будто не существовало. Тем не менее, в городской милиции Щукой, хотя тогда его так еще не называли, был создан специальный отдел с мудреным названием. Что-то типа «По борьбе с наркотиками и нравами». Возглавил тот отдел также нездешний, бугай такой, сейчас УБОП-ом командует. И пошло…
— Что пошло?
— Все «мамки», содержательницы веселых домов различного типа, очутились за решеткой, и суд им потом впаял реальные сроки. Команды сопровождения жриц любви из местных братков — то же самое… Были распиханы по колониям. Сейчас почти все уже возвратились, но прежним делом не занимаются. Да и нет его, дела-то. Самих проституток не сажали. Которые не местные, тех загружали в автобусы и поезда и отправляли с наказом: больше в этом городе не появляться. Местным выписывали официальные предупредительные бумаги не заниматься этим ремеслом. Кто не послушался? Были и такие, но…
Сутенер нагнулся к уху Барсентьева и прошипел, — татуировки им делали.
— Какие татуировки?
— Самые обыкновенные. Посередине лба большими буквами писали: «Я — б…».
— И кто их делал?
— А неизвестно. Сами девицы молчали и ходили, как в воду опущенные. А татуировку я сам видел, своими глазами. Потом большинство из них поразъехались в другие места. А некоторые, так и вообще пропали.
— Как пропали?
— А так, пропали и все. Завела на них милиция розыскные дела. Прокурор кипятился, бумаги грозные писал. Никого все равно не нашли. Да и нет больше того прокурора.
— Как, тоже пропал???
— Ушел на пенсию. Цветочки сейчас разводит на даче. Розы, говорят, черные выращивает. Сейчас другой прокурор, он на эту милицию сквозь пальцы смотрит, на ихние художества.
— Что за художества?
— Все-все, извиняйте, мне пора, звоните за девочек — человечек быстро вскочил и бесшумной тенью растворился в глубине коридора, но не к выходу из гостиницы, а куда-то в прямо противоположном направлении.
Через минуту в гостиницу в майорской милицейской форме вошел начальник управления по борьбе с организованной преступностью УВД города Легин. Почуял его сутенер, что ли?
— Здравия желаю, Игорь Викторович, — рука майора, смахивающая больше на саперную лопатку, метнулась к фуражке.
— Здравствуйте, Андрей Зосимович, — Барсентьев протянул коллеге руку для пожатия.
— Вот, Вы просили, — Легин подал ему черную сумку, — здесь ноутбук. А здесь, — он достал из кармана конверт, — адреса сайтов городской администрации и наш, милицейский. А также пароли и коды доступа в нашу базу данных с некоторыми оперативными материалами. Сами понимаете, секретные. Ноутбук современный со встроенным модемом и доступом в Интернет, если понадобится. Подключаться можно прямо к телефону, что в номере.
— Большое Вам спасибо!
— Не за что, служба. Крастонов просил передать Вам привет и звонить, если что понадобится. До свидания, — рука вновь коснулась козырька фуражки, открытое располагающее лицо украсилось улыбкой, Легин развернулся и быстрым упругим шагом, необычайным для такой мощной фигуры, двинулся к выходу.
— Спасибо. До свидания, — эти слова Барсентьева были адресованы уже удаляющейся спине.
«Ну и оперативность», — с невольным восхищением подумал он и покачал головой, разглядывая сумку.

Барсентьев, не откладывая, раскрыл ноутбук, подключился к Интернету и зашел в базу данных Генеральной прокуратуры. Его интересовали материалы различных криминальных разборок, в ходе которых совершались убийства. И таковых хватало. Однако максимум убитых в таких происшествиях не превышал трех-четырех человек, иногда и случайных прохожих. Автоматическое оружие тоже встречалось нечасто.
Барсентьев понял теперь, почему эта кровавая разборка стала предметом такого пристального внимания Генеральной прокуратуры. Своим необыкновенным содержанием и числом жертв она резко выделялась от прочих бандитских способов решения междоусобиц.
Сам Барсентьев никогда таких дел не вел, у него была другая специализация. Как правило, ему поручались сложные запутанные дела. Неочевидные убийства, в которых, зачастую, даже труп отсутствовал. То есть, труп-то, конечно, был, но его приходилось искать извилистым следственным путем, который тянулся порой многие месяцы.
Доказательства приходилось собирать по кирпичику, из которых складывалась затем пирамида обвинения, увенчанная, выражаясь языком юриспруденции, установлением истины по расследуемому делу. Если хоть один кирпичик отсутствовал, пирамида могла обрушиться в ходе судебного заседания, благо грамотных и языкастых адвокатов сейчас хватает. И тогда подсудимого ждало оправдание, хотя и судьи прекрасно понимали, что на скамье подсудимых сидит именно тот человек, который совершил именно это преступление. У Барсентьева за его следственную практику был всего лишь один такой случай.

***

Представительный мужчина в костюме с кричащим галстуком открыл ключом квартиру и зашел внутрь. Внутреннее убранство поражало роскошью обстановки. Мужчина, проходя вглубь квартиры, заглядывал во все комнаты.
— Эльвира! — громко звал он.
Никто не отвечал.
Проходя мимо ванной комнаты, мужчина заметил прорывающийся сквозь щели между дверью и косяком свет и распахнул дверь.
В ванной, наполненной водой, среди неопавшей пены лежал труп красивой женщины лет тридцати пяти. В воду был опущен электрический фен для сушки волос.
Ах, Эльвира, Эльвира, — горестно произнес мужчина, — вот к чему привела твоя вечная неосторожность…
Вернувшись в одну из комнат, он набрал телефонный номер.
— Алло, это милиция? С вами говорит начальник департамента экономики и планирования мэрии Лерчев Вадим Степанович, у меня здесь ЧП, прошу прислать кого положено для осмотра… Нет, не работе, в моей квартире… Несчастный случай с женой произошел… Она мертва… Ее убило электрическим током… Да… Мой адрес…
Мужчина положил трубку, вернулся в ванную и внимательно осмотрел окружающую обстановку, ни к чему не прикасаясь.
Затем он прошел в гостиную, достал из бара пузатую бутылку коньяка, налил немного в широкий приземистый бокал, сел в кресло и медленно выпил спиртное, о чем-то напряженно думая и крутя бокал в пальцах.


***

Заместитель Генерального прокурора Долинин сидел за столом своего кабинета и просматривал поступившую почту. Иногда он хмурился и писал то на одном, то на другом документе какую-то резолюцию.
Вдруг зажужжал селектор. Долинин нажал одну из клавишей.
— Сергей Дмитриевич, — раздался голос секретарши, — к Вам Барсентьев…
— Пусть заходит.
В кабинет зашел Барсентьев с подшитой папкой бежевого цвета в руке.
— Здравствуйте, Сергей Дмитриевич.
— Добрый день, Игорь Викторович, давно тебя не видел.
Они пожали друг другу руки.
— Да я в командировке был, на Северном Кавказе. По взрыву…
— Знаю, знаю… Присаживайся. Какие проблемы?
— Хочу возбудить уголовное дело вот по этому материалу, — Барсентьев положил на стол принесенную папку.
— А что там?
— Отказной материал по факту смерти одной женщины.
Долинин вопросительно посмотрел на Барсентьева.
— Якобы бытовая травма: поражение электротоком, — поясняет тот.
— А на самом деле?
— Думаю, что убийство. Замаскированное убийство в чистом виде.
— Кто она?
— Жена чиновника столичной мэрии.
— А не мелковато такое дело для важняка Генпрокуратуры?
— По форме мелковато. Но найти убийцу, а, главное, доказать его вину, будет очень сложно. Хорошая гимнастика для ума. К тому же у меня в производстве лишь одно дело, которое уже закончено — жду лишь заключение архитектурно-строительной экспертизы.
— Это по рынку?
— Да. Когда придет заключение, то останется только предъявить обвинение подрядчику и директору рынка.
— Ну ладно, рассказывай.
— Я наткнулся на этот материал случайно. Готовясь к лекциям по методике расследования нарушения правил техники безопасности, которые мне поручили прочесть в Институте повышения квалификации прокурорских и следственных работников, я запросил отказные материалы и уголовные дела по поражению электротоком. Такова была конкретная тема лекций, которую следовало подкрепить примерами. По ошибке вместе с преступными нарушениями правил охраны труда мне был выслан и этот материал о бытовой травме, повлекшей смерть женщины.
— Давно это было?
— Почти полгода назад… Я имею в виду, произошел, якобы, несчастный случай.
— И ты его, конечно, добросовестно прочел.., — с легкой иронией произнес Долинин.
— Да. Я его весьма внимательно изучил.
— И что?
— Что-то во всем этом было не так. Я прочел дело несколько раз. Протокол осмотра следователем прокуратуры был составлен исключительно грамотно и подробно. Но из него следовало, что женщина никак не могла сама включить фен в розетку. Розетки в ванной комнате вообще не было. Она была за дверью, в коридоре, и потерпевшая физически не могла дотянуться до нее рукой.
— Подожди, подожди… С чего все началось-то?
— Началось все со звонка ее мужа, начальника департамента мэрии, в милицию. Он пришел домой с работы и обнаружил жену в ванной, наполненной водой, в которую был опущен фен. Женщина, естественно, была мертва. На место происшествия прибыла дежурная опергруппа во главе со следователем райпрокуратуры.
— Осмотр производился сразу?
— Да.
— Никаких посторонних следов не нашли?
— Нет. Повсюду были только отпечатки пальцев потерпевшей и ее мужа.
— Занятно… Значит, сама она воткнуть в розетку фен не могла…
— Это исключено. Можно было бы предположить, что женщина заранее воткнула шнур фена в розетку и затем полезла в ванну, но надо было тогда фен на что-то положить, типа стула, табуретки или подставки. Ничего такого по протоколу осмотра не проходило. Не была же она настолько безграмотной и безалаберной, что сунула включенный фен просто в воду… Кроме того, положение ее тела свидетельствовало о том, что она не могла поднести фен к голове. Длины шнура не хватало. Вот если бы ее тело лежало головой к другой стороне ванны, тогда хватило бы. А так — нет. Вот, посмотрите фотографии.
Барсентьев открыл папку и показал вклеенные в нее фотографии с места происшествия.
Долинин стал внимательно их разглядывать.
— Действительно, — хмыкнул он, значит…
— Значит… А это значит, что фен кто-то ей в воду положил. Кто? Муж или любовник? Кого она еще могла допустить в ванну? Подозрение падает на мужа. Если и был любовник, с чего ему таким хитроумным способом лишать жизни свою временную пассию? Это бывает только в запутанных детективах. В жизни все гораздо проще.
— Пожалуй, с тобой можно согласиться.
— При проверке материала ни у кого тогда сомнений не возникло. Репутация чиновника была безупречной, и он, по свидетельствам соседей, был примерным семьянином. Поэтому уголовное дело даже не возбуждалось. Формальная проверка закончилась отказным материалом, то есть принятием решения об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления.
— Погоди. Но ты же сразу обратил внимание на имеющиеся несоответствия?
— Ну, с моим опытом и…
— При чем здесь опыт? Проверка была явно некачественной и поверхностной.
— Сергей Дмитриевич, Вы же знаете, кто на районе занимается такими материалами…
— Ну, просвети меня, кто? — раздраженно сказал Долинин. — Может милиция уже занимается фактами смерти граждан? А я здесь, на верхотуре, и не ведаю об этом…
— Нет. Такие материалы проверяет прокуратура. Но не следователи, а помощники прокуроров, которые выполняют также массу другой работы — ходят по судам в качестве гособвинителей, производят общенадзорные проверки, разрешают жалобы…
— Это не означает, что любой работник прокуратуры должен халатно относиться к порученному ему делу! — Долинин пристукнул ладонью по столу.
— Дело не в халатности, Сергей Дмитриевич.
— А в чем же?
— В людях. В кадрах. Не тот народ нынче служит по нашему ведомству. Ох, не тот…
— Ну, ты это брось… Эта вечная брюзга, что мы, мол, были лучше, а нынешняя молодежь уже не та… Чепуха, это. Че-пу-ха. К нам приходят самые образованные и подготовленные люди.
— Да. Все они выпускники юрфака МГУ. Но большинство из них — люди временные.
— Поясни. Не понимаю.
— В столичной прокуратуре, например, и в районах, разумеется, более трети работников являются сынками и дочками московских чиновников различного ранга. Те поступили к нам на службу с помощью пап и мам, естественно, лишь с единственной целью…
— Какой? Уж не хочешь ли ты сказать: «чтобы по примеру своих пап и мам плести коррупционные сети и брать взятки»?
— Нет, Сергей Дмитриевич. Слава богу, не так. Но делу от этого не легче. Они приходят к нам, чтобы получить очередную почетную строчку в биографии и в своем послужном списке. Как же — работал в прокуратуре столицы! И через пару-тройку лет «чадо» пристраивают в банк, в совет директоров, в крупную компанию, на биржу и так далее и тому подобное… Вот зачем они к нам идут!
Долинин неожиданно задумался.
— А ведь ты, пожалуй, прав, — произнес он удрученно, — таких примеров тьма.
Он сокрушенно покачал головой. Барсентьев слегка развел руками.
— Ладно, — сказал Долинин, — так мы далеко зайдем. Вернемся к нашим баранам. Готовь постановление об отмене и возбуждении уголовного дела от моего имени и принимай его к своему производству.
— Уже готово, — Барсентьев протянул собеседнику листок бумаги с напечатанным текстом.
Долинин расписался, не читая.
— А это поручение «семерке» о взятии гражданина Лерчева под постоянное оперативное наблюдение, — Барсентьев протягивает второй листок бумаги.
На этот раз Долинин внимательно прочел листок. Затем в сомнении почесал ручкой кончик носа и пристально посмотрел на Барсентьева.
— Ты уверен? Все ж не мелкая сошка — член правительства Москвы, а мэр у нас, сам знаешь…
— Уверен, — убежденно произнес Барсентьев, — на девяносто девять процентов уверен. Это он — больше попросту некому…
Долинин расписался, открыл сейф, достал коробочку с личной печатью и закрепил ей свою подпись.

***

Через некоторое время Барсентьев вновь явился в кабинет Долинина.
— Ну-с, прошло уже больше двух недель, — произнес Долинин после обычного приветствия, — и что удалось установить?
— Многое. Выяснилось, например, что, едва похоронив жену, примерный семьянин привел в свою квартиру собственную молоденькую смазливую секретаршу.
— Этот факт еще не доказывает его причастность…
— Не доказывает, — согласился Барсентьев, — но четыре близких подруги погибшей в один голос утверждают, что покойная была прекрасно осведомлена об этом. А одна из них даже сказала, что погибшая обращалась в суд с иском о разводе.
— Зачем же в суд? Они могли развестись и через ЗАГС — детей нет, имущество поделить в добровольном порядке и все. Да и что там у них делить-то — муж ведь не бизнесмен, а госслужащий?
— Делить как раз есть что… Но дело даже не в дележе. Мы нашли ее исковое заявление, в котором она указывала, что муж категорически не хочет давать ей развода. Претендовала она и на некоторую долю в совместно нажитом имуществе, но очень скромную. Хотя имущества, оказывается, только недвижимого: две квартиры в Москве, дача, участок под застройку под Москвой, три гаража, три автомашины… Вот вам и госслужащий!
— И почему же он в таком случае не захотел разводиться? И имущество цело, и жена новая молодая…
— Здесь-то вся собака и зарыта! Оказывается, погибшая стала недавно владелицей контрольного пакета акций ЗАО «Надымнефтегаза». Он получен ей по наследству, поэтому, по закону, разделу при разводе не подлежит. А это, по самой скромной биржевой оценке, от ста тридцати до ста шестидесяти миллионов!
— Долларов?
— Долларов. Причем, эта компания недавно открыла на Таймыре новые залежи газа, еще, при оценке ее активов, неучтенные.
— Да, это впечатляет. А как покойная стала владелицей контрольного пакета?
— Погиб в вертолетной катастрофе на Таймыре ее родной брат, бывший учредителем и фактическим владельцем ЗАО «Надымнефтегаз». А других наследников не нашлось, он жил один.
— То есть…, — Долинин ждет продолжения от Барсентьева.
— То есть, вот вам и мотивы убийства. Вполне земные. После смерти наследницы ее имущество полностью наследует Лерчев. И хотя, по закону, он пока не может вступить в права наследства, определенные шаги в этом направлении он уже сделал. В, частности, успел слетать в Надым — это город в Ямало-ненецком автономном округе…
— Знаю, — кивнул головой Долинин — современный российский Клондайк.
— …где расположена штаб-квартира компании, — продолжил Барсентьев. — И потребовал отчета перед ним о состоянии дел.
— Шустер!
— Еще как шустер… Только вряд ли ему удастся воспользоваться наследством убитой супруги.
— Хорошо. Мотивы есть. Что с доказательствами?
— Он свою вину, естественно, начисто отрицает. На фене найдены свежие отпечатки пальцев его левой руки — он утверждает, что иногда им пользовался. Даже не потрудился их стереть, вероятно, посчитав, что они будут смыты пенной водой. В то же время обнаружено лишь два смазанных, нечетких отпечатка пальцев его жены. Думаю, она после использования всегда протирала фен.
— Не самая сильная улика.
— Согласен. Но подозреваемый не левша и, при сушке своих волос феном, должен был держать его правой рукой. А вот, судя по обстановке в ванной комнате и длине провода, опускать в ванную фен удобнее было именно левой рукой.
— Логично, но опять же — не убеждает.
— Прямых доказательств убийства мы найти в данном случае и не сможем. Но совокупность косвенных должна убедить любой суд.
— Ну, давайте Вашу совокупность.
— Лерчев утверждает, что весь день неотлучно находился на рабочем месте, в трудах на благо столицы. Это подтверждает и его секретарша — безусловно, с его подачи, слишком уж хронометрированы и слаженны их общие показания.
— Соучастница убийства?
— Не думаю. Хотя, возможно, и подозревает что-то. Но очень уж девице хочется красивой и сытой жизни. Даже при допросе это чувствовалось.
— И как можно опровергнуть его утверждения?
— Судебно-медицинская экспертиза давность наступления смерти определила в четыре-шесть часов, то есть убийство было совершено, возможно, в обеденный перерыв. Были допрошены все служащие департамента. И бабулька, страж гардероба, показала, что уважаемый начальник в обеденный перерыв отлучался минут на сорок. Причем, выходил со второго этажа, где расположен его кабинет, спускаясь по запасной лестнице, предназначенной для эвакуации в случае пожара. И вышел черным ходом во двор, а не через парадный вход, как обычно И тем же путем возвратился, она специально уже наблюдала из-за любопытства.
— Это, пожалуй, существенно. Очную ставку между ними проводили?
— Да. Каждый стоит на своем. Проведенный следственный эксперимент подтвердил, что чиновнику хватило бы и тридцати минут, даже пешком, поскольку он жил неподалеку, чтобы добраться до дома и вернуться обратно.
— Что-нибудь еще?
— Еще одна косвенная улика. Пенсионерка, с пятого этажа дома, в котором проживает подозреваемый, целыми днями смотрит в окно. Одинокая женщина, делать ей нечего. Так вот, она утверждает, что видела, как в тот день Лерчев около тринадцати часов двадцати минут заходил в подъезд. Но его выход из подъезда она не зафиксировала. На очной ставке она, однако, выразила неуверенность в этом факте. Сказала, что могла и обознаться.
— Попытались как-то закрепить?
— Попытались. Также проводили следственный эксперимент. С ее позиции у окна прекрасно видны черты лица входящих в подъезд. По нашей просьбе несколько, известных ей, жильцов подъезда заходили в дом, и она ни разу не обозналась. При этом применялись видео и фотосъемка.
— Тоже звено в цепи доказательств.
— Более того, впервые в истории проведена аудио-психологическая экспертиза.
— Впервые и слышу такое название.
— Экспертам дали на изучение аудиозапись звонка в милицию, которым Лерчев сообщил о происшедшем несчастном случае.
— Ну, ну… Это уже интересно.
— Эксперты утверждают, что в голосе подозреваемого не содержится того волнения, которое характерно для человека при неожиданной потере или же, напротив, нежданном приобретении. Оно звучит заученным рекламным роликом, сообщением об уже привычном факте. То есть, сообщая о событии, подозреваемый уже какое-то, относительно длительное, время знал о свершившемся. И заранее репетировал, как о нем сообщить.
— Вот это молодцы! Чья идея?
— С наукой тут советовались…
— Скромничаешь… Ну, что ж, по-моему, круг все-таки замкнулся.
— Замкнулся. И я предлагаю арестовать подозреваемого.
— Что ж, я согласен.


***

В кабинете Барсентьева обстановка была достаточно скромная и деловая, ничего лишнего, только самая необходимая по современным меркам техника: компьютер, принтер, три телефона. На стене над монитором в рамке висела грамота: «победителю открытого чемпионата по шахматам центрального аппарата Генеральной прокуратуры Российской Федерации Барсентьеву И. В».
Перед Барсентьевым на стуле сидел арестованный Лерчев. Вид у него был весьма далек от респектабельного. Костюм и рубашка помяты, галстук отсутствовал. Под глазами набрякли мешки, взгляд был хмурый и злобный.
Сбоку на стуле у стены сидел адвокат.
— Гражданин Лерчев, — обратился к обвиняемому Барсентьев, — в присутствии Вашего адвоката, Вам предъявляется обвинение в умышленном убийстве гражданки Лерчевой Эльвиры Владимировны. Признаете ли Вы себя виновным в совершении данного преступления?
— Нет, не признаю, — хрипло зарычал Лерчев.
— Распишитесь вот здесь.
Лерчев вопросительно посмотрел на адвоката. Тот утвердительно кивнул головой. Лерчев расписался. После него расписался и адвокат.
— Перед тем, как допросить Вас в качестве обвиняемого, я хочу продолжить допрос Вас в качестве подозреваемого и задать Вам несколько вопросов. Ответив на них, Вы, возможно, пересмотрите свою позицию. Напоминаю, что чистосердечное признание, в соответствии с пунктом 2 статьи 28 Уголовного кодекса, является обстоятельством, смягчающим ответственность, и будет учтено судом при постановлении приговора. При этом будет проведена аудиозапись нашей беседы.
Лерчев снова посмотрел на адвоката.
— Чем это вызвано? — спросил адвокат.
— В ходе допроса я предъявлю Вам несколько доказательств вины подозреваемого, о которых Вы не знаете. Тогда, возможно, Вы и Ваш подзащитный измените свою позицию при предъявлении обвинения.
— Мой подзащитный готов ответить на Ваши вопросы, — дал согласие адвокат. — При этом при каждом ответе он вправе проконсультироваться со мной.
Лерчев утвердительно кивнул головой. Барсентьев нажал на кнопку встроенного в стол магнитофона.
— Как часто Ваша жена принимала ванну?
— Каждый день. Она вообще вела богемный образ жизни, — в голосе Лерчева прозвучала явная неприязнь.
— Поясните, что Вы имеете в виду.
— Она часто приходила домой поздно ночью с различных представительских мероприятий. С тусовок, как сейчас выражаются. Вставала поздно, около двенадцати часов, то есть в полдень. Мазалась различными кремами, делала маски, а затем лезла в ванну и смывала все это. Потом легкий завтрак, «шопинги» с подружками и вечером — снова тусовки.
— То есть, Вы детально знали весь ее дневной распорядок?
— Ну и что тут такого — она ведь была моей женой.
— В тот день она не изменила своему обычному расписанию?
Лерчев открыл рот для ответа. Затем вдруг спохватился и посмотрел на своего адвоката.
— Мой подзащитный не может этого знать, — вступил адвокат, — он ведь весь день находился на работе.
— Да, именно, — подтвердил Лерчев.
Лицо его вдруг исказилось и пошло пятнами. Он на некоторое время зажмурил глаза.

***

В его памяти снова возникли события того дня до мельчайших подробностей. Когда он осторожно открыл дверь своей квартиры и зашел, стараясь не шуметь, стало слышно, как тихо играет классическая музыка. Из ванной комнаты доносился плеск воды и женский голос, пытающийся напеть классическую арию.
Лерчев тихо прошел в спальню, открыл шкаф и взял с полки фен для сушки волос. При этом провод зацепился за какие-то баночки и коробочки и они с шумом упали на пол.
Пение в ванной сразу же прекратилось.
— Вадим, это ты?
— Да, дорогая, — громко ответил Лерчев, — это я.
Он сбросил пиджак на кровать и с феном в левой руке решительно направился в ванную. Воткнув провод в розетку перед ванной, мужчина открыл дверь.
В ванной плескалась женщина. Лицо ее еще было намазано кремом.
— Что случилось? Отчего ты пришел? Зачем тебе мой фен?
— Хочу немного привести себя в порядок. После обеда приезжает телевидение с НТВ, придется давать интервью по поводу иностранных инвестиций в экономику города.
Лерчев подошел к умывальнику и правой рукой смочил волосы водой из-под крана. Затем он включил фен и направил струю воздуха себе на волосы, искоса наблюдая за женой.
— Отчего у тебя такое странное лицо? — спросила женщина, — с тобой все в порядке?
— Да, — процедил он, затем вдруг повернулся и сделал шаг к ванной, опуская фен вниз, к бедру.
— У тебя такие страшные глаза, — в голосе женщины слышна паника, — не подходи ко мне! Я буду кричать!!! А-а-а-а!!!
Лерчев бросил фен в воду у ног женщины. Из воды поднялся клуб пара, послышалось шипение, вырвался сноп искр. Тело женщины конвульсивно выгнулось и частично показалось из воды. Затем с шумом упало обратно, расплескивая воду. Женщина затихла, лицо ее постепенно совсем скрылось под водой.
— Вот и все, Эльвира, — пробормотал Лерчев.
Он внимательно огляделся и заметил, что его туфля стоит в лужице выплеснувшей воды. Пришлось снять со стены полотенце и вытереть мокрый след. Затем мужчина положил полотенце на пол и тщательно вытер об него ноги. Согнувшись, он попятился задом к дверям, круговыми движениями полотенца вытирая за собой пол. У входа в ванную Лерчев снова бросил полотенце на пол и насухо вытер ноги.
Затем он вернулся в спальню и надел там пиджак. Подняв валяющийся возле кровати полиэтиленовый пакет, Лерчев направился к выходу. Проходя мимо ванной комнаты, он поднял с пола мокрое полотенце и сунул в пакет. Выходя из квартиры, мужчина запер входную дверь, а пакет по дороге к лифту выбросил в мусоропровод…

***

— …Да, — продолжал Лерчев, мотнув головой, чтобы отогнать нахлынувшие воспоминания, — я с утра ушел на работу и весь день провел в департаменте, никуда не отлучаясь. Это могут подтвердить мои сослуживцы и моя секретарша, которая все время была со мной. Я диктовал ей тезисы моего выступления на заседание коллегии.
— Ваша секретарша является Вашей любовницей?
Лерчев на какое-то время замолчал, затем нехотя произнес:
— Я не хочу отвечать на этот вопрос, это никого не касается.
— Хорошо. Это Ваше право.
Барсентьев сделал пометку в протоколе допроса.
— Между прочим, следствием найден свидетель, который утверждает, что в обеденный перерыв Вы выходили из здания департамента и через какое-то время возвратились обратно.
— Этого не может быть, — вырвалось у Лерчева, — никто…
Адвокат предостерегающе махнул рукой и обратился к Барсентьеву:
— Кто же этот свидетель?
— Работница гардероба, — коротко ответил тот.
— И что она говорит?
— Вы узнаете об этом, когда будете вместе со своим подзащитным знакомиться с материалами уголовного дела по окончании следствия, — хмуро произнес Барсентьев.
По его лицу было видно, что он уже сожалеет о сказанном.
Лерчев и адвокат переглянулись между собой.
Барсентьев взял новый лист бумаги и продолжил допрос.
— Скажите, Лерчев, являетесь ли Вы специалистом в области электротехники?
Лерчев вопросительно посмотрел на адвоката. Тот отрицательно помахал головой.
— Нет.
— То есть Вы изучали эти вопросы только в школе, в рамках школьного предмета физики?
— Да.
— Вы обладаете какими-либо специальными познаниями в области медицины, в частности, травматической медицины?
— Нет.
— Тогда как Вы определили по внешнему виду, что Ваша жена была поражена электротоком? Возможно, она просто захлебнулась водой… А, возможно, удар электричества не убил ее, а на какое-то время парализовал, она наглоталась воды и умерла от асфиксии… А, возможно, еще была и жива, когда Вы пришли, просто потеряла сознание.
Лерчев посмотрел на адвоката. Тот только пожал плечами.
— Я не определял, — запротестовал Лерчев.
— Тогда прослушайте запись Вашего звонка в милицию.
Барсентьев нажал на кнопку портативного магнитофона.
Зазвучал голос Лерчева: — Несчастный случай с моей женой произошел… Она мертва… Ее убило электрическим током…
Барсентьев выключил магнитофон и снова обратился к Лерчеву:
— Вы сказали это вполне определенно.
— Ну, я увидел фен в воде и подумал…
— Хорошо. Значит, Вы просто предположили это?
— Да.
— На основании чего? У Вас был какой-либо опыт в этой области? Вы изучали специальную литературу?
— Нет.
— Посмотрите на компьютерную распечатку Ваших поисков в Интернете, снятую с Вашего домашнего компьютера.
Лерчев изменился в лице. Глаза его растерянно посмотрели на адвоката.
— Да-да, — подтвердил Барсентьев, — именно с Вашего компьютера. Вы стерли память со всех трех встроенных дисков, на всякий случай, чтобы не оставить никаких следов. Но сегодня уже существуют технологии, позволяющие восстановить практически любые записи. И наши специалисты это сделали.
Барсентьев разложил на столе распечатанные листы. Адвокат встал и также подошел, чтобы получше разглядеть информацию.
— Нет, не это, и это — не то. Это порносайты, на которые Вы заходили, —Барсентьев водил карандашом по перечню, — а, вот, на третьем листке очерчено красным фломастером. Вы вошли в поисковую систему «Яндекс» и сделали запрос на ключевые слова «поражение электротоком». Выпало 7126 сайтов и 23454 документа на эту тему…
Лицо Лерчева покрылось крупными каплями пота, губы сжались, глаза сузились.
— А вот перечень веб-страниц, которые Вы просмотрели, и все они посвящены причинению электротравм в водной среде, — продолжил Барсентьев, — Вы изучали эти вопросы, далекие от Вашей служебной деятельности, за пять дней до смерти Вашей жены. Странное совпадение, не правда ли? Чем Вы можете…
Лицо Лерчева исказилось от ярости. Он выхватил из-под рук Барсентьева распечатки и стал рвать их в клочья. Адвокат приблизился к Лерчеву и начал успокаивающим тоном что-то тихонько, вполголоса говорить ему на ухо, похлопывая того по плечу.
— Напрасно Вы их порвали, — спокойно произнес Барсентьев, — я могу наделать сколько угодно таких копий, а подлинник будет приложен к уголовному делу в качестве вещественного доказательства.
— Мы больше не будем отвечать на Ваши вопросы, — заявил адвокат, обращаясь к Барсентьеву.
— Как хотите.
— А еще я прошу перенести проведение допроса в качестве обвиняемого на завтра, мой подзащитный сейчас слишком взволнован.
— Хорошо. Прошу расписаться под тем, о чем мы говорили.
— Мы не будем нигде расписываться, — категорично произнес адвокат, — я считаю это давлением на моего подзащитного.
— Не будем, — прорычал вслед за ним Лерчев.
— Как хотите. Значит, делаем отметку в протоколе допроса: «от подписи подозреваемый и его защитник отказались» — спокойно констатировал Барсентьев.
Он что-то написал на листке бумаги и размашисто расписался, затем нажал на кнопку, встроенную в стол. В кабинет зашел конвоир в форме внутренних войск МВД.
— Можете увести арестованного.
Конвоир тронул Лерчева за плечо и открыл дверь.
— Погодите, — закричал адвокат, обращаясь к Барсентьеву, — но я хотел бы еще пообщаться со своим подзащитным.
— Если позволит конвой, — сухо произнес Барсентьев. — Ваш подзащитный находится в настоящий момент уже под юрисдикцией конвоя.
Адвокат в отчаянии махнул рукой и вышел из кабинета, он прекрасно понимал, что конвой этого ему не позволит, не положено.
Барсентьев недовольно скривился, он совсем не был доволен результатом допроса.

***

В зале судебного заседания судья, женщина в черной мантии и судейском головном уборе, стоя зачитывала приговор. По обе стороны от нее стояли народные заседатели — мужчина и женщина.
Все присутствующие встали, людей в зале суда было совсем немного. Справа и чуть поодаль от судейского стола за своим столиком, на котором располагался ноутбук, стоял представитель государственного обвинения в прокурорской форме. На столике возле адвоката в беспорядке нагромождена куча разных бумаг.
Подсудимый Лерчев находился за решеткой в специальной клетке. Его руки были скованы сзади наручниками, по бокам клетки стояли два конвоира в форме внутренних войск МВД.
— … поэтому ее показания, данные ею на предварительном следствии, не могут быть приняты судом во внимание, — звонким голосом зачитывала судья, — и, следовательно, не могут быть положены в основу обвинительного приговора…
Эти слова, похоже, стали полной неожиданностью для государственного обвинителя, он удивленно, с недоумением покачал головой.
Зато на лице адвоката расплылась торжествующая улыбка, и он удовлетворенно посмотрел в сторону подсудимого.
Тот, напротив, находился в состоянии прострации и, похоже, почти ни на что не реагировал.
— …подсудимого Лерчева Вадима Степановича оправдать и освободить его из-под стражи в зале суда, — закончила чтение приговора судья и положила перед собой на стол последний листок.
Конвоир открыл ключом дверь клетки, развернул Лерчева спиной к себе и другим ключом открыл наручники. Сняв их, конвоир подтолкнул непонимающего Лерчева к выходу. К клетке подбежал адвокат и, схватив Лерчева за руку, стал вытаскивать его из клетки.
— Вы свободны, — закричал он, — свободны, понимаете?
Наконец, судя по выражению лица Лерчева, на котором отразилась целая гамма чувств — от радостного изумления до злобного торжества — тот понял, что он оправдан.

***

Перед Долининым, в его кабинете, сидел понурый Барсентьев с очень усталым лицом. Оба были не в форме, а в гражданском.
— Ну что, Барсентьев? — голос Долинина был полон горечи, — кто будет отвечать за незаконный арест Лерчева?
— Он убийца, — глухо произнес Барсентьев, — он виновен в …
— Кто виновен, у нас определяет суд, — резко прервал его Долинин, и Вы, Барсентьев, об этом прекрасно знаете.
— Знаю, — подтвердил Барсентьев, — но я также знаю еще, что именно Лерчев убил свою жену.
— Он знает! — Долинин вскочил с места и стал нервно ходить по кабинету, — он знает… И я это знаю! И сам Лерчев это знает! И судья знает! Все знают! Но этого — мало. Это надо еще доказать!
— Я доказывал…, — пытался сопротивляться Барсентьев.
Долинин резко остановился, гневно посмотрел на Барсентьева и только обреченно махнул рукой.
— Ты хоть понимаешь, почему дело в суде рухнуло?
— Понимаю. Кто знал, что эта бабулька, которой уже за семьдесят, сославшись на старческую память, своих показаний в суде не подтвердит. Было — не было, забыла и все тут. Безусловно, она была подкуплена ушлым адвокатом, что было подтверждено его наводящими вопросами, адресованными старушке в судебном заседании…
— Ни хрена ты не понял! Закрепил бы этот ненадежный кирпичик и не позволил бы обрушиться всей пирамиде! Почему ты не записал ее подробнейшие показания на видеокамеру? Почему не задал ей соответствующие уточняющие вопросы? Почему не закрепил это еще и очной ставкой гардеробщицы с подозреваемым, с записью всего этого на видео?
— Я…
— Почему?!? Ну, ответь! Ты же следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре, а не сельский участковый Анискин… Если бы ты это своевременно сделал, то что бы уже потом не болтала в судебном заседании продажная старушка насчет своей памяти и прочих обстоятельств, за давностью лет плохо различимых, суд взял бы за основу показания, должным образом закрепленные на предварительном следствии. И вынес бы преступнику обвинительный приговор.
— Не было в тот день криминалистов — один болел, другой был на выезде, третий… Словом не было, и все тут. Сам же я снимать на видеокамеру не имею права, для этого нужен специалист…
— Послушай, Барсентьев, — неожиданно тихо сказал Долинин, — брось ты этот детский лепет… Я понимаю, как тебе тяжело… Как тебе горько… И я кричу на тебя, потому что и мне тоже горько…
— Да, виноват. Прошляпил, — совсем убито произнес Барсентьев, — Сергей Дмитриевич, я уже получил «служебное несоответствие» в приказе о наказании, но я напишу заявление о своем уходе из прокуратуры. Это будет честно.
— Да брось ты! Если из-за каких-то подонков мы будем терять лучшие кадры… Грош тогда нам всем цена…
Долинин подошел к окну и стал молча смотреть в него. Барсентьев также молчал.
— Главное — пострадал престиж прокуратуры, — не оборачиваясь, произнес Долинин. — Да, преступник ушел от ответственности, это иногда бывает…
Долинин возмущенно постучал кулаком по подоконнику.
— …Но что происходит дальше? Это еще не все несуразицы! Обнаглевший чиновник, козыряя оправдательным приговором, восстанавливается по суду на прежней работе. Более того, ему, за счет прокуратуры, выплачивается среднемесячная заработная плата за все время вынужденного прогула и еще взыскивается определенная сумма за причиненный моральный ущерб. А он нагло заявляет радостным журналюгам, что полученную компенсацию отдаст детскому дому. Позор!
— Его уже поперли с работы. Мэр прекрасно понял, что тот за гусь…
— Столичный мэр вынужден исправлять ошибки Генеральной прокуратуры… Дожились! «Закон суров, но он — Закон», — говорили древние римляне, и они были правы. Малейшая недоработка, и вот вам результат — преступник остался безнаказанным.
— Клянусь Вам, что это моя первая и последняя ошибка!
— Хорошо еще, что деньги, выплаченные убийце, не стали взыскивать с тебя, хотя закон и это позволяет. Впору было бы с горя повеситься…
— Безнаказанным он не останется, — произнес Барсентьев, — я постараюсь отыскать новые обстоятельства по делу и возбудить уголовное дело по убийству Лерчевой уже по вновь открывшимся обстоятельствам.
— Вот как раз это я и хотел тебе поручить. Безнаказанным он точно не должен остаться, Бог этого не допустит. Но нам нужно постараться сделать это еще до вмешательства Бога.
Увы! Лерчеву все же удалось ускользнуть от уголовной ответственности. Он был убит наемным убийцей в Надыме, в разборках по доставшемуся ему наследству. Барсентьев не успел наказать подлого женоубийцу. Возможно, здесь и не обошлось без вмешательства Всевышнего, посчитавшего слабых людей неспособными покарать гнусного преступника. Случившееся тогда стало для Барсентьева тяжелым уроком, и в дальнейшем подобных ошибок в своей практике он не допускал.


***

Барсентьев, сидя за столом своего гостиничного номера, на котором стоит ноутбук, подключенный к Интернету, ввел шифровой код.
Ноутбук замигал разноцветными лампочками и в ответ на запрос выдал файлы, содержащие сведения по нераскрытым преступлениям, связанным с криминальными разборками.
Барсентьев сидел за ноутбуком довольно долго. Информации было предостаточно, он раскрывал нужные файлы и внимательно их изучал.
Вот, например, как выглядела суточная сводка преступлений и происшествий по городу Белокаменску:
«В течение дежурных суток 21 мая 2006 года зарегистрировано 106 преступлений и 28 происшествий. По линии уголовного розыска зарегистрировано 91 преступление. По 74 — установлены подозреваемые, удельный вес от зарегистрированных 81,2 %…
…В 05.00 на улице Белинского Парчевская Л. С., 1971 г. р., в ссоре на почве ревности причинила проникающее ножевое ранение грудной клетки Гаврилову Д. П., 1975 г. р., который при доставлении в больницу в 06.25 умер. Оба неработающие, местные жители. Преступница задержана.
В 08.40 дворником Коптевым Ю. М. возле дома № 23 по ул. Папанина в мусорном контейнере в полиэтиленовом пакете обнаружен труп новорожденного. По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть ребенка наступила от механической асфиксии. Обстоятельства и мотив преступления устанавливаются.
В ходе реализации оперативной информации в квартире № 3 дома № 16 по улице Бородинской в 13.00 у Захарова Т. П. изъята винтовка Мосина № ВР 136 калибра 7,62 и 30 патронов к ней. Захаров Т. П. задержан.
В 17.10 в своем гараже, в гаражном массиве по улице Декабристов, в автомашине обнаружены трупы Шедько М. С., 1986 г. р., инженера приборостроительного завода и Лавровой М. Л., 1988 г. р., лаборантки того же завода. При осмотре на трупах видимых телесных повреждений не обнаружено. Причины смерти устанавливаются.
В 11.40 при проведении земляных работ у дома № 7 по ул. Бережкова обнаружены две минометные мины времен Великой Отечественной войны. Установлен пост милиции. В 16.10 мины обезврежены группой разминирования в/ч 1742.
За прошедшие сутки изъяты фальшивые денежные купюры: две по 500 рублей, одна — 50 и две — 100 долларов США.
За прошедшие сутки угнаны две единицы автотранспорта:
с улицы Чернышевского ВАЗ-2106, госномер 3146 БЕ, 1989 г. выпуска, около 16.30, обратился в 18.20. В 23.10 обнаружена нарядом патрульно-постовой службы. Приняты меры к установлению преступников;
с улицы Г. Седова Мазда-323, госномер немецкий REV 4056, 1997 г. выпуска, около 19.00, обратился в 20.15. Вводится план Сирена.
Барсентьев быстро просмотрел еще несколько суточных сводок и удивленно пожал плечами. Вот открыт еще один файл.
«Стрельбу начал высокий блондин с продолговатым лицом. Волосы на голове прямые, соломенного цвета, правый висок седой. На лице над правой бровью шрам в виде полумесяца. Нос крупный с горбинкой посередине. Глаза выпуклые, неопределенного цвета. Губы тонкие. Подбородок раздвоенный. Был одет в темно-серый пиджак, в тонкую светлую полоску и белые брюки». Агент Танкер.
Справка:
«Указанные приметы соответствуют Геннадию Алексеевичу Карасеву, 12.04.69 г. р., кличка Карась, судим дважды (1987 и 1994 гг.) по стст.143 чч.2 и 3 (разбойные нападения). Освобожден по отбытии срока. Г. А. Карасев являлся правой рукой главаря «зареченской» организованной преступной группировки «Архангела», вора в законе (1996 г. — Ростов на Дону). Подозревается в совершении 4 убийств и 18 иных преступлений. В Белокаменске появился в феврале 2004 года. Состоит в ОПГ Боцмана. Прописки и постоянного места жительства не имеет. В розыске не находится. Находится в оперативной разработке».
Ст. инспектор ИАУ УВД майор милиции Г. Д.Сердюк».

Барсентьев набрал название файла «ОПГ». В ответ на появившееся на экране компьютера предложение: «Введите пароль», он набрал на клавиатуре цифровой код, заглядывая в листок бумаги, вынутой из конверта.
После этого на экране раскрылась директория с некоторым количеством подписанных желтых папок. Барсентьев дважды щелкнул мышью по папке с надписью «Кр.спр.дан.ОПГ». На экране раскрылся файл без текста. Щелчок по папке «Сост.и числ.ОПГ» — тот же результат: пусто. Он проверяет дальше, но безрезультатно, попадаются только пустые папки.
Из всех проверенных папок лишь одна содержала текст с надписью наверху «Совершенно секретно».
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
«Инструкция о порядке сбора, хранения и использования агентурной информации об организованных преступных группировках.
1. Настоящая Инструкция предназначена для использования в целях оперативных разработок…»
Барсентьев быстро просмотрел несколько страничек файла и разочарованно вздохнул. Затем, нахмурив лоб, он закурил, закрыл все файлы, проделал манипуляции по выходу из Интернета и выключил ноутбук.
Да, Барсентьев был крайне удивлен результатами поисков. Секретные оперативные материалы содержали лишь донесения агентуры. Агенты сообщали путанные противоречивые сведения, на уровне ОБС (одна баба сказала).Это были обычные слухи и пересуды, которые ходили по городу в связи с событиями в карьере. Чего там только не говорилось. Вплоть до того, что в Белокаменске существует тайная организация бывших офицеров-афганцев, то ли «Черная пантера», то ли «Белая стрела», которая и расправилась с наглыми пришельцами.
Никаких материалов, содержащих сведения о бандитских формированиях и группах, существующих в городе, файлы не содержали. В крупном процветающем промышленном центре нет никаких криминальных группировок и объединений? Странно. Очень даже странно. Этого просто не может быть!
И с утра ему следует обязательно, не откладывая, поехать к прокурору города. Уж тот то владеет положением дел в городе, осуществляя надзор за законностью в деятельности милиции и других силовых структур.













ЧАСТЬ ВТОРАЯ

В БАГДАДЕ ВСЕ СПОКОЙНО…

Утро Барсентьев начал, как и обычно, с душа. Взбодрившись под струями холодной воды, он вышел из ванной комнаты, на ходу вытираясь полотенцем.
Его внимание привлекла местная телевизионная передача. Миловидная дикторша вещала с экрана: «Белокаменск. Город по своему населению превосходящий многие областные центры, в том числе и Прикамск. Город старого и нового...»
В репортаже показали виды города. Остатки старинной крепости украшают своими могучими развалинами центр города, прилегающий к реке. Древняя церквушка примостилась всего лишь в двух кварталах от сияющего металлом и стеклом небоскреба «Камнефть». Громадный особняк купцов — братьев Терентьевых, XVIII века, в стиле «барокко», с рустовой кладкой и сложными округлыми формами, первый этаж которого блестит витринами с суперсовременной техникой.
— Наш город — город высокой культуры, — продолжала телеведущая.
На экране появилось здание театра. Афиши, которыми были оклеены две круглые тумбы на подходе к театру, пестрели именами знаменитых театральных светил в составе трупп столичных театров и театров Санкт-Петербурга.
Показалось вполне современное здание концертного зала. Судя по всему, тут весьма охотно выступали даже поп-звезды первой величины. Мощными приливами город атаковали многочисленные отряды известных юмористов.
— Наш город — город современнейшей промышленности, — послышался голос телеведущей.
Барсентьев выключил телевизор.
«Чего же не хватает Белокаменску?» — произнес вслух он, передразнивая оживленный тон дикторши.
И вполне серьезно сам себе ответил: «Ему недостает полноценной преступности».
Барсентьев оделся, подошел к окну и задумчиво посмотрел на улицу. Что же могла означать отрубленная рука? Это не давало ему покоя.
Барсентьев сел за стол, включил ноутбук и подключился к Интернету. На запрос «отрубленная рука», поисковик Яндекс сообщил о найденных 57 268 сайтах и 904 981 документе. Сбоку было добавлено, что 11 найдено еще и в товарах (!?).
— С ума сойти, — пробормотал Барсентьев, — здесь всей жизни не хватит, чтобы это просмотреть... Попробуем сузить область поиска. Так, у нас здесь убийство... Или, нет. Скорее, казнь. Сотрудника ГИБДД казнили, притом явно — показательно. Или, может быть, ритуально? Нет, ритуал здесь ни при чем, это совершенно другое...
Он стер в окне поиска надпись «отрубленная рука» и набрал слова «казнь с отрублением руки».
Система выдала сообщение о найденных 3 604 сайтах и 15 904 документах.
Уже легче, хотя все равно многовато. Ладно, стоит глянуть хоть выборочно по заголовкам сайтов...
В ходе просмотра Барсентьев узнал много интересного. В странах Персидского залива, например, за преступления, связанные с терроризмом, перед казнью приговоренному отрубают руку и противоположную ногу.
В Саудовской Аравии нет воровства, поскольку пойманному с поличным отрубают обе руки.
В Таиланде отрубают руки в качестве наказания за преступления, связанные с торговлей наркотиками.
В Китае отрубанием рук наказывают взяточников.
В Сьерра-Леоне боевики-повстанцы отрубают конечности местным жителям для устрашения и наказания непокорных.
Тема поистине была неисчерпаема...
Барсентьев уныло смотрел в мерцающий экран ноутбука.
Нет, все-таки маловато первичной информации. Может, собака зарыта в каких-то городских событиях, предшествующих... Чему? Ладно, пора ехать к прокурору.
Барсентьев набрал номер городского телефона.
— Михаил Матвеевич? …Доброго Вам утра. Барсентьев… Да, все нормально… Хочу к Вам подъехать, переговорить… Через десять минут? … Хорошо, через десять минут спускаюсь… До встречи.
Он оделся и спустился вниз. Возле входа в гостиницу Барсентьева уже ждал служебный «Вольво» последней модели, черного цвета.
Дорога не заняла много времени, приехали довольно быстро.

***

Само здание прокуратуры — старый трехэтажный особняк — со стороны улицы ограждал высокий фигурный чугунный забор. Часть дворика и дорожки были выложены специальным камнем со сложным узором. Вдоль дорожек росли редкой разновидности голубые ели. Высокое крыльцо здания было отделано мрамором и гранитом. Внутрь здания вела тяжелая дубовая дверь со строгим орнаментом. Барсентьев открыл ее и зашел в прохладный большой коридор.
Внутри здание прокуратуры блистало свежестью евроремонта. Приемной городского прокурора мог бы позавидовать любой столичный офис фирмы средней руки. Она была просто напичкана различной оргтехникой. В углу тихонько гудел высокий холодильник, на отдельном столе располагались СВЧ-печь и кофеварка-автомат.
В приемной девушка-секретарша сразу приподнялась со своего места и указала рукой на дверь кабинета.
— Вас ждут, — приветливо произнесла она.
Севидов, в прокурорской форме, с погонами старшего советника юстиции (полковник), приветливо устремился навстречу и крепко пожал Барсентьеву руку.
— Присаживайтесь, — предложил он и первым сел, но не на свое место, а на стул у приставного столика.
Барсентьев устроился напротив и с любопытством стал оглядывать кабинет.
В кабинете прокурора имелось все необходимое, начиная от устройства для уничтожения документов и заканчивая кондиционером. Присутствовали обязательные портрет Путина и российский штандарт. В правом дальнем углу виднелась дверь, ведущая, вероятно, в комнату отдыха. Сам кабинет был отделан со строгой, но, по-видимому, дорогой простотой. Чувствовалась мысль и рука опытного дизайнера.
— Кофе? Чай? Минеральную воду? — Севидов был весьма предупредителен.
— Чай, если можно.
— Зеленый, черный?
— Предпочитаю зеленый.
— Я и сам большой любитель этого напитка, — Севидов потянулся через стол и нажал клавишу на аппарате селекторной связи.
— Слушаю, Михаил Матвеевич, — раздался по громкоговорящей связи девичий голосок.
— Наташенька, сделай нам, пожалуйста, по чашке чая. Зеленого.
Повернулся к Барсентьеву.
— Ну, что там в нашей златоглавой? Куда будет направлено вскорости острие прокурорского надзора? Доходят слухи о серьезных кадровых переменах в центральном аппарате. Не поделитесь с провинциалом тем, что знаете?
— Михаил Матвеевич, я ж следователь и далек от всех этих интриг. По коврам хожу редко. А под коврами так и вовсе не ползаю. Что знаю — поделюсь. Но знаю-то я не много.
— Ну-ну, не скромничайте… Генерал все же… Наверняка вхожи и к Генеральному прокурору.
— Бываю, конечно. Но исключительно по расследуемым делам.
***
Барсентьев хорошо помнил, как он расследовал дело об убийстве известного депутата, где ему пришлось изрядно покрутиться. Косвенное отношение к убийству имели еще два депутата, а заказчиком был некто, обретавшийся за рубежом. Влиятельные должностные лица в правительстве не хотели, чтобы картина иных фактов, предшествовавших убийству, была полностью раскрыта. Речь шла о переделе крупной собственности, о подложных аукционах и еще о многом другом, что сопутствует таким переделам. Депутата убили не по этой причине, и непосредственный убийца был установлен. Но в ходе следствия попутно разматывался тошнотворный клубок, состоявший из ниток коррупции, лоббирования, подлогов, должностных злоупотреблений.
На Генерального прокурора давили. Им было принято решение о засекречивании материалов дела. Обстоятельства, установленные по делу, докладывались самому президенту. Какое президент принял решение, Барсентьев не знал. Он не следил за перестановками в правительстве. К тому времени свою работу он уже выполнил и расследовал другое дело. А то дело по непосредственному убийце было направлено в суд. Выделенная из него, засекреченная часть, осела в недрах администрации президента. По нему требовалось принятие политического решения, и Барсентьев это прекрасно понимал.

***

Впорхнувшая в кабинет симпатичная секретарша в мини-юбке внесла на подносе чашки с чаем и блюдечки с печеньем и конфетами. Прихлебывая горячий и ароматный, отменного вкуса, чай, Барсентьев не спеша поведал хозяину кабинета о некоторых столичных новостях.
— Поговаривают о замене Генерального прокурора… Якобы слишком активен по некоторым делам… Превращается в политическую фигуру… А президенту это не нравится… Прокурор должен быть прокурором… Пример со Скуратовым не должен повториться…
— Кого же назначат?
— Первым кандидатом считается полпред президента по одному из округов, ранее работавший в президентской администрации.
— Фигура известная. И, похоже, влиятельная, — Севидов взял со стола пульт и включил кондиционер.
— Возможно, это был бы и неплохой вариант для нас, прокурорских работников, но.., — Барсентьев с сомнением покачал головой.
— Есть подводные камни?
— Да нет. Просто кадровые назначения президента всегда непредсказуемы… Кто мог предугадать, например, относительно нынешнего главы правительства? Его фамилия нигде и не звучала… Но… Да и другие влиятельные лица государства…
— Может, это и правильно, — вздохнул Севидов, — даже у нас, перед назначением кого-то на повышение, появляется куча анонимок — человека поливают грязью почем зря… Потом всю жизнь не отмоешься. Как там у Чехова: то ли он украл, то ли у него украли… Однако пятно на всю жизнь. А темное оно, или светлое, никто потом уже и не помнит.
— Да, — согласился Барсентьев, — что же касается прочих кадровых перестановок — только, если придет новый Генеральный. А так вроде ничего пока не предвидится.
— Ну и слава Богу.
— Что же касается генеральной линии Генеральной прокуратуры, — скаламбурил Барсентьев, — она четко обозначена президентом — борьба с организованной преступностью, крестовый поход на коррупцию…
Рассказывая о столичных слухах, Барсентьев думал, как правильно сформулировать свои вопросы Севидову и обозначить свою позицию, чтобы не насторожить собеседника своим неверием и недоумением по поводу сложившейся, полностью непонятной ему, ситуации. И не обидеть его, не дай Бог, недоверием. Хорошим дипломатом Барсентьев не был. И хорошо запомнил слова сутенера, что новый прокурор смотрит на деяния местной милиции сквозь пальцы.
Долгие годы работы в прокуратуре приучили Барсентьева ставить вопросы коллегам напрямую. Это с подследственными нужно было работать поэтапно, ставить вначале косвенные вопросы, исподволь подбираясь к главному. Сплести хитрую сеть, соединить, казалось бы, незначительные пунктики, когда подозреваемый отвечает: «да, да, — это так». И на последний, главный вопрос, он уже не может ответить: «нет», понимая, что отрицать что-либо бессмысленно. Что он опутан невидимой паутиной, которая расставила все по своим местам, и мелочевка, казавшаяся ему совершенно безопасной, вдруг превратилась в стройную систему доказательств. И ответ на главный вопрос уже может прозвучать без его непосредственного участия. Таким образом он вынужден говорить: «да», — потому что надеется хоть этим облегчить свою дальнейшую участь. В этом состоит искусство допроса, как одного из главных следственных действий.
На столе прокурора города зазвонил один из телефонов.
— Севидов, слушаю Вас, — судя по тону прокурор разговаривал с кем-то из представителей местной власти, — нет, Константин Сергеевич… Не знаю, откуда слухи… Да нет — цель совершенно иная… Согласен с Вами… Да, сообщу, конечно… И Вам всего доброго.
Прокурор положил трубку и улыбнулся.
— Чисто по Гоголю, — весело произнес он, — «к нам едет ревизор» — такой вот слух кем-то запущен. Звонил мэр города… Якобы, прибыл прокурорский генерал из Москвы, чтобы встряхнуть весь город и пересажать всех чиновников.
Барсентьев улыбнулся в ответ:
— Да, слухи у нас либо вселяют надежду, либо порождают отчаяние, и этим ловко пользуются политики.
— Но перейдем лучше к делу. Вы, Игорь Викторович, наверное, хотите задать мне некоторые вопросы по случившимся… Не знаю даже, как их и назвать… Чрезвычайным происшествиям, скорее всего. Поскольку для нашего города это действительно «чрезвычайщина».
— Давайте об этом несколько позже, Михаил Матвеевич. Вначале я хотел бы прояснить для себя общую оперативную обстановку в городе. Я вчера просматривал информацию о состоянии преступности и, откровенно говоря, данные меня поразили.
— Догадываюсь, что Вы имеете в виду. В Багдаде все спокойно?
— Даже слишком спокойно, я бы сказал. Я просмотрел сводки за прошедшие четыре с лишним месяца 2006 года. Они явно свидетельствуют о том, что организованной и групповой преступности в городе не существует. Не орудуют здесь, похоже, и одиночные преступники-профессионалы. Убийства, грабежи и разбойные нападения случаются, но, в абсолютном своем большинстве, только на семейно-бытовой основе или на почве пьянства.
— Это действительно так. Вы не ошибаетесь.
— Но это же нонсенс! Современный российский город, в котором не существует организованной преступности? Более того, здесь, практически нет профессиональной преступности… Это поразительно. Ни с чем подобным я в своей практике не только не встречался, но даже и не слышал о таком.
— Да. Даже в захудалых районных центрах криминальный элемент сбивается в стаи и группы для облегчения своей преступной деятельности. А уж крупные города давно поделены на зоны, где властвует криминал, зачастую сращиваясь с коррумпированными представителями правоохранительных органов и продажным чиновничеством…
— Хочу заметить, что многие преступления прошлых лет фактически раскрыты. Агентурными данными выявлены имена и клички участников побоищ, применявших огнестрельное оружие и совершивших убийства. И, тем не менее, дальнейший ход делам не дан. Почему?
— Это очень длинная история, — вздохнул Севидов, — с чего бы начать?
— Пусть это покажется банальным, но давайте начнем с самого начала. В связи с расследованием этих загадочных дел меня интересует все. Абсолютно все. Даже на уровне слухов. Ну, а Вы-то обладаете самой полной информацией.
— Хорошо. С начала, так с начала. Еще чаю?
— Не откажусь.
— Наташенька, — Севидов нажал нужную клавишу, — ни с кем меня не соединяй и, пожалуйста…
— Уже несу, Михаил Матвеевич.
Секретарша, заинтересованно стрельнув глазками в сторону Барсентьева, сноровисто убрала на подносик грязные чашки и поставила свежие, дымящиеся.
— Спасибо, — почти хором произнесли оба.
Секретарша вышла.
— Да, в Белокаменске полностью отсутствует организованная преступность, — Севидов отпил глоток чая.
Барсентьев последовал его примеру.
— Не серчайте, но скажу по-казенному. Причиной этого является принципиальная позиция руководства управления внутренних дел, поддержанная прокуратурой города.
Севидов помолчал несколько секунд, затем продолжил.
— В свое время преступным миром Белокаменск был разделен на зоны влияния. Авторитеты обложили данью все мало-мальски прибыльные предприятия. Случались и разборки, и убийства. Преступность, коррупция, проституция, наркомания — городу были, в той или иной мере, присущи все современные пороки, как и любому другому крупному индустриальному центру.
Вопреки опасениям столичного гостя, прокурор города воспринял поставленные вопросы спокойно, с пониманием, и стал рассказывать обо всем обстоятельно, не торопясь.
— Нельзя сказать, что городские правоохранительные органы смирились с существующим положением и ничего не делали. Уголовные дела возбуждались, преступники лишались свободы. Но система не менялась, поскольку в тюрьму, как водится, попадали не самые крупные рыбы. Верхушка оставалась на свободе, по причине отсутствия веских доказательств ее преступной деятельности…
— Как и повсюду, — удрученно подтвердил Барсентьев.
— Авторитеты имели тесные связи со многими чиновниками из городской администрации. У них на содержании находились и некоторые работники милиции. В результате криминалитет был, в принципе, неуязвим, поскольку братки постоянно находились в курсе всех оперативных разработок правоохранительных органов города.
— Увы, и это общая беда, в том числе и у нас в столице, — Барсентьев старался вставлять свои фразы, по опыту зная, что рассказчику проще все охватить и довести до собеседника в форме диалога, пусть даже и куцего.
— Иногда, для выпускания пара, главари сами выдавали мелких сошек, и тогда подкупленные журналисты в средствах массовой информации выдавали это за крупные успехи в борьбе с преступностью, безбожно раздувая значение содеянного милицией. Это всех устраивало. Никто не предлагал каких-то радикальных рецептов, их и не видели, и не искали, потому что подобное положение дел существовало в стране повсюду и повсеместно.
— И это знакомая всем картина.
— Раскрывать же тяжкие преступления, связанные с убийствами, рэкетом, бандитскими разборками, в таких условиях было очень сложно. Агентурная работа вообще была сведена к нулю.
— Да. Здесь нужна информация из первых рук. Сам с этим сталкивался в своей работе, — утвердительно кивнул головой Барсентьев.
— Ну вот. Находят, скажем, трупы двух боевиков из какой-нибудь группировки — и все. «Глухарь» — преступление раскрыть невозможно. Хотя, в принципе, известно — состоялось междоусобное столкновение. Но, даже если кого и прихватили на месте, то противоположная, потерпевшая, сторона в лице своих боевиков показаний по этому поводу не дает. Стычка произошла случайно, с какими-то незнакомцами, и все тут.
— Это, если еще трупы находят, — предположил Барсентьев, — как правило, братки их стараются прихватить с собой и тайно похоронить…
— Совершенно верно. И следствие в данном случае бессильно, других улик нет. Выяснение отношений в криминальной среде, в подавляющем большинстве случаев, происходит в безлюдных местах. Их участники нагло лгут следователю, а посторонних свидетелей и других доказательств нет. Вот и зависают эти дела приостановленными — «за неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых».
— А иногда не очень-то и стараются следователи и оперативники раскрывать эти убийства… По принципу: двоих бандюков не стало, и это уже хорошо — на земле стало чище.
— И так бывает. Закурите? — Севидов взял пачку сигарет со стола.
— Пока не буду. Вчера норму перевыполнил…
— Ну, в таком случае и я воздержусь, — Севидов положил сигареты обратно и продолжил не спеша, — все в корне начало меняться с приходом нынешнего начальника криминальной милиции, который вот-вот должен быть назначен начальником управления внутренних дел. Он впервые поставил вопрос по-гамлетовски: «быть или не быть». Под стать ему оказался и прибывший в город несколько позже Легин, нынешний начальник уголовного розыска. Вместе они сколотили команду единомышленников, затем нашли союзников в руководстве городской администрации, а также среди крупных хозяйственников и предпринимателей, которые пообещали финансовую поддержку кардинальным мерам.
— Вот как? — удивился Барсентьев, — и те не побоялись карающего бандитского меча? Поверили ментам?
— Крастонов очень умен, — усмехнулся Севидов, — он не стал начинать со всеохватывающих показушных мер. На это, во-первых, наличных сил не хватало. А, во-вторых, ему сначала нужно было обозначить реальность своих намерений, добившись успеха на каком-то отдельном этапе.
— Оч-чень интересный подход! И с чего же он начал?
— Он начал с проституции, которая, сама по себе, будучи околопреступной средой, являлась поддержкой криминалитета в плане общего развращения нравов горожан. И подпитывала его финансово, отстегивая авторитетам и в общак часть своих немалых доходов. Через три месяца проститутки исчезли с улиц города, а затем закрылись и все заведения типа массажных кабинетов с эротическим оттенком. Организаторы и силы поддержки прибыльного бизнеса на женском теле были привлечены к уголовной ответственности, и по приговорам судов отправились в места лишения свободы.
— Замечательно. И, действительно, толково.
— Авторитет по кличке Ковбой, крышевавший проституцию, попытался было сопротивляться этому процессу, но был вскоре задержан за наркотики.

***

…По улице на большой скорости двигался черный «Мерседес» последней модели, его неотлучно сопровождал джип.
Вдруг сбоку от тротуара выдвинулся гибедедешник и замахал полосатым жезлом, предлагая «Мерседесу» остановиться.
Худощавое лицо человека за рулем «Мерседеса» с тонкими подбритыми усиками и в ковбойской шляпе презрительно скривилось, он сплюнул в сторону, в открытое окно, и по всему было заметно, что скорость снижать не собирается.
Вдруг лихой водитель заметил поодаль две милицейских автомашины, на которых тут же включились мигалки, и «омоновский» автобус на тротуаре. В такой ситуации ничего не оставалось, как подчиниться. Он нехотя нажал на тормоз и, сворачивая к тротуару, остановился.
— Че надо, командир? — процедил мужчина в ковбойской шляпе сквозь зубы подошедшему гибедедешнику.
— Мне — ничего, — усмехнулся тот, — а вот эти ребята хотят с тобой поговорить…
Омоновцы в это время выскочили из автобуса, окружили остановившийся вслед за «Мерседесом» джип, и начали обыскивать братков, ехавших в нем. Вдруг произошло оживление, омоновцы нашли у одного из них пистолет и начали запихивать всех подряд в автобус.
Милицейские машины тем временем заблокировали «Мерседес».
К автомобилю подошел Легин в гражданском костюме, сидящем на нем, как всегда, нелепо. Рядом с ним шел здоровяк в омоновской пятнистой форме со знаками различия капитана.
— Выходи, Ковбой! — отрывисто скомандовал Легин.
— В чем дело? Что за беспредел? — человек в машине нажал кнопку на панели, боковое стекло закрылось и замки защелкнулись, блокируясь.
На тротуаре образовалась небольшая толпа зевак, заинтересовавшись происходящим.
Омоновец молча приподнял ногу, слегка развернулся и, вытянув ее, как в прыжке, ударил кованым каблуком тяжелого ботинка в стекло автомобиля. Оно полностью рассыпалось. Омоновец поднял пальцами вверх кнопку замка и рывком открыл дверцу машины.
— Приведи сюда пару посторонних граждан, — скомандовал Легин гибедедешнику.
Омоновец в это время вытащил упирающегося человека из машины. Тот и на самом деле носил наряд ковбоя: короткую курточку и джинсы в заклепках, подпоясанные широким желтым ремнем, на ногах — сапоги с узкими носами, на высоких каблуках.
— Руки на капот, — прорычал омоновец, сопровождая слова сильным тычком локтя в ребра задерживаемого.
Тому пришлось подчиниться. Он стал в классическую позу: согнувшись, упираясь руками в капот и широко расставив ноги. Шляпа сдвинулась на спину и удерживалась лишь резинкой за шею.
Гибедедешник привел двоих понятых.
Легин ловко охлопал сзади тело задержанного своими широкими ладонями, ничего не нашел и повернул его лицом к себе. Стал шарить по внутренним боковым карманам курточки, продолжая поиски, достал бумажник, еще какие-то бумажки. Не глядя, он передал все это подошедшему оперативнику. Затем снял и вывернул наизнанку ковбойскую шляпу. Ничего.
Задержанный торжествующе ощерил зубы.
И вдруг Легин наклонился вглубь машины и вытащил снизу, из-под водительского сиденья, небольшой целлофановый пакетик.
— Так, а это что такое?
— Это не мое! — заорал Ковбой, — подбросили, ментяры подлючие!
Легин потряс пакетик за уголки, покрутил его в руках. Внутри пакетика пересыпался светло-серый порошок.
— Знакомая «дурь», — произнес Легин невозмутимо, — похоже на ЛСД, а если по научному, то диэтиламид лизергиновой кислоты, сильнейший синтетический наркотик… Засвидетельствуйте, граждане, факт изъятия.
— Не мое! — продолжал яростно кричать Ковбой, но двое подоспевших оперативников уже затолкали его в милицейскую машину…

***

— Ему было предъявлено обвинение в перевозке наркотических веществ, — продолжал свой обстоятельный рассказ Севидов, — Ковбой был арестован и после короткого следствия отдан под суд.
— Обычный милицейский прием, — усмехнулся Барсентьев, — но сегодня он не всегда проходит…
— Вы угадали. Судья, однако, усомнилась, в достаточности доказательств и назначила дактилоскопическую экспертизу пакета, в котором находился наркотик. Экспертиза установила наличие на пакете множества отпечатков пальцев, но ни один из них не принадлежал подсудимому. Ковбой был оправдан, выпущен на свободу и, почувствовав себя неуязвимым, стал добиваться пересмотра приговоров по своим подельникам. И, более того, вновь предпринял попытки восстановить широкомасштабную торговлю женскими прелестями.
— И его задерживают во второй раз, но уже с гранатометом и всеми нужными свидетельствами, вплоть до отпечатков пальцев ног на гранатомете, — весело рассмеялся Барсентьев.
— А вот здесь вы не угадали, — Севидов был невозмутим, — через несколько дней пятисотый «Мерседес» авторитета взлетел на воздух. В автомашине вместе с ним ехали три «бригадира», то есть руководители преступных объединений — бригад. Следствие установило, что причиной взрыва явилось неосторожное обращение кого-то из находившихся в машине с взрывоопасным предметом, а, именно, с противотанковой гранатой. Дело было закрыто. Боевики Ковбоя, оставшись без руководства, разбежались кто куда и многие влились в бандформирования других городских авторитетов. Больше проституцию в городе возрождать никто не пытался…
Севидов рассказывал обо всех этих событиях совершенно бесстрастно, никак их не комментируя.
— Ну-у, знаете, — протянул Барсентьев, — это все-таки смахивает на…
Но не стал резко выражать свое мнение по этому поводу, боясь спугнуть откровенность прокурора города.
— Известное дело, — в его голосе слышалась явная ирония, — боевики только и ездят в машинах с противотанковыми гранатами. А по дороге еще и изучают их устройство. И понятия не имеют, что, если выдернуть из гранаты выдающуюся из корпуса маленькую штучку, то она рванет. И если уж ей можно подорвать танк, то что там осталось от автомобиля и его обитателей.
Севидов поднял спокойные глаза на Барсентьева и упрямо сжал губы.
— Как бы то ни было, — его тон ничуть не изменился, лишь желваки прокатились по щекам, — следствием была установлена грубая неосторожность погибших.
— Не будем спорить с выводами следствия, — Барсентьев уже понял свою ошибку и сменил тон, а затем и поменял тему, — давайте закурим.
Севидов протянул сигареты. Оба прикурили от прокурорской зажигалки.
— Значит, с проституцией в городе было покончено раз и навсегда?
— Во всяком случае,— поправился Севидов, — открытого массового явления торговли женским телом в городе не стало. Хотя одиночки, конечно, работают и сейчас на свой страх и риск.
— Михаил Матвеевич, — не выдержал Барсентьев, — а Вам не кажется, что с девушками по вызову милиция нравов обращалась иногда излишне жестко? — следователь припомнил слова сутенера о том, что девицы подвергались татуировке, но молчали и ходили, как в воду опущенные. — Я слышал, им принудительно делали похабную татуировку?
Севидов нажал на кнопку селектора и попросил принести еще чаю, если столичный гость не возражает. Барсентьев не возражал.
— Все это на уровне слухов, — немного помолчав, ответил прокурор и пожал плечами. — Ни одного заявления о каком-то совершенном над ними насилии, от жриц любви в прокуратуру не поступало. Лично я тоже татуировок не видел. Откровенно говоря, я допускаю, что эти слухи порождала сама милиция для запугивания проституток с целью прекращения ими занятий этим ремеслом.
Секретарша внесла поднос с чаем, поставила на приставной столик чистые чашки, и вышла, унеся грязную посуду.
— Чай просто замечательный, — похвалил Барсентьев, и выжидающе замолчал, предоставляя Севидову продолжить затронутую тему.
— Спасибо. Я большой любитель этого напитка, — прокурор пригубил из чашки и продолжил, — что касается излишней жестокости милиции… Согласитесь, что эксплуатация девушек на ниве секса — все же отвратительное явление. Да, в некоторых странах она узаконена. Но там проститутки являются обычными наемными работницами, со всеми правами и со своим профсоюзом, защищающим их интересы.
Зазвонил внутренний телефон.
— Слушаю Вас. Нет, зайдите, пожалуйста, с делом после обеда. А сейчас будьте на месте, возможно, Вы понадобитесь, — прокурор положил трубку. — Это следователь, который ведет дело по факту исчезновения Вашего коллеги, Логинова Владимира Сергеевича, Вы ведь тоже хотели бы с ним пообщаться?
— Безусловно, но чуть позже. Мы ведь уже с ним кое-что обсуждали.
— Так вот, возвращаясь к теме проституции. Там, — Севидов ткнул большим пальцем правой руки куда-то за свое плечо, — это своеобразный вид женского труда, защищенный законом. У нас — это сплошной беспредел, а по вредности и опасности профессии его можно поставить на место в первой пятерке самых тяжелых профессий. Этих женщин обирают сутенеры и «мамки». Их насилуют и унижают братки, устраивая так называемые «субботники». Их может избить, не заплатив за работу, любой подонок. Они подхватывают самые страшные болезни, а средняя продолжительность их жизни… Да что это я Вам лекцию читаю, — спохватился Севидов, — Вы знаете все не хуже меня.
— А еще и милиция к ним излишне жестока, — вернулся к интересующей его теме Барсентьев.
— Милиция… Знаете, отвечу, не как прокурор, а как простой обыватель. Есть зло. Избавиться от которого можно только путем полнейшего искоренения. При этом допустимы любые средства. Чтобы победить болезнь навсегда, нужно уничтожить не просто ее вирусы в отдельно взятом организме, следует обезвредить разносчиков вирусов. Либо путем вакцинации, либо… Помните, что заявлял главный санитарный врач России по методам профилактики птичьего гриппа? Вы с этим согласны?
— Отчасти, — ушел от прямого ответа Барсентьев.
— Ну вот. Как говорится: цель оправдывает средства. Так, по-моему, говорил Макиавелли? Чтобы навсегда освободить человечество от любого зла, допустимы любые средства, — продолжил Севидов.
Немного помолчал и добавил, — а как прокурор, я уже говорил, что никаких жалоб на этот счет не поступало. Значит, закон не нарушен.
«Положим, Никколо Макиавелли, итальянский политик, историк и писатель говорил, а точнее, писал не так. — подумал Барсентьев. — В своей книге «История Флоренции» он считал допустимыми любые средства ради спасения государства. А формулировка: «Цель оправдывает средства» принадлежит, скорее, доктору Йозефу Геббельсу, министру пропаганды нацистской Германии. Но приписывают это выражение почему-то непременно знаменитому итальянцу».
В дискуссию по этому поводу он, однако, вступать не стал, как не стал оспаривать и далеко не бесспорную мысль: «если жалоб нет, значит, закон не нарушен».
— Допустим, — употребил нейтральное слово Барсентьев. — Итак, с проституцией, как с антиобщественным явлением, в городе покончено. Что же было дальше?
— А дальше, или, скорее, параллельно с этим отдел Легина проводил работу по выявлению сети наркобизнеса — Севидов встал, повел плечами, будто бы встряхнулся, и спросил, — Вы не устали меня слушать?
— Вовсе нет, и это без всякого преувеличения, — ответил Барсентьев, — Ваше сухое повествование для меня увлекательнее «Тысячи и одной ночи». И многое для меня является открытием. А дальше, я думаю, будет не менее интересное продолжение.
— Вы правы, — прокурор впервые лукаво улыбнулся, — история очищения Белокаменска от скверны очень интересна. И весьма поучительна.
Севидов вновь сел напротив собеседника.
— С наркоманией, хотя она и не была бичом города, пришлось посложнее, — прокурор протянул сигареты, дал прикурить собеседнику, прикурил сам и положил зажигалку в карман.
— Если проституция вся на виду, то установить, кто торгует наркотиками, чрезвычайно сложно. Задержанные наркоманы, как правило, даже при жесточайшей ломке, не желают выдавать имена тех, кто снабжает их наркотиками. Не секрет, думаю, и для Вас, что милиция использует именно ломку наркомана, чтобы добыть сведения о торговцах наркозельем. Но даже, если это удается, она выходит всего лишь на наркодилера, мелкого распространителя наркотиков. А вот тот уже на допросе молчит насмерть. Потому что знает, — за признанием действительно последует смерть, то ли в камере, то ли на воле. Все равно достанут. Таков закон серьезной организованной преступности. Опять сбился на разъяснение простых истин.., — Севидов с досадой ткнул сигаретой в пепельницу.
Нет-нет, — запротестовал Барсентьев, — как раз с делами по наркотикам я практически не знаком, и никогда их не вел.
Что было правдой лишь отчасти. Дел таких он, действительно, не вел, но представление о механизмах наркоторговли имел неплохое. Просто ему полезна была сейчас любая информация о составляющих местной преступности, различных нюансах преступной деятельности, местных особенностях по способам и методам борьбы с ней. Только так можно было выйти на какой-то след, ухватиться за любую ниточку, ведущую к причинам исчезновения Логинова и проливающую свет на странные нераскрытые убийства. И, хотя прокурор города старался выражать свои мысли по-прокурорски, обволакивая их юридической фразеологией и не делая никаких резюме в связи с изложенным, но кое-что Барсентьев для себя уже уяснил. Образно говоря, глина для соответствующего кирпичика была замешана.
— Наркобизнес, сам по себе являясь преступным, еще и.., — Севидов замешкался, подыскивая подходящее слово, — порождает.., нет, плодит все новые и новые преступления. Наркоман ведь остановиться уже не может, а дозы — дорогие и требуются каждодневно. Он может, например, и такие случаи были, молотком пристукнуть старушку только ради того, чтобы добыть деньги на одну разовую дозу. В нашем городе, не столь уж больном этим недугом, каждое девятое преступление совершалось на почве наркомании, из них две трети тяжкие — убийства, грабежи, разбои. Ну и все наркоторговцы платят за свою спокойную жизнь тем же авторитетам, поддерживая, тем самым, организованную преступность. Я думаю, этот метастаз был у нас еще в зародыше. Лет через пять он, возможно, охватил бы своими щупальцами весь город…
— Но здесь пришел Крастонов…, — с неуловимой иронией продолжил за прокурора Барсентьев.
— Но здесь пришел Крастонов, — эхом, но без тени иронии, подтвердил Севидов. — Не знаю уж, как это ему удалось, оперативных материалов на этот счет нет, или же они уничтожены. Но он внедрил в сеть наркоторговцев двух своих агентов. Пока весь город шумел и бурлил, наблюдая перипетии борьбы с проституцией, агенты, не спеша, изучали изнутри географию сети наркобизнеса. Один из них был убит, то ли случайно, то ли его раскрыли — доподлинно установить не удалось. Нашли его в канализационном люке, смерть наступила от удара шилом в сердце. Крастонов вычислил убийцу…
Севидов закашлялся и потянулся к бутылке с минеральной водой, — водички не хотите?
Нет, — отрицательно качнул головой Барсентьев.
— Убийцу определили, — продолжал прокурор, вытирая платком пот со лба, хотя в кабинете было вовсе не жарко. — Но взять не успели. Он был найден мертвым в квартире своей любовницы. Экспертиза показала, что смерть наступила от передозировки наркотического вещества — производной героина. Таким образом, выяснить истинную причину смерти агента не представилось возможным. Возможно, в той ситуации наркоман просто охотился за очередной дозой.
— Что маловероятно, поскольку наркоманы практически не нападают на молодых и здоровых людей, — предположил Барсентьев.
— Согласен. К тому же убийца не был законченным наркоманом, так, баловался иногда. И числился он в самой мощной преступной группировке города, возглавляемой вором в законе Евсеем Лапиным по кличке Боцман, семь раз судимым. Эта группировка, в основном, и держала в руках всю наркоторговлю.
— А сколько всего в городе было организованных преступных групп — перебил Барсентьев, — что-то я ничего не нашел по этому поводу в представленных мне милицией данных?
— Четыре. Северо-западную часть города, где сосредоточена промышленность, а также наркоторговлю, производство и распределение алкоголя контролировал Лапин, он же Боцман. Прибрежную часть, где и были расположены все злачные места, и проституцию — Ковбой, он же Виктор Митюков.
— Кстати, а как давно он погиб?
— В сентябре прошлого года, — ответил Севидов и продолжал рассказ.
— Юго-западная часть — «спальный» район города, где, в основном, жилье, автомобильные стоянки и гаражные кооперативы — находилась под контролем Юрия Тишина по кличке Тиша. Он же опекал и весь автомобильный бизнес. И, наконец, весь восток взял под свою крышу тоже старый вор в законе, Андрон Косарев, он же Косарь. Ему же были подконтрольны игорный бизнес и продовольственные, а также вещевые рынки. После смерти Ковбоя наследство, в основном, поделили между собой Лапин и Косарев. Тише почти ничего не досталось, отчего были вялые попытки с его стороны начать войну за передел наследства. Но быстро они прекратились, так и не преобразившись в боевые действия. Видно, «законники» приняли свои меры.
Севидов вопросительно посмотрел на собеседника, как бы спрашивая: достаточно? Или развивать тему дальше?
— Извините, что перебил, — улыбнулся Барсентьев, — просто трудно воспринимать куски информации, ничего не зная о целом. Пожалуйста, дальше о ликвидации наркобизнеса.
— А дальше и рассказывать-то нечего. Крастонов мгновенно отозвал второго агента, и в ту же ночь внезапно была проведена крупная операция с привлечением всех милицейских сил. Были задержаны все наркоторговцы. Повезло лишь одному, который в это время отдыхал за рубежом. Естественно, в город он больше не вернулся. Прихватили и бóльшую часть мелких торговцев — наркодилеров. В ходе операции были изъяты десятки килограммов различных наркотических веществ и прекурсоров, точной цифры уже и не помню. Медицинские наркосодержащие препараты в заводской упаковке и с надлежащей маркировкой были переданы в больницы и аптеки. Все остальное публично сожгли на набережной, в присутствии большого количества зевак. Доподлинно сейчас не припоминаю, но, по-моему, все задержанные были осуждены.
— Неужели Крастонова не пытались убрать?
— Пытались, причем дважды, но оба раза неудачно. Первый раз стреляли по его автомашине, когда он утром ехал на работу. Но снайпер, вероятно, неправильно взял упреждение, и пуля попала в багажник машины. Не исключено, что стреляли просто на устрашение. Расстояние, правда, было большое. Карабин с оптическим прицелом нашли в чердачном помещении девятиэтажного дома на другой стороне улицы. Покушение не раскрыто. Скорее всего, это был залетный, как сейчас говорят, киллер, и договаривались с ним накоротке с соблюдением конспирации. Второго киллера-неудачника взял сам Крастонов, когда тот в три часа ночи устанавливал под его дверью растяжку с гранатой Ф-1, то бишь «лимонкой».
— Вот это бдительность, — не удержался Барсентьев.
— Коридор и дверь в квартиру контролировались специальной охранной системой. У нас сейчас этой техники хватает. Да вы и сами, наверное, уже обратили внимание и на здание прокуратуры, и на технику. Попозже раскрою причины этого изобилия. — Севидов повел рукой, указывая на обстановку и убранство кабинета, и продолжил:
— Задержав преступника, Крастонов сразу повез его в УВД и допрашивал лично, — Севидов хитро прищурился, — судя по неважному виду незадачливого взрывника, которого привезли ко мне для дачи санкции на арест, во время допроса ему пришлось нелегко. Но имя человека, отдавшего приказ о минировании двери начальника криминальной милиции, он не назвал. И на мой вопрос о заказчике он ответил просто: «Лучше отсидеть хоть пять лет, и выйти живым и здоровым, чем подписать себе в кабинете прокурора смертный приговор, который исполнят сокамерники в течение суток».
— Да, — вздохнул Барсентьев, — к сожалению, некоторые неписаные воровские законы гораздо эффективнее наших писаных.
— Впрочем, о заказчике можно было догадываться. Приказ был отдан главарями преступного мира Белокаменска. Кем-то из троих. Либо всеми тремя сразу. Конечно, они не собирались равнодушно созерцать, как отрываются и уничтожаются лакомые куски их криминальных вотчин…
Барсентьев не припоминал случаев, чтобы милиция действовала столь решительно и бескомпромиссно, как это было в Белокаменске. Вероятно, это ошеломило криминальных отцов города, и они не знали, что предпринять для прекращения внезапно начавшегося наступления сил правопорядка на подопечные им преступные сообщества.
Тем более разительно, резким диссонансом, выделялось массовое убийство залетных братков, при которых было обнаружено огнестрельное оружие. Лишь один из семнадцати был безоружен. Получалось, что вооруженные бандиты, обычно относящиеся с презрением, как к чужой, так и своей жизни, не успели или не сумели оказать сопротивление? Это какие же должны быть организованность и мощь нападавших? Да еще и техническое оснащение в виде бульдозера, который, по-видимому, подвезли на специальной большегрузной автомашине. Выходило, что нападение было совершено суперорганизованными преступниками, вооруженными современным автоматическим оружием и профессионально обученными ближнему бою.
Безусловно, и убийство инспектора ГИБДД совершено профессионалом или профессионалами высокого класса. Поскольку служба эта весьма специфическая и опасная, то ее работники обучаются действиям при возникновении внезапных, нештатных ситуаций. Тем не менее, инспектор был застигнут врасплох…
И в то же время здесь этих профессионалов не существовало в природе. Никакими достоверными сведениями о наличии в городе такой группировки местная милиция не располагала. Это при том факте, что агентурная служба была на высоте. Что же она сейчас-то пробуксовывает? Детские сказочки о какой-то там Красной стреле офицеров-афганцев… Или Черной пантере… Где же зарыта собака?
— Подвергшись массированной атаке со всех направлений, главари попытались, как обычно, через своих людей в городской администрации и милиции, наладить контакты и предложить откупные или откат неожиданному противнику, — продолжал Севидов. — Но те только бессильно развели руками, пришельцев никто толком не знал…
Он посмотрел на часы.
— Ого! Заговорились мы совсем, а время то уже..., как говорится, война войной, а обед — по расписанию. Здесь неподалеку есть хороший тихий ресторанчик…
— Нет, нет, — Барсентьев извиняюще улыбнулся, — мне непременно нужно побывать в гостинице. Как-нибудь в следующий раз с удовольствием. Должна звонить жена, а мой мобильник остался в номере.
Что ж, — прокурор развел руками, — тогда прошу в машину, я выйду у ресторана, а Вас подбросят к гостинице. Как расположились, кстати? Может, что требуется? — он открыл дверь, пропуская Барсентьева вперед, — культурную программу вечером, например, можно организовать. Кажется, у нас МХАТ сейчас на гастролях…
Барсентьев не любил театр, считая это искусство излишне притворным и ненатуральным. Впрочем, современный театр привел его в ужас и своим натурализмом, когда однажды он случайно попал на спектакль, где актеры вполне натурально изобразили групповое совокупление. Предложение Севидова застало его врасплох, однако все время отказываться было как-то неудобно. Не пойдешь — сочтут букой нелюдимым. Или, еще хуже, высокомерным столичным выскочкой. И то, и другое может привести к потере наладившихся уже контактов.
И он с деланной радостью воскликнул, — С удовольствием, но, если можно, через парочку дней. Хочу немного освоиться, мысли в порядок привести, информацию по полочкам разложить. С корабля на бал, знаете ли…
— Принято, — понимающе согласился Севидов, — через пару дней как раз суббота, так я распоряжусь?
Барсентьев обреченно кивнул головой.

***

Ранним утром к большому современному офису в центральной части города подъехал джип. Из него вышли четверо громил, этаких быков, и прошагали к офису. У каждого из них в руках был длинный черный пластиковый пакет.
Навстречу им выскочил охранник, — вы к кому, — всполошенно закричал он.
Первый из громил, старший среди приехавших, с фигурой отставного тяжелоатлета, раскормленный, с заплывшими глазками, молча ударил его со всего маху по лбу громадным кулачищем. Охранник упал навзничь, потеряв сознание.
Пришедшие поднялись на второй этаж и пошли по коридору, читая таблички на дверях. Дойдя до той двери, где было написано «Генеральный директор», тяжелоатлет толкнул ее и все зашли внутрь.
Из-за столика вскочила секретарша и молча уставилась на вошедших испуганными глазами.
— У себя? — прорычал старший.
— К-кирилл Сергеевич? — пролепетала секретарша.
— Ну!?!
— Да, но он занят и…
— Заткнись, шалава! — громила схватил с бокового столика красивую вазу, вытащил из нее цветы и швырнул их на пол.
Девушка с испугом попятилась.
— Садись, цыпа, и держи, — он сунул ей в руки вазу и толкнул в кресло. Из вазы выплеснулось немного воды.
Громила взял с того же столика чайник и налил вазу водой доверху.
— Сиди смирно и держи аккуратно! — грозно прорычал он, — прольешь хоть каплю — удавлю. Усекла?
Губы девушки задрожали, глаза наполнились слезами, и она лишь молча кивнула головой.
Старший рывком открыл дверь в кабинет.
Кабинет был заставлен оргтехникой и прозрачными стеллажами с образцами фигурного литья. За столом сидел мужчина лет тридцати пяти, в светлом костюме и рубашке, но без галстука. Он изучал компьютерную распечатку, держа в уголке губ соломинку для сока. Стакан с желтоватым соком стоял рядом на столе.
Мужчина поднял голову на шум открывающейся двери и с недоумением, которое тут же сменилось страхом, уставился на вошедших. Соломинка выпала у него изо рта, он потянул, было, руку к селекторной установке, но один из вошедших достал из пакета бейсбольную биту, с размаху ударил по аппарату, и во все стороны разлетелись осколки пластмассы.
— Застынь! — угрожающе рявкнул старший.
Мужчина покорно откинулся в кресле.
— Давайте! — старший кивнул своим подельникам в глубину кабинета. Сам он сел в кресло перед столом хозяина кабинета и положил свой пакет на стол.
Остальные вынули биты из пакетов и стали крушить оргтехнику и стеллажи. Пройдясь до противоположной стены, они огляделись: остались целыми лишь большие напольные часы, стоящие у боковой стены, рядом со столом директора и компьютер на боковом приставном столике.
Один из налетчиков с размаха ударил битой вдоль столика. Бац! Большой плоский экран монитора разлетелся вдребезги, оттуда засверкали искры, зачадил дымок.
Директор вжался в кресло, закрывая руками голову.
Бац! Разлетелось от очередного удара стекло напольных часов, и стрелки застыли, показывая время — 9 часов 37 минут.
Налетчики осмотрелись. Ничего целого больше в кабинете не осталось.
— Вроде все, Карась, — сказал один из них.
Старший махнул им рукой в сторону выхода. Они сложили биты в назад пакеты и вышли.
— О, забыли, — громила у двери, обернувшись, ткнул пальцем в стакан с соком.
Он вернулся, поднял стакан и рывком выплеснул его содержимое директору на грудь. Тот в испуге отшатнулся, по пиджаку и рубашке потекли желтые струйки.
Громила швырнул стакан в стену, тот разлетелся на мелкие осколки. Затем амбал довольно сощурил заплывшие глазки, посмотрел на директора и ухмыльнулся.
— Это только показательное выступление, — произнес он и положил руку на свой пакет.
Директор испуганно вытаращился по направлению этого жеста.
— Не хочешь обязательной программы, — громила выразительно постучал сжатым кулаком в открытую ладонь, — гони башли.
— У меня сейчас нет денег, — дрожащими губами произнес директор, — временные трудности, знаете ли…
— Это твои трудности, — скаламбурил громила и захохотал плещущимся смехом, — хе-хе, временные, а чтоб они не стали постоянными… Повторить?
— Не надо… Но… Вы не могли бы подождать несколько дней?
— Послушай, баклан! Я, ш-што — похож на шутника?
— Нет-нет.
— Ну, так гони бабки!
— Но мне надо собрать нужную сумму.
— Ну так собирай. Чтоб к вечеру деньги были. Ставку помнишь?
— Да.
— Ты должен за три месяца. Плюс стопроцентный процент за просрочку. Внял?
— Да. Деньги будут к шестнадцати часам.
— Когда? — не понял громила.
— К четырем часам, после обеда.
— То-то же. А это тебе — черная метка.
Громила выщерился и извлек из пакета сверток, перевязанный простым шпагатом. Когда шпагат был развязан и сверток освободился от оберточной бумаги, то оказалось, что это — древний утюг, который нагревается углями. Бандит с размаху кинул его на стол перед директором. Тот вздрогнул.
— Это напоминание для тех, кто не понял, или сидел в последнем ряду и плохо слышал. Пусть стоит у тебя на столе, пока не отдашь башли, — громила помахал рукой, — ну, до скорого.
Он вышел из кабинета в приемную, где, столпившись возле секретарши, держащей вазу с водой, гоготали остальные бандиты.
— Пока, цыпа, — громила потрепал ее за щечку своей ручищей. Та, в испуге, уронила на пол вазу с водой, в стороны полетели осколки стекла и брызги.
Раздалось сплошное гоготанье.
— Линяем — на ходу бросил старший, и они поспешили к выходу.

Ровно в 16-00 того же дня к зданию, на которое было утром совершено нападение, вновь подъехал черный джип. Из-за руля, не спеша, выбрался давешний громила по кличке Карась и зашел в офис.
В приемной сидела все та же секретарша. Она вновь испуганно посмотрела на вошедшего.
— Директор есть? — процедил он.
Секретарша молча утвердительно кивнула головой.
Карась зашел в кабинет, где была та же обстановка погрома. Директор все так же сидел в кресле, правда, сменил костюм. На столе, рядом с утюгом, красовалась картонная коробка из-под обуви, залепленная скотчем.
— Ну, где бабки? — весело спросил Карась.
Директор молча кивнул на залепленную скотчем коробку.
— Все?
— Все, что сказали, — уныло кивнул директор.
— Щас глянем!
Карась подошел к столу, взял в руки коробку и начал отдирать клейкую ленту.
Внезапно распахнулась дверь, и в кабинет ворвались несколько человек, одетых в гражданское, с пистолетами в руках. Они побежали к столу. Один из них, это Легин, без оружия в руках.
— Стой! — кричит тот, который вооружен, направляя пистолет в сторону Карася, — подними руки и отойди к стене!
Карась обернулся, выпустил из рук коробку и схватил массивное кресло.
— Хрен вам! — заорал он и швырнул креслом в бегущих.
Пользуясь некоторым наступившим замешательством, бандит схватил вооруженного мужчину поперек туловища и, почти без размаха, швырнул в стену. Тот ударился плечом и выронил пистолет.
А Карась уже потянул руки к Легину, — а ну-ка, падла ментовская…
Легин спокойно сделал шаг в сторону и сильно ударил левым кулаком в солнечное сплетение громилы. Особого результата не последовало.
Карась вновь развернулся и свинговым ударом попытался достать голову Легина.
Легин быстро пригнулся, избегая удара, и ударил противника — уже в лицо.
Бац-бац-бац, — серия быстрых и точных ударов мотала голову Карася из стороны в сторону.
Ошеломленный, он еще пытался сопротивляться.
Однако на налетчика набросились остальные оперативники и, заламывая Карасю руки назад, надели на них наручники.
— У, суки! — захрипел он, но сопротивляться перестал.
Его вывели из кабинета.
Легин внимательно осмотрел следы погрома в кабинете, потрогал ногой осколки стекла на полу и усмехнулся.
— Молодцы, — неожиданно одобрительным тоном произнес он, — хорошо поработали, бандюганы…
Директор, подойдя поближе, посмотрел на него с явным недоумением.
— Жалко имущества, что ли? — обратился Легин к бизнесмену.
— Еще бы, — тот утвердительно кивнул, — последние модели оргтехники, а часы вообще восемнадцатого века…
— Ну, ты и жлоб, — удивился Легин, — твоя же ежемесячная дань, или «маза», как они говорят, больше стоимости этого имущества в несколько раз… А в год сколько выходит… Сколько же ты им отстегивал?
— Так то оно так, — уныло согласился бизнесмен, — да только еще не известно, чем все это закончится…
— Известно, — веско отчеканил Легин, — больше эта нечисть сюда не сунется, это я тебе гарантирую. А через несколько недель и весь город от них очистим.
Бизнесмен согласно кивнул головой, но в глазах у него не исчезло выражение безысходной тоски.
В кабинет вернулись два оперативника, оставив открытой дверь.
— Посмотрите, какая красотища! — обратился к ним Легин, указав на разгромленные вещи. — Какие убедительные доказательства для суда. Налет в чистом виде. Говоря юридическим языком — вымогательство, совершенное организованной группой, соединенное с уничтожением имущества и угрозой насилия, — он посмотрел на утюг и продолжил, — часть третья высвечивается: от семи до пятнадцати лет, с конфискацией имущества.
Он посмотрел на разбитые часы и улыбнулся, — и даже время налета объективно зафиксировано…
Затем Легин тронул носком туфли лежащую на полу коробку, — и рэкетир взят с поличным при получении денег…
Оперативники посмеивались. Директор также начал улыбаться.
— Бьютифул, — неожиданно чисто, по-английски, произнес Легин и затем протяжно, — лепота-а-а.
В кабинет зашел эксперт-криминалист, увешанный сумками с различной аппаратурой.
— Вот и наука подоспела, — удовлетворенно произнес Легин. — Сергейченко, — обратился он к вошедшему, — зафиксируй-ка здесь все, как положено, — и обвел рукой помещение.
— А вот это стоит снять отдельно, — он подошел к утюгу и откинул его верхнюю часть, — и, причем, крупным планом.
Ощерившийся зевом утюг выглядел действительно грозно. На дне лежали черные потухшие угли.
Криминалист защелкал объективом, замигала фотовспышка.
— Рыльков, а ты займись коробкой, — сказал Легин оперативнику, — посчитай, сколько там, и забери с собой. Позови понятых и задокументируй протоколом.
— Но деньги мои, личные, — заволновался директор, — и я…
— Не волнуйся — деньги отдадут, — успокоил Легин, — только перепишут номера банкнотов и убедятся в их подлинности. Кстати, сколько там?
— Девяносто тысяч американских долларов, — ответил директор.
— Неплохо, — произнес Легин с иронией, — отчего бы не пойти служить в бандиты…
Он со злостью посмотрел на бизнесмена.
— Это же твое и таких, как ты, порождение, — Легин сжал кулаки и потряс ими, — вы же их вскормили, а потом жалуетесь…
Директор отвел взгляд в сторону, ему нечем возразить.
— Ладно, — махнул рукой Легин, — для печати потом. А теперь вернемся к нашим баранам. У кого видеоматериалы погрома и последующего визита Карася?
— Кристина! —крикнул директор в открытую дверь, — позови сюда Олега!
Через некоторое время в кабинет зашел спортивного вида мужчина, лет тридцати, в военизированной униформе с надписью на груди «Служба безопасности».
— Вот, — он протянул Легину две компактных видеокассеты, — здесь все. Фиксировали стационарные видеокамеры слежения. На кабинет ставили отдельную.
— Потом оформим их протоколом изъятия, — Легин сунул кассеты в боковой карман. — Ну что, закончили? — обратился он к своим. — Пошли.
Все, кто участвовал в задержании, пошли к выходу, но Легин неожиданно вернулся.
— Возьми, — он протянул директору маленький кусочек картона с цифрами, — это номер телефона. Если что — позвонишь. Мои ребята прибудут, максимум, через семь-десять минут.
— Спасибо, — директор взял карточку.
— А если сильно уж боишься — слиняй с семьей на пару недель на Канары какие-нибудь… За это время здесь все будет кончено. Будь здоров, — Легин повернулся и ушел окончательно.
— Как думаешь, Олег? —директор вопросительно посмотрел на начальника службы безопасности.
— Думаю, будет нормалек, — ответил тот, — Легин — мужик серьезный. И взялись они сейчас за это дело круто. Скольких уже пересажали…
— В истории много было примеров, когда говорили: мы пришли навсегда, — забурчал директор, — и что из этого получалось?
Директор и охранник неуверенно переглянулись.
В дверь кабинета заглянули несколько любопытных девичьих лиц.
— Давайте, давайте! Заходите! — раздраженно крикнул директор, — приберите здесь быстренько…

***

Добротный, но без всяких архитектурных излишеств, особняк на берегу реки был огорожен высоким забором.
В комнате, обставленной старомодной мебелью, за массивным деревянным столом сидел мужчина лет шестидесяти и пил из обычной стеклянной литровой банки дымящуюся, почти черную, жидкость. На морщинистом лбу крупной лысой головы проступили капли крупного пота. Над ушами, пухом торчали кустики седых волос.
Мужчина был одет в поношенный костюм темного цвета. Под пиджаком виднелся свитер в полоску.
На пальцах обоих рук у мужчины темнели неясные татуировки.
Выдающийся вперед подбородок сообщал об упрямом нраве его хозяина. Две глубокие длинные морщины, избороздившие лицо от основания носа до уголков губ, придавали лицу мрачновато-угрюмый вид. Немигающие, отражающие скрытую ярость, хотя и блеклые уже, глаза подтверждали склонность к безудержным вспышкам гнева. Это были глаза человека, привыкшего повелевать и не терпевшего возражений.
Вдруг в комнату без стука вошли двое мужчин.
Один из них был высок и тощ, в просторной, но короткой, серой куртке с накладными карманами, из-под которой торчали костлявые ноги в широких штанах и в рыжих истрепанных туфлях. Всем своим обликом он напоминал сидящего на вершине скалы и высматривающего добычу стервятника. Длинный хрящеватый нос, глубоко посаженные округлые глаза и совершенно лысая голова, покрытая круглой выцветшей шапочкой наподобие ермолки, усугубляли это впечатление.
Второй мужчина тоже был высоким но, в отличие от первого, широкоплечим и подтянутым. Несмотря на элегантный гражданский костюм, в нем проглядывала военная стать. Узкое волевое лицо не имело особых примет, но выражало твердость и решительность.
— Здорово, Счетовод, — хозяин комнаты, не приподнимаясь, поставил банку на стол и протянул руку.
— Здорово, Косарь — тощий пожал ему руку.
— Чифирнешь?
— Нет.
— А Гаврила где?
— С барыгами вчера вечером тормошился… Стрельнул в пол, да попал себе в лапу, — доложил широкоплечий, — лечится.
— По пьяни, небось…, — хмыкнул Счетовод.
— Ну, садитесь… Присаживайтесь, — поправился Косарь и коротко хехекнул, — садит у нас, известно, кто…
Вошедшие сели на широкую деревянную скамью под окном.
— Позвал вас, люди, не просто потасоваться, — степенно начал Косарь, — перетереть шнягу одну надобно, да побазарить по этому поводу.
— Тасуй, — произнес Счетовод и снял с головы шапочку.
— Для начала — что в общаке?
— Три с половиной ляма зеленкой, — ответил Счетовод, — но это по грубому прикиду, надо…
— Сколько? — Косарь был поражен, — то-то, гляжу, уже на лопари у тебя башлей не хватает…
Он кивнул на облезлые туфли бухгалтера.
— Сколько слышал… Не кипишись, будто не в просеке. Коммерсы закемарили, будто и навара нет. С мазой порядка правильного нет… Грев вообще на нулях… Взносы не поступают, кой-где, уже с полгода…
— А шустряки на что?
— Почти всех мусора повязали. Старшаки не докладают, что ли? Как бы и нам линять не пришлось — иначе вилы…
— И што? Стушевался?
— Дык наезд-то какой. Оборзели…
— Не куклись! И не меньжись! — повысил голос Косарь. — Свалить с общаком хочешь? На колеса сесть?
— Ты язык-то не пристегивай. Не малолетка, чай… Про спрос не знаю? Не форшманусь, не боись… А остеречься надо. Вон с Ковбоем что утворили…
— Ковбой — скороспелка, апельсин. Понты крутил зряшные… Он ведь и нас кинуть пытался… Вот и допрыгался, бивень!
— Да уж, допрыгался…
— Ладно, — махнул рукой Косарь, — напряги, мыслю, временные.
Он взял банку и стал понемногу отхлебывать жидкость.
— Что, Авдей, по твоей части?
— Палевом пахнет, — с готовностью ответил атлет с фигурой военного. — Мусорки хозяев корчат, шпилей, похоже, позапускали, пасти пытаются. Карася вчера повязали…
— Карася? И где его?
— Коммерса бомбить ходил. Неплательщика злостного… Прям там и прихватили, на месте… Легин со своей шоблой. Крастонов, да он — житья никакого не дают.
— Да, душняк своротили еще тот… А кто ребят анваровских порешил? Дознался?
— Не дознался. Во всех кентовках пошарил… Не наши это — точняк. Но и про пришлых не слышно.
— А кто ж? Завалить с маху семнадцать бойцов и никаких следов…
— Может, ментовская работа… Из автоматов их посекли… А автоматы — у кого?
— Херню порешь! Крастонов, хоть и враг лютый, но мент правильный… Мочиловом заниматься не будет… А что Анвар?
— Молчит пока Анвар. Думаю, ждет, что следаки накопают. И здесь мысля у меня есть интересная, — оживился Авдей.
— Говори.
— Канитель замутить хочу.
— Тема?
— Рысак московский здесь пасется, копает как раз это дело. Вот и вломить ему дезу на крастоновскую шоблу — мол, их это работа.
— Не косяк ли будет, — встрял Счетовод, — не клюнут на такую примочку, только бодягу разведем и…
— Погодь, погодь, — Косарь чешет лоб, — Авдей, похоже, дело говорит. Слыхал и я, что сыскарь настырный попался, землю грызет, уже и ментов допрашивал. Надо сделать, Авдей. Прокуроры насядут на ментов — нам облегчение будет. Не до нас станет, а там и…
— А как дезу-то кинуть? — вновь влез Счетовод, — конем направишь или маляву зарядишь?
— Стрелку забью, — произнес Авдей, — и сдам все. Помозгую и сделаю, как положено… Деза зряшная, но красивая будет.
— Засветишься, — засомневался Счетовод, — да и повязать могут.
— Очки черные напялю, усы наклею — никто не узнает. Теперича насчет повязать… Прокурорские подлянок не строят… А москвич, видать, мужик обстоятельный и серьезный.
— Заметано, — подытожил Косарь.
— А мусорка гаишного кто скуковал? — поинтересовался Счетовод.
— Думаю, братки анваровские, — предположил Авдей, — видно, тормознул мент их джипы, да на лапу, сверх меры, получить хотел… Кто ж это любит… Вот и нарвался.
— Ну, дела — кругом непонятки, — проворчал Счетовод, — думать что-то надо… Не жить нам с Крастоновым в одной хате.
— Да, хреново… По пикям пойтить придется, — мрачно произнес Косарь. — Снять их надо, вот что.
— Кто скамбузит-то? Щекотно! — хмыкнул Авдей, — стерегутся они здорово…
— Ты мне втирки не суй, — беззлобно зарычал Косарь, — сам вкупаюсь.
Он снова не торопясь отхлебнул чай.
— Торпеды нужны…, — задумчиво произнес Косарь, — Но не свои…
— Газовать?
— Не гони форсу… Сход решит, не мы. Ты думай, как грамотно головняк замутить.
— А ты, — Косарь обратился к Счетоводу, — башли общаковские, что остались, готовь к залежи.
Все трое замолчали, переваривая сказанное.
После некоторой паузы Косарь обратился к Авдею.
— Позовешь на сходку третьего дня Боцмана и Тишу. Скажешь «на рамса» — больше ничего не поясняй. Уши шпилевские торчат где-то… Дознаться бы, где?
— Занимаюсь этим.
— И вот еще что. Хазу пока организуй подходящую, где перекрышить на время можно… И чтоб не знал никто.
— Сделаю, — заверил Авдей.
— Ну, ступайте.
Уже на крыльце Счетовод проворчал: — чую, голый вассар получится…

***

Джип Авдея остановился у обочины тротуара — недалеко у стены дома он заметил телефонную будку. Выйдя из машины, Авдей подошел к будке с явным решением кому-то позвонить.
Он достал из кармана клочок бумаги, посмотрел на цифры и набирал номер.
— Да? — раздался в трубке голос.
— Логинов Владимир Сергеевич? — начал разговор Авдей.
— Да, это я.
— Хочу слить Вам одну очень интересную информацию по убийству в заброшенном карьере.
— А кто Вы?
— Это не столь важно. Вам нужна информация?
— В принципе, нужна.
— Я готов с Вами встретиться, где захотите. Только не у Вас в гостинице, и не в органах.
— Я плохо знаю город. Предлагайте Вы. И уточните — когда?
— Давайте завтра. В ресторане «Белый камень» — любой таксист Вас туда подбросит. На Ваше имя будет заказана отдельная кабинка, зайдете в нее. А я попозже подойду. Устроит?
— Устроит. В какое время?
— В двадцать часов. Только одно условие — чтобы местные менты и прокуроры об этом не знали.
— Принимается.
— Ну, значит договорились. До встречи, — Авдеев повесил трубку.
Окончив разговор, он вышел, внимательно огляделся по сторонам, затем сел в джип и уехал.

***

В небольшом служебном кабинете Легина обстановка была самой обычной, все только самое необходимое для работы.
Легин, одетый по форме, занимался тем, что разбирал на столе какой-то диковинный иностранный пистолет, раскладывая части на расстеленной газете. На боковой щечке рукоятки виднелась надпись “Kolt Duble Igl”.
В кабинет зашел Крастонов. Он был в гражданском.
— Здорово, Андрей!
— Здравствуйте, Александр Олегович.
—У тебя все готово к операции «Кончина»?
— Все. Жду только сигнала. А так все отработано, и ребята подготовлены.
— Похоже, шевеление уже началось. Косарь своих главных советчиков собирал. Авдей его к Боцману и Тише зачем-то ездил. Возможно, сходку затеяли. Вероятно, реально до нас добраться попытаются. Надо поберечься.
— Так бережемся же — каждую ночь в разных местах ночуем.
— День тоже со счетов сбрасывать нельзя. Авдей — тот еще спец.
— Удвоим бдительность.
— Получи в ХОЗО самый портативный диктофон, что только есть, и принесешь его мне. Сегодня же к вечеру.
— Слушаюсь, то…
— Да, брось ты! И еще, как думаешь, прокурора надо посвятить?
— Ни в коем! Местами такой буквоед — спасу нет. Всюду одни нарушения видит. У меня из-за него ни одного работника, не лишенного премий, нет.
— Так ведь выходишь из положения?
— Выхожу.
— Ну вот. А такие прокуроры тоже нужны. За нашим братом глаз да глаз нужен… Главное, дело-то он понимает правильно.
— Согласен.
— Ну, увидимся.
— До встречи.
Крастонов, попрощавшись, ушел.

***

Барсентьев сидел в своем номере за ноутбуком, рядом под рукой находился большой блокнот. Он посматривал то на экран, то в блокнот, делая в нем какие-то пометки.
Насчет звонка жены Барсентьев сказал Севидову неправду. Она вовсе не собиралась ему звонить. Уже три года, как они жили фактически порознь. Официального развода не было, но семейные отношения поддерживались лишь на уровне совместного воспитания сына Никиты, которому было пять лет, и в котором оба души не чаяли.
Женился он поздно. Отдавая себя полностью работе, Барсентьев не задумывался всерьез о создании семейного очага. Брак был создан почти случайно. Просто подвернулась симпатичная девушка с хорошенькой фигуркой, добрая и до удивления наивная. И звали ее поэтически коротко — Инна.
«Почему бы и нет?» — сказал себе Барсентьев.
Она почти сразу родила ему сына. Он был безмерно счастлив. Но прошли годы, и наивность жены постепенно превратилась в нечто несуразно безразмерное. Инна верила во все. В пришельцев, экстрасенсов, колдовство, ведовство и еще Бог знает во что. За исключением самого Бога, в которого она не верила.
Барсентьев вначале относился к этому снисходительно — женой она была хорошей, сына обожала, умела неплохо готовить. Образование, культура, вкус — все это также было ей присуще в определенной степени. При этом она работала в коммерческом банке и слыла неплохим банковским специалистом. Однако книжные полки в доме все больше наполнялись теософской и эзотерической литературой. А еще, кроме книг по непосредственному общению с потусторонним миром, по магии, оккультизму, спиритизму и прочим -измам, значение которых Барсентьев иногда даже и не знал, она запоем читала детективы.

***

Празднование юбилея сослуживца Крастонова проводилось в отдельном зале ресторана. Было все, как полагается — накрытые столы, тосты и прочее, что присуще подобным вечеринкам. Барсентьев сидел за столом вместе с женой, одетой в красивое вечернее платье.
В перерывах Барсентьев курил вместе с другими мужчинами в углу зала ресторана. Как это водится в мужских компаниях, они смеялись, шутили, рассказывали анекдоты.
В другом углу зала собирались женщины. Оттуда тоже доносился веселый смех, оживленные реплики. Барсентьев поглядывал иногда в том направлении, любуясь Инной, которая что-то увлеченно рассказывала столпившимся вокруг нее женщинам. Вдруг смех в их компании притих, женщины потеснее сгрудились вокруг Инны.
Барсентьев заметил, что жена стала излишне возбуждена, глаза у нее загорелись, зрачки расширились, руками Инна стала делать какие-то плавные пассы.
На лицах некоторых женщин можно было прочесть нескрываемое удивление.
— Дорогие гости, все к столу, — раздался голос тамады, — продолжим чествовать нашего юбиляра и пить за его здоровье!
Все вновь расселись. Кто-то стал произносить тост.
Барсентьев вдруг стал ловить на себе какие-то весьма странные взгляды некоторых сотрудниц и жен сослуживцев. Время от времени то одна из них, то другая украдкой поглядывали на него.
Наконец, вечеринка закончилась, и все разъехались по домам.
Когда Барсентьев и Инна собирались уже ложиться спать, вернувшись за полночь с банкета, Барсентьев не выдержал.
— Послушай, милая, — начал он, — чем это ты так увлекла на вечере женщин? Что ты им рассказывала?
— Ничего особенного, — простодушно ответила Инна, — я недавно была у своей подруги на спиритическом сеансе… Ну, ты ее должен помнить, она у нас бывала. Ее зовут Маргарита Аристарховна. У нее еще такой белый пудель… И она…
— Погоди, Иннусик, — перебил жену Барсентьев, — какой еще спиритический сеанс? Где?
— Обыкновенный, — ответила Инна, — на квартире у Маргариты Аристарховны. Было много людей, в том числе известных. Актер из «Табакерки», этот, как его, ну он играет обычно…
— Подожди, да что за сеанс, объясни.
— Ну, мы… В общем, на столе стоял светящийся шар… И темнота… А знакомый Маргариты Аристарховны… Этот, фамилии не помню, но участвовал однажды в телевизионной передаче «Необъяснимые явления — взгляд в прошлое»… Вел передачу…
— Инусик! Секундочку! Не надо сейчас про знакомого — расскажи про сеанс.
— Так он его и проводил. Он пытался вызвать дух Елены Блаватской. Делал такие движения руками, — Инна повторила пассы, проделанные ей при рассказе в ресторане.
— И что?
— Нам явилось что-то белесое и подрагивающее. Было жутко страшно… Леночка прямо в обморок упала … Ты ее знаешь, она всегда любит ходить в зеленом. Платье светло-зеленое, чулки цвета морской волны, сумочка…
— Что было дальше? — Барсентьев ласково поглаживал ее по плечу.
— Ничего. Не снизошел.
— Кто не снизошел?
— Дух Блаватской. Маргарита Аристарховна потом сказала, что он посчитал интеллектуальный уровень наличествовавших там дам недостаточным для полноценного общения. Там и в самом деле были эти пустышки…
— И ты обо всем этом рассказывала на юбилее? — Барсентьев схватился за голову.
— Конечно. Это так интересно. Меня так увлеченно слушали.
— Послушай, Иннусик… Не надо рассказывать посторонним про твои потусторонние изыскания. Обещай мне. Хорошо?
— Хорошо, — жена обиженно надула губки, — только, что, у вас, мужиков, небось, разговор о высокой поэзии шел? Ну, признайся, что анекдоты травили.
— Травили…, — подтвердил Барсентьев, — ладно, спокойной ночи, моя шаловливая синичка: завтра ведь на работу.

***

Однажды в субботу жена сидела в кресле и увлеченно читала какую-то книжку в яркой обложке. Он вышел из ванной, где принимал душ, и, заглянув в комнату, поразился гамме чувств, отражавшихся поочередно на ее лице. Он смотрел на нее минут десять, но она этого не замечала. Инна то хмурилась, то сжимала губы, мстительно сузив при этом глазки, то улыбалась, тихо что-то пришептывая. Наконец на ее лбу обозначились морщины, а лицо стало сосредоточенным, — она над чем-то явно размышляла.
Барсентьев подошел к ней и обнял за плечи.
— Над чем это мы так переживаем? — улыбнулся он жене.
— Вот, — Инна протянула ему книжку, — классный детектив, а писательница просто обалденная.
Он прочел название книги: «Маникюр для покойника» (ничего себе названьице), автор — некто Дарья Донцова.
— Тебе нравится?
— Еще как! Это самая крутая сейчас писательница, она пишет по нескольку детективов в год. А сюжеты всегда разные, и развязка неожиданная.
— Хочешь, я сходу найду у этой крутой детективщицы какую-нибудь юридическую нелепицу?
— Попробуй, — простодушно согласилась Инна.
Он раскрыл книжку наугад, где-то посередине.
Нет, не то, — пробормотал, перелистывая страницы, Барсентьев. — Не то.
Он открыл книгу еще раз, немного ближе к началу.
— А, вот, есть. Слушай.
Инна снисходительно кивнула головой.
«… — Мой сынишка Володька — балбес радостно сообщила Филимонова, — свет не видывал таких идиотов… Праздновали они с приятелями удачно сброшенную сессию…, — с выражением стал читать Барсентьев.
…— Бутылок, как обычно бывает в таких случаях, не хватило. Володю послали в ларек. Плохо соображавший парень полез в закрытую палатку, сломал дверь, да и лег там спать, не успев ничего взять. Через час его и обнаружил вернувшийся продавец. Завязалась драка. Студент, все детство занимавшийся в секции карате и имевший всевозможные пояса и даны, здорово накостылял по шее возмущенному продавцу, досталось и приехавшему патрулю.
— Всех убью, — кричал Володька, размахивая невесть откуда взявшейся палкой. — Порешу любого!…
Барсентьев помахал воображаемой палкой.
Инна засмеялась.
… — Кое-как его скрутили. В отделении милиционеры подсчитали потери и возмутились до глубины души — одному патрульному разбушевавшийся студент сломал нос, другому выбил зуб, третьему поставил изумительной красоты синяк под глазом.
Когда Галине Антоновне позвонили из отделения, сынулю уже препроводили в СИЗО, известное в народе под названием «Бутырская тюрьма». Вменялись ему страшные вещи — грабеж и нападение на сотрудников правоохранительных органов, в сумме все тянуло лет на десять с конфискацией!..».
— Отбросим стиль изложения, автор тут волен на любые вариации, — начал Барсентьев, — возьмем только юридическую часть.
Инна согласно кивнула головой.
— Студент Володька, — официальным тоном продолжал Барсентьев, — судя по написанному, хотел совершить всего лишь кражу, то есть тайное похищение имущества. Но вместо этого парень лег спать, ничего не взяв. Здесь вообще нет никакого состава преступления.
Инна сделала удивленные глаза.
— Сломанная при этом дверь вряд ли потянет на значительный ущерб, требующийся при совершении преступления, именуемого: умышленное уничтожение либо повреждение имущества. Значит, налицо всего лишь административный проступок, влекущий ответственность в виде штрафа. Ну и возмещение ущерба по двери, разумеется, а это вид уже гражданско-правовой ответственности.
— А что это такое?
— Простым языком — это оплата за сломанную дверь, — пояснил Барсентьев. — Но автор настаивает на грабеже. Допустим, означенный Володька спьяну наговорил на себя в милиции, и такое бывает — что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. Хотел украсть, ну, скажем, три бутылки водки. Тоже тянет лишь на мелкое хищение чужого имущества. Но поскольку свое намерение не осуществил, будет всего лишь покушение на хищение, опять же ввиду незначительности суммы, влекущее административную ответственность.
— А это что? — Инна вопросительно посмотрела на мужа.
— Всего лишь, наложение штрафа, — он пренебрежительно махнул рукой, — Но идем дальше. Володька упрям — я все же грабил. И такое могло быть, если он до прихода ларечника сунул, например, одну бутылку в карман, да с тем и заснул. Но, разбуженный владельцем, попытался сбежать. Тогда ему инкриминируют действительно грабеж — открытое похищение имущества, в которое плавно, при таких обстоятельствах, перерастает кража.
— За это могут посадить?
— Да. На срок до четырех лет, если нет квалифицирующих признаков.
— Квалифицирующих признаков? — Инна недоуменно пожала плечами.
— Ну, это долго объяснять, — поморщился Барсентьев, — да и суть не в этом, слушай дальше. Увы, студент стал избивать при этом продавца. А это уже очень серьезное преступление — разбой, поскольку грабеж с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего (вспомним, что Володька — титулованный каратист, да еще вооруженный палкой), либо даже угрозой применения такого насилия (кричал же он «всех убью и порешу любого») квалифицируется уже, как разбойное нападение.
— И что? — Инна выжидающе посмотрела на него.
— И — от шести до пятнадцати лет лишения свободы — вот так то, уважаемая Марья Волгина, — произнес Барсентьев, с улыбкой глядя на Инну, — видите, сколько здесь тонкостей?
— Зато интересно, — Инна не сдавалась.
— Пойдем, однако, дальше, — Барсентьев снова снисходительно улыбнулся и прищурился, — никакого такого преступления, как «нападение на сотрудников правоохранительных органов», как в природе, так и в уголовном кодексе не существует. Должен быть конкретный объект «нападения» — патрульный милиционер, участковый инспектор, прокурор, например. В данном случае имеет место банальное сопротивление работникам милиции при выполнении ими служебных обязанностей, сопряженное с применением насилия. Так именуется этот состав преступления в уголовном кодексе.
— Да-а-а, — разочарованно протянула Инна.
— Да-а-а, — в тон ей повторил Барсентьев, — но и это еще не все. Не могла задержанного студента милиция так сразу отправить в СИЗО (следственный изолятор). Сначала его должны были поместить в ИВС (изолятор временного содержания) до 72 часов, то есть до трех суток. За это время дознаватель должен собрать первичные доказательства о совершенном преступлении и затем представить их прокурору для решения вопроса о мере пресечения. И, если прокурор даст санкцию на арест, вот только тогда уже — в «Бутырку».
— Но это же мелочи, — стала защищать автора Инна, — важен сам факт…
— Ничего себе мелочи, решается судьба человека! И это еще далеко не все несуразицы, высказанные автором на одной страничке.
— «…В сумме все тянуло лет на десять с конфискацией…»: подвел, наконец, печальный итог автор, — с нескрываемым сарказмом завершил Барсентьев.
— Ну и что? Ты же сам сказал…, — Инна передразнила назидательный тон Барсентьева, — … от шести до пятнадцати лет.
— Во-первых, никакой такой «суммы» не бывает, — усмехаясь, заметил Барсентьев. — Определяет окончательное наказание суд, при совокупности преступлений путем поглощения менее строгого наказания более строгим либо путем полного или частичного сложения назначенных наказаний.
— Ну и термины, — Инна поморщилась.
— На терминах и стоит юриспруденция, — заметил Барсентьев, — в данном же случае, если взять чистую фабулу совершенного незадачливым сынком преступления, отбросив возможный пьяный бред парня (который, впрочем, если и был, то все равно отметется в ходе следствия с помощью адвокатов), то имеет место административный проступок — попытка мелкого хищения имущества. За что — штраф. А также совершено преступление — оказание сопротивления работникам милиции при выполнении ими служебных обязанностей, сопряженное с применением насилия. Санкция этой статьи уголовного кодекса — до пяти лет лишения свободы, но уж никак не десять. И уж причем тут конфискация?
Он скорбно покачал головой.
— Ладно, — согласилась Инна, — представь, что ты — судья. Что ты отмеришь бедному студенту?
— Реально же, исходя из судебной практики, суд мог определить наказание до трех лет лишения свободы и то — условно. То есть, он не был бы лишен свободы, при условии, конечно, что ранее не совершал преступлений.
— Серьезно?
— Вполне. Всего лишь на одной печатной страничке автор нагородила столько, что у любого юриста волосы дыбом встанут. Потому что, помимо кражи, грабежа, разбоя и оказания сопротивления работникам милиции, по-разному толкуя слова автора, можно говорить еще и о покушении на убийство двух или более лиц, об угрозе убийством, о причинении легких или менее тяжких телесных повреждений и о хулиганстве.
И Барсентьев показал жене девять растопыренных пальцев: — девять различных преступлений, при желании, можно вменить бедному студенту.
Но Инна была непоколебима.
— Ну и что, — заупрямилась она, — любой автор может заблуждаться и заблудиться в ваших юридических дебрях. И имеет право на собственный вымысел.
— Так пусть этот автор и не лезет в дебри, или же пусть проконсультируется со знающими людьми. Она же тиражирует свои заблуждения, — Барсентьев посмотрел на тираж книги, — количеством в одиннадцать тысяч. И, наверное, это не одно издание, их ведь издают повторно, да еще, бывает, и в мягких обложках. Что же касается вымысла, он, к сожалению, продолжается в самой исковерканной форме.
Барсентьев продолжал читать страницу книжки:
— «…Филимонова бросилась улаживать дело. Мальчишка-продавец, получивший неплохой «гонорар», пожалел студента и был готов забрать заявление. Милиционеры, умасленные суммой «на лекарства», сменили гнев на милость… Но из СИЗО Володя мог выйти только по постановлению суда… В отчаянии Галина Антоновна кинулась по знакомым — искать пути подхода к каменному судейскому сердцу… — Четыре тысячи долларов — и в конце мая получите свое сокровище…
Суровая судья недрогнувшим голосом зачитала приговор — год с отбытием в колонии общего режима. Галина Антоновна чуть не упала в обморок, но потом услышала, что Вовочка тут же попадает под амнистию и отпускается прямо в зале суда…» — зачитал Инне Барсентьев очередную цитату.
— Ну, и что? Ты хочешь сказать, что не бывает продажных милиционеров и судей, не говоря уже о продавце?
— Бывают, — согласился Барсентьев, — но в приведенном выше случае им просто не позволят продаться. Только по делам так называемого частного обвинения потерпевшие по закону вправе отзывать свои заявления и претензии. Это дела о причинении легких побоев, оскорблении, клевете и некоторых других незначительных преступлениях. По всем остальным преступлениям потерпевшим этого не позволяет закон, как бы они не хотели.
— А если я хочу простить своего обидчика? Допустим, он вырвал у меня сумочку с деньгами, его поймали, а я в него влюбилась?
— Сначала он ответит за это, в соответствии с законом, а потом — хоть женитесь, — улыбнулся Барсентьев. — Но позволь мне закончить. Что касается судьи, то в таком процессе должен еще участвовать и прокурор, который не даст вынести фальшивый приговор. А если и прокурора подкупили, то уголовное дело, в порядке надзора, изучает еще другой прокурор, который опротестует незаконный приговор. А над ним еще прокурор и еще… Я уже не хочу комментировать приговор и какую-то неведомую амнистию. Ко Дню Победы ее, что ли, приурочило государство? Так в соответствии с ней, будут выпускать из тюрем и колоний фронтовиков, но никак уж не студентов. Вот сколько откровенной бредятины на полутора печатных страничках. И ты говоришь, что она лучшая? Этот автор? Точнее, авторша?
Да, лучшая, — уже с легким вызовом произнесла Инна, — тебе не нравится, и не читай! А мне нравятся ее произведения, — и она капризно вытянула губки, которые тут же поцеловал Барсентьев.
— Да я и не читаю…
Они со смехом схватились в шутливой борьбе.
Барсентьев поднял руки вверх в знак сдачи на милость победителя.
Инна опустила вниз большой палец правой руки, показывая, что пощады не будет.
— Любое твое желание, — стал умолять Барсентьев, — только сохрани мою жизнь.
Инна что-то прошептала ему на ухо. Барсентьев подхватил ее на руки и понес в спальню.

***

Кабинет Барсентьева находился в здании Генеральной прокуратуры Российской Федерации, на третьем этаже.
Шла обычная процедура допроса подозреваемого. Барсентьев сидел за своим рабочим столом в прокурорской форме старшего советника юстиции. Перед ним на столе стояла обычная электронная пишущая машинка со вставленным в нее чистым бланком, на которой он собирался печатать протокол допроса.
На стуле за приставным столиком, немного боком к Барсентьеву, сидел молодой мужчина восточного типа, одетый в костюм с иголочки с дорогим галстуком.
— Фамилия? — сухо спросил Барсентьев.
— Куметов.
Барсентьев застучал клавишами машинки.
— Имя?
— Артур.
— Отчество?
— Муратович.
— Год рождения?
— Тысяча девятьсот шестьдесят девятый.
— Место работы и должность?
— «Проматомнадзор», начальник отдела технической экспертизы.
— Вы будете допрошены в качестве подозреваемого. Ваши права напечатаны на бланке протокола допроса, ознакомьтесь и распишитесь.
Барсентьев выдернул бланк из машинки и положил перед Куметовым.
Тот осторожно взял его в руки и стал внимательно читать текст, напечатанный мелким шрифтом.
— Я не буду отвечать на Ваши вопросы без своего адвоката, — неуверенно произнес затем он, — здесь написано, что я имею право на защиту…
— Адвокат будет Вам предоставлен, когда…, — Барсентьев умышленно споткнулся на этом слове и поправился, — … точнее, если …, — он выделил это слово, — Вы будете задержаны либо арестованы. Таковы требования закона. Не хотите отвечать, что ж — Ваше право. Я отмечу это в протоколе. Тогда и подумаем об адвокате.
— То есть Вы меня тогда задержите или арестуете?
— Я этого не говорил. Делать отметку о Вашем отказе в даче показаний? — Барсентьев вновь вставил бланк в машинку и приготовился печатать.
— Нет, я отвечу на Ваши вопросы, — поспешно произнес Куметов, — если смогу, конечно.
— Скажите, почему тендер на строительство сети автозаправочных станций на внешней стороне кольцевой дороги выиграла фирма «Октан-плюс», хотя другие участники давали гораздо большую цену? Например, фирма «Дорстрой» предлагала сумму, ровно в три раза превышающую предложение «Октан-плюса».
— Я не помню. Там было много различных условий… Возможно, предлагались более сокращенные сроки строительства… Решала комиссия.
— Но Вы являлись председателем комиссии, принимавшей решение. К тому же о сроках строительства речь пока не шла.
— Я не помню, — замямлил Куметов.
— Вы должны это помнить. Во-первых, прошло менее года. А во-вторых, комиссией были разыграны лишь два тендера, после чего она была ликвидирована. Кстати, в связи с чем?
— Я не знаю. Вероятно, …
— Зато я знаю. Ввиду ее некомпетентности и причинения государству ущерба. По материалам Счетной палаты причиненный ущерб составляет, в долларовом эквиваленте, свыше ста семидесяти миллионов. И это только прямой ущерб.
— Я ничего не могу пояснить по этому поводу. Меня не знакомили с этими материалами.
— Ваш отдел готовил заключения и делал экспертизы по вопросам соблюдения норм экологической безопасности при строительстве объектов, связанных с повышенной опасностью для окружающей среды?
— Да.
— Как Вы оказались на этой должности, имея образование педагога? Вы ведь окончили Горьковский пединститут?
— Да. Должность была вакантной, я написал заявление…
— Никакого заявления нет. Есть лишь приказ о Вашем назначении, подписанный исполняющим обязанности председателя Проматомнадзора. И больше — никаких документов. Нет даже копии Вашего диплома и трудовой книжки. Чем Вы можете это объяснить?
— Я не знаю.
— Второй тендер при продаже химического завода также причинил ущерб государству, хотя и на меньшую сумму — шестьдесят два миллиона долларов. И та же схема, та же история. Что Вы можете пояснить по этому поводу?
— Не помню. Решала комиссия.
— Хорошо, так и запишем. К теме, как «решала комиссия» мы еще вернемся. Члены комиссии допрошены и говорят странные вещи. А сейчас тогда поговорим о другом.
— О чем?
— О Ваших доходах и расходах. Какой у Вас оклад?
— Ну…, — замешкался Куметов, — я думаю… Сейчас вспомню…
— Не трудитесь. Вы вряд ли это знаете. В ведомостях на получение зарплаты Вы не расписывались.
Куметов стал нервно перебирать свои пальцы.
— Но допустим, Вы получали свою зарплату, — невозмутимо продолжил Барсентьев, — согласно справке бухгалтерии она составляет… Опять же, ввиду неустойчивого курса рубля, возьмем в долларах — почти четыреста пятьдесят долларов. Неплохая зарплата, больше, чем у меня. Вы ее тратили?
— Д-да, — неуверенно промычал Куметов.
— Вы проработали в этой должности уже один год и десять месяцев.
— Да, — кивнул Куметов.
— За это время Вы заработали всего около девяти с половиной тысяч долларов. Так?
— Ну, наверное, так… Я не считал…
— Вам принадлежит трехэтажный особняк в районе Истринского…
— Нет! — закричал Куметов, — нет у меня никакого особняка!
—… в районе Истринского водохранилища, — спокойно продолжал Барсентьев, — стоимость которого составляет триста восемьдесят тысяч долларов. Во всяком случае, Вы за него столько заплатили в феврале этого года. Чтобы его купить, Вам потребовалось бы больше сотни лет откладывать эту Вашу зарплату…
— Я не платил…
— Платили, — убежденно заявил Барсентьев. — Если особняк оформлен на Вашу тещу, живущую в Чебоксарах и никуда оттуда не выезжавшую, то платили, именно, Вы. Сделка заключалась Вами по доверенности. Мной изъяты все документы по этому поводу.
— Деньги дала теща.
— Ну да, конечно. Имеющая трудовой стаж в три года и пенсию в тридцать пять долларов.
Барсентьев застучал клавишами машинки, — так и запишем: деньги дала теща.
— Я все объясню, но позже…
— Хорошо. Идем дальше. Вам также принадлежат две квартиры: однокомнатная в Звенигороде и четырехкомнатная в Москве, земельный участок в Подмосковье, два автомобиля…
— Хватит! Хватит! Больше я ничего Вам не скажу, хоть арестовывайте меня! — возмущенно закричал Куметов.
— Хорошо, — спокойно ответил Барсентьев.
— Что — хорошо? —Куметов так испугался, что даже изменился в лице, — Вы меня посадите?
— Нет. На сегодня закончим. Подождите в коридоре, сейчас улажу некоторые формальности и отмечу Вам пропуск.
Куметов вышел из кабинета.
Барсентьев поднял телефонную трубку и набрал номер.
— Сергей Константинович? — произнес он, — добрый день…
Затем сразу же поправился:
— Точнее, уже вечер… Да, Барсентьев… Мне нужно присмотреть за одним гусем… Даже не гусем, а так — за мелкой сошкой, но полезной большим гусям… Нет… Когда? Прямо сейчас, он у меня в коридоре… Наружка и прослушка всех его телефонов… Завтра будет бумага. Вы же знаете — нужна санкция зам. Генерального, а сейчас уже вечер. Это мы с Вами еще работаем, а начальство уже отдыхает… Будет, говорю, завтра, но сегодняшним числом, не беспокойтесь… Людей свободных под рукой нет?... И ничего нельзя сделать?... Сожалею… Ну извините, что побеспокоил. До свидания.
Барсентьев с досадой бросил трубку.
— Чинушами все стали, — заворчал он, — закостенели, пальцем не пошевелят без бумаги, бюрократы хреновы…
Он задумался, потом взял маленький листочек с текстом, что-то написал на нем и расписался.
Затем Барсентьев вышел в коридор, где маялся Куметов, на лице которого явно отражался страх.
— Вот Ваш пропуск, — хмуро произнес Барсентьев и протянул листок, — вызову повесткой, когда потребуется.
Куметов схватил пропуск и поспешно зашагал прочь.
Барсентьев вернулся в кабинет и вновь сел за стол. Он с сосредоточенным видом стал листать материалы дела. Затем взял какой-то листок и внимательно прочел. На его лице отразилась досада.
Он вновь взял телефонную трубку и набрал номер.
— Юрий Николаевич?... Барсентьев Вас беспокоит, из Генеральной… Вы прислали ответ на мой запрос… Да… Нет, по «Проматомнадзору»… Как, что? Я же просил все связи, в том числе родственные, адреса, все номера телефонов, совершенные за последние пять лет сделки с недвижимостью, движение счетов в банках… Да Вы поймите — эти комиссии возглавляли случайные люди, со стороны, хотя во главе их должны были стоять высокие чины из столичной мэрии… Все это оформлялось… Да, откуда я знаю — это Вы должны были выяснить! Ваши подчиненные… Дали… Что Вы дали? Это я могу в Мосгорсправке через час получить, за три рубля… Ну хорошо, за тридцать. Ваш юмор сейчас, по-моему, неуместен… Я буду докладывать заместителю Генерального прокурора… Не угрожаю, а прошу Вас… Ну, посмотрите. Все. Буду ждать… Всего доброго.
Барсентьев бросил трубку на аппарат и стал ходить по кабинету из угла в угол. Через некоторое время вновь нерешительно взял телефонную трубку, но сразу же положил ее назад. Махнув с досадой рукой, он выключил в кабинете свет и вышел.

***

Барсентьев вернулся с работы домой, и застал Инну сидящую с ногами в большом кресле и увлеченно читавшую Елену Блаватскую «Из пещер и дебрей Индостана».
Он, здороваясь, чмокнул ее в щеку.
— Что-то ты поздно сегодня, — Инна отложила книгу и потянулась.
— Да вот, разбирались тут… С каждым днем профессионалов все меньше и меньше. Неумение работать по делу скрывается за кучей бумаг, запросов и справок, а то и прямой фальсификацией… Розыск совсем захирел. Не те нынче сыщики… Совсем не те…
— Да, повсюду настоящих профессионалов осталось немного, — подхватила Инна, — в любом деле, в каждой отрасли человеческой деятельности. В нашем банке, да и не только в нашем, думают не о перспективе, а как бы поскорее снять пенки.
— Увы, — продолжал сокрушаться Барсентьев, — эта тенденция прослеживается всюду. Особенно в искусстве, литературе и даже в науке. Горько сознавать, но и у нас тоже. Если сразу не раскрыли по горячим следам, то все — «висяк», по которому уже толком не работают.
— А почему бы вам не расширить практику привлечения частных детективов к расследованию сложных преступлений, — заметила Инна укоризненно.
Каких таких частных детективов? — поразился Барсентьев, — у нас их не существует.
— Но частные сыщики есть во всех цивилизованных государствах, и у нас они имеются, о них много пишут и рассказывают, ставят фильмы.
— Они только в фильмах и существуют, — спокойно стал объяснять Барсентьев. — И в книжонках с жуткими названиями. Не детективы в их классическом понимании и исполнении, но заполонившие книжные прилавки жалкие поделки авторов с женскими фамилиями. Появился удивительный жанр — иронический детектив. И содержание этих «детективов» в точности соответствует этому нелепому словосочетанию.
— Что ты хочешь этим сказать?
— Посуди сама, слово «ирония» означает тонкую скрытую насмешку. А теперь сопоставь эти слова и задумайся. Насмешка над чем? Или над кем? Над детективным жанром в целом? Или над доверчивыми читателями, впитывающими эту мешанину? Слово «ирония» имеет и еще одно значение, но оно вряд ли ведомо зачинателям нового литературного жанра. Она, ирония, является стилистическим приемом контраста видимого и скрытого смысла высказывания, создающего эффект скрытой насмешки. Чаще всего, это заведомое несоответствие положительного значения и отрицательного подтекста…
— Ну, завелся со своими заумностями! Ты не ответил на мой вопрос.
— На какой?
— Почему вы не привлекаете настоящих знатоков? Частных детективов, ясновидящих…
— Да нет в природе никаких частных детективов! — Барсентьев стал раздражаться.
— Вы просто с высоты своего чиновничье-прокурорского Олимпа не хотите их замечать. Вас, наверняка, задевает, как остроумно они раскрывают ужасные преступления и уничтожают бандитов, с которыми не может справиться милиция.
Инна была обезоруживающе категорична.
— Иннусик! Поверь, во всех, как цивилизованных, так и нецивилизованных странах, в том числе и в России, законодательством не предусмотрены никакие частные детективные агентства. И, тем более, не существует индивидуалов, занимающихся этим делом, наподобие Ната Пинкертона, или, как ее там, у Агаты Кристи, мисс… Марпл? … — От волнения он забыл даже имена известнейших в литературе сыщиков.
— Ну, как же, а Виола Тараканова, например?..
— А это еще кто?
— Ты не читал книг Марьи Волгиной?
— Нет. И, думаю, слава Богу…
— Так вот, там работают настоящие сыщики. Они расследуют самые кошмарные и запутанные преступления.
— Инна, да пойми ты, — Барсентьев стал горячиться, — во всех государствах, независимо от того, на какой ступени развития они находятся, раскрывают и расследуют преступления только специальные государственные органы, в основном — это полиция. Иногда прокуратура. Порой — органы, охраняющие государственную безопасность. Любой гражданин за проявленную в этом направлении самодеятельную инициативу может свободно угодить за решетку. Никаких частных детективных контор не бывает и, в принципе, быть не может. Иначе наступит правовой хаос.
— Ты хочешь сказать, что вообще не бывает детективных агентств?
— Конечно, не бывает. — Барсентьев поднял правую руку и стал говорить рубящими фразами, завершая каждую взмахом руки. — Да, есть определенные фирмы, которые могут найти пропавшую любимую собачку, проследить за неверным мужем, оказать какие-то охранные услуги и тому подобное. Но — не более того. Страшно представить, если проводить следствие, осуществлять розыск преступников и вершить правосудие будут случайные, пусть и чрезвычайно одаренные, люди. Никакое государство никогда на это не пойдет. Частный сыск порожден фантазией талантливых литераторов, но продолжен вымыслом авторов, чаще всего бездарных. Выдумки и измышления большинства современных авторов, пишущих на криминальные темы, не имеют ничего общего с существующими реалиями…
— По-моему все это — твои выдумки и измышления, — в голосе Инны слышалась полная убежденность в собственной правоте.
— Фантазии многочисленных расплодившихся див от литературы, — продолжал распаляться Барсентьев, — хороши в способах заварки чая или приготовления кофе, проявлении любви к домашним животным, распитии спиртных напитков в интимной обстановке, завязывании и развязывании мелких интрижек и в прочих житейских мелочах. В охмурении расплодившихся олигархов и влиятельных чиновников. В постельных сценах, наконец.
— Значит, ты все же кое-что читал!
— Попадалась мне пара книжонок, — с досадой согласился Барсентьев. — В поезде делать нечего было…
— Читал! Читал! — торжествующим тоном воскликнула Инна, — а, говоришь, не знаешь…
— Это они ничего не знают, — начал уже злиться Барсентьев. — Они блистают небрежным упоминанием о фешенебельных курортах, в которые нет доступа простым смертным, походя роняют сведения об известных кутюрье, их изделиях, брэндах и торговых марках, умопомрачительно дорогих и недоступных обывателям. Они впечатлительно описывают красоты самых экзотических уголков мира, туманно намекая о своем близком знакомстве с этими краями. Между тем, вряд ли они причастны ко всему этому великолепию. Все эти сведения, свидетельства и впечатления может получить сегодня любой школьник, имеющий компьютер и доступ в Интернет. Но их лакированные сыщики…
— Здесь должна быть фантазия, — попыталась перебить Инна.
— Согласен. Однако любая фантазия на криминальную тему должна быть в пределах допустимого, а не вводить в заблуждение неискушенного читателя, не навязывать ему отрицательных качеств и искривленных познаний. Все знают, что нельзя лишать жизни человека. Но убивать плохих парней, оказывается, можно и нужно. Без следствия и суда.
Следователь уголовного розыска — эта чудовищная по своей юридической безграмотности формулировка продолжает кочевать, иногда под другим названием, по многочисленной детективной литературе. Авторы этих книжек в большинстве своем понятия не имеют, что при расследовании преступлений у милиции, например, есть три основные функции: оперативно-розыскная деятельность, дознание и следствие. Что следствие и уголовный розыск — это две совершенно разные стороны медали. Медаль одна, а стороны — совершенно разные.
И невдомек этим авторам, что даже убийство работником милиции отпетого бандита, при его задержании и оказании им вооруженного сопротивления, влечет за собой обязательное возбуждение уголовного дела (если оно не войдет эпизодом в уже имеющееся). И тщательное расследование: а не превысил ли оперативник свои служебные полномочия, правильно ли и своевременно ли он применил табельное оружие? И, если выявляются нарушения с его стороны, он будет нести ответственность на общих основаниях, как любой гражданин. А, иногда, даже бóльшую ответственность, как представитель органов государственной власти и управления.
Такие авторы понятия не имеют о надзорных и других функциях органов прокуратуры. У них средневековые представления о системе исполнения уголовных наказаний. И, слава Богу, по тем же причинам они почти не лезут в деятельность органов государственной безопасности и судебной системы.
А ведь для того, чтобы овладеть азами юриспруденции по этой части, достаточно даже не прочитать, а хотя бы просмотреть две совсем не толстые книжки — уголовный и уголовно-процессуальный кодексы. А также изучить содержимое двух тощих брошюрок, в которых приводятся тексты двух законов — о милиции и о прокуратуре.

***

Барсентьев медленно переложил кипу бумаг на край стола и взглянул на собеседника.
Аленин, лощеный мужчина лет сорока, сидящий за столом напротив, держался очень солидно и уверенно.
— Дмитрий Алексеевич, — начал Барсентьев, — как могло случиться, что строительство сети автозаправочных станций на внешней стороне МКАД не было включено ни в план застройки, ни в план реконструкции Москвы? Фактически этот вопрос вообще остался вне поля зрения Правительства Москвы.
— Я не готов Вам ответить сию же минуту, — снисходительно произнес Аленин, — хозяйство большое, возможно, это к моему департаменту и не относится, а проходило по линии жилкомхоза или мосгорархитектуры.
— Вы являетесь директором департамента землепользования и землеустройства?
— Ну, я.
— Тогда без Вашего участия этот вопрос не мог решаться.
— Вы, вероятно, правы. Но этого что-то не припоминаю… Возможно, это территория Московской области…
— Да, нет — это территория города. И распоряжение об отводе земельных участков под строительство было подписано вице-мэром столицы.
— Не в курсе. Может быть, я был в отпуске или болел…
— Но вот Ваша виза на этом документе. А вот докладная за Вашей подписью на имя вице-мэра, с приложением планов земельных участков, — Барсентьев протянул документы Аленину.
Тот сделал вид, что изучает их, но было заметно, что он просто пытается найти этому какое-нибудь объяснение.
— Я должен посмотреть у себя на работе, — пробормотал, наконец, Аленин.
— Посмотрите, — согласился Барсентьев, — а что мне по этому поводу отметить в протоколе допроса?
— Так это допрос? В качестве кого же?
— Пока в качестве свидетеля.
— Пока?
— Да. Есть объективные свидетельства, что Вы участвовали в причинении ущерба государству, причем — в особо крупном размере.
— Вот как? — Аленин, похоже, не испугался.
— Именно, так. Значит, пишем, что Вы не помните данных обстоятельств?
— Пишите, что хотите.
— А гражданин Куметов Артур Муратович утверждает, что…
— Не знаю я никакого Куметова, — вдруг злобно зарычал Аленин.
Он привстал со стула, прищурил глаза и, глядя в лицо Барсентьеву, процедил: — руки у Вас коротки до меня добраться.
— Ну, это мы еще посмотрим, — спокойно произнес Барсентьев, — да Вы не волнуйтесь, гражданин Аленин, может дать Вам…
На столе вдруг резко зазвонил телефон внутренней связи. Барсентьев взял трубку.
— Слушаю Вас Сергей Дмитриевич… Есть. Сейчас иду.
— Подождите меня в коридоре, — сказал он Аленину.




























ГЛАВА ТРЕТЬЯ

НЕ ЛЕПИ ГОРБАТОГО!

- Генеральный прокурор, - медленно произнес Долинин, - сказал, что принято решение передать дело по «Проматомнадзору» в следственный комитет Министерства внутренних дел.
Барсентьев, до крайности удивленный, был потрясен и никак не мог в это поверить.
— Да, — коротко подтвердил Долинин, — готовь сопроводительную за моей подписью.
— Кем принято решение? — сдавленным голосом спросил Барсентьев.
— Самим Генеральным прокурором.
— Это, что — недоверие ко мне?
— Игорь, ну что ты чушь городишь, — взорвался Долинин, — какое недоверие? Ты хоть сам-то думаешь, что говоришь?
— Так в чем же дело? Да ведь это же исключительно прокурорская подследственность — должностные преступления, — вдруг вспомнил Барсентьев, — как же такое дело отправлять в милицию? На каком основании?
— На основании указания Генерального прокурора.
— Объясните, в чем дело? Что произошло, Сергей Дмитриевич? Это же прямое нарушение закона…
— В чем дело, я не знаю. Могу только предположить, что ты кому-то здорово наступил на хвост. Кому-то очень-очень влиятельному.
Долинин наклонился поближе к Барсентьеву и тихо произнес, — Генеральному по этому поводу звонили из администрации Президента. А в чем дело, ты должен лучше меня знать. Ты же ведешь следствие…
— Да, я, в общем-то, ни на кого из верхушки пока и не вышел…
— Ну, значит, должен был выйти. Та публика такой крупный калибр просто так в ход не пускает. Знаешь, сколько стоит звонок из Кремля на таком уровне?
— Нет.
— И я не знаю. Но представить себе можно. Все. Выполняй. Сам понимаешь, что это даже обсуждать опасно.
— Есть, — понуро произнес Барсентьев.
По дороге к себе в кабинет, он наткнулся на Аленина и бросил на него невидящий взгляд.
— А, это Вы… Можете быть свободны, — бросил Барсентьев уже через плечо, открывая дверь своего кабинета.
Лицо Аленина исказила недобрая улыбка, его взгляд, направленный в спину Барсентьева, был полон злобного торжества.
Уголовное дело по «Проматомнадзору» через полмесяца было прекращено следователем ГУВД города Москвы за недоказанностью.

***

Поздно возвратившийся с работы Барсентьев разделся в прихожей и зашел в комнату.
Инна смотрела по телевизору фильм, перед ней на столике стояла чашечка с кофе. На экране телевизора мелькали кадры расправы главного героя с какими-то подонками.
— О, опять похождения одинокого мужественного борца за справедливость и, по совместительству, покорителя женских сердец? — Барсентьев улыбнулся.
— А что, по-твоему, негодяев нельзя карать? И разве этот артист плох?
— Хорош, — не отрицал Барсентьев. — Частные сыщики, порождения современных авторов, как правило, спортивны, прекрасно владеют всеми видами оружия, щеголяют эрудицией и остроумием, обладают невероятными логическими способностями, имеют совершеннейшие навыки рукопашных единоборств, вплоть до каких-то там поясов и данов, а также прочий походный арсенал супермена. Этакие наши отечественные «джеймсы бонды». И это — нормальное явление. И нормальные литературные приемы. Такова современная мировая практика в литературе и киноискусстве.
— Отчего же тогда опять насмешка? Если все нормально…
— Ненормально то, что с третьего кадра (а, иногда, и с первого) герой «мочит» десятки нехороших людей, не разбираясь подробно в их конкретных нехороших деяниях. Только потому, что они, по определению, паханы, бандиты, уголовники и прочие подонки. Кроме того, все это сопровождается юридическими несуразицами и нелепостями. Супермен в едином лице представляет собой сыщика, следователя, прокурора, судью и, наконец, палача. На протяжении всего фильма герой, таким образом, сам совершает множество уголовно-наказуемых деяний, то есть преступлений, но при этом — остается героем. Поскольку боролся со злом и победил его…
— Но, если власть бездействует, а закон спит…
— То должен применяться кулак, — продолжал Барсентьев. — Не спорю. Иногда кулак необходим. Но и применяя его, следует хоть немного придерживаться рамок закона. Ведь даже Остап Бендер — образец жулика всех времен и народов бывшего СССР, чтил уголовный кодекс, как он сам заявлял. Не потому ли книги о нем до сих пор не забыты и любимы народом? А он сам, и его деяния не вызывают никаких отрицательных эмоций даже у представителей закона…
Инна слушала все это с каменным лицом, уже не пытаясь вступить в дискуссию, или хотя бы вставить реплику. Она лишь слегка постукивала кончиками пальцев по стоявшей на столе кофейной чашечке. И она явно не верила мужу. Но не возражала, будучи полностью уверенной в своих собственных представлениях об этой деятельности.
— Как можно писать на криминальные темы, — разошелся Барсентьев, — никогда не побывав в здании милиции, в кабинете следователя, у прокурора, в изоляторе временного содержания, в колонии, ну скажи — как? Но пишущие и так «знают» все, что там творится. А творятся там, конечно, сплошные беззакония и произвол, как они считают.
— А художественный вымысел? — все же не выдержала Инна, — он что — не имеет права на существование?
— Безусловно, любой автор имеет право на художественный вымысел. Но и само слово «художественный» весьма объемно и многогранно. Это и художественная гимнастика, и художественное конструирование, художественная литература и художественный музей, художественная промышленность и художественный фонд… Словом широкий спектр для творчества и полета фантазии. И творят. И фантазируют.
— Правильно, для этого не обязательно быть участником событий.
— Лев Толстой не был участником войны 1812 года, он родился на шестнадцать лет позже. Но как выразительно и панорамно он отразил именно отечественную войну за свое отечество в своем бессмертном романе «Война и мир». Как тонко и точно описал он нюансы и эпизоды Бородинского сражения. Сравни с сухими воспоминаниями участников этой битвы. Это и есть художественный вымысел, наряду с действиями реальных исторических персонажей. Между прочим, он писал этот «вымысел» семь лет.
Барсентьев сделал ударение на слове «вымысел».
— Все, кто читает эти окололитературные детективные поделки и, тем более, верит в них — недалекие люди, — добавил он неожиданно и язвительно.
Лицо Инны окаменело.
— Sapienti sat — мудрому достаточно, — на латыни завершил Барсентьев.
И тут Инна взорвалась.
— А сказать прямо, что я — дура, ты не можешь? — лицо ее исказилось, покрылось пятнами и стало некрасивым, — ты слишком воспитан и тактичен, не правда ли? Миллионам людей, читающим эти книги, писатели бессовестно врут, значит. И все наше общество состоит из недалеких людей, следуя твоей следовательской логике.
— Но, послушай…
— И что в газетах пишут об оборотнях в милицейских погонах, тоже неправда. И вранье, что посадили в тюрьму водителя, на всякий случай обвиненного в смерти алтайского губернатора, который сам грубо нарушил правила вождения. И уж, конечно, выдумки, что вами не раскрыты убийства журналистов Листьева и Холодова. А частный сыск, где честные, искренние люди, рискуя своей жизнью, ловят за вас бандитов, не по вкусу ни тебе, ни твоим коллегам.
— Инна…, — попытался возразить Барсентьев.
Но она смотрела ему прямо в глаза и отчеканивала каждое слово, — Вы не допускаете их к нашумевшим нераскрытым убийствам, потому что они, раскрыв их, докажут вашу несостоятельность. Они делают черную работу, а вы — действуете в белых перчатках. Вот уровень вашего правосудия, основанного на вашем законе!
Ошеломленный нелепой смесью приведенных фраз и фактов и несправедливого, обидного для него заключения, Барсентьев впервые в их совместной жизни не выдержал и сорвался почти на крик, — Да, ты, ты и в самом деле…
— Дура. — Спокойно закончила за него она, — Вот и объяснились. Если ты ничего не понимаешь в учении Рериха или философии Штейнера, не видишь смысла в трудах Блаватской, я не награждала тебя подобными эпитетами и не заставляла силой принимать мою точку зрения. Ты, к сожалению, не таков. Но и твои взгляды для меня неприемлемы.
Инна встала и вышла из комнаты, где произошел их окончательный разрыв.
Барсентьев, безмерно ошарашенный, так и остался стоять, еще до конца не осознавая случившегося. Лицо его выражало одновременно и возмущение, и растерянность.
Иной образ мыслей, иные интересы, иная логика — все иное, и это отдаляло их друг от друга с каждым днем. Наверное, это был классический пример казенной судебной формулировки, оглашаемой при разводе — «не сошлись характерами».

***

Барсентьев, которого после обеда посетили грустные воспоминания, задремал на диване в своем гостиничном люксе.
Разбудила его приглушенная трель мобильника. Он взглянул на часы, ого, почти три часа пополудни, вот это поспал. Он взял трубку.
- Приветствую, Игорь Викторович, что не звоните, - раздался голос Севидова, - прислать за Вами машину?
- Вы знаете, не надо. Поработаю в номере с материалами, появилась информация к размышлению, - Барсентьев опять слегка солгал. Никакой стоящей информации для осмысливания у него пока не было. – Давайте завтра с утра, я сам Вам позвоню. И Вам, всего доброго.
Он просмотрел купленные утром газеты и вновь уставился в гостиничный потолок. И зачем они все чернят? Имея в виду журналистов и писателей. Конечно, обывателю не интересно читать про неподкупных ментов, прокурорских и судейских работниках. То ли дело оборотни.
Да, не забыть взглянуть в Интернете, что там есть про оборотней и про всякие отрубленные руки.
Разумеется, читателя больше интересуют истории про продажных представителей правосудия и чиновников различного ранга. Интересно, знает ли простой обыватель, что, если обычный чиновник возьмет в качестве взятки пару бутылок конька и, скажем, дешевые стодолларовые швейцарские часы, то он может в суде отделаться условным сроком. А то и до суда не дойдет, просто выгонят со службы. Иногда, и просто пожурят, не делай больше этого.
А, за те же самые коньяк и часы, милиционеру, прокурору или судье отвесят реальных лет восемь лишения свободы. И единственная привилегия, что его отправят в колонию, где отбывают срок работники правоохранительных органов. Чтобы хоть выжил.

***

В кабинете прокурора города Белокаменска Севидова было пусто. На этот раз беседа проходила в комнате отдыха, расположенной за дверью в правом углу кабинета.
В низких креслах за маленьким столиком сидели Севидов и Барсентьев. Перед ними стояли чашки с ароматным чаем, две рюмочки с коньяком, початая бутылка «Метаксы» и блюдце с разломанной на кусочки плиткой шоколада.
Как известно, одним из подвигов Геракла, сына верховного греческого бога Зевса и смертной женщины Алкмены, в его 12-летнем служении Эврисфею, было «очищение авгиевых конюшен».
По аналогии с этим, таким подвигом Крастонова было очищение Белокаменска от организованной преступности.
Первый подвиг начальник криминальной милиции совершил, изгнав из города проституцию. Это можно приравнять к подвигу Геракла, при котором тот умертвил девятиголовую лернейскую гидру. Вторым подвигом Крастонова следует считать ликвидацию наркобизнеса в Белокаменске. Это похоже на то, как в глубокой древности греческий герой изгнал и уничтожил стимфалийских птиц, чудовищ с ядовитыми жалами и острыми железными перьями, обитавших на лесном болоте около города Стимфала и пожиравших людей, то есть еще на один подвиг Геракла.
— …И тогда ему поверили серьезные люди, деловая и административная элита Белокаменска, — продолжал Севидов.
Он отхлебнул из чашечки и продолжал.
— Все поняли, что перед ними не временщик, не позер, но человек слова. И — дела, — подчеркнул Севидов. — Не прекращая на первых порах полностью контактов с криминальным миром, элита поддержала Крастонова своими финансовыми и административными ресурсами. Для нужд УВД была закуплена современнейшая криминалистическая техника, различные средства обнаружения, слежения и подслушивания. Был полностью обновлен автомобильный парк милиции…
Прокурор помолчал.
— Да и прокуратуры тоже, — добавил затем он. — Все, что вы видели из нашего имущества и обстановки, сделано либо куплено на деньги коммерсантов и крупных промышленных предприятий. Причем, не подумайте плохого, речь не идет о выплате какой-то мзды или подкупе правоохранительной системы города. Предприниматели, директора предприятий, да, впрочем, любые желающие, анонимно переводили деньги на специальный счет по борьбе с преступностью, открытый в одном из банков города. Это было удобно для всех.
— Поясните, — попросил Барсентьев.
— Криминалитет не мог узнать, кто выделяет против него деньги. И, что немаловажно, никто не мог взять прокурора или начальника милиции за пуговицу, чтобы напомнить, я ж вкладывал в вас деньги, пришел черед расплачиваться определенными услугами. При таком раскладе распоряжались деньгами не мы, а городская администрация по нашим заявкам. То есть, деньги не шли в чей-то личный карман.
Севидов принюхался к чаю и зажмурился от удовольствия, — каков аромат!
Барсентьев коротким кивком головы подтвердил эти слова и показал поднятый вверх большой палец: — да, замечательный чай.
— На чем это я остановился? Да, так вот. Были закуплены современные скоростные автомобили, Вы не увидите сейчас ни одного милицейского «жигуленка». Оргтехнику, компьютеры получили практически все оперативные работники.
Севидов вновь сделал паузу, допил рюмочку и принялся за чай.
— И Крастонов начал… А мы, я имею в виду прокуратуру, его поддержали. — И прокурор города начал свой, как обычно, взвешенный и бесстрастный, без всяких резюме, неторопливый рассказ.
— Тактика была проста. Грубо говоря, всех пересажать. Преступников, конечно. Но в отличие от проституции и наркобизнеса, где начали с головы, тут Крастонов и его люди начали отлавливать сначала мелочь. По любому, даже незначительному преступлению, сразу возбуждались уголовные дела. Преступники задерживались каждодневно. Санкции на их арест давались незамедлительно. Дела направлялись в суд.
— И что же суд? — полюбопытствовал Барсентьев.
— К чести, надо сказать, суда, он также включился в общее дело, криминальные элементы лишь съеживались на скамьях подсудимых, выслушивая заключительные слова приговоров. Сроки они получали, как говорится, «на всю катушку». Хотя ранее некоторые из судей, по оперативным данным, состояли на содержании у криминала. Двое судей тотчас уволились и уехали из города, показав тем самым, кто был предателями. Оставаться им было нельзя, их бы попросту убили за неисполнение взятых перед авторитетами обязательств, которые выполнить было уже невозможно.
— Редко, но бывает, — признал Барсентьев.
— А процесс изъятия членов криминальных группировок все ускорялся, в том числе, и благодаря умелой агентурной работе. Крастонов, похоже, где-то добыл агентов-профессионалов не из местных жителей. А тут как-раз криминальным бригадирам приходилось для пополнения быстро убывающих рядов вербовать, кого попало. Так и внедрялись агенты, которые, судя по донесениям, делали свою работу весьма качественно, сообщая о совершенных и готовящихся преступлениях, структуре и иерархии преступных сообществ, о любых, даже, на первый взгляд, незначительных, событиях в криминальном мире.
— Отчего же так захирела в городе агентурная работа сейчас? — спросил Барсентьев, — не с кем стало бороться? А что, такой вариант вполне возможен. Зачем милиции содержать агентов, если исчезла организованная преступность?
— Трудно сказать. Вы же знаете, как засекречена эта деятельность.
Севидов размеренным тоном продолжал рассказ о хитроумной милицейской тактике.
— Во главу угла Крастонов поставил все же стратегию. Она заключалась в обездвижении преступного организма путем лишения его составляющих винтиков — боевиков и шестерок. Теряя свои мельчайшие винтики и шестеренки, организм не мог уже поднять руку, чтобы оттолкнуть надвигающегося противника, и не мог наложить лапу, в прямом и переносном смысле, на жирные куски бизнесструктур. Тем самым организм и обезжиривался. Прибывавших за данью криминальных солдат уже заранее ждали группы захвата. Приток финансовых средств в преступные сообщества практически прекратился.
— Хорошо задумано, — восхитился Барсентьев, — но главное, конечно, неукоснительное исполнение задуманного.
— Более того, — продолжал Севидов, — был наложен арест на все счета фирм, созданных на криминальные деньги и служащих верхушке преступного мира и, вообще, на все подозрительные счета. Наличные средства в общаке стали таять. Начали роптать не только рядовые, но и бригадиры, уже привыкшие к жизни на широкую ногу, к громадным дорогостоящим джипам, регулярному посещению самых дорогих ресторанов и игорных заведений…
— Вот это называется обложили, — бросил реплику Барсентьев.
— Да, обложили со всех сторон, — согласился Севидов, — но организм еще жил и был силен… Чувствовалось, однако, что уголовные авторитеты, потерявшие под ногами твердую устойчивую почву, растерялись. Они вжились уже в размеренный ритм поступи, которой криминалитет обходил свои владения, попирая ногами закон, а руками карая неугодных и награждая купленных и прихваченных союзников. Как вдруг могучий преступный организм не просто дал сбой, а зашатался, готовый вот-вот рухнуть. И уже грозил не подняться, оставшись лежать на улицах города, превратившихся вдруг в опасные для него джунгли. А бесчисленные муравьи облепят его и превратят в скелет, который скоро истлеет и исчезнет.
— Какое замечательное сравнение, — искренне восхитился Барсентьев неожиданно красочному языку Севидова.
Он поднял свою рюмку и маленькими глотками, смакуя, допил коньяк. Севидов последовал его примеру, а затем снова поднял бутылку и наполнил рюмки.
Оба закурили.
— Такая мрачная перспектива преступным отцам города не улыбалась, — выпустив первое облачко дыма, продолжал рассказ Севидов. — Они решились на акцию, которая, скорее, свидетельствовала об их бессилии и была направлена на устрашение. Перед зданием УВД разнесло на куски автомобиль, начиненный взрывчаткой. Взрыв прогремел рано утром, был не самый мощный, но чувствительный. Во всех близлежащих домах повылетали стекла. Получили повреждения, десятки автомобилей, припаркованных поблизости, а некоторые из них и сгорели. Были ранены два сотрудника дежурной части городской милиции, дежурившие в здании и случайный утренний прохожий, бежавший трусцой.
— Да, — произнес Барсентьев, — это бессмысленная акция, которая вряд ли прибавила им популярности.
— Вы правы — тем самым, авторитеты дали Крастонову еще один козырь, хотя он в них итак уже не нуждался. В городе не осталось сочувствующих уголовному миру. Даже некоторые продажные журналисты, пописывающие в своих газетенках о беспределе правоохранителей по отношению к мирным жителям, разом замолчали.
— Расписывать ужасы милицейских застенков и прокурорского бездушия, к сожалению, стало просто модным среди этой братии, — отметил Барсентьев.
— В городе, между тем, стали вообще твориться непонятные и страшные вещи, — Севидов кисло улыбнулся. — Исчезли, без всяких следов, несколько бригадиров из ближайшего окружения Боцмана и Косаря. Поговаривали, что это постарался взять реванш Тиша, группировка которого пострадала пока меньше других. И, якобы он потихоньку начинает прибирать к рукам владения других авторитетов…
В кабинете Севидова зазвонил телефон. Прокурор встал из-за столика и вышел в кабинет.
— Да никуда он не потерялся, у меня он. Сидим, пьем чай, рассказываю гостю о твоих заслугах по искоренению преступности, — донеслось до Барсентьева, — нет, завтра мы идем в театр на «Чайку», кажется, в мхатовской постановке… Сегодня? … Хорошо, спрошу и перезвоню.
Прокурор вернулся в комнату отдыха.
— Крастонов звонил, — с порога сообщил он. — Интересовался, куда пропал столичный генерал. Предлагал посидеть где-нибудь в укромном уголке сегодня вечером. Пятница. Сам Бог велел. Как Вы, а?
Барсентьев на секунду замешкался, — Сегодня? Нет, конечно, я — не против. Напротив, — скаламбурил он, я — за.
— Ну и прекрасно. Заберем Вас из гостиницы. Продолжим по преступности?
— Конечно. Только один вопрос. Кто непосредственно занимался ликвидацией организованной преступности?
— Абсолютно все. Милиция, прокуратура, управление ФСБ, суд, администрация города, предприниматели…
— Извините, пожалуйста. Это я понял из Вашего рассказа. Я неправильно сформулировал свой вопрос. Кто был центральным ядром, что ли? Или, как говорили в советские времена, организующей и направляющей силой?
— Крастонов. Организовал и контролировал это сам Крастонов. Он планировал все, даже небольшие операции и оперативные мероприятия. Более того, в крупных операциях он принимал личное участие. А к агентурной информации он вообще никого не допускал. За исключением меня, как прокурора города. И то, подозреваю, что не ко всей. Его, так сказать, правой рукой все время был и остается Легин.
Севидов потушил сигарету.
— Ядром же, как Вы выразились, являлся отдел уголовного розыска. Ему в помощь придавались все другие подразделения УВД, вплоть до инспекции по делам несовершеннолетних и паспортной службы. А в операции «Бредень», проведенной ночью, по прочесыванию различных притонов, «малин» и «хат» участвовали абсолютно все наличные силы милиции.
— Можно подробнее об этой операции?
— Разумеется, — кивнул головой Севидов. — Операцию «Бредень» разработали Крастонов и Легин. При моем участии, дабы не нарушить права мирных обывателей. Я определял, какие методы допустимы, а от каких, с точки зрения закона, следует воздержаться. Ну, например, можно ли взламывать дверь, если не открывают, возможно ли, при определенных условиях, применение различных спецсредств — «Черемухи», наручников, резиновой палки, а также огнестрельного оружия. Группы формировались по принципу: один офицер из уголовного розыска, он же, как наиболее подготовленный, руководил всеми, остальные — из других служб. Впервые в истории в милицейской операции приняли участие и оперативники из ФСБ.
— Фээсбешники принимали участие в такой массовой акции? Невиданное дело, — Барсентьев удивленно покачал головой.
— Да, полностью с Вами согласен. Но Крастонов заразил всех своей энергией, целеустремленностью и, можно сказать, верой. Для каждой группы была разработана памятка, где на одном листке было кратко расписано, как действовать в той или иной ситуации. Конкретный адрес давался только командиру группы, непосредственно перед тем, как рассаживаться по машинам. Инструктаж проводился и памятки изучались уже в машине.
— Вот я и хотел как раз спросить, как удалось, и удалось ли обеспечить секретность такой масштабной операции?
— Это было не так-то просто. Но как раз масштабность и послужила одним из решающих условий обеспечения секретности. Мы сознавали, что в милицейской среде есть предатели, работающие, как осведомители и пособники, на главарей преступного мира. Уже сама тайная подготовка породит подозрение, что затевается нечто неординарное, и все, у кого рыльце в пушку, на всякий случай уйдут в подполье. А некоторые явные признаки вообще невозможно утаить, ну, например, сбор всех транспортных средств милиции возле УВД.
Севидов отпил из рюмки. Барсентьев потушил сигарету. Весь его вид выражал крайнюю заинтересованность информацией.
— Поэтому, — прокурор улыбнулся, — автор идеи, кстати, я, — начальник УВД за двое суток вперед издал официальный приказ о проведении такого-то числа в ночные часы учений в рамках гражданской обороны. Цель учения — отработка действий милиции совместно с подразделениями МЧС по ликвидации террористической угрозы. Террористы, якобы, захватили военные склады возле северо-западной окраины города, требуют транспорт, чтобы его увести, деньги, заложников. В противном случае грозят взорвать устройство, начиненное сильнодействующими химическими веществами, от чего все население города может погибнуть. При себе всем сотрудникам милиции приказано было иметь табельное оружие и сухой паек.
— Умно. Ох, умно, — восхитился Барсентьев.
— Теперь каждая собака в городе знала, что менты отправляются тренироваться за город против террористов, и им будет не до преступников. И всякая шваль могла позволить себе расслабиться этой ночью.
— И…
— И, я думаю, внезапность была обеспечена, а операция удалась. Об этом свидетельствует то, что в наши сети попал даже сам Косарев, он же Косарь, один из крестных отцов городского криминалитета. Он был задержан на одной из «хат» и доставлен в УВД.
— Что же ему вменили, чем объяснили задержание? У авторитетов обычно куча адвокатов и высокие покровители, а все противоправное они творят чужими руками.
— А он играл в карты на интерес с двумя «залетными». Эти случаи также были предусмотрены разработанными памятками. Ну и ему культурненько так: — гражданин, для азартных игр на деньги существуют вполне легальные казино. К тому же, Вы играете на американские деньги, тем самым нарушая правила валютных операций, так что пройдемте-ка с нами… И остальные тоже. Двоих охранников Косаря обезоружили — вот и незаконное ношение оружия. Пока его волокли к машине, он, естественно, орал благим матом, всячески понося «мусоров».
— А это уже оскорбление, — усмехнулся Барсентьев.
— Здесь уже, железно, два административных правонарушения. Во-первых, выражение нецензурной бранью в общественном месте, коим является улица, и нарушение покоя и сна жителей близлежащих домов. Во-вторых, оскорбление работников милиции при исполнении ими служебных обязанностей. Все это грамотно, с помощью одного из прокурорских работников, которые тоже дежурили, запротоколировали. Нашлись и посторонние свидетели. Таким образом утром авторитет по постановлению судьи, как обычный урка, отправился в камеру на пятнадцать суток, что было для него очень большим унижением. И отбыл он их полностью, несмотря на все потуги его адвокатов.
Прокурор прищурился и, глядя Барсентьеву в глаза, добавил, — Вам я могу сказать. Между прочим, в тот же день, мне звонил заместитель прокурора области и просил очень «внимательно», — Севидов подчеркнул это слово, — посмотреть: законно ли задержание некого гражданина Косарева, этим, мол, интересовался сам губернатор области.
— И что?
— Я ответил — конечно. Мол, у нас уже есть жалоба его адвоката. Мне это потом чуть не вышло боком, почти на год задержали присвоение следующего классного чина. Но все-таки присвоили.
Севидов закурил, выпустил струйку дыма в сторону окна и продолжил:
— Всего в ту ночь было задержано около ста двадцати подозрительных личностей, и все они получили по пятнадцать суток за различные административные правонарушения. Благо у нас их богатый выбор, если толковать закон буквально. Ведь при желании, как в том анекдоте, милиционер может придраться и к телефонному столбу.
— Абсолютно все? — Барсентьев был поражен.
— Ну, если быть точнее, то, конечно, не все. Некоторые были привлечены к уголовной ответственности за незаконное ношение оружия. Кто-то за наркотики. Несколько задержанных находилось в розыске за уже совершенные преступления. Кто-то полез в драку с работниками милиции.
Барсентьев высоко поднял брови, выражая удивление, но промолчал.
— Я смотрю, Вы удивились, когда я сказал, что все задержанные были привлечены к административной ответственности в виде ареста. Может, в столице этого и не знают, но на местах это обычная практика. Когда задерживается лицо, подозреваемое в преступной деятельности, оперативники пытаются легализовать имеющиеся в его отношении оперативные материалы, с целью доказать участие в каком-либо преступлении. Что, объяснить, как это делается?
— Да. Я, действительно, впервые об этом слышу, хотя работал следователем и в районе.
— За эти пятнадцать суток в отношении задержанного собираются воедино все компрматериалы, имеющиеся в правоохранительных органах. Что-то есть в одной милицейской службе, что-то — в другой, там он проходил, как свидетель, а там — выпустили за недоказанностью, и так далее. К ним присовокупляются секретные агентурные данные. Поднимаются старые уголовные дела, прекращенные по различным основаниям. Все это обобщается и показывается прокурору на предмет перспективности дальнейшей работы по задержанному. То есть, стоит ли легализовать оперативные данные и превратить их в доказательства путем допросов свидетелей при возбуждении уголовного дела, проведения необходимых экспертиз и …, ну, дальше Вы сами все прекрасно знаете. Короче, необходимо только определить достаточность и перспективность имеющихся материалов.
— И что? Много ли дел возбуждается по таким материалам?
— Немного, — признался Севидов. — В пределах десяти процентов. Но я считаю, что и это неплохо. Один из десяти получает возможность отправиться в места лишения свободы. И на каждого задержанного заводится более полное оперативное дело, что в дальнейшем все равно пригодится.
— Согласен. А сам Крастонов был удовлетворен результатами операции?
— Я думаю, да. Он спешил, чтобы не дать авторитетам опомниться, и понимал, что у них могут найтись заступники в самых неожиданных высоких сферах. Вы разве не встречались с этим в своей практике?
— Встречался, — со вздохом признался Барсентьев, — еще как встречался. Вы говорили, что в городе внезапно пропали несколько криминальных бригадиров?
— Да. В том числе ближайшие помощники Боцмана и Косаря. В городе ходили слухи, что это дело рук Тиши, но я предполагаю, что эти слухи распространяла сама милиция, чтобы столкнуть остатки банд лбами и, воспользовавшись междоусобицей, окончательно раздробить и добить преступные группировки.
Севидов посмотрел на часы и продолжил:
— Однако этого не произошло. Сам Тиша ушел в подполье. Но, по агентурной информации, все три главаря встречались и выясняли отношения.
— Я что-то не встречал по милицейской базе данных о «Черной пантере», — вопросительно посмотрел на Севидова Барсентьев.
— Тогда и был пущен слух, что пропавшие убраны тайной организацией «Черная пантера», в которую, якобы, объединились бывшие офицеры, воевавшие в Афганистане и Чечне. В городе хватало бывших военнослужащих, прошедших Афган и Чечню. И у них существует общественная организация, помогающая сослуживцам, в основном, инвалидам. Но какими-либо подтверждениями ее причастности к исчезновению этих людей не располагали ни милиция, ни ФСБ, ни прокуратура.
Севидов немного помолчал и добавил:
— Вероятнее всего, на своей сходке криминальные авторитеты приняли решение убрать две самые опасные, действующие против них, фигуры: Крастонова и Легина.
После этой беседы Барсентьев уехал к себе несколько озадаченный. Вроде бы и откровенен был прокурор города. И в то же время в ворохе информации, спущенной на следователя, сквозила какая-то недосказанность. Севидов явно знал больше о причинах и движущих силах событий, происходивших в Белокаменске, иногда непроизвольно соскальзывая на чистосердечие. Но тотчас поправлялся, скрывая просочившуюся недомолвку за казенностью прокурорского языка, роняя ей вдогонку сухие юридические формулировки.

***

Вечером Барсентьев в джинсах и рубашке сидел в своем гостиничном номере за ноутбуком и изучал различные файлы, что-то помечая на листках бумаги.
Вскоре зазвонил его мобильный телефон.
— Да, слушаю… Добрый вечер, Михаил Матвеевич… Да, конечно, как и договаривались… Через пятнадцать минут внизу… Хорошо, буду… До встречи.
Барсентьев надел костюм и галстук, положил ноутбук в сейф и вышел из номера.
Внизу, у входа в гостиницу, стоял большой черный джип. За рулем сидел Легин, рядом с ним — Крастонов. Сзади расположился Севидов. Барсентьев сел рядом с ним и поздоровался со всеми за руку.
Джип тронулся с места и быстро покатил по вечернему городу.
Пока ехали, перебрасывались ничего не значащими репликами по поводу последних новостных событий.
Вот автомобиль уже выехал из города и через некоторое время остановился в живописном месте. Возле шоссе темнела небольшая дубрава, а в ее глубине была расположена одноэтажная таверна с забавным названием «У слезливого гнома».
На красочной вывеске был довольно таки мастерски изображен краснощекий гном, сидящий на большом пне, из его глаз стекали крупные капли голубоватого цвета, скрывающиеся в большой седой бороде.
Метрдотель, одетый в безукоризненный белый смокинг с черной бабочкой, встретил их снаружи у входа и с коротким поклоном проводил в подвальное помещение, мимо входа в общий зал. Подвал оказался весьма просторным кабинетом без окон и с хорошей звукоизоляцией. Громкие звуки двух скрипок, синхронно выводящих замысловатые рулады скрипичной сонаты Джузеппе Тартини «Трель дьявола», услышанные Барсентьевым на входе, сюда не доносились.
Спускаясь по лестнице, Севидов зашептал ему на ухо:
— В недавнем прошлом — бандитский притон. Бывшая вотчина Боцмана.
В кабинет сразу впорхнули две маленькие пухленькие девушки в костюмчиках гномиков с подносами и мгновенно расставили на столе небольшие тарелочки с различными закусками. Следом вошел официант, который был также в костюме гнома, который, впрочем, ему не шел, и поставил на стол две литровых бутылки шотландского виски «Сэр Эдвард» и, литровую же, бутылку «Метаксы» — по-видимому, любимого напитка Севидова. Легин тут же ее открыл и налил в низкий широкий бокал, стоящий возле руки Севидова.
Крастонов приподнял бутылку виски и вопросительно посмотрел на Барсентьева. Тот кивнул головой. Крастонов открутил пробку и налил, примерно на треть, в три тяжелых приземистых стакана.
— За Игоря Викторовича, — предложил Севидов, — пусть наш город будет ему надежным временным пристанищем.
Все чокнулись. Выпили. Закусили.
В кабинет зашел пузатый повар в фартуке и белом колпаке. Он почтительно согнулся в поклоне и поставил перед каждым по большущей тарелке с каким-то мясным блюдом и по маленькой тарелочке с горкой спагетти, политым острым соусом. Повар не ушел, пока все присутствующие не попробовали по кусочку мяса и не кивнули в знак одобрения.
Вечеринка пошла обычным порядком. Барсентьев о чем-то беседовал с Крастоновым. Севидов слушал увлеченно машущего руками Легина.
— Харуки Мураками? — Крастонов прищурил правый глаз, поднял левую бровь и склонил голову вправо, — занятно пишет, спору нет. Его «Страна чудес без тормозов и конец света» местами весьма интересна и напоминает средних Стругацких, которых я очень люблю. А вот «Охота на овец» — не то. С претензией на вычурность и только. Вообще мне кажется, что этот японец некоторые куски своих произведений катал, накачавшись наркотиками…
— Честно говоря, никогда об этом не задумывался…, — ответил Барсентьев, — хотя сейчас вот вспоминаю и думаю, что это вполне возможно… А Стругацких и я очень люблю. И тоже — средних. У поздних какие-то извращенные идеи, подмена понятий и прочий модерн. Может, поэтому и пишут под псевдонимами. Ранние — больше для детей. «Трудно быть богом», считаю, великая вещь.
— Согласен, — утвердительно кивнул Крастонов, — хотя мне больше нравится их «Пикник на обочине»…
— Не спорю, Михаил Матвеевич, — азартно махал руками Легин, — старые артисты: соль земли, классика. Их исполнением можно любоваться и через пятьдесят лет. Но они слишком академичны…
— Ну, почему академичны? А Раневская, например?
— Хулиганка и матерщинница, — кисло возразил Легин, — Вы вот возьмите эту восходящую звезду Веселову. Тот же скучноватый, на мой взгляд «Вишневый сад»… А как играет, сколько обаяния… Нет, даже не обаяния, а шарма, в его французском оттенке значения… А Лубянцева?
Севидов снисходительно кивнул головой.
Легин, забывшись, не глядя, взял своей ручищей стакан с виски и опрокинул его в рот. Сморщив нос, он пожевал губами, перевел взгляд на стакан и конфузливо отставил его в сторону.
Барсентьев посмотрел на него с недоумением. Затем перевел вопросительный взгляд на Крастонова, показывая ему движения руками, как бы держащими руль, и кивнул в сторону Легина.
— Шо слону дробына, — улыбнулся Крастонов спокойно и махнул рукой.
Севидов от выпитого раскраснелся, утратил обычную сухость и рассказал смешной анекдот про английского лорда:
«Лорд из клуба звонит домой:
— Джон! Чем там занята моя жена?
— Как, сэр! Но она в спальне, вместе с Вами, и заказывает туда уже вторую бутылку шампанского…
— Какого дьявола, я в клубе! Джон! — вскричал лорд, — возьми мое любимое ружье, с которым я охотился в Африке на носорогов, и застрели их обоих. Да не клади трубку, я хочу это слышать!
— Есть, сэр, — ответил дворецкий, ушел и, вернувшись через пару минут, доложил, — дело сделано, сэр.
— Но почему я слышал пять выстрелов? Ты же всегда неплохо стрелял.
— Сэр, — ответил лакей, — мужика, похожего на Вас, я уложил сразу, но Ваша жена выпрыгнула через окно в сад, и я достал ее у фонтана лишь пятым выстрелом.
— Но у нас никогда не было ни сада, ни фонтана, ты что-то путаешь, Джон!
— А куда Вы звоните, сэр?».
Все дружно и от души рассмеялись.
Вскоре в кабинет зашли красивая стройная девушка в костюмчике гнома и пожилой мужчина с бородкой, держащий в одной руке скрипку, а в другой — смычок.
Мужчина стал играть восточную мелодию, а девушка затанцевала, постепенно освобождаясь от одежды. Когда мелодия закончилась, на танцовщице остался лишь узенький полупрозрачный треугольничек внизу живота.
Оба поклонились, а сидящие за столом дружно зааплодировали.
Мужчина и девушка вышли.
Крастонов вдруг встал, включил стоящую на низеньких стойках систему «Караоке» и предложил, — А давайте-ка послушаем теперь, как поет наш Легин.
И тот красивым, неожиданно низким баритоном, спел два романса. Вначале был совсем старинный — «Отцвели уж давно хризантемы в саду…». За ним шел более поздний, на есенинские стихи — «Не жалею, не зову, не плачу, все прошло, как с белых яблонь дым…». Последний куплет все пели уже хором. Барсентьев так расчувствовался, что заметил, как у него увлажнились глаза.
После каждый из них спел еще по песенке. Барсентьев исполнил «Московские окна» — старую хорошую песню.
Севидов шутливым зычным басом завел:
— Мы — красные кавалеристы, и про нас былинщики речистые ведут рассказ…
Оказалось, что все знали слова, поэтому дружно подхватили.
Напоследок Крастонов, дурачась под блатного, начал петь «Таганку», но уже с первого куплета перешел на серьезный тон, а остальные трое, со ставшими вдруг трезвыми лицами, внимательно вслушивались в тоску и безысходность звучащей песни.
Затем, не сговариваясь, все дружно сдвинули стаканы и молча выпили. Им была понятна эта чужая боль.
Здесь открылась дверь, и вошел молодой мужчина лет тридцати в элегантном светло-сером костюме, слегка помятом по существующей моде. И лицо его, согласно той же моде, было слегка небритым. Барсентьев понял, что к ним заглянул хозяин данного заведения, то ли специально оповещенный и приехавший засвидетельствовать свое почтение, то ли дождавшийся нужной кондиции гостей, когда радуются любому вновь прибывшему.
Мужчина поздоровался и нерешительно остановился в дверях
— Все ли в порядке? — спросил вошедший. — Угодил ли повар своим фирменным «бланонниоли по-генуэзски»?
Вместо ответа подошедший Крастонов взял его за локоть и усадил за стол.
Он вообще играл главенствующую роль, хотя прокурор города рангом все-таки повыше. Но очевидно, что Севидов относился к лидерству за столом милицейского полковника вполне равнодушно и даже благожелательно.
Моментально возникший откуда-то официант поставил на стол свежий прибор и очередные бутылки виски и коньяка.
— За процветание заведения, — произнес Крастонов уже нетвердым языком.
Все чокнулись и выпили.

***

Дальнейшее Барсентьев утром следующего дня припоминал смутно. Помнил еще, что произносил тост стихами собственного сочинения, на манер и подражая Омару Хайяму:
— Запрет вина, закон, считающийся с тем,
Что пьется, где, когда, и много ли, и с кем….
Когда соблюдены все эти оговорки —
Пить — признак мудрости, а не порок совсем…
И сорвал этим своим тостом бурные аплодисменты всех присутствующих.
Как покидали уютную таверну, и как он оказался в гостинице, Барсентьев уже не мог вспомнить. Память возвратила ему лишь один поразивший его осколок — невозмутимо садящийся за руль джипа Легин, пивший наравне со всеми.

Барсентьев лежал в кровати раздетый, под легким одеялом, лицом вверх. Он с трудом открыл глаза, поморгал ими, увидел беспорядочно лежащую на письменном столе одежду, зажмурился и сморщил лоб.
— Ч-черт… — пробормотал он, — вот так расслабился…
Лежа с открытыми глазами, он посмотрел вверх.
— Надеюсь, я не допустил какой-либо бестактности или неприличия? — он снова пошарил в оскудевшей памяти. Та молчала. — Молчание — знак согласия, — вслух сказал он себе.
— Что там пишет знаток похмелья Хуан Бас по этому поводу? — но и здесь, обиженная обилием спиртного, память ничего не ответила.
Барсентьев приподнял голову от подушки, и слабая улыбка появилась на его лице.
На тумбочке, рядом с кроватью, чьей-то заботливой рукой было оставлено три бутылки «Боржоми». Запрещенной главным санитарным врачом России, якобы некачественной, грузинской минералки. Вероятно, хозяин таверны был уверен в ее качестве и сохранил запас для некоторых желанных гостей. Рядом с чистым стаканом лежала открывалка для пробок.
Барсентьев быстро сдернул с бутылки металлическую пробку и без всякого стакана, одним духом, высосал всю воду до дна. Вторую бутылку он пил уже из стакана, с наслаждением, не спеша, как бы прислушиваясь к тому, как пузырящаяся вода освежала иссушенный желудок. И до конца не допил.
А на столе стояла полная бутылка вчерашнего виски, отражая в своем коричневатом боку два лежащих перед ней лимона.
Но Барсентьев уже погрузился в легкий похмельный сон…

***

Крастонов, одетый в гражданское, сидел за столом своего кабинета и читал суточную сводку происшествий. Вид у него был вполне нормальный, лишь покрасневшие глаза напоминали о вчерашнем.
В кабинет зашел Легин. Он был в форме, подтянут и — никаких следов вчерашней вечеринки.
— Здравия желаю, Александр Олегович!
— Здравствуй, Андрей. Садись.
Легин сел на стул.
— В Багдаде все спокойно, — тихо замурлыкал Крастонов, — ты сводку читал?
— Так точно.
— Что-то раскрываемость по линии уголовного розыска в последние дни упала. И затишье, и преступления хилые, а раскрываемость падает…
— Так ребята мои сейчас подготовкой к операции занимаются, — начал оправдываться Легин. — Вот закончим главное, тогда и наверстаем.
— Да-да, — раздумчиво затянул Крастонов и неожиданно спросил, — ну, как тебе наш гость?
— Нормальный мужик, — не задумываясь, ответил Легин, — по-моему, во всех отношениях…
— Да. Без показухи и выпендронов, — согласился Крастонов.
Оба молчат.
— Ты знаешь, — произнес Крастонов, — даже и не знаю, как разрулить ситуацию… Свалилась же эта банда областная на нашу голову… Почти всюду порядок навели. Осталось угомонить наших ослабевших авторитетов… И — на тебе… Два тяжких нераскрытых преступления… И следователь этот московский… Не дадут ведь теперь покоя…
— Не дадут, — со вздохом согласился Легин, — область возьмет на контроль, центр — на контроль…
— А, главное, важняк этот, Барсентьев… Вот ведь головная боль… Ты тоже думай, Андрюха.
— Буду думать, — пообещал Легин, — может что-то и придумаем.
— Ну, как пришлые?
— Нормально. Все вписались. Люди серьезные. Дважды говорить не надо.
— Ну, давай. Надеюсь, сбоя не будет. Два-три дня и все решится. Задавим главарей, все остатки рассыплются. Очистим город от мрази. А победителей не судят…

***

В просторном помещении предбанника, отделанным светлой вагонкой, за грубо сколоченным из толстых дубовых досок столом сидела троица.
По одну сторону, на низкой дубовой скамье расположились, обмотанные по пояс белыми простынями, главари городского преступного мира — Косарь и Боцман. По другую — Тиша, на атлетической фигуре которого простыня была замотана в виде старинной римской тоги. Лица и тела собравшихся блестели обильным потом.
Перед ними на столе стояло пенящееся пиво в шести массивных бокалах, из которых все трое, не спеша, прихлебывали. Бокалы были старые, еще советских времен, таких сейчас уже и не встретишь.
В центре стола, в фаянсовых тарелках пламенели свежие мясистые помидоры и покрытые капельками влаги крупные пупырчатые огурцы. В металлической миске краснели прожилками толсто нарезанные куски сала. Отдельно, горкой, прямо на столешнице лежало с десяток больших головок репчатого лука. Справа аккуратной стопкой были уложены небольшие тараньки.
Деревянная решетчатая хлебница, наполненная доверху разорванными кусками свежего лаваша, стояла на краю стола. Рядом с ней в блюдце блестела крупинками грубого помола соль. Запотевшая литровая бутылка «Столичной», стоявшая около хлебницы, завершала этот простой натюрморт.
Косарь, в миру — Андрон Косарев, был среднего роста, с наметившимся животиком и дряблыми мышцами. На вид ему можно было дать около шестидесяти.
Его крупную лысую голову венчали возле ушей два чахлых кустика седого пуха. Несколько таких же кустиков торчало посредине костистой впалой груди. Выдающийся вперед подбородок придавал лицу упрямое выражение. Две глубоких длинных морщины, избороздившие лицо от основания носа до уголков губ, придавали мужчине мрачновато-угрюмый вид.
Безусловным свидетельством его воровской масти являлись разбросанные по всему телу татуировки.
На груди, обрамленное волнообразной линией, будто из дымки выступало приземистое здание русской церкви, украшенное семью куполами с шестиконечными крестами. Это означало, что он является лагерным авторитетом, и в одной из «ходок» провел семь лет.
На правом предплечье светло-синими контурами, до самого плеча, располагалась наколка с исполнением оскаленной головы волка. Свисающая с его шеи многозвенная тонкая цепь придерживала крылья какой-то хищной птицы. По центру крыльев темнело изображение пиковой карточной масти на белом фоне с темно-синей каймой. Над ним находилась корона. А еще выше — четырехконечный крест, похожий на награду вермахта — железный рыцарский крест. Внизу змеилась надпись «УсольЛаг». Картинка подтверждала достоинство авторитета, как коронованного, с соблюдением воровских обычаев, вора в законе.
Левое предплечье украшала татуировка, изображающая оскаленную голову тигра, от которой спускались обвитые колючей проволокой цепи, держащие, в свою очередь, два орлиных крыла. В центре крыльев находился череп со скрещенными костями на фоне черного круга с белой каймой. За черепом помещался обоюдоострый меч, а за ним вставало солнце с расходящимися лучами. Она означало беспощадность ко всем врагам и еще то, что ее обладателя исправит только расстрел.
На правом колене синело изображение змеи с раздувшимся капюшоном с короной на голове и яблоком в зубах, на котором виднелись цифры 1967–1972. В кольце змеиного тела располагались человеческий череп и разбросанные кости. Змея олицетворяла символ мудрости воровских законов, а яблоко — символ искушения, поддавшийся которому будет умерщвлен.
Левую коленку его украшала догорающая свеча в подсвечнике, стоящем на облаке. По уголовным понятием она являлась оберегом, то есть амулетом.
По всему телу были разбросаны остальные мелочи, начиная от перстней на пальцах рук, и заканчивая надписями на пальцах ног.
Весь «орденской фрак», по выражению старых уголовников, свидетельствовал о том, что его носитель является очень заслуженным вором.
Косарь, действительно, практически почти всю сознательную жизнь провел в следственных изоляторах, зонах и тюрьмах. Усольлагская надпись вместе с короной говорили о том, что коронован он был в жесточайших, по содержанию, условиях, одного из лагерей Усольского управления лесных ИТУ, расположенного на Северном Урале. И носившем в уголовной среде название «Всесоюзный Бур», или «Всесоюзная отрицаловка», где отбывали срок самые отпетые воры, отрицавшие все и вся, кроме воровского закона. Уже само пребывание в нем вызывало уважение у других преступников. А уж коронование там проходили считанные единицы.
Поэтому, несмотря на более мощную организованную преступную группировку Боцмана, «угловым», или неформальным лидером заседавшей тройки (совсем, как в сталинские времена) был именно Косарь. Он же «держал» городской общак.

***

Ночь на зоне. Небо постоянно прорезалось лучами прожекторов с вышек, которые выхватывали в метельной круговерти крыши заснеженных бараков, участки колючей проволоки, соседние вышки.
В небольшой землянке на полу горел хилый костерок. Неровный свет и отблески пламени освещали три фигуры, сидящие на корточках вокруг костерка. Кто-то четвертый сидел сбоку, чуть поодаль. Все были одеты в черные лагерные стеганки, черные шапки и валенки. Уши у шапок были полуопущены, скрывая небритые подбородки.
— Говори, Серго, — сипло произнес один из мужчин, с очень морщинистым лицом и угрюмым взглядом исподлобья.
— Косаря знаю лично, — начал горбоносый мужчина с легким кавказским акцентом, — закон блюдет, живет по понятиям. С мусорами и мурлыками повязан не был. Дурью не баловался. Рога мочил. Хозяину не кланялся. Сидит в отрицаловке.
— Кем представлен? — просипел первый.
— С воли — Тимохой, — ответил Серго, — здесь Паленым, — он кивнул в сторону третьего сидящего.
Тот, затягиваясь козьей ножкой, скрученной из газетной бумаги, утвердительно кивнул. На лбу у него — широкий рубленый шрам. Бровей у Паленого не было, остались лишь почерневшие надбровные дуги.
— Говори, Косарь, — предложил первый.
— Ты, Гвидон, знаешь меня двадцатник, — медленно и степенно произнес Косарь, — правила соблюдаю и обязуюсь. Предъяв не имел. Тянул в Бутырке, в Печорлаге, в Краслаге, во Владимирке, в Буре по второй отсидке. По делам — в Краслаге кумовка задавил. Семерку хожу в рябых. Закон не порушу и другим не дам. Все.
— Говори, Паленый, — просипел первый.
— Поддерживаю, — ответил тот без раздумья.
— Серго?
— Поддерживаю, — произнес Серго.
— Поддерживаю, — просипел и Гвидон, зайдясь после этих слов надсадным кашлем.
Откашлявшись, он делал приглашающий жест Косарю сесть рядом с собой.
Тот подошел и сел.
— Кликуха? — обратился Гвидон к Косарю.
— Та же.
— Все. В законе.
Все четверо соединили, тыльной стороной и пальцами вниз, кисти рук над костерком.
— Падлой буду, — все четверо заговорили вразнобой, — если нарушу…
Развели кисти рук.
— Паленый, — просипел Гвидон, — за тобой прогон темы по зонам и казенкам. Ты, Серго, подготовь ксиву на волю.
Те кивнули.
— Все, разошлись. Косарь, костерок за тобой.
Все завязали внизу, под подбородком, уши ушанок и подняли воротники стеганок, а Паленый бережно потушил двумя пальцами козью ножку, примял ее края и положил в кисет. Трое, низко согнувшись, вышли из землянки.
Косарь, не спеша, притоптал костерок ногой в валенке…

***

Боцман, он же Евсей Лапин, сидящий возле Косаря, имел облик сутулого верзилы, лет тоже около шестидесяти, но еще с хорошо сохранившимися, данными от природы, мощными мышцами. Лицо его с несколькими шрамами, надорванным левым ухом и дважды сломанным кривым носом носило отпечаток буйной драчливой жизни. А глаза и губы отражали характерное лагерное выражение — «Не верь, не бойся, не проси!».
Его «фрак», с семью его судимостями, выглядел также весьма внушительно. Ему не хватало лишь коронования в Усольском УЛИТУ. Он был коронован на вора в законе в каком-то ином месте.
Его правое предплечье украшала оскаленная голова льва, держащая на цепи с мелкими квадратными звеньями черные крылья и хвост хищной птицы. Вместо груди птица несла белый круг с синей каймой и изображением черной крестовой карточной масти посередине. Над кругом располагалась когтистая лапа, а выше — корона.
Кличка Боцман появилась у него уже очень давно.
…Много лет тому назад по мрачному, выкрашенному грязно-серой краской, коридору шел долговязый крепкий подросток, одетый в потрепанные штаны и видавшую виды морскую тельняшку, с руками за спиной. По обоим бокам коридора располагались двери, ведущие в камеры. За подростком шагал конвоир в форме внутренних войск МВД. Возле одной из дверей камер конвоир остановился.
— Стой! Лицом к стене.
Подросток повиновался.
Конвоир лязгнул связкой ключей, заглянул в дверной глазок. Потом он провернул ключ в замке.
— Будут бить, обязательно, — негромко произнес он и, повернувшись к подростку, насмешливо, — смотри, не плачь, таких тут не любят. Ну, двигай.
Он открыл дверь и толкнул подростка в камеру. Дверь с лязгом захлопнулась.
Это была обычная камера СИЗО, в которой содержались несовершеннолетние преступники. Их в камере около десятка. Все обернулись к вошедшему, посмотрели на него настороженно и с ухмылкой.
На нарах у окна сидел «угловой» — камерный «авторитет», такой же несовершеннолетний подросток. Лицо его выражало презрение.
— А это что еще за боцман? — он ткнул пальцем в сторону новичка, — а ну, ковыряй сюда, побазарим.
— Лапин я, — вошедший, не говоря больше лишних слов, бросил свой узелок с пожитками на пол, подошел к насмешнику и неожиданно ударил ему в нос своим, уже внушительным, кулаком. Нос, губы и подбородок «углового» окрасились кровью.
— Ах ты, сука! — тот вскочил и бросился на Лапина, — пацаны, в работу его!
Все присутствующие набросились на новичка.
Лапин дрался со всей камерой, был, конечно, бит, но заслужил уважение и первый воровской авторитет. А кличка Боцман за ним так и осталась. Он к ней привык, и менять не собирался.

***

Юрий Тишин, или Тиша, высокий, спортивного телосложения, с короткой стрижкой, являл собой образец преступного авторитета новой формации. В прошлом году ему исполнилось сорок лет. Его лицо, не лишенное внешней привлекательности, портили узко посаженные глаза, постоянно бегающие по сторонам. Но плотно сжатые губы и волевой квадратный подбородок создавали впечатление решимости всегда и во всех случаях давать отпор.
На деле это было не так. Тиша умел уступать и отступать. Он был хитер, осторожен и не лишен ума и здравого смысла.
Вероятно, в силу этих причин, он был судим всего лишь один раз. В молодости — за разбойное нападение, совершенное организованной группой. При этом был убит зубной техник, промышлявший золотишком. И убил его, именно, девятнадцатилетний Юра Тишин, мастерски нанося удары в болевые точки. Он посещал, запрещенную тогда, секцию дзюдоистов и кое-чему был уже обучен. Но били протезиста все четыре человека, и следствие не смогло установить, кто именно нанес смертельный удар жертве, скончавшейся от болевого шока.
У Тиши была всего лишь одна наколка. Правое обнаженное плечо украшал погон со свисающим витым шнуром, похожий на погоны царской армии времен восемнадцатого века. Посредине округлой части погона был вытатуирован восьмиконечный крест. Это была тоже наколка лагерного авторитета, означавшая, что ее обладатель является авторитетным вором и живет только по воровским понятиям.

***

…На большой платной автомобильной стоянке рядами стояли различные автомобили. К ее воротам подкатила потрепанная иномарка. Из нее вышли трое парней в спортивных костюмах. Первым шел Тиша. Они прошли под шлагбаумом и поднялись по ступенькам небольшой будки, в которой сидел охранник.
Охранник, немолодой мужчина в камуфляже, встал из-за стола.
— Что надо, ребята? — спросил он настороженно.
— Хозяин стоянки где? — вопросом на вопрос ответил Тиша.
— Не знаю.
— Как это «не знаю»? — Тиша толкнул его рукой в грудь.
Тот упал на стул, хватаясь руками за стол.
— А ну, колись — где хозяин, рванина гребаная! — Тиша поднес кулак к лицу охранника, — счас все зубья выдроблю и по полочкам разложу, вместо пропусков!
Он кивнул на круглый вращающийся стенд, на котором в ячейках лежат пропуска на автомобили.
— Так он здесь не бывает никогда…, — залепетал перепуганный охранник, — может раз в месяц приезжает…
— А где он живет? Гони адрес!
— Ребята! — скороговоркой зачастил охранник, — да, откуда ж мне знать… Я всего лишь дежурю здесь посменно, а он же хозяин…
— Может и телефон его не знаешь?
— Вот здесь должен быть записан, — охранник ткнул рукой в лежащий на столе журнал дежурств, — но я ему никогда не звонил…
— Так звони! — рявкнул Тиша.
Охранник открыл журнал на первой странице, нашел телефон. Затем он придвинул к себе телефон и набрал номер.
— И что сказать? — голос охранника дрожал.
— Скажи, санстанция прибыла и срочно требуется его присутствие, иначе стоянку закроют.
— Геннадий Антонович! Это охранник с шестой стоянки. Здесь пришли из санстанции и Вас требуют. Иначе, хотят закрыть стоянку… Хорошо, я передам, — он положил трубку.
— Он сказал, будет минут через десять.
— Хорошо, мы пока подождем у тебя, включай телевизор.
— Да он неисправен.
Тиша выругался и сел на стул. Остальным пришлось стоять, так как стульев больше не было.
Через некоторое время у шлагбаума просигналила новенькая «Ауди». Охранник нажал на кнопку, шлагбаум поднялся, и машина остановилась перед будкой. В будку зашел мужчина лет сорока, одетый в джинсы и рубашку.
Увидев присутствующих, он нерешительно остановился.
Один из парней, стоящий у двери, схватил приехавшего за руку и подтолкнул к Тише.
— Кто вы такие, — зашедший мужчина не выглядел испуганным, — мне сказали санстанция …
— Нет, он ошибся, — скривил рот Тиша, кивнув в сторону охранника, — мы — частное охранное агентство, и хотим взять вас под свое крылышко. Сколько у тебя стоянок?
— У нас заключен договор с вневедомственной охраной, и мы не нуждаемся…, — попытался протестовать мужчина.
— Нуждаетесь, еще как нуждаетесь…, — Тиша внезапно вскочил и выхватил из нагрудного кармана рубашки мужчины какие-то документы.
— Отдайте, как Вы…, — мужчина дернулся к Тише.
— Охолонись, мужичок! — рука Тиши сжались в кулак, который стремительно полетел в лицо мужчины.
Тот вытаращил глаза и попытался отшатнуться, но кулак уже, не дотронувшись до подбородка, сделав неуловимое вращательное движение и обогнув челюсть, уперся в ухо. Кулак разжался, а пальцы Тиши крепко ухватили мужчину за ухо.
Тот застонал от боли.
— Усек? — процедил Тиша, — другим разом сверну морду набок!
Тот попытался вырваться.
— Серый, Лапа — придержите дурика, — приказал Тиша и скривился в ухмылке, а то еще побьет…
Двое парней схватили мужчину за руки с двух сторон и стали выворачивать их назад.
Тиша рассмотрел взятые документы, — так: техпаспорт, страховка, водительское удостоверение…
— Ну-ка, пиши! — гаркнул он охраннику.
Тот схватил шариковую ручку и лист бумаги.
— Значит, Савелов Геннадий Антонович, — медленно прочел Тиша, а затем продиктовал охраннику адрес проживания мужчины.
После чего он взял листок с записью, сложил его и спрятал в карман спортивных штанов.
— Адресок пока на память будет, — пробормотал он, — а теперь слушай внимательно наши условия. Они короткие — платить будешь…
— Я не буду платить, — решительно сказал мужчина и с ненавистью посмотрел на Тишу, — можете хоть избить, хоть что угодно…
— Ладно, — скривился Тиша, — будет тебе и что угодно. Считай, уговорил… Серый, Лапа — тащите-ка его к машине!
Он вынул откуда-то из-под спортивной курточки нож-выкидуху, щелкнул кнопкой и выскочившим лезвием обрезал телефонный шнур.
— Сиди тут тихо, — приказал он охраннику, — пригнись, и чтоб тебя не было видно.
Тот сел на пол за столом.
Мужчину выволокли из будки. Тиша подошел к его «Ауди», открыл дверцу со стороны водителя и вытащил ключи из замка зажигания. Затем он пошарил взглядом по салону, взял автомобильную медицинскую аптечку, достал из нее бинт а аптечку, даже не закрыв, швырнул на заднее сиденье.
— На водительское сиденье его, — бросил он подручным, — и пристегните ремнем безопасности.
Те торопливо выполнили его указания.
Мужчина с недоумением следил за их действиями, но ничего не предпринимал.
Тиша захлопнул дверцу и нажал на кнопку брелока ключа. С короткими электронными трелями замки на всех дверях машины закрылись.
Мужчина в машине никак на это не отреагировал.
Тиша направился в сторону багажника, разматывая на ходу бинт. Затем он открыл заслонку, закрывающую пробку бензобака, открутил саму пробку и опустил туда конец с неразмотанным до конца бинтом. Потом бандит вернулся к передней части машины и другой конец бинта засунул под щетку дворника перед водительским сиденьем. Тот уже темнел от бензина.
Мужчина, наконец, все понял, его лицо побледнело, в глазах появился ужас.
— Лапа, Серый — за будку, — командовал Тиша, а сам тем временем достал из кармана зажигалку.
Подручные, не мешкая, скрылись за будкой.
Машина стояла довольно близко к будке, так что и Тиша одним прыжком мог достичь безопасной зоны.
— Даю тебе ровно десять секунд, — спокойно произнес Тиша, обращаясь к сидящему в машине мужчине, — время пошло…
Он вытянул свою левую руку и выставил циферблат часов в сторону мужчины.
Секундная стрелка на часах быстро отсчитывала секунды: одна, две, три, четыре, пять, шесть, семь…
Тиша поднял свободную руку и щелкнул зажигалкой. Вспыхнул язычок пламени. Тиша медленно стал приближать зажигалку к пропитанному бензином бинту.
— Несчастный случай, — будничным тоном произнес он, — замкнуло проводку…
— Согласен! — закричал мужчина, — я согласен! Выпустите меня…

***

В предбаннике на мгновение наступила тревожная тишина.
Косарь бросил косой неприязненный взгляд на Тишу. Тот медленно смаковал пиво.
— …Ты мне горбатого-то не лепи, — Косарь недобро прищурился и затянулся «беломориной», — ты куда слинял, когда мои бригадиры пропали?
— Никуда я не скрывался. В область ездил, дела у меня там… — Тиша скривил рот, — ты что, за Егорку меня держишь? Чтобы я чужих центровых заваливал? Своего встревалова хватает!
— В область, говоришь? Это к кому же? Может, в махновцы подался?
— Охолонись, Андрон, — вступился Боцман, — Тиша — правильный мужик. За своих припотелов всегда в ответе. Это Ковбой был… С залетами… Жаронуть любил. Я другое скажу. Ливер чую. Кто-то среди наших пашет на контору. Завелись кумовки. Типа того, что шилом замочили. Нюшить надо. Ты бы Авдею поручил… Он у тебя с навыками. Что та щука…
— Уже поручил, ищет Авдей…, — пробурчал Косарь, — да где найдешь-то… Понабрали шелупони всякой. Шакалья, которого раньше к себе и близко не подпускали. — Он грубо выругался. — А где сейчас возьмешь проверенных в деле? Всех пересажали. И никакие «абиссинские налоги» не помогают. Боятся брать на лапу даже свои менты. И судьи посбежали.
Он постучал таранькой по столу и стал ее очищать от чешуи, — нам надо, однако, масть держать и решить по ментовским беспредельщикам. Как Щуку этого окаянного остановить? И другана его, бугая этого. — Он снова витиевато ругнулся. — А за ними и каждый цирик борзеет.
— Да, — согласился с ним Боцман, — ни с того, ни с сего наехало ментовское коромысло. Жировали отдушливо, по понятиям. Принесло этих …, — он также выругался.
Тиша, отхлебнув пива, лишь молча кивнул головой.
Выпустив клубы пара, открылась дверь парилки, и оттуда выглянул голый загорелый человек. Он был высок, мускулист и по-военному подтянут. Тело, утратившее, однако, былую стройность, основательно подернулось жирком. Хотя и толстяком назвать его было нельзя. Рука, одетая в широкую рукавицу, держала пахучий распаренный дубовый веник. В другой руке находился ковшик с водой, а на голове была нахлобучена войлочная шапка. Узкое волевое лицо его светилось азартом.
— Второй парок готов! — весело крикнул человек, прикрыв дверь, — ох, и хорош парок! Ядреный! Дух захватывает! Кто первым? Может Вы, Андрон Тимофеевич? — обратился он к Косарю.
Боцмана покоробило, лицо его гневно исказилось. Он терпеть не мог обращений по имени-отчеству в воровской среде.
— Любому вору дается кличка. — просипел он. — Да не для красоты. А для конспирации и краткости. Орать будешь в критический момент? Скажем: «Воткни этому залетному фраерку «перо во фрак», любезный, Воростислав Евлампиевич!» Пока все скажешь — так уже и самого унесут. Другое дело, к примеру: «Мочи его «Кузя!» Коротко и ясно…
Авдей согласно кивнул головой.
Но Косарь промолчал, он все спускал своему любимцу, никогда не подводившему его в трудных ситуациях.
На предложение лезть в парную первым он отрицательно махнул рукой.
— Или, Вы, Евсей…
— Я те дам, бурой, Евсея! — рявкнул Боцман, грязно выругался и потряс кулачищем. (Свое отчество — Леопольдович — он ненавидел с детства).
— Или Вы желаете…? — уже без имени и без клички, растерявшись, обратился к нему галантный донельзя банщик.
Это и был Авдей — Александр Авдеев, он же — начальник личной охраны Косаря.
— Пущай Тиша лезет, — сбавил тон Боцман, — парок спустит. Мы-то с Косарем старики уже для такого пара.
Тиша утвердительно кивнул, сбросил простыню на скамью и полез в парилку.
Поочередно попарившись, авторитеты вновь сели за стол. Присел с ними и Авдей.
— Ну, давай, банкуй, — сказал ему Косарь, — Теперь можно и грех на душу принять.
Авдей взял бутылку «Столичной» и с коротким хрустом свинтил пробку. Прекрасно зная привычки авторитетов, он плеснул полстакана Косарю, налил почти полный Боцману и на две трети — Тише. Немного подумал и налил на треть себе.
Глухо звякнули сдвинутые граненые стаканы.
Косарь крякнул, с шумом занюхивая выпитое куском лаваша, и сунул луковицу в соль.
— Попадалово — хреновей не бывает. — начал он. — Нам надо масть держать. А для того решить надо по Щуке и его шушере. Говори, Тиша.
(По воровским обычаям свое мнение первым должен был высказывать самый младший по рангу уголовный авторитет).
— Я что, я — как все, — Тиша жевал сало, положив его прямо на кусок лаваша.
— Ты икру-то не мечи, — возмущенно прогудел Боцман, — сдрейфил речь сказать? Мусорков опасаешься?
— Не косякуй, — поддержал его Косарь, — законы наши известные не рушь. По делу шурши.
Тиша отложил сало в сторону:
— Так ведь известно — мочилово требуется. И по Щуке, и по дружбану его квадратному.
Боцман согласно стукнул кулачищем по столу:
— Я — за. Мочить головастиков!
— Заметано, — подытожил Косарь. — Кому дело задвинем?
Боцман с Тишей одновременно взглянули в сторону Авдея. Тиша при этом развел руками, пожав плечами — мол, кому же еще.
Лицо Авдея уже покраснело от выпитого. Но привкус водки казался ему странным — каким-то сладковатым. Он внимательно понюхал стакан…
— Запах Ильича учуять хочешь? — загоготал Боцман.
Засмеялись и другие авторитеты…
Авдей пожал плечами. Он, пусть и не в совершенстве, но владел уже жаргонным лексиконом уголовного мира. И умел «ботать по фене», хотя в быту, так сказать не при исполнении, предпочитал изъясняться на нормальном языке. Он знал, что выражение «запах Ильича» означает вонь суррогатного спиртного, аромат политуры, стеклоочистителя и прочих подобных напитков.
… Он улыбнулся в ответ. — Наверное, почудилось, — произнес бывший гэбист. — Парилка выколачивает из организма все шлаки, и при этом обостряется обоняние.
Водку Авдей покупал всегда сам. Укупорка этой бутылки была заводской, открылась с привычным слуху хрустом. И стакан отдавал резким запахом высококачественного разбавленного этилового спирта.
Авдей и не подозревал, что спокойно покуривающий на крылечке охранник был внедрен к ним Крастоновым и являлся одним из его агентов. И, что пока он ладил пар, а авторитеты еще только подъезжали к укромной лесной баньке, охранник, по кличке Сарыч, накрывавший на стол, спокойно подменил бутылку. А заводская укупорка? Да сейчас даже сотни подпольных заводиков по производству поддельной водки, разбросанные по всей России, оформляют бутылки не хуже заводских…
И никто из присутствующих за столом не мог знать, что проклятый Щука, он же милицейский полковник Крастонов, был оповещен агентом о готовящейся воровской сходке, все прекрасно понимал и предполагал, что авторитеты вынесут на ней смертный приговор — ему и Легину. Отступать главарям городского криминала было уже некуда. Поэтому Крастонов и принял решение о физической ликвидации уголовной верхушки Белокаменска, а операция по их захвату уже началась…
— Слыхал? — спросил Косарь, обращаясь к Авдею, — доверяют наши тебе. Что кухаришь?
— Найдем рогометов. Если поручите. — Тот был спокоен.
Косарь согласно кивнул, слово «рогометы» означало отчаянных, способных на все, в том числе, и убийства, закоренелых уголовников. И добавил:
— Только рогометов лучше — пришлых.
Сидящие за столом посуровели лицами.
Авторитеты превосходно понимали, что убийство милицейских начальников вызовет со стороны ментов войну без правил, что за ними самими теперь будут беспощадно охотиться, и что они вынесли, тем самым, смертный приговор и себе. Вопрос только в том, кому первому удастся его исполнить.
Оставалась все же надежда, что, с устранением столь безжалостных и бескомпромиссных противников, уже не найдется человека, способного продолжить, с той же решительностью, начатые ими дела. А пока авторитеты намеревались пересидеть начавшуюся бучу в далеком глухом лесу, в избушке лесника. Авдей оставался в городе за старшего.
Никто не должен был знать, куда и когда они поедут, а поэтому они должны были выехать незаметно по намеченному маршруту сегодня поздней ночью, забрав с собой из дома лишь самое необходимое. И сопровождать их должны были лишь двое охранников, один из которых сейчас покуривал на крыльце, а другой слушал приглушенную шансонную музыку за рулем немецкого джипа.
Косарь жестом указал на бутылку, и Авдей вновь разлил водку по стаканам всем, за исключением себя. Стаканы соединились с почти костяным стуком, завершая подписание приговора. Тиша поежился — все это ему крайне не нравилось.
— Ох, не прет в лыжню, — еле слышно бурчал он.
Даже бывалым лагерным волкам Косарю и Боцману, повидавшим в своей прошлой зэковской жизни немало жуткого и устрашающего, было не по себе. Они оба враз как-то поникли, утратив свой привычный «авторитетовский» вид. Их обоих угнетало смутное предчувствие чего-то необъяснимо пугающего. Неотвратимого. И близкого.
Предчувствие их не обманывало — жить им осталось не более двенадцати часов. И смерть для них была уготована страшная. В водку было добавлено сильнейшее, медленно действующее снотворное, из-за которого часа через четыре все они должны были погрузиться в глубокий сон...
Есть уже никому не хотелось. И, молча, допив водку в два приема, все стали одеваться…
— Приеду завтра рано утром, — уточнил Тиша, — надо уладить некоторые горящие дела. И отвел глаза.
На самом деле, как всегда, учуяв неминуемую смертельную опасность, Тиша уехал из города в только ему известном направлении сразу после баньки. Звериное чувство неминуемой гибели кричало, — уезжай из города, немедленно! И он сразу после бани, не заезжая домой, без охраны, направился на своем «Мицубиси-Аутландер» по направлению к соседнему областному центру.
Авдея также тяготило какое-то неясное ощущение. Приговор прозвучал. Исполнение было поручено ему… Но вовсе не это угнетало его психику. Концовка вечера в бане была пронизана ощущением неизбежной беды, чего-то незавершенного, недосказанного, нераскрытого, наконец…

***

Авдей потер кулаками виски — наваждение не проходило…
— Прибери тут. И жди. Скоро подъедут — поедешь с ними, — хмуро приказал он вошедшему охраннику, покуривавшему на крыльце. — Да поезжайте той дорогой, что справа от промзоны. Она, хоть ухабистая, зато нет ментовских постов.
Высокий жилистый мужчина, лет тридцати пяти, с неприметным скуластым лицом и длинным хрящеватым носом, вероятно и повлекшем кличку Сарыч, в пятнистой спецназовской форме цвета темного хаки, согласно кивнул головой.
Взяв полиэтиленовый пакет, он по-хозяйски смахнул со стола оставшиеся помидоры, огурцы и лук. Затем аккуратно завернул в двойной газетный лист куски сала, сверху положил хлеб.
— Заберете? — Сарыч протянул пакет Авдею.
Тот, в задумчивости уставившийся в какую-то точку в углу комнаты, вздрогнул, возвращаясь к действительности. Он с недоумением посмотрел на пакет, затем на охранника, хотел было что-то сказать, но только махнул рукой и вышел на улицу.
Выждав, пока затихнет шум отъезжающей машины, оставшийся охранник нагнулся и отодрал от днища скамьи прилепленный скотчем портативный диктофон. Затем он нажал на кнопку и сунул его в карман маскировочных брюк, предварительно оторвав остатки липкой ленты.
Из другого кармана он достал сотовый телефон и, набрав номер одним нажатием кнопки, глухо произнес в трубку:
— Подъезжай — есть посылка.
После чего Сарыч достал носовой платок, вновь подошел к столу и, воткнув безымянный палец правой руки в горлышко бутылки из-под «Столичной», приподнял ее, ухватив за донышко левой рукой с платком. Тщательно дважды прополоскав бутылку изнутри и не дотронувшись до поверхности, мужчина аккуратно опустил бутылку в пластмассовый контейнер для мусора, стоявший у входа.
Остатки недоеденной пищи со стола отправились следом. Блюдце с солью было накрыто бумажной салфеткой. В движениях мужчины чувствовалась хозяйственность и аккуратность. Он скомкал в один узел все валявшиеся простыни, взялся за деревянную ручку двери, ведущей в парилку, и замер, прислушиваясь.
Невдалеке затих шум автомобильного мотора. Пятнистая фигура в два больших прыжка очутилась возле двери и напряглась, слегка подавшись вперед. Прошло слишком мало времени, чтобы подъехал человек, которому он звонил. Неужто что-то учуял и вернулся назад Авдей? Рука потянулась к карману с диктофоном и вытащила его. Охранник в раздумье завертел головой…
Но потом он передумал, опустил диктофон назад в карман, протянул руку вверх и щелкнул выключателем. Свет погас. Окон в комнате не было. Охранник слегка приоткрыл дверь и, выглядывая наружу, вгляделся в темноту. Увидев очертания знакомой фигуры, он облегченно вздохнул и включил электричество, немного отойдя назад.
Тем не менее, поза его осталась напряженной и выжидающей. Он расположился боком к двери, сунув руку под куртку, где за поясом покоился пистолет. Большой палец правой руки со щелчком опустил вниз скобу предохранителя.
В дверь постучали.
Та-та — протяжно, а затем быстро — та-та-та. Знакомая морзянка. Созвучна словам — дай-дай, закурить. Или семерка, на языке связистов, служащая у них паролем. Охранник расслабился, подошел к двери и распахнул ее, впуская пришедшего. Левый глаз Сарыча подергивался в нервном тике.
По выражению лица охранника вошедший понял суть произошедшего замешательства и быстро объяснил:
— Я дежурил тут неподалеку. Где посылка и для кого?
— Вот, — охранник протянул ему диктофон, — немедля передай шефу. И на словах — чай заварен, выезжаем, — он глянул на часы, — через час пятьдесят, едем по раздолбайке мимо промзоны, в сторону Деречинской пущи…


***

Крастонов задумчиво смотрел на работающий портативный диктофон. Слегка потрескивала лента.
…— Слыхал? — пленка несколько искаженно воспроизводила разговор, — доверяют наши тебе. Что кухаришь?
— Найдем рогометов. Если поручите…
…Крастонов еще секунд десять слушал шелест и легкое потрескивание диктофона. Затем запись закончилась.
Как и предполагал Крастонов, криминальные авторитеты обрекали их на смерть. Они сделали свой последний шаг. Дело за ним. Ответный ход, впрочем, был заранее подготовлен. Не дожидаясь прямолинейного хода ладьей, он упредил его, поставив непредсказуемого коня, держа под его ударом клетку, куда должна была ступить ладья.


***

Мотор изящного кроссовера «Тойота Лексус RX» тихо урчал. Руки Авдея спокойно лежали на руле, слегка покачивая им в разные стороны. Из динамиков слышалась приглушенная музыка. Время от времени он резко поматывал головой, пытаясь отгоняя сон….
…В молодости Авдеев служил оперативником в «девятке» — 9-ом управлении КГБ СССР, которое обеспечивало охрану всего высшего руководства партии и правительства. Не раз приходилось ему стоять под первым осенним снегом в легком пальтишке на Красной площади, недалеко от Мавзолея, во время военных ноябрьских парадов.
Но через несколько лет он погрузнел, имея природную склонность к некоторой полноте, и генерал, возглавлявший управление, счел, что он утратил качества, необходимые для телохранителя. И его «списали», вначале — в резерв. Затем некоторое время он послужил в «семерке» — оперативно-поисковом управлении. Но и там он ко двору не пришелся.
При Ельцине произошло разукрупнение КГБ, которое раздробили на несколько ведомств и переименовали в ФСБ — Федеральную службу безопасности. В центральном аппарате оказалось много лишних людей. И Авдееву предложили должность начальника отдела по борьбе с контрабандой в управлении ФСБ областного центра, на территории которого находился и Белокаменск. Имея звание майора, он с радостью согласился — предлагаемая должность была полковничьей и, к тому же, довольно самостоятельной. Ему надоело быть мальчиком на побегушках.
Авдеев хорошо помнил тот разговор, когда он в общевойсковой форме с погонами майора стоял в кабинете генерала ФСБ.
— У Вас два варианта, — сообщил тогда ему генерал, — либо мы списываем Вас в запас подчистую, либо Вы отправитесь служить в Прикамск на должность начальника отдела.
— Согласен на второе, — без всякого раздумья согласился Авдеев.
— Тогда пишите заявление, — предложил генерал, — сейчас я дам команду в кадры.
— Слушаюсь, товарищ генерал.
Но и в Прикамске он не прижился. А начиналось все многообещающе.
Здание управления ФСБ, несмотря на вечерний час, светилось многими окнами. Авдеев, одетый в гражданское, в своем кабинете, инструктировал трех оперативников перед операцией по задержанию.
— Ты, Горюнов, «ведешь» уральского бизнесмена сразу с вокзала, — объяснял Авдеев одному из оперативников, — он заказал номер в гостинице. Скорее всего, там же состоится и встреча.
— Фалькович и Трунов аккуратненько «ведут» эстонцев, — он кивнул остальным двум. — Они заказали номер в той же гостинице, причем на одном этаже.
— Я буду находиться в гостинице. Связь поддерживаем по мобильному, — продолжил разъяснения Авдеев, — в том случае, если контакт и, обязательно, передача состоится раньше, то берете всех троих в момент передачи. Саму передачу ни в коем случае не вскрывать. Сразу звонить мне. Без моего ведома вообще ничего не предпринимать.
— А что за передача, Сергей Георгиевич? — поинтересовался Горюнов, — что везет уралец?
— Образец жидкого ракетного топлива, — кратко сообщил Авдеев, — скорее всего это будет какой-то металлический контейнер. В чем бы он не находился: в свертке, в чемодане, в коробке — ни в коем случае не трогать и не вскрывать. Понятно?
— Так точно, — ответили все трое.
— Ну, действуйте.
Оперативники вышли.
Авдеев задумчиво посмотрел в окно. Потом он достал из сейфа пистолет, вытащил из него обойму, отвел затвор, вставил обойму на место и поставил пистолет на предохранитель. Затем Авдеев сунул его в наплечную кобуру под левой подмышкой…
Авдеев не сказал подчиненным всей правды. В контейнере должна была находиться, так называемая, «красная ртуть». Слова «красная ртуть» в то время гремели по всему миру. Считалось, что в засекреченных лабораториях под Москвой было изготовлено стратегическое сырье нового поколения.
Правда, истинные его свойства никому не были известны. По одной версии — это был новый ядерный материал, многократно превышающий по своей мощи уран-235. По другой — так называлось вещество, которое в соединении с обычной взрывчаткой, обладало невиданной разрушительной силой, мощнее атомной, водородной и плутониевой бомб. Третья версия отдавала приоритет сверхмощной химической взрывчатке. По четвертой — это было нечто сравнимое с технологией «Стеллс», ее покрытие обеспечивало любым предметам невидимость.
Существовала еще и пятая версия, согласно которой русскими был получен некий «компаунд 2020» (КП2020) — легендарный философский камень, с помощью компонентов которого можно запросто извлекать любые химические элементы. Тем более, одно из средневековых названий философского камня звучало как «красный эликсир». И он годится для различного рода астральных целей. И, именно с этой целью, крупная партия, девять килограммов красной ртути, была продана в Египет.
Красную ртуть скупали все: Запад — в лице западноевропейских стран, Америка — в лице Соединенных Штатов, Индия, Ирак, Иран, Ливия, Израиль, Северная Корея… Килограмм этого вещества стоил на рынке около одного миллиона долларов.

***

Авдеев в пустом гостиничном номере нехотя цедил пиво, потягивая его прямо из бутылки. Мобильник тренькнул тихой знакомой мелодией, и он быстро поднес его к уху.
— Я его веду, — раздался искаженный голос Горюнова, — он только что зашел в гостиницу. Контактов ни с кем не было.
— Хорошо, оставайся у входа. Жди указания, — сказал Авдеев в трубку и решительно отставил бутылку в сторону.
Он набрал какой-то номер на мобильнике нажатием одной кнопки.
— Где эстонцы? — кратко спросил он.
— Ждем. Поезд приходит через полчаса.
— Добро. До связи.
Авдеев встал, подошел к своей двери и приник к ней ухом. Послышался приглушенный шум шагов. Он достал пистолет и крепко сжал его в руке.
Послышались металлические щелчки открываемого замка.
Авдеев распахнул свою дверь. Полноватый человек в костюме и с небольшим чемоданчиком в руке открыл дверь номера напротив. Авдеев одним прыжком преодолел это расстояние и втолкнул пришедшего в номер.
Человек стал сопротивляться, попытался закричать, его чемоданчик со стуком упал на пол.
— Тихо, — свистящим шепотом приказал Авдеев, — ФСБ. Сейчас удостоверение покажу.
Он направил пистолет на человека:
— Снимай пиджак, быстро!
Тот буквально обмяк, с ужасом глядя на оружие. Он быстро снял пиджак и взял его в руку.
— ФСБ, — повторил Авдеев. Он достал из правого внутреннего кармана левой рукой красные корочки на тонкой металлической цепочке и показал их приезжему. Затем резко спросил. — Оружие есть?
— Нет.
— Брось пиджак на пол.
Брошенный на пол пиджак упал мягко, без стука.
— Повернись кругом с поднятыми руками.
Человек выполнил и это указание.
Авдеев внимательно осмотрел его фигуру.
— Хорошо, — удовлетворенно произнес он, — сядь в кресло, ноги засунь глубоко под кресло, руки положи на колени.
Человек послушно исполнял требуемое.
Авдеев, не выпуская его из поля зрения, открыл дверь, достал снаружи ключ, вставил его в замок изнутри и дважды провернул. Затем он поднял с пола чемоданчик и поставил его на стол.
— Товар здесь? — он кивнул на чемодан.
— Да, — утвердительно произнес человек.
Авдеев попытался нажать на замки, но чемоданчик не открылся.
Он поднял с пола пиджак, извлек содержимое из всех его карманов и разложил на столе: портмоне, паспорт, мобильный телефон, пачка сигарет, зажигалка, футляр для очков, пакетик жевательной резинки, флакон с таблетками и ключи в кожаном футляре. Авдеев стал осматривать ключи.
— Где ключ от чемоданчика?
— В кармане, в брюках, — человек склонил голову на бок, показывая глазами на карман.
— Достань его, только очень медленно.
Человек достал маленький ключик на кожаном ремешке.
— Брось его ко мне на стол.
Человек бросил ключ. Авдеев ловко словил его на лету.
— Руки держи на коленях, — предупредил он мужчину. — А чемоданчик-то хоть без фокусов?
Человек отрицательно мотнул головой.
Авдеев засунул пистолет в наплечную кобуру. Затем он стал осторожно открывать чемоданчик, в котором обнаружились предметы мужской одежды. Авдеев стал шарить в чемоданчике одной рукой и, наконец, достал небольшой, цилиндрической формы, контейнер. Взвесил его на руке и поставил на стол.
Потом Авдеев открыл паспорт мужчины и стал его изучать.
— Итак, Аркадий Семенович Уткин, — начал Авдеев, — и что же привело Вас с далекого Урала в наш тихий город?
Приезжий молчал, соображая, что сказать.
— Красная ртуть? — не дожидаясь ответа, коротко произнес Авдеев, кивая головой на контейнер.
— Н-не совсем, — слегка заикаясь от волнения, ответил Уткин.
— А что же? — в голосе Авдеева зазвучала угроза.
— То есть, это — красная ртуть, но не такая, как Вы думаете. Не стратегическое сырье, — при этом Уткин жалко улыбнулся. — Я не торгую государственными секретами, не думайте…
— Повторяю вопрос, что в колбе?
— Это самодельная красная ртуть. Она произведена гальваническим путем из смеси обычной ртути и родийного золота, которое и дает красный цвет.
— Где ты ее взял?
— Она произведена на металлургическом комбинате по моему личному заказу. Сейчас многие пытаются сделать бизнес на этом, — Уткин вновь попытался скривить рот в подобии улыбки.
— Так это обычная ртуть? — голос Авдеева зазвучал разочарованно, а лицо стало наливаться гневом.
— Нет-нет, — заторопился Уткин, — это не совсем обычная ртуть. Полученное вещество имеет сложную молекулярную структуру, что-то вроде металлоорганики.
— А на что она может пригодиться?
— Ну, не знаю. Я не ученый. Но многие покупают…
— Ртуть должны взять эстонцы?
— Да.
— Кто они?
— Не знаю. Я их никогда не видел. Мне подсказал этот канал один мой знакомый, я впервые…
— Ты понимаешь, что это контрабанда? И что за это светит большой срок?
— Ну-у-у, — промямлил Уткин, — я ведь не знал, что…
— Их фамилии? — резко спросил Авдеев, — приметы?
— Я не знаю. Мне сказали, что одного зовут Эдгар, а другого — Том.
— Где вы встречаетесь?
— У меня в номере.
— Во сколько?
— В девятнадцать тридцать, — Уткин посмотрел на свои наручные часы, — через час и сорок минут.
— Как ты узнаешь, что это именно они?
— Они постучат в дверь условным стуком, вот так, — Уткин постучал костяшками пальцев по подлокотнику кресла: «тук-тук-тук, пауза, тук, пауза, тук-тук-тук». — Поверьте, я не…
— За какую цену вы договорились? — перебил его Авдеев.
— За четыреста тысяч долларов. Наличными. Это обычная цена. По слухам, они продадут ее дальше уже за миллион.
Авдеев напряженно размышлял в течение некоторого времени.
Затем он испытующе посмотрел на Уткина. Тот казался очень напуганным.
— Вот что, — произнес Авдеев, — слушай меня внимательно. У нас проводится операция, и произошла ошибка в объекте…
— В чем? — удивленно переспросил Уткин.
— Не перебивай. Тебе повезло, нам просто не до тебя и не до твоей ртути. Есть вещи и посерьезнее. Чтобы через полчаса твоего духу в городе не было. И навсегда забудь о случившемся…
Лицо Уткина озарилось несмелой улыбкой. Он был просто не в состоянии поверить в услышанное.
— Мне можно уехать? — робко спрашивает он.
— Нужно. И немедленно. Забирай все свои манатки и уматывай. Кроме контейнера, естественно. Ртуть, как и положено, мы сдадим государству.
Авдеев бросил Уткину пиджак:
— Быстро одевайся.
Тот торопливо надел пиджак, рассовал по карманам вещи, закрыл чемоданчик.
Авдеев достал мобильник и ткнул пальцем на кнопку.
— Горюнов, — скомандовал он, — поднимись к номеру 208 и жди возле двери. Выйдет уралец… Да, один… Проводишь его на вокзал и посадишь в первый же попавшийся поезд… Да, в любом направлении… Лично проконтролируй… Вербный день (на профессиональном сленге — произошла вербовка)… Потом я тебе все объясню… Ну, действуй… Все потом доложишь — и домой.
— Смотри мне, — с угрозой обратился он Уткину, — будь умницей. Если что, я тебя всюду достану, твои координаты здесь, — он стучит себя пальцем по голове.
— Да что Вы, да я…
Авдеев открыл дверь номера и вытолкнул Уткина. Горюнов уже ждал того в коридоре.
Оставшись в гостиничном номере, Авдеев трудился над тем, что тщательно стирал с колбы гостиничным полотенцем все отпечатки пальцев. Затем колбу, обмотанную полотенцем, он поставил в шкаф, а сам сел в кресло, сунул руку под мышку, достал пистолет и снял его с предохранителя. Лязгнул затвор — все, патрон в патроннике. Авдеев сунул пистолет назад под пиджак, немного сбоку, за пояс.
Тут зазвонил его мобильник.
— Прибыли?... Заказали такси до гостиницы?... Нет, только до гостиницы… Потом можете ехать по домам, план изменен, завтра все объясню.
Авдеев терпеливо ждал, включив телевизор, чтобы время не ползло так медленно, и иногда поглядывал на часы. Вот уже почти девятнадцать тридцать. Пора. Телевизор выключен, стало тихо.
Минутная стрелка миновала положенное время. Затем прошло еще несколько минут.
— Тук-тук-тук — тук — тук-тук-тук, — осторожно постучали в дверь.
— Войдите, — произнес Авдеев и напрягся в кресле, однако не встал.
Дверь открылась, и зашли двое мужчин. Один из них высокий и белобрысый, другой пониже, плотный и рыжебородый. В руке у рыжебородого был изящный черный дипломат. Они остановились и молча посмотрели на Авдеева.
— Эдгар? — Авдеев кивнул в сторону рыжебородого.
— Нет, я Том, — ответил тот с типичным прибалтийским акцентом, — Эдгар — он. А Вы — Аркадий Семенович?
— Да.
— Товар у Вас с собой?
— Да.
— Покажите.
Авдеев подошел к шкафу, контролируя ситуацию боковым зрением.
— Вот, — он распахнул дверцу шкафа.
— Можно взять? — спросил Том.
— А деньги?
— Деньги вот, — Том поднял вверх чемоданчик, — но мы должны сначала убедиться…
— Хорошо, — сказал Авдеев, — закройте дверь на ключ и бросьте его мне.
Пришедшие посмотрели друг на друга, и Том утвердительно кивнул головой. Эдгар пожал плечами, но исполнил требуемое.
— Берите и смотрите, — произнес Авдеев.
Эдгар достал сверток из шкафа, размотал полотенце, поставил колбу на стол и стал откручивать крышку.
— Э-э, осторожнее, там же…, — всполошенно начал Авдеев и приподнялся с кресла.
— Не волнуйтесь, — мягко успокоил Том, — мы свое дело знаем.
Эдгар отложил крышечку в сторону и осторожно заглянул в колбу. Затем он достал из кармана пластмассовую пузатую пипетку и капнул из нее в колбу несколько прозрачных капель жидкости.
Визуально ничего не произошло. Авдеев напрягся, рука его медленно скользнула к поясу. Том также подобрался, как перед прыжком, и стал пристально следить за движениями Авдеева.
Лишь Эдгар оставался безмятежен. Через несколько секунд он вновь осторожно заглянул внутрь колбы и удовлетворенно кивнул головой.
— Все нормально, — сказал он Тому.
Том положил дипломат на стол и распахнул его. Внутри были тесно уложены пачки стодолларовых купюр.
— Отойдите к дверям, — хрипло произнес Авдеев.
Эстонцы послушно отошли, держа вытянутые слегка вперед руки перед собой, словно демонстрируя отсутствие опасности с их стороны.
Авдеев, держа их в поле зрения, взял сверху одну пачку, вытащил из ее середины банкноту и посмотрел на свет. Затем он взял другую пачку, откуда-то снизу, и повторил то же самое. После этого Авдеев бросил пачки в дипломат, закрыл его, взял в руку и отступил к креслу.
— Берите контейнер, — кивнул он эстонцам.
Том остался у двери. Эдгар подошел к столу, аккуратно завинтил колбу. Затем достал из кармана сложенный черный пластиковый пакет, развернул его и спрятал колбу туда, уже отступая к двери.
— Так мы уходим? — вопросительно произнес Том.
Авдеев молча кивнул головой и бросил им ключ. Первым вышел Эдгар, а за ним, пятясь — Том.
Дверь за ними закрылась.
Авдеев некоторое время подождал, прислушиваясь. Затем он достал пистолет, подошел к двери и рывком ее распахнул. Коридор был пуст. Авдеев быстрым шагом пошел по коридору, затем побежал вниз по лестнице.
Уже на улице он осторожно оглянулся и сел в неприметную, неопределенного цвета, «Волгу». Затем завел двигатель и направился к себе домой. Дипломат с деньгами лежал рядом.

***

Из-за угла гостиницы почти сразу же вывернулся белый потрепанный жигуленок и проследовал в том же направлении, неприметно влившись в поток автомашин.
В кабине жигуленка сидели двое. Один был за рулем. Другой сидел рядом и быстро щелкал клавишами небольшого ноутбука.
Вдруг возле его уха ожила крохотная рация.
— Третий, третий, что там у вас, доложите, — голос сопровождался легким эфирным потрескиванием.
— Седьмой, я третий, — отозвался человек с ноутбуком, — непонятки какие-то творятся. — В голосе его зазвучала неприкрытая досада.
— Докладывайте, третий, — настаивал голос из рации, — где балты?
— Балты в гостинице. Там же четвертый и шестой. Я двигаюсь за каким-то новым фигурантом…
— За кем? — в голосе послышалось раздражение, — давайте по-порядку!
— Седьмой, докладываю. Балты в девятнадцать тридцать один посетили двести восьмой номер. С собой у них был кожаный черный дипломат. Там проживает некто Уткин Аркадий Семенович из Нижнего Тагила. Кстати, сразу же запросите по нему наших. Балты пробыли в его номере одиннадцать минут. Вышли без дипломата, но с черным пластиковым пакетом и вернулись к себе в номер. Они и сейчас там, в гостинице.
— По сообщению четвертого они уже вызвали такси… Но не отвлекайтесь, что дальше?
— Третий докладывает. Этот Уткин выбежал из гостиницы с похожим дипломатом и сел в припаркованную рядом Волгу. Я сейчас просек ее номер по местному ГАИ — такой номер на учете не числится. Я у него на хвосте, он движется в сторону набережной.
— А где нижегородцы?
— Откуда я знаю, там…
— Это я не тебе, а первому, — раздраженно кричит голос в рации, — черт, вечно у нас творится… Головы всем пообрываю… Третий, отключитесь пока, вызову через минуту… Первый, ответьте седьмому…
Волга подъехала к девятиэтажке и остановилась возле первого подъезда. Белый жигуленок проскочил мимо и, завернув за угол, остановился.
— Сбегай, засеки, куда он пойдет, — сказал человек с ноутбуком водителю. Тот выскочил из машины и поплелся назад к дому походкой подгулявшего человека.
— Третий, ответьте седьмому, — вновь ожила рация, — что там у вас?
— Седьмой, я третий. Мы возле дома нового фигуранта. Устанавливаем, в какую квартиру он пошел.
— Так, ладно. Мы начинаем основную операцию, будьте на связи… Шестой, примените…
— Стойте, седьмой, — это третий, а с нашим то, что делать?
— С вашим, — задумался голос в рации, — с вашим… Вот что… Задержите его, когда увидите, что он прибыл на конечный пункт… Там разберемся, что за птица… Все. Шестой, примените вариант «Зет» по балтам, но дождитесь контакта…





















ГЛАВА ТРЕТЬЯ

НЕ ИЩИ ВОЛОС НА ПАНЦИРЕ ЧЕРЕПАХИ

У дома, в который зашел «новый фигурант», из белого жигуленка неторопливо выбрались двое мужчин. Один из них держал черную папку с ноутбуком.
— Прихвати спецкомплект «МОТ-2», — сказал он второму.
Тот открыл багажник и достал из него небольшой темный чемоданчик.
Оба быстро пошли к подъезду, в котором скрылся Авдеев, и зашли внутрь.
— Где? — тихо спросил первый.
— Третий этаж, девятая квартира, — ответил второй.
Они стали подниматься по лестнице. Света не было ни на лестнице, ни на площадке первого этажа. Мужчины зашли в общий тамбур для двух квартир.
Второй стал подсвечивать крохотным фонариком с очень узким и ярким лучом света.
Луч уперся в дверь, обитую обычным дерматином, и осветил цифру 9. Затем второй спустил луч света ниже, направив его на замок.
— Примитив, — прошептал первый, — давай подержу фонарик.
Он забрал фонарик и стал подсвечивать второму.
Тот ловко открыл чемоданчик и достал пластмассовую масленку, наподобие шприца. Приставив ее к отверстию для ключа, он сжал масленку пальцами. Луч света высветил небольшой коричневый подтек, протянувшийся от отверстия вниз.
Вдруг стало слышно, как внизу распахнулась дверь подъезда, и кто-то вошел. Мужчина тут же выключил фонарик, и оба они прижались к стене. Послышался шум спускающегося вниз лифта. Затем лифт стал идти вверх и остановился где-то высоко. Наконец, все стихло.
Первый вновь включил фонарик. Второй достал из чемоданчика черную коробочку с пультом, размером с небольшой мобильный телефон. Он защелкал кнопками, и из верхней части выползли два стальных причудливо изогнутых усика. Мужчина вставил усики в отверстие замка, нажал на кнопочки. Послышалось едва слышное пощелкивание, которое вскоре затихло. Второй опять нажал на кнопку. Между усиков выползло узкое стальное жало, которое также проникло в отверстие замка.
Первый достал небольшой плоский пистолет и махнул рукой второму. Тот провернул коробочку в замке — послышался тихий щелчок.
— Есть, — шепнул первый, — открывай. Он выключил фонарик.
Второй медленно нажал ручку двери вниз, также достал пистолет и осторожно приоткрыл дверь. Было тихо.
Оба медленно зашли внутрь и остановились, привыкая к темноте. Неясный свет уличных фонарей слегка освещал однокомнатную квартиру.
Они осторожно зашли в комнату, дверь в которую была открыта настежь.
От смутно виднеющейся кровати доносилось ровное дыхание спящего человека.
Первый, крадучись, подошел к изголовью кровати и остановился в полутора метрах от нее. Затем он поднял пистолет, направляя его в голову спящего человека, и подал рукой знак второму.
Тот сразу же включил свет в комнате. Спящий вскочил, словно подброшенный пружиной. Он сел, упираясь спиной в стену и щурясь на яркий свет, и вдруг заметил направленный на него пистолет.
— С добрым утром, гражданин Уткин, — громко сказал первый.
Авдеев от неожиданности не нашелся, что ответить. Он был ошеломлен и плохо соображал. Недоуменно рассматривая ночных посетителей, Авдеев бросил косой взгляд к подножью кровати.
Второй посмотрел в этом направлении и увидел лежащий на стуле, на ворохе одежды наплечную кобуру с пистолетом. Продолжая целиться в Авдеева из своего пистолета, он подошел к стулу.
— О-о-о, — протянул мужчина, — да мы вооружены.
Он вытащил пистолет Авдеева из кобуры и положил в свой карман.
В комнате царил беспорядок: типичная холостяцкая обстановка. На тумбочке, у изголовья кровати, стояла почти пустая коньячная бутылка, рядом с ней — пустой стакан. На столике лежал знакомый черный дипломат с полуоткрытой крышкой.
— Глянь-ка, что там, — предложил первый второму.
Второй подошел к столику, откинул крышку дипломата и тихо присвистнул.
— Валюта, — сказал он коротко, — и порядочно.
— Руки, — скомандовал первый Авдееву, — вытяни вперед руки.
Тот сидел неподвижно, пытаясь придумать какой-нибудь выход из создавшейся ситуации.
— Хочешь, чтобы я, для начала, прострелил тебе коленку? — ласковым голосом спросил первый и перевел дуло пистолета на виднеющееся из-под одеяла колено Авдеева. Второй профессионально целился в грудь Авдеева.
Авдеев протянул вперед руки, сложенные вместе. Было видно, что действуют опытные настоящие профессионалы.
Первый вновь направил дуло пистолета на голову Авдеева. Второй сунул свой пистолет за пояс, вынул из кармана пластмассовые браслеты и ловко стянул их на руках Авдеева.
— Кто вы? — хрипло спросил, наконец, Авдеев.
— Мы? — улыбнулся первый, — мы— контора, гражданин Уткин, а вот…
— Я, не Уткин, — перебил его Авдеев.
— А кто же?
— Посмотрите мое удостоверение, в левом верхнем кармане пиджака, — предложил Авдеев, — по-моему, вы ошиблись.
Первый кивнул головой второму. Тот достал удостоверение на цепочке, раскрыл его, внимательно изучил и вновь присвистнул.
— Что там? — нетерпеливо спросил первый.
— Тоже конторский, — удивленно произнес второй, — Авдеев Сергей Георгиевич, начальник отдела Управления ФСБ по Прикамской области, майор, фотография его…
— Дела-а-а, — протянул первый и опустил свой пистолет.
— Снимите с меня наручники, — потребовал Авдеев.
Второй вопросительно посмотрел на первого. Тот озадаченно почесал висок.
— Понимаете, майор, — озабоченно начал он, — у нас есть приказ задержать Вас…
— К тому же, — добавил второй, — это разовые браслеты, и у нас нет с собой приспособления, чтобы перекусить зажим.
— Вы должны отпустить меня, — продолжал настаивать Авдеев, — у нас проводится спецоперация и в ее рамках я…
— Стоп, стоп, стоп, никаких деталей, — перебил его первый, — мы тоже участвуем в спецоперации и выполняем полученный приказ.
— Да кто вы, черт возьми?
— Мы? — первый раздумывал недолго, — ладно, только между нами, майор… Мы из Москвы, из централа.
— Что вы здесь делаете?
— Только в двух словах: отслеживаем заключение преступной сделки по продаже крупной партии оружия из Нижнего Новгорода. Висели на хвосте у двух прибалтов и наткнулись на Вас.
— Вот оно, что, — протянул Авдеев. — Слушайте ребята, отпустите меня — у вас свое, у нас — свое…
— Не можем, — с сожалением произнес первый, — ты же знаешь, майор, что такое приказ… Мы тебе ничего плохого не сделаем. Если ошибочка вышла — неделю тебя поить будем… Так что, извини.
— Пусть те, у кого большие звезды на плечах, сами разбираются, — добавил второй, а мы — люди маленькие, майор, извините…
Авдеев понял, что уговоры бесполезны, его лицо приобрело потерянное выражение.

***

Начальник УФСБ по Прикамской области был донельзя разъярен. Его руки постукивали по столу неровной барабанной дробью. Напротив, на стуле сидел Авдеев, уже со стальными браслетами на руках.
- Это была спецоперация и я…, - глухо оправдывался он.
— Что ты мне лапшу пытаешься на уши повесить? — заревел начальник управления, — какая такая спецоперация? Кто ее тебе санкционировал?
— Я по собственной…
— Заткнись! Уже все допрошены: и твои подчиненные, и Уткин. Хапнуть левака захотел? Ты знаешь, что уже уголовное дело против тебя возбуждено?
— Но я…
— Заткнись! Позор-то какой! Москвичи прихватывают начальника отдела… На чем… Хоть вешайся…
Начальник постучал кулаком по столу. Авдеев опустил голову. Лицо у него обреченное.
— Но и это не главное, — уже тише произнес начальник.
И затем уже совсем тихо:
— Где красная ртуть, Авдеев?
— Я отдал ее эстонцам.
— Не ври. Их на следующий же день задержали москвичи. Колбы с ртутью у них не нашли. Они говорят, что ты, угрожая пистолетом, забрал и деньги, и ртуть.
— Вот сволочи! Да они…
— Сволочь — ты! — вновь распалился начальник. — Ты хоть знаешь, что меня к генералу представили? Где теперь будут мои погоны? Где? Все псу под хвост… Докладную сейчас пишу в Москву. Где ртуть, я тебя спрашиваю?
— Не знаю.
— Ах, не знаешь? А ты знаешь, что это секретное стратегическое сырье?
— Да нет же… Я сейчас все объясню…
— Он объяснит! А что я объясню? Пропал целый килограмм ценнейшей продукции… Секретные разработки…
Начальник тоскливо обхватил руками голову.
— С работы теперь снимут… Отправят в какую-нибудь Тмутаракань… Куда ты дел красную ртуть, Авдеев? Отвечай!
— Колбу с ртутью забрали эстонцы.
— Я применю к тебе спецсредства… Все равно расколешься!
Начальник нажал клавишу на селекторе.
— Уведите его, — приказал он.
В кабинет зашли два сотрудника в офицерской форме.
— В подвал его, — ткнул начальник пальцем в Авдеева, — в самую хреновую камеру, на хлеб и воду!
Авдеева увели.
Начальник некоторое время сидел неподвижно. Затем он достал лист бумаги и стал что-то быстро писать. Не дописав, разорвал лист и бросил его в урну. В отчаянии схватился за голову, достал куски из урны, распрямил их и засунул в бумагорезательную машину, стоящую на столе. Из нее посыпались мелкие бумажные обрезки.
Начальник взял еще один лист бумаги, сосредоточился и вновь стал писать.
Закончив, прочел написанное и неудовлетворенно хмыкнул. После этого он нажал на клавишу селектора.
— Слушаю Вас, Сергей Сергеевич, — раздался из динамика женский голос.
— Вера Ивановна! Выпишите мне командировку в Москву… С сегодняшнего дня… И закажите билет на Москву вечерним поездом, в СВ-вагон… Нет, поеду один.
— Главное доложить раньше москвичей, — забормотал он, отключив селектор, — тогда, даст Бог, все обойдется…

***

Москва встретила дождем и порывистым ветром. Побрившись наспех в купе, начальник Прикамского УФСБ сразу с поезда поспешил на Лубянку.
Зайдя в неприметный боковой подъезд, он поднялся в кабинет заместителя директора Федеральной Службы Безопасности Российской Федерации.
Кабинет был просто огромен. В полумраке можно было разглядеть, что он обставлен старинной и солидной мебелью. В кресле сидел хозяин кабинета с внимательным участливым лицом. Начальник Прикамского УФСБ устроился напротив на стуле, не осмелившись положить руки на стол и держа их на коленях в нервной жесткой сцепке.
— …Значит, говоришь целый килограмм красной ртути? — раздумчиво произнес заместитель директора ФСБ.
— Так точно, товарищ генерал-полковник! Но я…
— Погоди, Сергей Сергеевич… Знаешь, что я тебе скажу…, — голос заместителя директора стал строгим, его властное лицо нахмурилось, — выйдешь из моего кабинета — и забудь обо всей этой истории. Навсегда. Ты понял меня? На-всег-да.
— Никак нет, товарищ генерал-полковник…, — лицо у гостя было просто ошарашенное.
— Что никак нет? — недовольно нахмурился хозяин кабинета.
— Не совсем понял, товарищ генерал-полковник… Как это забыть? А красная ртуть?
— Забудь про нее.
— А уголовное дело?
— Уничтожь. Вообще, все следы уничтожь, — спокойно произнес заместитель директора ФСБ, — кстати, и докладную свою забери и уничтожь — она мне не нужна.
Он придвинул лист бумаги к собеседнику.
Тот машинально взял его, сложил вчетверо и сунул в карман. В его голове царила полнейшая неразбериха.
— А Авдеев? — просипел начальник УФСБ.
— Авдеев? — хозяин кабинета на мгновение задумался.
На его лице проступило мечтательное выражение.
— В старые добрые времена и его бы тоже…, — произнес он, — но другой сейчас подход. Другой… Даже предателей в расход не пускают… Посбегали, пишут себе мемуары за границами, сволочи…
Лицо заместителя директора ФСБ вновь обрело властность.
— Авдеева выгнать с работы, — скомандовал он, — с лишением звания и прочего… И из города вышвырнуть… Сразу же. Да предупредить о неразглашении, все по форме. Еще вопросы есть?
Гость замялся в нерешительности.
— Да, знаю, знаю, — снисходительно произнес хозяин кабинета, — будут тебе генеральские погоны… Все, как положено.
И в голосе его вновь зазвучали категоричные нотки.
— А об этой истории забудь навсегда. И со всех участников подписку возьми.
— Но ваши…
— Я в курсе. Наши тоже об этом забудут. Уже забыли. Ну, бывай Сергей Сергеевич…
Он встал с кресла и протянул руку. Гость также вскочил и стал почтительно ее пожимать.
— До свидания, товарищ генерал-полковник.
Облегченно вздохнув, он вышел из кабинета.
***

Мрачное длинное подвальное помещение почти не освещалось тусклым светом зарешеченных лампочек. На черноватых стенах, казалось, навечно застыли чьи-то угрюмые горбатые тени.
Начальник Прикамского УФСБ шагал по коридору уверенно и неспешно. Перед ним семенил подчиненный в лейтенантских погонах, со связкой ключей в руке.
— Здесь, — сообщил он и остановился перед одной из дверей, ведущих в камеры.
Лязгнул замок. Дверь открылась с противным ржавым скрипом.
— Встать! — закричал лейтенант.
Оба вошли в камеру. Возле металлических нар стоял Авдеев. На руках — наручники. Костюм и рубашка были сильно помяты, брюки без ремня волочились по полу. Туфли, как и положено, тоже были без шнурков. Небритое и усталое лицо его выражало полное равнодушие.
Полковник лишь пристально на него посмотрел и сочно матюкнулся.
— Хорош, сиделец, — пробормотал он.
— Ну-ка, лейтенант, сходи, прогуляйся, — скомандовал он, — я тебя позову, когда понадобишься.
Тот вышел, полковник захлопнул за ним дверь.
— Ну, что, — произнес он, — ты мне все-таки скажешь, куда делась красная ртуть? Что-то вокруг нее слишком много загадок…
— Я не знаю, — спокойно ответил Авдеев.
Полковник неожиданно выхватил большой пистолет. Это был многозарядный Стечкин, применяющийся для спецопераций.
Он прицелился Авдееву в грудь.
— Сейчас пристрелю, как собаку… Скажу, что совершил нападение… Лейтенант подтвердит… Все двадцать пуль выпущу… Говори!
— Стреляйте…, — равнодушно сказал Авдеев. — Мне уже все равно … Все лучше, чем сидеть двадцать лет с уголовниками… Стреляйте…
Полковник озадаченно почесал нос дулом пистолета.
— Что за чертовщина…, — пробормотал он, — как сговорились все… Один я ничего не знаю…
Он спрятал пистолет назад.
— Послушай, Авдеев, — начал полковник задушевным голосом, — расскажи мне про эту ртуть. Обещаю тебе, слово офицера…
— Я уже все рассказал, — равнодушно произнес Авдеев.
— Вот, сволочь! — с некоторым восхищением воскликнул полковник и крикнул, — лейтенант, иди-ка сюда!
Послышался торопливый топот. В камеру вбежал лейтенант.
Он выжидающе посмотрел на начальника.
— Сними с него наручники!
Лейтенант бросился исполнять приказание.
— На, расписывайся, — полковник сунул Авдееву листок с печатным текстом и шариковую ручку.
— Что это?
— Подписка о неразглашении всего, что знаешь по службе. Нарушишь — посадят.
— Так я уже и так сижу…
— Сейчас выйдешь. Расписывайся!
Авдеев недоуменно пожал плечами и стал искать, куда бы пристроить бумагу. Он приложил лист к металлической стойке и расписался напротив своей фамилии, после чего вернул полковнику бумагу и ручку.
— Выходи!
Авдеев замешкался.
— Куда его? — спросил лейтенант.
— На кудыкину гору! — мгновенно рассвирепел полковник. Видно, что все происходящее ему очень не нравилось.
Лейтенант вытянулся по стойке смирно.
— Слушай меня внимательно, Авдеев, — начал полковник, — даю тебе ровно час, чтобы ты убрался из города. Навсегда. Если через час ты еще будешь в городе, очутишься опять здесь. И уже не выйдешь!
Он ткнул пальцем в пол.
— Усек?
И лейтенант, и Авдеев посмотрели на него, как на тронувшегося умом.
— Вон отсюда! — заорал полковник.
Авдеев вышел из камеры. Он пошел вначале медленно, потом быстрее, потом оглянулся через плечо и побежал. Одна туфля упала с ноги, и ему пришлось вернуться, чтобы поднять ее. Затем Авдеев снял вторую туфлю, сжал обе в руках и вновь, что есть силы, побежал к выходу из подвала.
— Лейтенант, — уже спокойно продолжил полковник, — иди, проследи, чтобы его выпустили. Из изъятых при задержании вещей ничего не выдавать.
— Слушаюсь, — и лейтенант бросился вслед за Авдеевым.
Полковник медленно опустился на нары, и долго сидел, глядя в одну точку. Он ровным счетом ничего не понимал и был явно озадачен таким поворотом дел.

***

Авдеев бежал по оживленной улице Прикамска в хорошем стайерском стиле, держа по-прежнему в руке туфли. Прохожие удивленно провожали его взглядами.
Он за считанные минуты добежал до своего дома, вбежал в подъезд, затем — на третий этаж и остановился перед своей дверью. Она оказалась запертой и опечатанной.
Беглец машинально похлопал по карманам пиджака, потом подергав дверь, толкнул ее рукой. Делать было нечего, пришлось прибегнуть к крайним мерам. Авдеев отошел метра на три, разбежался и в прыжке врезался в дверь плечом.
Дверь слетела с петель, грохнулась на пол, и Авдеев перекатился через нее. Затем он встал, поднял дверное полотнище и прислонил к дверному проему, заслоняя его.
Попав в квартиру, Авдеев быстро пошел на кухню, засунул руку в вытяжку над газовой плитой и вытянул из тайника массивный серебряный портсигар. Открыв его, он достал тощую пачечку стодолларовых купюр, паспорт и водительские права. Деньги Авдеев засунул в один внутренний карман пиджака, документы — в другой. Портсигар, повертев в руках, он положил в боковой карман.
В спешке Авдеев вытащил из шкафа новые туфли, надел их и снова выбежал на улицу. Там он стал махать рукой, пытаясь остановить машину. Несколько автомобилей проехало мимо, не останавливаясь. Наконец, затормозил какой-то потрепанный жигуленок.
Водитель с сомнением посмотрел на его небритое лицо и помятый костюм и уже решил ехать дальше, но Авдеев выхватил из кармана стодолларовую купюру и помахал ей перед боковым стеклом. Это сработало. Шофер быстро открыл переднюю дверцу со стороны пассажира, и Авдеев плюхнулся на сиденье.
— Куда тебе? — настороженно спросил водитель.
— А куда ведет эта дорога, если по прямой?
— В Белокаменск.
— Значит, туда.
— Сто долларов, — потребовал водитель.
Авдеев протянул банкноту.
Водитель внимательно ее рассмотрел, помял в руках, глянул на свет и положил в карман.
Жигуленок тронулся с места и стал набирать скорость.

***

Уже видевший себя за решеткой на долгие годы, и одуревший от такого неожиданного исхода, Авдеев действовал, как во сне.
Он бежал из города немедленно, как только вышел из следственного изолятора. Ему не улыбалось вновь очутиться в мрачном подвале, видевшем еще кровавые драмы послереволюционных дней, режиссерами которых были люди в кожанках и с маузерами. А, затем, и тридцатых годов сталинского террора.
Ни начальник управления, ни Авдеев не могли и заподозрить, что невероятная развязка этой истории произошла по очень простой причине.
Так называемая, «красная ртуть», производилась, действительно, в секретных лабораториях. Но принадлежали они могущественнейшему монстру советской правоохранительной системы — Комитету государственной безопасности. И вся разноречивая информация о загадочных свойствах красной ртути возникала в недрах КГБ, а затем распространялась многочисленными агентами по всему миру.
И торговали загадочной ртутью кадровые сотрудники КГБ, а затем и ФСБ. А в государственную казну ручейками текли, не предусмотренные госбюджетом, многие миллионы денежных единиц различных стран, но, в основном, доллары США. Таким образом проводилась специальная операция под кодовым названием «Хидраргирум» (в переводе с латыни — ртуть), разработанная еще в бытность председателем КГБ Юрия Андропова.
Главной целью проводимой операции было наполнение оскудевшего государственного хранилища валютой. Побочной целью была дезинформация военно-политических противников, что в СССР создано оружие нового поколения, основным компонентом которого является красная ртуть. Пускай-ка капиталисты и их ставленники вложат немалые деньги в заведомо бесперспективные, научные исследования таинственных свойств красной ртути. Так, вероятно, рассуждал Юрий Владимирович, ставя задачу подчиненным о разработке операции.
Тем более, такие свойства в наличии имелись, поскольку вновь созданное вещество являлось сложным высокомолекулярным соединением, полученным в результате многих манипуляций в области специальных разделов химии и физики.
Но народ русский чрезвычайно богат на выдумки. И, когда слухи о красной ртути дошли до ушей различного рода предприимчивых дельцов, те приложили соответствующие усилия и стали создавать ее поддельные модификации. По виду те напоминали загадочный жидкий металл красного цвета, но особых свойств не имели. И специфические теневики продавали подделки за границу, получая неслыханную прибыль.
КГБ и ее преемник ФСБ получили команду не трогать этих «последователей», дабы окончательно запутать иностранные разведки обилием разновидностей нового русского стратегического сырья. Пусть будет побольше хаоса и противоречий. Пусть поломают головы и потратят побольше своих денег. И времени, конечно.
Поэтому-то и отделались легким испугом все участники данной истории.

***

В Белокаменске Авдеев снял маленькую комнатушку, в которой из мебели была только кровать. Надо было что-то делать, деньги заканчивались. Приходилось искать работу, просматривая различные газеты для объявлений. Одно из объявлений, наконец, его заинтересовало, и Авдеев обвел нужный телефон шариковой ручкой.
Он вышел в коридор и постучал в соседнюю комнату.
— Да, — послышался голос пожилой женщины.
— Марья Степановна, я позвоню по телефону?
— Звони, милок, только недолго.
Тощая пожилая женщина в замызганном цветастом халате тотчас же приникла своим ухом к щели с той стороны двери.
— Алло, — произнес Авдеев в трубку, — я по объявлению, насчет телохранителя… А Вы кто?... Помощник Генерального директора? … Хорошо, я подожду… Прямо сейчас?... Это где?... Фамилия моя Авдеев… Еду.
Он набросил на плечи легкую куртку и вышел из квартиры.
Авдеев сел в рейсовый автобус и стал внимательно слушать голос водителя, объявляющего остановки. При сообщении: «следующая — металлургический комбинат», он стал пробираться к двери и вышел на следующей остановке.
Остановка располагалась на территории промзоны. Несколько кварталов занимали здания металлургического комбината. Авдеев подошел к проходной.
— Мне к генеральному директору.
— Ваша фамилия?
— Авдеев.
— Проходите, — кивнул охранник, — сразу налево будет здание заводоуправления, второй этаж.
Авдеев зашел в здание и поднялся на второй этаж. Он подошел к одной из дверей с вывеской «Приемная» и толкнул ее.
Авдеев попал в комнату, обставленную современной оргтехникой. Направо была видна дверь с надписью «Генеральный директор», налево дверь была полуоткрыта, без надписи. Секретарша, на редкость некрасивая женщина лет сорока, подняла голову от работающего компьютера и вопросительно посмотрела на вошедшего.
— Моя фамилия Авдеев. Мне назначено, — Авдеев кивнул на дверь с табличкой.
— Сейчас, — приветливо ответила секретарша и крикнула:
— Денис, к тебе пришли.
Из полуоткрытой двери высунулась голова молодого человека лет двадцати пяти. Он призывно помахал Авдееву рукой.
Авдеев зашел к нему и замялся.
— Но мне к генеральному, — начал он.
— Знаю, — ответил молодой человек, — это я с Вами говорил по телефону. Но у генерального пока люди. Как только он освободится, мы войдем. Присаживайтесь.
Авдеев сел на стул.
— У Вас есть опыт работы телохранителя? — поинтересовался Денис.
— В какой-то мере, — туманно ответил Авдеев, — а разве у Вашего директора нет личной охраны?
— Да, есть. Без охраны сейчас никто… Но ему нужен особый охранник, — Денис озорно улыбнулся.
— Что Вы имеете в виду?
— Узнаете. Сам Андрей Кириллович объяснит, — молодой человек вновь улыбнулся.
— Есть специфика?
— Определенная, — Денис кивнул головой.
— Я человек привычный.
— Ну-ну…
В это время в приемной послышался гул голосов.
— Все, кажется ушли, — предположил Денис и снял трубку с телефона без наборного диска.
— Андрей Кириллович, — произнес он в трубку, — здесь кандидат на телохранителя. Можно зайти?
— Идите, — кивнул он, выслушав ответ.
Авдеев зашел в огромный, с двумя столами для совещаний, кабинет генерального директора. Директор поднялся из-за своего рабочего стола и протянул Авдееву руку. На вид ему было слегка за пятьдесят. Это был мощный, с грузным, но в меру телом, мужчина. У него простые грубоватые черты лица.
— Андрей Кириллович, — представился он.
— Авдеев, — он пожал протянутую руку, чувствуя, что хозяин жмет изо всей силы, но выдержал без труда и не сделал попытки сжать посильнее в ответ.
Директор посмотрел на Авдеева одобрительно.
— Присаживайтесь. Чаю?
— Спасибо, обойдусь, — отказался Авдеев.
— Ну, как хотите. Тогда к делу.
Директор закурил и предложил сигареты Авдееву.
Тот отрицательно мотнул головой, — не курю.
— Сразу предупреждаю — работа не простая. Но и деньги хорошие буду платить.
— Как-нибудь справлюсь, — произнес Авдеев, — привычен.
— Тогда пару слов о себе, что-то типа послужного списка.
— Работал в Москве, в КГБ …, — начал Авдеев.
Директор внимательно слушал, пуская клубы дыма.
— … В Прикамске ушел на пенсию по состоянию здоровья…
Директор с сомнением оглядел его атлетическую фигуру и, видя, что это замечено Авдеевым, засмеялся.
— Какая разница, как ты ушел… Можно с тобой сразу на ты? «Вы» я говорю, по-моему, только министру… Привык, — директор опять засмеялся.
— Не возражаю, — согласился Авдеев, — так в чем будет заключаться моя работа?
Директор стал серьезнее.
— Не женат? — спросил он Авдеева.
— Нет. И не был.
— Повезло. А охранять тебе придется мою жену.
Авдеев улыбнулся несколько пренебрежительно.
— Работа непростая, — повторил директор, — и вот почему. Скажу тебе откровенно…
Авдеев выжидающе поднял брови.
— Слаба на передок, — удрученно сообщил директор, — говорю тебе прямо, как мужчина мужчине. Поэтому ее придется даже не столько охранять, сколько присматривать. Приглядывать, как бы моя молодящаяся супружница не пустилась во все тяжкие.
— А сколько же ей лет? — лицо Авдеева было бесстрастно.
— Около сорока. Если быть точным — тридцать восемь. Так что тебе придется исполнять тройную функцию — быть водителем, охранником и надзирателем одновременно. Права есть? Потянешь?
— Смотря, сколько положите… Права есть.
— Шестьсот долларов в месяц. В пользование — джип «Ниссан-Патрол», бесплатный бензин и местами бесплатное питание.
— Подходит, — спокойно констатировал Авдеев.
— И учти, характер у нее далеко не мед. Мало того, что по сторонам вертеть хвостом будет, еще и тебя соблазнить попытается. Смотри мне! — директор помахал толстым пальцем.
— Не маленький.
— К тому же сама ревнива безмерно. Видал, какая у меня лахудра в приемной сидит? Только такую и терпит.
Авдеев кивнул головой.
— Вот-вот… Сцены закатывает, если что — закачаешься. Да еще при посторонних. Тебе придется что-то предпринимать… Да, еще капать на тебя будет мне… Но это нормально, — засмеялся директор, — значит, ты ей не поддался. А вот если перестанет капать… Не угрожаю, но прежний охранник еще в больнице…
Директор посмотрел внимательно, ожидая реакции.
Авдеев ничем не выдал своих эмоций.
— Ну, что — согласен?
— Я ведь уже сказал — подходит.
— Твой подход мне нравится. Вопросы еще есть?
— Пока нет, если только по ходу что…
— Держи, — директор достал из ящика стола конверт и придвинул к Авдееву, — за первый месяц и на бензин. Джип здесь, стоит в нашем собственном автопарке, здесь же будешь бесплатно ремонтироваться и прочее, — он положил рядом с конвертом ключи от машины с брелоком, — пропуск на тебя сейчас выпишет Денис, зайдешь к нему.
Авдеев приподнял брови.
— Да. — Утвердительно кивнул директор. — У нас здесь многое свое. Комбинат громаден, целый город со своим населением… Свое автобусное сообщение на территории, свой общепит, свои магазины… Ну, да все еще узнаешь…
Директор почесал подбородок, взял в руку мобильный телефон.
— Когда готов приступить? — спросил он.
— Да хоть прямо сейчас, — Авдеев взял конверт и ключи.
— Нет, ты мне определенно нравишься… Паспорт есть?
Авдеев положил перед ним паспорт.
— Пока останется у меня, сам понимаешь…
Авдеев понимающе кивнул головой.
Директор ткнул пальцем в кнопку мобильника, прижал его к уху.
— Лидочка, — слащавым тоном начал он, — как ты там, моя птичка?.. Скучно?.. Скоро перестанешь скучать… Нет… Сейчас к тебе подъедет твой новый телохранитель… Ну, все — до вечера.
Директор положил мобильник на стол и дал понять, что разговор окончен.
— Ну, все, приступай. Все остальные вопросы решай с Денисом. Мне звони в крайнем случае, вот номер моего мобильника. Оставь мне свой номер…
— Багаж мой еще не прибыл, — с иронией в голосе произнес Авдеев, — а мобильник там остался.
Директор озадаченно посмотрел на Авдеева, а затем разразился оглушительным хохотом.
— Биографию свою краткую хоть правдиво рассказал?
— Все правда, — серьезно ответил Авдеев, — у Вас же есть собственная служба безопасности — все равно проверите.
— Проверим, — согласился директор, — кстати, оружие тебе не полагается.
— Оно мне и не требуется. Кое-что и так умею, — без всякой похвальбы произнес Авдеев.
— Ну, зайди сейчас к Денису, — директор протянул ему руку, — пока.
— До свидания, — Авдеев пожал руку и направился к двери.
— Постой, — услышал он в спину и повернулся.
Директор стоял и внимательно смотрел ему вслед с серьезным видом.
— Я гляжу, — медленно произнес он, — ты ничему не удивляешься и совсем не любопытен.
Авдеев неопределенно пожал плечами.
— Разговор у нас был достаточно откровенным, но ты даже не поинтересовался, а почему это я, такой могучий и богатый, не разведусь со своей экстравагантной супругой…
Авдеев промолчал.
— Я тебе сам отвечу. Есть обстоятельства. Этот вопрос для всех — табу. В том числе и для тебя, не пытайся ничего выяснить — я тоже немного знаю о гэбистском зуде на некоторые вещи.
— Понял, — коротко произнес Авдеев и вышел из кабинета.

***

Квартира директора была, как и положено, очень просторной, хорошо обставленной. Симпатичная, слегка полноватая жена директора Лидочка примеряла перед зеркалом различные украшения. Прикладывая различные золотые цепочки с кулончиками и так, и эдак, она никак не могла определить, что же лучше ей надеть.
В конце концов, женщина махнула рукой и повесила на шею сразу три золотых цепочки с кулонами. Затем, став боком, она начала критически оценивать свое отражение, закрутилась перед зеркалом, провела руками по бедрам и, наконец, удовлетворенно себе подмигнула.
Вдруг раздался переливчатый звонок в дверь. Женщина посмотрела в дверной глазок и открыла.
На лестничной площадке стоял Авдеев.
— Лидия Родионовна, — произнес он с укоризной, — я Вас уже двадцать минут внизу жду. Опоздаем, а потом кто виноват будет? Конечно…
— Заходи, красавчик, — женщина вцепилась в его плечо и потянула в квартиру.
— Я машину не закрыл,— Авдеев сделал попытку высвободиться из ее цепкой хватки, — давайте побыстрее, я жду внизу.
Он отступил к лифту.
Женщина гневно фыркнула и захлопнула дверь.
— Сейчас иду, — процедила она.
Дамочка, действительно, оказалась еще та. Размалеванная и увешанная золотыми украшениями матрона постоянно пыталась оказывать соответствующие знаки внимания почти всем, попадающим в ее поле зрения, мужским особям. В том числе и Авдееву.
В машине она садилась не на правом заднем сиденье, как положено, а рядом с водителем, оголяя свои полные ноги до совершенного неприличия. В лифте старалась прижаться к своему телохранителю всеми частями тела. После активных попыток директорской супруги затащить нового телохранителя в спальню, Авдеев стал провожать ее только до дверей квартиры. При этом дамочка периодически жаловалась на него мужу, измышляя различные мелочные придирки, так как желала освободиться от такого, безразличного к ее прелестям, но настырного в другом отношении, сопровождающего.
Ситуация накалялась и Авдеев стал подумывать об уходе. Трезво рассудив, он решил связать свою дальнейшую жизнь с криминалитетом. Никому больше он нужен не был.
И в этом ему вскоре помог неожиданный случай. Дело было вечером. Джип Авдеева ехал по плохо освещенному узкому переулку частного сектора с одноэтажными домами и дощатыми заборами. Вдруг Авдеев заметил, что впереди происходит какая-то свалка. Он притормозил, и в свете фар стало видно, как шесть или семь подростков избивают ногами лежащего на асфальте человека. Лучи фар освещали лица подростков с полубезумными глазами, судя по выражению которых, те явно обкурились какого-то наркотического зелья.
В узком переулке не очень-то и развернешься на джипе, и Авдеев, не глуша двигатель, стал спокойно ждать, когда кончится избиение, и он сможет проехать.
Неожиданно один из подростков швырнул пустую пивную бутылку в лобовое стекло автомашины и на том месте сразу зазмеились трещины.
— Твою мать…, — выругался Авдеев и выскочил из машины.
Озверевшие подростки стаей тотчас бросились ему навстречу. Авдеев не стал с ними церемониться. Без особого напряжения, хлесткими быстрыми ударами и отточенными бросками, он начал по очереди укладывать юных наркоманов на асфальт. Затем стал хватать одного за другим за туловища и перебрасывать их через высокий деревянный забор. Были слышны только шлепки тел о землю, стоны и скулеж.
Расправившись с хулиганами, Авдеев вернулся к машине, чтобы продолжать путь. Проходя мимо лежащего, избитого подростками, он услышал, как тот стонет, брезгливо посмотрел в его сторону, затем пристально вгляделся в лицо и вдруг остановился.
Он быстро вернулся к машине, достал из багажника большой кусок целлофана и расстелил его на заднем сиденье. Затем вернулся к лежащему и попытался осторожно поднять его с земли, чтобы не испачкаться. Тот застонал. Авдеев уже было приготовился взвалить его на плечо, как вдруг тот прохрипел:
— Я смогу идти.
Авдеев, придерживая избитого за туловище, повел его к машине.
Из-за забора стали доноситься возбужденные голоса, видимо началась разборка хозяев дома с незваными гостями.
— Митя, звони в милицию, — визгливо закричал женский голос.
Авдеев усадил человека на заднее сиденье, а сам сел за руль.
— Спасибо, мужик, — прошептал человек, — ты меня спас. Эти подонки забили бы до смерти. Сейчас хрен кто вступится или остановится, когда кого-то бьют.
Авдеев тронул с места.
— Я тебя знаю, — произнес, немного помолчав, он, — потому, наверное, и вступился. Ты — владелец бара «Катлон», что на набережной. Я часто пью там пиво. Кстати, что означает это слово?
— Катлон? — человек сделал попытку засмеяться, но только охнул, — да я и сам не знаю. Кореш посоветовал. Назови, говорит, свою забегаловку непонятным словом. Тогда все запомнят, и будут ходить. Так оно и получилось.
— Куда тебя отвезти?
— Здесь рядом. Метров через двести мой дом. Сдал машину в ремонт и вот тебе… Опасно ходить пешком по нашим улицам…
— Опасно, — согласился Авдеев.
— Ты теперь целый год — бесплатный посетитель моего бара. Это моя благодарность.
— Спасибо.
— Тебе спасибо. Твоя тачка?
— Нет, босса.
— О, вот, стой — приехали.
Машина остановилась у двухэтажного небольшого особняка, окруженного кирпичным забором.
— Ты зайди, — пригласил спасенный, — хоть дернем по граммульке. Мне сейчас необходимо, как обезболивающее. Посидим, покалякаем.
— Мне нельзя, я же за рулем.
— Чепуха. Если тормознет кто, скажешь, Антоша угостил — с него и штраф. Да, меня Антоном зовут, — представился человек, — меня в городе каждая собака знает…
— А я — Сергей.
— Ну, пошли.
— Если здесь оставить машину, то никто не проедет.
— А, да, — спохватился Антон, — погоди, я сейчас.
Он зашел через маленькую калитку и спустя некоторое время открыл ворота.
— Заезжай.
Джип заехал в ворота.
Особняк владельца бара был солидным, заставленным стильной современной мебелью. Хозяин поднялся к себе наверх, чтобы переодеться, а Авдеев тем временем сидел в кресле возле приземистого столика и с любопытством оглядывал обстановку.
Антон вернулся, одетый в зеленый восточный халат, подпоясанный поясом с кистями. На его лице ярко выделялись несколько ссадин и кровоподтеков.
— Ты, извини, что я долго, — сказал он Авдееву, — пришлось еще и умыться. Да осмотрелся — вроде ничего страшного, переломов нет. Хорошо, что съежился, да локтями и коленками прикрылся, иначе… Если бы ты не подоспел вовремя — забили бы, малолетки…
— Да откуда у наркашей-то сила…
— Не скажи… Точно, затоптали бы… Век не забуду, как говорится…
Хозяин спохватился и направился к большому бару, встроенному прямо в стену, — во, заговорились… Что пить будешь?
— Да мне все равно… Что ты, то и я…
— Коньяк есть вот качественный, «Камю Гранд»…
— Ну, давай.
Антон налил коньяк в низкие широкие бокалы: себе — почти полный, гостю — на донышке.
— Извини, — произнес он, — закусить совсем нечем, дома не харчуюсь.
— Такой напиток закуски и не требует, — засмеялся Авдеев.
— Твое здоровье, — поднял стакан Антон, — вернее, дай Бог тебе здоровья, вовремя ты появился.
Они чокнулись, выпили. Авдеев смаковал коньяк маленькими глоточками, Антон выпил залпом, как воду.
— Сейчас полегчает, — сказал он и потрогал ссадину на лице, — вот, заразы, развелось шакалья…
— А что тут у вас вообще с этим делом, расскажи, я ведь в городе недавно.
— С каким делом? — не понял Антон.
Он налил еще по порции коньяка.
— Ну, с преступностью. Есть ли кланы какие, ну и прочее.
— Я многое знаю и со многими знаком, — видно, что Антона уже «повело» от выпитого, — но лучше держать язык за зубами.
Во взгляде Авдеева можно было прочесть недоверие.
Антон это заметил.
— Да, да, — закивал он, — поверь, я в курсе всего. Они ж все бывают в моем кабаке… Ручкаются… Всякое рассказывают… Но я — молчу… Я — никому… Потому и ходят ко мне все… Сболтнешь лишнее, и раков кормить отправишься…
— Как это, раков?
— А так — самых натуральных, речных.
Антон поднял свой бокал:
— Ну, давай, вздрогнем. За взаимовыручку. Будет момент, и я тебя выручу. За мной не заржавеет.
Они снова выпили. Антон стал быстро хмелеть.
— Кое-что тебе расскажу… Как другану… Но ни-ни…, — он прижал палец ко рту.
Авдеев кивнул головой.
— Давай по третьей, и хорош, — Антон разлил коньяк по бокалам.
На этот раз Антон отпил только половину. Он уже заметно опьянел.
— Верховодит здесь Косарь…, — приглушенным пьяным голосом начал Антон…
Знал он, по роду своих занятий, действительно, много…
Таким образом, и узнал Авдеев от владельца бара, что авторитет по кличке Косарь возглавляет вторую по величине организованную криминальную группировку. Но его слово на сходках местных авторитетов является решающим. Узнал, что старый вор умен, осторожен, мстителен. Иногда впадает в гнев, но отходчив и рассудителен. С плеча рубить не любит. В его окружении нет, за исключением, разве Клыча и ведущего общаковскую кассу Счетовода, толковых и авторитетных людей. И, может быть еще, Гаврилы — старого налетчика, наладившего регулярный сбор дани на контролируемой территории. Все остальные, так, — бандиты, быки, отморозки и шестерки.
Поэтому, когда Косарь захотел заполучить единоличную власть в городе, у него ничего не получилось. Действовали его подопечные прямолинейно, грубо и жестоко. Вместо того чтобы в союзе с одним, потихоньку подминать другого, и так далее, по цепочке, он попытался подмять всех сразу. Но здесь его незыблемый авторитет не помог. В городе произошли стычки и перестрелки.
Остальные главари объединились и назначили сходку для разборки с участием Косаря. Был приглашен авторитетный вор в законе из столицы, кавказец по кличке Бегиш, в качестве третейского судьи. На правилове Косарь был признан неправым, пускающим дым не по воровскому закону и его обязали возместить убытки, причиненные остальным начавшейся войной. Косарь был вынужден решению этому подчиниться.
Тогда же город, по предложению Боцмана, был четко поделен на четыре преступные зоны влияния. Косарь и здесь согласился. Но затаил злобу. И сейчас, похоже, копит силы для нового передела. Во всяком случае, к нему прибывают люди из других мест. Одни уезжают обратно, а другие — остаются. И вообще он не потерпит, чтобы было «не по его», он свое возьмет…
— Вот такие у нас, братан, дела, — приглушенно продолжал повествование Антон, наливая по новой.
— А что ты там про раков-то говорил, — напомнил Авдеев.
— О, это жуть — как в кино! Счас расскажу. Давай выпьем.
Они снова выпили.
— Самый центровой у Косаря, — снова нетвердым языком заговорил Антон, — бандит по кличке Клыч… Не из местных… Он то и подкармливает здешних раков…
Хозяин вновь предостерегающе помахал пальцем у своих губ.
— А откуда он?
— Балакают, что покорешился Клыч с Косарем в Пермлаге.
— Что за Пермлаг?
— Долго объяснять…, — Антон махнул рукой, — зона, в общем, где сидят… Ты сидел?
— Нет.
— А у меня было, по молодости. За хулиганку.
— Бывает.
— Этот Клыч сидел там за убийство, четыре года дали…
— Что так мало?
— Признали неосторожным… В казино по морде звезданул шулеру при раскладке в покер… А тот рыбкой завалился, да глазом на подсвечник напоролся… Сразу и копыта отбросил… Случайно, в общем…
— Что случайно?
— Сел случайно… Клыч, вообще-то, обменные пункты «бомбил» в небольших городах… Ствол наставит — девка и описалась… Там милиция никакая, он и уходил легко… Но всегда с «гринами» — других денег не брал…
— Понятно.
— А на зоне, говорят, взял на себя «кумовка», порешенного Косарем…
— Кума, что ль, завалил? — восхитился Авдеев.
— Не… Кум — это зам у «хозяина», начальника колонии… По контрразведке он… А кумовок — это стукач, который куму стучит.
— Ну и названьица.
— Фенькин язык… Тебе плеснуть?
— Хватит, ехать же еще…
— Ну, как хочешь, а себе вот немного позволю, — Антон налил, выпил и продолжил, — и Косарю вышка светила — «полосатиком» он был.
— Каким полосатиком.
— Ну, «рябым», Косырь был…
И, видя, по-прежнему, непонимание на лице гостя, попытался пояснить подоходчивее: рецидивистом, короче, особо опасным — так, по-моему, в приговоре пишут… А ходят по зоне в полосатой одежде.
— А-а-а, слышал, — понимающе закивал Авдеев.
— Ну вот. Отсидел Клыч не полностью. Косарь исхитрился досрочку ему организовать. Приехал к нам и стал правой рукой Косаря. Охраной его командует. Косаря Папиком кличет… Но за глаза… А то Косарь злится на новые феньки… Старый вор, из знатных…
— Ты про раков не объяснил, — вновь напомнил Авдеев.
— Счас и про раков… Волосы дыбом встанут!… Есть у Клыча цементный цех на окраине… Частный сектор там… Дома-развалюхи, живет отчаянный народ. В основном, ранее судимые и прочий люд, чешущий по-косому. Отморозки, словом. Даже менты избегают тех мест и появляются там только при крайней необходимости, хорошо вооруженными группами, кодляком, в общем…
Оказывается, именно Клыч и приводил воровские приговоры в исполнение, изобретя при этом изощренный способ сокрытия трупов. Тела жертв, а, иногда, и живых, упаковывали в большие мешки из-под торфобрикета, который производил местный заводик. Мешок плотно завязывался, в нем проделывали маленькое отверстие, через которое закачивался раствор бетона. Раствор, поступающий из трубки с небольшим металлическим наконечником, состоящий из цемента марки 400 и небольшой примеси песка, плотно обволакивал жертву и быстро застывал.
Небольшая криминальная строительная фирма, примыкавшая к забору, огораживающему дом Косаря, имела для этого все необходимое. В том числе и портативную электрическую бетономешалку, полной загрузки которой как раз хватало для проведения этой устрашающей экзекуции. Ее владельцем числился Василий Клычев, по кличке Клыч.

***

Ночь была почти безлунной, от реки веяло свежестью и прохладой. Небольшой цех с различным оборудованием ярко освещался, и было хорошо видно, как двое коротко остриженных и крупнотелых братков в спортивных костюмах, с двух сторон удерживали на полу длинный извивающийся мешок из плотной желтой бумаги. Оттуда доносилось приглушенное мычание. Третий, худощавый и высокий, придерживал двумя руками металлический наконечник с суживающимся концом в маленьком отверстии, проделанном посередине мешка. Толстая гибкая гофрированная трубка вела от наконечника прямо к вращающейся бетономешалке.
Мешок постепенно наполнялся, приобретая округлые формы. Жертва продолжала свои конвульсивные движения. Наконец, жидкий цемент стал вываливаться из отверстия. Худощавый закрыл клапан и положил наконечник на пол. Рукой он смахнул остатки цемента с мешка. Затем поднял с пола моток широкой клейкой ленты, отодрал кусок и заклеил отверстие в мешке.
Конвульсии стали все слабее. Худощавый с интересом наблюдал за тем, как они в скором времени затихли.
— Готов, — с нескрываемым удовлетворением произнес худощавый, — преставился раб божий Василий…
Двое амбалов загоготали в ответ.
— Отправляйте, — скомандовал худощавый, — пока довезете — засохнет.
Один пошел открывать небольшую дверцу с тыльной стороны цеха. Другой с трудом поволок мешок по полу в этом направлении. Послышался плеск воды.
Первый достал откуда-то сбоку сходни и один конец опустил вниз, оставляя второй конец на пороге. Затем он осторожно спустился по набитым на сходни перекладинам.
Сойдя вниз, бандит перевернул сходни гладкой стороной вверх.
— Спускай! — крикнул он.
Второй затащил мешок на сходни и толкнул его вниз. Мешок, скользя по поверхности сходней, плавно съехал. Послышался глухой удар мешка о дно лодки. Заплескалась вода.
Второй вновь перевернул сходни перекладинами вниз и спустился в лодку сам.
Худощавый убрал сходни и закрыл дверцу цеха.
Лодка некоторое время плыла по черной ночной воде, были слышны удары весел. Огни города стали постепенно отдаляться.
— Ну, хорош, приплыли, — решил первый.
Они приподняли мешок за специальные концы и тихо опустили его в реку и только затихающие концентрические круги пошли по воде.

***

Авдеев читал потрепанную книжку в мягкой обложке, сидя за рулем джипа. В машине тихо гудел кондиционер. Он, как обычно, дежурил возле длинного двухэтажного здания с вывеской «Фитнесс-Клуб», на специальной площадке, где были припаркованы автомашины, в основном дорогие иномарки. Наконец из дверей под вывеской вышла жена директора: эффектная дама, с хорошей фигурой, слегка располневшей. Ее, пожалуй, можно было даже назвать красивой, но обилие макияжа смазывало это впечатление. Кроме того, поражало обилие украшений, подбор которых был, явно, безвкусен.
Дама развинченной походкой, в подражание манекенщицам, подошла к джипу, открыла переднюю дверцу и плюхнулась на пассажирское сиденье рядом с водителем. Она немедленно подняла вверх юбку, полностью обнажая полные красивые бедра.
— Соскучился, красавчик? — женщина закурила длинную тонкую сигарету с золотым обрезом и лихо пустила клуб дыма.
— Куда ехать, Лилия Родионовна? — Авдеев нажал на кнопку на панели двери, и боковое стекло водителя опустилось вниз до отказа.
— Домой рули, — дама забросила ногу на ногу, — пупсик мой сегодня рано приедет.
Бедро обнажилось почти до талии. Создавалось впечатление, что под юбкой нет никакого белья.
Дама искоса посматривала на Авдеева, ожидая его реакции. Тот был абсолютно невозмутим, никак не выдавая своих чувств.
Джип тронулся с места.
— Слушай, а ты, наверное, точно голубой, — она снова выпустила клуб дыма. Хоть это сейчас и входит в моду, но — фи… Мужик с цепочками, кольцами и серьгами? Вообще, настоящих мачо не осталось… Только в кино… Да и то потом выясняется, что тоже и не мужик вовсе… Куда наш мир катится?
Она вздохнула.
Авдеев сосредоточенно наблюдал за дорогой.
— Неужели я тебе совсем неинтересна? Другие мужики слюнки пускают…
— Лилия Родионовна, — Авдеев улыбнулся, — если я буду любоваться на Ваши прелести, так мы точно долбанемся. А я должен Вас хранить, как…
— …Зеницу ока, — насмешливо продолжила она.
— Не угадали. Как свежую, только что распустившуюся розу.
— Вау! Как романтично! Вот можешь же ты быть милым и галантным, а не хочешь… Почему?
— Работа у меня такая…
— П-ф-ф-ф, — фыркнула дама, — вот и сверзился с высокой поэзии чувств. Работа — эта проза.
Она ловко выстрелила окурком мимо лица Авдеева прямо в открытое окно водителя. И на это Авдеев никак не отреагировал.
— Никуда не денешься, влюбишься и тра-та-та-та — все равно ты будешь мой, — стала фальшиво напевать женщина.
— Приехали, — с облегчением произнес Авдеев.
Джип подъехал к ухоженному кирпичному шестиэтажному дому. Авдеев открыл женщине дверцу, и она, с изящным изгибом талии и колыханием бюста, выпросталась из машины.
Женщина, покачивая бедрами двинулась к дому, и Авдеев последовал за ней.
Вызвав лифт, он сказал:
— Вы поднимайтесь, а я — пешочком.
— Почему всегда так? — возмутилась дама.
— По инструкции так положено, я должен проверить, чтобы на Вашем этаже не было никакой опасности. Вдруг там киллер какой…
Подошел лифт. Авдеев ловко оттеснил ее в кабину и нажал на кнопку четвертого этажа. Створки закрылись. Авдеев понесся по лестнице наверх.
— Врешь ты все, педик несчастный! — донеслось из поднимающегося лифта, — ты просто меня боишься…
Створки лифта открылись на четвертом этаже. Авдеев уже был тут и встречал выходящую из лифта женщину легким поклоном.
— А если бы лифт застрял?
— Тогда я, тем более, должен был быть снаружи, чтобы помочь Вам выбраться. А чем я могу Вам помочь, будучи с Вами в лифте?
— Да уж смог бы, — неожиданно грустно и безнадежно произнесла она.
И Авдеев внезапно растерялся. Он неловко закрутил в руках ключи от машины и отвел взгляд в сторону.
— До свидания, Лилия Родионовна, — тихо произнес он и стремглав побежал вниз.

























ГЛАВА ПЯТАЯ

ИЗ ЧУЖОГО ЛУКА НЕ СТРЕЛЯЙ

Ранний вечер выдался свободным и Авдеев ехал в джипе по уже расцвеченной огнями городской улице. В машине звучала негромкая музыка. Движение на улице было небольшим. Он зорко посматривал по сторонам, как бы кого-то высматривая в череде движущихся автомобилей.
На перекрестке, пытаясь проскочить на желтый мигающий сигнал светофора, Авдеев стал резко перестраиваться в правый ряд за черной «Волгой». Однако та на желтый не пошла и затормозила. Под визг собственных тормозов, Авдеев въехал стальной дугой своего джипа в бампер «Волги». Бампер отвалился, и от этого удара раскрылась крышка багажника.
Сзади, вплотную, полностью заблокировав «Ниссан», стал громадный «Опель-Монтеррей». Из него с двух сторон выскочили четверо здоровенных амбалов и бросились вперед, грамотно перекрывая пути отступления виновнику ДТП.
Но у Авдеева и в мыслях не было скрываться. Он спрыгнул со ступеньки своего джипа и легко уложил на асфальт первую двойку. Нет, он не дрался, в прямом смысле этого слова, не махал кулаками. Он применил приемы рукопашного боя, которым, до автоматизма, его ежедневно натаскивали в школе КГБ. Пока он проделывал то же самое со второй двойкой, с асфальта уже стали подниматься первые.
Авдеев повторил процедуру. Он не причинял травм нападающим, хотя и мог бы. Быки пострадали лишь от падения с высоты собственного немалого роста, они были полуоглушены и несколько деморализованы неожиданной легкостью расправы со стороны ловкого незнакомца.
Из «Волги» выскочил водила, на ходу вытаскивая из-за пазухи нож-выкидуху. Он не отличался внушительными габаритами, и Авдеев, пожалев, забросил его на мягкую клумбу, располагавшуюся вдоль разделительной полосы дороги. Предварительно, носком егерского ботинка, он ударил по запястью руки, державшей нож с уже выскочившим длинным лезвием. Нож улетел куда-то далеко в сторону.
И тогда, открыв заднюю дверь «Волги», оттуда выскочил лысый старикашка, небольшого роста, в темно-сером свитере с черными поперечными полосами.
Это и был сам Косарь. Подбежав к Авдееву, он дважды ткнул сухоньким кулачком в нос обидчику его телохранителей. Тот неожиданно безропотно снес тычки, зорко поглядывая по сторонам. Ошеломленные поверженные противники стали, по одному, подниматься на ноги, планируя, видимо, повторить нападение. С клумбы поднялся и незадачливый водитель «Волги».
Но старик правильно оценил ситуацию. Видя растущую автомобильную пробку за ними и множество любопытствующих лиц, он злобно прошипел Авдееву:
— Трогай, падла, за моей машиной! И не вздумай бежать… Под землей найду!
Авдеев бежать и не думал… Его джип пристроился за черной «Волгой» и последовал за ней. Сзади ехал «Опель» с охранниками.
Кавалькада подъехала к добротному кирпичному особняку, стоявшему на берегу реки. Старик вышел из машины и скрылся за массивной, по-видимому, бронированной дверью, сверху отделанной под дуб. Быки столпились кучкой возле высокого крыльца с деревянными резными перилами и посматривали в сторону Авдеева. Но взгляды их были не угрожающими, а скорее сочувственными.
И здесьАвдеев впервые ощутил страх. Его стало мучить сомнение. Не рвануть ли ему отсюда, пока не поздно? Чего ждать от престарелого предводителя сильной криминальной группировки, который, похоже, всерьез разозлился? Могут ведь и порешить…
Но он пересилил себя. Да и бежать было уже поздно. Следовало просчитывать все варианты раньше. Месяц он собирал сведения о Косаре. Это было нелегко. Ведь он уже не работал в органах. Основная информация была им получена от хозяина бара «Катлон». Кое-что ему поведал директор комбината, который платил дань посланцам Косаря. Что-то он узнавал от случайных знакомых и проституток. Собирал по крохам все, что мог, соблюдая, конечно, необходимые меры предосторожности.
Опытный оперативник, мысленно разложив все полученные из различных источников сведения по полочкам, проанализировал их и решил действовать. Не возить же ему всю оставшуюся жизнь экстравагантных дам, типа директорской жены. Он разработал хитроумный план внедрения в окружение Косаря и начал его осуществление. С опытом и навыками бывшего комитетчика, соединенными с умом, авторитетом и наличными силами старого вора в законе, они совместными усилиями завоюют этот город. И станут его полноправными хозяевами. Так просчитал Авдеев…
Минут через двадцать его позвали в дом. Косарь сидел за широким дубовым столом. Рядом стоял худощавый и высокий Клыч, а возле двери — два дюжих охранника.
Старик жестом отправил их за дверь и остановил на пришедшем немигающий взгляд.
— Кто такой? — спросил он коротко, — какой масти?
— Не из блатных, — так же коротко ответил Авдеев.
— Вижу, присаживайся, и все мне — как на духу. Кто я, знаешь?
— Наслышан.
Авдеев поведал про свои приключения почти без утайки. Косарь слушал внимательно, не перебивая.
— Комитетчик, говоришь… — старик хмыкнул и сделал паузу. — Там и драться наловчился?
— Там, — подтвердил Авдеев, — и не только драться.
— Ну, расскажи, что еще могешь.
Чувствовалось, что старый вор заинтересовался. Он задавал вразумительные вопросы, удовлетворенно кивал, слушая ответы, иногда замирал, размышляя.
— С оперативной работой знаком?
— Да. Могу рассказать про схемы разработки криминальных групп. Знаю, как отслеживаются связи, и внедряется агентура.
— Про подлянки ментовские?
— Есть специальные стандартные схемы, провоцирующие различные ситуации… Есть разработки по оперативным экспериментам… Есть визуальный и слуховой контроль за разрабатываемыми… Есть специальные модели искусственного создания доказательств вины в необходимых случаях… Есть различные спецсредства, позволяющие…
— Ладно, вижу, сечешь… Позже побалакаем подробней.
Он сделает паузу и задумался.
— Вот что, — подытожил, наконец, Косарь, — мусоров на дух не переношу, никогда не вязался с ними, хотя и предлагали. Не в смысле — стукачом. А чтоб зону держал. Им же хлопот меньше. Срок скостить обещали. А, я, из принципа, рога мочил…
Увидев недоумевающий взгляд, пояснил:
— Ну, значит, от звонка — до звонка, то есть, срок свой мотал полностью — по приговору…
Авторитет пожевал губами, и уточнил:
— За что и сидел на белом лебеде, да во Всесоюзном буре тянул.
Авдеев вновь удивленно вскинул глаза, но вор этого не заметил, уставясь в какую-то невидимую точку в углу.
Позже Авдеев узнал, что «сидеть на белом лебеде» — это создание администрацией исправительно-трудовых учреждений жесточайших условий содержания ворам, находящимися в отрицаловке, то есть отрицавшим все, кроме воровского закона.
— А с костоломами, так гэбэшников у нас кличут, сталкиваться не приходилось. Ну, да ты же — бывший, и для них уже как бы опущенный. Я таких повидал. Конченый народ… Многое я повидал, хоть и скитался всю жизнь по зонам… Да и жизнь уже не та…
Косарь сокрушенно покачал головой.
— И не те сейчас времена. Не те, — Косарь протяжно вздохнул, — шакалье, да бакланы одни кругом. Толковых людей не хватает. Встрял сейчас в попадалово…, — и вновь, уловив недоумение собеседника, пояснил, — по-вашему: попал в сложную ситуацию. А помочь, подсказать и некому.
Некоторое время он помолчал, а затем произнес, — вижу пользу в тебе. Башли положу хорошие, не обижу. Побудь у меня в советчиках, а там посмотрим. Прибиться тебе все равно не к кому. Не мужиковское это дело — бабам прислуживать.
— Слишком неожиданно это, — сделал огорошенный вид Авдеев, — помозговать бы надо.
А в душе ликовал: сработал план, сработал… Не зря столько лет учили.
— Сколько думать будешь?
— Ну, день хотя бы.
Старик громко позвал:—
Клыч!
Тот сразу открыл дверь.
— Иди, чифирни с ним полчасика и приведешь назад, — и Авдееву, с угрозой, — хватит с тебя и полчаса.
А вслед проворчал:
— Тоже философ нашелся — думать…
Авдеев и Клыч вышли.
— Я согласен, — произнес Авдеев, вновь через некоторое время сидя перед Косарем. — Деваться мне, действительно, некуда.
— Не зря тебя за умного держал, — старик выщерил зубы, изображая улыбку, — иначе отправился бы ты у меня раков кормить. Верно, Клыч?
Тот подобострастно захехекал.
— А тебе зваться отныне Авдеем. Кликуха знатная. Сидел я с одним в Северлаге…
Так бывший майор ФСБ стал членом организованной преступной группировки.
Около полутора месяцев Авдей околачивался «при штабе», как он называл свое неопределенное положение. В какую-либо бандитскую структуру, типа бригады, его не зачисляли, ничего преступного совершить не довелось, и никаким советчиком или советником самого Косаря он не был, и не считался. Главу преступного клана он вообще видел за это время два-три раза, да и то — издали.
Но Авдей не унывал. Он понимал, что в отношении чужака, бывшего фээсбешника, проводится подробная проверка. Наверняка, человек, или люди Косаря отправились в областной центр и там, по своим каналам, наводили справки об обстоятельствах его увольнения из ФСБ. Версия о засланном казачке, о подсадке из конторы должна была быть у них, если не первой, то, уж точно, второй.
Жил он теперь постоянно в домике, расположенном на территории фирмы, вместе с охраной, никуда не отлучаясь. Кушал, играл в карты и домино, смотрел телевизор. И постепенно все к нему привыкли, а он, освоив воровской жаргон, также становился для них своим.

***

Домик, в котором жил Авдей вместе с другими охранниками, располагался на территории строительной фирмы. И этим утром, как обычно, он в тренировочных брюках, обнаженный до пояса, делал зарядку на площадке возле домика.
Из домика, зевая, выполз громила, похожий на жирного откормленного карася. Весом он был, без малого, центнера полтора, ростом — чуть выше среднего, и с лицом, которое в литературе принято называть харей. Глаза громилы были выпучены, как у рыбы. На плече синела наколка в виде дикого кабана.
Проходя мимо Авдея, громила как бы шутливо ткнул его кулачищем под ребро. Авдей от неожиданности потерял равновесие и едва удержался на ногах.
— Полегче, Карась, — предупредил он.
— Принято, — процедил сквозь зубы громила и толкнул его рукой в плечо, — вот тебе полегче.
Авдей подобрался, собираясь достойно ответить на выходку, но заметил, что из домика вышел второй громила, не уступающий Карасю в кондиции.
— Что, Карась, — жизнерадостно закричал тот, — новичок тебя обижает? Подмога нужна?
— Сам справлюсь, Хвощ.
Карась, набычившись, стоял напротив Авдея и вызывающе поглядывал на него.
Авдей сдержался и, отступив на пару шагов в строну, продолжил гимнастические упражнения.
Карась сел на скамеечку и закурил.
К Авдею подошел Хвощ. Поравнявшись с Авдеем, он поджал одну ногу и, подпрыгивая на месте на другой ноге, выставил вперед жирное плечо.
— Пободаемся? — предложил Хвощ с насмешкой, — а то руками впустую махаешь…
— О, сделаем русское сумо! — подхватился со скамейки Карась.
Он взял валяющийся неподалеку кусок рейки и очертил вокруг них на земле неровную окружность диаметром метра в три.
— Кто вышел за пределы круга или опустил вторую ногу, тот побежден, — объявил Карась, — а я — на победителя.
Из домика вышли другие охранники и окружили их, предвкушая интересное зрелище.
Вес у Авдея почти в два раза меньше, но отказаться он не мог — западло.
Он также выставил плечо и начал прыгать на одной ноге. Противники столкнулись плечами. Несмотря на значительное превосходство в весе, Хвощ был неповоротлив. Авдей старался избегать прямых фронтовых столкновений и совершал толчки по боковым поверхностям плеча соперника, сам же легко уклонялся от выпадов противника. Толчки Хвоща, то промазывали, то касались плеча Авдея уже на излете, не принося существенного результата. Хвоща от напряжения уже стало шатать, с его лица потек пот, но он упорно лез вперед, надеясь победить за счет массы.
Выпихнуть за пределы круга такую тушу было трудно, и Авдей пустился на хитрость. Распалив противника точными безответными толчками, он сделал вид, что собирается нанести сильный решающий толчок. Авдей быстро наклонил тело вперед и, высоко подпрыгивая, устремился плечом на плечо Хвоща. Тот поспешно прыгнул навстречу. И тут, в последний момент, Авдей резко отклонил свое плечо. Противник, встретив перед собой пустоту, пролетел мимо. Приземляясь, Хвощ зацепился ногой за ногу Авдея, потерял равновесие и грохнулся на землю, поднимая клубы пыли.
— А, ты подножки ставить…, — он вскочил на ноги и, сжимая кулаки, двинулся к Авдею.
Зрители стали хватать его за руки.
— Харэ, Хвощ! — закричали они, — все по-честному, ты сам на его копыто напоролся!
Карась тем временем уже зашел в круг, поводя здоровенными плечами.
Хвощ поворчал, бормоча ругательства, и отошел в сторону.
Карась, наученный опытом предшественника, стал действовать хитрее. Невысоко подпрыгивая, он пытался не дать Авдею свободного пространства для маневра и выпихнуть его массой тела за пределы круга.
Но и это продлилось недолго. Авдей улучил момент, когда тело Карася находилось в воздухе, и сильно толкнул в его плечо. Приземляясь, Карась вынужден был податься телом вперед, чтобы сохранить равновесие. И тут же получил два почти слитных толчка. Авдей использовал специальный прием, нарушающий координацию. Карась не смог больше удерживать равновесие и оперся о землю второй ногой.
Он злобно глянул на Авдея и сплюнул на землю.
— Дай-ка я попробую! — к кругу подошел третий доброволец, тоже нехилой комплекции.
Карась нехотя вышел из круга и подошел к Хвощу. Они стали о чем-то переговариваться, злобно поглядывая в сторону Авдея. Ходили они всегда парой и всем своим видом показывали, что поддерживают друг друга во всем и всегда. Поговаривали даже, будто и проститутку они брали одну на двоих.
В это время на территорию фирмы заехали две груженые фуры.
Из первой выскочил взъерошенный Клыч.
— А ну, братва! — крикнул он, — все на разгрузку, чтоб через пятнадцать минут фуры были пусты!
Все приступили к разгрузке, расположившись цепочкой и передавая груз с рук на руки. Двое постоянных грузчиков укладывали его затем в помещении склада.
Первая фура была гружена картонными коробками, и ее опустошили почти мгновенно.
Во второй были тяжеленные мешки с цементом. Карась, умышленно заняв место перед Авдеем, старался швырять ему мешки то с недолетом, то в сторону. Авдей исхитрялся их ловить, но получалось это с трудом, терялось много сил.
Один мешок упал и разорвался, оттуда рассыпался цемент.
— Раззява! — заорал Карась, — руки дырявые!
За Авдея вступился охранник по кличке Бобырь. Он стоял в цепочке вслед за Авдеем и прекрасно видел происки Карася.
— Что ты выеживаешься, Карась, — спокойно произнес он, — ты же бывший штангист, слабо тебе мешок кинуть?
— Заткнись, Бобырь! — прорычал Карась, — не суй свое хайло…
Цепочка приостановила свою слаженную работу.
А ну, быстрее, чего застыли! — закричал появившийся из-за склада Клыч.
— Давай поменяемся местами, — предложил Бобырь Авдею, и занял его место.
Бобырь обычно полностью игнорировал Авдея, никогда не здоровался с ним даже словесно, не говоря уже о том, чтобы пожать новичку руку. Впрочем, он был нелюдимым по природе, имея и какой-то хмурый облик, и мрачную хищную стать, и, навсегда застывшее, угрюмое выражение лица. Бобырь сторонился окружающих, избегал различных игр, и за общим столом сидел с сосредоточенным замкнутым видом. Черноволосый крепыш, с несколько коротковатыми ногами и длинными руками, он явно не был обделен и физической силой.
И сейчас он принимал мешки шутя, и ловко переворачивал их прямо в воздухе, будто они были набиты не тяжелым сыпучим веществом, а чем-то вроде ваты.
Инцидентов больше не происходило, Клыч стоял рядом, а его боялись все.

Как-то ранним вечером жизнь в домике шла своим чередом. Охранники, как обычно, смотрели телевизор и играли в карты.
— Эх! — произнес один из картежников, — суббота… Щас бы в баньке попариться, да пивка попить… А ты сиди тут на подхвате… И чего сидим: Косарь из города, говорят, укатил куда-то со Счетоводом…
Будто услышав пожелание, в комнату зашел озабоченный Клыч.
— Сегодня корпоративный пикник, — сказал он, с трудом выговаривая слово «корпоративный», которое вышло у него, как «кооперативный». — Едем гулять за город в сауну по полной программе, с девочками.
Переодевавшийся Авдей припоздал, и не хотел садиться в джип рядом со своими недругами, но в двух других машинах все места были уже заняты. Они были набиты охранниками, что называется, под завязку. Авдей с трудом втиснулся на заднее сиденье слева, потеснив могучую тушу Карася.
Тот увлеченно рассказывал очередной похабный анекдот своему неразлучному дружку, заранее гогоча над совершенно несмешной концовкой, замечательной лишь своим отборным матом.
— … и тут она ему и дала, — заканчивает он с непременным гоготом, — а он, загогулина от будильника, так и не внял, так его растак…
Хвощ же сопровождал этот рассказ своим дребезжащим смешком уже с самого начала.
Карась, заметив пришельца, сразу же, как бы ненароком, ткнул его локтем в бок, разворачиваясь корпусом и, тем самым, добавляя толчку почти весь свой собственный вес. Но Авдей был готов к провокации и, подставив под удар свою, сжатую в локте, правую руку, спружинил от закрытой двери навстречу толчку.
Встречный рывок и последующее столкновение вызвали изрядный качок автомобиля и возмущение водителя.
— Под откос захотели, мать вашу … ? — здоровяк в круглой черной шапочке матюкнулся и вцепился в руль обеими руками, — кончайте чудить в машине, приедем на место, там и разбирайтесь между собой.
— Слышь, вошь гэбэшная, — прорычал Карась, — как остановимся, то лучше тикай подальше, до баньки тебе не дойти!
— Посмотрим, — коротко буркнул Авдей.
Сауна находилась прямо в гуще леса и лишь называлась таковой, в дань моде на иностранные слова. На деле это была настоящая, рубленая из основательных круглых бревен, русская банька со всеми ее атрибутами.
Тормознули на специальной площадке, не доезжая до нее метров за тридцать, дальше нужно было идти по узкой тропе между деревьями. Памятуя об угрозе, Авдей пропустил Карася впереди себя и пошел сразу вслед за ним, держа громилу в поле зрения. Он не упускал из вида и Хвоща, но тот замешкался у машины, помогая выгружать коробки с припасами. И Авдей был тут же наказан за утрату бдительности.
Сильнейший толчок в спину заставил его сделать два быстрых шага вперед и замахать руками для обретения равновесия. Неожиданно спина идущего впереди Карася рывком подалась назад, и грудь Авдея с размаху натолкнулась на нее. Сразу же Хвощ, сзади, подпрыгнув, своей спиной обрушился на спину застопорившегося Авдея. В лесной тиши явственно захрустели его ребра, сжатые двумя мощными встречными ударами более чем стокилограммовых тел. Авдей беспомощно стал хватать воздух раскрытым ртом и начал валиться на бок.
К нему был применен весьма гнусный прием, под названием «коробочка», практикующийся обычно у грубо играющих хоккеистов, чтобы полностью вывести из строя игрока противника.
— Ну что, сука, допрыга…, — начал зловеще Карась, склонившись над поверженным противником и готовясь его добить.
Но договорить и, тем более, осуществить свое намерение он не успел. Чьи-то длинные руки приподняли его громадное туловище над землей и с разворотом врезали тушу головой в стоящую рядом сосну. Удар потряс дерево, а тело Карася рухнуло на его выступавшие корневища.
Это неожиданно вступил в дело нелюдимый Бобырь. Правой рукой сзади он ухватил Карася за ремень, а левой — за воротник куртки. Результатом этого была встреча лба незадачливого громилы с неповинной ни в чем сосной. Но и Бобырь потерял равновесие, и оперся руками о землю, чтобы не упасть — все же затраченные усилия были слишком велики. И ошарашенный вначале Хвощ уже сцепил вместе громадные кулаки, пытаясь нанести разящий удар сзади по беззащитной шее склонившегося заступника.
Тут автоматически сработали многолетние навыки Авдея. Мозг еще толком не успел опомниться от подлого внезапного нападения, а ноги и руки уже начали действовать. Правую ногу, резко согнув ее в колене, он с маху выбросил вперед, угодив в самое болезненное место противника — голеностопную косточку. Тот взвыл и подался всем телом вниз, машинально хватаясь руками за ушибленное место. Левая нога Авдея, половинкой ножниц, рванулась вверх, навстречу стремительно клонящемуся вниз рыхлому лицу Хвоща, и встретилась с его подбородком ровно на середине пути. Тошнотворный хруст сообщил о многочисленных переломах попавших под удар косточек.
Все остальные не успели даже вмешаться в скоротечную схватку. Клыч подоспел уже через несколько минут. Разбор был короток.
Карася и Хвоща в охране недолюбливали, мягко говоря, за их подлую натуру и природную тупость. Все, наперебой, засвидетельствовали, что ими было совершено совершенно безмотивное нападение на Авдея.
— Не Бобырь, так быть бы ему инвалидом, — басил один из охранников.
— А то и жмуриком, — поддержал другой, — коробочку, падлы, учинили.
— Эта сволота еще в машине к Авдею задиралась, — добавил здоровяк в шапочке, сидевший в машине за рулем, — терпеливый он парень, я бы уже…
Туши потерявших сознание громил забросили в один из джипов.
— Сдашь их в нашу больничку, — скомандовал Клыч водителю.
Больше в личную охрану Косаря они не вернулись, их разбросали по разным бригадам. Пикник же состоялся, как и обещал Клыч, по полной программе.
— Спасибо тебе, — Авдей крепко сжал руку Бобыря, сидевшего в углу предбанника, по-прежнему, одиноко и угрюмо.
— Сочтемся, — хмуро буркнул тот, но Авдею показалось, что мимолетная улыбка слегка раздвинула его губы.

***

Как-то вечером Авдей коротал время, азартно стуча костяшками домино. К ним в домик заглянул необычайно серьезный Клыч и коротко бросил ему:
— Пошли!
Они зашли в особняк Косаря. Тот сидел за столом и чифирил — пил крепчайший, черный как деготь, чай. Причем, делал он это по зэковской привычке: сосредоточенно, с закрытыми глазами, отхлебывая из обычной пол-литровой стеклянной банки и покряхтывая от наслаждения.
Вошедшие молча и терпеливо ждали у дверей.
Старик завершил свое чаепитие и открыл глаза, глядя на бывшего майора пристальным немигающим взглядом. Затем жестом пригласил сесть обоих.
— Как он? — обратился Косарь к Клычу.
— Нормалек.
— А что в области?
— Все пучком, — Клыч, как всегда, был немногословен, — не гнал Авдей дезу. Действительно, отбортнули его из конторы.
— Замочить сможешь? — это уже Авдею.
— Смогу.
— С ножом извернешься?
— Могу обойтись и без ножа.
— Нет, требуется ножом одну падлу пришторить. Держи, — и Косарь протянул ему продолговатый тряпичный сверток.
Авдей осторожно развернул тряпицу. Нож был самодельный, с длинным узким лезвием и черной гладкой эбонитовой рукояткой. Авдей аккуратно завернул лезвие в тряпку и положил сверток ручкой вниз в правый нагрудный карман пиджака.
— Все. Остальное тебе Клыч раскатит, — кивнул на прощанье Косарь.
Поздним вечером новенький БМВ Клыча, в котором ехал и Авдей, остановился неподалеку от облицованного светло-красной плиткой девятиэтажного дома. За рулем сидел, незнакомый Авдею, угрюмый мужик с челкой а ля Гитлер, но без усов. Клыч внимательно осмотрел верхние окна дома, огляделся вокруг и махнул рукой: пошли.
Они зашли во второй подъезд и поднялись на лифте на седьмой этаж.
— Ну-ка, поддержи, — и Клыч ловко вывернул электрическую лампочку над входом в лифт. Стало темно.
— Все, ждем.
Ждать пришлось недолго. Минут через двадцать едва слышно тренькнул мобильник Клыча.
Тот послушал и коротко спросил:
— Один?
Выслушав ответ, он удовлетворенно кивнул головой и нажал на кнопку сброса.
— Готовь перо, — сипло прошептал он Авдею, — откроется лифт, сразу и кончай. На Бельмондо он похож, знаешь такого актера?
Авдей утвердительно кивнул.
— И кликуха у него — Бельмондо, — Клыч вытащил из-за пояса небольшой пистолетик с длинным глушителем и отошел метра на три в сторону к двери, ведущей в общий тамбур.
Людей бывшему фээсбэшнику убивать еще не приходилось. У него сразу вспотели ладони, и струйка пота потекла по спине. В учебном центре они часами ежедневно отрабатывали на чучелах и манекенах удары различными колющими орудиями. Но живого человека…
«Проще было бы просто свернуть ему шею…Но зачем это Клыч достал пистолет с глушителем? Уж не хочет ли он и меня потом отправить вслед за этим неведомым Бельмондо?» — Как ни странно, эта мысль принесла Авдею успокоение. Он внутренне подобрался, решив напасть на незнакомца слева и затем, на всякий случай прикрыться его телом, как щитом. Хотя зачем ворам такие хитрые комбинации? Хотели бы убрать — давно бы это сделали.
Послышался скрежет подъезжающей лифтовой кабины. Дверцы лифта раздвинулись…. Авдей успел лишь заметить характерный приплюснутый нос и очень знакомые глаза, удивленно расширившиеся…
Раз! Левой рукой он резко рванул незнакомца за левый локоть, поднимая его руку вверх и вытягивая из лифта…
Два! Правой он коротким тычком, почти без замаха, воткнул узкое лезвие между двумя ребрами в левый бок человека, похожего на Бельмондо, всадив его почти до конца чуть ниже подмышки. Человек коротко всхлипнул, вздрогнул и обмяк…
Три! Он подхватил падающее тело и прижал к себе, развернув мертвеца лицом к Клычу, и, тем самым, надежно прикрыв свой корпус и голову от возможной пули…
Четыре! Его правая рука вновь ухватила рукоять торчавшего из тела ножа…
— Классная работа! — восхищенно просипел Клыч, делая к нему шаг и засовывая «пушку с глушаком» за пояс. — Ну, ты и спец! Век свободы не видать, падлой буду, а такого чистого мочилова в жизни не видал. Жмур и не вякнул.
Он обшарил карманы убитого и, достав связку ключей, зашел в тамбур, — дотащишь один?
— Дотащу, — Авдей обхватил покойника, приподнял и поднес к двери квартиры, которую уже открывал Клыч.
— Куда его?
— А, брось вон на диван, — равнодушно сказал Клыч, включая свет и озираясь по сторонам.
Авдей положил ставшее тяжелым тело на диван.
— Перо отчего в нем оставил? — поинтересовался Клыч, подходя к дивану и натягивая на руки серые тонкие нитяные перчатки.
— Кровь сразу хлынет. Я ему сердце пробил.
— Погодь тогда. Сейчас обыщу сучару, а потом вытянешь, да аккуратно.
Клыч обшарил одежду убитого, не глядя перекладывая все найденное в свои карманы.
— Ну все, кажись, — он отошел в сторонку, — доставай перо-то, сгодится еще.
Авдей правой рукой резко выдернул нож, а левой — плотно прижал к боку мертвеца маленькую декоративную подушечку, взятую с дивана. Диван тотчас стал набухать кровью, которая закапала и на пол.
— Кидай сюда.
Авдей обернулся и увидел, что Клыч протянул ему полиэтиленовый пакет.
— Чего кидать?
— Да перо бросай. Чего же еще.
— Зачем? — Авдей осекся и опустил нож в пакет.
«Кровью хотят повязать», — понял он, — «отпечатки-то пальцев на рукоятке остались. Специально такую гладкую и подсунули, сволочи. Ну, и хрен с ним, обратного пути мне все равно нет. Сам же хотел отличиться…»
— Все. Иди и жди меня в машине, — скомандовал Клыч.
Минут через двадцать вернулся к машине и Клыч. В руках у него была большая и, судя по наклону туловища, увесистая черная сумка, которую он забросил в багажник.
— Погоняй.
Мужик с челкой повернул ключ в замке зажигания. Некоторое время ехали молча. Затем Авдей не выдержал.
— За что мы его замочили? — спросил он, делая ударение на «мы»?
— Ссучился, — к его удивлению, коротко ответил Клыч. — На Боцмана шхерил, про все наши дела ему впаривал, падла. Бригадиром у нас был. Многое знал. Но у Косаря…
И замолчал, понимая, что говорит уже лишнее.
— Такие вот дела, — закончил он неопределенно, а затем оживился, — ну, ты и мастак!
Человек за рулем, прищурившись, покосился на Авдея, словно запоминая его внешность.
— Ловко ты его! — продолжал восхищаться Клыч. — Но — за дело. Так что, не переживай. Стукачком жмурик был среди своих. Хуже только — на контору пахать.
— Да я и не переживаю.
И все снова замолчали. И так, в молчании, доехали до особняка Косаря.
— Ступай пока к себе, — буркнул вновь замкнувшийся Клыч и полез в багажник за сумкой…
После этого Косарь лично вручил ему семь тысяч долларов. Клыч дал в постоянное пользование пистолет — обычного и привычного «Макара».
Боевики, видимо, прослышав о содеянном, стали посматривать на него почтительно, стараясь не цеплять, как иногда раньше случалось.

***

Авдей той ночью долго не мог заснуть. Лежа с открытыми глазами, он все еще
молча ворочался в кровати.
А когда, наконец, заснул, ему приснился чужой фантастический мир. Вроде бы за ним гнался Орион — охотник-великан из греческой мифологии… Потоки огненной лавы, через которые приходилось перепрыгивать, а ноги были вялыми и непослушными... Какие-то разноцветные дымы из черных провалов… Плеск черной, как деготь, воды… Угрюмый Харон на веслах в лодке — перевозчик мертвецов через реку Стикс…
Он проснулся с испариной на лбу. Догнал ли его мифологический исполин? Авдей морщил лоб, пытаясь поймать и сложить обрывки сна — не получилось.
«К чему бы это?» — пробормотал он. — «А, ерунда все. Не хватает еще в сны верить».
Он вскочил с кровати и стал делать привычный гимнастический комплекс. В это время зашел Клыч. Он был каким-то взъерошенным.
— Будешь моим замом, — сообщил он и усмехнулся, — по оперативной работе.
Авдей согласно кивнул головой.
— Слышь, ты вот что сперва сделай — наладь, как положено, охрану-то. А то «папик» сильно сердится, что они все вразброд, да враздрай. Врезал счас по соплям. Чухонь, говорит, квелая, а не охрана…
И Авдей занялся тренировкой охранников, как положено. Те, под его руководством, стали регулярно отрабатывать приемы рукопашного боя, учиться держать правильно оружие, подстраховывать друг друга.
Некоторые ворчали:
— Не в конторе служим, тоже хитрость — шлепнуть кого из ствола.
Как-то, услышав подобное, Авдей достал из мешка, стоящего на земле, продолговатую пустую консервную банку. Он отошел метров на пятнадцать и повесил ее на сук дерева. Затем вернулся и протянул своего Макарова ворчуну.
— Попадешь с трех раз, освобожу от занятий.
Тот хмыкнул и долго и тщательно целился.
— Бах, — ударил выстрел.
Банка не сдвинулась с места.
— Бах-бах-бах. — Результат был тот же.
— Мушка сбита, наверное, — сконфуженно проворчал тот.
Авдей достал еще две банки и протянул их сконфуженному стрелку:
— На, подвесь их на том же дереве, но на других сучьях.
Тот исполнил задание и вернулся.
Авдей взял пистолет двумя руками и направил в сторону висящих банок. Три выстрела прозвучали почти слитно. Все банки слетели с сучьев.
Боевики присвистнули от удивления и одобрительно зашумели.
— Иди, повесь еще одну.
И вот еще одна банка висит на суку.
Авдей достал из кармана маленькое зеркальце. Затем он стал спиной к дереву, на котором находилась банка, поднял правую руку с пистолетом и положил ее на левое плечо, стволом оружия — в сторону дерева. Левой рукой Авдей приподнял зеркальце над левым плечом, прижмурил правый глаз и начал водить стволом пистолета, пытаясь совместить в зеркальце мушку пистолета с отражением банки.
Целился он довольно долго. Боевики затаили дыхание. Наконец, раздался выстрел и банка слетела с сука.
— Вот это фокус! — восхитился один из боевиков.
— Цирк! — поддержал его другой.
— Маста-а-ак, — с уважением констатировал третий.
Авдей достал из мешка еще одну банку и протянул ему:
— А ну, брось вперед, только по высокой дуге.
Тот бросил банку.
Пистолет Авдея следил стволом за ее полетом и, когда банка, падая, находилась почти в метре от земли, прозвучал выстрел. Банку отшвырнуло в сторону.
— Да, — завистливо произнес кто-то, — класс… Но это ж сколько тренироваться надо…
Авдей протянул пистолет промазавшему боевику.
— Ну, хоть в ствол дерева попади, — сказал он.
Тот очень долго целился, после чего нажал на курок. Зазвучал сухой щелчок.
— И это тоже надо помнить, — поучительно произнес Авдей, — и быть внимательным… В обойме помещается всего лишь восемь патронов…
Вконец опозоренный боевик только понуро засопел.
— От вас и не требуется такой точной стрельбы, — снисходительно сказал Авдей, — но попадать в человека с такого расстояния я вас научу…
Авдей построил охранников в две шеренги в шахматном порядке.
— Ну, кого ты прикрываешь? — обратился он к одному из стоящих в середине.
Тот неуверенно ткнул пальцем в боевика, стоящего справа.
— Нет, — укоризненно покачал головой Авдей, — как раз наоборот, ты страхуешь левого… Объясняю еще раз, в чем состоит зонный принцип контроля и где могут образоваться возможные небезопасные сектора…

***

Тренировки дали свои плды довольно скоро. И вот как-то утром из своего особняка вышел Косарь в черном костюме и темной рубашке, но без галстука. Он был, что называется «при параде», собираясь на стрелку с высокопоставленным представителем городской администрации. На крыльце старый вор пораженно приостановился…
С боков неслышно выскользнули два амбала и грамотно заслонили его фигуру от возможного снайперского выстрела со стороны многоэтажек, стоящих, правда, на довольно приличном расстоянии.
По своей воровской привычке, Косарь постарался сохранить невозмутимый вид, но ему плохо это удавалось. Он спокойно шагнул с крыльца, и амбалы синхронно шагнули вместе с ним. Перед последней ступенькой один из них сместился влево, закрывая опасный сектор со стороны дороги.
Внизу же, со спины, пристроились еще двое охранников и так, все пятеро, они зашагали к поджидавшей Косаря, уже с работающим движком, машине. Глава криминального клана был почти полностью укрыт телами сопровождающих и иногда крутил головой в стороны, силясь рассмотреть дальнейший путь.
А возле «Волги» уже стоял у открытой правой задней дверцы Авдей. Охрана рассыпалась полукольцом, прикрывая уже их обоих. Косарь попытался было протиснуться к привычному переднему сиденью рядом с водителем, но Авдей глазами и всем видом настойчиво показал — не положено. И еще шире распахнул заднюю дверцу, делая второй рукой широкий приглашающий жест.
Косарь было насупился, собираясь выдать отборным матюком, разбавленным «феней», глаза его блеснули холодной яростью, а кулак уже изготовился для тычка по нахальной авдеевой харе.
Но Авдей продолжал смотреть спокойно и просительно, и не собирался уклоняться от столкновения с костлявым кулачком. Внимательные и доброжелательные глаза щурились со скрытым упреком: «мол, сам же велел навести порядок, а хочешь по-старому…»
Все замерли. И Косарь, буркнув под нос, что-то типа, — мать вашу…, — обреченно полез на правое заднее сиденье.
Авдей мгновенно захлопнул дверцу и сел на переднее сиденье. Сопровождавшая главаря четверка с двух сторон запрыгнула в стоявший в метрах пяти за «Волгой» черный джип, мотор которого также уже урчал.
— Трогаем, — негромко бросил Авдей в появившуюся в руке портативную радиостанцию. И лишь затем, оглянувшись, спросил у авторитета, — куда едем?
Машины одновременно тронулись с места, и лишь тогда Косарь заметил, что впереди, метрах в десяти, движется еще один черный джип сопровождения.
— В городскую администрацию, — пробормотал он. Спохватился и поправился жаргонно — в «мурлыкин дом».
— Направление северо-восток, двигаться по Машиностроителей, — стал командовать в микрофон Авдей, не упоминая конечного пункта, располагавшегося на Пришвинском бульваре.
Машины резко набирали скорость. Даже «Волга» вроде получила дополнительные лошадиные силы и резво поскрипывала на скорости под сотню.
Клыч безмолвно и ошеломленно наблюдал за этим действом с крыльца…

***

Во дворе домика стоял мужской гогот, перемежаемый крепкими словечками. Авдей, окруженный охранниками, объяснял им принципы зонной защиты, активно жестикулируя при этом.
— Подь сюда, — позвал Авдея, неслышно подошедший Клыч.
Авдей выбрался из шумящей толпы.
— Ты, вот что, — приглушенно произнес Клыч, — подмени меня, будь с «папиком» безотлучно… Буду занят пока. По слухам, «наезд» ожидается из области… А сил у нас сейчас маловато… Надо кой-что прикинуть. Папик в курсе.
Авдей согласно кивнул головой.
— И менты суетятся… Что-то готовят…, — Клыч поморщился, — да еще к «папику», то ли в гости, то ли с разборкой, двое однолагерников прикатить должны… Старые воры, нафталинные. То ли они должны что Косарю, то ли он им должен — не поймешь. Он смурной какой-то в последнее время. И ничего не объясняет…
Клыч махнул рукой, выражая сложность ситуации.
— Все один к одному, — сказал он озабоченно, — как пойдут заморочки — только морду успевай подставлять…
— Так, как мне действовать с «залетными»?
— Хрен его знает… Кто они, что они… Главное, за «папиком» присматривай. И звякни, если что…
— Понял, — кивнул Авдей.

***

Вечером Авдей зашел в особняк к Косарю. Тот, в своем любимом свитере и черных штанах, примерял черные блестящие сапоги гармошкой.
— Звали? — спросил Авдей.
— Хороши? — Косарь вытянул ногу в сапоге.
— Хороши, — подтвердил Авдей, — да только такие сейчас не носят.
— Вот и хреново. Смотрю, и бойцы твои в тапках шнурованных шастают. Смех смотреть…
— Это кроссовки. Удобно в них, — стал оправдываться Авдей.
— Удо-о-бно, — протянул Косарь, — а как садануть кому потребуется промеж ног? На сапожок приспособить только набоечку стальную, — он показывает на носок, — такой врежешь, и враз от помидоров ничего не останется, баклана какого мутного запердолить…
— Собираетесь куда?
— Кореша ко мне приканали, кенты лагерные…
— А где они?
— Ждут на «малине» незасвеченной. В моей хате западло с ними столоваться. Не положено по законам нашим.
— Сегодня бы затаиться надо…
— С чего поёшь?
— Пахнет паленым, — попытался предостеречь Авдей, — и Клыч предупреждал. Я думаю, надо на время вообще рвать когти из города. Менты что-то затевают.
— Тревога учебная у них, вот, смотри, бумагу мусорок продажный из штаба пришторил, — Косарь протянул отксерокопированный листок бумаги.
— Я знаю, — подтвердил Авдей, — якобы все силы будут брошены на отражение нападения террористов, условно захвативших химическое оружие.
— Ну?
— Это-то и подозрительно — город не может быть оставлен на всю ночь без оперативного перекрытия.
— Мудреными словами мелешь…
— Короче, я считаю нельзя нам сегодня ехать на…
— Он считает! — разъярился Косарь, — да, кто ты такой, чтоб меня править? Я отмерил — и баста. Твое дело щучье… Зови двоих!
— Не надо нам туда ехать…
— Да, ты и не поедешь! — все более свирепел Косарь, — тебя не беру! Сказал же, зови двоих!
— Не положено так…
— Кто это мне может положить? Ты, что ли? Брызгай отседа — иначе!…
Косарь схватил со стола древний будильник и швырнул им в голову Авдея.
Авдей, не меняя выражения лица, слегка отклонился в сторону. Будильник пролетел мимо и с жалобным звоном врезался в стенку.
— Как скажете, — бесстрастно произнес Авдей и повернулся к выходу.
— Стволы пусть с собой возьмут! — заорал вдогонку Косарь.



***

На квартире, обставленной в стиле пятидесятых годов, с белыми занавесками на окнах, плохоньким штампованным ковром на стене и матерчатым абажуром под потолком, за круглым столом сидели трое.
Помимо Косаря, за столом примостился старый совершенно лысый верзила, лет за шестьдесят, в свитере, и худой старикашка с висячими седыми усами и большим залиловевшим носом, в плотной темной рубашке. Ему было уже явно под семьдесят.
Все трое были в сапогах гармошкой, и все трое держали в руках по нескольку засаленных карт и азартно спорили. Оставшаяся колода лежала у руки Косаря рубашками вверх, лишь последняя карта была открыта. Шла игра в «очко».
Два охранника чинно сидели в сторонке на старой струганой лавке.
На середине стола лежали стопкой долларовые купюры вперемешку с рублевыми дензнаками. Сбоку стояли древняя бутылка, литра на полтора, с мутной жидкостью, три граненых стакана и соль в чашке с отбитой ручкой. Рядом на тряпке лежали краюхи хлеба и чищеные луковицы.
Больше всех горячился старикашка с усами.
— Должок-то за тобой! — кипятился он.
— С чего это? — удивлялся Косарь, — я ж на банке тогда сидел, а ты прикупал…
— Ну!
— И банк за мной был…
— Годи, годи, там я прикуп на шестнадцати брал, — кричал старичок дребезжащим тенорком, — да «самку» прихватил — на девятнадцати и стал.
— Не стал ты, — упрямо возражал Косарь, — еще прикупить хотел.
— На девятнадцати-то? Я, што — смурной?
— Да ты ж считал — двадцатник у меня…
— Ты банковал тогда, сколько на руках было?
— Восемнадцать.
— Ну вот. С чего мне лезть в прикуп? На перебор?
— «Мальца» мог дожидаться — ты же всегда фартовым был…
— Хорош, кореша, — басом произнес верзила, — кто старое помянет… Кум заскочил — да и рассудил… Каждому по десятке лебединой… С кума и спрос — за ним должок…
— Хе-хе, с него спросишь…, — захехекал старикашка.
— Вот и все дела. — Верзила хлопнул ладонью по столу. — Я — в сторонке, пас.
Он положил свои карты в сторону.
Старикашка стал напряженно всматриваться в свои карты, шевеля губами.
— Эх, пару «марух» бы щас, — деланно вздохнул верзила, — да задрезинить… Хватану-ка я «ильичовки» — он пододвинул к себе стакан и взял бутыль.
Все засмеялись.
— Иду на все, — решился старикашка, достал из кармана штанов пачку пятисотрублевых ассигнаций и отмусолил быстро и ловко пальцами десятка полтора банкнот.
— Поддерживаю и банкую, — Косарь положил на стол три стодолларовых бумажки.
— Обычаи наши, видно, позабыл, — стал укорять его старикашка, — капусту с рожами иностранными потребляешь…
— Не потребляю, — возразил Косарь, — Счетовод, падла, мне всунул, а я и не посмотрел…
— Кто это — счетовод? Кассир, что ли?
— Какой кассир у меня… Смотрящий наш общаковский.
— А-а-а, точно падла, — согласился старикашка, — ну, вскрываем?
И тут с грохотом отлетела в сторону выбитая дверь.
В квартиру ворвались четверо вооруженных пистолетами оперативников, двое из них были в милицейской форме.
— Всем встать, отойти к стене и поднять руки! — закричал оперативник со знаками различия капитана и направил свой пистолет на троицу, сидящую за столом.
Двое других в это время держали на мушке охранников, а третий — сноровисто набросил на них наручники и стал вытаскивать из-за поясов пистолеты.
— Так, оружие при себе… Разрешений, конечно, нет?
Охранники пожали плечами, они стояли у стены.
— Вам, что, особое приглашение требуется? — вновь закричал капитан троице, — а ну, лапы поднимите!
— Обойдешься, мусорок, — пренебрежительно произнес Косарь, но руки слегка приподнял, чтобы были видны ладони.
Остальные двое также приподняли руки.
— Косарь? — капитан удивленно сбил свою фуражку на затылок, — во, добыча, сам Косарь попался.
Один из оперативников быстро охлопал троицу в поисках оружия.
— Чисто, — сказал он и ловко защелкнул на них браслеты.
— Так, все задержаны, — произнес капитан.
— За что? — возмутился Косарь, — у нас ни стволов, ни перышек нет.
Капитан достал из кармана листок бумаги, внимательно изучил написанное на нем, затем поднял лицо на Косаря.
— Гражданин Косарев, — официальным тоном произнес он, — для азартных игр на деньги в городе существуют два вполне легальных казино. Так что в данном случае усматривается игра в азартные игры в неотведенном для этого месте, то есть — административный проступок.
Капитан еще раз заглянул в листок.
— К тому же, — продолжил он, — вы играете на американские деньги и, тем самым, нарушаете правила валютных операций, так что пройдемте с нами…
— У меня русские деньги, — возмущенно задребезжал старикашка.
— А вы, кстати, кто такие? Что-то я вас не припоминаю… Документы! — потребовал капитан.
— Сроду ксив не имел, — процедил старикашка.
Верзила все это время молчал. Выражение лица у него при этом было весьма кислое.
— Всем выйти, — скомандовал капитан, — при попытке побега стрельба будет производиться без предупреждения.
Все направились к выходу. Косаря капитан взял под руку.
На улице стоял «воронок», возле него — двое автоматчиков в милицейской форме.
Косарь, завидев «воронок», стал вырываться.
— Ментяры подлючие, — завопил он непотребным матом, — так вашу растак и разэтак…
— Заткнись, Косарь, — негромко произнес капитан, а то будет по-плохому, потом позору не оберешься.
И громким голосом дал указание одному из оперативников в гражданском, — пометь себе отдельно по Косарю, когда у прокурорских будешь советоваться, да протоколы составлять…
Тот достал блокнот и приготовился записывать.
— Первое, — начал капитан, — игра в азартные игры в неположенном месте. Второе — на валюту. Третье — оскорблял матом милиционеров при исполнении. И четвертое — после 23 часов.
Оперативник старательно стал писать. Видно было, что он поражен познаниями начальника.
— После двадцати трех…, — бубнил он, записывая. — А что, после 23 часов запрещено ругаться матом?
— Деревня, — снисходительно процедил капитан, — ругаться матом на людей запрещено всегда — это оскорбление личности. А после 23 часов запрещено орать, вопить, горланить — шуметь, в общем. Да еще и в общественном месте — на улице, то есть, нарушая общественный порядок и покой мирных граждан.
— Целая наука, — уважительно произнес оперативник, записывая.
Капитан подозвал автоматчиков и скомандовал, указывая на верзилу и старикашку:
— Этих — в приемник-распределитель для установления личности.
— Этих, — продолжая, он ткнул в охранников, — в предвариловку. Ну, а гражданина Косарева — в обезьянник, в отдельную клетку, да, предупредите — глаз не спускать. Хищник еще тот…
Задержанных, не церемонясь, затолкали в «воронок».

***

Едва рассвело, как Авдея разбудил толчок в плечо. У кровати стоял Клыч с очень угрюмым видом.
— Косаря замели, — озабоченно произнес он, — почему ты с ним не был? Я ж тебе сказал — присмотри за ним.
— Как замели? — Авдей еще толком не проснулся.
— Так. На «малине» взяли. Наших этой ночью вообще многих похватали — менты операцию проводили. А ты где был? — Клыч с подозрением посмотрел на Авдея, — разве не с ним?
— Я отговаривал его, — сокрушенно произнес Авдей, — чуял неладное. Но с ним, что, поспоришь? Он запретил мне ехать с собой, рассвирепел, будильником в меня швырнул, велел дать двух ребят со стволами.
— Да, их тоже повязали, — подтвердил Клыч, — и залетных этих прихватили… Что будем делать?
Авдей быстро вскочил и стал одеваться.
— Вот хренотень какая…, — забормотал он себе под нос, и потом громко, обращаясь к Клычу, — думаю, менты с прокурорскими дело ему сошьют.
— А что ему могут всобачить? Оружия он с собой никогда не носил — научен…
— Этих подлянок у них целый набор. Ковбоя помнишь? А есть и покруче… Сейчас чай поставлю, попьем. Не возражаешь? Все равно вон еще рань какая… Что делать, что делать… Пока и расскажу.
Авдей поставил чайник.
— И в МВД, и в КГБ издавна существовали специальные, совершенно секретные разработки, пользуясь которыми любого, даже абсолютно невиновного человека, можно было посадить на скамью подсудимых.
— Ну-ну, — заинтересовался Клыч, садясь за стол, — расскажи.
— У нас в ГБ, к примеру, — начал Авдей, — одна из таких разработок имела секретное кодовое название «Оружейник-11/6-сс» и у оперативников называлась «игра в патрончик».
Заключалась она в том, что высокий чин из КГБ приглашал к себе участкового инспектора милиции, на территории которого проживал интересующий органы фигурант, которого следовало посадить, независимо от доказанности его вины в совершении преступлений. Человек в погонах с большими звездами конфиденциально делился с приглашенным информацией о проживании в районе его обслуживания замаскированного гангстера либо крупного подпольного расхитителя-миллионера. Или даже иностранного шпиона.
Авдей достал и поставил на стол две больших чашки, продолжая:
— Да вот беда, — доверительно сообщает участковому высокопоставленный кагэбист, — органы располагают лишь оперативной информацией о его, скрытной и приносящей непоправимый ущерб государству, деятельности. Но его требуется прищучить любыми средствами, чтобы затем, изолировав, выжать из задержанного необходимые показания.
Вырабатывается тонкий план. Одним из его исполнителей должен стать участковый, как фигура, не вызывающая никаких подозрений. Вот например, происходит что-нибудь в таком роде…

***

…В кабинете друг напротив друга сидели полковник КГБ и лейтенант милиции.
— Ваша задача, — объяснял полковник, — будет состоять лишь в том, что вы выроните патрончик в его квартире, поднимете его и задокументируете находку.
— Какой патрончик? — не понял лейтенант.
— Минуточку. Вы согласны помочь нам?
— Конечно. Этой мрази место только в тюрьме, — убежденно произнес лейтенант.
— Обыкновенный патрончик, — полковник подал ему небольшой целлофановый пакетик с патроном, — только большого калибра, чтобы его пальчики хорошо зафиксировались. Он смазан тончайшим слоем ружейного масла.
— А вот это жалоба, — следом за патроном полковник протянул лейтенанту прозрачную папочку с листком бумаги.
— Какая жалоба? — лейтенант был в недоумении.
— Анонимка. На имя начальника Вашей милиции. В ней пишется, что гражданин Петров имеет самогонный аппарат и каждый вечер гонит самогонку, наполняя весь подъезд ароматом сивухи. — Полковник усмехнулся, — это повод для того, чтобы посетить квартиру.
— Понятно, — кивнул лейтенант.
— Здесь распишитесь, пожалуйста, — полковник придвинул стандартный бланк с печатным текстом.
— За что? За патрон?
— Нет. Это подписка о неразглашении полученных сведений и деталей операции.
Лейтенант расписался.
— Теперь послушайте, как Вам нужно действовать…

***

Лейтенант позвонил в обычную дверь, обитую коричневым дермантином.
— Кто там?
— Здесь проживает гражданин Петров?
— Да. Это я.
— Милиция. Откройте.
Хозяин, одетый по-домашнему, открыл дверь и впустил работника милиции.
— Я ваш участковый инспектор, — представился лейтенант.
— Очень приятно. Чем обязан?
— Донос тут на Вас поступил.
— Донос? — испугался хозяин.
— Анонимка. Вот, почитайте.
Хозяин пробежал взглядом письмо и с облегчением вздохнул.
— Да у меня никогда в жизни не было никакого аппарата. И самогон я пил может всего пару раз за всю свою жизнь. Я догадываюсь — это зловредная старуха из двадцать третьей квартиры, она на всех…
— Служба — есть служба, — прервал его участковый, — в милицию поступил сигнал, и мне поручено его проверить. Я уже вижу, что Вы не похожи на человека, который добывает средства на пропитание продажей мутного суррогатного алкоголя. Но… Я должен все проверить и составить акт.
— Конечно, конечно, — согласился хозяин, — я Вам сейчас все покажу, смотрите, где угодно.
— С чего начнем? У Вас сколько комнат?
— Три. Давайте по порядку и пойдем.
— Ведите.
Хозяин шел впереди, показывая свои апартаменты.
Во время обхода, в коридоре, инспектор незаметно достал из кармана целлофановый пакетик и выронил из него патрон на толстый ковер. Патрон приземлился совершенно беззвучно. Хозяин шел впереди и видеть этого не мог.
Они обошли все комнаты, кухню, ванную и туалет.
На обратном пути, когда осмотр квартиры был уже почти завершен, милиционер вдруг «заметил» лежащий патрон:
— А это что такое?
Петров инстинктивно поднял патрон и начал вертеть его в руках, соображая, что это за штука и откуда она могла взяться.
— У Вас имеется огнестрельное оружие? — строго спросил лейтенант.
— Нет. Откуда? И никогда не было, — хозяин начал волноваться, — я понятия не имею, откуда взялся этот чертов патрон…
— Верю, верю, — успокоил инспектор, — да патрон — это сущая мелочь, оружия-то у вас нет… Задокументируем только и сдадим, как положено, в военкомат, а там пусть решают — уничтожать его или сгодится еще куда.
— В военкомат? — хозяин успокоился.
— Да. Куда же еще его девать — это они занимаются всякими найденными минами, снарядами и прочими боеприпасами. Бросайте его сюда, — участковый достает все тот же пакетик.
Хозяин выполнил указание.
— И пойдемте, позовем ваших соседей в качестве понятых. Сегодня выходной — все должны быть дома.
Привели двоих пожилых супругов.
Затем работник милиции, в их присутствии, составил об изъятии найденного в квартире боевого патрона протокол, который понятые, Петров и участковый инспектор поочередно подписали.
— Спасибо, — работник милиции поблагодарил понятых за исполненный гражданский долг и отпустил их.
— А Вы, — он обратился к хозяину, — пишите собственноручно бумагу на имя начальника милиции о сдаче найденного патрона в военкомат. Так положено. Пишите, как есть: мол, в Вашей квартире обнаружен не принадлежащий Вам патрон, и Вы сдаете его государству за ненадобностью. Что патрон не Ваш, что Вы его первый раз видите и так далее…
Хозяин стал быстро писать.
— Все? Расписывайтесь внизу. Ставьте дату. Извините, что побеспокоил. Служба. Всего доброго.
— До свидания.
Хозяин, не подозревая ничего худого, с облегчением закрыл за участковым дверь.

***

В дежурной части райотдела милиции все пошло, как и положено - своим чередом.
— Сидоров, — сказал лейтенант дежурному офицеру, — прими и зарегистрируй материалы.
— А что там у тебя?
— Рапорт о проверке анонимного заявления при обходе участка. К нему прилагаются протокол изъятия боевого патрона, объяснение гражданина Петрова по этому поводу, и сам патрон.
— Давай, зарегистрирую в книге номер два…, — дежурный начал читать — «… при проверке анонимного заявления обнаружен предмет, похожий на боевой патрон». Так, все правильно. Сейчас мы все это оформим и передадим начальству на резолюцию.
Лейтенант кивнул и вышел. Его миссия на этом была закончена.

***

В кабинете дознавателя капитан милиции уже просматривал полученные им материалы, сданные лейтенантом в дежурную часть.
Дошла очередь и до патрона. Он поднял пакетик с патрончиком на уровень глаз и стал внимательно рассматривать. Затем лениво зевнул.
— Из-за одного патрона целое следствие проводить, — пробормотал он, — не повезло этому…, — посмотрел в рапорт, — …Петрову. Еще и посадить могут. Санкция статьи позволяет.
Капитан достал из папки бланк «Постановление о назначении судебно-криминалистической экспертизы», затем взял ручку и вписал перед словом «экспертизы» слово «баллистической».
Он перевернул лист и написал:
«…на разрешение эксперта поставить следующие вопросы:
1. Является ли данный боеприпас боевым патроном и пригоден ли он к употреблению по своему прямому назначению?
2. Идентичны ли отпечатки пальцев, имеющиеся на патроне, отпечаткам пальцев гражданина Петрова А. К.?»
Капитан хмыкнул. Этого будет вполне достаточно. Он положил бланк на стол и почесал в затылке. Нет. Надо добавить, пожалуй, вопрос по оружию, из которого можно выстрелить данным патроном. Он снова взял бланк, чтобы дописать еще и этот пункт.

***

В кабинете дознавателя перед капитаном сидел понурый Петров. Его лицо выражало отчаяние.
Сбоку на стуле сидел унылый адвокат.
— Гражданин Петров, — спросил капитан, — признаете ли Вы себя виновным в предъявленном Вам обвинении?
— В чем именно? — удивленно произнес Петров.
— В незаконном хранении боеприпаса к огнестрельному оружию, то есть в преступлении, предусмотренном частью первой статьи 172 Уголовного кодекса Российской Федерации, — разъяснил капитан.
— Патрон действительно был найден участковым в моей квартире, но я его не хранил. Я вообще впервые его увидел в тот день.
— На патроне были найдены отпечатки Ваших пальцев, он был обнаружен на полу в Вашей квартире — скучным голосом продолжал капитан, — Ваши соседи, допрошенные в качестве свидетелей, подтвердили это. Это подтвердил на допросе и участковый, который в тот день проверял анонимное заявление. Да вы и сами не отрицаете, что он был найден у Вас…
— Не отрицаю. Но это не мой патрон, понимаете? Зачем он мне, если у меня и оружия-то никогда не было? Я и стрелять-то не умею…
— В армии служили?
— Служил.
— Значит, умеете, — лениво констатировал капитан. — По заключению эксперта патрон годен к употреблению, является крупнокалиберным и подходит не к какой-нибудь древней пукалке, а к современной снайперской винтовке «Ремингтон-СТ-14».
— Я никогда и не слышал о такой винтовке…
— А разве нельзя предположить, что снайперскую винтовку и патроны к ней Вы ловко спрятали. Скажем, зарыли в лесу, до подходящего случая? А один патрон случайно обронили.
— До какого случая?
— Ну, например, когда наш город посетит президент или глава правительства.
— Да зачем мне президент…, — ошеломленно произнес Петров.
— Мало ли убивают президентов и других политиков, — капитан начал раздражаться, — Вы, что, хотите, чтобы Вам еще и теракт вменили? И арестовали? Патрончик-то непростой, попробуй такой добыть…
— Мой подзащитный, — подал голос адвокат, — признает себя виновным частично: в том, что патрон был найден в его квартире.
— Признаю, частично, — убито пробормотал Петров.
— Давно бы так, — оживился капитан, — расписывайтесь вот здесь…

***

В зависимости от целей КГБ и от характеристики личности несчастного Петрова, его могли и арестовать — санкция статьи Уголовного кодекса, предусматривающая до шести лет лишения свободы, формально это позволяла.
Поняв, что попал в хитроумную ловушку, Петров начинал писать жалобы в прокуратуру. Что, мол, он не виновен, что патрон кто-то подбросил и прочее, и прочее.
Но многоопытный прокурор лишь усмехался. Кому это надо подбрасывать патроны гражданину Петрову. Ментам? Так он у них по оперативным учетам не числится. Нет у них никакого интереса к Петрову. Да и подбросили бы патрон от «Калаша» или «Макарова», и вся недолга. Многие хранят патроны от боевого оружия неизвестно зачем, и не знают, что это влечет уголовную ответственность. И вообще, по сложившейся практике, милиция обычно подсовывает нужным фигурантам наркоту или меченые деньги в качестве взятки. Все необходимые доказательства в этом уголовном деле есть. И прокурор, отказывая в удовлетворении поступившей жалобы, направил дело в суд…

***

Чаепитие подходило к концу. Картина, нарисованная Авдеем, Клыча весьма впечатлила.
— Да, — оценил он услышанное, — ну и подлянки закручивают. И, что, загремит этот Петров на зону?
— Все может быть, — предположил Авдей. — В зависимости от целей КГБ, сотрудники которого могут подключиться к расследованию и добавить компромата на Петрова. А цели бывают разные — от межведомственных разборок до устранения политических противников…
— А суд что? Не разберется?
— Что тут разбираться — суду, как говорится, все ясно. Судебное заседание быстро проходит, дополнительно и выяснять ничего не надо. И суд постановляет обвинительный приговор, иногда и с лишением свободы.
— Ну, дела… Значит, что хотят, то и творят…
— Нет, тут ты не прав, — стал объяснять Авдей. — Обрати внимание, закон нарушил лишь участковый лейтенант. И то — с благими целями и намерениями. Все остальные участники процесса действовали в строгом соответствии с требованиями закона. В том то и заключается вся хитрость.
— А гэбистский полковник?
— Он всего лишь исполнял секретный циркуляр. И разработчики циркуляра действовали в интересах дела и государства. Чтобы, при необходимости, используя рекомендации секретного циркуляра, оперативник мог хоть на время изолировать особо опасного преступника, о преступной деятельности которого имелись достоверные сведения, но не имелось достаточных доказательств для привлечения его к уголовной ответственности. И за это время можно собрать на него необходимую компру.
— Ты думаешь, Косарю тоже по схеме сошьют? — Клыч наморщил лоб.
— Не сомневаюсь.
— И что же могут впарить? — поинтересовался Клыч.
— Да все, что угодно. Ведь сорви с мента даже, скажем, погон, просто упираясь — вот тебе и состав преступления, за который светит до двух лет лишения свободы. А за Косарем, ты ж знаешь — не заржавеет.
— Знаю, — вздохнул Клыч, — распсихуется — удержу нет. Кто под руку попадет, тому и…
— Конечно, менты могли сотворить подлянку, — убежденно произнес Авдей, — и устроить провокацию, изукрасив себя, для верности, синяками.
— Что предлагаешь?
— Собрать все силы и брать штурмом изолятор, — решительно сказал Авдей.
— Он пока в обезьяннике.
— Ну, на ментовку у нас сил не хватит — там, почитай, каждый «Макаром», вооружен. Да еще автоматы в дежурной комнате, их быстро раздадут. А против «Калашей» не очень-то попрешь. Но я уверен, что в любом случае его поместят в ИВС.
— Лады. Готовь пока своих, — сказал Клыч, — а я скину «маляву» Косарю — что он скажет.
Уже на второй день Клыч стал разрабатывать план нападения на изолятор временного содержания, сообщив об этом в камеру Косарю «малявой» по отлаженным каналам.

***
Но здесь даже неустрашимый Косарь по-настоящему испугался. При штурме изолятора его могли запросто пришить крастоновские люди, якобы при попытке к бегству. Может, этого они только и добивались. На следующий день его отвезли в суд, где он был привлечен к административной ответственности в виде ареста, на пятнадцать суток. Косарь был помещен для отбывания наказания в изолятор временного содержания. В ответной «маляве» он наказал Клычу не предпринимать ничего, до его особого распоряжения.
И вообще — Косарь наслаждался. Один незабываемый специфический тюремный запах чего стоил. Он попал в знакомый привычный мир. Ему сразу же освободили почетную «шконку» у окна, на которую положили два матраца, чистые простыни и подушку. Вокруг суетились «шестерки» и «сявки», угадывающие каждое его желание. Его татуировки рассматривали с неподдельным восторгом, а рассказы о нравах, царивших в суровых северных лагерях, готовы были слушать сутками напролет.
Говоря медицинским языком, старый вор попросту впал в детство, на время превратившись из всесильного главаря воровского клана в обычного уголовника, соблюдающего «отрицаловку». Что такое каких-то пятнадцать суток в райских условиях изолятора временного содержания? Ему, отсидевшему многие тысячи суток в кошмарах вечной мерзлоты и кумовского беспредела. Время пролетело мгновенно…
Из дверей контрольно-пропускного пункта изолятора временного содержания Косарь вышел значительно посвежевшим и даже несколько пополневшим.
Его встречал Авдей.
Немного поодаль стояла косаревская черная «Волга» и два джипа сопровождения.
Авдей с Косарем обнялись по-братски и пошли к машинам.
— Ну, какие тут «сороки»? — спросил Косарь, — смотрю, что-то смурные все… Не рады мне…
— Новость одна, — печально произнес Авдей, — но очень плохая.
— Просеки.
— Клыч погиб.
— Как погиб? С ментами взъерошился?
— Нет. По-глупому, — вздохнул Авдей, — на своей машине разбился.
Они сели в «Волгу», автомобиль тронулся. Джипы сопровождали его, как и положено, спереди и сзади.
Косарь некоторое время потрясенно молчал.
— Говорил я ему, — тихо произнес, наконец, Косарь, — чтоб не гонял, как…
Он безнадежно махнул рукой.
Косарь давно корил своего любимца за лихой стиль езды. Сам он предпочитал ездить на неспешной, казавшейся ему надежной, бронированной «Волге». И не разрешал двигаться по городу на скорости свыше семидесяти километров в час. А за город он вообще ездил крайне редко.
Клыч же нигде не гонял менее сотни в час, а излюбленным его трюком было подскочить на бешеной скорости по параллельной реке набережной к мосту и, ударив по всем тормозам, круто, под углом девяносто градусов, свернуть вправо и, заскочив на мост, вновь ударить по газам. В момент торможения, при сработке автоматической системы блокировки, он резко крутил руль вправо — зад «бумера» заносило влево и назад — а затем вновь газовал, и колеса, издавая визг, дымясь и даже тлея, выносили его на мост.
Однажды этот трюк не удался, и автомашина Клыча, к восторгу и ужасу зевак, дважды перевернулась, перевалилась через невысокий парапет и мгновенно затонула в довольно глубоком месте. Доставали ее с помощью водолазной техники.
Косарь искренне горевал. Похоронив с помпой своего давнего фаворита, он несколько дней не показывался на людях.

***

На стенах в кабинете дознавателя ГИБДД, как и положено, висели фотографии покореженных автомобилей, различные начерченные схемы сложных ДТП.
Дознаватель сидел за столом и бойко стучал по клавиатуре старенького компьютера.
На столе зазвонил телефон. Сидящий лишь покривился на него, продолжая выводить текст на экран монитора. телефон не умолкал.
— Старший лейтенант Монич, слушаю, — подняв трубку, произнес дознаватель. И сразу же подтянулся. — Так точно, товарищ полковник, я расследовал… Ничего, чистый отказняк… Несчастный случай… Тормоза не сработали… А смерть наступила от болевого шока, воды он почти не наглотался… Нет, никаких следов алкоголя и наркотических веществ в крови не обнаружено… Причиной смерти послужила грубая неосторожность самого потерпевшего, не справившегося с рулевым управлением… Да, прокуратура смотрела и согласилась…
Дальше дознаватель довольно долго слушал собеседника и затем вновь начал отвечать.
— Будет исполнено, товарищ полковник, завтра же подготовлю подробную справку и подвезу, — он немного помялся и произнес, — единственное, только что ко мне поступило заключение эксперта, и есть небольшая странность… Какая?… Имеется заключение автотехнической экспертизы, согласно которой, в момент торможения не сработала система АБС… АБС это автоблокировочная система… А не сработала она по той причине, что оба гидравлических шланга, ведущих к диагональным контурам АБС, были донельзя изношенными и враз прохудились при экстренном торможении… Какой вопрос?… Вопрос такой — откуда взялись старые дряхлые шланги на его новенькой семерке БМВ?… Я думаю, надо допросить… Ничего не надо?… Слушаюсь, товарищ полковник… Так точно.
Старший лейтенант положил трубку и задумчиво почесал шариковой ручкой за ухом.
— Погиб известный бандюк — туда ему и дорога, у милиции хлопот меньше будет, — повторил он сказанное полковником и вздохнул, — начальству виднее…


***

Поздний вечер был тих и спокоен. Лишь где-то за рекой на западной окраине города ворчаще ворохнулся сухой рассыпчатый гром и полыхнула легкая зарница. Легкий гул редких автомобилей не заглушал льющуюся мелодию. Двигатель внедорожника Тойота Лексус был заглушен. В машине сидел Авдей и ритмично барабанил пальцами по рулю, в такт песенке, тихо звучащей из динамиков приемника.
Получив задание убрать Крастонова и Легина, Авдей стал действовать сразу. Он тотчас дал задание отследить, где сегодня будут ночевать приговоренные сходняком менты, зная, что те, ожидая новых покушений, меняют маршруты своего следования и места ночевок. С этой целью была запущена в действие знаменитая «гребенка», практиковавшаяся оперативниками госбезопасности и внедренная Авдеем у себя.
Суть ее заключалась в том, что три-четыре автомашины попеременно «вели» объект, а по две — стояли на трех близлежащих улицах, пересекающих ту, по которой двигался преследуемый. Как только объект пересекал первый перекресток, машины срывались с места и на большой скорости по параллельным улицам двигались к следующему, уже четвертому, перекрестку. И так далее. Если ведомый объект сворачивал направо или налево — туда же сворачивала вся «гребенка», выполняя те же маневры.
Уйти от нее было практически невозможно, даже если все время петлять и проскакивать на красный свет — впереди ждали, как минимум, две подстраховки. А преследователи, кроме всего прочего, поддерживали постоянную мобильную связь путем включения всех своих сотовых телефонов в замкнутую сеть. Авдей постоянными тренировками добился от своих «сил быстрого реагирования», как он называл разросшуюся охрану, почти автоматизма в проведении подобных операций.
Косарь, еще за несколько дней до сходки решившей судьбу строптивых мусоров, велел подобрать ему нездешних профессиональных рогометов, за хорошие деньги готовых на все. И сейчас в неприметной гостинице «Нептун» его команды ждали два чеченца — Иса и Муса. Во всяком случае, так они представились.
Раздалась тихая трель мобильного телефона.
— Да, — ответил Авдей.
— Мы их не упустили, — послышался в трубке хрипловатый голос, — они остановились в районе меховой фабрики, улица Дежнева, 16, первый подъезд, третий этаж. Номер квартиры неизвестен. Попытаться установить?
— Не надо, это матерые волки, можете засветиться. Оставьте четыре машины по периметру и издали ведите наружное наблюдение за подъездом и окнами. Если двинутся — сообщить мне. Я еду к вам.
Перед тем, как завести машину, Авдей сделал еще один звонок. Набрав номер, он быстро произнес в трубку, — через час буду у вас, полная готовность.
— Харашо, дарагой, — ответили ему с кавказским акцентом, — гостем будиш…
Авдей тронулся с места и, попетляв по улицам вечернего города, остановился возле одного из домов. К машине из темноты вынырнул широкоплечий крепыш.
Авдей вышел из машины.
— Ты уверен, Гвидон? — уточнил он у крепыша.
— Да.
— Как определили, какие окна?
— Дом окружили, — стал объяснять Гвидон, — ждали — где окна зажгутся. Они зашли в первый подъезд. Через полминуты на третьем этаже зажглось сначала одно окно, а затем, рядом с ним — другое. Значитца, в комнате и на кухне. Минут через пять Хвоща в подъезд запустил, чтоб на лифт глянул. У них привычка — один на лифте едет, другой пешком, чтобы в засаду не попасть. Над входом в лифт «четверка» горела. Значитца, один поднялся на этаж выше и вниз пешком, навстречу другому. Тоже предосторожность, они этот фокус всегда делают, знакомо.
— Покажи окна.
— Вон то погасло через двадцать минут, — показал на окно Гвидон, — значитца, ужинали. А то — горит до сих пор, значитца — не спят.
Авдей знал, что обычно все служебные конспиративные квартиры — однокомнатные. Они существовали лишь для тайных встреч с агентурой. Вроде, все сходилось.
Он достал маленькую черную трубочку и глянул через окуляр на светившееся окно.
Увеличение было не слабым — 60-кратным. Сначала через плотные занавески на пол-окна ничего не просматривалось. Затем стало видно, что поверх занавесок на стене висят хаотично несколько картин с обнаженными женщинами. Женщины изображены в целомудренных позах, однако все женские детали были прописаны четко и красочно.
— Точно, комната. Кто же станет на кухне развешивать голых баб. Еще и шлюх туда, наверное, таскают для утех. Картинок вон понавешали для поднятия духа, — беззлобно проворчал Авдей.
— Всех отпускай, — приказал он Гвидону. — Останешься только с Хвощом, «держите» вход в подъезд. Хотя нет, и Хвощ пусть уезжает. Сам зафиксируешь, те ли окна накроют. И, чтоб — никому. Рванет, и сразу вали отсюда на всех парах. Как только… так сразу доложишь.
— Понял, — коротко произнес Гвидон.
«Тойота», проехав несколько кварталов и перекрестков, подъехала к гостинице «Нептун», расцвеченной разноцветными огнями, как рождественская елка.
Авдей без стука зашел в номер. Чеченцы были наготове. Оба усатые, небритые, в одинаковых черных комбинезонах. И — немногословные.
— Вот, — Авдей протянул старшему — Мусе — листок бумаги, на котором был схематически изображен кусок дома с подъездом и окнами. — Третий этаж, окна зачеркнуты крестиками. Засадить по каждому окну. Вдруг один из них спит на кухне, на раскладушке…
— Адрес? — уточнил чеченец, доставая из ящика стола приобретенную заранее крупномасштабную карту города.
— Здесь недалеко, дом тоже стоит на набережной, — Авдей показал дорогу по карте. — Вот он. Запомнили?
Чеченец утвердительно кивнул.
— Все. Удачи. Вторую половину привезу завтра утром, — Авдей быстро вышел из номера.
Чеченцев дал Анвар, прибывший в областной центр несколько лет назад неизвестно откуда, сколотивший там кавказскую группировку, быстро поглощавший мелкие бандформирования, прибрав уже почти весь город к своим рукам, и присматривавшийся к Белокаменску. Двое его посланцев, чеченцы, приехавшие три дня назад, заодно собирали сведения о преступных структурах города и пытались выяснить, что случилось с отрядом из семнадцати человек, присланных ранее.
Убрать двух оборзевших ментов Анвар согласился за «четвертак зеленых», то есть за двести пятьдесят тысяч долларов. Но интерес для него был еще и в том, чтобы легально «пошарить» в городе. Потеряв в одночасье семнадцать человек, рассудительный и осторожный Анвар не кинулся сразу выяснять отношения с соседями из Белокаменска.
Во-первых, неизвестно было — с кем выяснять. Он хотел дождаться результатов официального следствия, которое затянулось.
Во-вторых, впечатляла легкость, с которой неведомый противник буквально за минуту расправился с его лучшими боевиками. Следовало произвести неторопливую рекогносцировку. По слухам, в городе царил полный раздрай. Некогда мощные криминальные кланы превращались в ощипанных птенцов. Что ж, тем проще их будет положить на сковородку, поджарить и проглотить. А с ментами и властью всегда можно будет договориться, не в первый раз…

***

Гвидон стоял в глубокой тени дома на набережной. Вскоре какая-то машина неуверенно проехала мимо, остановилась, покрутилась у подъездов. Затем выехала со двора и встала на противоположной стороне улицы, метрах в сорока от дома.
Из машины появились две черных фигуры, встали рядышком и, тотчас, от них в сторону дома взметнулись синевато-белые сполохи, и почти одновременно громыхнули два мощных взрыва. Яркие вспышки рванули из отмеченных двух окон третьего этажа. В одном из них начался пожар, повалили клубы черного густого дыма.
Фигуры споро вскочили в машину, которая тут же рванула с места и скрылась на большой скорости. Гвидон также тронул с места, но ехал не спеша, свернув в кварталы частного сектора и петляя по его извилистым проулкам. Проехав с километр, он остановился, заглушил движок и прислушался.
Где-то, в той стороне, откуда он только что выбрался, стал слышен вой сирен, то ли милицейских, то ли пожарных машин МЧС.
Он набрал номер на мобильнике и сказал ответившему абоненту только одно слово:
— Амба.
Авдей в этот момент был в дороге, за рулем своей машины. Выслушав сообщение, он положил мобильник в карман и с облегчением вздохнул, — все получилось. Наконец-то пришла удача. Теперь немного переждать, и все пойдет по-другому…
Через какое-то время Авдей стал ощущать, что клюет носом, его неудержимо потянуло в сон. Он затормозил и, выключив скорость, попытался потрясти головой, чтобы отогнать дрему. Но бороться со сном уже было невозможно, голова безвольно уткнулась в рулевое колесо и Авдей заснул.
Мотор мощного и изящного кроссовера «Тойота Лексус RX» продолжал неслышно урчать…

***

- Гроза, что ли собирается? – заметил Легин, услышав отдаленные сухие раскаты грома.
- А, и не помешала бы, - откликнулся Крастонов, - хоть пыль бы прибила, да воздух посвежел.
Поздним вечером они пили чай с бутербродами на кухне в маленькой однокомнатной квартирке. Это была одна из служебных конспиративных квартир. Окно комнаты выходило во двор, окно кухни — на реку. Между комнатой и кухней был расположен совмещенный санузел. Окно в кухне было плотно зашторено, обстановка самая простая: минимум вещей, пустые стены, оклеенные простыми обоями.
— Вот, послушай, — продолжил разговор Крастонов и положил на стол портативный диктофон, нажав на кнопку.
— …Я, как все, — послышался слегка искаженный голос Тиши.
— Ты икру-то не мечи, — возмущенно загудел голос Боцмана, — сдрейфил речь сказать? Мусорков опасаешься?
— Не косякуй, — поддержал его голос Косаря, — законы наши известные не рушь. По делу шурши.
— Так ведь известно — мочилово требуется, — произнес голос Тиши, — и по Щуке, и по дружбану его квадратному.
Слышится удар кулаком по столу и голос Боцмана:
— Я — за. Мочить головастиков!
— Заметано, — подытожил голос Косаря. — Кому дело задвинем?..
Крастонов нажал на стоп. Легин лишь передернул своими могучими плечами и плеснул себе еще чаю.
- Впервой, что ли? – флегматично заметил он. – Отобьемся.
- Не впервой, - согласился Крастонов. – Но здесь, заметь, решение принимает сходняк… А, исполнение поручено профессионалу, бывшему гэбешнику.
- Двум смертям не бывать, - Легин был невозмутим, - а мы сыграем на опережение. Пока они развернутся…


***

В соседней квартире, за стеной, тоже не спали. В такую же точно кухню, окно которой было наполовину закрыто древними занавесками, а стены — увешаны картинами с обнаженными женщинами, зашел высокий, худой, бородатый и косматый мужчина лет сорока. На нем были одеты рубашка в клеточку, замызганные вискозные спортивные штаны и допотопные сандалеты неопределенного цвета.
Кухня была, под стать хозяину, тоже весьма неопрятна и заставлена допотопной, видавшей виды мебелью. В углу возле входной двери были свалены в кучу холсты, подрамник, мольберт, кисти и прочие атрибуты живописца.
Бородач включил свет и пошарил за холодильником. Он вытянул оттуда бутылку с остатками вина и удовлетворенно улыбнулся. Осушив ее несколькими большими глотками и не выключив свет хозяин квартиры вернулся в комнату.
Там, успев снять только сандалеты и засаленные штаны, мужчина рухнул в разобранную, с мятым несвежим бельем, кровать. Ему сразу стали сниться какие-то странные сны, навеянные, вероятно, алкогольными парами. Канавы, ямы, провалы с водой и чем-то вязким, дымы, клубящийся пар, туманы — все эти кошмары чередой покатились по воспаленному спиртным мозгу…
Окна, введшие в заблуждение Гвидона, зажглись почти одновременно совершенно случайно. В соседней с конспиративной, также однокомнатной квартире, жил спившийся художник, которого неизвестно почему, возможно, за всегда помятый вид, все звали Петюней, хотя по паспорту он был Викентием. Непризнанный гений живописи всю свою жизнь посвятил только одному жанру — ню. То есть изображению обнаженной натуры, причем только женской.
Но в начале двадцать первого века этот жанр почему-то перестал пользоваться популярностью среди россиян, в связи с чем вся Петюнина квартира была завалена невостребованным товаром, изображавшим женские тела во всех мыслимых и немыслимых позах. Картины и холсты без рам висели повсюду, вплоть до туалета. Поэтому-то Авдей, заметив картины через монокуляр на стене кухни, ошибочно принял ее за комнату. Кто же вешает голых девок на кухне?
А жил мастер «обнаженки» за счет того, что по вечерам на набережной реки рисовал обычным грифелем черно-белые портреты всех желающих. Впрочем, портретами их назвать было трудно, скорее они напоминали карикатурные наброски. Но сходство Петюня улавливал с изумительным мастерством — изображенный всегда, и, несомненно, опознавал себя на листе бумаги, и работы уличного художника пользовались популярностью.
Заработанных таким образом денег на жизнь ему хватало. Более того, каждый вечер Петюня покупал три «пузыря» дешевого крепленого вина, так называемых «чернил», которые распивал совместно со своим единственным другом. Друг его, являясь уже пенсионером, ранее работал корректором в местной газете, а жил в том же подъезде, этажом выше. По роду работы ему приходилось постоянно читать различные статьи на любые темы, память он сохранил, и Петюня был его постоянным благодарным слушателем. А иногда — и собеседником, если вопрос касался высокого искусства живописи.
В тот поздний вечер Петюня возвратился от отставного корректора в обычном состоянии сильного подпития. Душа потребовала добавки…

***

Крастонов отложил диктофон и вопросительно посмотрел на Легина. Легкомыслие товарища ему не понравилось.
— Ты все понял? — спросил он.
— Чего ж тут не понять, — хмуро ответил тот. — Вы — Щука, я — квадратный — а мы оба — кандидаты в замоченные…
— Думаю, уже в ближайшие дни нас попытаются убрать по приговору сходняка, — предположил Крастонов, — надо поберечь свои скальпы…
— Но мы же их упреждаем, операция уже началась, — сказал Легин, — если все пойдет по плану, то завтра главари будут уже мертвы.
Он посмотрел на часы и подытожил:
— Ребята их уже ведут.
— Исполнять приговор, точнее подыскать непосредственных исполнителей, поручено Авдею, — раздумчиво начал Крастонов, — значит, у нас еще есть дня два-три. За это время необходимо обезвредить и Авдея.
— Верток этот бывший гэбешник, — озабоченно прогудел Легин, — непросто будет его прихватить…
— Прихватим. И мы — не пальцем деланные. Ладно, поспать все же нам необходимо, — завершил Крастонов, — завтра мы должны быть свежими и полными сил. Пошли укладываться.
Попытки убрать их с Легиным этой же ночью, Крастонов предвидеть не мог. Ничто не указывало на готовность приведения приговора сходняка в исполнение безотлагательно. Напротив, в бане Косарь лишь велел подыскать киллеров-рогометов. Случившееся этим вечером стало для него полнейшей неожиданностью. Казалось, с помощью внедренных агентов, он контролировал каждый шаг преступной верхушки города. Ан, нет…
Крастонов, а за ним и Легин зашли в комнату. Там находился диван с матрацем, два стула и громадный дубовый шкаф. Шкаф был сотворен еще в девятнадцатом веке безымянным мастером и представлял собой некую помесь трельяжа, буфета, комода, шифоньера, серванта и еще бог знает чего. Вдобавок, на две трети он был застеклен тяжелым непрозрачным узорчатым стеклом.
В его нижней застекленной секции находилась различная посуда.
— Тебе — матрац и подушка, — скомандовал Крастонов Легину, — поспишь на полу. Не возражаешь?
— Слишком шикарно, — произнес Легин, шутя, — я и без этих принадлежностей могу. Привычен.
Крастонов скатал и подал ему матрац, затем подушку
— А Вы как? — он, с сомнением посмотрел на старый диван, вздыбившийся торчащими пружинами.
— Бери, бери, — настоял Крастонов, — у меня вон валик есть. Раздеваться не будем, только сбросим пиджаки и ботинки.
Легин разложил матрац под шкафом и бросил на него подушку. Затем он снял пиджак, повесил его на стул, вынул из наплечной кобуры знакомый иностранный пистолет и аккуратно пристроил его на пол, рядом с подушкой.
Крастонов тоже снял пиджак, повесил его на спинку стула и пошел в туалет. Вскоре послышался шум сливаемой воды.
Когда Крастонов вернулся, Легин уже лежал на матраце лицом вниз и спал.
Крастонов сунул пистолет за пояс и выключил свет. В темноте послышался скрежет диванных пружин…
Крастонов и Легин действительно добирались до конспиративной квартиры так, как рассказывал Авдею Гвидон. И квартира на самом деле находилась на третьем этаже первого подъезда, и была однокомнатной. Вот только планировка у нее была другая. Окно кухни выходило во двор, а окно комнаты, где они спали, смотрело на протекавшую рядом с домом реку и находилось на противоположной стороне дома.
Попасть в него из гранатомета с узкой полоски тротуара, разделявшего дом и реку, было невозможно — под таким углом заряд угодил бы максимум в верхнюю часть оконного проема, не принеся особого вреда. Сложно было стрелять и с поверхности реки — точно прицелиться мешало довольно быстрое течение. К тому же стрелявшие были бы хорошо видны, а быстро скрыться можно было только на моторной лодке.
Выбирая место для ночлега, Крастонов руководствовался именно этими соображениями. Конечно, он не предполагал, что с ними попытаются расправиться этой ночью, но простейшие меры предосторожности соблюдал всегда. Это их и спасло от нежданной опасности.



































ГЛАВА ШЕСТАЯ

ОХОТЯЩИЙСЯ ЗА ОЛЕНЕМ НЕ ЗАМЕЧАЕТ ЛЕСА

Дремлющую ночную тишину разорвали почти слитные рокочуще-гулкие хлопки разрывов. В доме на набережной, в комнате, где спали Крастонов и Легин, раздался грохот мощного взрыва. Что-то тяжелое упало со страшным шумом, послышался звон бьющейся посуды.
Крастонов вскочил с дивана, выхватил пистолет и стал озираться по сторонам, еще не соображая, что произошло. В полумраке комнаты было видно, как в дверь просачиваются клубы дыма и оседает пыль штукатурки. Наступила тишина.
У стены рядом с дверью послышался стон.
— Легин? Что с тобой, ты ранен?
Крастонов бросился к Легину и тут же застонал от боли, напоровшись на битое стекло, валяющееся на полу кучами. Он схватил с дивана валик и несколькими резкими движениями размел стекло и прочий хлам по сторонам. Осторожно продвинувшись вперед, он вгляделся в белесую муть. Вновь послышался стон Легина.
Тотчас, будто от этого, проснулся и зашумел весь дом. Захлопали двери, закричали и забегали люди.
Крастонов сделал еще шаг вперед и наткнулся коленом на что-то массивное и твердое.
— А, черт! — чертыхнулся он, ощупывая неожиданное препятствие.
— Вот оно что, — пробормотал Крастонов, — шкаф. На него рухнул шкаф.
Крастонов ухватился за низ махины руками и, с трудом, попытался его приподнять.
— Андрей! — позвал он громко, — ты как? Живой?
— Да, — облегченно закряхтел Легин.
— Выползти сам сможешь? Я подержу…
— Ага-а-а…, — снова простонал Легин и ползком стал выбираться из-под шкафа.
Стрелять киллерам пришлось все равно под углом около сорока градусов, так как они целились с поверхности земли на высоту третьего этажа. При таком ракурсе выпущенный из гранатомета заряд, пробив окно кухни, проломил стенку совмещенного санузла, соседствовавшего с кухней, и взорвался у следующей стены, под которой, с другой ее стороны, и спал Легин.
От мощной ударной волны на Легина рухнул тяжеленный дубовый исполин, набитый посудой и различными предметами быта. На свое счастье, тот спал, как обычно, на животе, и упавшая махина обрушилась на его спину, нанеся сильные ушибы и многочисленные порезы. При осмотре у врача, к которому его немедля отвез Крастонов, выяснилось, что у Легина треснули два ребра с правой стороны спины, на которую пришелся основной удар. Поэтому начальник УГРО, основной задачей которого была ликвидация оставшегося в городе Авдея, временно выбыл из строя.

***

Грохот и шум разрывов, как ни странно, разбудил и спящего хмельным сном художника Петюню.
Петюня потряс головой, встал с кровати и отправился на кухню, делая по пути глотательные движения. Открывшаяся его похмельному мутному взору картина ничуть его не обескуражила: в верхнем углу стены кухни зиял заурядный черный провал, а внизу дымился и разгорался костер из сваленных в угол холстов, красок, кистей и прочих принадлежностей живописца. Петюня безучастно поморгал глазами — сон, как сон.
— Глюки…, — хрипло пробормотал он и равнодушно прошел мимо.
Затем он открыл кран с холодной водой и прямо оттуда стал глотать прохладную живительную влагу, блаженно сопя. Напившись вволю, он решил отправиться досыпать…
Проходя мимо уже нешуточно занимавшегося костра Петюня удивленно сморщил нос. Отбрасываемые отблесками разгоравшегося огнища хвостатые и рогатые тени скакали по стенке, напоминая плящущих чертей.
— Сгиньте! — вновь забубнил он, — вас мне еще не хватало.
Длинный язык пламени, поднявшийся от порыва сквозняка, лизнул его голую волосатую коленку.
Боль от ожога и запах паленых волос привели-таки Петюню в чувство. Ему стало трудно дышать. Попятившись из кухни он, как был — только в носках, семейных трусах и рубашке — бросился в коридор и выскочил из квартиры.
— Помогите! Люди! Пожар! — заполошенно завопил Петюня…

***

Одинокая Тойота Лексус стояла на пустынной улице с заглушенным двигателем в неположенном для стоянки месте. Раннее утро было прохладным с легким стелющимся внизу туманом. Стекла автомобиля были почти полностью запотевшими.
Авдей проснулся, поднял голову от руля и зябко подернул плечами. Он с недоумением посмотрел на конденсат, образовавшийся внутри на стеклах от дыхания, потянулся затекшим телом, потом потряс головой, облизывая языком запекшиеся губы.
Постепенно приходя в себя, Авдей открыл дверцу машины и с трудом выбрался наружу на негнущихся от долгой неподвижности ногах. Утро обещало быть солнечным. Он вновь облизнул губа, затем поднес ко рту ладонь и подышал на нее. Внимательно принюхавшись, он удивленно пробормотал:
— Полынь? Откуда?
Внимательно осмотревшись вокруг, Авдей, по прежнему, ничего не мог понять. Улица, на которой стояла машина, была почти безлюдна.
— Как меня угораздило заснуть за рулем? — изумился он, — чертовщина какая-то…
Сделав несколько гимнастических упражнений, чтобы размять затекшие суставы, Авдей сел в машину и включил зажигание. Стартер заработал, но машина не завелась. Флажок на указателе топлива упал до предела.
Авдей достал мобильный телефон и набрал номер.
— Гвидон, — негромко начал он, — надо, чтобы ты подъехал с кем-нибудь и взял на буксир мой внедорожник. Бензин закончился… Что?… Что, что?… Чеченцев взяли?… Нет? Ну, слава Богу… А менты?… Оба живы? Ты уверен?… Ладно, быстро ко мне… Я — на Курчатова, в районе магазина «Цветы»…
Через некоторое время к Тойоте подъехала Ауди А-6. Из нее появился Гвидон.
Авдей пожал ему руку.
— Я сажусь на твою, — распорядился он, — а ты кого-нибудь вызови, и отгоните тачку на заправку. И всем объяви полную готовность. Сейчас менты начнут на нас охоту. Без меня ничего не предпринимать.
Гвидон кивнул и достал мобильник.
Авдей сел в Ауди и поспешил уехать. Узнав, что оба противника живы и практически не пострадали, Авдей мгновенно забыл про свои неприятные утренние ощущения и внутренне собрался. Конечно, Крастонов вычислит, кто организовал покушение. Даже если и не вычислит, то ударит по всем сразу. А все — это сейчас, прежде всего, он, Авдей. Следовало быстро действовать, иначе будет нанесен ответный удар такой силы и концетрации, после которого шансы на выживание будут минимальными. Но что предпринять? Бежать из города бессмысленно. Все равно достанут. Не милиция, так свои. Косарь не простит такого промаха — он сам вот-вот станет первоочередной мишенью крастоновцев. Ежу понятно, что решение принимал не сам Авдей.
Он не струсил, будучи человеком решительным и закаленным в различных передрягах. Но надо было все тщательно продумать. Для начала стоило заехать к неудачливым исполнителям.

***

В гостиничном номере, где остановились чеченцы, шли сборы. Молодой чеченец, заросший бородой, упаковывал вещи в большую дорожную сумку. Старший усатый чеченец в черной куртке складывал пачки долларов в плотный целлофановый пакет, выборочно просматривая их на предмет подлинности.
Внезапно в дверь номера осторожно постучали. Чеченцы настороженно посмотрели друг на друга.
— Э-э-э, кто? — наконец спросил усатый.
— Авдей, — тихо ответили за дверью, — откройте.
— Открой, — скомандовал старший бородатому, а сам сунул руку за борт куртки.
Авдей зашел в номер.
— Остальные дэньги привез? — усатый, представившийся Авдею Мусой, уставился на Авдея неподвижными черными глазами. Усы под горбатым носом хищно шевельнулись.
— Какие деньги? — неподдельно удивился Авдей. — Дело-то не сделано. Менты — оба живы.
— Как нэ сдэлано? — Муса всем своим видом попытался выразить удивление. Глаза же его, по-прежнему, своего выражения не изменили, лишь чуть сузились. — Ты показал окна — мы стрэляли и попали. Дэло сдэлано! Мы свое дэло сдэлали!
— Речь шла не об обстреле квартиры, а об уничтожении милицейского начальства. Конкретных двух человек. Как вы это сделаете — меня не касалось. Я заплатил уже сто тысяч и сегодня отдал бы остальные сто пятьдесят. Но дело не сделано.
— Сдэлано, — заупрямился чеченец, — нэ наша вина, что мусора уцэлели. Значит, нэ там находились.
— Они находились там, — Авдей был холоден и невозмутим. — Вы должны доделать свою работу. Тогда я буду готов не только заплатить остальное, но и доплатить еще сто тысяч.
Чеченцы возбужденно загомонили на своем языке, энергично жестикулируя и изредка поглядывая на Авдея. Наконец, старший ткнул пальцем в большую раскрытую сумку и гортанно прикрикнул на Ису. Тот взял сумку и отошел к шкафу возле входной двери, продолжив упаковывать вещи.
— Мы уэзжаем. Плати остальноэ, — в голосе Мусы зазвучали угрожающие нотки, — долги нужно отдавать. Это свято.
— Вы не уедете из города, пока не покончите с делом, — прозвучала ответная угроза, — мы не дадим вам уехать.
По скакнувшим в сторону зрачкам Мусы, Авдей понял, что сзади происходит нечто опасное. Чеченец инстинктивно прищурил глаза, как бы не желая, чтобы его зрачки отразили происходящее за спиной собеседника.
Авдей рванулся в сторону и вниз, в то же время переворачиваясь телом и поворачиваясь к опасности лицом. Рука Исы, с зажатым в ней горским кинжалом, рубанула пустоту. Авдей, уже падая на спину, перехватил руку чеченца своей левой рукой и, одновременно выворачивая, резко дернул ее на себя. Кинжал выскользнул из руки чеченца и упал чуть в стороне, на мягкий ковер. Авдей ребром ладони правой руки встретил падающего вниз лицом чеченца, угодив встречным ударом ему в горло, прямо под кадык. Раздался тошнотворный хруст, и Иса со всего маху врезался всем телом в пол.
— Чпок, чпок, чпок, чпок…, — раздавшиеся звуки напомнили хлопки пробок открывающегося шампанского.
Лежавший на ковре Авдей схватился рукой за голову, выше правого уха и стал мотать головой, глаза его слегка помутнели. Он начал кататься и вертеться по ковру в разные стороны, стараясь не дать произвести прицельный выстрел Мусе, державшему в руке большой пистолет с глушителем и, раз за разом, нажимавшему на курок.
Вдруг рука Авдея коснулась чего-то острого, причинившего резкую боль. Он нащупал валяющийся на полу кинжал, ухватил его за конец лезвия и прямо с пола, почти без замаха, швырнул в стрелявшего.
Тяжелый горский кинжал с рукояткой в серебряных насечках, сделав один оборот, воткнулся Мусе в шею сбоку и, не сумев задержаться в ране, вывалился из нее на пол. Из раны сразу же ударил густой пульсирующий фонтан крови — кинжал задел проходящую по шее артерию, прикрытую лишь кожей и тонким слоем шейной мышцы.
Муса выронил пистолет и, опускаясь на колени, попытался зажать рану растопыренными ладонями обеих рук. Однако кровь продолжала хлестать сквозь пальцы, и горец, обессилев, завалился на бок. Умер он быстро и легко — от острой кровопотери.
Авдей вскочил на ноги, подошел к лежащему Исе и перевернул его на спину. У чеченца кровоточил бок — одна из пуль Мусы случайно попала в него, но, похоже, он был еще жив.
Авдей присел на корточки и двумя пальцами приподнял его веко. Зрачок сузился, значит — живой. Авдей приподнял свою штанину и осмотрел прикрепленный у щиколотки кожаным ремешком круглый узкий продолговатый футляр, который от перемещений не пострадал.
Он нажал на кнопочку, расположенную сбоку, и из футляра выскочила острая длинная заточка, рукояткой которой являлась его верхняя рифленая часть. Заточка была похожа на стальную спицу диаметром немного толще велосипедной.
Это было любимое оружие Авдея, не оставляющее экспертам шансов для его идентификации. Именно этой заточкой был убит внедрившийся в банду Косаря агент Крастонова. Такая заточка являлась крайне опасным оружием, которым легко можно проткнуть любую часть человеческого тела и даже некоторые кости.
Авдей дотронулся острием заточки до уголка закрытого глаза, слегка изменил ее наклон и резко ударил основанием ладони по округлому концу заточки, вгоняя ее в глаз лежащего неподвижно Исы. Стальное жало, пробив лобную долю, проткнуло таламус, межпещеристый синус, прошло через мозжечок и уткнулось в твердую черепную кость затылка. Было поражено, так называемое, «древо жизни». Все мышцы тела чеченца разом сократились, подтверждая, что один из пораженных органов отвечал за координацию движений. Тело конвульсивно дернулось и замерло. Смерть наступила мгновенно.
Авдей так же резко выдернул заточку и, тщательно вытерев ее о ковер, вставил назад в футляр. Из уголка глаза убитого вытекла лишь капелька сукровицы, крови не было.
Бывший гэбист внимательно осмотрел и себя. Из порезанных пальцев правой руки, которой он метал нож, текла кровь. Это была ерунда. Над правым ухом из рассеченной кожи также сочилась кровь. Ощупав вздувшийся над ухом бугор, Авдей понял, что повреждение причинено пулей, касательно щелкнувшей его по черепу. В результате — легкая контузия, хотя еще сантиметр левее, и он мог быть уже покойником.
По гэбэшной привычке Авдей окинул внимательным взглядом гостиничный номер — похожа ли картина на разборку между самих детей гор.
И горько усмехнулся: картина то похожа, но главная задача так и осталась невыполненной.
Он нашел свои деньги, положил пакет возле двери и закрыл ее изнутри. Затем осмотрелся и взял с кровати гостиничное полотенце. Держа одним концом полотенца за боковины кинжала, тщательно вытер его лезвие другим концом, затем положил кинжал рядом с трупом усатого в лужу крови. Туда же он бросил и полотенце, слегка притаптывая его боковиной туфли.
Авдей еще раз внимательно осмотрелся. Больше из номера брать было нечего, хотя и жалко было оставлять лежавший на полу пистолет с глушителем, оказавшийся редко встречающимся и надежным «Парабеллумом Люгер».
Он покинул гостиницу незаметно, выйдя через черный ход, сел в «Ауди» и быстро уехал.

***

Авдей никогда не терял время попусту. Следовало принимать решение. На этот счет у него уже сложилось определенное мнение. К обеду он уже сидел у Счетовода, в его квартире. Тот был всю жизнь одинок и печать неприбранности навечно оставила свой отпечаток на его неприхотливом жилище. Обстановка у хозяина была весьма скромная, со старой, правда добротной, мебелью.
— Лажа вышла с ментами, — угрюмо сказал Авдей, постукивая указательным пальцем по клеенчатой скатерти.
— Слыхал, — лаконично ответил Счетовод. — И что мыслишь дальше?
— Думаю зарядить Косаря на отъезд.
— Куда?
— В Прикамск. К Анвару. Перейдем пока под его крышу. А там… Силы еще есть. Башли — тоже. Перекинем местных братков на себя и…
— Разумно, — произнес раздумчиво Счетовод, — этот город нами фактически уже сдан. Пускай Боцман здесь один мыкается…
— А Тиша?
— «Шестеркой» буду — Тиша уже «сделал ноги». Хитрован он…
— Да, похоже, вчера он не зря ушел влево.
— Вот только даст ли добро Косарь? — продолжал в задумчивости Счетовод, — этот старый волчара ни под кого не ляжет…
— Посмотрим, — произнес Авдей. — А ты — что? Куда двинешь?
— Косарь велел в тину слинять. С общаком. Вот и зароюсь…
— Людей дать в сопровождение?
— Не надо. У тебя свои дела, у меня — свои.
— Как знаешь… Ну, будь.
— Бывай, — скупо попрощался Счетовод.
Они бросили друг на друга испытывающие взгляды, но рук на прощанье не пожали. Авдей вышел из квартиры, сел в «Ауди» и набрал номер Косаря. Нежный женский голос на двух языках сообщил, что вызываемый абонент отключен, либо находится вне зоны приема.
— Что за чертовщина? — удивленно пробормотал Авдей. — Неужели он покинул «нору»?
Немного помешкав, он набрал номер Сарыча. Тот также не отвечал, хотя постоянно должен был быть на связи. Номера водителя Авдей в памяти мобильника не нашел.
— Дела-а-а, — протянул он себе под нос. — Что там еще могло стрястись?
И, хотя это было против правил, он позвонил на мобильник Боцмана. Тот также оказался вне зоны приема.
Авдей задумался — что-то во всем этом было не то. И не так. Его профессиональная память мгновенно переворошила все произошедшие за последнее время события, выделив странности и непонятки.
Ему вдруг припомнился странный привкус выпитой водки, затем внезапный сон за рулем автомобиля. А неприятные ощущения в голове после сна? А вкус полыни во рту? Отчего мог быть такой запах? Услужливая память подсказала — от производных барбитурата, компонента, входящего в состав сильнодействующих снотворных средств. А это значит…
Любимую Косарем «Столичную» он брал в случайном магазине. Кто мог ее подменить? Водитель или Сарыч. Водитель был «своим» давно, малец, проверенный в деле неоднократно. Вряд ли он мог «ссучиться» и стать конторским стукачом.
Тогда Сарыч?
Вой сирен и сполохи мигалок заставили Авдея прижаться к обочине. Мимо пронеслись две милицейских машины. Где-то в стороне был слышен еще вой сирен спецмашин. Авдей задумался, достал мобильник и позвонил на базу, где должны были находиться охранники.
— Да! — грубо ответил незнакомый Авдею голос.
Он нажал на кнопку отбоя. Значит, на фирме уже чужие, скорее всего ОМОН…
Авдей набрал номер Гвидона.
— Гвидон?
— Менты вяжут наших повсеместно, — торопливо доложил тот, — весь город горбом лезет…
— Не мельтеши. Всем, кто с тобой — залечь в тину, до особого распоряжения. Но быть в полной боевой…
— Да кто тут остался…, — отчаянно закричал Гвидон, — почитай всех ментовка замела.
— Собери всех, кто остался. Все.
Авдей нажал отбой.
Сарыч… Этот человек с кличкой хищной птицы появился в городе не так давно. Он прибился к браткам Косаря полтора года назад и сразу понравился Авдею своей немногословностью и обстоятельностью. Все порученное исполнял с исключительной точностью и добросовестностью. Очень хорошо стрелял. В нем вообще чувствовалась военная выправка. На вопрос — откуда? — отвечал: служил в Чечне, был старлеем, уволен за непреднамеренное убийство местного жителя.
Это не проверяли. Да и как проверишь? Чечня далеко, служили там тысячи офицеров, части постоянно сменялись. К тому же, Крастонов начал выкашивать людей Косаря. Проверенных кадров не хватало. В последнее время брали народ со стороны. Всякие попадались, не до жиру…
Но и претензий к Сарычу не было никаких. В охране не хватало исполнительных грамотных бойцов. Авдей взял к себе Сарыча, когда менты задержали на «хате» Косаря и впаяли ему «пятнашку», а два опытных охранника были прихвачены с оружием, за что и отправились на зону. Понемногу стал привлекать его к личной охране главаря группировки, за неимением более надежных и умелых. Тот был вполне верен, и в случавшихся трудных ситуациях не пасовал. По мнению других, Сарыч был способен подставить себя под пули, защищая товарища.
Или все-таки водила? В последнее время тот позволял себе сесть за руль с запашком, за что схватил как-то раз от Авдея по зубам. Да и до этого на Авдея он посматривал без всякой симпатии…

***

Он потер виски сложенными пальцами. Нет. Надо ехать на место, в лесную сторожку и там разбираться.
Авдей тронулся и машина быстро набрала скорость. Попетляв по улицам, «Ауди» выбралась ближе к окраине города. Авдей остановился возле обшарпанной пятиэтажки. Невдалеке были видны приземистые здания каких-то складов промзоны.
Он вышел из машины и быстро направился к подъезду. Войдя, приник к щели во входной двери и долго наблюдал за улицей. Никого.
Осторожно поднялся по лестнице на второй этаж и подошел к двери квартиры № 3. Надо быть предельно осторожным. Сперва он нажал на кнопку звонка и прижался к двери ухом. Было тихо. Авдей позвонил в дверь еще раз. Снова тишина. Он подождал еще некоторое время, затем достал из кармана ключи, открыл замок и резко распахнул дверь. Никого.
Авдей настороженно обошел все помещения однокомнатной квартиры и только после этого запер входную дверь. Затем сел и задумался.
Что делать? Он поднял штанину и непонятно зачем стал отстегивать футляр с заточкой. Опомнившись, Авдей пристегнул заточку вновь. Что взять с собой? Надолго ли он отправляется? И куда?
Первое и самое важное — иметь при себе оружие. Заточку он носил с собой всегда. Именно ею был убит вычисленный им агент Крастонова, найденный затем ментами в канализационном люке.
Авдей тогда пустил по «низу» слух, что это дело рук Гвоздя. Самое удивительное, что Гвоздь, прознав об этом, «дезу» подтверждал и не отрицал содеянного в среде братков. Тем самым он старался укрепить свой авторитет в воровском мире. Милиция за след ухватилась.
Но Авдей прекрасно понимал, что задержанный Гвоздь, даже признаваясь ментам в убийстве, не сможет обмануть опытного прокурорского следака. Он не сможет толково ответить на простой вопрос следователя: — расскажите, как это произошло? Каким оружием? А затем: — и покажите на манекене?
Потому что есть заключение экспертизы о характере смертельного ранения, особенностях и направлении раневого канала, давности наступления смерти и прочих тонкостях. Есть протокол осмотра места происшествия, зафиксировавший, например, одежду потерпевшего, ее состояние, расположение пятен крови, следы волочения и так далее.
Есть такая штука, как следственный эксперимент, помогающий воссоздать картину происшедшего. И вообще есть масса других хитрых вопросов, на которые может ответить, исключительно, истинный преступник.
Поэтому, направив ментов на ложный след, Авдей решил устранить Гвоздя, что было несложно. Тот баловался «травкой», много пил и любил общество проституток. Опытная «лялька», подручная Авдея в темных делах, недрогнувшей рукой вкатила спящему, после обильного возлияния и любовных утех, Гвоздю лишний кубик героина. После чего тот уже не проснулся. Следы были полностью заметены…
Авдей достал мобильник из кармана и набрал номер.
— Да — ответил чей-то незнакомый голос.
— Гвидон…, — вырвалось у Авдея, но он тут же спохватился, — кто это?
— Он отошел, — произнесли в трубку, — подожди, сейчас схожу позову…
Авдей быстро нажал кнопку отбоя, бросил мобильник на пол и ударил по нему каблуком. Корпус треснул, полетели какие-то ошметки. Авдей поднял остатки мобильника, направился на кухню, открыл форточку и швырнул их куда-то во двор, в сторону мусорных контейнеров.
— Подожди…, — яростно проворчал он, — а вот — хрен вам!
Пошарив в одном из ящиков стола, Авдей достал другой мобильник, включил его, положил на стол и вновь задумался.
Неужели всему пришел конец? Столько было потрачено трудов, энергии, нервов для достижения поставленной цели. Сколько крови пролито. Вот она достигнута, его промежуточная цель, — он занял центральное место в криминальной империи Косаря. Для этого ему пришлось убрать с дороги и Клыча. Он рассчитывал, и, не без оснований, занять место старого вора после его смерти. Не вечен Косарь, — смертен, как и все люди. Особенно, если ему в этом помочь…
Авдей подошел к окну, нажал на неприметный паз в подоконнике и, после щелчка, сдвинул подоконник в сторону. В открывшейся нише, прямо на тряпичной подстилке лежали пистолеты и обоймы с патронами к ним. Это были испанская «Астра», австрийский «Глок» и потертый «ТТ». Авдей подержал в руке каждый и остановился на «Глоке». Взял к нему две запасных обоймы и поставил подоконник на место. Теперь деньги…
«Деньги, деньги, всюду деньги…, — машинально замурлыкал Авдей въедливый мотивчик, — …всюду деньги, господа, а без денег жизнь плохая — не годится никуда…»
Он пошел в прихожую, остановился возле висящего на стене электрического счетчика и сильно нажал руками на его левую сторону. Счетчик слегка подался вперед, что-то глухо скрежетнуло, пружина отбросила его в сторону и он повис на невидимых петлях. За ним открылась еще одна дверца с простеньким цифровым замком.
Авдей набрал три цифры и открыл дверцу: на двух полочкам потайного сейфа плотно лежали пачки денег и различные документы. Авдей взял три пачки — по десять тысяч каждой валюты, на первое время хватит. Взял он также паспорт, водительские права и разрешение на оружие — все на другую фамилию.
Авдей закрыл сейф и захлопнул счетчик, вернув его на место. Деньги и документы он положил на стол, переоделся в маскировочную форму армейского спецназа, просторную с многочисленными карманами и карманчиками, не новую и местами уже потертую.
Затем он рассовал деньги по карманам, положил во внутренний карман новый мобильник, «Глок» засунул в наплечную кобуру. На голову Авдей нахлобучил армейское кепи. Так, это еще не все. Надо немного изменить внешность. Он открыл специальный ящик в одежном шкафу, где лежали кое-какие предметы маскировки: небольшие седоватые усы, черная бородка а-ля Греф, два парика — брюнета и шатена, седые брови, баночки с красками, тюбики и кисточки.
Авдей приклеил усы и брови, и посмотрел на себя в зеркало. Нет, так не пойдет, брови придают ему слишком кукольный вид. Он отлепил их и положил назад. Затем, подумав немного, взял баночку с сероватой мазью, натер ею виски и слегка смазал брови. Волосы после этого приобрели седоватый оттенок.
Авдей был полностью удовлетворен результатом. Из зеркала на него смотрел совершенно другой человек. Седина добавила ему полтора десятка лет, а усы придали непривычно степенный вид. Он сунул баночку с мазью в карман.
На улице стало уже смеркаться. Бывший гэбешник в последний раз посмотрел в зеркало: поправил кепи, пригладил усы, слегка прищурил глаза.
А вот его собственные глаза ему не понравились— они были похожи на глаза загнанного хищника. В них появилось животное чувство зверя, за которым устремился «гон». Глаза отражали безжалостных хладнокровных охотников, спешащих за сосредоточенными молчаливыми псами, которые размеренным ходом догоняли теряющего силы хищного зверя. Зверь играючи расправился бы с каждой собакой в отдельности, а, возможно, и со всей стаей. Но охотники с их ружьями не оставляли ему никаких шансов…
Авдей встряхнул головой, отгоняя наваждение.
«Так не годится», — недовольно подумал он, собрался с мыслями и вышел из квартиры, аккуратно защелкнув за собой дверь.
Машина завелась с полоборота и тронулась по направлению к окраине города. Вскоре началась плохая дорога. «Ауди» стала жалобно постанывать на ухабах и рытвинах дороги, даже своим внешним видом напоминающей старинную стиральную доску. Фары Авдей пока не зажигал, дорога просматривалась на несколько метров вперед и была достаточно узкой, все равно здесь не разгонишься. Справа потянулись черные громады зданий промзоны, в которых почти не было светящихся окон. Начал моросить по-осеннему мелкий дождик, и Авдей включил дворники.
Проезжая мимо длинных приземистых складов, которыми заканчивалась промзона, он вдруг заметил, что впереди и чуть слева, где дорога выходит на асфальтовое шоссе, выходящее за город, скопление автомашин.
Авария, что ли? Приостановившись, Авдей вытащил из кармашка монокуляр и навел его на стоявшие вдалеке автомобили. В окуляре отчетливо мелькнул полосатый жезл.
Значит, они перекрыли город, и уже, наверняка, разыскивают его. Предчувствие Авдея не подвело — не зря возникло это ощущение загнанного зверя
Светящийся полосатый жезл объяснил ему все: проверяют каждую выезжающую из города машину. На этой машине ему из города уже не выехать, в спешке Авдей даже не взял на нее документы. А это — уже повод для задержания. И личного обыска. А у него — оружие в кобуре. Пусть даже на «Глок» имеется разрешение. К ноге приторочена заточка. В карманах крупные суммы денег. Последует неминуемое доставление в УВД — и конец его маскараду.
Но без оружия и денег нечего и соваться в дальний и опасный путь. Черт! Что же делать? Он вздохнул и вновь поочередно набрал номера Косаря, Боцмана и Сарыча. Картина та же — абонент был недоступен.
Быстро темнело. Он развернулся, включил фары и медленно поехал назад.
Тряска закончилась, он, наконец, выехал на освещенную и оживленную улицу. На красном огоньке светофора Авдей затормозил, скрипнули тормоза. Ближний свет его фар вырвал в сизой пелене моросящего дождя желтый корпус «Фольксвагена», на крыше которого призывно светилась надпись « TAXI».
Ну конечно, такси! Вот где выход!
Авдей надавил на акселератор, и «Ауди» легко обошла такси. Оторвавшись метров на тридцать, он затормозил и, выскочив из машины, замахал таксисту рукой. Тот равнодушно проехал мимо — то ли не заметил, то ли был занят.
Усилившийся дождь начал понемногу смачивать непромокаемую, но поношенную ткань куртки. Рядом проносились машины, но он не пытался их останавливать — специфичного желтого цвета все не было. Дождь уже прилично хлестал.
Ничего. Промокший пожилой человек, спешащий в такси в деревню к внезапно тяжело заболевшей жене, по идее не должен насторожить работников милиции. Авдей всматривался в проносящиеся машины. Такси все не было.
«Здесь же не центр города», — понял он. — «Но, кажется, такси можно вызвать и по мобильнику. Или они выезжают только по звонкам из квартир, имеющих определенный адрес? И с улицы их вызвать невозможно?»
В Белокаменске Авдей ни разу не ездил на такси. Вначале денег не было, а потом — необходимости. Ехать в центр на своей машине он не хотел, ввиду большой концентрации там милиции. Ну, надо рискнуть…
Он вновь залез в «Ауди» и набрал три шестерки — вызов такси.
— Служба такси слушает, — ответил ему приятный девичий голос.
— У меня заглохла машина, — хриплым голосом произнес он, — не могу добраться домой.
— Адрес, где Вы находитесь.
— Улица Машиностроителей, дом…, — Авдей глянул на номер близлежащего дома, — … дом номер 37.
— Ждите. Машина будет через десять-двенадцать минут, — сообщила девушка, — такси желтого цвета, «Октавия».
Действительно, через указанное время Авдей уже садился в желтую «Октавию». За рулем сидел таксист с темным широким лицом, напоминающий шахтера из старых фильмов.
— Куда едем? — густым голосом спросил он.
— Деревня Лаврово, восемь километров от города, — произнес Авдей торопливо, — жена, понимаешь заболела…
— За город не поеду, — решительно отказался шофер, — милиция всех тормозит, бандюков каких-то ловят, а у меня страховка на три дня просрочена. Еще права отберут.
Авдей достал бумажник и повесил на рулевое колесо стодолларовую банкноту.
— Очень надо, — сказал он. Отметив отразившуюся на лице шофера внутреннюю борьбу, Авдей добавил еще три пятисотрублевые бумажки, — вот, штраф заплатишь, если что.
Водитель такси потер зеленую купюру пальцами, глянул ее на свет ночного плафона и сунул в задний брючный карман. Пятисотрублевки он положил в права. Затем включил скорость и двинулся с места.
Они пристроились в конец очереди из полутора десятков легковых автомобилей, стремящихся выехать за пределы города. Двое гибедедешников (или переодетых оперативников — отметил Авдей их четкие действия), в черных, блестящих от влаги дождевиках, со светящимися полосатыми жезлами неторопливо, подсвечивая себе фонариками, проверяли документы у водителей, а также осматривали салоны и багажники автомашин.
Метрах в трех сбоку от них переминался с ноги на ногу в серо-зеленой пятнистой плащ-палатке омоновец. Из-под плаща в сторону дороги посматривало хищное рыльце укороченного АКС-74У, оружия спецгрупп, калибра 5,45 мм. За его спиной стояла милицейская машина с работающим синим проблесковым маячком.
Авдей напрягся. Правая его рука тихо скользнула к левой подмышке. Большой ее палец, соединившись с указательным, неслышно стал отстегивать кнопку висевшей там кобуры. Затем большой палец проник глубже и, обогнув рукоятку «Глока», без щелчка опустил вниз флажок предохранителя. Таксист сосредоточенно вглядывался вперед. Его прежде всего интересовало, какие бумаги дополнительно проверяются у водителей.
Очередь медленно продвигалась. Один из проверяемых водителей начал что-то громко и запальчиво объяснять гибедедешнику. Второй инспектор, или имитирующий его, решительно положил руку на висящую впереди на белом ремне расстегнутую кобуру, а второй рукой сделал приглашающий жест в машину. Изготовился и омоновец, наполовину высунув дуло автомата из плаща в сторону конфликтующих.
Дождь значительно поутих, а ветер усилился, играя полами мокрых плащей патрульных.
Спорящий при виде этих приготовлений безропотно залез в стоящую милицейскую машину. Авдей попытался разглядеть, сколько там еще людей, но темные тонированные стекла полностью скрывали салон.
Авдей не думал, что вызовет подозрения у ментов. В своем просторном потертом намокшем камуфляже он смахивал на одного из военных отставников, которых в городе было полно. Его документы были в порядке. Он видел, что впереди никого не обыскивали, — осмотр людей, машин и документов был чисто визуальным. Некоторые приготовления к возможному огневому контакту были сделаны им просто автоматически.
Из милицейской машины вылез временно задержанный, сел в свою синюю «Мазду» и уехал. Их очередь — еще через две машины.
— Ваши документы, пожалуйста, — голос проверяющего был подчеркнуто вежлив.
Таксист протянул через приоткрытое окно документы. Гибедедешник прикрыл их от дождя планшеткой и посветил фонарем, изучая.
— Куда направляемся?
— Вот, везу товарища в деревню, — таксист явно был доволен, что у него не потребовали страховой полис на машину, — жена у него заболела. У меня все, как положено, техосмотр пройден, счетчик включен.
Второй внимательно фиксировал обстановку в салоне такси, держа руки скрыто — под дождевиком.
— Все-таки оперативник, — вычислил его Авдей, — стоит боком, ноги слегка расставлены, правая рука под дождевиком, вероятно, держит пистолет, готов выстрелить прямо через ткань плаща.
Боковым зрением он заметил, что омоновец позы не переменил.
— Попрошу заглушить двигатель и выйти из машины, — первый патрульный сделал шаг назад и громко добавил, видя, что пассажир даже не шевельнулся, — обоих!
Авдей пожал плечами и вылез вслед за водителем со своей стороны. Он ссутулился и стал казаться ниже ростом. Затем подошел к первому, и стал перед ним.
Авдей намеренно блокировал директрису, то есть направление, с которого может по нему вести огонь второй, не подвергая опасности своего коллегу.
«Теперь тот будет вынужден сместиться вправо, — предположил бывший гэбист, — если влево — то перекроет линию огня омоновцу, да еще будет иметь дополнительное препятствие, в качестве автомашины. Ага, вот он и двинулся. Грамотно…»
— Откройте багажник, — продолжал первый. Таксист пошел открывать багажник. Гибедедешник двинулся вслед за ним.
Авдей также пошагал следом, по дороге бормоча:
— В чем, собственно дело… Что случилось?.. Мы же спешим, жену надо везти в больницу…
В опасной обстановке, Авдей умел как бы раздвоиться — язык говорил одно, мозг вырабатывал возможную последовательность действий, а тело автоматически соблюдало нужную пространственную дислокацию.
«Не очень-то правильно они расположились, — мозг просчитывал варианты, — вон как засуетился второй, забегая уже слева, так как все трое скрылись за машиной, а таксист открыл багажник, окончательно закрывая их от страхующего».
«А этот баклан даже и не сдвинулся с места», — подумал он об омоновце, который нахохлился и спрятал автомат, видимо, опустив его, поскольку выпуклостей на плащ-палатке не наблюдалось. И Авдей вновь попытался прикрыться, уже сразу двоими — таксистом и заглядывающим в багажник патрульным.
Боковое стекло милицейской автомашины слегка опустилось, и Авдей заметил чьи-то внимательные глаза, глядящие в его сторону.
И он вдруг ужаснулся: «что же я делаю? Ведь меня по моим маневрам вычислят… Если не этот, не очень умелый оперативник, то сидящие за тонированными стеклами внутри милицейского автомобиля. Машина пятиместная, трое — здесь, значит двое — там, и внимательно сейчас секут за происходящим. А я выписываю перед ними пируэты оперативно-тактического мастерства… Никто ведь меня пока не подозревает. Они делают порученную работу и вряд ли могут предположить, что разыскиваемый отважится отправиться из города на такси, зная, что все машины останавливают и досматривают».
И Авдей прекратил перемещения. Первый патрульный, тем временем, открывая поочередно дверцы, стал осматривать салон. Второй застыл на месте, уже не в такой настороженной позе. Омоновец протяжно зевнул. Напряжение стало спадать.
Вдруг тихо прошелестела портативная рация, которую менты обычно носят на левой стороне груди, под погоном. Оперативник оттопырил отворот дождевика и нагнул к ней ухо.
— Понял, — тихо сказал он в рацию и направился к Авдею. С другой стороны к нему уже спешил и гибедедешник.
«Все. Раскрыт, — с досадой решил Авдей, — и чего распрыгался, вот и засек чей-то наметанный глаз, невидимый за тонировкой стекол. Теперь надо ловить момент и вырубать этих троих… Да чтоб без трупов. Иначе озлобленные менты живым брать меня не будут. Пристрелят при попытке… Ключи остались в замке зажигания... Веселенький денек. Как в качественном боевике, еще и автомобильная погоня будет. Глядишь, и вертолеты…»
— А у Вас есть какие-нибудь документы? — прервал его размышления подошедший оперативник.
Авдей загодя положил их в левый нагрудный карман куртки, завернув в кусок целлофана, чтобы не подмокли. Если полезешь во внутренние карманы, противник поневоле насторожится: не за оружием ли. А так — вот они, мои руки, обе на виду, а вот вам и документики.
Авдей, достав документы и освободив их от целлофана, что также было отвлекающим маневром, протянул документы сразу обоим ментам. Гибедедешнику — водительские права и талон предупреждений, а оперативнику быстро сунул, почти в лицо, паспорт. Тот выпростал левую руку из-под полы дождевика и машинально ухватился за синюю книжицу.
«Значит, пистолет у него в правой, если, конечно, не левша, что вряд ли» — Авдей, делая вид, что просто переступает с ноги на ногу, полностью закрылся им от омоновца, пожалуй, наиболее вооруженного, но и самого безмятежного. Теперь первый патрульный был от него на полшага сзади и слева, а оперативник — прямо перед ним.
Совершив оплошность, а именно — взяв паспорт, тот был вынужден раскрыть его, причем одной левой рукой, что было весьма неудобно и, тем самым, дополнительно отвлекало.
— А что это Вы здесь без усов? — спросил оперативник, вглядываясь в большое цветное фото на паспорте.
— Так ведь одиннадцать лет уже прошло с тех пор, как получал. А к старости решил вот усы отрастить, по девкам-то побегать еще хочется, — просипел Авдей намеренно простуженным голосом.
А сам молил про себя: «Ну, же — кто-то же должен выйти из машины, чтобы изменить ситуацию, кто-то опытный там сидит — обязан придти этим лопухам на помощь. А я, в результате, получу хоть какую-то фору в будущей автомобильной гонке. У них машина помощнее, да наверняка с форсированным движком.
Словно внимая его молитвам, в милицейской машине стала открываться дверь со стороны водителя.
Время сжалось до предела. Фигуры двигались, как в замедленном фильме.
— И внучата вот-вот появятся, — неспешно сипел он, тем временем скрещивая внатяг обе руки на своих плечах, будто от слякотной зябкости.
Раз! Руки распрямились подобно мощным пружинам и одновременно ударили. Левая, согнутая в локте, врезала со всего маха в солнечное сплетение гибедедешника. Тот согнулся, выпучил глаза, разинул рот, пытаясь вдохнуть воздух и кулем рухнул на мокрый асфальт.
Правая рука, напротив, распрямляясь, ребром ладони сверху вниз резко нанесла удар в район локтевого сустава правой руки оперативника. Причем Авдей как бы разом оттолкнулся от обоих противников, отчего сила ударов почти удвоилась.
Оперативник завопил, срываясь на визг. Судя по всему, рука его была серьезно повреждена, (в локте находится очень чувствительный нервный узел). Выпавший из его руки пистолет упал в лужу. Болевой шок надолго вывел из строя и второго противника.
Ни на мгновение не останавливаясь, Авдей перепрыгнул через лежавшего и в три скачка очутился возле дверцы такси. Промелькнуло мимо посеревшее, полностью ошеломленное лицо таксиста с прыгающими губами…
Левой рукой Авдей распахнул дверцу и стал крутить в замке зажигания ключ, а правой уже нажимал на спуск выхваченного по пути «Глока».
— Бах-бах-ба-бах-бах… Пули, разнеся вдребезги стекло задней левой дверцы такси, проносясь мимо омоновца и пугая его, впились в милицейскую машину, где-то в районе правого переднего колеса.
Последнее, что успел заметить Авдей — пятившегося омоновца, силящегося вытащить из-под запутавшихся пол плащ-накидки автомат.
Машина завелась с полуоборота и рванула с места с визгом бешено крутнувшихся по асфальту шин. Дверца водителя захлопнулась сама по себе от встречного ветра.
— Та-та-та-та-та… Часть пуль из пущенной вдогонку длинной автоматной очереди пробарабанила по все еще открытому багажнику такси. Багажник, взметнувшись вверх, получил отдачу и захлопнулся. Заднее стекло разом обвалилось, а в переднем появились три паутинистых, уходящих вверх и в стороны, отверстия, четвертая же пуля разнесла вдребезги прямоугольное зеркальце перед сиденьем пассажира.
Авдей стал напряженно вглядываться в зеркало заднего вида — близка ли погоня. Суетящиеся на шоссе фигурки, освещенные фарами стоявших автомобилей, стремительно удалялись. От одной из них запрыгали огоньки, и вновь донесся треск автоматной очереди, которая ушла неизвестно куда.
Милицейская машина, с мигающим наверху синим светом, стояла на месте. То ли Авдей, таки, разнес ей передний скат, то ли противник был несколько деморализован и преследовать не решился. Протарахтела еще одна очередь, но такси, уйдя за поворот, было уже недосягаемо для стрельбы вслед.
Оторвался! На машине преследовать они уже не решатся. Авдей ликовал, оглядываясь в заднее стекло. Погони пока не было.
Мысли, после пережитого стресса, роились в голове разрозненно и нелепо: «Жалко новенький паспорт, оперативник, зараза, уронил его в ту же лужу, что и пистолет… Тачка таксиста, несмотря на передряги, почти не пострадала, несколько дырок в корпусе, да стекла заменить — вот и все дела… Вот был бы фокус, если бы на гибедедешнике был надет бронежилет, локоть свой точно раздробил бы…»
На самом деле Авдей был уверен, что броника не было, иначе инспектор выглядел бы массивным и неуклюжим. Легкие кевларовые жилеты обычно пули пробивают, а мощный «тэтэшник» может сразу пробить обе его части — и переднюю, и заднюю. Поэтому оперативники для засад одевают, как правило, бронежилеты из сплавов твердых металлов…
Опасаясь преследования с вертолета, при котором пришлось бы бросить машину, Авдей снизил скорость и выключил фары, ориентируясь по чернеющей, скорее угадываемой, широкой полосе шоссе. Спереди показались фары автомобиля и Авдей включил ближний свет. Встречная, также переключившись на ближний, пронеслась мимо. Так повторилось несколько раз. Автомобиль буквально продувало, и Авдей включил печку на полную мощь.
Вертолет так и не появился. Возможно, они бросились по ложному следу, в сторону деревушки, сообщенной таксисту, как конечный пункт. Гадать больше Авдей не стал. Беспокоился только, как бы не простудиться.
Дальнейший путь до леса прошел без приключений. Авдей свернул на лесную дорогу и стал двигаться вглубь леса с включенными фарами. Через некоторое время он остановился и заглушил машину. Выйдя из нее, Авдей внимательно прислушался к лесным звукам.
По сторонам был слышен обычный лесной шум. Накрапывал легкий дождь.
Авдей достал «Глок» и вытащил из него обойму — в ней осталось два патрона. Он передернул затвор — выщелкнулся еще один, который он ловко словил на лету. Авдей вставил в пистолет новую обойму, а старую сунул в карман, вставив туда и выскочивший патрон.
Затем он ушел с дороги в лесную чащу и стал медленно пробираться вглубь леса, в сторону от дороги. Впереди темнела избушка лесника.
Избушку он обошел стороной и зашел к ней с другого края, откуда дороги не было. Авдей прислушался: стояла полуночная лесная тишина. Свет в избушке отсутствовал.
Отблески неяркого света виднелись только возле крыльца. Оттуда же доносился легкий неясный шум. Авдей медленно подкрался поближе и осторожно выглянул из-за угла дома.
На перилах крыльца лежал большой автомобильный фонарь с включенной функцией дневного света. Задом к крыльцу стоял джип — косаревский «Фольксваген Туарег», с открытой задней дверью. Находящийся в тени и плохо различимый человек брал с крыльца какие-то ящики и грузил их в багажное отделение джипа.
— Привет, Сарыч, — негромко произнес Авдей, выходя из темноты, — как дела?
Охранник выронил из рук ящик, угол которого больно ударил его по ступне. Он поморщился и машинально нагнулся за ящиком, но, не взяв его, тут же снова выпрямился.
— Нормально, — ответил он неуверенно и, вообще, смотрел на Авдея, как на привидение.
— А где Косарь? Спит, небось, еще? После твоей водочки? — Авдей насмешливо выделил слово «твоей».
Их взгляды встретились.
Бывший мент и бывший гэбист выстрелили почти одновременно. Авдей был чуть быстрее — первая его пуля попала в грудь противнику и отбросила его назад, а вторая попала уже падающему снизу в подбородок, раздробив обе челюсти. Раненый жил еще несколько секунд. Кровь толчками пузырилась из простреленной груди.
Милицейский агент нажал на спуск, уже падая навзничь. Девятимиллиметровая тупая пуля из его старенького «Макарова» попала Авдею в скуловую кость под правым глазом и, раздробив ее, вместе с осколками кости произвела необратимые разрушения в головном мозге.
В лесу вновь воцарилась тишина. Лишь где-то в глубине дважды глухо ухнул ночной филин, словно подтверждая исход в небытие двух человеческих душ.














ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ТАК ЗАКАЛЯЛАСЬ СТАЛЬ

Ночь. Тихий плеск быстрого речного течения. Небо взметнуло над Неманом пепельно-черное покрывало с мириадами искрящихся и мерцающих разноцветных звезд. Августовский звездопад швырнул пригоршни ярких светляков, расчерчивая ими небо причудливыми трассами. Над рекой стояла особая позднелетняя тишина, когда все птицы уже отпели свои песни, кузнечики отстрекотали свои раскатистые брачные рулады, а настоящий комариный звон еще не начался.
Вода неслась безмолвно, лишь глухо ворча на стремнинах. Ее высокий берег украшал большой, поседевший ото мха, валун, на вершине которого виднелись две человеческие фигурки, четко различимые на фоне звездного небосвода. Чуть далее по течению темнели заросли кустарника, слегка аккомпанируя незлой воркотне быстрин сухим шелестом листьев, шевелящихся прохладой, идущей от ночной реки.
Вот сразу десятка два ярких линий прочертили крутизну небесного склона. Казалось, некоторые из них угодили прямо в темневшую гладь воды, вызвав негромкие ее всплески.
— А, правда, что если при падении звезды загадать желание, то оно сбудется? — тонкий девичий голосок прорезал ночную тишину. Его, несколько певучее, произношение выдавало в его обладательнице уроженку южных краев.
— Правда, — невысокий худощавый паренек поправил наброшенную на ее спину легкую курточку и осторожно прижал хрупкие девичьи плечи к себе левой рукой, — хочешь, давай загадаем вместе?
— Хочу.
Будто исполняя желание влюбленных, по небу стремительно прокатились две звездочки, оставив бело-желтые росчерки в прощании с кратковременным своим существованием.
Девушка опустила голову, закрыв глаза, и что-то быстро, скороговоркой, зашептала.
— Ну? — голос парня был затаенно нетерпелив.
— Я загадала. А ты?
— Я тоже.
Влюбленные пристально посмотрели друг другу в глаза, затем дружно засмеялись и застыли в долгом поцелуе.
Чернеющая внизу вода отозвалась одобрительным ворчанием. В ней отражалось расцвеченное небо и всполохи непрерывно падающих звезд.
— Правда, красиво…, — утвердительная интонация ответа не требовала, но следом прозвучала несколько грустная нотка, — как ты думаешь, наши желания сбудутся? Звезды не обманут?
— Уверен. Хотя, строго говоря, это не звезды падают.
— А что?
— Метеоры. Земля каждый год в августе проходит плотный метеоритный поток, и миллионы метеоритов сгорают при этом в ее атмосфере. Лишь единицы из них долетают до земной поверхности.
— Как интересно…
Девичье восклицание прервалось рокотом мощного мотора, хлопаньем дверец автомашины и приближающимся шумом шагов. Их сопровождал пьяный мужской гогот. На берег вышли пятеро молодых людей, скорее юношей, все они держали пивные бутылки и время от времени прикладывались к их горлышкам.
— Глянь, кто здесь, — рыхлый парень с отекшими расплывчатыми чертами лица, пьяно ухмыляясь, направился к валуну, — какая шмара!
Романтика ночи вмиг ушла прочь — парень с девушкой дружно спрыгнули с камня и встревоженно смотрели на неожиданных пришельцев.
— Ребята, — стараясь казаться спокойным, начал парень, вновь набрасывая свою куртку на плечи девушки, — по-моему, мы вам ничем не мешаем.
— Ты мешаешь, — юный толстяк хохотнул и отбросил бутылку в сторону, — чувиха твоя пригодится, а вот ты здесь ни к чему. Вали отсюда, да по-быстрому. Пока трамваи ходят.
— Пойдем, Лена, — парень потянул девушку за руку, уже понимая, что добром это не кончится.
— Нет! Пойдешь ты, а она останется, — рыхлый схватил девушку за другую руку, а свободной рукой сильно толкнул парня в грудь.
Тот на мгновение потерял равновесие, затем выпрямился, оттолкнул девушку к дороге и, видя быстро обступающие их фигуры, начал с рыхлого. Сильный удар в челюсть поверг толстяка наземь, и он что-то пьяно и обиженно замычал.
— Беги, Лена! — парень ловко уклонился от бокового удара, ударил в ответ и, судя по вскрику, попал. Отваги ему было не занимать, сноровка к дракам просматривалась, но противников было слишком много. Его сопротивление было сломлено менее чем за минуту. Парня сбили с ног, и каждый старался подло попасть тупыми носами плотных туристских ботинок в лицо поверженного, распаляясь и грязно ругаясь при этом.
Подползший толстяк схватил с земли бутылку и ударил с размаха лежащего по голове. Парень в это время пытался приподняться, и удар пришелся ему в затылок — он вновь упал, а бутылка при этом рассыпалась на части. Другая подобранная бутылка попала уже в висок, после чего одинокий защитник уронил окровавленную голову в густую зелень травы и затих.
— Ступа! Ты же его убил …, — долговязый парень, блеснув в свете звезд золотыми коронками, озабоченно вглядывался в белеющее, с потеками крови, лицо лежащего.
— Хрен с ним, — ожесточенно прохрипел рыхлый, — давай-ка сбросим в реку, пускай сдохнет.
Он стоял на коленях, сплевывая на землю, и продолжал, — а с девахой позабавимся… Вот, сволочь, внизу все зубы шатаются и кровь сочится … Давай, Пашот, действуй…
— Ладно. Димон, хватай за ноги, Юрча — за руки … Взяли … Раскачали … Раз, два, три, — командовал золотозубый.
Тело упало в реку с глухим плеском, и вода тотчас сомкнулась над ним, а течение растянуло круги, скрывая последние следы.
Трое на берегу некоторое время подождали, всматриваясь вниз по течению, но река не отдала принятое.
— Все. Готов, — длинный повернулся к уже вставшему на ноги толстяку, — имей в виду он — на тебе.
— Испугал …, — тот грязно выругался и отряхнулся. — А где телка, неужели сбежала?
— Держу, — пятый участник нападения также грязно выругался, — кусается и царапается, сука, как кошка…
— Тащи ее в кусты…
Тишина ожила треском ломающихся сучьев и пронзительным девичьим криком, который внезапно оборвался.
— Стой, — скомандовал оставшийся у валуна золотозубый, — давайте все в машину. И бабу тоже. Отъедем в лесок — нечего здесь следить…
Река продолжала свой молчаливый бег. Ее мутноватое течение тащило тело человека почти по дну. На излучине быстрина резко свернула к правому низкому берегу, и голова утопленника с маху зарылась в ил. Вверх поднялись пузырьки воздуха, человек вздрогнул и начал инстинктивно быстро махать руками, еще не соображая, где он находится.
И вода, сжалившись, вытолкнула обреченного на поверхность.
Человек всплыл, надсадно кашляя и отплевываясь, и поплыл к берегу. Он с трудом, на коленях, выбрался на местами заболоченную, с илистыми наносами, почву и бессильно ничком упал на песок.
Вокруг было тихо, лишь плеск речных волн мерной чередой нарушал ночной покой.
Внезапно человек вздрогнул, по его телу пошли судороги, руки стали цепляться за мокрую грязь. Парень приподнялся на колени, и его стало рвать: долго и мучительно, в том числе речной тиной.
Наконец, глаза его открылись, и он дико осмотрелся по сторонам. Звездное небо нависло сурово и неприветливо, а река глухо урчала, то ли сожалея об отданной жертве, то ли напоминая о пережитой опасности.
— Лена…, — в хриплом голосе послышалась крайняя тревога.
Паренек сразу вспомнил о случившемся, и стал озираться вокруг, соображая, где же он сейчас находится.
Затем он решительно вновь бросился в воду и поплыл на левый высокий берег. Будучи неплохим пловцом, он переплыл стремнину наискосок за несколько минут…
Но было уже поздно. На берегу у валуна — никого. О случившейся трагедии напоминала лишь потоптанная в схватке трава, да обломанные ветви кустов. Он поднял свою курточку, валявшуюся подле зарослей кустарника, машинально отряхнул ее и внимательно прислушался.
Всхлипы реки не добавили ему оптимизма.
— Лена-а-а! — закричал он уже с тоской и с пониманием того, что случилось что-то ужасное.
Со стороны дороги донесся шум пронесшегося по шоссе автомобиля. Парень медленно побрел к дороге…

***

Грузовик был уже довольно стар, но судя сноровистости движения, присмотрен. В кабине грузовика ехали, покачиваясь на неровной дороге, водитель с усами под Владимира Мулявина и мокрый паренек.
— Искупался, что ли, — водитель попутного грузовика искоса посматривал на потемневшие от воды джинсы и рубашку. У ног подобранного им ночного скитальца скопилась небольшая лужица.
— Да… — машинально подтвердил попутчик, — то есть, нет! Сбросили в воду, сбили с ног. Гады! Сволочи…
— Хулиганье?
— Твари пьяные! Подонки!
— Вот мерзавцы! Я бы их …, — громадные, потемневшие от машинной возни, кисти рук обхватили баранку и сжали ее до побеления костяшек.
Некоторое время оба ехали молча. Мотор гудел мощно и успокаивающе. Свет фар выхватывал из темноты зыбкие очертания придорожных деревьев и яркие пятна дорожных знаков.
— Куда тебе?
— Да, где высадите, по пути. Доберусь уж как-нибудь сам. Я на Комсомольской живу, почти в центре.
— Подброшу до дома. Мало этих ночных бандюг по улицам шастает? А милицию хрен дозовешься. Гаишники только пьяных водил по ночам высматривают, а во всякие разборки не встревают. Так что, довезу. Сам в переделке побывал в прошлом году. Да меня не очень то возьмешь…
И водитель вновь выругался, но незлобиво и тихо…
Машина въехала в ночной город…

***

Мать стояла у двери квартиры и с испугом смотрела на мокрого сына.
— Что с тобой, Саша? — она, конечно, не спала, дожидаясь его прихода.
— Упал, нечаянно, в воду…
— Господи! Голова разбита, кровь всюду… Ты подрался?
— Просто ударился о камни на берегу реки.
— Не обманывай меня. Садись на стул, сейчас промою марганцовкой и перевяжу.
Отец уже спал, а мать, как всегда, поохав, отнеслась к ситуации с пониманием и подробности выпытывать не стала. Она принесла ему сухую одежду, а все мокрое бросила в стирку.
— Я разогрею тебе котлеты…
— Спасибо, я не хочу есть. Ложись спать.
— Ну, хорошо. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.
Подождав с полчаса, пока все затихло, Саша подошел к телефону, который находился в прихожей, и набрал номер.
Трубку сняли сразу, видимо там тоже не спали, ожидая припозднившуюся дочь.
— Лену можно? — попросил Саша.
— Это Саша? — ответил женский голос, — ее еще нет почему-то, я уже беспокоюсь. Ты ее видел?
— Да. Мы встречались сегодня. Пусть она позвонит, как придет, хорошо? — и парень быстро повесил трубку, не дожидаясь ответа.
— Где это куртка? — он осторожно открыл платяной шкаф в прихожей, — неужели тоже в стирку положила? А, нет… Вот она.
— Саша, ты куда? — мать все-таки еще не легла, — что-нибудь случилось?
— Мне нужно. Скоро приду…
Выходя из дома, он оглянулся — окно на кухне светилось, и мать смотрела ему вслед…

***

Трехэтажное здание милиции было освещено фонарями. Кое-где в окнах еще горел свет.
Саша сидел перед столом дежурного оперативника в погонах старшего лейтенанта.
— Фамилия? –оперативник таращил на парня красные усталые глаза.
— Крастонов.
— Имя?
— Александр… Олегович.
— Работаешь, учишься?
— Студент первого курса института народного хозяйства.
Работник милиции привычно и сноровисто записывал установочные данные в стандартный бланк заявления о совершенном преступлении.
— Почему ты думаешь, что с девушкой что-то случилось? — устало поинтересовался офицер.
— Я же Вам рассказал, как эти подонки на нас напали… Меня оглушили и сбросили в воду… А Лена до сих пор не пришла домой, я звонил.
— А, может, ей понравилось их общество, и …, — оперативник осекся, увидев его взгляд. — Да, шучу я… Тут такого наслушаешься, да насмотришься — вот и чувство юмора такое, особое, появляется.
Старший лейтенант со вздохом отложил исписанный листок в сторону и взял следующий.
— Они ее били?
— При мне — нет. Но я слышал, как она кричала.
— Кто бил тебя?
— Я их не знаю. Могу только описать по внешности. Да и то … Темно ведь было.
— Ну, давай. Значит, их было пятеро…
Оперативник толково и подробно стал уточнять приметы нападавших и обстоятельства, при которых студент оказался в реке.
— Все. Распишись теперь на каждом листе, а в конце напиши «мною прочитано, с моих слов записано правильно» — и тоже роспись.
Паренек, не читая, сделал то, о чем его просили.
— Сейчас я тебе выпишу направление на освидетельствование…
— А что это такое?
— Ну, на снятие побоев, проще говоря. С утра сходишь в судмедэкспертизу — доктора определят степень тяжести причиненных телесных повреждений, — старший лейтенант зевает, — но вряд ли они потянут на менее тяжкие, не говоря уже о тяжких, поэтому…
— А Лена? — взволнованно спросил парень.
— Что, Лена?
— Разве вы не поедете ее искать?
— Во-первых, это не входит в мои обязанности …
— Я не о Вас персонально говорю. Разве милиция не будет ее искать сейчас?
— Нет.
— Но, почему? Ее же схватили и …
— Что, «и»?
— Не знаю. Может быть, в эти минуты над ней издеваются…
— Вот, именно, «может быть». А, может быть мою тещу, дай ее бог здоровья — хорошая теща — сосед топором зарубил. Тем более что сосед — плотник, пьет, и мою тещу сильно не уважает. Может быть? Может. И много чего еще может быть.
— Так что же делать?
— Ничего. Вы кто ей?
— Ну, знакомый, наверное… Хороший знакомый.
— То есть, не член семьи и даже не родственник. Значит, и заявление о ее пропаже писать не имеете права.
— А кто имеет право?
— Супруг. Родители. Вот до утра если не найдется, то мать пусть приходит и пишет заявление. Тогда заведут розыскное дело. Да, и то, по-моему, его только через три дня заводят…
Через три дня тело девушки было найдено в реке, в четырнадцати километрах вниз по течению.





***

Портрет Генерального секретаря ЦК КПСС Черненко будто провожал неподвижным взглядом лихорадочно прохаживающегося мимо человека в синей прокурорской форме, но без кителя.Прокурор области большими шагами нервно вышагивал по своему кабинету. Его энергичное, волевое, слегка полноватое лицо было нахмурено.
Закончился, предусмотренный законом, пятилетний срок пребывания его в этой должности. Бумаги же на его представление на новый пятилетний срок осели где-то в недрах обкома партии.
Не то, чтобы он не ладил с обкомом — это было просто невозможно, но партийные чинуши на каждом шагу старались показать, кто в области хозяин. И на каждом бюро обкома старались ущипнуть главного областного «законника», как они называли его с пренебрежением и даже презрением.
К прокурорским работникам любая местная партийная и советская власть вообще относилась как к какой-то неизбежной, но не очень существенной, помехе.
— Что Вы тычете всюду свои законы! — мог заорать и, действительно, орал на прокурора даже завотделом обкома, не говоря уже о секретарях областного комитета партии или председателе облисполкома.
«Свои законы» — каково?
И прокурор вынужден был брать под козырек и снимать обоснованные и, главное, основанные на законе, претензии или требования к органам исполнительной власти и хозяйственникам.
Зазвонил телефон. Прокурор подошел к столу и взял трубку.
— Слушаю Вас, — произнес он. — …Здравствуйте, Василий Борисович… Да, мы проводим расследование… Пока неясно… Нет, никто не задержан… Почему не милиция занимается?... Это чисто прокурорская подследственность… Закон так определяет… Да, я, конечно, доложу о результатах… До свидания.
Прокурор положил трубку и хмыкнул.
— Почему не милиция…, — раздраженно повторил он, передразнивая собеседника, — …какой еще такой закон…
К милиции отношение было совершенно иное — милиция была цепным псом партии и служила ей верой и правдой, не оглядываясь ни на какие законы. Единственным законом для нее была воля партии, а, точнее, воля соответствующего партийного бонзы. Иногда начальник милиции был членом бюро обкома или райкома партии и, поэтому, фактически стоял в иерархии выше прокурора, хотя его деятельность была поднадзорна прокуратуре.
Прокурор области нервничал не зря. Он, в общем-то, был не из тех, кто чересчур прогибался перед партийной верхушкой области, и старался честно исполнять свой государственный долг. Конечно, это было видно невооруженным глазом и ему, похоже, собирались показать его место. Поводы к этому были, а найти основания…
Он взял со столика желтоватую брошюрку «Закон о Прокуратуре Союза ССР» и стал рассеянно листать ее.
Формально, в соответствии с Конституцией, прокуратура была централизованным органом, не подчинявшимся местным органам власти. Прокурора области своим приказом назначал Генеральный прокурор СССР. Но, фактически, ни одна номенклатурная должность и, уж, тем более, прокурорская, не могла быть занята без согласования соответствующего партийного комитета.
Вначале этот вопрос рассматривался на бюро райкома, обкома, или ЦК партии, в зависимости от того, прокурора какого ранга назначали. И уж если бюро не согласовывало кандидатуру, то и речи о его назначении не могло идти. Таких случаев история не зафиксировала. Кто мог пойти против мнения партийного органа?
Генеральный прокурор? Только, если ему самому надоела его должность.
На столе прозвенел звонок внутренней связи.
— Заходи, — коротко произнес в трубку областной прокурор и набросил на плечи китель без погон, но с двумя вышитыми золотом большими звездами в черных петлицах, висевший на спинке кресла.
Вошедший был высок, худощав и одет в аккуратный коричневый костюм и светлую рубашку с галстуком. Большие, не по возрасту, залысины, скрашивали его простоватое угловатое лицо, придавая ему интеллигентный вид. В руке он держал уголовное дело, скрепленное желтовато-коричневыми корочками, которое тотчас же и раскрыл, дождавшись приглашения присесть.
— Здравствуйте, Константин Сергеевич.
— Ну, что у тебя с этой утонувшей девушкой, — хозяин кабинета пожал вошедшему следователю руку, но не смог скрыть досады, хотя видимых поводов к этому не было.
— Она не утонула. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы Елена Болышева была сначала задушена, а потом сброшена в Неман. А, кроме того, очень сильно избита перед этим и зверски изнасилована. Говоря языком эксперта, смерть наступила в результате механической асфиксии, от сдавливания шеи руками. Свежий разрыв девственной плевы. На теле и на лице — семнадцать ушибленных ран…
— Вот как? Подозреваемые есть?
— Есть. И, по-моему, их даже несколько.
— Рассказывай.
— 21 августа в Заводской РОВД, ночью, около двух часов, обратился студент нархоза, то есть института народного хозяйства, — уточнил следователь, — некто Крастонов. Он пояснил, что поздним вечером, во время свидания с девушкой, которая и была затем обнаружена убитой, на них напало пятеро неизвестных парней. Если коротко, то его избили, оглушили и сбросили в реку.
— То есть, он мог утонуть?
— И наверняка утонул бы, как говорят эксперты. Ему просто повезло. Да и организм молодой, к тому же он спортсмен, серьезно занимается бегом.
— Значит, налицо — покушение на умышленное убийство?
— Да. Именно так я квалифицировал бы действия нападавших, в зависимости от степени участия, конечно.
— Что было дальше?
— Перед тем, как его оглушили, он слышал крики девушки. Очнулся, как показало наше расследование, в двухстах десяти метрах, вниз по течению, на другом берегу реки. Парень вновь переплыл реку, но на месте нападения уже никого не застал. Нашел лишь свою куртку, которую накидывал на плечи девушки.
— Место происшествия осматривали?
— Увы, всего лишь через пять дней. Материалы находились в милиции, и нам об этом не сообщили, посчитав, что потерпевшему причинены побои в обычной драке.
— Безобразие. Грамотеи, — прокурор, казалось, выплеснул свою злость. Он закурил сигарету и тотчас же закашлялся, так как курил редко.
— Что дал осмотр места происшествия?
— Почти ничего. Едва видимые следы борьбы на почве и на траве. Есть и следы ног, но снять с них слепки и идентифицировать не представилось возможным, ввиду их давности и обильно выпадающей ежедневно росы. Небольшие осколки пивной бутылки. Сломанные ветви кустарника. Следы стоявшей автомашины. Вот и все.
— А что по девушке?
— Места, где над ней совершены насильственные действия и где она была сброшена в реку, установить не удалось.
— Автомашина хоть установлена?
— Это оказалось проще всего. Протекторы принадлежат спортивному итальянскому автомобилю «Фиат-Z». Такой ширины шин нет ни у одной из иномарок, состоящих на учете в областном ГАИ. Да и всего иномарок в области меньше пятидесяти.
— И кому он принадлежит?
— Числится на сестре начальника управления торговли облисполкома Плеткевича Иосифа Казимировича. Но фактически постоянно ездит на ней его сын Павел, тоже студент нархоза, факультет торговых отношений, второй курс.
— Крастонов с ним не пересекался?
— Нет, они не знают друг друга. Да и поговаривают, что этот Павел, или как его зовут дружки, Пашот, занятия в институте посещать не изволит — занят другими делами.
— Какими?
— Ошивается в окрестностях валютного магазина «Березка» и возле гостиницы «Неман», где и заканчивает обычно день гульбой в ресторане. Неоднократно задерживался милицией, но …
— Что «но»?
— Вы же понимаете, кто у него отец. Все дефициты под его началом. Тут, если потребуется, обычную водку не всегда купишь, да кусочек колбасы сырокопченой на закуску, а там…
— Да-а-а, — протяжно вздохнул прокурор, — и что, этот самый Павел отрицает, что был там в тот вечер?
— Ничуть. Равно, как и остальные четверо.
— Вот как? — хозяин кабинета от удивления промахнулся уже потухшей сигаретой мимо хрустальной пепельницы и досадливо поморщился.
— Все они утверждают, что пили вечером пиво на берегу Немана и случайно видели, как парень, похожий на Крастонова, сбрасывал девушку с берега.
— Вот же, мразь, какая … Крастонов их опознал?
— Да. Он утверждает, что это именно те молодые люди, которые напали на них вечером 21 августа.
— А Вы точно уверены, что это они совершили преступление?
— Почти стопроцентно. Характеризуются все крайне отрицательно, ведут, по существу, паразитический образ жизни, в своих показаниях постоянно путаются. И, главное, следственный эксперимент, проведенный в том месте, где по их уверениям, Крастонов, якобы сбросил девушку, показал, что это невозможно.
— Почему?
— Берег реки в том месте пологий и глубина у берега небольшая. Чтобы сбросить что-то, а, тем более кого-то, нужно войти в воду, как минимум, выше колен.
— Автомашину осматривали?
— Да, сразу же, как только ее установили. Она тщательно вымыта. Эксперты утверждают, что никаких следов нет вообще, поскольку в салоне произведена химчистка.
— Не пытались выяснить, где она могла быть произведена?
— Розыскникам отправлено отдельное поручение на этот счет. Результатов пока не получено.
— Вы уже предъявили кому-нибудь обвинение? — прокурор встал с кресла, приготовившись закурить еще одну сигарету, что на него было совсем уже непохоже.
— Нет, Константин Сергеевич. Нужна серьезная доказательная база. Жду результатов экспертиз. Всего их назначено восемь. Вчера дактилоскопическая экспертиза показала, что отпечатки пальцев на осколках бутылки, которой оглушили Крастонова, принадлежат одному из подозреваемых.
— Кто же он?
— Его фамилия Ступенев. А зовут — Игорь.
Прокурор области рухнул в кресло. Его рука слепо ткнула в пепельницу незажженную сигарету. Волевое лицо исказила гримаса горестного недоумения.
Фамилия Ступенев принадлежала второму секретарю обкома партии, курировавшему, по распределению обязанностей, экономику, торговлю и правоохранительные органы. И его единственного сына звали Игорем. Об этом знали все областные чиновники, и прокурор не был исключением.
И именно он, Ступенев, только что звонил прокурору, интересуясь ходом расследования и негодуя, что до сих пор не установлены преступники.
Осведомлен был о принадлежности хорошо известной в области фамилии и следователь, который прекрасно понимал сложность положения, в котором оказался его руководитель. Он молчал, отведя взгляд в сторону. Но он не мог и представить себе все нюансы, связанные с делом, которое он расследовал.
— Ну, давай, Зотов, занимайся, — наконец сумел выдавить прокурор, — докладывай мне регулярно о результатах следствия…

***

Просторная приемная второго секретаря обкома была обставлена новой и стильной мебелью, выдержанной в светлых ореховых тонах. Шторы на окнах висели свежие и строгие, длинный ряд телефонов на столе выглядел устрашающе, но современно.
Оттенок старости в окружающую обстановку привносила лишь солидных лет секретарша, пережившая уже нескольких владельцев этого кабинета.
— У себя? — солидный седовласый мужчина с дипломатом в руке кивнул в сторону двери кабинета со сверкающей табличкой посередине, указывающей на ранг его обитателя.
— Да, но он сейчас занят, — насупленная секретарша, напоминала своим видом старую сову, которой, для полноты картины, хотелось вставить в покривившийся уголок рта папиросу «Беломор». Заметив, что вошедший направился было в сторону двери, она привстала и протестующе подняла руку.
— Он меня ждет, — не обращая на протест рьяной телохранительницы, пришедший, одетый в элегантный светло-серый, в едва видимую полоску, костюм, уже касался первой двери «предбанника».
— Василий Борисович, к Вам Плеткевич, — успела каркнуть вдогонку в микрофон громкоговорящей связи ретивая секретарша.
В громадном кабинете Ступенев был один. Над столом на стене висел большой портрет Черненко. Ступенев сидел за столом и задумчиво перелистывал дефицитный, богато иллюстрированный журнал «Америка».
— Приветствую Вас, Василий Борисович.
Не дождавшись ответа, вошедший без приглашения плюхнулся в кресло, стоящее возле приставного столика для посетителей.
Хозяин кабинета, перевернув еще пару страниц, наконец, соизволил обратить на него внимание.
— А, Иосиф Казимирович собственной персоной, — лениво проронил он, демонстрируя даже голосом пренебрежительное отношение к гостю.
Еще бы — тот был всего лишь начальником управления облисполкома — мелкая сошка, по сравнению со вторым секретарем, и, фактически, уже первым лицом в области.
— Живут же загнивающие капиталисты, — как бы пожаловался хозяин, тыкая пальцем в фото роскошной двухэтажной виллы с голубыми бассейнами, ухоженными лужайками и газонами с цветами. Впрочем, в голосе его не прослушивалось ни особого восхищения, ни явного сожаления или зависти.
— С чем пожаловал? — журнал был отброшен в сторону, и немигающие глаза, (один из них слегка косил) требовательно уставились в лицо посетителя.
— Вот, — коротко ответил тот и, положив дипломат на краешек массивного дубового стола, уже щелкнул одним из двух замков.
— Ту-ту-ту-ту…, — всполошенно хлопнул губами обкомовский руководитель и поднял руку, махнув ей вниз.
Грузно колыхнувшись тучным телом, он поспешно привстал с кожаного кресла и накрыл дипломат своей полной, покрытой короткими густыми волосками, кистью руки.
Вторая рука ткнула назад, в сторону искусно задрапированной занавеской двери, едва заметной в массивных дубовых панелях, обшивавших стены кабинета, — пройди-ка в комнату отдыха.
— Софья Андреевна, ко мне — никого, — буркнул он в селектор и поспешил за посетителем, уже скрывшимся в потайной комнате.
— Ты чего это… — злобно зашипел секретарь обкома в лицо бесшабашного гостя, — совсем всякую осторожность потерял?
— Да кто Вас посмеет подслушивать, Василий Борисович? — тот по-прежнему оставался безмятежен, но попыток открыть принесенный с собой дипломат пока не предпринимал.
— Кто-кто? Дед Пихто!
— КГБ, что ли? Так им еще в шестьдесят шестом году секретным цековским постановлением запретили вести слежку за руководителями партийных органов.
— А, ты кто — партийный руководитель, что ли? Следить могут за тобой, а попасть рядом могу и я…
— Понял, понял, понял…, — рассыпался в нарочитых извинениях посетитель.
— То-то же. Что у тебя там? Давай, показывай.
Плеткевич сел за небольшой столик и положил на него дипломат. Затем открыл второй замочек и ловко откинул крышку кверху. В недавно вошедшем в моду дипломате лежали две бутылки марочного армянского коньяка «Ани», большой футляр, обтянутый синим сафьяном, и скромный сверточек, обернутый обычной упаковочной бумагой.
— Это Вашей супруге, Веронике Сергеевне, — футляр был извлечен гостем и осторожно раскрыт, — у нее через две недели день рождения.
Внутри футляра на синем бархате тяжело золотилось колье со сверкающими подвесками.
— Брильянтики, — зашептал Плеткевич, — как говорится, чистейшей воды.
— Спасибо. Непременно передам и приглашаю сразу на день рождения, чтобы не забыть.
— А — это…, — гость ногтем пальца надорвал упаковку и показал две пачки серо-зеленого цвета, — денежки. Ваша доля по дагестанским делам за это полугодие.
— Валюта?
— Точно-с, двадцать тысяч североамериканских долларов.
— И, что я с ними буду делать? В сберкассу положу? — деланно осерчал Ступенев.
— Можем поменять и на наши. Нет проблем. По курсу черного рынка это составит около ста семидесяти тысяч рублей. Ваша заработная плата аж за шестьдесят лет. На эти деньги можно приобрести шестнадцать «Волг» последней модели. А если перепродать их на Кавказ…
— Ну, хватит, хватит, — голос секретаря обкома стал действительно раздраженным, — торгаш и есть торгаш, тебе бы только махинации крутить, да людей обманывать.
Он сунул сверток в карман своего пиджака, не замечая недоброго прищура в сузившихся глазах Плеткевича.
— Открывай коньяк, отметим это дело по славянскому обычаю, — Ступенев достал две рюмки и большую плитку шоколада из стоящей рядом приземистой тумбочки.
Оба выпили и блаженно прикрыли глаза, как бы прислушиваясь к проникновению благородного напитка в организм.
— Хорош коньячок, — отломив дольку шоколада, оценил хозяин, — люблю армянский, ни с какими «Наполеонами» не сравнить. Ты это… Завез бы ящичек-другой на дачу, а то закончился…
— Сделаем, Василий Борисович. Правда, «Ани» двадцатилетней выдержки не обещаю, туго с этим сейчас, но «Арарат» будет точно.
Ступенев налил еще по рюмке, завинтил пробку на бутылке и поставил ее в тумбочку.
«Вот жмот, — поморщился Плеткевич, — хоть бы по третьей налил, раз по славянскому обычаю».
Но вслух, конечно, сказал совсем иное, подняв рюмку на уровень глаз и любуясь слегка дрожащим цветом темного янтаря:
— Ваше драгоценное здоровье, Василий Борисович, — пожевал немного губами и добавил, — оно нужно не только Вам и не только всем нам, но и нашей славной партии, нашему могучему государству, нашей великой Родине. Верю, что Вы далеко пойдете. Большому кораблю — большое плавание.
Секретарь обкома лишь кивнул головой, восприняв сказанное, как должное и как вполне заслуженное.
Немного посидели молча. Затем Плеткевич, пользуясь моментом, решил некоторые вопросы выделения фондов на дефицитные товары. Ступенев наложил нужные визы без всякого согласования и обсуждения.
Видя, что гость уже собирается уходить, секретарь обкома, помявшись, вдруг перевел разговор на совершенно иную тему.
— Погоди. Тут такое дело… Скажи своему сыну, Пашкой его зовут, по-моему… Чтобы отстал от моего Игоря. История эта темная с утопленницей… Наркотой, замечаю, стал баловаться…
— Василий Борисович! — вспыхнул собеседник, — только без обиды! С девкой-то Ваш Игорь затеял, и пацана он пытался пришить — точно знаю. Не в курсе, как там и что произошло, но мой Пашка удержать его пытался…
— Ну, ты полегче, ты соображай чего…
— Да соображаю я. Дайте сказать. И наркотики мой не употребляет. Хранил — знаю, угощал друзей — да. Но сам — ни-ни. Я, конечно, скажу ему, но и Вы… Надо меры какие-то принимать. Следак настырный попался, копает, рыщет…
— Слушай, если ты еще хоть раз, кому-нибудь об…
— Все. Молчу, молчу. Это ж я по-свойски…
— Свояк нашелся. Ты смотри мне, этой паленой водкой дел не наделай. Людей не потрави. А то «по-свойски» и южную сторону камеры обеспечу.
— Василий Борисович! Господь с Вами! Водка вполне нормальная. Спирт из Дагестана поступает качественный, в цистернах. Здесь только разбавляют, как положено по Менделееву — сорок градусов, и разливают в заводском цеху, на нормальном оборудовании. И торгуют этой водкой только…
— Мне твои подробности не нужны. Я сказал, смотри — доиграешься. Все иди.
И хозяин встал, давая понять, что разговор закончен.

***

Белая «Волга» легко бежала по свежеуложенному асфальту. Плеткевич, по обыкновению, сидел рядом с шофером. Лицо его было сумрачно, глаза сощурены, губы сжаты.
«Вот, сволочь», — мысли медленно ворошились в голове Плеткевича, когда он уже садился в служебную машину, по штату ему не положенную и состоявшую на балансе в облпотребсоюзе.
Сволочь, да к тому же тупая и самодовольная. Не поймет никак, что он полностью от меня зависит и его судьба в моих руках. Кормлю его, пою, бабами снабжаю, сколько денег ему уже выложил… Ничего — до поры, до времени. На коленях будет ползать. Не ведает, что портативный импортный диктофон исправно фиксирует все наши разговоры. Есть и снимочки любопытные в саунах разных, и даже вполне качественная видеозапись его художеств с комсомольскими красотками… Документики с его чудовищными, по размаху, визами исправно хранятся… И сынок его здорово влип. Может пора и приструнить этого тупорылого чинушу?
«Нет. Нельзя поддаваться мимолетным эмоциям, — пресек он свои мстительные устремления, — он пока необходим. Я же и подвел его к посту первого секретаря. Неужели и этого он не понимает? Сколько истрачено на подарки, да на взятки в Москву…»
Собственно, он, пожалуй, единственный среди партийных и советских чиновников области, кто вел себя столь уничижительно по отношению к всемогущему начальнику управления торговли. Все остальные относились к невидному посту Плеткевича с полным пониманием сути могущества распределения дефицита, да и не дефицита тоже. И всегда старались первыми подать ему руку, даже чванливый и брюзгливый председатель облисполкома.

***

Ступенев в волнении расчерчивал лежащий на полу своего кабинета пушистый персидский ковер нервными ломаными шагами.
— Ах, скотина, …, …, …, — то и дело применял он непечатные выражения — Совсем зарвалась, тля торгашная. Вышвырнуть его с работы? Выгнать из партии? Посадить?
Быстрыми шагами он забежал в комнату отдыха, налил себе фужер коньяка и жадно, двумя глотками, проглотил. Как ни странно, крепкий ароматный напиток не усилил ярость, а, напротив, заставил сесть за столик и призадуматься над некоторыми возникшими проблемами и путями их решения.
— Так, по сыну, вероятно, что-то серьезное, — пробормотал он, — не стал бы так нагло, в упор, переть этот паскудный торгаш, — он потер переносицу двумя пальцами. — Пожалуй, надо пригласить к себе Калугина, потолковать на эту тему. Милицейский генерал предан мне, как пес, и сделает все, что требуется.
Он налил еще коньяка, но передумал и поставил фужер на столик. Ступенев активно размышлял, морщившись, щуря глаза, потирая рукой щеку.
Его изворотливый ум искал подходящие варианты развития событий и пути разрешения некоторых неприятных вопросов.
С Плеткевичем, конечно, горячиться не надо. Поставить его на место — да, но никаких кадровых решений и тем более… Слишком многое их связывает. И вообще, человек он полезный и нужный. И со связями в самой Москве.
Ступенев задумчиво взял рюмку, покрутил между пальцами ее тонкую ножку и вновь поставил на столик.
А вот Ремезов, прокурор… Хуже всего с прокурором — вечно норовит законами перед носом у других помахать, законник хренов. Старается обособиться и от обкома, и от облисполкома. Даже в «греческий зал» обкомовской столовой, для избранных, не ходит. Старается в общей очереди постоять за обедом.
Ступенев легонько хлопнул себя по лбу с торжествующим выражением: «как же я запамятовал, мы же должны на бюро его рассматривать, на предмет переназначения на другой срок, или как там у них это называется… Отлично — тут то мы тебя и поставим в позу за твое позерство…»
Он вернулся в кабинет, сел в свое удобное кресло и начал действовать.
— Михаил Викторович, — произнес Ступенев, нажав на клавишу селектора с надписью «заворготделом», — собирайте бюро обкома на завтра на семнадцать часов. Повестка сверстана?
— Да, Василий Борисович. Что, будут дополнения?
— Нет. Там включен вопрос по нашему прокурору?
— Да. Все бумаги подготовлены.
— Значит, фунциклируйте, — шутит секретарь, подколов не шибко грамотного заворга, употребившего как-то прилюдно слово «фунциклировать» вместо «функционировать».
— А первый в курсе?
— Я с ним сам переговорю.
— Понял.
— Ну, тогда все, — довольно прервал беседу Ступенев и нажал на следующую клавишу.
— Слушаю Вас, Василий Борисович, — ворвался в комнату резкий клекочущий голос. Это отозвалась Старая Сова, как он за глаза называл свою секретаршу. Ему многое в ней не нравилось. Но она была грамотна, цепка и, несмотря на возраст, умна и памятлива. Ступенев мог ей смело поручить любой вопрос на уровне завотделов, и через некоторое время Сова докладывала о его безукоризненном исполнении. Кроме того, супруга второго секретаря обкома была страшно ревнива, и это служило, пожалуй, не менее важным основанием для сохранения на своей, далеко не мелкой должности, Старой совой.
— Соедините меня с Калугиным, начальником областного УВД, Софья Андреевна, — процедил Ступенев. — Если его нет, пусть найдут, он мне срочно нужен.
Он отключился, и стал нетерпеливо похлопывать по столу полной ладонью.
— Первым делом, первым делом — самолеты…, — фальшиво замурлыкал он, — … ну, а девушки? … А девушки потом…
— Василий Борисович, — вновь заклекотала секретарша, — Калугин на линии.
— Доброго здоровья, Николай Леонидович, — теплым тоном произнес в телефонную трубку второй секретарь, — как здоровье, генерал?... Ну, прекрасно… Не затруднит тебя к концу дня ко мне заглянуть? Разговор есть… Да, нет, не пугайся — ничего серьезного… Сейчас можешь подъехать?... Ну, жду тогда… До встречи.

Прошло совсем немного времени, Ступенев не успел даже допить чай. Он, устроившись за низеньким столом, прихлебывал душистый ароматный напиток из стакана в старинном серебряном подстаканнике. Сверху темно-коричневой жидкости плавал ломтик лимона.
— Калугин по Вашему вызову, — раздался каркающий голос Софьи Андреевны, — ему подождать или…
— Пусть заходит, — приказал Ступенев.
В кабинет вошел краснолицый здоровяк. Милицейская генеральская форма плотно обтягивала его заметно обозначившееся брюшко.
— Здравия желаю, Василий Борисович, — с порога потянулся генерал, приложив руку к фуражке.
— Здравствуй, Николай Леонидович.
— Разрешите доложить?
— Погоди. Присядь сначала. Чай будешь? Настоящий — цейлонский, баночный — не какая-нибудь Грузия.
— Так точно. С удовольствием, — Калугин присел за приставной стол, положил на его краешек форменную фуражку.
— Софья Андреевна, — попросил Ступенев в селектор, — еще стаканчик чая.
Секретарша внесла на подносе такой же стакан с подстаканником.
— Ну, докладывай, как обстановка в области? — поинтересовался Ступенев, прихлебывая чай.
— За сутки — ничего серьезного, — отчеканил генерал, — одно убийство на семейно-бытовой почве — жена мужа топором по голове… Остальное мелочь: кражи, хулиганства, телесные повреждения… Сгорело зернохранилище в колхозе «Имени 25-го партсъезда»… Доставлено в медвытрезвители…
— Послушай, Николай Леонидович, — перебил его Ступенев, — позвал я тебя поговорить о нашем прокуроре. Завтра на бюро будет решаться вопрос о назначении его на следующий срок. Как твое мнение о нем? Только откровенно, как член партии — члену партии.
— Василий Борисович, — медленно начал генерал, лихорадочно соображая, с чего бы это всесильный Ступенев решил с ним советоваться по кандидатуре областного прокурора, — работаем, в общем, нормально, координируемся в борьбе с преступностью. Требователен, когда необходимо — принципиален. Каких-то серьезных вопросов и трений не возникало…
Он прихлебнул чай.
— Ну, ну, — произнес Ступенев, — а работать не мешает?
— Вот только иногда чересчур…, — генерал оживился, — ведь в нашей оперативной работе без некоторых нарушений не обойтись…
Но хозяин кабинета слушал его уже вполуха, вертя в руке большой красный карандаш и тыкая его острием в чистый лист бумаги.
— …есть в оперативно-розыскной деятельности и такие нюансы, — азартно продолжал начальник милиции, — а прокуратура слишком прямолинейно…
— Значит, инертна наша прокуратура, — прервал его невпопад Ступенев, — да я и сам это замечаю. Допускают волокиту по некоторым уголовным делам. И по девушке этой утонувшей следствие прокурорское буксует что-то. Ты помоги им, пожалуйста… Есть виновный, но не признается. Вроде, арестовать его должны. Пропусти его у себя там… Как положено, в общем…
— Слушаюсь, Василий Борисович. Будет исполнено.
— Договорились. На рыбалку-то в субботу поедем?
— Обязательно. В пятницу пошлю людей. Все, как положено — уха, шашлычки, банька, ну и…
— Ну, давай, действуй, — и секретарь пожал руку сразу вскочившему на ноги генералу.

***

И в кабинете генерала на стене висел обязательный в то время атрибут каждого служебного кабинета — портрет Черненко. На столе расположился большой бюст Дзержинского под бронзу.
— Лидочка, спасибо за чай и принеси мне сводки, — попросил в селектор Калугин, — да, и свяжи-ка меня по прямому с начальником СИЗО.
Он сосредоточенно открыл какую-то папку.
— Николай Леонидович, Шичко на проводе — на первой линии.
— Василий Елисеевич, здравствуй, — генерал взял чашку с чаем, принесенную секретаршей и подул в нее, остужая, — горячий, черт… Нет, это я не тебе… Как дела?… Ну-ну… Что ты мне объясняешь! Перед женой объясняйся, а у нас положено отвечать… Да шучу я, не дергайся… Послушай, вчера посадили к тебе парня за убийство. Крастонов, вроде, фамилия. Пропусти его через спецкамеру. Доложишь… Все. До связи.
Генерал задумчиво поглядел на поднимающийся из чашки пар, зачем-то понюхал его и отпил крупный глоток чая.
История с убийством девушки ему совсем не нравилась. Генерал был уверен, что преступление совершено кем-то из пятерки, находившейся в подъехавшей к берегу реки машине, а, возможно, и всеми ими. То, что двое из этой компании были сыновьями, пожалуй, двух самых влиятельных людей области, не нравилось ему еще больше.
Калугин был прагматиком, он прекрасно осознавал, кто играет первую скрипку в обкоме, ясно представлял себе весь чиновничий расклад и особое место в нем Плеткевича. И даже имел некоторые оперативные данные о производстве поддельной водки. Агентурные материалы об этом хранились в его личном сейфе, поскольку он подозревал, а, если быть точным, доподлинно знал, кто за этим стоит.
Конечно, он не собирался легализовывать секретные материалы. Но и не уничтожил, хотя хранить у себя их было опасно. Извечные соперники из КГБ могли об этом пронюхать, накапать Ступеневу, что милиция собирает на него компру и тогда… Что тогда? Ясно — что. Прощай партбилет, прощай должность, прощай генеральские погоны. Обком отреагировал бы мгновенно и его бы все поддержали. В этом смысле партия едина. Хорошо, если просто отправят на пенсию…
Калугин осторожно покосился на одну из массивных дубовых панелей, прикрепленных к стене сзади стола, за которым он сидел.
За панелью искусно скрывался сейф, о котором не знал никто из его подчиненных. В этом сейфе лежали несколько незарегистрированных нигде пистолетов и папочки с различными материалами на многих высоких должностных лиц области. Много что лежало в этом небольшом хранилище…
Любому офицеру милиции известно — случайно полученный компромат на руководящих партийных работников подлежит немедленному уничтожению. Без регистрации. Без всякого доклада кому-либо. А сам факт подлежит немедленному забвению. Не дай Бог где упомянуть или даже намекнуть…
И, тем не менее, компроматериалы Калугин хранил. И — не только на Ступенева. В этой жизни всякое бывает. Иногда падают и глыбы несоизмеримо большего масштаба, чем секретарь провинциального обкома. В этом деле надо брать пример со своего бывшего могущественного министра, со Щелокова…
Лицо Калугина сделалось сумрачным и неподвижным. Губы его плотно сжались. Он согнулся и уставился в одну точку, легонько постукивая кулаком по столу.
Генерал с трудом пытался оторваться от своих мрачноватых мыслей. Проблема детей, а точнее, сынков, была всегда и во все времена. Даже в самой высокой партийной и советской верхушке время от времени случались истории, которые трудно было сохранить в тайне. Кремлевские дети…
Слава богу, это дело с утопленницей ведет прокуратура, как и положено по подследственности. Пускай у прокурора голова болит, что с ним делать. А он, генерал, безусловно, выполнит указание второго секретаря обкома. Надо дать команду розыску, чтоб не слишком тут усердствовали с выполнением отдельных поручений прокуратуры по этому, дурно пахнущему, делу.
Генерал резко выпрямился и решительно нажал кнопку селектора.
— Лидочка, соедини меня с Ермоловичем.
— Соединяю, — тотчас прощебетал голосок секретарши.
— Слушаю Вас, товарищ генерал, — зазвучало из селектора.
— Кто из твоих розыскников работает по утопленнице?
— Трое работают и криминалист в придачу. Целую группу создали. Прокуратура рвет и мечет…
— Пришли-ка ко мне старшего…, — Калугин помедлил, — или нет — зайди лучше сам.
— Слушаюсь, товарищ генерал!

***

Зотов, следователь прокуратуры области, сидел в своем скромном кабинете за столом, заваленным делами и документами. Постучав в дверь, к нему зашел Крастонов.
— Так, Саша, присаживайся, — Зотов был дружелюбен и доброжелателен, — давай-ка еще раз пройдемся подробно по событиям того вечера. Во сколько и где вы встретились с Леной?
— Товарищ следователь, я ведь уже несколько раз рассказывал об этом, ничего нового добавить не могу.
— Ничего, расскажешь еще раз. Я буду проводить очную ставку между тобой и каждым из этой пятерки. А затем проведем следственный эксперимент непосредственно на берегу реки, проверим твои показания на месте. Следов, конечно, не густо — но важно, чтобы они не противоречили твоим показаниям. И восстановим события.
— А как можно их восстановить? Ведь прошло уже столько времени… Да и подтвердить мои показания никто не может.
— Есть материальные следы, которые оставлены на месте преступления и которые зафиксированы в протоколе осмотра места происшествия. То есть, следы борьбы, которые косвенно подтверждают версию о лежачем положении одного из участников произошедшей стычки. Есть частицы почвы, изъятой с места происшествия, и экспертиза подтвердила, что группа крови, содержащейся в ней, совпадает с твоей группой крови. Есть осколки бутылочного стекла со следами крови, опять же совпадающей с твоей, и отпечатками пальцев одного из нападавших. В общем, не очень много, но кое-что есть, что может объективно подтвердить твои показания и опровергнуть показания этой пятерки.
Давай, начинаем, — следователь заправил бланк протокола допроса в пишущую машинку…
— Ну, что ж. Вроде все зафиксировано и разложено по полочкам, — следователь заправил в печатную машинку еще один лист бумаги, — еще только один уточняющий вопрос: кем, все-таки, был нанесен тебе удар бутылкой в область затылка?
— Я этого не видел. Но, исходя из того, что меня лежащего били ногами трое, которых я опознал, как граждан Плеткевича, Корытько и Макейчика, а четвертый — опознанный мной, как Ломович, держал Лену, то есть, потерпевшую Болышеву, то ударить меня мог только пятый, оказавшийся вне поля моего зрения.
— Кто же он?
— Им мог быть только опознанный мной гражданин Ступенев.
— Хорошо. Бери, читай, а потом распишись, где положено. Если будут какие-то дополнения, напишешь сам, своей рукой, а в конце …
На столе басовито загудел телефон внутренней связи. Следователь покосился на него с недовольством, но вздохнул и взял трубку.
— Слушаю, Константин Сергеевич… Да… Да… Еще нет… Но я сейчас допрашиваю… Есть, понял, иду.
— Подожди меня в коридоре Крастонов, — следователь сунул листки протокола допроса в уголовное дело и, взяв его подмышку, вышел из кабинета.

***

Полноватое лицо прокурора области выглядело смятым и алело разбросанными по нему яркими пятнами. Будто чья-то большая ладонь обхватила его, помяла и разжалась, оставив весьма устойчивые и заметные следы.
— Что ты там тянешь с этим делом! — Хозяин кабинета не пригласил вошедшего Зотова даже присесть.
Впрочем, он в этот момент и сам стоял, упираясь обеими руками в массивную столешницу и набычившись.
— Не готова еще биохимическая экспертиза по сперме, не проведены очные ставки, нужно вынести постановление о проведении следственного эксперимента…
— На черта все это нужно, — прокурор сорвался на крик, но тотчас взял себя в руки и потянулся за сигаретой. Лицо его словно сдулось, сохранив неровные багровеющие пятна. Рука, ухватившая сигаретную пачку, заметно подрагивала.
— Зачем тебе еще какой-то следственный эксперимент, — голос прокурора был уже почти спокоен, и лишь легкая надтреснутость выдавала сильное душевное волнение, — очные ставки — да, нужны. Заключение экспертизы придет — никуда не денется. И все. Больше по делу ничего делать не следует — все и так ясно. У тебя есть пять свидетелей, очевидцев происшедшего… Подозреваемый не отрицает, что был с ней в тот вечер на берегу… Кстати, он арестован?
— Нет, — машинально ответил следователь, но вдруг вздрогнул и поднял на начальника недоумевающие глаза, — позвольте, Константин Сергеевич, какой подозреваемый… Вы кого имеете в виду?
— Кого? Крастонова, конечно. Так, по-моему, его фамилия?
— Так. Но ведь он, напротив, потерпевший.
— Он — единственный подозреваемый. И на него, как на такового, показывают пять человек. Которые все видели. И некоторые из них являются членами семей очень уважаемых в области людей, которым нет оснований не верить.
— Уважаемым людям? — горько усмехается следователь. До него дошло, о чем идет речь, и он уже стал догадываться, какой приказ последует дальше.
— Что, уважаемым людям? — непонимающе повторил прокурор области.
— Я говорю, нет оснований не верить уважаемым в области людям?
— Ты это брось! — снова взорвался прокурор, — я спрашиваю тебя, подозреваемый арестован?
— Нет.
— Почему?
— Оснований для ареста Крастонова нет.
— Немедленно арестовать!
— Константин Сергеевич, я этого сделать не могу.
— Что это за формулировка «не могу»… Я приказываю тебе!
— Вы прекрасно знаете, что следователь — самостоятельное процессуальное лицо. Даже, если Вы дадите письменное указание на этот счет — я его не выполню. Я уверен, что Крастонов не виновен. Преступление совершили эти пятеро и …
— Ты можешь считать все, что угодно, раз уж ты настолько самостоятельный. Я бы, вообще, передал это уголовное дело другому следователю, но … Трое в командировках, один — на курсах повышения квалификации, одна — в отпуске по беременности и родам, еще один — в больнице уже второй месяц… Вас только трое и осталось, — голос прокурора уже совсем спокоен, он прикурил от зажигалки сигарету и затянулся, выпустив большой клуб дыма.
Губы следователя по-прежнему были упрямо сжаты, а глаза отчаянно пытались заглянуть в глаза собеседнику. Но дым мешал. И не только дым — прокурор области явно избегал взгляда.
— Плытько работает по массовой гибели людей на стадионе, после обрушения трибун. Дело на контроле у самого Первого секретаря ЦК. Он и так пашет днем и ночью… Плытько, то есть…, — обычно логичный прокурор сбился, — да и Первый секретарь тоже… Зайцев завален делами по выпуску недоброкачественной продукции комбинатом стройматериалов и «Химволокном». Так что тебе и придется это дело заканчивать, больше некому.
Следователь по-прежнему молчал, лишь залысины его покраснели и покрылись капельками пота.
— Поэтому, подготовишь постановление об аресте Крастонова за моей подписью, я сам его арестую. Или ты и это откажешься сделать?
— Я подготовлю, — глухо произнес следователь, — но Вы совершаете большую непоправимую ошибку и никакой суд …
— Молокосос! — взорвался прокурор и швырнул сигарету в угол. На этот раз гнев был настоящим, лицо прокурора вновь стало волевым, глаза сузились, в них появился нехороший блеск.
— Константин Сер…
— Он меня учить будет! — не утихал прокурор, — я сам следователем проработал девять лет и, слава Богу… Иди — выполняй! И следствие чтобы было закончено в установленный законом двухмесячный срок. Продлевать тебе я его не буду. Иди!
Следователь пулей вылетел из кабинета, бусинки пота прочертили на его лице косые мокрые линии. Вика, секретарша из приемной, подкрашивавшая в это время глаза, недоуменно посмотрела ему вслед.
В коридоре следователь буквально врезался в плечо невысокой рыжеволосой женщины в темно-синем прокурорском мундире с петлицами младшего советника юстиции, выходившей из своего кабинета.
— Что стряслось, Володенька, — женщина улыбнулась своими полноватыми губами, слегка подкрашенными темно-красной помадой, — тебя как из кастрюльки с кипятком вытянули.
— Это не со мной… Это с ним что-то стряслось…
— С кем?
— С шефом. С Константином Сергеевичем…
— Ну-ка, зайди, — и женщина втянула его за рукав в свой кабинет, — рассказывай.
— Я его первый раз таким вижу. Он, ни с того, ни с сего, пересмотрел свою позицию по уголовному делу, которое я веду, и приказал арестовать невиновного человека…
— Рассказывай, — коротко потребовала женщина…

Они долго сидели в кабинете Долининой.
… — Все понятно, — вздохнула, наконец, она и полезла в ящик стола за сигаретами, — эх, тяжкая наша доля!
— Что понятно? Какая наша доля? Я ничего не понимаю, Таисия Николаевна.
Долинина Таисия Николаевна, работавшая начальником отдела по надзору за рассмотрением судами уголовных дел, ловко чиркнула спичкой и, глубоко затянувшись, выпустила сизую струйку дыма.
— Сейчас объясню, Володя. Не переживай — все обойдется, я думаю. Закуришь?
— Я же бросил полтора месяц назад.
— Извини, забыла. Ты не думай, что наш шеф свихнулся. Он не из тех. Просто срок пятилетний у него заканчивается. А назначат ли на новый — большой вопрос. Вчера поздно вечером закончилось бюро обкома партии, я слышала — тяжелый разговор там состоялся. Короче, бюро пока отложило рассмотрение вопроса о назначении Константина Сергеевича на новый срок…
— Но мы же подчиняемся непосредственно Москве и не зависим от местных органов. Прокуроров всех уровней назначает Генеральный прокурор и… Да что я Вам рассказываю…
— Ну, ты совсем уж… С такими взглядами и самого в партию не примут, так и останешься следователем на всю оставшуюся жизнь.
— Ну, так просветите меня, темного.
— Володенька, без партии вообще ничего не происходит. Ни в стране, ни у нас — нигде. Даже сев и уборка урожая проводятся по указанию партийных органов. Даже огурец не смеет расти, если не принято соответствующее постановление. Ты юрфак когда заканчивал?
— В восемьдесят третьем.
— Ну, вот, значит, на втором или на третьем курсе конспектировал писательские труды Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева «Целину», «Малую Землю», «Возрождение».
— Как и все.
— И ничего не понял?
— А что понимать-то… Человек написал воспоминания о своих ратных и трудовых делах.
— Значит, не понял. А мы, между прочим, эти опусы обсуждали на партийных собраниях. Это не воспоминания, это наука: как должен жить советский человек и чего он может достичь, благодаря партии и партийному влиянию на его мировоззрение. Ладно, не буду тебе пудрить мозги.
Долинина притушила сигарету и открыла форточку.
— Стараюсь не курить в кабинете, — сказала она, — однако молодежь пошла, с такими светлое будущее уж точно вряд ли построишь. Слушай и наматывай на … Только вот и усов у тебя еще нет, надо отрастить — иным женщинам нравятся колючки под мужскими носами.
Она села на стул напротив следователя.
— Во-первых, — женщина загнула кончик указательного пальца с аккуратным, но ненаманикюренным ноготком, — без рекомендации бюро обкома партии прокурор области назначен быть не может. Более того, даже получив постановление бюро обкома о даче согласия на назначение, Генеральный прокурор, непременно, по правительственной связи позвонит первому секретарю обкома и спросит: проводит ли линию партии назначаемый, тянет ли, соответствует ли, понимает ли, ладит ли и так далее, и тому подобное. И, если первый секретарь заартачится, или хотя бы нелестно отзовется — никакого назначения не будет…
Не то, чтобы Зотов был не от мира сего, но многое, о чем ему поведала Долинина, было для него откровенностью.
…— Во-вторых, — средний палец присоединился к указательному, — все, что выделяется областной прокуратуре и ее сотрудникам, начиная от здания и заканчивая квартирами для жилья, идет через решения исполкома, но с согласия обкома. Председатель облисполкома, являясь, уже по должности, членом бюро обкома, по сути, является вторым лицом во властной иерархии области.
Она махнула рукой — курить, так курить — и зажгла новую сигарету:
— А теперь ответь мне, Володенька, на один вопрос.
— На какой?
— Как мы можем осуществлять прокурорский надзор за законностью в деятельности облисполкома, когда мы от него сами целиком и полностью зависим?
— Ну, как зависим…
— А так… И вся наша служба государева, и наш повседневный быт — все в руках исполкома. Служебный транспорт, ремонт и обслуживание здания — выделяет и решает исполком… Жилье — ходатайствуй перед должностными лицами исполкома; земельный участок под дачку или гараж — кланяйся; автомашину купить — умоляй; в детский садик ребенка пристроить — нижайше проси; путевку в санаторий здоровье поправить — изгаляйся… Да, что тут говорить…
Зотов ошеломленно молчал.
Надо сказать, что все свое время Зотов отдавал работе, и в бытовом отношении был весьма несведущ и неприхотлив. Работал в органах прокуратуры он уже шестой год, семьи еще не имел, жил по-прежнему в общежитии, и не приходилось ему пока решать подобных вопросов. Хотя ведь общежитие было стройтрестовским, и заселился он туда также с позволения исполкома, правда, районного, по письменному ходатайству прокурора области…
— Ладно, расплакалась и поплакалась, — вздохнула Долинина,— мы еще далеко не в худшем положении. А теперь слушай по делу. На бюро обкома Константину Сергеевичу было предъявлено немало претензий. Преступность в области растет — это раз. Но при чем здесь прокуратура? Даже милиция не в состоянии повлиять на ее показатели. Нет, вру — милиция, когда требует партия, ловко манипулирует цифрами… А, в принципе, ученые считают, что преступность в обществе формируется более чем четырьмястами различными факторами. А в обкоме — прокурор виноват. Зеленый змий все выше поднимает голову — это два. Кстати, говорят, готовится какое-то масштабное постановление ЦК по усилению борьбы с пьянством. Спиртное якобы будут распределять непосредственно по трудовым коллективам, а там на собрании решать… Ты ничего не слышал по этому поводу?
— Нет.
— Ну да, ты же у нас весь в работе, почти не пьющий и даже уже не курящий. Анекдот, хочешь, расскажу?
— Давайте.
— Принимают в партию мужика… Спрашивают на парткомиссии: спиртное употребляешь? — Бывает, — отвечает. — Нехорошо, вразрез с линией партии — надо бросить. — Брошу. — Куришь? — Да покуриваю, иногда. — Нехорошо… — Брошу. — А насчет женщин как? — Да, тоже бывает. — Нехорошо… — Ладно, исключу и женщин. — Отлично, и тогда последний вопрос: жизнь за партию отдашь? — Конечно, на хрена мне такая жизнь!
Явно не ожидавший такой концовки Зотов, залился смехом и даже наклонился вперед, ухватив себя за уши. Долинина лишь сдержанно улыбнулась. Напряжение немного спало.
— Вернемся к нашим баранам…, — продолжила Долинина, — короче говоря, на бюро нашему шефу вменили все мыслимое и немыслимое, вплоть до несовершенства прокурорского надзора за темпами заготовки побегов кустарников на корм скоту. И дали трехмесячный срок, чтобы он принял меры к устранению недостатков, после чего они вновь вернутся к рассмотрению вопроса о его переназначении.
— Понятно, — протянул следователь, — теперь понятно, почему он такой нервный…
— Ничего тебе не понятно, — Долинина сощурила глаза и со злостью притушила сигарету, — на него оказывают давление именно в связи с твоим расследованием по факту смерти найденной в реке девушки. Ведь всеми делами в области заправляет фактически Ступенев. Его кандидатуру через пару месяцев будет рассматривать пленум на место первого секретаря обкома.
— А того — куда?
— Того уже давно «ушли» — то ли с кем-то не поладил в Москве, то ли сам Ступенев сработал… В Казахстан направляют куда-то, в качестве второго секретаря обкома. А Ступенев этого ждет не дождется…
— Вы хотите сказать, что…
— Вот именно. Кто тебе сейчас позволит посадить на скамью подсудимых сына руководителя областной партийной организации, выбранного в самом ЦК КПСС? Не бывать этому. И прокурор области все это прекрасно понимает. Я думаю, он сделал шаг назад, чтобы затем втихую прекратить дело за недоказанностью.
— Какой же это шаг назад? Ведь он хочет арестовать невиновного человека!
— Скорее всего, от него этого потребовали, чтобы отвести удар от Ступенева-младшего и успокоить общественное мнение. Вот, мол, найден настоящий преступник, покажем его народу. А уголовное преследование против него прекратят через какое-то время — за недоказанностью. Выпустят потом твоего Крастонова на свободу, и все останутся довольны.
— Но это же… Это невозможно… Это незаконно… Это подло, наконец!
— Послушай, Володя, старую мудрую бабу. Сколько я уже всего такого насмотрелась. Ты ничего здесь сделать не сможешь. Тебя просто отстранят от следствия, а уголовное дело передадут кому-нибудь другому. И прокурор области ничего не может сделать, его также запросто уберут, может, и уже убрали этой трехмесячной отсрочкой. Его зам все будет решать, а не тот зам — так другой. И никто по существу с этим разбираться не будет, поверь мне. Если хочешь в сложившейся ситуации помочь этому несчастному Крастонову, то пока не перечь. А следствие продолжай вести, как положено, то есть доказывай его невиновность. Иначе парень может и сесть. Суду команду дадут, и вся недолга. А сядет — вот тогда ты и станешь виноват со своей строптивостью. Всю жизнь потом себя казнить будешь…
Зотов вышлет из кабинета Долининой, тряся головой и судорожно поводя плечами. Лишь поднявшись на второй этаж и подойдя к своему кабинету, он вспомнил о том, что его там ждал Крастонов. Увидев открытое доверчивое лицо парня, следователь содрогнулся — другого выхода у него, действительно, не было…

***

Дверь в камеру следственного изолятора распахнулась. Нары, расположенные в два яруса, были заполнены людьми.
— Принимайте пополнение, граждане заключенные, — ладный сержант в форме внутренних войск МВД захлопнул за Крастоновым унылую серую дверь камеры, ответившую характерным лязгом усталого металла.
Десятки глаз уставились на новичка. Любопытные и равнодушные, хищные и презрительные взгляды встретили вновь прибывшего в красноречивом молчании.
Он нерешительно остановился возле самой двери, не зная, где ему можно расположиться. Двухъярусные нары располагались вдоль стен в форме буквы «П», свободных мест, на первый взгляд, не было.
— Ну, что за гусь? — приземистый чернявый мужчина в спортивном костюме, с продавленным носом, нехотя встал с нижнего яруса нар, примыкавших к двери, — представься!
— Саша… Александр…, — новичок вымученно улыбнулся и протянул навстречу руку для пожатия.
— Во дает, сявка! — радостно изумился чернявый и, вместо рукопожатия, почти без замаха ткнул Крастонову в нос кулаком.
Тот инстинктивно отреагировал и успел отшатнуться — кулак лишь несильно ударил в грудь чуть ниже шеи. Нападающий злобно ощерился гнилыми зубами и, сделав шаг вперед, вновь взмахнул рукой — уже наотмашь. И снова новичок избежал удара, пригнув голову и отшатнувшись. Но отступать дальше было уже некуда, спина уперлась в холодный металл двери.
— Бей его хлопцы! — заорал вдруг кто-то, — эта гнида …, — последовал грязный мат, — …свою бабу, а потом утопил ее в реке. Бей суку!
— Нет! Неправда это…, — но тяжелые и злые удары посыпались на парня со всех сторон.
Он отбивался молча и ожесточенно, однако, уходя от одних ударов, натыкался на другие. Губы и нос уже распухли и закровили, лицо покрылось ссадинами.
«Главное — не упасть», — повторял он про себя, и это помогало ему устоять на ногах, несмотря на активные попытки сбить его на грязный цементный пол, — «упаду — затопчут…»
— А, ну — погодь, — казалось, негромкий, обыденный голос мгновенно был услышан всеми и моментально прекратил побоище.
Плечистый высокий мужчина в тельняшке десантника, лежа, приподнялся на локте и всмотрелся в избитого новичка пристальными льдисто-синими глазами. Он занимал нижние нары возле самого окна и являлся неформальным лидером этого небольшого тюремного сообщества, называясь, по воровскому определению, угловым камеры.
— Я слыхал иное, — тон его был резок, слова звучали весомо и отрывисто, — деваху изувечили, задушили, а затем бросили в реку другие люди. Он здесь не причем, его и самого пытались утопить… А, ну, скажи, как было на самом деле?
Крастонов кивнул головой, но произнести ничего не успел.
— Да, ты чо, «Десант», он это, гадом буду, — из группки, сгрудившейся справа от Крастонова, отделился длинный худой парень, стриженый наголо, с узкими наглыми глазами. Судя по голосу, это он и бросил клич к избиению новичка.
— Заглохни, сявка, — резко бросил плечистый и, опустив ноги на пол, сел на нары, — я еще посмотрю, с чьего это ты голоса запел. Не завелся ли и у нас стукачок кумовской…
Мощные мышцы его взбугрились и стали подрагивать.
Длинный испуганно съежился и моментально скользнул за спины стоявших.
— Подойди-ка сюда, — пронзительные холодные глаза вновь нацелились на Крастонова.
Тот сделал несколько шагов вперед и остановился напротив грозно набычившегося плечистого мужика.
Закатный луч солнца проник через узкое зарешеченное окно в камеру и рассыпался неяркими пятнами по покрытому ссадинами, но упрямому лицу парня.
— Долго спрашивать не буду, — произнес плечистый, — скажи только: «клянусь мамой…»
— Клянусь своей матерью, — тихо, дрогнувшим голосом, сказал Крастонов.
— Верю, — буднично, но веско подытожил старший по камере, со странной кличкой «Десант», к роду войск которого, он, однако, в недалеком прошлом, имел прямое отношение.
Он указал новичку место — не почетное, но и не позорное, с блатной точки зрения, и жизнь камеры вновь вошла в скучную размеренную колею.
— От подъема до отбоя, от допроса до допроса…, — тихо замурлыкал один из обитателей камеры…
Ночью, еще долгое время после того, как погасла тусклая лампочка под потолком камеры, Крастонов лежал с открытыми глазами, устремив взгляд на слегка светящееся оконце камеры…

***

Однажды конвоир пришел за Крастоновым очень рано, сразу после скудного тюремного завтрака, состоявшего из загустевшей перловой каши и алюминиевой кружки жидкого чая, пахнущего рыбой.
— Крастонов! Выходить без вещей. На допрос.
Парень вышел, заложив, по уже приобретенной привычке, руки за спину. Они пошли какими-то гулкими переходами, а потом спустились на этаж вниз.
— Куда меня?
— Разговорчики! — строго прикрикнул конвоир.
Но, через несколько шагов, приглушенно произнес, — в другую камеру. Похоже, в разработку…
— Что?
— Все. Молчать! — и снова тихо, — будут бить — стучи изо всех сил в дверь.
В новой камере находилось лишь четверо заключенных, хотя она была даже больше той, в которую вначале доставили Крастонова. Все они имели откормленный вид, достаточно зверские физиономии и разнообразные татуировки по всему телу.
— Кореша! Глянь, кто к нам пришел, — нарушил злобное молчание один из них, с изуродованным полуприкрытым глазом, — это ж тот козел, что трахнул свою чуву, а затем утопил. Заходи — жорным будешь! Ну, рассказывай, сука, что с бабой сделал?
— Никого я не трогал. Наоборот…
— Заткнись! Вот тебе бумага и ручка. Пиши повинную прокурору. Иначе будешь зашвабрен, как петух. И на всю жизнь им останешься. Пиши, сука! Может, уйдешь тогда живым отсюда.
— Не буду ничего писать, я ни в чем…
— Ну-ка, Филя, причеши маленько парашника для начала…
Крастонова молча и сосредоточенно избивают.
— Эй, Сыч! По морде, да по башке не бей, не ясно тебе было сказано, пень косорылый… Шестерки хреновы — учи вас всю жизнь. Дуболомы…
На его стук в дверь, как советовал сердобольный конвоир, так на помощь никто и не пришел. Это повторилось несколько раз.

***

В свою камеру Крастонов вернулся лишь вечером.
— Ничего себе «на допрос», — «Десант» удивленно разглядывал свежий синяк на лице Крастонова, — где это тебя так?
— Это еще не все, — Крастонов сбросил рубашку.
Плечистый присвистнул.
— Посадили к каким-то мордоворотам, а те…, — начал Крастонов.
Рассказ внимательно слушала вся камера.
— Все ясно, — авторитетно заявил «Десант», — сунули тебя в «пресс-хату», есть у них такая «всесознайка», самому, правда, побывать не довелось. Не сломался?
— Нет.
— Ну, молодчага. Держись, иначе засудят и впаяют на полную катушку.
— За что мне все это? — поморщился Крастонов, набрасывая рубашку. Даже прикосновение мягкой ткани рубашки вызывало у парня нестерпимую боль.
— Следаку своему расскажи, — посоветовал многоопытный угловой, налюбовавшись на громадные синяки и кровоподтеки, разбросанные по всему худощавому телу Крастонова.
— Да он с ними заодно. Казался сначала таким располагающим, добрым.
— Все они добрые, когда спят, — гоготнул кто-то.

***

Хмурым дождливым утром Зотов отправился в магазин с вывеской «Гастроном». В винно-водочном отделе он купил три бутылки водки. Обмотав их газетами, чтобы не звякали, аккуратно положил в целлофановый пакет и долго ждал троллейбуса на ближайшей остановке.
Выйдя из троллейбуса, он посмотрел на часы — была половина одиннадцатого. Быстрым шагом, под моросящим дождем, Зотов направился к большому серому зданию Научно-исследовательского института криминологии, криминалистики и судебной экспертизы.
Он поднялся на второй этаж и зашел в комнату, заставленную длинными столами и шкафами со стеклянными окнами. Шкафы и столы были заставлены различными приборами, аптекарской посудой, бутылочками, колбочками, баночками.
В комнате находилось два человека, занятых своими делами.
— Ребята, очень срочно надо, — Зотов стыдливо положил целлофановый пакет с бутылками на единственный видавший виды колченогий стул, сиротливо притулившийся у стенки.
Плотно сбитый бородач в несерьезной выцветшей ковбойке удивленно скосил глаза на пакет и встал из-за длинного стола с какими-то приборами типа микроскопов, но со множеством объективов.
— Что надо? — спросил он.
— Следователь я. Из областной прокуратуры. Вот мое удостоверение. Я направлял к вам несколько постановлений о назначении различных экспертиз по делу об убийстве и изнасиловании молодой девушки, которое я веду.
— Когда?
— Недели две назад.
— Э, уважаемый коллега, у нас тут по три месяца лежат уже материалы, очередь громадная.
— Человек арестован…
— Эка невидаль, — вступил в разговор тоже бородатый, но маленький и толстенький эксперт в синем замызганном химикалиями халате, пуговицы на котором не сходились ввиду его несоразмерности габаритам обладателя, — поймите, товарищ, преступность возросла в разы, а у нас штат, как был, так и остался. Крутись, как хочешь, а всем срочно и срочно.
— Ребята, не за себя же прошу. Человек невинный может пострадать. Мне бы только биологию, срочно…
— Биологическая экспертиза и есть самая сложная и по времени очень длительная, — поучительно произнес первый бородач, почесывая крупный мясистый нос.
— Я знаю, но ее заключение будет основным доказательством в пользу невиновного.
— Кто он тебе, родственник, что ли, или хороший знакомый?
— И не родственник, и не знакомый, просто невиновный.
— Ну, ладно. Сделаем, Серега?
— Какой вопрос, человек за дело болеет. Все бы так подходили к расследованию, глядишь, и у нас работы поубавилось бы, — согласился толстячок, безуспешно пытаясь застегнуть пуговицу.
— Я вот тут некоторые дополнительные вопросы поставил, — Крастонов протянул ему листок бумаги, — очень желательно на них ответить.
— Давай. Послезавтра, часикам этак к двенадцати, приходи — результаты будут готовы. Во всяком случае, выводы подготовим, а официальное заключение через пару дней оформим, как положено.
— Спасибо Вам большое, ребята, до свидания.
— Э-э-э, пакет-то свой оставил… Или это дополнительные материалы для исследования?
— Водка это, — застенчиво улыбнулся Зотов, — может, Вам для дезинфекции какой понадобится.
— Ну, ты даешь, — дружно захохотали бородачи, — вообще-то другому и по морде за эти штучки накостыляли бы… Но ты парень свой, да и подход у тебя к делу правильный. Так что, нормалек — предложение принимается, но с существенной оговоркой.
— Какой?
— Подходи к нам к концу дня, вместе и продезинфицируемся. У тебя работа ведь тоже не очень чистая.
— Спасибо. Обязательно подойду.

***

В камере для допросов в следственном изоляторе с мебелью было не густо: только стол и три обшарпанных табуретки. Зотов стоял и задумчиво смотрел в окно.
Через стекло, забранное решеткой, было видно, что на улице по-прежнему моросит какой-то несерьезный, по-осеннему неторопливый, мелкий дождь.
Зотов хмуро наблюдал, как тягучие капли неровными бороздками ползли по мутному, давно не мытому стеклу камеры.
Настроение у следователя было под стать внезапно испортившейся погоде. Зотов фактически шел на сделку. На сделку со своим начальником — областным прокурором, на сделку с ненавистными бонзами из партийной и советской верхушки, на сделку с законом… На сделку с собственной совестью, наконец. Но Долинина была права — никакого иного выхода не было.
Вначале он собирался написать заявление о самоотводе от расследования уголовного дела, объяснив этот шаг своей заинтересованностью в его исходе. Закон такую возможность предоставлял. Но, тем самым, он оставлял невиновного парня наедине с бездушной и жестокой машиной правосудия, которая, наверняка, перемолола бы его, даже не заметив. Судьба Крастонова была бы искалечена на всю оставшуюся жизнь. Нет, здесь следовало побороться. Тем более, что паренек смотрел на него, как на единственную возможность добиться справедливой кары для преступников, легко и походя отнявших у него любимую девушку.
Следователь собирался посоветовать арестованному, какой тактики ему придерживаться во время проведения различных следственных действий. Это также было против правил, но…
Зотов обернулся на стук двери. В камеру зашел мужчина с покрасневшим лицом и сальными глазами.
Зотов знал вошедшего — это был адвокат. Ранее он работал помощником районного прокурора, но, за пьянство и связанные с этим служебные огрехи, из прокуратуры был уволен. Как правило, уволенных из правоохранительных органов пристраивали в адвокатуру, которую в те времена вообще не считали за орган правосудия. Фактически адвокаты не были полноправными участниками уголовного процесса и от них отмахивались, как от надоедливых мух, всячески принижая их и даже унижая.
— Привет, коллега, — развязно ухмыльнулся вошедший, и протянул руку.
Зотов сразу почувствовал, что от вошедшего явственно пахнет спиртным. Причем, не застарелым — смрадным и чадным, а свеженьким, с запахом дешевого вина, в народе именуемого «чернилами».
«Уже успел принять..,» — неприязненно подумал Зотов, а вслух сухо произнес:
— Здравствуйте. Сегодня Ваше присутствие, в общем-то, необязательно. Я не собираюсь допрашивать арестованного, а хочу всего лишь с ним побеседовать, без протокола. Видите, я даже не взял с собой материалов уголовного дела, только папочка с некоторыми бумагами. Впрочем, если Вы хотите…
— Нет, зачем же… Тем лучше…, — явно обрадовался адвокат, — тогда, адью, коллега…
Он быстро вышел.
«И такой вот будет защищать Крастонова, — досадливо поморщился следователь, — да, от него больше вреда, чем пользы».
Он вновь повернулся к двери спиной и бездумно стал разглядывать извилистые влажные тропинки ползущих по стеклу дождевых капель.
Вошедший без стука, пожилой конвоир с унылым и серым лицом, и с погонами старшины деликатно кашлянул.
Зотов обернулся.
— Подследственный Крастонов доставлен, — простуженный, а может, и прокуренный голос конвоира был также сродни ненастной погоде, — заводить, товарищ следователь?
— Давайте.
— Крастонов, заходи, — крикнул конвоир. — Я буду снаружи? — вопросительно обратился он к следователю.
— Да. Я Вас позову, как закончу, — ответил Зотов.
В синем спортивном тренировочном костюме с обвисшими коленками и опущенными плечами, с руками за спиной, арестованный напоминал нахохлившегося воробья. И смотрел парень на следователя исподлобья и неприветливо.
— Здравствуй, Крастонов. Садись.
— Да спасибо, я уже сижу с Вашей помощью, а говорили…
— Я и сейчас говорю… Да садись же.
Подследственный попытался придвинуть довольно далеко отстоящую от стола табуретку немного поближе, но это ему не удалось.
— Она привинчена к полу, — спокойно сообщил следователь, — равно, как и две других табуретки, а также и стол. Так положено, чтобы у подследственных не было всяких нехороших мыслей о физическом насилии.
— Понятно, — глухо произнес Крастонов и сел.
— Так вот, — продолжил Зотов, — я и сейчас говорю: я хочу доказать твою невиновность. А сидишь ты не с моей помощью, а по постановлению самого прокурора области. Он лично дал санкцию на твой арест.
— А избивают меня здесь с чьей санкции? — голос Крастонова задрожал от обиды.
— Кто тебя избивает?
— Вот, смотрите…
Крастонов задрал рубашку и синюю пожеванную майку, и показал вначале грудь, а затем и спину.
— Дела-а-а, — протянул Зотов, — расскажи-ка мне, как это произошло. Нет, подожди, по-моему, у меня в папке есть бланки протокола допроса — оформим все, как полагается, по закону. Эх, жаль, отпустил твоего адвоката.
Он нажал на кнопку, расположенную под столешницей, и в камеру тотчас вошел конвоир.
— Уже забирать? — он с сомнением кивнул в сторону арестованного, выразив, тем самым, удивление столь коротким общением его со следователем.
— Нет. Позвоните в «парилку» — пусть зайдет дежурный адвокат, — приказал Зотов.
«Парилкой» называлась крохотная комнатушка при входе в СИЗО, где, в дневное время, дежурили обычно адвокат и следователь, на случай возникновения у кого-то из сидельцев изолятора дать срочные, обычно признательные, показания о совершенном преступлении…
Крастонов быстро записывал показания.
— Ну, вот. Сейчас я выпишу еще постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы. Придет врач-эксперт, освидетельствует тебя, то есть зафиксирует все побои, а потом даст свое заключение о предполагаемом механизме их образования и степени тяжести.
— Меня не будут больше бить? — с надеждой спросил Крастонов.
— Нет. Я приму для этого все соответствующие меры. Но это не главное сейчас. Ты понял, как себя вести на следствии? Даже, если меня от него отстранят, и твое дело будет вести другой следователь?
— Понял. Только я уже сомневаюсь, что из этого что-то получится. Никогда не думал, что у нас могут вот так ни за что посадить.
— Все. Если еще сам не будешь верить, то …, — следователь махнул рукой и нажал на кнопку, вызывая конвоира.
Крастонова увели. Зотов собрал свои бумаги в папку и тоже вышел из камеры. Он сперва долго шел по коридору следственного изолятора, затем поднялся по лестнице на этаж выше и подошел к двери с деревянной резной дощечкой, украшенной затейливой витиеватой надписью: «Начальник следственного изолятора №1 УВД N-ского облисполкома Шичко В. Е.».
— Арестованные, небось, сделали, — пробормотал машинально следователь и толкнул дверь.
Небольшая, но уютная приемная была заполнена стрекотом пишущей машинки, на которой, почти не глядя, в две руки барабанила востроносая девица с челкой под Миррей Матье.
— Василий Елисеевич у себя? — спросил Зотов.
Девица утвердительно кивнула головой, не прекращая работы и даже не удостаивая вошедшего взглядом.
В кабинете, уставленном самодельной, искусно исполненной, резной мебелью, за инкрустированным разноцветным деревом столом восседал грузный краснолицый мужчина в темно-синей форменной рубашке без погон. Китель с многочисленными орденскими планками и полковничьими погонами висел на стуле, стоящем сбоку от стола.
«Где они умудряются столько наград получить, — привычно удивился про себя следователь и вновь машинально оценил обстановку, — а мебель-то пошловата, отдает какой-то особенной, тюремной, субкультурой».
Мужчина отложил в сторону газету «Правда» и молча посмотрел на вошедшего.
— Здравствуйте, Василий Елисеевич, — произнес Зотов.
— Здорово, здорово, — Шичко сощурил глаза и слегка поморщил лоб, как бы припоминая, — Зотов, кажись, из прокурорских?
— Точно.
— Чем обязан?
— В СИЗО три дня назад был избит мой подследственный Крастонов. Я буду вести расследование и по этому факту, в рамках уже ведущегося уголовного дела. Судебно-медицинская экспертиза мной уже назначена. А пока прошу Вас произвести служебное расследование, и принять меры к недопущению подобного впредь. Материалы расследования прошу представить мне в десятидневный срок.
— Не может быть. Никто мне об этом случае не докладывал, — явно деланно возмутился начальник следственного изолятора, — как это случилось?
— Судя по всему, его поместили в камеру для оперативной разработки. Законом, не предусмотренную, между прочим…
— Безобразие, если так произошло. За всем разве уследишь — хозяйство большое. Я разберусь. Если факт подтвердится, виновные будут наказаны.
— Надеюсь, — в голосе следователя послышалась горькая ирония, — до свидания, товарищ полковник.
— До свидания, товарищ прокурор, — хозяин кабинета ответил со снисходительностью сильного.
Едва докучливый посетитель вышел, полковник быстро набрал телефонный номер.
— Лидочка? Шичко приветствует первую красавицу управления и его окрестностей… Никакого преувеличения… Николай Леонидович у себя? … Соедини с ним, пожалуйста…
— Здравия желаю, товарищ генерал…, — подобострастно произнес через несколько минут Шичко.
При этом он даже встал.
— …Да, исполнено, я уже докладывал, — продолжил он, — я про другое хочу доложить. Следак прокурорский, Зотов, тут был. Расследованием угрожал… Так точно, товарищ генерал… Результат пока нулевой… Никак нет. Более того, я прослушал камеру для допросов, где Зотов учил преступника, как уйти от ответственности… Да, прямым текстом… Конечно, записал на магнитофон — Ваша школа, хе-хе… Виноват, товарищ генерал, я не это имел в виду… Так точно. Если эту кассету дать прослушать, кому положено, не все, конечно, а только инструктаж — выгонят из прокуратуры за сутки, с волчьим билетом… Слушаюсь, товарищ генерал, завтра утром кассета с этой частью записи будет у Вас… Спасибо, товарищ генерал… Понял… До свидания.
— Фу! — полковник вытер выступивший на лбу пот, — попробуй, угоди этому начальству. Захочешь подольститься — а оно вон как…

***

Долинина вошла в кабинет Зотова, как всегда, быстрым размашистым шагом:
— Ну, как дела, Володенька, — чем так удручен?
— Да, час от часу не легче. Понимаете, Таисия Николаевна, моего подследственного избили в СИЗО. В «пресс-хату», похоже, помещали. Пытались показания силой выбить. И эта свв-олл-очь …, — Зотов от возмущения заикнулся, а затем поперхнулся и закашлялся.
— Ну-ну?
— Многое про него рассказывали, про Шичко про этого… Так вот, он отнекивался: не может быть, мол, такого, он ничего не знает… Да ведь без его ведома и крыса в изоляторе не пискнет!
— Э, Володя! Чему тут удивляться… Милиция и не то, бывает, творит — еще насмотритесь за свою службу.
— Но это же не просто нарушение закона! Это произвол! Это должностное преступление!
— Был случай, несколько лет назад, когда один подследственный и вообще бесследно пропал. Завмаг. Обвинялся в хищениях в особо крупных размерах и во взяточничестве. И ничего не установили, ничего не доказали, хотя перспективная версия была… То ли побег устроили за большие деньги, то ли опасного свидетеля убрали — ниточка тянулась…, — Долинина ткнула пальцем вверх, — списали на побег, в конце концов, и вся недолга.
— И никого за это не привлекли?
— Нет, конечно. Погоди, дай еще постращаю. Перед войной, весной тысяча девятьсот сорок первого, в тюрьму эту, она тогда энкаведешная была, зашел областной прокурор. Проверить на месте жалобу, якобы кого-то без всякой санкции, незаконно, посадили. Да так оттуда и не вышел… Жена самому Сталину писала, сотрудники по инстанции обращались. Бесполезно. Пропал человек, вот и все.
— Ну, тогда «ежовщина» была, сплошное беззаконие, а сейчас ведь…
— Ладно, Володя, не будем развивать тему, а то далеко зайти сможем… Я чего зашла — деньги собираю. День рождения — юбилей— послезавтра у Белова, ну, у зама. Ружье ему охотничье какое-то немецкое в комиссионке присмотрели. Будете сдавать?
— Буду, конечно. Сколько?
— С рядовых — по червонцу… А парнишку не бросайте. Я потом загляну еще, посоветуемся.
Зотов ошалело покрутил головой, осмысливая полученную информацию. Из специально охраняемого и защищенного места люди бесследно пропадают… Что, вообще творится в конце двадцатого века в цивилизованном государстве… Он еще тогда даже предположить не мог, чем закончится это дело, и как круто повернется из-за этого его собственная судьба.

***

Зотов медленно толкнул дверь от себя. В приемной секретарша Вика прихорашивалась перед маленьким зеркальцем и подкрашивала губы, слегка их поджимая.
Зотов покрутил головой в нерешительности и зашел внутрь, держа в руке листок бумаги.
— У себя? — Указал он на входную дверь в кабинет прокурора области.
Вика молча кивнула, не прекращая своего занятия.
Зотов открыл дверь и решительно зашел внутрь.
— Можно, Константин Сергеевич?
— Заходи, — произнес прокурор, — что там у тебя?
— Вот. Подпишите, пожалуйста, — Зотов аккуратно положил отпечатанный листок бумаги прямо на середину стола.
— Что это?
— Постановление об освобождении Крастонова из-под стражи.
— Что???
— Да, Константин Сергеевич. Я практически закончил расследование по делу в части причастности Крастонова к совершению данного преступления. Он абсолютно невиновен и …
— Докладывайте, как положено, — голос областного прокурора был сух и неприятен.
— Есть, — отчеканил Зотов.
Первое. Изнасилование было групповым. Следы спермы были обнаружены во влагалище и в заднем проходе потерпевшей. По группе крови он как насильник исключается. Второе. Под ногтями потерпевшей найдены остатки эпителия — тоже не Крастонова. Третье. Найденные на теле убитой два лобковых волоска также принадлежат кому-то неизвестному. Четвертое. Она была задушена, а следы пальцев и кисти руки по размерам Крастонову никак не подходят. Они огромны, а у него руки, как у музыканта. Вот — все заключения различных экспертиз. Они категоричны. Вот — биологическая экспертиза, тоже никаких сомнений. Вот, смотрите, заключение криминологической экспертизы микрочастиц, волокон и изделий — на одежде потерпевшей найдены наложения чужих микрочастиц, арестованному Крастонову, не принадлежащих. Пятое. Вот протоколы осмотров места происшествия и очных ставок. Они полностью подтверждают показания Крастонова и объективно опровергают показания пятерки подозреваемых мной в совершении группового изнасилования и последующем убийстве Болышевой.
— Значит…, — прокурор потянул узел форменного галстука, ослабляя его. Совершенно очевидно, что видимое спокойствие давалось ему с большим трудом.
— Значит…, — глухо повторил он, вглядываясь в лицо Зотова безнадежными уже глазами.
— Да. Значит, Крастонов должен быть освобожден.
— Это само собой, раз невиновен…, — прокурор ждал продолжения фразы.
— А следствие необходимо продолжить, — жестко констатировал следователь, — и предать виновных суду.
— Давайте постановление, я подпишу.
— Вот оно, я его сразу положил Вам на стол.
Рука прокурора не дрожала, выводя знакомую затейливую подпись, но лицо его стало подобно по цвету той же бумаге — белое, с сероватым отливом. Он достал из стоящего за спиной сейфа гербовую печать и аккуратно приложил ее внизу постановления.
— Я могу идти?
— Идите, — безжизненный голос принадлежал, казалось, уже иному человеку.
Зотов медленно брел по коридору.
Он толком еще не соображал, как может повернуться дальнейшее продолжение разворачивающихся событий. Потухший взгляд прокурора все стоял у него в глазах, а в ушах продолжали звучать слова, произнесенные неестественным, неживым голосом. Он уже начинал понимать, что победе радоваться еще рано. Что же будет дальше? Ведь он поднял руку на сильных мира сего. Не зря же прокурор области, которого он считал честным человеком, по сути дела опустил руки и явно не желал продолжения расследования…
— Ну, что? — раздался за спиной голос Долининой.
Зотов вздрогнул и посмотрел непонимающим взглядом на Долинину, которая тормошила его за плечо.
— Что — «что?», — пробормотал он. — А-а-а… Да, Константин Сергеевич подписал постановление об освобождении Крастонова из-под стражи…
— Я была в нем уверена. Все-таки у него сильный характер… А что с делом?
— Не знаю. Он ничего пока конкретно не сказал. Вообще, вид у него был просто убитый.
— Еще бы. Все только начинается. Так что — держись Зотов, — она впервые назвала его по фамилии, как бы подчеркивая тем самым уважение к нему и к занятой им позиции.
— Держись, — повторила Долинина и пошла к себе по коридору своей знакомой размашистой поступью.

***

Крастонова завели в кабинет следователя Зотова в сопровождении уже двух конвоиров. Вид у него был подавленный. Он явно ожидал какого-то худшего продолжения. Парень сумрачно наблюдал, как один из конвоиров подал Зотову напечатанную крупным шрифтом бумагу, и тот, не глядя, ее подписал. Затем конвоиры молча вышли за дверь.
— Ну что, в суд меня повезут? — уныло произнес Крастонов. — А Вы ведь…
— Ну что, Крастонов, не надоело еще сидеть? — вопросом на вопрос ответил следователь, отчего-то улыбаясь и не предлагая даже сесть.
— Вы мне казались таким искренним, таким объективным, а начинаете еще и издеваться…
— Да не издеваюсь я, Крастонов. Это просто шутка, может быть, не совсем удачная. Но напоследок можно и пошутить. К тому же, каждая шутка, как известно, содержит долю правды.
— Напоследок? Доля правды? — арестованный смотрел одновременно и с надеждой, и с недоверием.
— Да, Крастонов. Вы свободны. Отныне по делу Вы будете проходить только в качестве потерпевшего и, отчасти, свидетеля. Точнее, более будете свидетелем по делу об убийстве и изнасиловании Вашей знакомой Болышевой, и лишь отчасти потерпевшим в отношении самого себя. Вас ведь тоже пытались убить…
— Вы это серьезно?
— Более чем. Вот копия постановления об освобождении Вас из-под ареста. Первый экземпляр уже ушел в СИЗО, и я сейчас расписался у конвоя, что получил Вас в целости и сохранности. Вещи какие-нибудь из камеры Вам нужно забирать?
— Какие вещи? — растерянно произнес Крастонов. Губы его задрожали, а глаза наполнились слезами.
Он буквально выхватил лист бумаги из рук следователя и стал читать напечатанное, не соображая, что держит постановление перевернутым. Отшатнувшись от протянувшейся на помощь руки следователя, он спохватился и развернул листок.
—… Освободить…,— дважды произнес он вслух, шевеля непослушными губами. — Я свободен? Я могу сейчас идти домой?
— Да. Я вызову Вас повесткой для проведения повторных очных ставок с подозреваемыми. Я все-таки изобличу этих подонков, чьими бы детьми… Э-э-э, отдайте копию постановления. Это следственный документ, который должен содержаться в деле, куда Вы его прячете?
— Да, извините меня… Я немного… Я Вам очень… Извините… Вы настоящий… Спасибо Вам огромное…, — все эти обрывки фраз Крастонов произносил, уже пятясь спиной к двери, — до свидания.
И лишь открыв дверь, он остановился и строго посмотрел на Зотова.
— Вы ведь докажете их вину?
— Докажу. Обязательно докажу.

***

На тротуарах еще лежал снег, но все признаки указывали уже на скорый приход весны. По городской улице в легком пальто и без шапки, не спеша, шел Крастонов.
С той поры прошло уже полгода. По настоянию родителей Крастонов взял академический отпуск и почти сразу же уехал пожить к родственникам во Владимир. Оставаться в городе, бурлящем от слухов и пересудов, было попросту опасно. В суд для рассмотрения уголовного дела по обвинению убийц и насильников его должны были вызвать повесткой. Но вызова все не было, а родители на этот счет молчали. И Крастонов решил вернуться домой.
Мартовский снег еще держал город в своих цепких объятиях. Крастонов решил пройтись от вокзала по легкому морозцу, приятно щекочущему щеки, пешком.
Стояло раннее погожее утро, и прохожих на улицах было мало. Крастонов решил срезать путь, пройдя дворами на следующую нужную ему улицу, и зашел в арку проходного двора. Навстречу ему с лаем бросилась крохотная черная собачонка.
— Фу, Геля, фу, — девушка в белой курточке и розовой пушистой шапочке грозно надула заалевшие от морозца щеки, но у нее это получилось не очень-то убедительно.
— Ух, какая ты красавица, — сказал Крастонов, обращаясь к собачке, но мимолетно посмотрев в этот момент на девушку, лицом напомнившую ему погибшую Лену.
Геля тотчас начала вилять хвостом и тереться о его ногу.
— Извините, она вовсе не злая, — произнесла девушка, — пошли, Гелька.
— Да, я вижу, — Крастонов посмотрел им вслед.
Лицо его исказила гримаса — волной нахлынули воспоминания. Парень приостановился и тяжело опустился на скамейку, даже не попытавшись смести с нее жесткий заледенелый снег.
Людей становилось все больше — кто-то уже спешил на работу, кто-то бежал трусцой «от инфаркта», тогда это было повальным увлечением.
Мимо по проезжей части катил тележку мужчина в поношенной серой каракулевой шапке и в стареньком, но чистом и аккуратном пальто. На тележке лежали перевязанные бечевкой кипы использованного картона, а сбоку в матерчатом мешочке позвякивали бутылки.
«Этот с утра уже на похмелку зарабатывает, — неприязненно подумал Крастонов, — развелось же их в последнее время».
Вдруг что-то в облике раннего прохожего показалось ему очень похожим. И это угловатое лицо, и длинный хрящеватый нос, и слегка прищуренные глаза. Он присмотрелся к мужчине повнимательнее.
— Зотов? — Крастонов рванулся со скамейки вслед за мужчиной, — Зотов! — уже более уверенно закричал он.
Мужчина остановился и обернулся.
Да, это был он — Зотов, следователь областной прокуратуры, который вел дело Крастонова. Лишь изрядно похудевшее лицо дополнила редкая курчавившаяся бородка.
— Зо-отов, — протянул растерянно Крастонов, — следователь…
— Да, Зотов, — спокойно ответил мужчина. — Но — бывший следователь… А ты ничуть не изменился, Крастонов, в отличие от меня… Что, удивлен?
— Я приехал… Погодите, что с Вами случилось?
— Бомжую, как видишь, — Зотов закурил дешевую сигарету без фильтра.
— Вы же не курили…
— Многое уже в прошлом. Очень многое.
— Но, что произошло? Вы бросили свою работу?
— Нет, это работа бросила меня, — горько усмехнулся бывший следователь.
— Вас уволили?
— Да. Хочешь знать подробности?
— Расскажите, если можно.
— Этот подлец, начальник следственного изолятора, оказывается, записал наш с тобой разговор на магнитофон. Ну, где я объяснял тебе, как вести себя во время следствия. Пленка с записью легла на стол Ступенева, которого к тому времени избрали уже первым секретарем обкома. Ну, а дальше — служебное расследование, отстранение от должности, а затем и увольнение с формулировкой «за совершение порочащего поступка, несовместимого с высоким званием работника советской прокуратуры».
— И где Вы сейчас?
— Нигде. Пенсия мне не положена. На работу не берут даже разнорабочим. Из общежития выселили… Вот, собираю макулатуру и стеклотару — тем и живу.
— Я… Я могу Вам чем-то помочь?
— А чем ты мне поможешь, Крастонов? Рубль дашь? Так я не возьму, я еще не опустился до этого. И вообще не опустился на дно, не думай. Жить можно. Ты же жил в тюрьме и ничего.
— Но ведь…
— Не волнуйся — это не на всю жизнь. Мы сейчас сколотили бригаду с такими же горемыками, как и я, — Зотов горько усмехнулся, — копим деньги на билеты. Двинем на Крайний Север, там нужны люди с любыми биографиями. И заработки там хорошие. Так что перспектива у меня есть, и неплохая. Тебе спасибо за проявленное участие и всего хорошего, как говорится.
— Подождите! А что с уголовным делом?
— Ах, да. Уголовное дело по факту смерти Елены Болышевой прекращено за недоказанностью. Все его фигуранты живы, здоровы и продолжают прежний образ жизни. Ступенев-старший, как я уже говорил, стал первым лицом в области. Плеткевича, тоже старшего, назначили первым заместителем председателя облисполкома. Ремезов, прокурор области, получил обширный инфаркт, сейчас находится на пенсии по инвалидности. Его так и зарубили на новый срок. Вот, собственно, и все. Да, еще начальника УВД Калугина по-быстрому отправили на пенсию.
— А его-то за что?
— Обэхаэсэсники, его подчиненные, накрыли подпольный заводик по производству поддельной водки, нашли несколько точек ее реализации и стали подбираться к организаторам этого прибыльного дельца. Однако ниточки потянулись высоко, очень высоко… Вот на бюро обкома и рассмотрели вопрос о недостатках в работе органов внутренних дел области… И были сделаны соответствующие оргвыводы. Начальника ОБХСС тоже уволили. Как так, недосмотрел — столько лет подпольный цех этот функционировал, а из Дагестана цистернами спирт гнали… А дело, естественно, прикрыли. Впрочем, кого-то из торгашей, кажется, судили.
— Но это же… Это все!…
— Это коррупция, — тихо и жестко произнес Зотов, — это — зарождение организованной преступности. А бороться с этим пока некому, да и не дадут. Ну, все. Бывай, а то ждут меня.
— До свидания. Спасибо Вам за все. И удачи.
Зотов покатил тележку дальше…
На следующий же день Крастонов уехал в Минск и сдал документы для поступления в Минскую Высшую школу милиции, бросив учебу в институте народного хозяйства. С этого момента начался тот Крастонов, который возненавидел преступность во всех ее проявлениях, в особенности — коррупцию, и еще, пустившую только первые ростки, организованную преступность. Он вступил с ней в беспощадную борьбу и стал считать это делом всей своей жизни.





ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ВСЕГДА, ВЕЗДЕ, ДЛЯ ВСЕХ — ДА БУДЕТ ПРАВЫЙ СУД

Обладая немалой силой, необычными для такого крупного тела гибкостью, реакцией и сноровкой, основанной на специальных навыках, Легин имел очень располагающую внешность, почти гагаринскую улыбку, широковатое русское лицо и слегка курносый нос. Симпатичный простак — думали многие, встречаясь с ним впервые. И — ошибались. Простаком он, конечно, не был. Скорее, он был человеком, умеющим составить о себе ложное мнение и долго держать в этом неведении других. Довершала его портрет приличная, на уровне мастера, игра в шахматы и отличное знание английского языка, которым он овладел с детства и старался не забывать. Любимыми его героями были Че Гевара и Фидель Кастро, умевшие, как он считал, видеть осознанную, ясную цель, достигать ее и не отдавать завоеванных позиций.
Ко всему прочему, Легин был бесстрашен. То есть страх, как у всякого нормального человека, у него наличествовал, но Легин умел в нужные моменты его подавлять. Отчего опасность не делала скованными его мысли и движения, как это бывает в критические минуты со многими, даже бывалыми, оперативниками. И оттого, вероятно, за многие годы он не получил серьезных травм и ранений, участвуя лично в самых рискованных и серьезных операциях со стрельбой и рукопашным боем без правил.
Примечательно, что свое превосходство в некоторых профессиональных и человеческих аспектах он никогда не показывал, и свои преимущества и умение не применял в «мирных целях», используя их исключительно в служебных интересах при проведении различных оперативно-розыскных мероприятий. А таковых хватало.
Может быть, и даже наверняка, Легина можно было в чем-то упрекнуть. И как профессионала, и как человека. Но только не в терпимости к порокам. А главным человеческим пороком он считал предрасположенность homo sapiens к совершению преступлений. Все остальные виды земной фауны также могли красть у себе подобных, убивать их, совершать другие акты насилия. Но ни одно животное, ни одно насекомое, ни один из представителей водной среды не делал этого сознательно. Они делали это по необходимости, либо подчиняясь многовековым инстинктам. И лишь человек был способен на все, вплоть до лишения жизни другого, себе подобного, чисто из низменных побуждений.
Девизом Легина было не сдерживание зла, не его изоляция, которая оставляла злу шансы вырваться на свободу и вновь творить свои черные дела, а, по возможности, его полная ликвидация. Он готов был душить эту нечисть собственными руками. Не потому, что его кто-то серьезно обидел в детстве. Его, с такой комплекцией, и непросто было обидеть, даже в детстве. И не потому, что кого-то из его близких или просто хороших знакомых убили из-за какой-то мелочи, скажем, желания завладеть кошельком с грошовой пенсией.
В Легине от природы было заложено чувство острой нетерпимости ко всякому злу — большому и малому. И к его проявлениям — независимо от того, пострадал ли от этого лично знакомый ему человек, либо совершенный незнакомец. Поэтому в жизни у него получилось, как в той притче: у царя было три сына — двое умных, а третий — футболист… Отец его служил послом советского еще Посольства в Великобритании, имея ранг Чрезвычайного и полномочного посла, а по должности являясь равным заместителю министра иностранных дел. Мать трудилась там же, совмещая работу заведующей канцелярией и протокольной части. В семье было трое детей, все они также жили и учились в Лондоне.
Но если старшие брат и сестра продолжили свое образование в престижных высших учебных заведениях старой Англии, хотя и не пойдя по стопам родителей, то Андрей — возвратился в Советский Союз и поступил в обычную школу милиции. Ну, не совсем обычную, а высшую, но крайне огорченные родители никакой разницы в этом не видели.
Попав, по ее окончании, по распределению в Прикамск — приличный областной центр — простым опером в управление уголовного розыска, Легин быстро пошагал по ступенькам карьерной лестницы. Папа, тайно помогавший попасть ему в область, почти граничившую со столичной (чтобы ни в какую-нибудь там Тмутаракань) был здесь ни при чем. Образованный и умный Легин, обладая оперативной хваткой, быстро впитывающий в себя необходимые знания, через несколько лет стал начальником отдела уголовного розыска, сменив на этой должности Крастонова, который также стремительно продвигался ввысь по служебной лестнице.
Имея схожие характеры, наклонности и понимание важности своей профессии, Крастонов и Легин подружились. Хотя полноценной эту дружбу назвать было нельзя. Крастонов был для Легина образцом для подражания и, можно сказать, кумиром. Крастонов, пытавшийся вначале стереть эту грань превосходства, не преуспел в этом направлении и принял правила игры, предложенные Легиным. Несмотря на установившиеся дружеские и товарищеские отношения с Крастоновым, Легин продолжал называть его на «вы», а каждое его слово было для младшего товарища законом. Крастонов попытался бороться с «вы» хотя бы вне службы, но и здесь потерпел неудачу.
Оба они были настоящими «ментами», что называется, по призванию, полагали милицейскую службу необходимой и уважаемой и не жалели своего времени для выполнения служебного долга. Отчего оба так и не сумели обзавестись семьями, хотя у Крастонова такая попытка была. Они оба не терпели фальши, скабрезности и неуважения к милицейским погонам. При них никто не осмелился бы рассказать один их многочисленных анекдотов, типа: «…отчего милиционеры ходят по трое? Оттого, что один умеет немного читать, другой — немного писать, а третьему просто приятно побыть в обществе интеллигентных людей».
«Если при прополке сорняк не вырвать вместе с корнем, то он непременно оживет и будет вести себя еще более агрессивно».
Это, в общем-то, немудреное высказывание Крастонова на одном из служебных совещаний Легин написал на отдельном листочке и хранил в ящике своего стола. Он приобрел странную привычку: приходя на работу, первым делом открывать ящик и читать листочек, хотя и знал этот незатейливый текст наизусть. У неверующего Легина это было чем-то вроде молитвы. Окружающие подметили это, но пошутить над здоровяком, которому природа подарила громадные мышцы без всяких анаболиков, никто не осмеливался.
Профессиональные же его качества, характеризующие Легина, как думающего розыскника, проявились особенно при раскрытии и задержании банды залетных налетчиков, ограбивших филиал крупного коммерческого банка и оставивших на месте преступления два трупа. Внешне ограбление выглядело случайным…

***

…К стоянке напротив внушительного здания банка с солидной вывеской «Камабанк» подъехала темно-синяя иномарка. Из нее быстро вышли четверо молодых людей — все в черных спортивных костюмах.
Рабочий день в банке через полтора часа заканчивался, но четверка уверенно зашла внутрь, хотя на входе и висела табличка с надписью: «Извините, мы не работаем по техническим причинам».
Попытка охранника воспрепятствовать их проникновению пресеклась двумя выстрелами из пистолета с глушителем: одним — в область сердца, другим — в голову, в качестве контрольного. После чего труп был засунут за диван, находящийся в холле, и входную дверь заперли ключом, снятым с пояса охранника.
Бандиты надели на лица шутовские маски, изображающие поросячьи рыла, и вошли в операционный зал. Здесь двое из них согнали в угол всех служащих филиала банка, приказали им лечь на пол лицом вниз и стали держать их под прицелом пистолетов.
— Каждый встает по очереди, — глухим искаженным голосом произнес один из налетчиков, — и сдает мне свой мобильный телефон. У кого мобилы не окажется — кончу на месте.
Мобильники, к счастью, оказались у всех. Мужчины достали их из пиджаков и с поясов, а девушки, которых было абсолютное большинство, в сопровождении грабителя подходили к своим служебным местам и вытаскивали мобильники из сумочек или ящиков рабочих столов. Телефоны налетчик складывал в пластиковый черный мешок.
Двое других налетчиков зашли в кабинет начальника валютного отдела, отвечавшего за главное хранилище. Очень полный молодой мужчина сидел за столом и пил кофе из пластикового стаканчика.
— Где ключи от сейфов? — осипшим голосом спросил первый из вошедших.
— К-ка-ких сейфов?.., — растерялся толстяк. Происходящее показалось ему нереальным.
— Сейфов, где хранится иностранная валюта и российские рубли, — говоривший подошел и резко ткнул начальнику дулом пистолета в губы, — шевелись, боров, а то…
На губах толстяка выступила кровь, стаканчик с кофе выпал из руки и залил какие-то бумаги на столе. Он вдруг осознал, что все это всерьез.
— Я сейчас, сейчас…, — трясущимися руками толстяк с трудом извлек связку ключей из кармана пиджака, висящего на стуле.
Он открыл свой сейф и поочередно достал три пары массивных ключей.
— Вперед, в подвал, — скомандовал грабитель, — да шевелись же! На хрена тебе пиджак!
Толстяк уронил на пол пиджак, который попытался в растерянности надеть, и поспешил к выходу.
Спустившись в хранилище и открыв ключами все три сейфа, налетчики начали складывать пачки денег в специальные мешки для их хранения и транспортировки, находившиеся на стеллаже, прямо в хранилище. Они забрали всю валюту и почти все российские деньги, побрезговав лишь банкнотами ниже пятисотрублевого достоинства.
Начальник валютного отдела, заметив, что грабители заняты упаковкой денег, попытался сбежать, бросившись к выходу из банка. Но в операционном зале он наткнулся на двух оставшихся там бандитов. Один из них выстрелом ранил его в живот, а другой подошел к лежащему и хладнокровно добил выстрелом в лицо.
Раздался дружный женский визг.
— Заткнитесь, — рявкнул налетчик и выстрелил в потолок.
Моментально наступила тишина.
— Всем встать! Где тут у вас туалет?
Всех загнали в небольшую туалетную комнату и заперли дверь.
— Не вздумайте рыпаться, — грозно предупредил один из бандитов, — на двери — граната с растяжкой. Рванет, и всем каюк…
После этого банда покинула здание банка, оставив маски в холле, и уехала на оставленной на стоянке автомашине.
Табличку, извещающую, что банк временно не работает, грабители, так и оставили висящей на двери.

***

Мужчина в спецовке, с чемоданчиком сантехника, насвистывая незатейливую мелодию, открыл дверь в банк.
Идя по коридору, он вдруг через стеклянные стены заметил, что операционный зал абсолютно пуст. В недоумении мужчина поднял брови. Он толкнул дверь в зал и зашел внутрь. Завидев лежащий труп толстяка, мужчина вначале испугался и шагнул было за дверь, но прислушался. Никаких звуков, электричества нет, поэтому и оргтехника молчала.
Сантехник быстро направился к столику охранника в холле, где находился телефон, и набрал 02.
— Милиция?... — торопливо произнес он в трубку, — здесь… В общем такое дело — здесь лежит убитый… Как где, в банке, здесь… «Камабанк»… Нет, больше никого нет… Я?.. Я чиню здесь трубу… Обыкновенную, водопроводную… Фамилия моя Петренко… Да, я ничего и не трогаю… Да, буду ждать.
Сантехник положил трубку, подошел к дивану и сел на него, поставив рядом свой чемоданчик. Он опустил голову и вдруг заметил растекающуюся возле ноги лужу крови.
Подпрыгнув, сантехник в ужасе устремился на улицу, забыв о своем чемоданчике.
Послышался приближающийся вой милицейских сирен. Сантехник ждал снаружи, нерешительно переминаясь с ноги на ногу.
С воем сирены к зданию подлетел милицейский «уазик» с включенной мигалкой. Из «уазика» с двух сторон посыпались спецназовцы в бронежилетах. Они побежали к входу, рассредоточиваясь на ходу. В руках у них были короткоствольные автоматы.
Сантехник, стоящий у двери, на всякий случай поднял руки вверх. Спецназовцы, не обратив на него никакого внимания, забежали внутрь банка.
Следом подъехала белая «Волга». Из нее вышел Легин с тремя оперативниками, которые были тоже в бронежилетах. Все также побежали в банк, прихватив с собой сантехника, так и не опустившего руки.
Легин расхаживал по операционному залу, внимательно изучая обстановку.
Громко грохоча ботинками, вернулись спецназовцы, обыскав все ближайшие помещения.
— Два трупа, — стал докладывать Легину плечистый командир спецназовцев, — в подвале никого нет, сейфы — вскрыты. Сейчас произведем осмотр всего здания.
— Не надо, — безнадежно махнул рукой Легин, — что вы найдете, только все следы позатопчете. Уже и так затоптали… Бандитов давно и след простыл… Спасибо за службу. Можете возвращаться на базу.
— Каждый делает свое дело, — не обиделся спецназовец, — нам сообщили, мы и действуем согласно инструкции: найти и обезвредить бандитов. Не надо, так не надо. Хлопцы — в машину.
Спецназовцы дружно покинули банк.
— Звони в прокуратуру, — приказал Легин своему оперативнику, — пускай присылают следователя. Трупы — их подследственность.
Тот сел за телефон.
— А ты ищи телефон директора банка, — сказал Легин второму, — пускай приезжает. Будем разбираться, куда пропал персонал банка — не в заложники же их взяли. И на сколько их нагрели бандюганы, надо сразу же выяснить. Тоже немаловажная деталь.
Тот отправился за ближайший столик с компьютером.
— План «Перехват» введен? — спросил Легин третьего оперативника.
Оперативник утвердительно кивнул.
— Хотя, вряд ли что-то это даст, — с сомнением в голосе произнес Легин, — судя по всему, налет тщательно готовился. Ладно — добавил он, обращаясь к третьему оперативнику, — ты стань на дверь и никого постороннего не впускай.
Тот направился к выходу.
— Ну, а мы с тобой, — сказал Легин сантехнику, — пойдем, посмотрим, что за трубу ты тут ремонтировал. Где здесь туалет?
Они пошли по коридору, по направлению к туалету.
— Что это за патрубок тут на дверях висит? — недоуменно спросил Легин, указывая на повисший на петле, на дверной ручке, кусок изогнутой водопроводной трубы, — твой, что ли?
— Нет, — испугался сантехник, — то есть, я хотел поставить его туда, — он ткнул рукой в сторону туалета, — так он не подошел по размеру, но я его сюда не вешал.
— Что за хренотень, — недовольно произнес Легин, — и ты его оставил возле туалета? Но…
Его фразу перебил женский крик, несущийся из туалета.
— Спасите нас! Выпустите нас отсюда!
И сразу вразнобой зазвучало несколько голосов.
— Осторожно, на двери граната! Будьте внимательны! Они заминировали дверь!
— Спокойно, — тотчас отозвался Легин, — не кричите. Сейчас открою.
Он ловко сунул два мизинца в противоположные отверстия патрубка и осторожно снял петлю с дверной ручки, удерживая патрубок мизинцами.
— Держи так же, — он протянул патрубок сантехнику, — может пальчики чьи остались…
Сантехник продел свои мизинцы в отверстия и перехватил патрубок.
— Только осторожно, — предупредил Легин, — руками, смотри, не лапай!
Сантехник отвел патрубок от тела на расстояние вытянутых рук и застыл в неподвижности.
Легин открыл дверь. В первом помещении, где находились умывальники и сушилки для рук, никого не было. Дверь, ведущая непосредственно в туалет, приоткрылась и оттуда осторожно высунулось мужское лицо.
— Выходите, — произнес Легин, — никакой опасности уже нет…
Персонал операционного зала оперативники, поделив между собой, тотчас взяли в разработку.
— Приметы? — пытался выяснить один из них у симпатичной девушки с размазанной от слез тушью.
— Да какие приметы, — торопливо начала она, испуганно озираясь на труп, возле которого уже колдовали судебный медик и криминалист с фотоаппаратом, — они все были одинаковые, в поросячьих масках и спортивных костюмах.
— А волосы на голове какого цвета, не заметили?
— Волосы…, — задумчиво повторила девушка, — ах, да, один из них был, наверное, лысым. Во всяком случае, затылок был полностью выбрит, я сзади видела.
— Ну вот, — ободряюще кивнул оперативник, — давайте теперь конкретно вспомним, что делал этот лысый.
— Он… — девушка закрыла глаза, — точно, он складывал в черный полиэтиленовый пакет наши мобильные телефоны. Я сзади его и видела.
— А что он делал до этого?
— До этого…, — девушка задумалась. — Ну, конечно, он самым первым вошел в зал и крикнул: «всем лечь на пол!». У него еще голос такой глухой, как будто рот заткнут тряпкой.
— А кто стрелял в начальника валютного отдела?
— Оба, — всхлипнула девушка и рот ее скривился, — только по очереди… Сначала выстрелил второй, полный такой и … в общем, Олег Павлович схватился за живот, на рубашке кровь выступила, и он упал на спину. А второй… Жуть… Этот лысый выстрелил ему прямо в лицо…
Девушка снова всхлипнула.
Легин в углу опрашивал сантехника, который уже сдал свой патрубок криминалисту.
— Андрей Зосимович, — донеслось до Легина, — Вы не могли бы на минуту подойти сюда?
Следователь прокуратуры, Карнов, примостившийся за столом и составляющий протокол осмотра, приглашающе помахал ему рукой.
— Добрый день, Дмитрий Игоревич, — Легин пожал коллеге руку.
— День как раз недобрый, — уныло усмехнулся следователь, — что-нибудь уже известно о продолжительности налета, и о том, кто конкретно стрелял в погибших?
— Не более пятнадцати минут, — кратко ответил Легин, — и сразу скрылись на машине. Бармен из кафе напротив заметил, что четверка села в «Пежо» синего цвета, номера он не заметил. В начальника отдела стреляли двое. Сейчас мои заканчивают опрос свидетелей и доложат подробнее. Кто стрелял в охранника, пока неизвестно. Возможно, баллистика определит по…
Зазвонил мобильник Легина.
— Темно-синий «Пежо»? Номерные знаки соседней области? Давайте, выясняйте… Все.
— По «Перехвату» сообщили: уже нашли машину, на которой уехали бандиты, — пояснил Легин следователю прокуратуры, — брошенную иномарку нашли в нескольких кварталах отсюда, в глухом дворе дома, поставленного на капитальный ремонт, жильцы которого были временно выселены. Темно-синий «Пежо». Зарегистрирован в соседней области. Со вчерашнего дня числится в угоне.
— Значит, дальше они пересели в другую машину, — заметил следователь.
— Скорее всего, так, — согласился Легин, — Вы, по-моему, что-то хотели уточнить у меня?
— Да, да, — вспомнил следователь, — пришлось занести Вас в протокол осмотра. Вы ведь нашли этот кусок трубы. Чтобы он получил доказательственную силу, его надо внести в протокол осмотра. И Вас, как нашедшего. Распишитесь вот здесь, против своей фамилии.
Легин расписался и вернулся к сантехнику, сиротливо стоящему в углу.
— Значит, говорите, труба дала течь, и банковский завхоз вызвал Вас на подмогу?
— Да, — ответил сантехник с несчастным видом.
— Пошли, глянем на трубу, — предложил Легин, — а то, в первый раз, так и не дошли.
Они вошли в крохотную подсобку, дверь в которую вела из умывальника перед туалетом. В углу стояли ведра, щетки и различные приспособления и порошки для мытья полов и окон. Прямо на стене висел электрический щит с рубильником и двумя десятками различных переключателей.
— Она служит фактически и щитовой? — поинтересовался Легин.
— В том-то и дело, — подтвердил сантехник, — в том-то и опасность. Вода из прохудившейся трубы капала как раз на электрический щит. А это грозило коротким замыканием и пожаром. Особенно ночью, когда здание находится, практически, без присмотра.
— Где текло?
Сантехник указал рукой на часть трубы, проходившую прямо над щитом.
Легин присмотрелся и заметил падающую на щит каплю воды. Труба проходила под самым потолком. Течь давал изогнутый патрубок, соединяющий два отрезка трубы.
— Вижу, — пробормотал он, — но ремонт-то, в общем, пустяковый, зачем было обесточивать весь банк? Кто на этом настоял?
— Завхоз, — ответил приободрившийся сантехник, — ремонт-то пустяковый, но надо было сходить купить новый патрубок и заменить его. А замыкание могло произойти в любой момент, и завхоз не хотел рисковать. Могла и вся проводка сгореть, и натуральный пожар приключиться. А это ж банк…
— А не проще ли было отключить воду?
— Думали над этим вариантом, — согласился сантехник, — и даже отключали. Но вода-то все равно оставалась в трубах и продолжала капать.
— Нужный патрубок купили?
— Да. Он у меня в чемоданчике.
— Но заменить не успели…
— Нет.
— Занятная цепочка получается, — заметил Легин, — патрубок дает течь — электричество в банке отключается — кодовые бронированные двери главного хранилища запереть нельзя, так как они управляются электроприводом — вся сигнализация в банке также отключена — и, пожалуйста, именно в этот момент прибывают господа бандиты со своими стволами. Они не заботятся о сигнализации и запорах, их интересуют только мобильники, по которым можно сообщить о происходящем… Любопытно. Они знают, что банк полностью беззащитен. Кто-то вовремя дал им об этом знать…
— Что Вы хотите этим сказать, — встрепенулся сантехник, — может, Вы думаете, что… Ведь это я сразу вызвал сюда милицию, и я…
— Ничего я пока не думаю, — отмахнулся Легин, — давайте, снимайте этот злосчастный патрубок. Сколько потребуется времени?
— Максимум минут пятнадцать. Воду только отключу… И заменю моментом.
— Давайте, — повторил Легин, — я подожду здесь.
Сантехник ушел, а Легин начал тщательно исследовать щитовую. В ведре, под тряпками для мытья, он обнаружил крохотный аккумуляторный дисковый резак…

***

Рабочее совещание проходило в кабинете начальника Прикамского УВД генерала Гречкова. Во главе стола для совещаний сидел сам генерал. По обеим сторонам стола расположились Крастонов, Легин, следователь прокуратуры Карнов и два оперативника Легина.
— Кто будет докладывать? — спросил генерал.
— Легин доложит, — привстал из-за стола Крастонов.
Генерал одобряюще кивнул, и Легин собрался было встать, чтобы доложить обстоятельства дела.
— Сиди, — махнул генерал, — у нас рабочее совещание. Итак, каковы версии?
— Версия одна, — начал Легин, — бандитов явно кто-то навел. И кто-то — пока неизвестный — обеспечил отключение в банке электроэнергии.
— Каким путем?
— Неизвестный преступник пронес в банк аккумуляторный дисковый резак и сделал в патрубке пропил, который для маскировки и уменьшения течи замазал очень густым красным суриком, плотным, как пластилин. Эксперты уже дали заключение, что пропил был сделан именно этим резаком.
— Резак найден? — поинтересовался генерал.
— Да. Там же, в щитовой, в ведре для мытья полов, под тряпками. Отпечатков пальцев ни на резаке, ни на патрубке не обнаружено. Все было тщательно протерто.
— Дальше, — нетерпеливо произнес генерал.
— Опасаясь, что капающие на электрощит капли воды могут дать короткое замыкание, со всеми вытекающими последствиями, вплоть до пожара, завхоз банка вызвал сантехника.
— А кто обнаружил течь? — поинтересовался генерал.
— Уборщица, пришедшая, как обычно, делать свою работу за полтора часа до закрытия банка. Она увидела на полу лужу воды и потом утверждала, что лужица была небольшая, а вода капала из тубы от потолка каплями, с интервалами, примерно, один раз в секунду. Я на месте проделал несложный следственный эксперимент и математические расчеты. Полагаю, что течь функционировала не более одного часа.
— Что отключает главный рубильник? — спросил генерал.
— Только подачу электричества на электрические розетки и все освещение. Но это несущественно…
— Почему? — задал вопрос следователь прокуратуры.
— Остальные переключатели, а их всего двадцать четыре, замыкают и размыкают различные электрические цепи. В том числе, и все системы сигнализации банка, а также электропривод, с помощью которого запираются кодовые бронированные двери хранилища. Если бы эти двери были заперты, бандитам не удалось бы добраться до сейфов с деньгами.
— Почему? — на этот раз снова прозвучал вопрос генерала.
— Начальник валютного отдела, который был убит, не смог бы один открыть двери. Код должны набирать одновременно два человека, каждый из них знает только свою часть буквенно-цифрового кода.
— Кто второй?
— Заместитель управляющего банком.
— Ловко устроено, — заметил генерал, — вот вам и хваленые банковские системы предосторожностей. Отключил свет — и все…
— А если вдруг обесточится по другим причинам? — поинтересовался следователь прокуратуры, — ну, скажем, ураганом? Или, технические неполадки на самой подстанции?
— В подвале банка есть мощный аккумулятор. В случае пропадания электроэнергии, он автоматически дает ток. Но только на охранные системы банка, в том числе, и на электропривод двери. Аккумулятор способен автономно поддерживать питание в течение пяти суток.
— Так, что ж он не сработал? — удивился генерал.
— В противопожарных целях был обесточен весь электрощит. На нем находился и переключатель цепи аккумулятора. Была полностью отключена система поддержки готовности аккумулятора. Сигнал об отключении электричества просто не поступил на ее датчик. Поэтому-то аккумулятор и не сработал.
— То есть злоумышленник, обеспечивший бандитский налет на банк, был прекрасно осведомлен об этих нюансах, — подытожил Крастонов.
— Кто предложил обесточить щит? — спросил генерал.
— Сантехник утверждает, что на этом настоял завхоз, — ответил Легин, — завхоз, в свою очередь, заявил, что отключить щит полностью предложил сантехник. Мол, иначе он не гарантирует, что не возникнет замыкание или возгорание.
— Вот вам и подозреваемые, а особенно, этот сантехник, — заметил генерал.
— Извините, Владимир Антонович, — мягко возразил Легин, — но ни тот, ни другой на эту роль не годятся.
— Почему? — нахмурился генерал. — Кто еще мог знать слабые места, которые могли привести к замыканию электрической цепи? Кто, кроме сантехника, мог сделать хитроумный пропил на трубе? Кто мог дать сигнал бандитам, что банк с этого момента практически беззащитен? Ведь именно после его ухода и началось нападение на банк.
— Для чего же тогда сантехнику было оставлять такую улику, как пропиленный патрубок? — возразил Легин, — Будь он участником столь хитроумно продуманной операции, он наверняка не оставил бы такое свидетельство, указывающее непосредственно на него. То же самое касается портативного дискового резака. Сантехник имел полную возможность, выходя из банка, взять уличающие его патрубок и резак с собой и выбросить их, либо спрятать.
— Нужно быть совершенно безмозглым тупицей, чтобы не уничтожить доказательства своей преступной деятельности, имея для этого все возможности и время, — поддержал подчиненного Крастонов, — а сантехник впечатления идиота не вызывает. Даже, если и допустить, что он — совершеннейший дебил, то это должен был предусмотреть тот, кто разрабатывал столь изощренный план ограбления банка. Нет, не сходятся здесь концы с концами…
— Согласен, — после некоторого раздумья согласился генерал, — а завхоз? Он подходит для этой роли?
— В принципе, да, — ответил Легин, — он вполне мог бы подставить таким образом сантехника. Но есть одно обстоятельство, которое исключает его участие в этом деле.
— Какое? — поинтересовался генерал.
— У него отсутствует кисть левой руки, он потерял ее в Чечне, будучи офицером, — пояснил Легин. — И, если можно с одной рукой залезть на стремянку, чтобы резать трубу резаком, то саму трубу одной рукой не пропилишь. Я сам пытался это сделать. Во-первых, надо левой рукой придерживать трубу, а правой держать резак… И не просто придерживать, а отодвинуть ее от стенки на один-два сантиметра, иначе диск резака не может соприкоснуться с нижней частью трубы, где был сделан пропил. Для этого нужно применить значительное физическое усилие. При этом резак постоянно соскальзывает с круглой поверхности трубы и пропил делать не желает.
— Да, с протезом, это абсолютно исключено, — подтвердил Крастонов. — К тому же, у завхоза безупречное прошлое: боевой заслуженный офицер, комиссованный из армии в связи с увечьем.
— Убедили, — согласился генерал. — Кто еще может подойти на роль пособника бандитов?
— Давайте лучше пойдем методом исключения, — предложил следователь прокуратуры.
Легин выжидающе посмотрел на генерала. Тот утвердительно кивнул головой.
— Исключаем из числа подозреваемых всех девушек, которые в банке составляют большинство, — начал Легин. — По вышеизложенным причинам. Мы проверили — никто их них не был замечен в занятиях тяжелой атлетикой и восточными единоборствами.
— Не факт, — пробурчал следователь, — теоретически участие девушки возможно.
— Я беру реальные варианты, — спокойно возразил Легин, — а не киношные, где тощая девица валит направо и налево здоровенных мужиков, и голыми руками разводит прутья тюремной решетки.
Он взял со стола листок бумаги.
— Тут у меня составлен список всех работников банка. Сам владелец банка и двое убитых также не могли быть соучастниками.
— Кстати, каков причиненный налетом ущерб? — поинтересовался генерал.
— Триста четырнадцать тысяч долларов, девяносто две тысячи евро и немногим более одиннадцати миллионов рублей.
— Серьезная сумма, — покачал головой генерал. — Ладно, продолжайте дальше.
— Остаются еще два охранника, работавших посменно с тем, который погиб. Охранники дежурят посуточно. Убитый заступил на дежурство в восемь утра, за час до открытия банка, и должен был сменяться в то же время на следующий день. Значит, отпадают и оба охранника, которых в банке в тот день не было.
— Вы забыли про заместителя управляющего банком, — напомнил следователь.
— Не забыл, — тут же парировал Легин, — он, как раз, входит в число подозреваемых, коих остается всего четверо.
— Кто? — генерал выжидающе посмотрел на Легина.
— Кроме заместителя управляющего банком, еще один программист и два оператора. Любой из них мог это сделать. Но заместитель управляющего банком был лишь с утра, подписал необходимые бумаги и уехал. Судя по объему образовавшейся лужицы в щитовой, сомнительно, что пропил в патрубке мог быть сделан с утра…
— А Вы уверены, что Ваши расчеты точны? — негромко спросил следователь.
— Уверен, — убежденно произнес Легин, — я советовался с экспертами. Вода могла течь быстрее, размыв сурик. Но медленнее — никогда.
— Ну, что ж, будем вплотную работать по оставшейся троице, — озабоченно произнес генерал, — какие будут предложения?
— В общем-то, мы уже ведем разработку, — с некоторым смущением сообщил Легин, — вместе со следователем мы прямо в банке устроили маленький спектакль.
Крастонов подтвердил сказанное коротким кивком головы.
— Легин — молодец, — сказал он, — прямо таки режиссер-постановщик по произведениям Агаты Кристи.
— Какой спектакль? — недоумевающе поднял брови генерал…

***

…Поздним вечером в операционном зале банка все работники были на своих местах — никого из них домой пока не отпустили.
За одним из столов расположился следователь прокуратуры. Он, прямо на месте, допрашивал присутствующих. Рядом с ним находился Легин.
Допросы были пока очень коротки. Главный вопрос — кто и на сколько отлучался из операционного зала после обеда.
Девушки проходили быстро.
Перед следователем сел сантехник и здесь начался интенсивный допрос.
— …Ты знал, что надо менять патрубок и не взял его с собой? — грозно вопрошал следователь.
— Я взял, — робко сопротивлялся сантехник, — но он не подошел по диаметру…
— Как это не подошел? Все трубы стандартные!
— Нет, — уже увереннее стал возражать сантехник, — сечения труб бывают разными, а здесь как раз здание довоенной постройки, и…
— Ну, ладно. А чего, спрашивается, тебя понесло на рынок, в такую даль, когда рядом, в двух кварталах от здания банка, находится магазин хозяйственных товаров? — уже почти кричал следователь бедолаге-сантехнику.
— Так на рынке ж все дешевле…
— Дешевле?!? Ты так бережешь деньги банка? С какой это стати?
— Да я все время — на рынке… Там еще и качественнее, потому что магазинная торговля набирает, по-старинке, все тот же ассортимент, не отслеживая технических новинок.
— Какая тебе такая техническая новинка — кусок трубы с резьбой? — грозно насупился следователь. — Расскажи лучше, как ты подал сигнал своим сообщникам? Только ты вышел, как они тут же и явились! Случайность? Гнить тебе на пожизненном за такую случайность…
Сантехник побледнел.
— Я же сам вызвал милицию, — тоскливо привел он свой последний аргумент…
— И что? Засчитать тебе это, как явку с повинной? — с иронией в голосе произнес следователь и вдруг скомандовал Легину, — взять его! За решетку — пусть хорошо подумает… На рынке ему дешевле… Время выигрывал для бандюков…
Легин взял несчастного сантехника за локоть и вывел его из банка.
Все присутствующие с испугом наблюдали эту сцену…

***

— И, что — посадили? — заинтересованно спросил генерал, внимательно выслушав рассказ о разыгранном в банке представлении.
— Как можно? — возразил ему Крастонов, — Это же нарушение законности!
— Я бы на это и не пошел, — добавил следователь прокуратуры.
— Так это ж фикция, — разочарованно протянул генерал, — вот увидят вашего сантехника на улице и рухнула вся ваша постановка…
— Не совсем фикция, Владимир Антонович, — пояснил Легин, — для вида завезли его в СИЗО, чтобы слух пошел… А ночью забрали и отправили в деревню к родственникам, с наказом, чтобы и носа из дома не высовывал…
— Хитрецы, — засмеялся генерал, — и какие ваши дальнейшие планы?
— Предварительно мы установили, что чаще всех отлучался в туалет, где было отведено место для курения, программист — заядлый курильщик, — пояснил Легин.
– Во время допроса он же больше всех нервничал, когда его опрашивали по поводу обстоятельств ограбления банка и примет нападавших, — добавил следователь.
— И еще, — уточнил Легин, — я заметил, но вначале не придал значения, тому, что допрашиваемый программист указательным пальцем правой руки машинально потирал большой палец, пытаясь стереть якобы запекшуюся кровь. Я тогда отнес это на счет случившейся стрессовой ситуации, а пораненный в суматохе палец посоветовал ему обработать водкой или одеколоном.
— Отчего тот вздрогнул и опустил руку, — присовокупил следователь, — я тоже на это обратил внимание.
— Лишь через день, анализируя события, — продолжил Легин, — я подумал, что указательный и большой пальцы могли быть испачканы не кровью, а красным суриком, которым преступник замазывал для маскировки пропил в патрубке. Отмыть красный сурик просто мылом невозможно, для этого требуется специальный растворитель или бензин.
— Прекрасно, — похвалил генерал, — я всегда был высокого мнения о твоих аналитических способностях, Андрей Зосимович. Взяли программиста в работу?
— Не только его, — ответил Легин, — всех троих, на всякий случай. По полной программе — и наружка, и прослушка, и связи. Но его, конечно, особенно.
— Каковы результаты?
— Пока результатов нет. Все трое ведут обычную жизнь, никаких подозрительных встреч, никаких шифрованных звонков.
— Хорошо. Докладывать ежедневно.
— Есть, товарищ генерал.

***

Крастонов сидел за столом в своем кабинете и читал распечатку телефонного разговора. Напротив находился Легин.
— А сама запись есть? — спросил через некоторое время Крастонов.
— Конечно, — ответил Легин, — включить?
— Давай послушаем. Сгодится ли для идентификации голосов, если что?
— Нормальная запись. Эксперты уже слушали.
Легин достал портативный магнитофон и щелкнул кнопкой.
Послышались два слегка искаженных мужских голоса.
— Здорово, Мурзилка. Как вы там?
— Привет, брателло (голос слегка заплетался). Нормалек. Что слышно по теме?
— Ничего. Синие не в ту степь роют. Лоха унитазного в клоповник кинули. Ни примет, ни следов, как в песне.
— Ну и лады. А чо звякаешь? Договорились же — месяц в тине щуриться.
— Хорошо вам сидеть, кайфовать. Вы, давайте, долю везите, как договаривались, а то — пропьете, да на баб просадите. Слышу же — бухой полностью.
— Да ты чо — охренел? Нам туда нельзя. Сам подруливай.
— Когда?
— Так… Счас спрошу Геру, погодь…
(Издалека послышался разговор, но слов не разобрать).
— Так. Давай через три дня. Ночной лошадью. На вокзале тя встречу.
— Понял. До стрелки.
— Покеда.
Пленка, потрескивая, стала крутиться вхолостую.
Легин нажал на кнопку «стоп».
— Пошли к генералу, — решительно произнес Крастонов, — действовать придется на территории чужой области, надо согласовывать. Там всех и возьмем.

***

Генерал сосредоточенно ходил по своему кабинету из конца в конец. Крастонов и Легин стояли у окна.
— Значит, все у вас готово, — произнес генерал, — осталось только задержать налетчиков…
— Необходимо еще соседей предупредить, — добавил Крастонов, — Вы бы поговорили там, Владимир Антонович. Чтобы имели в виду, и не чинили нам препятствий.
— Поговорил я с соседом, — поморщился Гречков, — он настаивает на совместных действиях, говорит: «Территория наша и бандиты у нас проживают…»
— Не надо нам никакой помощи, товарищ генерал, — стал возражать Легин, — лишь бы не мешали. Ведь иногда такие казусы случаются — в кино не увидишь. Помните, в прошлом году наши отслеживали каналы сбыта наркотиков… Сухомлин пьяным притворялся в порту, а сам снимал на миниатюрную видеокамеру процесс передачи контейнера. Так — что… Налетели «свои», в кавычках, потому оказались шакалами. Завезли в обезьянник, в РОВД, да еще избили по пути и ограбили. Видеокамеру так и не нашли, списывать пришлось. И операцию до конца не довели…
— Бывает, — согласился генерал, — всякое бывает, но и получили оборотни заслуженно — по шесть лет суд им отмерил. Ладно, ты соседей все же не обижай — пускай хоть в оцеплении постоят. Им тоже рапортовать надо. А то, получается, бандитов у себя пригрели, а взяли их другие.
— Слушаюсь, товарищ генерал.
— Сразу же позвоните.
— Будет исполнено, товарищ генерал.

***

Ночью к перрону городского вокзала подошел поезд. Из вагонов, торопясь, вышли немногочисленные пассажиры.
Одним из них и был программист из ограбленного недавно банка. Он стал осторожно озираться по сторонам. На перроне остались только два подвыпивших мужика, сосущие из бутылок пиво, и поминающие недобрым словом какую-то Машку, которая «с-сука, не пус-скает домой». Это были переодетые в поношенную мятую одежду оперативники Легина.
Сам Легин сидел за рулем старенькой «Хонды», стоящей на привокзальной площади, и наблюдал за выходами с перрона. В машине находились также Крастонов и начальник угрозыска местной милиции. Все были в гражданской одежде.
На площади стояли лишь несколько машин: такси, потрепанная «Волга» и две замызганных иномарки.
Программист, озираясь, вышел на площадь. Тотчас из двери здания вокзала выскользнула длинная фигура и направилась к нему.
— Ну, с приездом, Думер.
— Здорово, Мурзилка. А, где…
— Ну, не буду же я с собой носить… Ты знаешь, сколько там?
— Прикидывал.
— Ну, вот. Поехали, — предложил Мурзилка.
— Куда?
— На хату. Где все. Переночуешь, и утром отбудешь назад со своей долей.
— Так чего ж ты на вокзале назначал?
— А то, тебе адрес скажи… Чтоб ментов привел? Я и сейчас за тобой посматривал, нет ли хвоста.
— Понятно. Ну, поехали. Где машина?
— А такси возьмем.
Мурзилка и программист пошли по направлению к стоянке такси.
Подвыпившие мужики уже шли им навстречу, обнявшись и что-то бубня.
Из «Хонды» выбрались Легин и местный розыскник, и быстро направились за бандитами.
— Водочки хорошей глотнешь, девочку поимеешь, оторвешься по…
Конец фразы застрял у Мурзилки в горле.
Четверка внезапно прыгнула на бандитов с двух сторон. Послышался сдавленный крик, быстрая возня.
Мурзилку, уже в наручниках, Легин и один из оперативников поволокли к «Хонде». Программиста потащили в темнеющие рядом с вокзалом дворы.
— Ну, что, Мурзилка, — домурзился? — грозно спросил Крастонов уже в машине, — куда ехать — говори!
Он сидел на заднем сиденье рядом с задержанным парнем.
— К-кто вы? — Мурзилка весь трясся от неожиданности.
— Не конкурирующая банда, не волнуйся, — ответил Крастонов, — милиция. Расстреляют тебя, как положено, — в тюремном подвале и без всяких мук. Где оружие?
— За что расстреляют, — завыл Мурзилка, — я не убивал! Это Гера… И Батон… Я вообще не стрелял!
— Стрелял — не стрелял… Участвовал в группе, значит, и на тебе трупы. Где оружие, спрашиваю?
— Там!
— Где там?
— На хате.
— А где хата?
— А куда Думера повели? — неожиданно ответил вопросом на вопрос Мурзилка.
— Кончать повели, — ехидно улыбнулся Легин, повернувшись назад, и посмотрел парню прямо в глаза.
— Чего-о-о, — недоверчиво скривился Мурзилка.
— А что с него толку: адреса он все равно не знает, — спокойно и обстоятельно стал объяснять Легин, — и суд вышку ему не даст, он косвенный соучастник, за эксцесс исполнителя не в ответе… А истребить вас всех все равно надо, чтобы землю не поганили. Вот и повели…
Несмотря на неправдоподобность слов Легина, эта обстоятельность и его спокойствие привели Мурзилку в состояние ступора. Он затрясся еще больше и застучал зубами.
— Чего это…, — забормотал он, мотая в стороны головой, — я все расскажу… Деятельное раскаяние… Я читал… Помощь следствию… Я же про это читал!
— Адрес! — гаркнул ему в ухо Крастонов, — быстро!
— Садовая, шесть, первый подъезд, квартира девятнадцать, третий этаж, налево, — автоматически, скороговоркой зачастил Мурзилка, — я повинную напишу… Это все Гера… Мы не договаривались убивать…
— Дорогу показывай!
— Да, я все покажу… Тут недалеко…
— Второй, я первый, — включил рацию Крастонов, — выдвигайтесь в район — Садовая, шесть. К дому пока не подходить. Ждите нас. Только за входом в первый подъезд присмотрите. Поехали…
Машина тронулась с места.
— Здесь направо, вон на ту улицу, — показывал парень, — меня заставили… Обоих мужиков убили Гера с Батоном…
— Где деньги? — наклонился Крастонов к парню.
— Все деньги у Геры. Мы их еще не делили…
— Зачем Думера на квартиру пригласили?
— Это — Гера… Он его убить хотел… Шнур нейлоновый приготовил… Сказал — единственная ниточка к нам… Оборвем, и все тип-топ. Тогда и деньги поделим.
— А что за кличка такая Думер? — поинтересовался Легин.
— Игра такая компьютерная есть, стрелялка, «DOOM» называется. Он за ней дни и ночи просиживал, как наркоман. Даже сам дополнительные уровни создавал… А вон уже и наш дом…

***

Квартира представляла собой довольно печальное зрелище, сохранившее следы ночного задержания банды. По ней словно прошел смерч — и до этого неопрятная, она была совершенно разгромлена. Сдвинутая мебель, перевернутые стулья, на полу валялись пустые и полные бутылки из-под спиртных напитков и пива, различные вещи и предметы одежды.
Ранним утром Крастонов и Легин сидели на диване. Возле Легина сбоку в ряд расположились четыре пистолета с глушителями.
Крастонова держал на коленях картонную коробку с бумагами и документами, перебирал их, не спеша, а некоторые пристально разглядывал.
В коробке ворохом лежали паспорта с мужскими и женскими фотографиями, акции различных предприятий, векселя, всякие бухгалтерские и финансовые документы, банковские проводки.
— Индоссо, нотификация, ремиз, авизо…, — бормотал Крастонов, читая бумаги, — похоже, эти ребятки не только банк бомбанули. Вот будет следаку работка. Слышишь, Андрюха?
— Мы свое дело сделали, — устало произнес Легин, и зевнул.
На столе два оперативника считали деньги, складывая пачки стопками и ставя палочки на листке бумаги, чтобы не сбиться со счета.
— Все деньги целы? — поинтересовался Крастонов.
— Нет, — ответил оперативник, — похоже, что будет где-то две трети. Треть, наверное, спрятали куда-то, не могли же они столько пропить…
— Есть и нам еще чем позаниматься, прикинь, Андрей, — обратился Крастонов к Легину, — придется еще…
Он оборвал фразу на полуслове, глянув в сторону Легина. Тот спал, сидя, даже не откинувшись на спинку дивана.
Крастонов посмотрел на часы. Стрелки показывали половину шестого утра. Он отложил коробку в сторону, встал и вышел на кухню.
«Вообще-то рановато… Но он сам же велел доложить сразу же…»
Крастонов набрал номер на мобильном телефоне и стал ждать. Через некоторое время ему ответили, и он заговорил в трубку:
— Докладываю, товарищ генерал. Взяли всех пятерых… Прямо ночью и взяли… И местные участвовали. При сем присутствовали… Оружие изъяли. И часть денег — тоже… Какое там вооруженное сопротивление… Легин задерживал, а с ним — Вы ж знаете… Бандиты натуральные и, похоже, не только банк на их совести… По форме бандиты, а по сути — сопляки. Книжек начитались, да Голливуда насмотрелись. Люди только гибнут из-за таких отморозков…

***

Рутина рабочих будней была взрезана весьма тревожной ориентировкой, разосланной из центра во все регионы страны. На очередном рабочем совещании, которое проходило, как обычно, в кабинете начальника Прикамского УВД генерала Гречкова, во главе стола сидел сам генерал. За столом собрались Крастонов, Легин и еще несколько офицеров милиции.
Гречков только что закончил читать сообщение, переданное по факсу:
— Такая вот ориентировка из министерства пришла. У кого какие соображения? — в заключение произнес генерал, — высказывайтесь.
Встал Крастонов.
— Что мы имеем, — подытожил он. — Через наш город и область проходит международная трасса, по которой с северо-запада на юго-восток почти сплошным потоком идут фуры «дальнобойщиков». Они везут импортные товары из стран Западной Европы. Назад поток меньше, но тоже машины идут. Нас, конечно, интересуют машины идущие с Запада.
— Что они везут? — поинтересовался генерал.
— Все, что угодно. От продовольствия и бытовой техники до комплектующих производства станкостроения и электроники. Согласно ориентировке, бесследно пропадают машины, перевозящие дорогую компактную аппаратуру: компьютеры, ноутбуки, различную оргтехнику. Предположительно, фуры пропадают на территории трех областей — нашей и двух соседних, где проходит международная трасса.
— Пропадают и фуры, и их водители, — произнес раздумчиво генерал, — причем, водителей обычно по двое на одну фуру. Бесследно. Куда же могут исчезать люди? Я не говорю уже о большегрузных машинах… Не инопланетяне же их похищают?
— Можно предположить, что работает хорошо организованная банда, — сказал Крастонов. — Водителей убивают и закапывают в землю. Юго-восток области сплошь в глухих лесах. А большегрузные фуры? Тут даже трудно предположить… Их не особенно спрячешь.
— Разрешите мне? — приподнял руку Легин.
— Давайте, — кивнул генерал.
Крастонов сел, уступив очередь Легину.
— Я тут строил различные версии, в связи с прошлогодним нашим аналогичным «висяком», — начал Легин, — но о «висяке» потом. Вся сложность здесь в том, что родные и близкие пропавших, обеспокоившись их долгим отсутствием, обращались в органы милиции по месту проживания, зачастую за многие сотни километров от места исчезновения. По месту жительства исчезнувших…
— То есть, их розыском занимались там? — уточнил генерал.
— Так точно, — подтвердил Легин. Именно там и заводились розыскные дела. А иногда по факту исчезновения возбуждались и уголовные дела, проводились какие-то формальные следственные и розыскные действия. И, в конце концов, приостанавливались…
— Почему? — не понял генерал.
— А как найти? — развел руками Легин. — Винить тамошних оперов в нерасторопности и формализме сложно. Кроме заявления о пропаже, никаких иных сведений у них не было. Да и быть не могло. Действительно, пропавший пересекал иногда границы нескольких регионов. Где именно он пропадал, установить не представлялось возможным. Кроме самих бандитов, об этом не знает никто.
— То есть предполагаемые бандиты прекрасно осведомлены о механизме поиска пропавших без вести людей, — генерал задумался на мгновение. — И используют эти нестыковки в своих преступных целях?
— Совершенно верно, — подтвердил Легин. — В предполагаемые места исчезновения направлялись ориентировки с приметами пропавшего человека, сведениями о модели его транспортного средства, его номерах и предположительно, похищенном имуществе.
— Но, что могут дать приметы, когда человек лежит под землей, на глубине до двух метров, — констатировал генерал. — С людьми — понятно. А машины где? Их ведь не закопаешь?
— Сейчас международные перевозки — весьма развитая инфраструктура, — продолжил Легин. — Машины, по-видимому, слегка видоизменяются, на них перебиваются номера, правятся новые документы, они недорого продаются и вот уже ездят, не опознанные, далеко от тех мест, где были похищены.
— А грузы? — поинтересовался генерал.
— Ну, с грузами-то проще всего. Полно отлаженных преступных каналов сбыта. Грузы в фурах были типовыми, никаких индивидуальных особенностей не имели. Похищены были, скажем, две тысячи принтеров «Lexmark» в заводской упаковке — поди, отыщи их, даже в определенном городе.
— Да, — удрученно произнес генерал, — эти убийства раскрыть, практически, невозможно. Если допустить, что они совершены на территории нашей области… Все потерпевшие — не местные, находились на территории области проездом, кратковременно. Трупы бандиты прятали, закапывая их в близлежащих лесах… Где в таком случае пропал человек, установить также невозможно.
— Главное, нет никаких свидетелей преступлений, — отметил Легин, — убийства совершались, как правило, в глухих местах. Бандиты умышленно не оставляют никого в живых.
— У нас есть какие-нибудь материалы по этой теме?
— Так точно. На территории нашей области пропало несколько дорогих иномарок вместе со своими водителями-владельцами. Такие же случаи зафиксированы и в сопредельных областях, расположенных вдоль трассы. Это позволит сузить район дислокации банды.
— Вы что-то говорили о нераскрытом убийстве прошлого года, — напомнил генерал.
— Да. И этот наш «висяк» — похоже, оплошность бандитов. Но даже в этом случае у нас нет никаких зацепок
— Доложите подробнее, — попросил генерал…

***

Ранним утром по трассе двигалась одинокая фура с прицепом, обтянутым черным брезентом. Дорога была пуста. Других машин поблизости не просматривалось.
Водитель сосредоточенно смотрел на дорогу, слегка покачивая рулевым колесом. Сменщик посапывал во сне, вися под потолком высокой кабины в самодельном гамаке. Он с головой был закутан в одеяло.
Лицо водителя вдруг исказилось растерянной гримасой, глаза от неожиданности широко раскрылись, и он резко нажал на тормоз. Фуру понесло юзом, противно завизжала резина
— Твою мать! — зарычал водитель и выпрыгнул из кабины.
Разбуженный резким торможением, его напарник пытался рассмотреть причину остановки. Он расслышал чьи-то возбужденные громкие голоса. Напарник вытянул шею и в зеркало заднего вида сверху увидел, как упал его товарищ, сраженный в голову специальным укороченным ломиком.
Дверца со стороны водителя была открыта, и бандиты могли видеть, что на пассажирском сиденье никого нет. На какой-то тюк, притороченный в нише под потолком, они, к счастью, внимания не обратили.
Через зеркало напарник заметил только фрагменты фигур, обыскивающих мертвого водителя. Он услышал лязг замка и скрежет открываемой задней двери фуры.
— Прикинь-ка, чё там есть, — раздался громкий чужой голос.
Напарник резко сбросил с себя одеяло и ловко выскользнул из гамака. Он осторожно посмотрел со стороны пассажира в зеркало заднего вида. Никого видно не было, слышалось только копошение внутри фуры.
Напарник рывком открыл дверцу кабины, спрыгнул на землю и, как был, в трусах, майке и носках, перепрыгнул через придорожную канаву. Он чуть не упал, но удержался и стремительно понесся вглубь сумрачного леса.
— Стой, падла, — заорали бандиты сзади.
Пробежав метров двести, беглец споткнулся и упал в довольно глубокую яму, прикрытую старым валежником. В лесу послышались громкие голоса преследователей. Кто-то пробежал совсем недалеко от ямы. Раздался треск сухих веток и сучьев. Поиски велись тщательно, лес буквально прочесывался.
Через некоторое время до лежащего в яме мужчины донесся шум отъезжающей фуры.
Трясущийся от страха беглец еще долго слышал вокруг возбужденные голоса, иногда они раздавались совсем рядом…
Наконец, вновь раздался шум машины — на этот раз донесся легкий рокот отъезжающей легковушки — и все затихло.
Спасшийся от неминуемой смерти водитель осторожно, поминутно прислушиваясь, пошел в сторону города, и километра через два вышел на шоссе, где попытался остановить какую-нибудь попутку.
Машины проносились мимо, не доверяя странному виду голосующего. В конце концов, его подобрал обшарпанный грузовик…

***

Одежда с чужого плеча была явно мала дальнобойщику. Легин, в своем кабинете опрашивая избежавшего смерти человека, был терпелив и дотошен.
— Где это произошло? — уточнял он.
— Не знаю, я спал, — твердил дальнобойщик, — машину вел Федор.
— Ну, хоть приблизительно. Ты же добирался в город на попутке. Неужели по дороге не смотрел по сторонам?
— Не до этого было, — пожал плечами водитель, — как во сне, помню что-то только отрывками… Чудом спасся.
— Номер грузовика, что тебя подвозил, не запомнил?
— Да не до номера было, поверьте… Хотя, — оживился водитель, — только сел, и мы сразу проехали по мостику… Но не через речку, а так, типа по промоине… А слева овраг был, еще деревья такие кривые на склоне…
Легин внимательно изучал расстеленную перед ним подробную карту области.
— Смотрели здесь наши, — с досадой произнес он, — никаких следов. Как сквозь землю фура провалилась! Слушай, неужели никаких примет нападавших не запомнил? Давай, напрягись, мостик же вспомнил.
— Не видел я их совсем. Не видел, понимаете? Думаете, боюсь сказать? Да, я б их за Федора, — он заскрипел зубами и сжал кулаки, — сволочи! Двое детей осталось — девочки… Мальчишку еще хотел, смеялся…, — водитель опустил голову.
— А одежда? В чем одеты были?
— И одежду не видел. Я ж только через зеркальце… Ломик только видел… Да… И кусок руки… Рука вроде голая была… Или засучена? Не могу вспомнить… Так быстро все… Раз — и нет человека…
— Ты говорил, что слышал шум легковушки. Не приметил ее?
— Не видел совсем. Но, что легковушка, ручаюсь — слух у меня на это дело точный.
— Голоса какие были?
— Обыкновенные голоса. Злые.
— Картавил может кто? Акцент у кого-нибудь кавказский или прибалтийский?
Водитель пожал плечами и опустил голову.
— Ну, что вы за груз везли, хоть знаешь?
— Это знаю. Ноутбуки, название так пишется. — Водитель написал на листке бумаги «Compage». — Восемь тысяч штук. Загрузились в Амерсхорхе…
— Где это?
— Город такой в Голландии. Все упаковано, документы, как положено…
Через некоторое время Легин зашел в кабинет Крастонова.
— Ни черта этот мужик не видел, — с порога начал он, — или не помнит. Смутные фигуры какие-то… Ломик… Оголенная рука. Вот и все.
— Что дал поиск в лесу? — поинтересовался Крастонов.
— Тоже ничего. На самой дороге нашли в двух местах следы экстренного торможения. Да что это дало… Взять груженую фуру с прицепом и испариться!?. Призраки, какие-то…
— С собаками искали?
— И с собаками. Да не стали бы они прямо там труп зарывать. Куда-нибудь отъехали, раз свидетель живой остался. Лесов хватает. «Висяк», короче. Прокурор звонил — результатов требует. А где их возьмешь при таком раскладе? И свидетель есть, а что толку?
— А «по низу»?
— Тоже ничего. Да и агентура у нас сейчас — сами знаете.
— Может, ноутбуки где всплывут?
— Направили ориентировки. Да ведь и бандитов за дураков считать не надо. Вон, как слаженно работают. Или попридержат товар, или загонят куда в Среднюю Азию. Кто их там отслеживать будет…

***

Генерал внимательно выслушал подробный рассказ о нападении на фуру и поморщился.
— Да, действительно, «висяк», — согласился он. — И с тех пор больше ничего?
— Нашли одну пропавшую иномарку в Белоруссии, — сообщил Легин. — Там ребята бдительные. Возвратили машину сюда. Но зацепок — никаких. Новый владелец утверждает, что купил в Минске, на авторынке в Малиновке. С рук. У кого купил, установить не удалось.
— А что можно здесь сделать по гаишной части?
Вскочил один из офицеров.
— Почти ничего. У нас эту машину с учета не снимали. А в Минске ее поставили на учет по поддельным документам, как пригнанную из Польши.
— Разветвленная сеть, целый преступный синдикат орудует где-то под боком, — гневно воскликнул генерал, — а у нас — ничего. Никаких оперативных данных, никаких разработок, никакого творческого поиска!
— Может, еще и не наша банда, — предположил один из офицеров, — просто гастролеры какие…
— Наши — не наши, — рассердился генерал, — орудуют-то у нас! Какие будут предложения? Только конкретно, без галочек в план оперативной работы… Губернатор звонил, требует, чтобы конвой на территории области сопровождал дальнобойщиков. Так что — весь личный состав управления туда отрядить? На круглосуточное патрулирование?!
— Предложение есть, — веско произнес Крастонов. — Мы тут с Легиным поразмышляли… Есть возможность их взять… «На живца».
— «На живца»? — задумался генерал, — ну-ка, ну-ка, что Вы имеете в виду?
— Будем гонять по трассе каждый день большегрузный автомобиль, — пояснил Крастонов, — вместо водителя посадим нашего работника…
— Сам и сяду за руль, — встрял Легин.
— Рискованно. А если узнают? — возразил генерал, — личность-то ты в городе все-таки известная.
— Они ж не будут рассматривать, кто в кабине, — заупрямился Легин, — а как тормознут, пусть тогда и опознают. Да уже поздно будет. К тому же маленько изменю внешность: усы какие подклею, очки темные нацеплю.
— Ладно, согласен, — махнул рукой генерал.
— Вместо водителя за рулем будет сидеть Легин, — невозмутимо продолжал Крастонов, — а в крытом кузове, вместо импортного груза — взвод омоновцев. И на подстраховке неподалеку пара скоростных машин, на случай, если часть бандитов попытается скрыться на своей машине. Связь — по рации.
— Ну что ж, задумано неплохо, — согласился генерал. — Действуйте, Александр Олегович. Руководить операцией будете лично Вы.

***

Большегрузный «Мерседес» с иностранными номерами и с прицепом, обтянутым синим брезентом с белыми надписями «Samsung», ехавший в полдень по шоссе выглядел весьма заманчиво.
За баранкой сидел Легин, одетый в синюю шоферскую спецовку также с лэйблом «Samsung». Он был с черными усами и в солнцезащитных очках.
Рядом с ним сидел крепыш в такой же спецовке — командир омоновцев. В прицепе, вместо груза, находились еще одиннадцать омоновцев.
— Пустельга, я Чиж, — послышался в крохотной рации, прикрепленной сбоку на воротнике рубашки, голос Крастонова, — доложите обстановку. Почему на связь не выходите?
— Чиж, я Пустельга, — уныло буркнул Легин, — так докладывать-то особо нечего. Рыба не клюет. Пятый день впустую колесим. Наверное, примелькались. Завтра сменим машину…
Ранним вечером, после еще одного неудачного дня поездок, «Мерседес» с белыми надписями «Samsung», возвращался в город.
Трасса проходила по густому лесу.
— Сколько еще до города? — спросил Легина командир омоновцев, глядя на часы.
— Километров сорок, — прикинул Легин и сдвинул очки на лоб.
— А что завтра?
— Будем опять кататься, — невозмутимым тоном произнес Легин, — только натянем другой тент, да сменим номера.
Он слегка притормозил на повороте. Дальше виднелся мост через небольшую речушку, и дорога резко сужалась.
Внезапно, вывернувшись из-за прицепа, красный «БМВ» обогнал фуру, резко затормозил и встал поперек дороги.
— Опа, — произнес омоновец, поправляя под спецовкой автомат, — кажется, они…
Легин изо всей силы нажал на тормоза. Тяжеленная фура, прочертив на асфальте черные следы разом заблокировавшихся колес, остановилась в нескольких метрах от легковушки.
— Ребята, готовность номер один, — негромко приказал в свою рацию омоновский командир.
Из «БМВ» не спеша вылезли четыре качка с короткими прическами в одинаковых светло-синих джинсах и черных спортивных майках с короткими рукавами, и вразвалочку двинулись к машине.
Они, — кивнули Легин и, делая злое лицо, опустил боковое стекло и высунул голову из машины. В боковое зеркало он заметил, что, в нескольких сотнях метров, к ним на небольшой скорости подбирается белая иномарка. Поскольку идущие к фуре качки на нее никак не отреагировали, Легин правильно определил, что это — бандитская подстраховка.
— Сзади еще машина, — пробормотал он омоновцу.
А сам высунул сжатый кулак и замахал им навстречу парням.
— Так вашу растак! Вы, что — охренели? — разъяренным голосом заорал он навстречу крепышам. — А, если бы я не среагировал…
Те уже подошли.
— Вылезай, мужик, — миролюбиво сказал самый мощный из них, — дорожный налог надо заплатить, всего и делов… Трасса-то платная.
«Какой еще налог? — соображал Легин про себя, — может, не те? Может, обычный дорожный рэкет, обирающий водителей проходящих автомашин?»
Он тяжело спрыгнул на землю. Его могучий торс скрадывала мешковатая просторная куртка, а под носом, для маскировки, топорщились густые черные усы.
— Мелочи, — продолжал первый, — такса небольшая, всего-то одна сотая процента с провозимого груза. Чего везешь-то?
— Сколько надо платить? — безнадежным голосом поинтересовался Легин, замечая боковым зрением, что двое обходят его со спины.
Медлить дальше было нельзя. Он сжал кулаки и резко одновременно выбросил их вверх, попав снизу в подбородки стоявших перед ним качков.
Головы парней дернулись, а их обладатели куклами, на негнущихся ногах, обрушились на асфальт. Одновременно Легин сделал широкий шаг влево, уходя под защиту борта фуры, пригнувшись и ожидая удара сзади по голове. Но удара не последовало.
— А ну-ка — руки, — рявкнул из кабины омоновский командир, наводя на оставшихся короткоствольный автомат, — и брось железяку, падла…
А из кузова уже посыпались его подчиненные в бронежилетах поверх камуфляжа, плосковатых касках и с автоматами. Быстро и деловито они взяли в кольцо место стычки.
Легин оглянулся — ошеломленные налетчики стояли, высоко задрав руки и не двигаясь. У их ног валялся короткий шестигранный ломик.
— Те! — сориентировался он мгновенно, — надо сразу взять их в жесткую работу, пока не опомнились.
Легин, также одновременно, наотмашь, хлестанул по откормленным рожам тыльной стороной своих тяжеленных ладоней, намеренно попав бандитам по носам. Он знал, что удар этот для здоровья не опасен, но крайне болезненен, и вызывает обильное кровотечение.
Так оно и случилось — бандиты разом охнули, на их черные майки хлынула кровь.
— В прицеп их всех, — коротко скомандовал Легин. А сам вытащил портативную милицейскую радиостанцию.
— Всем Беркутам, я Пустельга, — негромко заговорил он в микрофон, — тридцать второй километр, шоссе М-16, на юго-запад, в направлении Осиновки движется иномарка белого цвета, кажется, «Ауди», задержать и доставить ко мне на тридцать второй километр…




***

На боковом ответвлении шоссе, спрятавшись за густым кустарником, стоял одинокий милицейский жигуленок. В нем находилось четверо работников милиции, трое из них — с автоматами.
Зашипела и ожила рация в машине.
— Беркут три, я Беркут два, — произнес голос, — объект движется в вашу сторону. Мы его преследуем. Минут через семь будем в вашем районе. Оружие применять только в крайнем случае.
— Беркут два, я Беркут три, — ответил милицейский капитан в бронежилете, — вас понял.
Милиционеры вышли из машины, поправили бронежилеты и автоматы. Водитель, оставшийся в машине, завел двигатель.
Один из оперативников достал из багажника свернутый «еж» и, прячась в придорожной канаве, поставил его в траву на обочине шоссе. Двое других стояли, пригнувшись, с автоматами наизготовку.
Послышался шум подъезжающей автомашины, двигатель которой ревел на высоких оборотах. По черной ленте шоссе неслась белая «Ауди». Преследователей пока видно не было.
Оперативник в канаве нажал на кнопку на подставке «ежа».
— Клац! — выстрелила утыканная острыми шипами лента «ежа» и перекрыла шоссе.
«Ауди» проскочила, не тормозя и, зашипев всеми четырьмя проколотыми шинами, стала вилять в стороны. Через несколько метров машина сползла на обочину и остановилась.
Оперативники с автоматами уже бежали к ней. Из машины вылезли трое парней в джинсах и черных майках и, заметив автоматы, подняли руки.
К месту подъехал милицейский жигуленок и остановился перед «ежом». С боковой дороги вырулил на шоссе второй милицейский жигуленок.
Оперативники защелкнули наручники на запястьях задержанных.
После этого капитан сел в машину, включил рацию и произнес, — Пустельга, я — Беркут два. Мы взяли троих. Движемся к вам.
— Беркут два, я Пустельга — ожила рация, — не надо к нам, ситуация изменилась. Везите их сразу в город…



***

«Мерседес» с прицепом, обтянутым синим брезентом с белыми надписями «Samsung» стоял уже на обочине шоссе. Красный «БМВ» расположился чуть впереди.
Легин полез в прицеп, где уже в углу, в наручниках, валялись двое налетчиков, еще не пришедших в сознание. Еще двое стояли посреди прицепа на коленях со скованными сзади руками. Рядом стоял плечистый омоновский командир.
— Вам звиздец, ребята, — голос командира омоновцев был доверителен и печален, — одиннадцать дней назад вы укокошили его брата… Мужик он страшно лютый… Передавит, как котят, но, перед этим… Не повезло вам, не позавидуешь вашей смерти, прямо скажу…
Быстротечность схватки, причиненная боль, а, главное, обыденность этих слов и их тон донельзя поразили бандитов. Их лица исказила гримаса страха. Один из них обмочился, джинсы впереди набухли и потемнели.
С него и начал запрыгнувший внутрь прицепа Легин.
— Ну, что, скотина, — заорал он, делая самое зверское лицо, — твоя поганая ручонка… моего братишку… Я ее сейчас оторву, но сначала оторву все, что у тебя есть!
И Легин, делая вид, что изо всей силы, резко рвет ухо скулящего, уже от ужаса, бандита, почти одновременно ткнув большим пальцем в болевую точку внизу ушной раковины. Ухо надорвалось в районе мочки, и бандит завыл неожиданно тонким голосом…
Обмочившийся бандит лежал на обочине рядом с «БМВ» лицом вниз, закрыв голову руками, сцепленными наручниками спереди. По подбородку стекала кровь. Бандит тихо скулил. Легин стоял над ним.
— Машину чужую не хочу тобой пачкать, — глухо процедил он, — тут кончу. Но сначала ты у меня…
— Слышь, капитан, — подошел к ним командир омоновцев, — ты это, кончай мокрые дела разводить. Нам надо сдать его. Все должно быть по закону…
— А он по закону убивал!? — зарычал Легин, — он Федора…
— Это не я, — перебил его бандит, — я его не убивал… Я во второй машине тогда был… Мы только фуру отгоняли…
— А кто? Кто убивал?! Не я…, — Легин приподнял за волосы его голову, — Какая разница, начну с твоей поганой рожи… Сначала нос отрежу, потом…
— Не я, — завыл бандит, — это Гек… Он ломиком убил…
— Что еще за Гек, — рассвирепел Легин, — сволочь, издеваешься еще…
— Я правду говорю, — продолжал бандит, подвывая, — в тот раз это был Гек. Обычно они с Чуком убивали… Иногда — Сильвестр… Я не убивал, я шофер…
— Слышать не хочу про всяких чудил…
— Ну, пусть скажет, — вступился омоновец, — никуда он не денется.
И бандит скороговоркой начал рассказывать…
Легин незаметно включил диктофон.
— … Автосервис …, — зачастил бандит, — …Но чужие машины не берут… Эти перекрашивают… Номера двигателей, кузовов и шасси перебивают… Изготавливают другие документы… Не знаю… Вроде, концы в ГАИ у них есть… Склады там под землей…
— Кто главный? — перебил его омоновец.
— Сильвестр… Его все боятся… Изверг… Высоченный, с длинными руками… Одноглазый… Он любит поизмываться… Я сам не видел, другие рассказывали…
— А Чук с Геком — кто такие? — поинтересовался омоновец.
— Главные подручные… Звери… Я не хотел… Боялся… Гек сказал: отсюда уйдешь только на два метра вниз… Близнецы они — Чук с Геком … Громилы страшенные — низкие лбы и черные бородки, в виде сплюснутой буквы «О» вокруг рта… Они, в основном, убивали… Человек двадцать может, я точно не знаю…
— Сколько всего их на базе, — вступил, наконец, Легин.
— Семеро, — обрадовано затараторил бандит, — нас здесь семь — и там семеро.
— А машины и грузы куда девались?
— Этого не знаю… Ей богу, не в курсе… Мое дело было пригнать фуру… Про остальное не знаю.
— Ладно, живи, — кивнул Легин, — но, если обманул!?!
— Падлой буду! — стал клясться бандит.
— Падла ты и есть, — не выдержал Легин.
Он отошел с омоновцем в сторону.
— Все, — решил Легин, — мои ребята уже подъезжают, заберут их и доставят в город. А мы поедем дальше работать.
Он достал из кармана спецовки диктофон и выключил его.
— Зачем писал, — заинтересовался омоновец, — так не запомним?
— Да нет, — объяснил Легин, — этот очухается маленько, и память может потерять только так — забыл, мол, не помню ничего… Признательные показания от таких отморозков следаку трудно получить. А здесь — аудиозапись. Мы ее потом легализуем. Ты будешь свидетелем.
— Не приходилось пока, — засмеялся омоновец.
— Что у них нашли, кроме ломика? — спросил Легин.
— Четыре пистолета, два из них — с глушаками, и три охотничьих ножа, — произнес омоновец. — Документов — никаких, только у одного водительские права и техпаспорт на «БМВ».
Подъехали двое милицейских «Жигулей».
— Завезете их в УВД, — скомандовал Легин старшему группы, — и пусть наши начинают с ними первоначальные следственные действия. Сразу же сообщить в прокуратуру, дело она будет вести, по подследственности.
Милицейские машины уехали по направлению к городу, а Легин и командир омоновцев остались стоять возле фуры с прицепом.
— Собери своих, — попросил Легин, — надо их проинструктировать. Дело-то серьезное…
— У нас все дела серьезные, — засмеялся омоновец.
Он достал из-за пазухи свисток на коротком шнурке и поднес его ко рту, раздалась ухающая тревожная трель, и через несколько секунд на обочине выстроилась шеренга омоновцев.
К ОМОНу Легин относился двояко.
Эти ребята могли, если прикажут, с одинаковым успехом разогнать мирную демонстрацию или толпу озверевших футбольных фанатов. Ничуть не церемонясь ни с теми, ни с другими, швыряя, как дрова, в свои автобусы наиболее активных участников массовых действий и награждая при этом их ударами кованых тяжелых башмаков.
Но имели они и мужество по воле властей, без лишнего промедления, войти в заминированное здание с заложниками, зная при этом, что обкуренный террорист каждую секунду может нажать на кнопку, и взрыв похоронит вместе и правых, и виноватых. И принять, при необходимости, неравный бой тоже могли. И заслонить собой заложника им было по плечу. И — просто умереть, без лишних слов.
А могли также, если поставят такую задачу, прищучить и саму местную власть. Взять, например, штурмом мэрию и вывести оттуда в наручниках и с разбитым в кровь лицом того самого чиновника, который отдавал распоряжения о разгоне демонстрации и освобождении заложников.
Многое могли, а, главное, многое умели эти ребята, кажущиеся неуклюжими из-за толстых бронников и цепляющихся на лица черных масок…
Приказ командира для них всегда свят, и языками они не треплют. Именно по этим причинам Легин не взял с собой своих оперативников, а отправился на задержание только с омоновцами.
Инструктаж Легин начал издалека.
— Банда крайне опасна, — объяснял он. — Безусловно, все вооружены огнестрельным оружием, возможно, автоматами. Не исключены и гранаты. Мы взяли самых безобидных из них. Помещений на сервисе, куда мы сейчас поедем, много, в том числе — и под землей. Найти нужно всех, без исключения, бандитов.
При этом совершенно неожиданно, серьезный омоновский командир прервал его и спел попсовским речитативом детский куплетик:
Если где-то нет кого-то —
Значит, где-то кто-то есть…
Только, кто он — этот кто-то?
Только, где он — этот кто-то?
И куда он мог залезть?
Все засмеялись, обстановка разрядилась
Легин вначале нахмурился, не понимая, что происходит. Затем лицо его посветлело.
— Своеобразный тренинг перед серьезным делом, — понимающе кивнул Легин, — молодец, командир, спустил пар, а то я тут страхи нагнетаю…
И продолжал уже несколько другим тоном:
— Схемой размещения помещений не располагаем. Предположительно большая их часть находится под землей. Выбивайте все двери, дверцы и люки. Патронов не жалеть…
Ребята слушали серьезно и молча. Сгустившаяся темнота скрывала выражение их лиц. Начал моросить откуда-то взявшийся, мерзкий, по-осеннему, мелкий дождь.
— По нашим сведениям, на счету банды девятнадцать убийств, а, скорее, гораздо больше, — Легин сделал паузу. — Причем, ни один из трупов не найден. А нет трупов — нет и убийств. Ничего не докажешь…
И, внезапно произнес проникновенным голосом:
— Ребята, долгих разговоров говорить не буду, верхушка банды — и вовсе нелюди. Свидетелей их преступлений нет. Все потерпевшие — мертвы и бесследно исчезли…
Омоновцы никак не реагировали, лишь лицо командира стало собранным и сосредоточенным.
— Троих из них брать живыми необязательно, — произнес Легин враз севшим голосом, — их приметы: двое здоровенных бугая, братья-близнецы с мушкетерскими бородками, — он рукой изобразил овал вокруг рта. — Не перепутаете. И еще один, очень высокий, одноглазый верзила — нет левого глаза. Это и есть главарь. Руки у них — не по локти, а по плечи в крови.
Фары проезжавшего автомобиля высветили на секунду бесстрастные лица омоновцев.
— Они заслужили вышку десять раз. Но сейчас-то не расстреливают, гуманность, мать их …, — Легин выругался. — Нельзя им жить…
Все по-прежнему молчали, не выражая ни одобрения, ни порицания.
— И еще, — продолжил Легин. — Этим мы поможем следствию. При них все остальные бандиты будут молчать. А что докажешь без трупов? Где их найти? А без главарей рядовых бандюков можно расколоть. Расскажут, куда они денутся…
После непродолжительной тишины командир поднял вверх правую руку в черной перчатке с растопыренными пальцами.
— Принято, — просто сказал он.
Остальные по-прежнему молчали, будто ничего и не слышали.
Но Легин понимал: все слышали, все поняли, и команду приняли к исполнению.
Это была еще одна из причин, почему Легин не взял на операцию своих. Могут нечаянно проболтаться о деталях операции. А эти будут молчать. Они живут по совершенно иным законам, как правило, посторонним, непонятным и чуждым…
Ночью дождь разошелся вовсю. Красный «БМВ», в котором находились Легин, командир омоновцев и еще два омоновца, подъехал к глухой окраине Прикамска. Лучи фар уперлись в обшарпанную покосившуюся вывеску «Автосервис». За высоким глухим забором в глубине двора темнело приземистое одноэтажное здание. Несколько окон в нем было освещено.
Машина проехала к металлическим воротам, возле которых во дворе стояла будка охранника. В окне будки горел свет. Следом за «БМВ» подкатила фура с прицепом, обтянутым синим брезентом с белыми надписями «Samsung». Из прицепа неслышно выскочили омоновцы и затаились возле забора по обеим сторонам ворот.
Красный «БМВ» подрулил к воротам и коротко просигналил. Из будки медленно вышел охранник в темной куртке и с непокрытой головой. Поеживаясь от дождя, он распахнул створки ворот. Автомашина начала не спеша въезжать в ворота. Под ее прикрытием сбоку проскользнули, пригнувшись, двое омоновцев и бросились к охраннику.
Тот, заметив надвигавшиеся из темноты тени, не стал терять времени на выяснение целей визита неизвестных. Заученным движением он прикрыл голову левой рукой, согнутой в локте, а правая нырнула за пояс под куртку. Даже, получив удар кованым ботинком в пах, отчего он согнулся, и следом, пробивший блок, удар прикладом автомата по голове, охранник все же смог выхватить пистолет.
Уже падая, он дважды выстрелил в сторону нападающих, ранив в руку одного из них. И лишь сильнейший удар прикладом в переносицу заставил его выпустить из рук оружие и затихнуть.
Легин, с двадцатизарядным пистолетом Стечкина в руке, вместе с несколькими омоновцами быстро направился к дверям здания. Еще четверо омоновцев рассыпались по двору, огибая здание и блокируя возможные выходы.
Окна в здании погасли. Послышался звон разбитого стекла. Раздалось несколько выстрелов, затем протарахтела автоматная очередь.
— Неудачное начало, — пробормотал Легин и рванул на себя дверь. Она была закрыта. Командир омоновцев прошил дверное полотно круговой очередью в районе замка. С тыловой части здания также раздались автоматные очереди и послышались одиночные выстрелы. Громыхнул взрыв гранаты…
Легин снова рванул дверь, и она открылась. Все вбежали внутрь. Там было абсолютно темно и только навстречу штурмовой группе из темного коридора засверкали вспышки выстрелов. Легин стал стрелять в ответ навскидку.
— Та-та-та, — загрохотал его пистолет.
— Тра-та-та-та, —рядом пустил очередь из автомата командир омоновцев.
Впереди раздался шум падающего тела.
Легин и командир омоновцев побежали вперед. Они миновали два боковых ответвления коридора, туда бросились по два омоновца.
Оба штурмующих перепрыгнули через лежащее тело бандита и продолжали бежать вперед, к двери в большой ангар. В ангаре стреляли из автомата и пистолета, но куда-то в другом направлении.
— Открой резко дверь на себя, пригнись и закрой глаза рукавом, — торопливо произнес командир омоновцев.
Легин быстро выполнил указания. Командир омоновцев швырнул внутрь световую гранату.
В момент взрыва помещение ангара ярко осветилось. Стало видно, что на яме стоят две дорогих иномарки. Еще несколько полуразобранных стояли у стен ангара. Неподалеку от одной из них расположились два бандита. У одного из них — автомат, у другого пистолет. Оба непрерывно стреляли в сторону двери, из которой вылетела граната, но брали немного выше и вбок.
На широком лице бандита с короткой мушкетерской бородкой, стреляющего из автомата, застыло свирепое выражение…
После яркой вспышки наступила кромешная темнота, только луч мощного фонаря в руке командира омоновцев вырвал из темноты стреляющие фигуры бандитов. Легин трижды выстрелил в бородатого — все три пули попали бандиту в грудь. Командир омоновцев короткой автоматной очередью подрезал второго бандита.
Постепенно шум перестрелки стал затихать по всему зданию…

***

Утром на территории «Автосервиса» было весьма оживленно: по двору ходили работники милиции, прокуратуры, городской администрации.
В одном из помещений «Автосервиса» сидели за столом Крастонов, Легин, заместитель прокурора области Донников, курировавший оперативную работу, дознание и следствие, и командир омоновцев.
— Итак, судя по всему, банда полностью разгромлена, — объявил Донников. — Дело будет вести наш следователь, поэтому все материалы, вещдоки, изъятые документы и оружие прошу аккуратно упаковать и сегодня же отправить в прокуратуру области.
Крастонов кивнул головой в знак согласия.
— Подведем баланс боевых действий, — невесело усмехнулся заместитель прокурора, — надо писать спецдонесение в Генпрокуратуру. У нас есть потери?
Все взглянули в сторону командира омоновцев.
— У нас ранено трое. Из них один — серьезно, в голову, — доложил омоновец. — Все госпитализированы.
— А у бандитов?
— Четверо убиты, — коротко сообщил Легин, — в том числе, главарь банды по кличке Сильвестр, и двое его подручных с кличками Чук и Гек.
— Прямо набор героев детской литературы, — усмехнулся Донников.
— Трое бандитов ранено и один взят живым здесь, — продолжал Легин, — а семь бандитов захвачены раньше, на трассе. Итого пятнадцать человек, а не четырнадцать, как мы предполагали.
— Что обнаружено на территории криминального объекта? — спросил Донников.
— Под землей оказались целые склады, забитые различной импортной офисной и бытовой аппаратурой, — доложил Легин. — Есть и ящики с оружием. Сколько захвачено оружия и какого именно — пока не подсчитывали. В обширном гараже перекрашивались две иномарки. Еще восемь иномарок стоят в ангаре. Они подготовлены к …
В комнату быстрым шагом зашли генерал Гречков и вице-мэр Прикамска.
Крастонов, Легин и омоновец встали. Приподнялся с места и Донников.
— Здравствуйте, Владимир Антонович, — Донников пожал руку Гречкову, а затем и вице-мэру, — хорошо поработали Ваши ребята…
— Хорошо, в смысле — профессионально, — насторожился Гречков, — или хорошо в кавычках?
— А вот давайте сейчас это и обсудим, — предложил Донников, — дадим оценку и наметим, что сообщать наверх. Вы ведь тоже должны дать спецсообщение в министерство.
— Давайте, — согласился Гречков.
Все сели.
— Докладывай, Легин, — сказал Гречков.
Легин встал и начал подробный рассказ:
— В 19-40 фура с оперативной группой после нескольких дней безуспешного патрулирования возвращалась по трассе в город. На сорок первом километре…
Никто не прерывал долгий и обстоятельный рассказ Легина, а он четким и ясным голосом продолжал:
— … Судя по обнаруженным чистым бланкам документов на оформление автомашин, —банда была связана и с работниками ГАИ… То есть, ГИБДД: переименовали ж несколько дней назад, — поправился Легин и обвел взглядом присутствующих. — Все, доклад окончен.
— Вопросы есть? — обратился Гречков к присутствующим. — Нет. Молодец, подробно доложил и толково. Присаживайся.
Легин сел.
— Ваша оценка проведенной операции с правовой точки зрения? — спросил Донникова Гречков.
— Безобразие! — коротко заявил заместитель прокурора. — Ликвидированы главные действующие лица, которые знали все. Как мы теперь установим связи? Каналы сбыта награбленной аппаратуры и автомобилей?
— Но ведь одиннадцать бандитов захвачены живыми, — возразил Крастонов. — Они будут допрошены и…
— И что? — с иронией произнес Донников, — Что они знают? Так, мелкие рыбешки. Простые исполнители.
— Так ведь стреляли…, — встрял командир омоновцев, — попробуй их возьми…
— На то вас и обучают, — решительно отрезал заместитель прокурора, — это просто преступление: уничтожить основные источники информации. Как дальше вести расследование?
— Но зато банда ликвидирована, — попытался защищать милицию вице-мэр.
— Да, ликвидирована, — согласился заместитель прокурора, — но это всего полдела. Главари банды были связаны с другими разветвленными преступными структурами, получающими основную прибыль от этих грабежей. А те в создавшейся ситуации примут меры к созданию другой бандгруппы исполнителей. Как на них теперь выйти?…
Легин опустил голову.
Он прекрасно понимал, что вся эта прокурорская ругань — для вида, для фона. Что заместитель областного прокурора в душе ликует — следствие получало большой шанс раскрутить это многоэпизодное сложное уголовное дело до конца. А те, которые «все знали» — все равно ничего бы не рассказали, и другим не дали бы.
Понимал он и то, что уже пожилой прокурорский работник, прошедший на своем нелегком пути, огонь, воду и медные трубы, отдавал себе отчет в том, что так было и задумано Легиным, и в душе одобрял его действия. И не только одобрял, но и первым бы поставил свою подпись под реляцией о представлении того к награде. Ну, может быть, вторым. Первым был бы, конечно, Крастонов.
Позже, за подписью прокурора области, начальнику УВД поступила бумага, где отмечались личные заслуги Легина в раскрытии тяжких и особо опасных преступлений, и задержании виновных, и предлагалось направить представление к правительственной награде в МВД Российской Федерации.
Но сегодня заместитель прокурора кричал и стучал по столу кулаком, стращая ответственностью. И все вокруг, за исключением, может быть, вице-мэра, понимали, что это все не всерьез. И генерал, начальник УВД, понимал. И, конечно, Крастонов, который на время операции выезжал в командировку и весьма досадовал о своем неучастии в ней.
А пока всем приходилось играть в игры, придуманные не ими и, по правилам, не ими написанным…
Но будет у Легина еще и своя игра. Вот только ее окончания он тогда предвидеть не мог…
— …Хотя, с правовой точки зрения, — смягчился, наконец, Донников, — я не вижу ни малейших оснований для обвинения руководителей и исполнителей операции в недобросовестном или небрежном исполнении своих служебных обязанностей.
Он повернул лицо в сторону Легина и подмигнул ему левым глазом так, чтобы не видел вице-мэр.
Легин прикрыл рот рукой, чтобы скрыть улыбку, и вдруг наткнулся на свои фальшивые усы, о которых совершенно забыл в вихре событий. Он смутился, отодрал их и спрятал в карман…
Все захваченные бандиты были приговорены к лишению свободы, кто — пожизненно, кто на большой срок. Осуждены были также два работника ГИБДД, помогавшие справлять документы на похищенные автомашины. Как оказалось, банда не брезговала и обычными угонами. Позже следствие вышло и на след разветвленной криминальной структуры, разбросившей свои щупальца на громадной территории…

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

СУТЬ СОБЫТИЙ — В САМИХ СОБЫТИЯХ

Крастонов, сидя за столом своего кабинета, наводил порядок в делах, разбирал поступившую почту и ставил резолюции на различных бумагах и документах.
В кабинет заглянула секретарша.
— Александр Олегович, — быстро защебетала она, — звонят из мэрии. Там вице-мэр в пятнадцать ноль-ноль проводит совещание по вопросам безнадзорности несовершеннолетних. Мэрия хочет принять решение о запрещении подросткам находиться без сопровождения родителей на улицах города после 23 часов. Спрашивают, будете ли Вы сами участвовать или кого направите?
Крастонов посмотрел на часы.
— Передай, что буду сам, — решил он.
— Они прислали по факсу проект решения, — продолжала секретарша, — принести?
— Неси.
Секретарша принесла факс и Крастонов стал его просматривать.
«А что, вице-мэр не может уже сам позвонить?» — с неприязнью подумал он.
Крастонов трудно сходился с людьми. Будучи по натуре своей максималистом, он требовал того же и от других. Энергичный, волевой, целеустремленный, оставшись навсегда, по призванию, оперативником, он во всем шел до конца. Если, конечно, верил, что поставленная цель послужит на благо общества.
Поступив и закончив в Минске Высшую школу милиции, откуда в то время распределяли еще практически по всему, бывшему уже, Советскому Союзу. Крастонов сразу получил направление в Прикамск.
Явившись сюда молодым лейтенантом, Крастонов последовательно прошел почти все ступеньки служебной лестницы и дослужился в возрасте тридцати шести лет до должности первого заместителя — начальника криминальной милиции Прикамского УВД. Даже получив уже звание полковника, он по-прежнему принимал личное участие в наиболее сложных и значимых милицейских операциях. Он не чурался и грязной работы. Слова Мишеля Монтеня «Порядочный человек не может отвечать за пороки своего ремесла» были его девизом.
Дочитав факс, Крастонов хмыкнул и набирал номер телефона.
— Наташа? — произнес он в трубку, — Севидов на месте?.. Соедини-ка с ним… Михаил Матвеевич, это Крастонов. Приветствую Вас. Вы смотрели проект решения мэрии по несовершеннолетним?.. И что?.. Незаконно? Нарушение прав человека?... Да, я понимаю… Будете против?.. Нет?.. Пусть принимают?.. Нет, милиция, конечно — «за». Чем меньше подростков на ночных улицах — тем спокойней… И в плане того, что сами подростки могут стать жертвами преступлений… Будете реагировать, только если будут конкретные жалобы?.. Все. Спасибо за поддержку… До свидания.
Крастонов положил трубку и начал разговор по внутренней связи:
— Легин?... Занеси мне наши обоснования по ограничению нахождения несовершеннолетних на ночных улицах… Да, то, что мы направляли в мэрию.
Друзей, в полном понимании этого слова, Крастонов не имел. Наиболее тесные отношения, максимально приближенные к понятию дружбы, у него сложились с майором Легиным, работавшим тогда заместителем начальника управления уголовного розыска Прикамского УВД. Возможно, окружающих отпугивало его неприятие некоторых человеческих слабостей и непримиримость к людским порокам.
Его прямота иногда граничила с наивностью, а бесстрашие — с удалью. Зависть, жалость и эгоизм были полностью чужды его натуре. Тем не менее, под меткое определение О. Генри «прям, как грабли и незатейлив, как редис» он совершенно не подпадал.
Имея сложный характер, отточенный особенностями милицейской службы, Крастонов сохранил в своей душе юношеский романтизм и, как ни странно, ранимость. А в некоторых житейских вопросах проявлял неплохой вкус, изысканность и респектабельность.
Коллеги любили его за незлобивость, незлопамятность и ценили за честность, порядочность и готовность всегда придти на помощь. Преступный мир уважал за принципиальность, отсутствие подлости и неподкупность.
Нечистых на руку сотрудников возле себя Крастонов не терпел, даже если не было прямых доказательств их причастности к взяточничеству. И пытался бороться с этим всеми возможными средствами.

***

На площадке у здания Прикамского УВД парковались различные автомашины. В основном, у работников милиции были «Жигули» различных моделей, несколько потрепанных «Фольксвагенов» и «Опелей».
Шикарная новенькая БМВ-525, лихо завернувшая на стоянку, смотрелась среди них явно чуждым элементом. Из нее вышел молодой мужчина в форме капитана милиции. К машине сразу подошли несколько человек и с восхищением стали ее разглядывать.
— Слушай, Лаврушкин, — произнес один из подошедших, — откуда у тебя такая шикарная тачка? Твоя, что ли?
— Машина принадлежит моей матери, — заносчиво ответил капитан, — а, вообще, как говаривал Остап Бендер: «машина не роскошь, а средство передвижения».
Он достал пачку сигарет «Pall-Mall», медленно прикурил сигарету с золотым ободком с помощью дорогой зажигалки, затем гордо зашагал к зданию УВД. Остальные смотрели вслед.
— Пэл-Мэл курит, — отметил один, — и где только достает?
— Ма-атери-и, — передразнил другой, — мать его работает обыкновенной учительницей в школе. А отец давно умер…
УВД жил своей обычной жизнью. У некоторых кабинетов толпились вызванные люди, по коридорам сновали озабоченные сотрудники с бумагами и папками из туалетов, превращенных в курилки, валил густой сизый дым.
Крастонов, в то время еще подполковник, сидел у себя в кабинете и внимательно читал какой-то оперативный документ. Напротив расположился Легин в капитанской форме.
Крастонов закончил читать и поднял глаза на коллегу.
— Ну, что? — поинтересовался Легин.
— Знаешь, — ответил Крастонов, — это же обычное агентурное донесение… Может, и есть доля правды, а может — и оговор…
— Александр Олегович, — возмущенно возразил Легин, — да Вы видели, какая у него машина? А в кабинете всегда коньяк «Хэннеси» держит. Вы видели когда-нибудь его в продаже? И стоит он, наверное, целую месячную зарплату…
— Есть информация и есть информация, — сумрачно заметил Крастонов, — еще товарищ Ленин учил различать некоторые понятия… Мы, конечно, присмотримся к этому Лаврушкину…
— Пока мы будем присматриваться, он все наши наработки «Гирею» сдаст, — запальчиво воскликнул Легин, — его ж не раз фиксировали рядом с этим вором в законе…
— Не горячись, Андрюша. Не будем пока рубить сплеча.
Через некоторое время случай предоставил им право распрощаться с Лаврушкиным.
Легин получил очередное звание, положенное ему по занимаемой должности. Традиция «обмывать» такое событие существовала во все века. По поводу присвоения Легину звания майора, в его кабинете собралось скромное застолье. На столе — бутылки с обычной водкой. Хлеб, сыр, огурцы, открытые банки с консервами, колбаса — стандартные дежурные закуски…
Присутствовало человек шесть, в том числе был и Лаврушкин.
Все собравшиеся подняли стаканы с водкой.
— Пусть она не будет у тебя последней, — торжественно произнес Крастонов и опустил в стакан Легина большую майорскую звездочку.
Все чокнулись и дружно выпили.
Легин осторожно снял со своего языка звездочку и бережно положил ее в нагрудный карман. Крастонов тут же достал из кармана майорские погоны и протянул их Легину.
— Спасибо, — поблагодарил Легин и положил погоны в ящик стола.
Пошло обычное застолье, сослуживцы выпивали и закусывали. Начались рассказы о былом, анекдоты и просто разговоры…
Встал с полным стаканом крепыш в майорской форме.
— Выпьем, братцы, пока тут — на том свете не дадут…, — торжественно провозгласил он.
— Там дадут иль не дадут — выпьем, братцы, пока тут…, — тоже встал и продолжил еще один из сослуживцев.
— Ну, а если, там дадут — выпьем, братцы, там и тут! — завершил третий.
И, все трое, хором:
— Ура Легину за предоставленную возможность выпить, пока тут!
Все засмеялись, выпили, и застолье потекло своим чередом. Оперативники умели и, что греха таить, любили выпить, особенно в своем кругу. Что ни говорят о вреде алкоголя, но стресс он снимает замечательно.
Вечеринка уже близилась к концу, и Крастонов, на правах старшего, провозгласил завершающий тост.
— Мы сильны, пока у нас есть дух братства, — произнес он, — пока существует боевая взаимовыручка, пока поддерживаются добрые отношения. Давайте же соблюдать старинные традиции российского офицерства и блюсти офицерскую честь!
Все чокнулись и выпили стоя. Затем все шумно разом сели и стали напоследок закусывать оставшимся на столе. Ждали лишь заключительного слова самого виновника торжества. И тут торжество вдруг подпортил капитан Лаврушкин. Находясь в заметном подпитии, он забубнил в своем углу, обращаясь к соседу.
— Традиции, офицерская честь, все это пустое…, — его негромкое бормотание, однако, было хорошо слышно всем остальным.
Крастонов остановил на говорившем каменеющий взгляд.
— Слова все это, и не более того…Клоун-попрыгунчик этот, как его, Газманов: «…ваше сердце на прицеле…», — не замечая реакции окружающих, продолжал бормотать Лаврушкин своему соседу, — …да, на прицеле, так за это дайте нам все, что положено… Деньги нормальные… А звездочке той в базарный день цена — копейка…
Наступила мертвая тишина.
Звенящим от гнева голосом Крастонов громко скомандовал:
— Встаньте, Лаврушкин!
Тот недоумевающе покосился на подполковника, но нехотя встал.
— Завтра идите к генералу и проситесь в другую службу! В нашем коллективе…, — Крастонов прервал фразу, затем через мгновение продолжил, — короче, гнилой Вы человек, Лаврушкин. И, думаю, плохо кончите. А сейчас убедительно прошу Вас покинуть нашу компанию!
Тот молча вышел. Веселье затихло. Все начали расходиться.
Лаврушкин же кончил и в самом деле плохо. Сперва он перевелся в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, но прослужил там совсем недолго. Оттуда Лаврушкин перешел во вновь создаваемую налоговую службу, стал там заместителем начальника отдела, но, видимо, проявил свои таланты во всем блеске и сгорел на взятке. Он настолько обложил коммерсантов данью, что те, не выдержав, заявили об этом в областную прокуратуру. Было подключено управление ФСБ, отследившее большинство связей Лаврушина и зафиксировавшее методы налоговика в отношении предпринимателей.
Лаврушкин был взят с поличным при получении очередной взятки мечеными долларами, арестован и осужден к девяти годам лишения свободы. Скоро о нем все позабыли.

***

Крастонов себя работе всего себя. Даже по вечерам он допоздна задерживался в кабинете. Случайно попадавшие к нему в неурочный час сотрудники часто видели его сидевшим за столом и корпевшим над какими-то бумагами. Он что-то чиркал на листах, правил, рисовал схемы, досадливо комкал исписанные листки и швырял их в урну, затем брал новые листки и вновь писал.
— Не иначе, кандидатскую пишет, в науку готовится, — прошел по управлению слух.
Но начальник криминальной милиции области писал не кандидатскую. Он набрасывал этапы плана по ликвидации организованной преступности в Прикамске, которая, как и в других городах России, вгрызлась в здешнюю экономику и потихоньку пережевывала ее, подбрасывая лакомые кусочки коррупционным городским и областным чиновникам. На криминальные деньги создавались различные посреднические структуры, несуществующие фирмы для перекачки денег за границу и даже банки, подпитывающие криминалитет финансами.
Хуже всего было то, что на преступников работали и некоторые из сотрудников правоохранительных органов, благодаря чему криминалитет иногда узнавал об оперативных разработках, направленных на борьбу с уголовной и экономической преступностью.
Многоногая и многоголовая гидра эта обзаводилась все новыми головами, в том числе, и в различных сферах управленческой деятельности. Старые же — теряла крайне редко, ввиду созданной специальной их защиты. Ее ставленники, например, сидели и в законодательном собрании области, и в городской думе, имея депутатский статус неприкосновенности.
Одним наскоком разросшегося коррупционно-криминального спрута было не то, что не одолеть, но даже и не приостановить. Крастонов все читал разную специальную литературу и думал, думал, думал. Он был одержим этой идеей.
Опыт Италии, США, Китая, Аргентины, Гонконга в борьбе с коррупцией и организованной преступностью. Реформы Людовика XII по укреплению судебной системы средневековой Франции и упорядочению налогообложения, преобразования Петра I, учредившего органы высшего государственного контроля и политического сыска, «контрреформы» Александра III, усилившего роль полиции и административных мер в государстве. Методы Кромвеля, подавившего движения левеллеров и диггеров, и установившего в Англии XVII века режим единоличной военной диктатуры, и Пиночета, сделавшего то же в современном Чили. Формы борьбы инквизиции за общественную нравственность и Парижской Коммуны против куртизанок. Научные труды, рефераты, историческая литература на эту тему — все это стало предметом тщательного изучения милицейского полковника.
В кабинете Крастонова шел его оживленный спор с Легиным. Оба были предельно разгорячены.
— Не утопия это, — запальчиво убеждал Крастонов, — план этот может сработать, но только при условии его поэтапного исполнения и при наличии многих способствующих разновременных условий.
— Вы же, в принципе, отрицательно относитесь к планированию, особенно, в сфере раскрытия преступлений и отлавливания криминальных элементов, — возражал Легин, — и в то же время требуете, чтобы в каждом оперативном деле лежал план оперативной работы. И что это дает?
— Для работы — ничего, — признался Крастонов.— Жизнь постоянно подбрасывает такие пертурбации, ребусы и пируэты, что никаким планированием оперативно-розыскных мероприятий не предусмотришь. Сыщик идет по следам преступника, и каждый след — новый. Этим все сказано.
— Ну вот, — обрадовался Легин.
— Зато для многочисленных проверяющих здесь будет широкое поле деятельности, — с иронией произнес Крастонов. — Это объект их пристального изучения на предмет различных недостатков, недоделок и недоработок. То не запланировано, это не доведено до конца, здесь не допланировано — вот и справка готова, не зря человек съездил на периферию, в глубинку.
— Да мы ж и готовим эти справки, — горячился Легин, — а они спецы только посидеть за ушицей или под шашлычок. И ухватить сувениры, чтобы смягчить некоторые, добавленные уже ими, грозные обороты справки… Которую, кстати, больше никто и читать не будет, и она тихо осядет в одном из бесчисленных нарядов. А затем уезжают с чувством выполненного долга, и с чистой совестью. Полное же отсутствие планов приравнивается к абсолютному провалу в работе и грозит служебными неприятностями, вплоть до снятия с должности…
— Погоди, Андрюша, — остановил вдруг его Крастонов, — ты затянул меня не в ту степь. Планы планам рознь. Есть тактика, а есть — стратегия. Я же хочу решить проблему преступности стратегически.
— Жизнь давно показала, что бороться с язвами общества путем планирования даже масштабных мероприятий на общегосударственном уровне — занятие безнадежное, — отпарировал Легин.
— Например?
— Пожалуйста, — предложил Легин, — возьмите Соединенные Штаты Америки: чего они добились, введя у себя в 1920 году «сухой закон»?
— И чего?
— Кроме вреда — ничего. И, учтите, обстоятельные американцы провели целый комплекс запланированных общегосударственных мер, вплоть до принятия поправки в свою Конституцию. Терпеливые штатовцы держались дольше всех в истории подобных многочисленных попыток — целых тринадцать лет. А добились? Расцвета самогоноварения, контрабанды, создания наркомафии и зарождения международной организованной преступности… Да Вы же сами приводили этот пример на общегородском активе, а я просто потом поинтересовался поподробнее.
— Ну-ну…
— Но у нас всегда был свой, особенный путь развития. Естественно, в 1986 году выдвинув в СССР лозунг полного искоренения пьянства, мы в очередной раз просто наступили на уже опробованные грабли…
Крастонов усмехнулся.
— Ты пойми, — проникновенно произнес он, — я тщательно изучал опыт чужих ошибок, причины неудач, и у меня созрел план совершенно иного рода. Это реальный поэтапный рабочий план. По-э-тап-ный. Без проведения в жизнь одного этапа — невозможно осуществление следующего…
Увы. Осуществить этот план в Прикамске Крастонову так и не довелось. Как в классических романах, так и в жизни, вмешался женский фактор.
Ставший уже полковником в еще сравнительно молодом для этого чина возрасте Крастонов так и не сумел обзавестись семьей. Как в жизни любого мужчины, у него случались любовные романы, но все — непродолжительные. Лишь однажды его крепко «зацепила» девушка с простым русским именем Маша.
Она служила секретаршей в приемной начальника Прикамского УВД, генерал-майора милиции Гречкова. Бывавший по делам службы в кабинете генерала, его первый заместитель почти каждодневно лицезрел ладненькую фигурку секретарши. Механически он отмечал стройные ноги, симпатичные аппетитные округлости, миловидное личико, но и только. Особенного мужского интереса он к ней не проявлял.
Но все изменилось в одночасье.
Как-то вечером шел сильный дождь, сопровождающийся порывистым ветром. Крастонов ехал с работы домой на служебной машине. Он сам был за рулем.
Впереди на тротуаре показалась тоненькая фигурка в облепленном мокром платье, со сломанным опущенным зонтом, бредущая по лужам с отсутствующим видом.
Крастонов почти проехал уже мимо, лишь мельком глянув в сторону прохожей. Вдруг он поймал себя на мысли, что этот силуэт ему чем-то знаком.
«Ба, да это же наша Маша», — наконец-то осенило его, и Крастонов сдал назад.
Девушка забралась в машину.
Хлюпающий нос, заплаканные глаза и мелкая дрожь озябшего тела что-то затронули в его душе, и появилось желание позаботиться о девушке, помочь ей, обогреть. Крастонов был в прекрасном настроении из-за того, что стало известно о представлении его к государственной награде. Ему удалось предотвратить террористический акт в командировке на Северном Кавказе, находясь в составе созданного в связи с этим штаба. И Крастонов полагал, что награду эту он своими действиями заслужил, а не просто при сем присутствовал.
Из чистого сострадания он отвез ее к себе домой, в свою холостяцкую двухкомнатную квартиру, где всегда царил идеальный порядок. Крастонов напоил девушку горячим чаем с кубинским ромом, и сам, за компанию с ней, глотнул по случаю удачного дня. Сначала они просто сидели за столом и разговаривали. Из деликатности Крастонов даже не спросил, откуда она возвращалась и отчего плакала. У каждого могут быть свои дела, свои секреты, свои переживания.
Ему приятно было смотреть на ее свежее раскрасневшееся лицо с гладкой чистой кожей, будто она только что приняла ванну, хотя Маша лишь сняла намокшее платье и набросила на себя его темно-зеленый махровый халат, висевший в ванной комнате. Халат этот подарили ему когда-то сослуживцы, Крастонов его не терпел, и вот впервые он мешковато висел на плечах миловидной женщины. Большие серые глаза признательно смотрели на хозяина халата – следов красноты в них как не бывало.
Глаза Маши перехватили его взгляд, и ее щеки покрылись еще большим румянцем.
Маша протянула руку за большой кружкой с чаем, и верх халата невзначай распахнулся. Под халатом больше ничего не было. На мгновение мелькнула красивая грудь с темно-коричневыми тугими сосками. Крастонов отвел глаза в сторону, его рука машинально схватилась на ощупь за что-то на столе и чуть не опрокинула чайник.
Девушка, заметив и его взгляд, и реакцию, быстро запахнула халат.
— Он мне великоват, — без всякого кокетства, спокойно произнесла она.
И вдруг Крастонов осознал, что перед ним сидит интересная зрелая женщина. Ему внезапно захотелось прижаться лицом к ее красивым круглым коленям, видневшимся из-под разошедшихся пол халата. Уж очень уютно они выглядели. И он это сделал….
Утром Крастонов приподнялся на локте, всматриваясь в ее милое, без следов боевой раскраски, маскирующей женские изъяны, лицо. Симпатичненькая. Нормальные, не выщипанные брови. Небольшой, чуть вздернутый носик. Припухшие аккуратные губки.
Веки девушки вздрогнули и Маша раскрыла глаза.
Крастонов улыбнулся, прикрыл девушку полностью одеялом, встал и направился в ванную комнату.
«Хорошенькое приключение, — подумал Крастонов, стоя под душем, — я ведь не ощущаю к этой девушке каких-то особых чувств. А глаза, глаза — просто прекрасные… Как мне теперь с ней себя вести? А никак. Как и прежде. Нормальное дело. Одинокие люди провели вместе ночь. Да еще какую ночь…»
Чтобы не вызывать лишних разговоров, он довез девушку до остановки и сразу забыл о ее существовании, окунувшись в привычную милицейскую жизнь. Тем более что прошедшей ночью кто-то грабанул ювелирный магазин, причем сигнализация не сработала. Предстояло разбираться с этим по горячим следам.
Под вечер он зашел к генералу докладывать по грабежу в ювелирном, и увидел ее на привычном месте. Маша еще не ушла. Она перекладывала какие-то папки, бумаги.
— Привет. У себя? — привычно спросил Крастонов.
Маша кивнула головой, потупив глаза.
— Может, как-то увидимся? — спросил он мимоходом, уже на пороге кабинета.
Девушка улыбнулась в ответ, но так и не подняла глаз.
Крастонов не думал о Маше еще несколько дней, хотя и часто видел ее, ежедневно бывая у генерала. А потом пошло… Он привез ее домой еще раз, и еще, и еще… И, наконец, Маша фактически поселилась в его холостяцком двухкомнатном логове.
В квартире, где раньше всегда царил идеальный порядок, теперь наблюдался заповедник разорения и некоторого бедлама. Отныне взору педантичного полковника открывался образцовый беспорядок. Повсюду валялись баночки, тюбики, флакончики, какие-то штучки. Крастонов не подобрал иного слова, к предметам непонятного назначения. Висели детали женской одежды, в том числе, и весьма интимные. Возле кровати на стульях лежали стопками журналы, всякие «космополитены», «караваны истории», «Лизы», «Насти» и прочее легкое женское чтиво.
При всем этом она всегда была красиво и по-разному причесана, и безукоризненно одета. На юбке не было ни морщинки, непонятно, как она умудрялась сидеть? Косметика использовалась в минимальном количестве. А еще Маша была ужасной чистюлей. Утро она начинала с чистки зубов и чистила их, как минимум, дважды, а то и трижды в день. Затем шел кофе, душ и, иногда, легкий утренний секс с Крастоновым. Он, по-прежнему, подвозил ее лишь к остановке автобуса, не желая афишировать своих отношений. Хотя, похоже, для сослуживцев это было не более чем секретом Полишинеля.

***

Казалось их счастью и гармонии чувств ничто не угрожает. На красиво сервированном столе стояла бутылка Шампанского и два бокала. Крастонов и Маша ужинали.
— У-у, как вкусно, — похваливал Крастонов, приканчивая большой кусок жареного мяса, политый соусом, — сама готовила?
— Я вообще люблю готовить, — ответила Маша.
— Чего не подождала меня после работы?
— Ну, ты же не хочешь, чтобы в управлении знали о наших отношениях. К тому же ты так часто задерживаешься допоздна… Зато я зашла в магазин, все купила и приготовила ужин… Тебе, правда, нравится?
— У-м-гу, — промычал Крастонов, дожевывая кусок мяса.
— Посмотрим сегодня вместе кино?
— Какое?
— По НТВ будет старый французский фильм «Мужчина и женщина». Я его уже видела. Там такие актеры, и такая обалденная музыка!
— Конечно, посмотрим. С удовольствием.
— Слушай, а ты никогда не был женат? Тебе уже столько лет…
— Сколько? — засмеялся Крастонов, — Что, совсем старик?
— Ну, не совсем. Но, наверное, за тридцать пять.
— Почти угадала. Хочешь еще шампанского?
— Хочу. Но ты не ответил на мой вопрос…
— Я не был женат, — с грустью признался Крастонов, — была у меня в юности любимая девушка, но ее убили подонки.
— Ты им отомстил?
— Нет, они остались полностью безнаказанными… Пока безнаказанными, — с угрозой произнес он.
Лицо его стало очень серьезным, глаза — безжалостными.
— Ну-ну-ну, — обняла его за шею Маша, — Крастонов, я тебя боюсь. Поцелуй меня быстренько… Сегодня наш день… Выпьем шампанского!
Она подняла бокал и чокнулась. Пригубив шампанского, Крастонов отставил бокал, схватил ее в охапку и поцеловал.
— Осторожно! — засмеялась Маша, — прямо полярный медведь. Ты помял мне всю юбку…
Крастонов, вначале хмурившийся при виде разбросанных вещей, со временем привык ко всем новым плюсам и минусам, и всегда с удовольствием возвращался домой. Она, как правило, добиралась сама и по причине его обычных задержек на службе, и в силу соблюдаемой ими секретности их отношений.
Идиллия продолжалась более трех месяцев. Вечером медленно, будто в первый раз, будто не существовало в прошлом нескольких десятков ночей, они касались друг друга… И время пропадало для них, исчезало все окружающее, и оставался только жар тел и прерывистое горячее дыхание.
Крастонову казалось, что нет той силы и той причины, которая сможет разъединить их. Но в том то и горе, а, может и счастье человеческое, что существует неумолимая реальность бытия, и Крастонова ждала эта горькая реалия…
Как-то самым обычным вечером Крастонов и Маша лежали в постели, прижавшись друг к другу. Он обнял девушку за плечи, зарылся лицом в ее пышные растрепанные волосы. В ее позе было столько одновременной беззащитности, теплоты и нежности, что Крастонов ясно осознал – другой ему не нужно.
— Знаешь, — произнес вдруг Крастонов, щекоча губами ее ушко, — не завести ли нам настоящую семью… Выходи за меня…
И не закончил, потому что почувствовал, как на локтевой сгиб его руки, на которой лежала Машина головка с растрепанными волосами, упала крупная горячая капля. Потом еще одна, и еще. Она разрыдалась, прижав руки к лицу и свернувшись калачиком.
— Что такое…? — Крастонов ничего не мог понять. — Откуда эти слезы? Я ведь серьезно…
— Я не могу-у-у…, — забилась в рыданиях Маша, — он, вообще, вчера запретил с тобой встречаться… Это в последний раз. Сегодня…
— Кто он? — недоуменно спросил Крастонов, — отец, что ли?
Он знал, что ее родители жили где-то на юге страны, в Краснодарском крае:
— Он приехал сюда?
— Он… Генерал… Гречков…, — слезы теперь полились беспрерывно. — Я и с ним…
— Когда? — внезапно все понял Крастонов, — до меня?
— Н-е-ет. Всегда…
— И вчера тоже?
— И вчера…
— Но как же это, ведь мы же каждый вечер вместе…
— Днем… У него в кабинете… В комнате отдыха, там диван…
— Как ты могла?!?
— Я боялась, что он меня выгонит с работы…
Крастонов задохнулся от целой гаммы чувств — злости, недоумения, неверия, оскорбленного самолюбия. Лицо его исказилось гримасой боли.
Он ошарашено замолчал, не в силах даже выразить охвативших его чувств.
— Прости меня, милый, — залепетала Маша
Крастонов долго молчал, лежа неподвижно.
Молчала и Маша, только смотрела на него уже высохшими, ничего не выражающими глазами.
Наконец, он обхватил свои плечи руками и произнес глухо и решительно:
— Уходи.

***

Крастонов умел переступать через крупные огорчения, но в этом случае не сдержался. Не в его правилах было покидать поле боя с брошенным оружием и зачехленными знаменами.
На следующий день, зайдя в приемную начальника УВД, он не увидел там Маши. На ее месте сидела Лида, полная брюнетка лет сорока в цветастом платье с глубоким вырезом, подчеркивающем ее пышноватые формы.
— А где Маша? — спросил Крастонов.
Брюнетка злорадно улыбнулась. Не то, чтобы она не любила полковника, напротив, он ей нравился, как мужчина. Но в любой женщине она видела только соперницу.
— Она уехала, — произнесла Лида, погасив улыбку, — домой. Куда-то на юг. Кажется, в Ростов. Или в Краснодар.
Полковник взялся за ручку двери, ведущей в кабинет начальника УВД.
— Туда нельзя, там совещание. Приказано никого…
Но Крастонов рывком открыл дверь.
В кабинете за длинным столом для совещаний сидело десятка полтора офицеров. Они что-то помечают в своих блокнотах.
— …или возьмете на учет в третьем квартале, — послышался голос генерала.
— Что-нибудь срочное, Александр Олегович? — генерал вопросительно посмотрел на Крастонова.
— Вы — подлец, — медленно произнес Крастонов. — Вы просто подлец.
— Вы с ума сошли! — негодующе воскликнул генерал, — да как Вы смеете…
— Смею. И соображаю, что говорю. Я наношу Вам оскорбление в присутствии офицеров.
Сидящие по обеим сторонам большого стола для служебных совещаний офицеры ошеломленно молчали, наблюдая за происходящим. На мгновение в кабинете повисла мертвая тишина.
— А у Вас, генерал, два варианта ответа на него, — четким спокойным голосом продолжал Крастонов, — либо трусливо написать на меня рапорт в министерство, либо стреляться, как и подобает настоящему офицеру. Прямо здесь — в кабинете, как в старину, на десяти шагах — здесь как раз хватит.
Глаза генерала побелели от гнева, и он выхватил из ящика стола служебный «ПМ».
Крастонов, в свою очередь, быстро сунул руку подмышку.
— Всем покинуть помещение, — рявкнул генерал.
Этот крик стряхнул оцепенение с сидевших неподвижно офицеров. Несколько из них бросились к генералу, заслоняя его от Крастонова и хватая за руки. Другие повисли на плечах рвавшегося вперед полковника…
В тот же день Крастонов написал в министерство рапорт о переводе его в другой город. На работу он больше не вышел. Управление разделилось на два лагеря. Причина возникшего конфликта ни для кого не была секретом. Одни держали сторону Крастонова — генерал ведь был женат и имел нормальную семью. Другие были за начальника УВД — офицер, тем более, подчиненный, тем более, из-за бабы — не должен был публично оскорблять старшего по званию.
Большинство женщин одобряли поступок полковника и восхищались им. Многие под любым предлогом старались зайти в приемную генерала, чтобы узнать подробности…
— Это правда? — шепотом поинтересовалась заглянувшая в дверь приемной Светлана из соседнего отдела у Лиды, заменившей уехавшую Машу.
Брюнетка сделала круглые глаза и утвердительно кивнула головой.
— Как красиво, — застонала Светочка, тряхнув золотистой копной волос, — стреляться из-за дамы. Настоящий мужчина.
Спустя несколько минут после ее ухода в приемную вошла симпатичная молодая женщина в форме капитана.
— Лидусик, — спросила она вполголоса у новой секретарши, — что, и в самом деле палили друг в друга?
— До этого не дошло, — трагическим шепотом сообщила Лидочка, — просто не успели, их растащили… Но что он нашел в этой кукле, не понимаю… — она театрально закатила глаза.
— Их, мужиков, не поймешь, — с досадой произнесла женщина-капитан, — иногда на таких лахудр бросаются… Однако Крастонов все равно молодец! Кто у нас, кроме него, в управлении так посмел бы? Жаль, уволят ведь…
— Как пить дать уволят, — с сожалением вздохнула Лида.
Долго еще этот вопрос обсуждался везде и всеми.
Утром возле крыльца стояла группа милицейских офицеров. Они тихо разговаривали между собой, некоторые курили. Мимо них прошел Легин и стал подниматься на крыльцо.
— …до того, что бабу не поделили, — донесся до него чей-то голос, — Крастонов-то каков, как юнец — за пистолет хвататься… Тоже мне офицер… Позорник…
Легин в два прыжка скатился с крыльца. Растолкав группу офицеров, он схватил за отвороты кителя старшего лейтенанта, произнесшего эти слова, и без труда приподнял его вверх над землей. Послышался треск рвущейся материи. Лицо старшего лейтенанта побагровело, глаза заметались в испуге. Он даже не пытался сопротивляться.
— Ты, сосунок! — свирепо произнес Легин, — не тебе, желторотому, судить о полковнике. Если бы все такими были…
Он не закончил фразу, отшвырнув от себя старшего лейтенанта. Тот пролетел в воздухе около метра и свалился на спину. Его поддержали другие офицеры, не давая упасть на землю.
— Если еще раз услышу…, — с угрозой произнес Легин, — и это касается всех… Порванной шкурой не обойдется…
Он взбежал на крыльцо и скрылся в здании управления…
Но со временем все затихло. Жизнь пошла своим чередом.
История эта, однако, получила свое дальнейшее продолжение. Кроме рапорта Крастонова, в МВД написал сообщение и кое-кто другой.
В любом большом коллективе почти всегда найдется такой вот человечишка, который готов вынести сор из избы из чистого любопытства — а что из этого получится?
К нему все нормально относятся, никто его не обидел, он даже на хорошем счету. Нет, он не мстит. И не из зависти.
Спроси его, для чего он нацарапал донос — пожалуй, внятно и не ответит. Ему интересно, чем же все это может закончиться. Наверное, в детстве такие люди отрывают головы и конечности куклам. Не из садизма и не из природной жестокости, а чтобы узнать, что там у них внутри. С годами это чувство не проходит, как свидетельствуют психиатры.
В УВД из министерства приехала целая комиссия — два кадровика и один из вновь созданной службы собственной безопасности, которую возглавил генерал со старинной боярской фамилией.
Вообще, в МВД шла очередная кампания по чистке кадров. Время от времени по велению очередного, вновь назначенного, министра поднимался девятый вал — очищение милицейских рядов от запятнавших себя сотрудников. Офицеров увольняли пачками.
Только подпадали под эту категорию, в основном, честные и добросовестные работники. Где-то, может, они и превысили свои служебные полномочия, но — полностью в интересах дела, без всякой личной заинтересованности или корысти. Проходимцы, подлецы и мздоимцы, как правило, оставались на своих местах. В полном соответствии с правилом Питера из законов Мерфи: «Приказ, который просто невозможно понять неправильно, все же наверняка будет выполнен неправильно».
В Прикамск прибыла комиссия из министерства внутренних дел. Вызывались для дачи объяснений сотрудники и сотрудницы управления. Кадровики охапками носили личные дела. Через некоторое время комиссия уехала из Прикамска ни с чем. Лишь Крастонов подтвердил факт конфликта, не объясняя истинной причины. Ни генерал, ни офицеры, свидетели стычки, конфликта, как такового, не подтвердили. Написавший анонимный донос, естественно, не объявился.
Крастонов после всего этого был переведен с понижением в должности в Белокаменск. Город, между прочим, хоть и подчиненный области, но по населению и промышленности крупнее областного центра.
Генерал в общем-то не был подлецом. Это он подтвердил и позднее: несмотря на то, что Крастонов продолжал оставаться в его власти, он никогда не пытался отомстить ему, даже скрыто. Скорее, в этом плане, он был обычным мужиком со здоровыми задатками кобеля. Однако они так и остались врагами. Пещерный инстинкт первобытных людей, не поделивших самку, оказался сильнее здравого рассудка и прочих нормальных человеческих чувств…


























ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ПЕРСОНА НОН ГРАТА

Проснувшись после легкого похмельного сна, Барсентьев принял контрастный освежающий душ и снова сел за ноутбук, с твердым намерением уточнить кое-какие предположения.
Вскоре на столе зазвонил телефон. Барсентьев поднял трубку:
— Слушаю Вас. Здравствуйте, Сергей Дмитриевич… Так докладывать-то пока нечего… Никаких следов… За несколько дней я не продвинулся ни на шаг к раскрытию этих загадочных преступлений. Ни на шаг… Нет, содействие оказывается в полном объеме, как со стороны местной милиции, так и наших… Полученные мной первичные сведения свидетельствуют о том, что в городе вообще творится что-то непонятное… Конечно, сразу же… И Вам — всего доброго.
Положив трубку на рычаг, он несколько секунд размышлял, нахмурив брови, затем зашел в Интернет, вызвал поисковик Rambler и быстро прошелся по клавишам, набрав. Экран выдал первую страницу с сайтами, и с информацией, что по данному запросу найдено 1037 сайтов и 9769 документов.
Он зашел в Интернет, вызвал поисковик Rambler и быстро прошелся по клавишам, набрав www.oboroten.ru. Экран выдал первую страницу с сайтами, попутно выдав информацию, что по данному запросу найдено 1037 сайтов и 9769 документов. Следователь присвистнул – Интернет забит мистикой, такой объем информации за месяц не перелопатишь. Ладно, посмотрим по основным.
Что говорит об оборотне Мифологическая энциклопедия?
"Оборотень - чудовище существующее во многих мифологических системах. Подразумевается человек умеющий превращаться в животных либо наоборот. Животное умеющее обращаться в людей. Так же, часто таким умением обладают демоны, божества и духи. Классическим же оборотнем считается волк. Именно с ним связывают все ассоциации рождаемые словом оборотень. Это изменение может произойти как пожеланию оборотня, так и непроизвольно, вызванное, например, определенными лунными циклами или звуками (вой). Оборотни не подвержены старению и физическим заболеваниям благодаря постоянной регенерации (обновлению) тканей. Поэтому они практически бессмертны. Однако их можно убить, смертельно ранив в сердце или мозг, или иными способами, которые повреждают сердце или мозг (например, через повешение или удушение). Считается что серебро также смертельно для оборотня".
Хотя по своей сущности оборотень является волком, находясь в волчьей форме, он тем не менее сохраняет человеческие способности и знания, которые помогают ему убивать. Такие вещи, как определенный выбор жертв, обход ловушек и человеческая хитрость становятся очевидными при расследовании дел, связанных с оборотнями….
Почему волк? На протяжении многих столетий он оставался существом вполне фантастическим — даром что охотники и крестьяне немало знали о его повадках (еще в XX веке волки изредка забегали на улицы, скажем, Парижа). Своеобразие средневековой психологии в том и состояло, что будничные наблюдения нисколько не подрубали крылья фантазии. Бестиарии верно подмечали прожорливость и силу волка, умение бесшумно подкрасться к овчарне — и тут же добавляли: от голода волк жрет землю, шея у него «негнучая» — поворачивается он только всем телом; ежели человек завидит волка в лесу первым, тот его не тронет, потеряв всю свирепость от человеческого взгляда; но уж если первым заметит путника волк — пиши пропало, человек теряет дар речи. От древних римлян пришла поговорка о молчуне: «Ты что, волка увидел?»….
Коварный хищник искони был естественным символом ночи и зимы. Даже самой смерти (египетский бог с головой волка провожал умерших в царство мертвых). Но наши далекие предки замечали в волке и какое-то загадочное свойство, роднившее его с солнцем. Проворство? Неутомимость? То, как он «катится» вслед за добычей? Мощь и свирепость — и этого вполне достаточно было, чтобы стать символом солнца?…
В незапамятные времена многие животные перебывали тотемами. Ни в какого хищника охотники и воины не перевоплощались столь самозабвенно и истово, как в волка: свирепость, выносливость, удачливость зверя восхищали первобытное сознание. Не могло это кончиться добром….
Геродот передавал рассказ о некоем североевропейском племени, члены которого ежегодно на несколько дней превращались в волков. Такой «манией величия» страдали многие племена в разных концах Европы. Например, у балтов были воины — слуги бога-волка, которые шли в бой буквально белены объевшись (принятие наркотика было частью ритуала). Во время сражения такие воины в своей галлюцинации считали себя волками.
Германские воины-волки, по преданию, так свирепы, что не нуждались в оружии и убивали врагов своими щитами. Но саги повествуют и о кровожадных разбойниках, тоже мнивших себя волками. Это не мешало верить, что героические предки со смертью превращаются в волков, и боги скандинавов и германцев — Один, Вотан — сам»» были подобны воинам-оборотням. А конец мира представлялся как пришествие Фенрира — вселенского Волка, который откроет пасть от земли до неба и пожрет все и всех (даже Одина)….
Христианство яростно искореняло все волчьи культы как языческие, и, в конце концов «положительный образ» волка остался только в фольклоре. Первые отцы церкви решительно отрицали и само вероятие превращения человека в животное, но вот в раннем средневековье теологи заколебались. Святой Бонифаций из Майнца еще не верил, что дьявол способен превратить человека в волка, но уже не сомневался, что человек своей злой волей может стать зверем. Самого сатану все чаще рисовали в облике волка. Люди — божьи овцы, их поглотитель — волк, враг божий... Папские буллы XV века против колдовства и ересей подогревали страсти вокруг перевоплощений дьявола в человеке, а человека — в волка.
Первая массовая истерия — выявление и преследование оборотней (в том числе оборотней собак и кошек!) — прокатилась по Европе в XIV веке. Два столетия спустя оборотнемания достигла нового пика. Следующая (последняя) массовая вспышка длилась во Франции с 1570 до 1610 года и сопровождалась небывалой «теоретической дискуссией». Покуда крестьяне забивали кольями всех подозрительных прохожих, а суды приговаривали к сожжению одержимых ликантропией (а вкупе и невинно оболганных), ученые мужи писали трактаты, магистерские диссертации и памфлеты на тему оборотничества….
Самым нашумевшим случаем был процесс в XVI веке над неким Жилем Гарнье, наводившем ужас на жителей северных французских деревушек. По мнению современников, нищий бродяга Гарнье встретил в лесу дьявола, продал ему душу, а взамен получил снадобье, благодаря которому мог превращаться в волка. Так или иначе, Гарнье действительно загубил множество душ: насиловал женщин, занимался убийством детей, людоедством, отгрызал у трупов убитых им мужчин гениталии... Его поймали, допрашивали и пытали в Доле в 1574 году. Протоколы допросов и сейчас читаются как детективный роман….
Оборотню в «большой литературе» не повезло. Сюжет использован доброй сотней писателей — начиная с эпохи романтизма в моду вошло демоническое и иррациональное, и оборотень стал перебегать из романа в роман. Но настоящих удач не было. Даже с конвейера Дюма-отца оборотень вышел какой-то анемичный и совершенно нестрашный...
Но зато отыгралось на оборотнях кино! Со своего первого экранного появления в 1913 году человековолк прочно утвердился в массовом кинематографе. В 1981 году приза «Оскар» удостоился герой фильма «Американский оборотень в Лондоне» — «за лучший грим»! Сюжет картины немудрящий, но техническое совершенство съемок сразило даже привычных ко всему зрителей: волчьи клыки, шерсть, морда вырастали прямо на глазах — крупным цветным планом, так сказать, без всякой подделки.
Находку поспешили тиражировать в новых фильмах об оборотнях. Как и в других случаях, коммерческий успех в массовом кинематографе одновременно свидетельствует о закате доброго, живучего и долговременного старого мифа...
Превращения в волка современный человек боится в последнюю очередь. В круговерти городских буден не превратиться бы в автомат! Или, как подсказывают те же фантастические кинозрелища, в инопланетянина. Те тоже «произрастают изнутри» человека, узурпируют и тело его и сознание. Хоть волком вой от подобных фантазий!
Оборотень как фантастическое существо просуществует еще долго. Наверно, пока жив его основной компонент — человек, существо совершенно фантастическое и непредсказуемое. И только когда ненависть человека к человеку, наконец, окажется выдумкой, которую мы долгое время — веков сорок — принимали за правду, а недоверие превратится в смешной пережиток, вздорная фантазия о человеко-нечеловеке останется невостребованной".
Барсентьев с интересом прочел представленную Интернетом статью. О многом он слышал впервые. Только, что это даст для расследования уголовного дела?
Он просматривал страницу за страницей. Многочисленные форумы по поводу оборотней на страницах Интернета поразили его. Неужели столько современных людей верит в эти легенды? На дворе двадцать первый век, а многочисленные посетители форумов вполне серьезно рассуждают и обмениваются мнениями о способах и методах превращения, распознавания, защиты от оборотней. И, при этом некоторые приводят случаи из своей собственной практики. Чушь какая-то…. Ага, вот интересная статья, с лишением чудища конечности.
"…У Монтегю Саммерса собрано большое количество рассказов об оборотнях. Хоть они и походят на сказки, есть один элемент, общий для них всех: человек, на которого напал оборотень, старается оторвать ему лапу (или вырвать глаз, или ранить горло); позднее обнаруживается, что у какого-то человека нет руки или ноги, и тот признается, что он оборотень; Олас Магнус, средневековый летописец, рассказывает историю о славянине, который хотел убедить свою любовницу, что оборотни существуют, и вышел из подвала в форме волка. На него напали собаки, и он потерял глаз. И Монтегю Саммерс, и сэр Джеймс Фрейзер (в книге "Золотой сук") рассказывают историю об одном охотнике, который отрезал лапу у волка, напавшего на него. Рассказывая этот случай своему другу, он заметил, что ЛАПА ПРЕВРАТИЛАСЬ В ЖЕНСКУЮ РУКУ С КОЛЬЦОМ НА ПАЛЬЦЕ. Это кольцо друг узнал - оно принадлежало его жене. Вернувшись домой, он увидел, что у его жены ампутирована рука до запястья. Она созналась и была казнена....".
Барсентьев заглянул еще в несколько сайтов, но ничего нового не нашел, в основном художественная литература. Хорошо, поищем теперь на тему отрубленных рук. Он перешел в поисковую систему Яндекс и в окошечке "Найти!" набрал по-русски "отрубленная рука".
Яндекс сообщил о найденных 57268 сайтах и 904981 документе. И сбоку присовокупил, что найдено еще и в товарах 11. С ума сойти – здесь и жизни не хватит все просмотреть.
Попробуем сузить область поиска. Так, у нас здесь убийство... Или, нет. Скорее казнь. Сотрудника ГИБДД казнили, притом явно – показательно. Или ритуально? Нет ритуал здесь не при чем, это совершенно другое. Он стер "отрубленная рука" и набрал "казнь с отрублением руки".
Система выдала сообщение о найденных 3604 сайтах и 15904 документах. Уже легче, хотя все равно много. Ладно, глянем выборочно по заголовкам сайтов.
В ходе просмотра Барсентьев обогатился многими сведениями. В странах Персидского залива за преступления, связанные с терроризмом, перед казнью приговоренному отрубают руку и противоположную ногу.
В Саудовской Аравии нет воровства, поскольку пойманному с поличным отрубают обе руки.
В Таиланде отрубают руки, в качестве наказания, за преступления, связанные с торговлей наркотиками.
В Китае отрубанием рук наказывают взяточников.
В Сьерра-Леоне боевики-повстанцы отрубают конечности местным жителям для устрашения и наказания непокорных.
И так далее и тому подобное....
Барсентьев уныло смотрел в мерцающий экран ноутбука. Поиск в необъятных просторах Интернета фактически ничего не дал. Он анализировал полученную информацию.
Имеем. Убит инспектор ГИБДД. Цель? Не грабеж, бесспорно. Завладение оружием? Возможно, но вряд ли. В наше время добыть оружие можно более безопасным способом. Наиболее вероятный мотив? Месть? Скорее всего.
Демонстративность его исполнения. Точнее последующая демонстративность, уже на трупе – стодолларовая банкнота, записка и отрубленная рука.
Зажатые в пальцах деньги могут свидетельствовать о том, что мертвецу заплатили за что-то после его смерти. Предал? Тридцать сребренников, уплаченных Иуде.... Это сколько, если перевести по современному курсу на доллары? Нет, сомнительно.
В Китае, где еще издревле, все совершалось с глубоким внутренним смыслом, взяточникам отрубают руки.... Но живым. А, здесь, судя по заключению экспертизы, рука отчленена после смерти.
Оборотням, в обличье волка отрубали лапу, чтобы потом распознать оборотня в обличье человека. Но опять же живым....
Наконец, записка. Функция которой, судя по ее короткому содержанию, двояка. С одной стороны – констатация факта о двух сделанных за что-то предупреждениях. С другой стороны – угроза – и так будет с каждым подобным. Подобным убитому офицеру службы обеспечения безопасности дорожного движения.
Что за головоломка? Между тем, убийца (или убийцы) ставили своей целью именно показать, что инспектор убит, не случайно, не спроста. Что этому есть определенная подоплека. И подобная казнь ждет каждого, кто совершит.... Что совершит?
- Нет так о ни до чего не додумается, - Барсентьев потряс головой и выключил ноутбук. Искать логическую взаимосвязь здесь бессмысленно. Каждый, отдельно взятый, факт, бесспорно, является символом и имеет определенное значение. Все они, вместе взятые, привносят хаос в общий знаменатель.
Как в картинах некоторых художников, представителей различных направлений абстрактного искусства. Каждая деталь на картине знакома и понятна. А, что они означают все вместе – известно только самому художнику. О чем хотел поведать миру элементами картины убийства неведомый авангардист. И кто он по своему внутреннему миру? Сюрреалист? Символист? Или экспрессионист? Загадка....
Ладно, оставим пока свою интуиционистскую логику. Метод импликации здесь не пляшет.

***

Непременный чай у Севидова был великолепен. Барсентьев сидел с прокурором города в его кабинете и, не спеша, наслаждался ароматом изысканного старинного напитка.
— Как движется Ваше расследование, — поинтересовался Севидов, — есть ли перспективные версии?
— Увы, — сокрушенно вздохнул Барсентьев, — пока я на этапе сбора информации. Происшедшее поражает воображение и с трудом поддается обычному анализу. Здесь необходимо мыслить неординарно.
— Пожалуй, в этом я с Вами соглашусь, — кивнул Севидов. — Даже убийство работника милиции выглядит загадочно и необычно. Инспектор ГИБДД убит, наверняка, не случайно. И не с целью грабежа. Преступники хотели завладеть незасвеченным нигде пистолетом? Возможно. Хотя оружие в наше время не является дефицитным товаром. А вот месть вполне возможна.
— Об этом свидетельствует и демонстративность исполнения этого убийства, — заметил Барсентьев. — Стодолларовая банкнота, многозначительная записка, отрубленная рука - это символы, призванные привлечь внимание к определенной версии. Но возможна и цель: пустить следствие по ложному пути, отвлечь внимание от другого факта, не сразу бросающегося в глаза.
— Зажатые в пальцах деньги говорят о посмертной оплате каких-то услуг, — предположил Севидов. — Обманул чьи-то ожидания? Не выполнил обещанного? Перестал сотрудничать с преступниками? Версий множество…
— Я вчера поработал в Интернете, — произнес Барсентьев, — просматривал сайты, связанные с лишением передней конечности....
— Ну-ну, — оживился Севидов, — это очень интересно…
— Я никогда не думал, что сверхсовременный информационный портал настолько забит мистикой, — с удивлением признался Барсентьев. — Многочисленные форумы по поводу оборотней на страницах Интернета меня просто поразили. Столько образованных современных людей верит в эти легенды? Я понимаю – НЛО. Воистину есть явления загадочные и необъяснимые… Но натуральные оборотни? В век высоких технологий и информационной революции обмениваться опытом борьбы с оборотнями… Это уже чересчур!
— Да, действительно, — согласился Севидов, — я тоже подмечал возросший интерес населения к оккультизму, потусторонним силам, к непознаваемым явлениям. Более того, год от года постоянно появляются шарлатаны, дурачащие людей в масштабе всей страны. Вспомните: Кашпировский, потом этот… заряжавший воду с экранов телевизора, как же его…
— Чумак, — добавил Барсентьев, — потом Лонго…
— Затем этот подонок, не хочу даже называть его фамилии, — продолжил Севидов, — мучавший несчастных матерей обещаниями воскресить их погибших детей…
— И, тем не менее, в нашем случае с отрубленной рукой, — заявил Барсентьев, — все же просматриваются отголоски этой мистики. Вот, прочтите, я вчера распечатал одну из статей на эту тему.
Он протянул Севидову листок бумаги.
«…У Монтегю Саммерса собрано большое количество рассказов об оборотнях… …он заметил, что лапа превратилась в женскую руку с кольцом на пальце. Это кольцо друг узнал — оно принадлежало его жене. Вернувшись домой, он увидел, что у его жены ампутирована рука до запястья. Она созналась и была казнена…».
Севидов внимательно прочел и вернул листок Барсентьеву.
— Без комментариев, — произнес он, — и все же здесь есть некий глубокий смысл…
— В Китае, — продолжал Барсентьев, — где еще издревле все совершалось с глубоким внутренним смыслом, взяточникам отрубали руки еще в древнейшие времена и продолжают эту практику до сих пор… Но — опять же живым. А, здесь, судя по протоколу осмотра и заключению экспертизы, рука отчленена уже посмертно.
— Судя по этой статье, — подхватил Севидов, — оборотням в обличье волка отрубали лапу, чтобы в итоге распознать оборотня в обличье человека. Но и здесь — живым… Загадка на загадке и загадкой погоняет, — уныло завершил он.
— Ясно одно, — задумчиво произнес Барсентьев, — послание в форме овеществленного и ужасного ребуса адресовано тем, кто найдет труп. В конечном итоге, следователю.
— Ну батенька! — преувеличенно весело воскликнул Севидов, — так мы договоримся и до маньяка, играющего со следователем в кошки-мышки, которые существуют только в воображении писателей. А то и целой шайки маньяков, судя по бойне в карьере.
— Может быть, может быть, — загадочно произнес Барсентьев, — или до тех, кто хочет предстать перед нами в мнимом обличье маньяков.
— У Вас есть соображения на этот счет? — насторожился Севидов.
— Пока только весьма смутные, — признался Барсентьев.
Он прикрыл глаза, будто к чему-то прислушиваясь. Затем встряхнулся.
— Вернемся к записке, — продолжил он рассуждения. — Чего добивались ее авторы или автор? С одной стороны — говорится о двух сделанных за что-то предупреждениях. С другой — прямая угроза подобным последователям. Подобным, именно, убитому офицеру милиции и, не просто милиции, а весьма специфической ее службы - ГИБДД.
— Знаете, Игорь Викторович, — возразил Севидов, — у меня есть ощущение, что записка не готовилась заранее…
— Вы хотите сказать, что и убийство не планировалось заранее?
— Мне кажется, что Вы и сами так считаете.
— Считаю, — раздумчиво произнес Барсентьев. — Более того, полагаю, что оно каким-то образом связано с массовым убийством заезжих рэкетиров. Вы же крутили версию, что инспектор мог попытаться остановить братков, и за это поплатился?
— Да. Но никаких доказательств этому добыто не было. Инспектор был жаден и нечист на руку. Но останавливать в одиночку четыре машины с бандитами? Нет. Он был трусоват для этого. К тому же братки не возились бы с инсценировкой на теле погибшего....
— Согласен, — кивнул Барсентьев. — А что Вы скажете на то, что инспектор стал случайным свидетелем чего-то, не предназначенного для чужих глаз?
— Это вполне, возможно. Он любил глухие лесные дороги и заброшенные места.
— Инспектор, например, мог увидеть тех, кто назначил стрелку браткам в заброшенном карьере, а затем и расстрелял их там. И затем загадочные «те» убирают нежелательного свидетеля....
— Тогда «тем», — возразил Севидов, — проще было бы подбросить труп инспектора к остальным, убитым в карьере. Гадай, кто в кого стрелял.
— Что за головоломка? — вздохнул Барсентьев. — Между тем, убийца (или убийцы) ставили своей целью именно показать, что инспектор убит не случайно, не спроста. Что этому есть определенная подоплека. И подобная казнь ждет каждого, кто совершит… Что совершит?
— Что совершит? — эхом отозвался Севидов, — вот и гадай, хоть на кофейной гуще…
— Вы знаете, Михаил Матвеевич, — неожиданно произнес Барсентьев, — проедусь-ка я на место происшествия. Посмотрю обстановку своими глазами... Машину дадите?
— Конечно. Вы куда хотите? На место, где обнаружили инспектора?
— Нет, не туда.... Его же привезли, убив где-то в другом месте. В карьер хочу подъехать.
— Хотите, чтобы я съездил с Вами?
— Нет. Занимайтесь своими делами — у Вас их и так хватает. К тому же я неофициально... Без протокола посмотрю…





***

Был тихий ясный день. Заброшенный песчаный карьер, поросший вверху по бокам кустарником, освещался неярким, затученным перистыми облаками, солнцем. Легкий ветерок шевелил листья кустарника и густую высокую траву.
Барсентьев медленно прохаживался по дну карьера, внимательно осматривая окружающую местность.
В карьере уже ничто не напоминало о разыгравшейся здесь драме, унесшей жизни около двух десятков человек. У почти отвесной песчаной стены картера валялись остатки фанерных щитов, обрывки листов черно-белых мишеней…
— Здесь, что, стрельбище было? — крикнул Барсентьев водителю, покуривающему у машины.
— И было, и есть, — с готовностью отозвался водитель. — Милиция здесь тренируется. Ну и мы иногда, за компанию. Прокурор наш неплохо садит из Макарова. Всегда 46-48 очков выбивает.
Барсентьев поднял взгляд на верхние кромки карьера, местами густо заросшие кустарником.
«Судя по направлению раневых каналов в телах убитых, — подумал он, — скорее всего в них стреляли сверху вниз и наискосок».
Барсентьев вернулся к въезду в карьер, поднялся по его краю наверх и медленно пошел по кромке, всматриваясь в кустарник, обрамляющий полумесяцем вершину карьера.
Посмотрим, откуда удобнее всего поразить цель, находящуюся внизу, чтобы тебя не заметили, во всяком случае, до начала стрельбы.
Он приостановился через несколько шагов и прикинул: — «Пожалуй, отсюда неплохой обзор».
Барсентьев глянул вниз.
Густой кустарник и высокая трава росли здесь по самой кромке карьерной стены. Сам карьер был виден, как на ладони, в мертвую зону не попадал ни один уголок.
Следователь аккуратно опустился на колени:
— «Да, обзор отличный, ты был прав, а самого стрелка сверху совершенно не заметно».
Вдруг справа в траве что-то тускло блеснуло. А вот и подтверждение.
На ладонь легла стреляная гильза.
«Калибр 7,62 мм, — на вид сразу определил Барсентьев. — Тот самый, что принадлежит оружию, сразившему семнадцать человек».
Еще обучаясь на юридическом факультете МГУ, одну из своих курсовых работ Барсентьев посвятил криминалистике. А, именно, судебной баллистике как методу расследования преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия. Поэтому он знал, что калибр 7,62 был наиболее распространен в Советском Союзе, как, собственно, и в нынешней России, и на всем постсоветском пространстве.
Этот калибр имели, например, карабины и винтовки Драгунова, Симонова, Мосина, снайперская винтовка М-40А1, находящаяся на вооружении антитеррористических подразделений. В этот перечень следует добавить пистолеты Стечкина, Макарова, Коровина, Ракова, Воеводина и других, пистолеты-пулеметы Дегтярева, Симонова, Шпагина. И, конечно, самое распространенное в мире оружие — различные модификации автомата Калашникова. Были и зарубежные образцы оружия данного калибра. К примеру, винтовки Паркер-Хейл и Спрингфилд, револьвер Наган, множество пистолетов.
Так что найденный патрон такого калибра сам по себе еще ничего не давал...
Барсентьев сунул патрон в карман.
Он обошел поверху весь карьер, но больше ничего обнаружить не удалось — ни окурков, ни оброненных предметов, ни клочков ткани или бумаги. Он определил лишь три или четыре, приемлемых для внезапной и точной стрельбы, места сверху по бокам карьера. Ему уже было ясно — стреляли именно с этих точек. Дело было за малым — определить, кто стрелял.

***

Уголовные дела на столе лежали тощей скорбной стопкой, напоминая и гибели людей и пока неразрешенной дилемме. Барсентьев снова, уединившись в своем гостиничном номере, предался серьезным размышлениям. Его мучила одна и та же мысль: «Что мог обнаружить, заметить покойный Логинов, и пока не смог увидеть я?»
Он стал в очередной раз внимательно перечитывать протоколы осмотров мест происшествия по обоим делам и заключения экспертиз. Нет, ничего нового.
Однако Логинов ведь что-то обнаружил, и его исчезновение связано именно с этим. Его убрали, как нашедшего какой-то важный след. Теперь в этом у Барсентьева не оставалось никакого сомнения. Вдруг отчетливо пришло понимание взаимосвязанности этих разновременных событий: дерзкого массового расстрела братков в карьере, хладнокровного демонстративного убийства милицейского дорожного инспектора и загадочного, бесследного исчезновения следователя Генеральной прокуратуры, принявшего эти дела к производству.
Что же удалось найти Логинову?
Барсентьев открыл последние страницы уголовного дела по карьеру. Постановление о принятии к производству было датировано 11 мая 2006 года.
Вот протокол допроса бульдозериста ПМК-12 от 26 мая.
В нем бульдозерист утверждает, что в день произошедших в карьере событий он работал в котловане на строительстве нового дома. В тот же день был опрошен прораб этой стройки, он тоже подтвердил наличие бульдозера в городе. В доказательство приложен наряд, выписанный бульдозеристу в тот день.
Почему через две недели расследования Логинов вышел именно на эту передвижную механизированную колонну? Судя по ее номеру, их в городе не меньше дюжины. А бульдозеров — и того больше. И что он выяснял еще целых две недели, до того, как его следы оборвались у гостиницы «Белый Камень»?
Барсентьев задумчиво смотрел на листок протокола допроса и вдруг внезапно в глаза бросилось сероватое пятнышко в правом верхнем углу.
Там, где должен был стоять проставляемый от руки следователем номер листа дела — серело только пятнышко, номер был стерт.
Все его коллеги, как и он сам, принимая чужое дело к своему производству, обычно ставили на листах дела уже собственных следственных действий номера простым карандашом, начиная с единички и так далее: по порядку. Скажем, если кто-нибудь получал чужое дело на двухстах листах, которые были пронумерованы предыдущим следователем, как правило, шариковой или перьевой ручкой, то он ставил номер следующего, уже своего листа, не 201, а 1. И не пастой или чернилами, а простым карандашиком, слегка. Каждый вел здесь учет уже для себя, чтобы потом не перепутать последовательность листов, подшивая дело. Не возиться, устанавливая по датам и по мере поступления документов, какое следственное действие следует за каким. А когда дело окончательно подшивалось для направления надзирающему прокурору и в суд, тогда уж карандашные наброски стирались и проставлялись, уже ручкой, номера, продолжающие предыдущий счет. То есть — 201, 202, 203 и так далее. Такой порядок был удобен в работе.
Барсентьев лихорадочно просмотрел все листы документов Логинова. Во всех одиннадцати листах номера были стерты. Достав из кармана ключи с брелоком в виде миниатюрной лупы, он раскрыл лупу и вгляделся в правый верхний угол первого листа.
Наличие поврежденных волокон бумаги и едва заметного округлого темноватого пятнышка указывало на явную подтертость.
Барсентьев зажег настольную лампу и уже при сильном освещении, меняя угол наклона, продолжил изучение.
Так и есть. Вдавленность на структуре бумаги свидетельствовала о написанной здесь ранее однозначной цифре. Скорее всего, это была единица или семерка. Безусловно, это был лист номер один, так как любое дело начинается с постановления о принятии его следователем к производству. На последнем же листе раньше, судя по всему, стоял двухзначный номер. Как определил следователь, первая цифра, с выступающими округлостями, могла быть тройкой, пятеркой, шестеркой, восьмеркой или девяткой. А вторая — вновь единицей или семеркой.
Ну, и дела! Кто же и зачем стер проставленные Логиновым номера листов уголовного дела?
Барсентьев пролистал дело по убийству инспектора ГИБДД.
«Та же картина, — задумался он, — цифры на листах дела стерты. Так, прочитаем еще раз внимательно протокол допроса судебно-медицинского эксперта. Что хотел уточнить у него Логинов?»
Протокол допроса, опять же от 26 мая, был краток. Логинов задал лишь несколько вопросов.
— Почему при вскрытии трупа инспектора не изучался характер входного и выходного отверстий огнестрельного ранения на предмет определения калибра оружия, которому принадлежала пробившая череп пуля?
На это он получил ответ, что в постановлении следователя не был поставлен такой вопрос. А эксперт не вправе выходить за рамки поставленных вопросов.
— Можно ли по характеру повреждений костей черепной коробки и прослеживаемого в головном мозге раневого канала установить калибр оружия, из которого выпущена пуля?
Да, — ответили ему, — возможно, в зависимости от характера произведенных пулей повреждений костей черепа и мягкой ткани мозгового вещества. Но это сложно. Потребуется производство комиссионной экспертизы.
— Необходима ли при этом эксгумация трупа убитого?
Ответ был краток: — Безусловно, необходима.
Барсентьев еще раз вчитался в поставленные судебно-медицинскому эксперту вопросы. И еще раз. Затем встал из-за стола и размашистыми шагами стал ходить по комнате, энергично потирая виски кончиками пальцев, чтобы хорошенько сосредоточиться.
Что за чертовщина! Это не просто уточнения некоторых неясностей результатов проведенной судебно-медицинской экспертизы трупа. Ведь все эти вопросы следовало задавать, лишь имея в наличии выпущенную в инспектора пулю. Пулю, которая пробила насквозь череп инспектора и улетела неизвестно куда.
Но для того, чтобы найти пулю, необходимо было побывать на месте убийства. Неужели Логинову удалось обнаружить место, где на самом деле был убит работник ГИБДД? Это было невероятно.
И кто мог стереть номера листов уголовного дела, проставленных Логиновым? Тот, у кого находилось дела? Следователь городской прокуратуры, который вел их раньше и забрал потом, в связи с возбуждением уголовного дела по факту исчезновения Логинова? Или же это был прокурор города, который имел доступ ко всем, находящимся в производстве следователей, делам? Но тогда следователь заметил бы произведенные подчистки, так как знал, что листы пронумерованы. Значит, все-таки следователь стер номера листов. Больше некому.
Барсентьев вновь сел за стол и открыл дело на первой странице, затем внимательно посмотрел на последнюю страницу и ужаснулся, сопоставив первую страницу с однозначным номером и последнюю — с двухзначным. Получалось, что из обоих уголовных дел пропало, по меньшей мере, два-три десятка листов. А, чтобы скрыть пропажу, кто-то стер номера листов, проставленных Логиновым простым карандашом. Такие действия могли быть совершены только умышленно. И, кроме следователя городской прокуратуры, этого проделать никто не мог. Но зачем?!?
Это же должностное преступление, в связи с чем должно быть возбуждено уголовное дело, а совершивший подлог должен быть арестован и предан суду. Цель манипуляций здесь может быть только одна — уничтожить материалы, проливающие свет на раскрытие совершенных убийств. То есть, укрыть тяжкие преступления и увести преступников от ответственности. Что может иметь место лишь в одном случае — если следователь состоит в сговоре с преступником или с преступниками.
Тревога все усиливалась, Барсентьев закурил сигарету и на какое-то время застыл, глядя в пространство невидящим взглядом. Затем он нервно пожал плечами, ему было явно не по себе.
«Надо срочно звонить прокурору города», — он протянул руку к телефону, стоящему на столе. Снял трубку, набрал первую цифру и вдруг остановился в нерешительности.
Это пока ведь только подозрения. Возможно, есть разумные объяснения тому, что я обнаружил. Хорош же будет важняк из Москвы, если поднимет тревогу, оказавшуюся ложной.
Барсентьев вновь взял в руки дело об убийстве милиционера. В конце дела лежала стопочка листов обычной белой бумаги.
Пачечка бумаги всегда наличествовала в ведущихся уголовных делах. На них следователем делались различные пометки, рабочие записи, чертились схемы и так далее. Иногда, когда под рукой не было компьютера или пишущей машинки, на них вручную писались протоколы допросов или других следственных действий. Например, на месте происшествия следовало кого-то срочно допросить, или составить схему места происшествия.
Возможно, на них остались какие-либо пометки, сделанные Логиновым, надо их пересмотреть. И уже первый же лист заинтересовал Барсентьева.
Барсентьев покрутил под углом к свету чистый лист бумаги.
На листе явственно были видны вдавленные следы, оставленные чьей-то рукой.
Судя по фактуре листа, сохранившей очертания текста, это был какой-то процессуальный документ.
Получалось, что писавший этот текст подложил под стандартный бланк стопку чистых листов для того, чтобы ручка лучше писала. Барсентьев часто и сам это делал, когда писать приходилось на гладкой поверхности, на полированном столе, например, и шариковая ручка не желала писать, оставляя пропуски в линиях букв. Нужно срочно ехать к специалистам ЭКО — экспертно-криминалистического отдела — и попытаться восстановить выдавленный на бумаге текст.
На всякий случай Барсентьев внимательно пересмотрел остальные листы, но больше ничего необычного не обнаружил.
Он осторожно сложил стопку листов в папочку, положил ее вместе с уголовными делами в свой плоский дипломат и вновь набрал номер прокурора города.
— Здравствуйте, Михаил Матвеевич, — произнес он в трубку, — могу ли я воспользоваться Вашей машиной?
— Без проблем, — отчетливо послышался в трубке голос Севидова, — когда ее подослать и куда?
— К гостинице, прямо сейчас, если можно, — попросил Барсентьев.
— Будет минут через пятнадцать. Дал что-либо новое повторный осмотр места происшествия?
— Да я и не осматривал его в процессуальном смысле, просто походил, поглядел. Одно дело на бумаге и по фотографиям и совсем другое — побывать там самому, — уклонился от прямого ответа Барсентьев.
Он удержался и ничего не сказал собеседнику по поводу возникших предположений и подозрений.

***

Барсентьев выяснил у дежурного, где находится экспертно-криминалистический отдел, и спустился в подвал. Начальника экспертно-криминалистического отдела УВД он застал на месте.
Милицейский подполковник был невысок, худощав, с мелкими, но приятными чертами лица. Он встретил Барсентьева приветливо и доброжелательно, а когда тот попытался вытащить удостоверение, чтобы представиться по всей форме, энергично замахал руками.
— Знаем, знаем, наслышаны о приезде высокого гостя, — начальник ЭКО зачастил дробной россыпью, будто бросая слова пригоршнями, без знаков препинания, — чем могу служить, любая возможная помощь, что от нас требуется, всегда готовы и техника у нас сейчас на уровне, слушаю Вас.
— Мне необходимо восстановить вдавленный текст, — объяснил Барсентьев, — если получится.
— Момент, секундочку, конечно, сделаем! В ультрафиолетовых лучах под углом покрутим, диметиланилином обработаем, и все получится, — подполковник нажал на кнопку селектора, — Сергеич! Зайди.
В кабинет вошел пожилой мужчина с большими залысинами, в милицейской рубашке с короткими рукавами, но без знаков различия.
— Вот, Сергеич, важняк из Москвы, — снова зачастил подполковник, — надо сделать исследование, он тебе все объяснит, сделай по быстрому…
— Вам ведь срочно? — это уже Барсентьеву. Тот утвердительно кивнул.
— И качественно..., — дополнил начальник, обращаясь к вошедшему.
А затем вновь Барсентьеву:
— Давайте постановление, уточним вопросики, что можем, что не совсем, но будем стараться, все сделаем....
— А можно пока без постановления? Мне нужно неофициальное Ваше заключение. Но, желательно, письменное. Для рабочей гипотезы. Если понадобится, потом оформим, в соответствии с законом.
— Можно, отчего нельзя, для Вас, пожалуйста, очень даже можно, — зачастил начальник отдела, — Сергеич, понял? Сделай письменное.
— Большое спасибо.
— Не за что, за что ж — спасибо? Это наша работа, хлеб насущный, так сказать, Сергеич, проводи, э…
— Игорь Викторович.
— ...Игоря Викторовича в свое хозяйство, да доложи потом.
Барсентьев, сопровождаемый Сергеичем, направился в криминалистическую лабораторию. Там он достал из дипломата папочку и показал интересующие его листки.
Сергеич осторожно покрутил листок, держа его за уголки, затем положил на стол. Он озадаченно почесал за ухом.
— Часик, а то и полтора понадобится для этого, — прикинул Сергеич. — Вы, как, здесь подождете?
— Да, — решил Барсентьев, — подожду у Вас, если можно.
Время текло медленно, в лаборатории было тихо, и Барсентьев задремал, сидя на стуле. Через некоторое время он вздрогнул и открыл глаза из-за того, что неслышно подошедший Сергеич осторожно коснулся его плеча.
— Вот, пожалуйста, — сказал он, — все получилось.
Сергеич протянул Барсентьеву листок с напечатанным текстом. Барсентьев впился в него взглядом.
Сергеич отошел в угол лаборатории и сел за стол, уставленный какими-то приборами.
Через два часа ожидания Барсентьев читал восстановленный экспертом текст:
26 мая . 06 . г. Белокаменск
«...старший советник юстиции Логинов В. С., изучив материалы уголовного дела № 1248-пс-06 по факту убийства ст. инспектора ГИБДД Белокаменского РУВД старшего лейтенанта милиции Гудникова Леонида Сергеевича,
постановил:
1. Назначить по данному делу комплексную комиссионную медико-судебную, баллистическую и биологическую экспертизу…
...2. На разрешение экспертов поставить следующие вопросы:
а) Не из данного ли пистолета «Кольт Дабл Игл» №..... выпущена представленная на экспертизу пуля?
б) Не причинены ли телесные повреждения в области головы, повлекшие смерть представленной пулей?
в) Не имеется ли на данной пуле следов биологических выделений (крови, ткани, мозгового вещества), и, если да, то не происходят ли они от потерпевшего?..».
Барсентьев не верил своим глазам. Он отложил листок в сторону, потер в задумчивости подбородок рукой, затем вновь взял листок и вчитался в текст.
Получалось, что Логинов обнаружил место совершения преступления? Нашел там пулю, убившую инспектора? И отыскал орудие убийства? Невероятно!
Оказывается, Логинов раскрыл-таки преступление, напал на след преступника, или, скорее, преступников (вряд ли это совершил один человек). Это стало им известно, и они убрали Логинова, то есть убили, конечно, что же еще? А следователь городской прокуратуры, находясь в сговоре с преступниками, замел все следы…
Была восстановлена нумерация листов. По первому делу последний лист был пронумерован цифрой 37, следовательно, оттуда пропало 36 листов. Во втором уголовном деле исчезли 23 листа. Всего в документах было уничтожено пятьдесят девять листов!
— Прости меня, Логинов, за допущенное мной предположение о твоей трехнедельной бездеятельности, — искренне укорил себя Барсентьев. — Извини, дорогой коллега. Если ты где-то изолирован, я приложу все силы, чтобы найти это место. А, если погиб, — я найду твоих убийц, и они получат по заслугам.
Он еще некоторое время посидел за столом в криминалистической лаборатории с опущенной головой.
Сергеич колдовал в углу с каким-то прибором, по виду напоминающим микроскоп, но с тремя окулярами, направленными параллельно столу на планшет с растянутым неровным куском полосатой бледно-серой ткани. Один из окуляров испускал на лоскут то синий, то белый, то красный — очень яркие лучи, а эксперт поочередно приникал глазом то к одному, то к другому объективу, что-то пришептывая и черкая толстой шариковой ручкой в лежащем сбоку блокноте.
Затем Барсентьев снова машинально стал перелистывать уголовное дело, напряженно размышляя при этом, что могло стать отправной точкой Логинову для установления истины. Или он получил какую-то иную, возможно, оперативную информацию?
— Большущее Вам спасибо, — он, наконец, встал, поблагодарил гостеприимного Сергеича за проделанную работу, и вышел из лаборатории.
Барсентьев вновь поехал в гостиницу, по пути размышляя, что предпринять.
Нужно вызывать следователя городской прокуратуры и попытаться расколоть его. Иного пути Барсентьев в сложившейся ситуации не видел. Но — с самого утра. Пусть за ночь понервничает. Пусть поволнуется, отчего прибывший из столицы важняк вызывает его через прокурора города, а не напрямую. Однако что я ему предъявлю в качестве обвинения? Что листы кто-то вытащил из дел?
Скажет: знать ничего не знаю. Может, сам Логинов их куда-то задевал. Может, изъяли те, кто его похитил. А может, это у Вас они пропали? Все может быть… Нечего на меня валить.
«Все же он сам следователь, — прикидывал Барсентьев, — таким манером его не возьмешь. Есть факт пропажи листов. Однако не факт, что это сделал он. Какое, кстати у него звание?
Барсентьев заглянул в дело.
Мирчук Анатолий Васильевич, младший советник юстиции, в переводе — майор. Интересно, сколько ему лет? На вид — какой-то потрепанный, помятый. Я его видел за эти шесть дней всего лишь раз. Но это и к лучшему, есть фактор внезапности. Я могу взять его только активной тактикой проведения допроса. Вот, именно, допроса. По факту пропажи материалов следствия из уголовного дела. Он начинал следствие. Значит надо поискать его грубые промахи на первоначальной стадии следствия. Доказать, что он хотел загубить это дело с самого начала.
Барсентьев стал изучать следственные документы, исполненные Мирчуком. Он листал страницу за страницей, досадливо хмыкал. Затем, глубоко задумавшись, закурил сигарету.
Странно. Нельзя сказать, что изъянов в совершении следственных действий следователем Мирчуком абсолютно не было. Были, конечно, у кого их не бывает. Но явно не такие, что склоняли бы к мысли о сознательном крене в сторону замазывания каких-то деталей, которые могли бы навести на след. Напротив, многочисленные протоколы допросов свидетелей, запрашиваемые и получаемые документы свидетельствовали о том, что следователь, как говорится, «рыл», пытаясь ухватиться за любую ниточку, способную привести к раскрытию убийства инспектора ГИБДД. Протокол осмотра места происшествия был составлен вообще почти безукоризненно.
Барсентьев посмотрел на часы. Стрелки показывали почти шестнадцать часов. Он принялся за второе дело.
И по второму делу обстоятельный протокол осмотра не вызвал у Барсентьева серьезных замечаний. К тому же протокол был подкреплен профессиональной фотосъемкой. Панорамные снимки позволяли разом охватить место действия и теперь Барсентьев, сам побывав в карьере, это ощутил в полной мере.
Стоп! А это что? Вернее, кто? Так вот где я видел этого человека раньше! На цветном снимке, сбоку на втором плане была хорошо видна сутулая долговязая фигура со знакомым лицом, обращенным к фотографу в профиль. Лицо, как косообразный шрам, пересекал длинный височный бакенбард, доходящий до нижней челюсти. Человек возился с какой-то треногой, устанавливая ее на песке, и случайно попал в кадр. Это же техник, чинивший давеча в его номере кондиционер и представившийся служащим фирмы «Комфорт». Что он делал в карьере, на месте расстрела братков?
Барсентьев взял со стола пухлый городской телефонный справочник и полистал его.
Есть. «Комфорт» — фирма по торговле офисным оборудованием. Он набрал номер.
— Офисное оборудование, фирма «Комфорт», — зазвучал в трубке приятный девичий голосок.
— Девушка, Вы присылали ко мне техника для починки кондиционера в гостиничном номере. Я хотел бы....
— Простите, пожалуйста, Вы, вероятно, ошибаетесь. Я не могла присылать Вам техника....
— Ну, не Вы, конкретно, но кто-то из вашей фирмы, — слегка раздраженно уточнил Барсентьев.
— Извините, пожалуйста, Вы меня не поняли, — девушка по-прежнему была безупречно вежлива, — наша фирма не занимается продажей кондиционеров и, тем более, их ремонтом. Мы торгуем офисной мебелью, лучшие европейские образцы. А также немного мебелью для дома, в основном, мягкой.
— Может быть, в городе есть еще какая-нибудь фирма с таким названием?
— Уверяю, Вас — нет. Это же торговая марка. Бренд. В одном городе не может быть двух фирм с одинаковым названием. Их просто не зарегистрируют.
— Спасибо. Всего Вам доброго, — Барсентьев медленно положил трубку.
Ерунда какая-то. Пришел человек из несуществующей фирмы и починил неисправный кондиционер. Он же в синей форме был, с белой надписью «Комфорт», память Барсентьева никогда не подводила.
То-то я ломал голову, где мог его видеть… Ого, я же еще не обедал, а время уже под вечер. Ладно, разберемся с этим после обеда.
Кстати, нашел ли Логинов зацепки, наводящие на след преступников по делу об убийстве приезжих братков? Основой основ следствия по нераскрытым убийствам являются протоколы осмотра мест происшествий. Там преступники часто оставляют материальные следы. Нельзя сказать, что большинство убийств раскрывается по этим причинам. Значительную роль играет и получаемая следователем оперативная информация. Но доказательственная база начинается и затем формируется по начальным результатам осмотра места преступления.
Однако после обеда разбираться Барсентьеву с мнимым техником не пришлось. События стали разворачиваться самым непредсказуемым образом.

***

Возвратившись минут через пятьдесят из ресторана к себе в номер, Барсентьев сразу же увидел на своем столе целлофановый пакет с изображением полуобнаженной красотки.
«Что это мне прислали? Вроде ничего не запрашивал», — удивился он, взял пакет и заглянул внутрь.
Внутри, плотно обтянутые целлофаном прозрачного цвета, лежали зеленоватые пачки денег.
Барсентьев сразу же отбросил пакет, как ядовитую змею, случайно попавшую в руки.
«Вот оно, — мелькнула мысль, — сейчас в номер зайдут оперативники с прокурором и понятыми. А на пакете уже имеются мои отпечатки пальцев. Провокация! Что делать?»
В такую ситуацию он попал впервые, хотя, конечно же, знал и о таких операциях, и о случаях явных провокаций, направленных на то, чтобы возбудить уголовное дело против какого-нибудь мешающего определенным действиям должностного лица. Даже если в этом случае доказать свою полную невиновность, все равно на всю жизнь потом на человеке остается неясное пятно. То ли он украл, то ли у него украли, но что-то нехорошее было — как по Чехову. Такова природа человеческая.
Но шли минуты, а в номер никто не пытался войти.
Барсентьев немного успокоился и набрал номер прокурора города.
Севидов взял трубку почти сразу.
— Михаил Матвеевич, — Барсентьев старался овладеть собой, чтобы не выдать беспокойства, — я попрошу Вас срочно приехать. Вместе со следователем. Только не с Мирчуком. Возьмите с собой другого следователя. И прихватите криминалиста.
— Что стряслось, Игорь Викторович, — голос прокурора был крайне встревожен. С Вами что-то случилось?
— Случилось. Только не со мной. Ко мне в номер подбросили деньги. Необходимо зафиксировать этот факт и начать по нему соответствующее разбирательство…

***

...— Сто пятьдесят тысяч североамериканских долларов. — Криминалист закончил считать деньги. — И какой-то конверт.
Он аккуратно припорошил его порошком: сначала с одной, затем с другой стороны. И затем сдул порошок с конверта, поверхность осталась чистой.
— Никаких отпечатков на нем нет, — сообщил криминалист. — Их не оказалось нигде.
Понятые — две девушки из гостиничной обслуги — смотрели на происходящее большими глазами.
Криминалист заглянул в конверт и осторожно, двумя пальцами руки, затянутой в тонкую резиновую перчатку, вытянул сложенный вдвое листок бумаги.
Листок оказался короткой запиской с отпечатанным на принтере текстом:
«УБЕДИТЕЛЬНАЯ ПРОСЬБА — СВЕРНУТЬ ВСЕ ДЕЛА И ВОЗВРАТИТЬСЯ ДОМОЙ. ДЛЯ ВАШЕГО ЖЕ БЛАГА».
Отпечатков пальцев не оказалось и на записке.
— Вы можете что-нибудь объяснить? — прокурор города смотрел на Барсентьева растерянно и недоумевающе.
Тот пожал плечами и произнес:
— Очевидно я кому-то стал мешать в вашем городе. Для кого-то я стал персоной «нон грата». Насколько я понимаю, мне предлагают убраться отсюда и прислали денег на дорогу. Только многовато, кажется, прислали.
— Действительно, многовато, — хохотнул следователь городской прокуратуры, полноватый мужчина лет тридцати, с тонкими черными усиками на круглом лице и рано наметившимся брюшком. Под мышкой у него была зажата черная кожаная папка. — На такие деньги можно земной шарик кругом объехать на такси. И очень неоднократно.
— Ваши шуточки здесь неуместны, Сарнов, — разозлился прокурор, — садитесь за стол и пишите постановление о возбуждении уголовного дела по факту покушения на дачу взятки должностному лицу, занимающему ответственное положение. Это первое. Второе: составляйте протокол об изъятии…
— Или выемки, как будет правильнее? — обратился он к Барсентьеву.
— Выемки, — со вздохом подсказал тот.
— О производстве выемки ста пятидесяти тысяч долларов, — продолжил Севидов, обращаясь к следователю, который уже послушно сел за стол и открыл свою папку, — а все присутствующие здесь должны в нем расписаться, засвидетельствовав этот факт.
Севидов был явно раздосадован и расстроен. На поднадзорной ему территории было совершено преступление, которое относится к категории особо тяжких. В связи с этим ему придется писать спецдонесение в областную прокуратуру. А областники, в свою очередь, должны проинформировать об этом Генеральную прокуратуру. Раскрытие дела о попытке дать взятку высокопоставленному прокурорскому работнику, конечно, возьмут на контроль и в области, и в Москве. Дело это, наверняка, повиснет нераскрытым. А как ты его раскроешь? Никаких следов. Отпечатков пальцев — и тех нет.
«Разве только явится сам неведомый взяткодатель и чистосердечно поведает о своем преступлении, за которое ему светит до пятнадцати лет лишения свободы», — горько усмехнулся про себя прокурор города.
Теперь за это дело ему предстоит годами отписываться перед высокими инстанциями. Мало этих убийств, также нераскрытых и взятых на контроль вышестоящими прокурорами, так теперь еще и взятка в полторы сотни тысяч «зеленых» на голову свалилась. Так и с работы слететь можно, ввиду необеспечения законности и надзора на вверенной территории.
Севидов досадливо хмыкнул и вышел из номера.
— Крастонов, — произнес он в трубку мобильника, — ЧП у нас. Пришли-ка, прямо сейчас, в гостиницу, в номер москвича парочку шустрых розыскников, пускай порыщут, кто тут крутился в последние часы... Валюту ему подбросили... Сто пятьдесят тысяч долларов... И записку... Точно не помню... Вежливое пожелание собирать чемоданы... Вот именно... Прямо вал какой-то в этом году... До связи.
Он вернулся в номер и расписался в протоколе, составленном следователем.
— Михаил Матвеевич, — обратился к нему Барсентьев, — с утра подошлите ко мне следователя Мирчука. К десяти утра.
— Хорошо, — кивнул Севидов.
Он обвел глазами комнату.
— Все закончили? Ну, тогда пошли. Спокойной ночи, Игорь Викторович.
— Спокойной ночи, — машинально ответил Барсентьев.

***

Утром Барсентьев проснулся совершенно разбитым и долго лежал в кровати с открытыми глазами.
Он явно плохо выспался. Спать ему не давали размышления о подброшенных деньгах. Эта, сумасшедшая для него, сумма потрясла его. Было ясно — доллары подбросили в надежде на то, что московский следователь польстится на очень большие деньги, перестанет заниматься расследованием и укатит восвояси.
Это говорило, по меньшей мере, о двух вещах.
Первое — Барсентьев напал на след. Это было и в самом деле так. Он установил, что из уголовных дел пропали некоторые следственные материалы.
И, странное и загадочное, второе. Об этом стало известно тем, кто не заинтересован в раскрытии этих тяжких и таинственных преступлений. И не просто стало известно. А стало известно немедленно. Хотя он ни с кем пока не говорил на эту тему. Лишь в ЭКО его начальник и эксперт Сергеич могли о чем-то догадываться. Но только лишь догадываться…
Стоп. Есть еще и третье. Мгновенная реакция неизвестного противника. Собрать наличными такую сумму? И подбросить деньги и записку за то время, пока он сидел в ресторане за обедом. Это пугало. Мафия?!? Только люди из организованной преступности могли это проделать. Напрасно местные правоохранители уверяют, что ликвидировали в городе все организованные преступные группировки.
Мафия жива. И вот вам реальное и бесспорное доказательство ее существования. Второе доказательство. А первое — бесследное исчезновение его предшественника Логинова.
Он пошел в ванную, умылся, затем побрился электробритвой, и остался весьма недоволен своим отражением в зеркале: усталое лицо с мешками под глазами.
Мысли Барсентьева вернулись к мнимому служащему фирмы «Комфорт». Как развивались события в тот день? Ему звонил Крастонов, поинтересовался: как гость устроился, все ли в порядке. Барсентьев ответил утвердительно, но заметил, что не работает кондиционер. Крастонов обещал, что сегодня же или исправят технику, или переведут в другой номер. Не говорил, что пришлет мастера сам. Он сказал, кажется, неопределенно: «исправят технику».
Буквально минут через двадцать в номер зашел человек в синей форме с белой надписью «Комфорт». Где была надпись, на спине? Нет, он был в бейсболке, и надпись была на ней. Он представился, — я из «Комфорта». Нет!
— Фирма «Комфорт» к Вашим услугам, — вот он как сказал.
Память у Барсентьева была великолепной. И, действительно, мастер починил кондиционер. Значит, разбирался в этой технике. Сейчас его изображение обнаружилось на фотографии, сделанной на месте происшествия. На снимке он устанавливает какую-то аппаратуру. В кадр попал случайно. Съемку производил специалист экспертно-криминалистического отдела, выезжавший на место происшествия в составе дежурной группы. Все.
По всему выходит, что это тоже работник ЭКО, и его прислал Крастонов. Но тогда зачем весь этот маскарад с фирмой «Комфорт»?..
Барсентьев вернулся в комнату и придвинул к себе телефон…

***

Он снова спустился в подвальные помещения экспертно-криминалистического отдела. Начальника ЭКО на месте не оказалось. Дверь в его кабинет была закрыта.
Но Сергеич был на месте. На этот раз он сидел за компьютером и пытался совместить на экране монитора какие-то извилистые линии, упорно не желающие сходиться вместе.
— Здравствуйте…, — обратился к нему Барсентьев, — извините, не знаю Вашего имени, а только по отчеству…
— Евгений — эксперт не отрывал взгляд от экрана.
— Евгений Сергеевич, скажите, этот человек работает в Вашем отделе? — Барсентьев достал фотографию и протянул ее эксперту.
Тот повернулся, посмотрел на снимок и утвердительно кивнул головой.
— Работал, — немногословно ответил он.
— И, что? Уволился?
— Да нет. Это капитан Михеев. Золотые руки и голова, как…, — Сергеич задумался, подбирая определение, — Башковитый, в общем. Самородок. Ничего не кончал по технической части, а сечет в любом современном оборудовании. Мудреный импортный прибор для него, что шариковая ручка для школьника. И — умелец. Ему дай старую электробритву и зубную щетку — пылесос из них сделает. Жаль, забрали у нас Михеева.
— Куда?
— Крастонов к себе забрал. Техники к ним поступает в последнее время много, а специалистов по ней нет. С гражданки не очень-то возьмешь человека. Секреты у них, допуски всякие. Вот он и возглавил вновь созданный компьютерно-технический отдел. Три человека у него, обучает. Компьютеров сейчас, — считай, у каждого сотрудника имеется. Он все компьютеры объединил в сеть, создал общие базы данных, чего-то там еще стехничил…
Сергеич оживился, встал со стула и принялся объяснять Барсентьеву преимущества нововведений.
— Короче все удобства теперь технические любому оперу или следаку. Раньше как было? Ищет следователь, к примеру, человека. Надо допросить, как свидетеля. А есть только его фамилия… Или, нет. Вот другой пример. Задерживают человека по подозрению в соучастии в краже. Продавал, допустим, музыкальный центр, который числится в розыске, как украденный. Спрашивает следак на допросе голубчика: — где взял? Тот говорит, — знакомый попросил продать. — Какой, где живет? — Не знаю, наглядно знакомый. — А звать, как, фамилия? — Шилов, вроде… Шилом его все кличут.
Сергеич разошелся, образно, с изменением интонации и жестикуляцией, показывая процесс допроса.
— Где искать? Пишет следак запрос в адресное — дайте адреса всех проживающих в городе граждан по фамилии Шилов. А там — все вручную, по карточкам, запросов полно. Пока запрос дойдет, пока найдут, пока ответ придет — месяц и пройдет. И двадцать Шиловых с адресами перечислено в бумаге из адресного. Поди, найди нужного. Да нужный и слиняет за это время, узнав от знакомого, что милиция им интересуется.
Барсентьев слушал, сохраняя на лице вежливое внимание.
— Параллельно, следак по операм шастает, не известен ли тем кто по кличке Шило, — продолжал Сергеич. — А те могут и не поделиться своими секретами. Даже, скорей всего, не поделятся — известно, иногда, как кошка с собакой живут, хотя одно дело делают.
Сергеич картинно развел руками и горестно вздохнул:
— И приходилось следователю самому нужного Шилова искать из двадцати предложенных. Ну, сам он, конечно, по адресам не искал. Писал бумагу, отдельное поручение называется, заместителю начальника управления. Тот, хорошо, если розыскникам поручал — те быстро исполняли. А обычно — просто для исполнения участковым инспекторам по месту жительства. Потому что розыскники более важными делами заняты, что им квартирная кража.
Сергеич махнул рукой.
— Участковый же неделю еще эту бумагу таскал в своей сумке, мотаясь по вызовам на пьяные драки и разборки всякие, да на совещания. А пока руки дойдут, — Сергеич вновь безнадежно махнул, — сроки-то и проходили. Дело приостанавливалось за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Прокурор ругался, свои бумаги писал. Начальство реагировало — наказывало. А канитель свое дело уже сделала, не вернешь назад…
Сергеич широко развел руками в стороны.
— А сейчас, — Он сжал оба кулака и восторженно потряс ими перед своей грудью, — ввел в компьютере в соответствующей базе данных фамилию — полторы секунды и, пожалуйста. Все данные о человеке на экране. Помимо адреса и телефон есть, и все паспортные данные, и где работает, и привлекался ли к какой ответственности, и какой автомобиль имеется… Набрал особый код — получи номер мобильного телефона, нужна распечатка разговоров — пожалуйста. Другой особый код — где, в каком банке у человека деньги лежат, их движение, номера счетов…
А залез в другую базу данных, ввел кличку, тот же Шило, допустим, — секунда — пожалуйста. Есть такой: судим тогда-то и за то-то; сидел там-то; освободился тогда-то; прибыл туда-то; занимается сейчас тем-то и так далее. А кроме того — все имеющиеся его фото, приметы, особые приметы, отпечатки пальцев, и можешь все это сразу распечатать. Круг знакомств, где бывает, где может скрываться…
Сергеич растопырил пальцы, а затем потер руки:
— Красота. Тут же на компьютере отстукиваешь депешу в дежурную часть: прошу, мол, принять меры к задержанию такого-то, по такому-то адресу. Ну, и так далее. Те — команду оперативной группе. И через час подозреваемый уже в кабинете следователя дает показания…
Барсентьев слушал внимательно, не перебивая.
Все это он, конечно, знал. Кое-что было так, кое-что — не совсем. Он знал и несколько большие возможности современных коммуникационных структур. Но внимал собеседнику, иногда кивая головой и делая другие жесты, подтверждающие его заинтересованность. Это было обычной тактикой. Перебьешь человека — может обидеться, замкнуться, и не получишь нужной информации. Да и просто не успеет сказать то, что, может быть, крайне для тебя важным. Нужно дать собеседнику выговориться в свободном режиме. А затем уже целенаправленно покопаться в заинтересовавших тебя местах прослушанного повествования.
— Вот Михеев этим и занимается, — закончил Евгений Сергеевич.
Барсентьеву не пришлось даже и копаться — все было ясно и так. Михеев является работником милиции и, при этом, специалистом, разбирающемся в любом оборудовании. Значит Крастонов просто прислал его починить кондиционер. А Михеев, дурачась, представился работником сферы комфорта. Типа, как — врача вызывали?
— Евгений Сергеевич, — спросил Барсентьев, — а Вы докладывали кому-нибудь о результатах вчерашней экспертизы по вдавленному тексту?
— Нет.
— А начальнику отдела? Он ведь просил доложить.
— Начальник вчера сразу же в область уехал. Семинар у них там с утра по криминалистической технике. Какие-то новые следственные чемоданы изготовили вроде.
Барсентьев поблагодарил эксперта и попрощался. Пора было возвращаться в гостиницу.

***

У дверей его номера уже маялся в ожидании следователь Мирчук.
Барсентьев изначально испытывал к нему неприязнь. Хотя это, в принципе, неправильно. Так можно было заставить собеседника отвечать на вопросы односложно и уклончиво. Но выработанная Барсентьевым на данный случай тактика допроса предусматривала именно силовой, атакующий вариант.
— Здравствуйте, Мирчук, — произнес он хмуро.
И, получив ответ, демонстративно не подал руки младшему коллеге, хотя рука того дернулась навстречу Барсентьеву.
Они вошли в номер.
— Присаживайтесь, — сухо предложил Барсентьев. Он умышленно расположил стол и стулья, как в обычном кабинете следователя. Сел за стол и придвинул к себе стандартный бланк, на котором крупными печатными буквами было написано «Протокол допроса подозреваемого». Медленно взял ручку.
Все это было предусмотрено разработанным детально сценарием. Барсентьев заметил, как напрягся городской следователь при виде бланка со знакомой надписью. Барсентьев достал из сейфа уголовное дело по факту убийства инспектора. Противнику надо было убедительно дать понять, что допрашивающий абсолютно уверен в его виновности.
Он записал в протокол анкетные данные Мирчука, удивившись возрасту: всего тридцать восемь лет. На вид ему было под пятьдесят.
Сейчас должен последовать стремительный словесный натиск, имеющий целью ошеломить допрашиваемого, не дать ему ни мгновения для ориентации, подавить его волю к сопротивлению. И Барсентьев быстрым жестким голосом начал:
— Вы будете допрошены в качестве подозреваемого, поэтому я не предупреждаю Вас об уголовной ответственности за дачу ложных показаний или уклонение от них. Ваши права Вам известны. Будете ли Вы способствовать установлению истины по делу или нет — это уже Ваши заботы, но на некоторые вопросы Вам ответить придется.
Подозреваемого? В чем? Из следователя прокуратуры за минуту превратиться в подозреваемого? Готовясь к доверительному разговору с приехавшим из столицы важняком, поделиться с ним полученными в ходе следствия результатами, выслушать мнение старшего товарища о дальнейшем совместном ведении расследования… И вдруг очутиться над бездной, с угрозой ареста и отправки в ИВС к уголовникам. Каково?
На Мирчука было жалко смотреть. Он съежился, сложил руки и сунул их между колен. Пот катился со лба, и по густым бровям сползал струйками по вискам. Нижняя полная губа отвалилась и нервно подрагивала.
— П-почему подозреваемого? — с трудом выдавил он сипло.
Барсентьев, не отвечая на вопрос, приблизил к нему голову, уперся в его глаза жестким непримиримым взглядом и в лоб спросил, громко чеканя слова:
— Куда ты дел материалы, полученные Логиновым? Где постановление о назначении комплексной комиссионной медико-судебной, баллистической и биологической экспертизы? Ты понимаешь, что это тяжкое должностное преступление? Где пистолет «Кольт Дабл Игл»? Где найденная на месте преступления пуля? Сколько Вы лет работаете в прокуратуре? Семья у Вас есть? Ты что же натворил, — хоть понимаешь? Это ничем нельзя оправдать! Ты, понимаешь, ничем!…
Резкими переходами, задаваемыми вразброс вопросами, не давая на них отвечать, смешением понятий, он не давал допрашиваемому возможности сосредоточиться. За вопросом следовал вопрос, обращения «ты» и «вы» перемежались, в голосе слегка проскакивала интонация сочувствия и корпоративности, давая возможность надежды на снисхождение. Следовало внушить подозреваемому, что, в основном, уже все известно и понятно, и Барсентьева интересует лишь мотивация его действий. Что побудило, что толкнуло тебя на это, постарайся оправдательно объяснить причину своего падения — остальное, по существу, и так ясно. Есть ли у тебя хоть какие-то смягчающие обстоятельства?..
Мирчук лишь затравлено водил глазами, следя за покачивающимся в такт словам, сжатым кулаком Барсентьева. Кулак словно вбивал резкие чеканные фразы, смысл которых уже с трудом доходил до полностью деморализованного следователя. Рот Мирчука приоткрылся, губы вытянулись в трубочку, силясь выдавить какие-то слова. И — не могли.
«Все, поплыл, — решил Барсентьев, — пора произносить короткую ключевую фразу, задать понятный вопрос, за который подозреваемый с надеждой уцепится, лишь бы только начать говорить. И автоматически будет отвечать, еще не ощущая, что он вынужден бессознательно говорить правду».
Барсентьев нажал кнопку находившегося в кармане диктофона.
— Где пистолет? Где Кольт? — вопрос прозвучал, как выстрел.
— Но у меня его и не было. Я не успел исполнить постановление Логинова и изъять пистолет у Легина. Да Легин бы его и не отдал. А потом Логинов пропал…
— При чем тут Легин.., — хотел было прервать его удивленный Барсентьев, но не успел.
Следователя городской прокуратуры, как говорится, прорвало, и то, что он рассказывал дальше торопящимся прерывающимся голосом, звучало совершенно невероятно и страшно.
По словам Мирчука, Логинов, приехав в город и приняв уголовные дела по убийствам инспектора ГИБДД и заезжих боевиков, начал с повторного осмотра мест происшествия. Он, Мирчук, почти всюду был вместе с Логиновым в качестве помощника.

***

…Начали с той зоны, где стоял автомобиль убитого работника ГИБДД, Логинов внимательно осмотрел место происшествия.
Побывав на месте обнаружения трупа работника милиции, Логинов выделил тот факт, что труп откуда-то привезли, и что убийство было совершено в другом месте. Это говорило о попытке сокрытия следов преступления. Значит, следы остались, и их следовало искать.
Логинов побывал в морге и обстоятельно поговорил с экспертом, вскрывавшим тело. В результате он отметил, что, по характеру разрушений костей черепа и мозгового вещества, выстрел был произведен из огнестрельного оружия большого калибра. Причем в районе входного отверстия пули было зафиксировано несколько несгоревших порошинок, что бывает, когда стреляют в упор. Это обстоятельство характерно для выстрела из обреза винтовки или карабина, когда из-за укороченного дула весь порох не успевает сгореть, и часть его вылетает из гильзы патрона вместе с пулей.
— Выстрел был произведен из пистолета, — убежденно говорил эксперт. — Винтовочная пуля, обладая гораздо большей начальной скоростью полета и убойной силой, пробила бы череп, как толстой иглой, оставив узкий раневой канал, и не проделав бы такого большого выходного отверстия.
— Может, обрез? — предположил Логинов.
— Но пистолетов-обрезов в природе не существует, — засомневался эксперт и предположил:
— Возможно это модификация какого-то зарубежного специального оружия ближнего боя — для спецназа по борьбе с терроризмом, например.
Он оказался прав в первой части своего предположения…
Логинов наткнулся на это оружие совершенно случайно. В один из дней его пребывания в Белокаменске, Крастонов организовал пикник с выездом на природу. Компания устроилась в уютной березовой рощице на берегу реки, неподалеку от города. Пикник был, естественно, с ушицей и шашлычком.
После выпивки и обильной закуски участники стали забавляться тем, что бросали в воду пустые бутылки и стреляли по ним из пистолетов.
Самым метким оказался прокурор города Севидов. У него почти не было промахов.
У Севидова и Логинова с собой оружия не оказалось, поэтому первый стрелял из пистолета Крастонова, а второй — из пистолета Легина.
Логинов обратил внимание на необычный вид пистолета, который имел длинную рукоятку и какой-то куцый, укороченный ствол. На щечке пистолета выгравировано было его название «Colt».
Логинов тогда не удивился и не придал этому особого значения — мало ли, какое диковинное оружие попадает иногда в руки оперативников.
Лишь позже, когда Легин попал в его поле зрения в качестве подозреваемого в причастности к совершенным убийствам, Логинов побывал в экспертно-криминалистическом отделе. Полистав там различные справочники по части огнестрельного оружия, он установил, что этот пистолет, модели «Кольт-Дабл-Игл» калибром 10 миллиметров, с укороченным стволом, является модификацией армейского Кольта. Это чисто десантное оружие и состоит оно на вооружении американских десантников.
Позже выяснилось, что Легин подобрал его на месте массового расстрела братков в карьере. Им был вооружен главарь заезжих боевиков, прибывших на «стрелку», якобы, с Тишей…


***

Барсентьев продолжал слушать Мирчука, пока ничего не записывая в протокол.
— Вот почему, согласно протоколу осмотра, один из убитых бандитов оказался без оружия, — понял Барсентьев.
— Да, — подтвердил Мирчук, — это был его пистолет. Но до выводов о причастности к этому Легина было тогда еще далеко. Осмотрев место происшествия в карьере и вокруг него, Логинов обратил внимание на отпечатки громадных шин с размахом шасси более трех метров, явно заметные при подъезде к песчаному карьеру. Он тогда предположил, что бульдозер был доставлен к карьеру большегрузной автомашиной, скорее всего, БЕЛАЗ–Т2. И пошел по следам…
Мирчук вытер дрожащей рукой пот и попросил пить. Барсентьев налил ему полный стакан минеральной воды.
Барсентьев видел, что следователь городской прокуратуры уже сам стремится выговориться. Вероятно, участие в сокрытии следов преступления угнетало его все это время. Перегородка между страшной тайной, о которой он догадывался, и будничностью бытия давила на его психику, мешала спокойно жить и работать. И вот сейчас плотина прорвана, пусть даже без его инициативы и желания.
Исчезновение Логинова, безусловно, смертельно напугало Мирчука — он подозревал, в чем тут дело. И он, судя по всему, искренне хотел исповедаться, показать, что к этому он не имеет никакого отношения. Чтобы кто-то поверил ему и разделил его страхи, а, возможно, и взял под свою защиту. Опытный Барсентьев сразу определил Мирчука, как личность слабохарактерную, легко подпадающую под чужое влияние. Что потом подтвердил и прокурор города, охарактеризовавший подчиненного, как человека пьющего и слабовольного…
— …Следы большегруза хорошо сохранились, так как не вписывались в параметры узких лесных дорог, — быстро продолжал Мирчук, — Они четко отпечатывались на обочинах, подминая кое-где растущий у дороги кустарник и траву. Следы привели к глухой лесной поляне, на которой стояла небольшая охотничья избушка…
— Эти следы вели в лес со стороны шоссе? — уточнил Барсентьев.
— Да. Следы заворачивали на эту поляну, которая с дороги не просматривалась. Логинов обратил еще внимание на характерные следы другой автомашины. Тоже довольно крупные, с отпечатками протектора, посредине которого непрерывно струилось изображение символа американского доллара… Знаете, такая очень вытянутая латинская буква «S», перечеркнутая узкой полоской, — следователь изобразил в воздухе правой рукой удлиненную букву, а левой ее перечеркнул.
— Знаю, — коротко кивнул Барсентьев.
— Именно такой рисунок протектора Логинов заметил на джипе Легина, на котором они и ездили на пикник. Он мне об этом потом сказал. На задних колесах у Легина стояли вездеходовские шины повышенной проходимости от американского военного джипа.
— Когда он Вам это сказал? — спросил Барсентьев.
— За два дня до своего исчезновения, — ответил Мирчук, — а затем, сопоставив некоторые имеющиеся факты и предположения, Логинов пришел к выводу о какой-то причастности Легина к убийству милиционера службы ГИБДД и к событиям, произошедшим в карьере. У вашего следователя было хорошее воображение, а логика — почти безупречная.
— Почему было? Вы считаете, что он мертв?
— Нет, — испуганно вздрогнул Мирчук, — я так не считаю… Но уже месяц, как он пропал…
— Что Логинов предпринял дальше?
— Узнав, что заброшенный карьер является стрельбищем и постоянно используется в качестве такового милицейскими подразделениями городского УВД, Логинов выдвинул официальную версию о случайном столкновении на нем приехавших боевиков и тренирующихся в стрельбе из автоматов сотрудников уголовного розыска под руководством Легина.
— Это была версия, предназначенная для милиции?
— Да, — подтвердил Мирчук. — Конечно, многое в ней не стыковалось. Например, характер ранений, полученных братками. Ведь раневые каналы шли под углом, по направлению сверху вниз. Но Логинов умышленно не обращал на это внимания. Ему нужен был повод для проверки автоматического оружия, хранившегося в дежурке. Да еще чтобы этот повод не вызвал прямого противодействия Легина и других работников милиции. Потому что Крастонов мог взять под защиту своих людей и помешать проведению дальнейшего расследования.
— В эту версию поверили?
— Поверили — не поверили, — махнул рукой Мирчук, — но ее запустили в работу. Просто рабочая версия: возможность (всего лишь возможность) стычки, а не прямое обвинение, которую необходимо было проверить, как и другие версии, которые могут возникнуть.
— На поляне еще что-нибудь обнаружили?
— Да. Были там и следы еще одного легкового автомобиля. Возможно, их оставил милицейский «Опель» инспектора ГИБДД. Позже Логинов послал к поляне экспертов-криминалистов, которые сфотографировали имеющиеся на земле отпечатки и сняли с них слепки, но работу по их идентификации ему закончить уже не удалось…
— Эксперты были милицейские?
— Их. А мне он поручил с возможно большей точностью, в масштабе, зарисовать отпечатки на бумаге. Мог пойти сильный дождь и испортить, четкие пока, следы.
— Что дал осмотр избушки?
— Пока я этим занимался, то есть делал чертеж, Логинов тщательно осмотрел избушку и нашел на ее полу пятна, потеки и брызги бурого цвета — засохшие, а, позднее, и замытые. Пятна были похожи на кровь, и он взял, в качестве образцов, соскобы с деревянного пола.
— Каково было местоположение избушки по отношению к карьеру? — быстро спросил Барсентьев. — И далеко ли оттуда до места, где было обнаружено тело инспектора?
— Логинов рассуждал точно так же, — Мирчук с уважением посмотрел на Барсентьева. — Сторожка была недалеко, километрах в трех от шоссе и от места, где нашли убитого милиционера. До карьера от нее по прямой было менее километра, а по лесным дорогам — около двух. Эти три точки образовывали почти равнобедренный треугольник.
— Набросайте мне по памяти схему, — Барсентьев протянул Мирчуку лист бумаги.
Тот стал старательно чертить объекты.
— Что было дальше? — продолжал выяснять Барсентьев.
— А дальше, сопоставив все это, Логинов скрупулезно обследовал стены избушки, сложенные из толстых, почерневших от копоти и времени, бревен. И в одном из бревен он обнаружил торчащую пулю. Пробив две прочных кости черепной коробки, она находилась уже на излете и вошла в бревно неглубоко. Логинов мне ее показал. При внимательном рассмотрении под светом фонаря (электрического света в сторожке, естественно, не было), можно было заметить ее торчащее донце.
«Да, — прикинул Барсентьев, — обнаруженная кровь вполне могла быть кровью животного, тушу которого, может статься, разделывали охотники прямо на полу избушки. Но найденная пистолетная пуля большого калибра в корне меняла дело. Логинов понял, что, скорее всего, найдено именно то место, где был убит милицейский инспектор…»
Барсентьев внимательно посмотрел на чертеж, выполненный Мирчуком.
— Что он предпринял дальше? — не прерываясь, продолжал он допрос.
— Логинов сразу же позвонил прокурору города и попросил прислать экспертов и понятых. А сам продолжил осмотр избушки.
— Что-нибудь еще обнаружили?
— Нет, других свежих следов в сторожке Логинов не нашел и вышел наружу. На заднем дворе охотничьей избушки он заметил массивный широкий пень, на котором, судя по его иссеченной поверхности и валяющимся кругом щепкам, охотники и прочие посетители лесного домика кололи дрова. Поверхность пня была также покрыта довольно свежими бурыми пятнами, похожими на кровь.
— И Логинов предположил, что именно здесь мертвому инспектору отрубили кисть руки?
— Так точно, — согласился Мирчук. — Мы продолжили поиски. Вместе с ним мы бродили вокруг избушки, пытаясь найти топор, но безуспешно…
— Что установили эксперты?
— Прибывшие эксперты осторожно вырезали пулю вместе с куском бревна. Назвать определенный калибр оружия, выстрелившего этой пулей, они сходу не смогли, древесина плотно ее обжимала. Но ребята полагали, что калибр должен быть не менее 9 мм. По всей науке были взяты образцы крови с пола и с пня. А также сделаны слепки с отпечатков протекторов. С помощью вновь прибывших еще раз был обшарен окружающий лес, но ни топора, ни других предметов найдено не было.
— Протокол осмотра составлялся?
— Конечно. Все это было оформлено протоколом осмотра места происшествия, который подписали все его участники.
— Куда делся протокол осмотра? — впервые резко задал конкретный вопрос Барсентьев.
Барсентьев понимал, что все основное Мирчук уже рассказал. Детали он позже зафиксирует протоколом допроса. И вряд ли, опомнившись, Мирчук пойдет потом на попятную. Тем более что диктофон все записал.
Мирчук низко опустил голову и некоторое время молчал.
— Я его уничтожил, как и все остальные документы, — тихо произнес, наконец, он. — Сжег дома, а пепел спустил в унитаз в туалете.
— Какие еще материалы находились в этом деле?
— Кроме протокола осмотра там было еще несколько постановлений о назначении различных экспертиз, постановления о выемках автоматов из комнаты для хранения оружия при дежурной части и из оружейной комнаты комендантского взвода, охранявшего воинские склады, постановление об изъятии пистолета «Кольт Дабл Игл» у Легина, некоторые протоколы допросов свидетелей…— стал перечислять Мирчук.
«А память у него неплохая, — отметил про себя Барсентьев, — будет ценным свидетелем».
И вслух спросил:
— Кого вы успели допросить?
— Начальника дежурной части, оперативного дежурного, выдававшего Легину автоматы и патроны для учебных стрельб…
— Где пуля?
— Я утопил ее в реке. Бросил с моста.
— А теперь скажите — зачем Вы это все сделали? Вы же нормально начали следствие, я читал Ваши бумаги. А затем добросовестно, судя по Вашему рассказу, помогали Логинову.
— Мне приказал Крастонов, — потупился Мирчук.
— При чем тут начальник криминальной милиции, Вы же подчиняетесь прокурору города? — Барсентьев удивленно посмотрел на следователя (уж не поехала ли у того крыша от таких переживаний?), — и даже его Вы не всегда обязаны слушаться: следователь ведь самостоятельное процессуальное лицо. А заместителю начальника УВД Вы даже вправе дать отдельное поручение, и он обязан его исполнить. Да что я Вам закон объясняю, Вы его сами знаете…
От неожиданности он даже не успел удивиться странности приказа, якобы отданного Крастоновым следователю прокуратуры.
— Тут такая история …, — нерешительно произнес Мирчук. — Я — его должник. И обязан был выполнить любое его поручение…
— Какой должник? Мирчук, Вы в своем уме? Вы, что, в карты ему проиграли? — Барсентьева все больше удивлял смысл сказанного следователем.
— Нет. Я Вам все сейчас расскажу. Дайте мне, пожалуйста, еще воды.
Барсентьев снова наливает ему минералки.
— История давняя…, — следователь допил воду и вновь вытер со лба пот. — Когда у нас шла борьба с проституцией, меня застукали у проститутки… случайно попал… пьяный был.
— Кто застукал? — Барсентьев стал понимать, что Мирчук говорил правду.
— Милиция облаву проводила, ну и задержали. Сфотографировали. А у меня семья. Дети маленькие. Двое... Протокол составили. Доставили к Крастонову. А тот смилостивился, отпустил. Если бы сообщили Севидову, он бы меня за день уволил. Он очень принципиальный. Выгнали бы с работы… Куда я пошел бы? И кто бы меня взял на работу? Юристов в городе хватает…
— И, что? Крастонов, воспользовавшись ситуацией, завербовал Вас? Сделал своим агентом?
— Ну, не совсем завербовал… Никакой письменной подписки я ему не давал. Просто он сказал: «если понадобится, поможешь». Вот и понадобилось… Это в первый раз…
— Подождите, подождите, — наконец, помимо формы, до Барсентьева дошла и суть приказа начальника криминальной милиции, — он сам попросил Вас уничтожить документы?
— Ну, да.
— И чем объяснил свою просьбу?
— Крастонов сказал, что инспектора убили бандиты, ехавшие на «стрелку» с Тишей. Он пытался их остановить, но был убит. Отрубили руку, чтобы навести следствие на ложный след. Бандиты ждали Тишу и его братву на стрелку в карьере. Но туда приехал Легин со своим отделом для сдачи нормативов по стрельбе из автомата…
— Вам рассказывал это Крастонов? — недоверчиво переспросил Барсентьев, — когда это было?
— Сразу после того, как ему доложили об осмотре в сторожке. В тот же день.
— Что он Вам еще сказал? — Барсентьев находился в полном недоумении. Он просто не знал, что и подумать.
— Бандиты, увидев вооруженных автоматами милиционеров, подумали, что Тиша их сдал, и те приехали их задерживать. Выхватили оружие. В завязавшейся перестрелке все братки были убиты — пистолеты против автоматов не пляшут…
— Но Вы-то хорошо знаете, что перестрелки не было, — перебил собеседника Крастонов, — Вы же сами составляли первичный протокол осмотра места происшествия.
— Я тогда еще не видел заключений экспертов. Они поступили, когда дело к своему производству уже принял Логинов.
— Однако потом Вы узнали истинное положение дел?
— Узнал. Но я передал Вам слова, сказанные мне Крастоновым.
— Так Вы бы объяснили ему ситуацию.
— Я думаю, он и так все знал. Крастонов очень умный, его не обманешь, не проведешь.
— Ладно, давайте дальше.
— Легин, якобы сгоряча, добил троих раненых бандитов из пистолета, взятого им у старшего бригады заезжих боевиков…
«Сгоряча… Троих… Выстрелами в затылок… — изумился Барсентьев, — кто же поверит этой сказке? Сгоряча можно ухлопать любовника жены, если застукал его на ней. Попавшейся под руку табуреткой… Ну и ну…»
— …Из того самого пистолета, из которого главарь банды убил нашего гибедедешника, — продолжал Мирчук.
«Вот, как они хотят все повернуть, — Барсентьев поразился изобретательности Крастонова. — На тот случай, если содеянного уже не скроешь… А как его скроешь, если выясняется, что перед этим Легиным получены автоматы для завтрашней поездки на стрельбище, а на следующий день неизвестные убивают из автоматического оружия кучу братков. На кого подумать? Не на инопланетян же. Достаточно сдать автоматы и найденные в телах боевиков пули на экспертизу, и все станет на свои места. Но молодец Крастонов — не хочет сдавать своих. И версия для следствия готова — сгоряча, в отместку, из того же пистолета. Максимум — убийство в состоянии аффекта. А то и под необходимую оборону подведут…»
— …А, это уже, мол, на грани преступления, — голос Мирчука прервал размышления Барсентьева, — хоть и бандитов порешили, а все равно начнется прокурорское разбирательство. Поэтому факт столкновения решено было скрыть. Легина, действительно все любят... Хороший мужик. Дельный… И справедливый, в общем-то. По слухам никогда никого зря не обидел…
«Мужик и в самом деле нормальный, вроде. И опер классный, такие уже редкость, — мысленно согласился Барсентьев, — но встрял, похоже, крепко. Малым не отделается».
— А когда исчез Логинов, — продолжал Мирчук, — Крастонов сказал, что, раз следователь все равно пропал, то все материалы, касающиеся этого случая, необходимо уничтожить. Мол, сам будешь продолжать вести это дело. Кто же знал, что Москва другого следователя пришлет, то есть Вас, — Мирчук заискивающе глянул в глаза Барсентьеву, — я же тоже хотел, как лучше…
Но Барсентьев этого тона не принял.
— Где Логинов, — резко спросил он.
— Я не знаю, ей Богу. Клянусь Вам, я здесь не причем, — следователь вновь стал похож на мятую тряпку, консонантно своему изжеванному пиджаку. — Я только уничтожил документы.
— Вот Вам бланк протокола допроса свидетеля, — Барсентьев убрал со стола прежний бланк и достал другой. — Собственноручно напишите все, что Вы мне сейчас сказали. Может, еще что припомните. Все пишите. Это сейчас в Ваших интересах. Я надеюсь, Вы это хорошо понимаете? А все реквизиты я заполню потом.
Следователь согласно кивнул головой и принялся быстро писать.
Барсентьев из практики знал, что наибольшее доверие вызывают у любого работника правоохранительных органов собственноручно написанные показания. Причем на всех этапах правосудия и, особенно, при рассмотрении дела в суде, в ходе судебного заседания. Там уже не скажешь: «Я этого не говорил. Следователь, мол, написал, что ему нужно, а я, не читая, подписал». Когда написал сам, да не три общих слова «виновным себя признаю», а длиннющую исповедь — вся вера ей будет.
И Барсентьев выключил диктофон. Затем он встал, закурил и стал вышагивать по комнате.
Мирчук продолжал быстро писать, время от времени отирая пот со лба и висков.
Картина между тем складывалась неправдоподобная. Люди, уничтожившие в городе организованную преступность, сами незаметно превратились в преступников. Крастонов, попросивший Мирчука уничтожить материалы следствия, тем самым совершил должностное преступление. И не одно. Он стал соучастником должностного подлога. Злоупотребил своими служебными полномочиями. И пытался укрыть совершенные преступления. А Легин?
«Незаметно превратились в преступников, — повторил Барсентьев про себя свои мысли. — Только незаметно ли? Во имя своей цели, судя по полученной им за время пребывания в Белокаменске информации, они постоянно попирали закон. Допустим, цель благородна. Но возможны ли для достижения этой цели любые методы, нарушающие закон и права других людей. Или в обход закона? Лес рубят — щепки летят?»
Он не отвечал себе на эти, мысленно задаваемые, вопросы. Ответ он знал давно, и не собирался ни при каких обстоятельствах менять свою точку зрения.
«Следует узнать, что там случилось в Прикамске между начальником областного управления внутренних дел и его заместителем Крастоновым, — подумал Барсентьев, — соскочить с должности первого заместителя начальника УВД области до заместителя начальника милиции города — это серьезное понижение в должности. Это явно наказание. Но за что?»
Барсентьев вышел в другую комнату, позвонил по мобильному телефону прокурору области, представился ему, и после общих фраз поинтересовался причиной перевода Крастонова в Белокаменск.
— Точно не знаю, — ответил голос в телефонной трубке, — хотите верьте — хотите нет. Прокуратура этим вопросом не занималась. По слухам, у них случился конфликт из-за женщины, которая работала секретарем в приемной генерала и после этого уволилась. При этом якобы Крастонов публично оскорбил своего начальника и даже вызывал на дуэль, что, конечно, маловероятно… Я хорошо знаю их обоих, нормальные люди… Конфликтом занималась комиссия из Москвы, но, вроде, ничего крамольного не нашла. Крастонов сам писал рапорт о своем переводе, это точно.
— Спасибо за информацию, — поблагодарил Барсентьев.
Прокурор области не спрашивал, зачем Барсентьеву понадобилась информация о внутренних милицейских распрях. Интересуется важняк — значит надо. Никаких лишних вопросов — таковы были негласные правила в среде прокурорских работников. Он лишь поинтересовался, что новенького в столице, имея в виду, конечно, Генеральную прокуратуру. И верен ли слух о предстоящем повышении должностных окладов прокурорским работникам. Барсентьев, как мог, удовлетворил его любопытство…
Барсентьев вернулся в комнату. Мирчук кропотливо писал протокол почти час.
Отдав Барсентьеву собственноручно написанные и подписанные на каждом листе показания, он облегченно вздохнул.
Барсентьев не стал больше мучить его сегодня и отпустил Мирчука домой. Он решил, что завтра прочтет показания, все прикинет еще раз и тогда задаст уточняющие вопросы.
Вообще следовало обдумать план действий. Одному ему уже не справиться. Прокурор города, похоже, человек честный и принципиальный. Надо ехать к нему с утра, объяснить положение дел и предложить объединить усилия в восстановлении утраченных материалов и дальнейшем проведении следственных действий по всем трем уголовным делам, включая и дело об исчезновении Логинова.
А сегодня надо по новой перечитать дела и вновь написать все положенные бумаги. Все постановления о назначении экспертиз. Продумать дополнительные вопросы экспертам. Завтра следует допросить работников дежурной части и изъять автоматы, направив их затем в ЭКО… Барсентьев полностью отдался работе и совершенно забыл о времени…

***

Утром, однако, его ждало страшное известие. В девять утра он позвонил прокурору города, чтобы подъехать к нему и оговорить все подготовленные вопросы.
— Михаил Матвеевич, доброе утро, — начал Барсентьев, — я бы хотел…
— Какое там доброе. ЧП у меня, — даже по телефону чувствовалось, что прокурор города крайне расстроен, — следователь умер.
— Какой следователь? — спросил Барсентьев, уже холодея от ужасной догадки.
— Мирчук. — Городской прокурор помолчал и добавил, — отравился вроде самогоном. Вчера отпросился на два дня к родителям, они живут в деревне, километров шестьдесят от города. Оттуда позвонили, что скончался. Как выразились, обпился самогонкой. — Он горестно хмыкнул.
— Но я же только вчера с ним…— Барсентьев не успел закончить фразу.
— Вот-вот, и я вчера еще с ним виделся, — перебил его Севидов голосом, полным горечи, — а сегодня он уже мертв. Я знал, конечно, что он слабовольный и сильно пьющий человек, но терпел. Как работник, он был неплох, довольно грамотен. Мог работать и по ночам, и в выходные, если требуется… Но попивал… Эх, незадача. Поеду сейчас туда сам разбираться, что к чему…
— Вы же скажите, чтобы вскрытие сделали обязательно, — Барсентьев был весьма взволнован, — что-то смерть непонятная…
— Само собой, — удивленно ответил прокурор города, — сделаем все, что положено по закону.
— Позвоните мне, пожалуйста, как вернетесь.
— Хорошо, всего доброго, — закончил разговор Севидов.
Барсентьев положил трубку.
И только тут до Барсентьева дошло происходящее. Это не просто непонятная и подозрительная смерть. Следователя убрали. Убрали, как только он сказал лишнее ему, Барсентьеву. Как убрали и Логинова.
Кто? Мафия? Те, кто прислали мне сто пятьдесят тысяч долларов? Кто они, всеведущие и всезнающие? Откуда они знают каждый мой шаг? Причем реакция мгновенная…
Жуткая догадка опалила его сознание. Неужели…
Визит мнимого мастера из несуществующей фирмы, исчезновение Логинова, гибель Мирчука, другие непонятки — все это, сложившись и дало невероятную гипотезу.
За каждым его шагом, получается, следили. Неведомый противник знал обо всех его разговорах и действиях. Его гостиничный номер был оборудован видеокамерой скрытого наблюдения. И он теперь знал, где она находится. Кондиционер…
Стал понятным быстрый приход якобы мастера по ремонту, который попросил обитателя номера удалиться под благовидным предлогом. И удивление горничной, узнавшей, что кондиционер вышел из строя…
Барсентьев прилег на диван и, как бы невзначай, начал рассматривать потолок. Взгляд потихоньку перемещался к висящему под потолком кондиционеру.
Так и есть.
Рядом с коробочкой, улавливающей импульсы ручного пульта и светящейся зеленой лампочкой, свидетельствующей об автоматическом режиме работы кондиционера, матово темнел небольшой глазок объектива. Совершенно неуместного на корпусе.
Барсентьев сделал равнодушный вид и закрыл глаза.
Как же он раньше этого не заметил? А что тут можно заметить? Это, если обратить целевое внимание, можно увидеть ненужность этого глазка, тоже похожего на лампочку. Да и то — мало ли зачем эта лампочка в мудреной импортной технике?
Да, дела… Кто-то пристально наблюдал за ним день и ночь.
Кто? Да конечно же, Крастонов. Все разом стало на свои места. Крастонов любыми способами пытался удержать завоеванные позиции. В процессе ликвидации организованной преступности он зашел слишком далеко, совершил серьезные ошибки. И теперь эти огрехи он стремился скрыть любыми путями. В том числе — и физическим устранением опасных ему людей.
Он убил, в этом Барсентьев уже не сомневался, и Логинова. А затем — и несчастного, запутавшегося Мирчука. Подбросил деньги Барсентьеву, когда тот напал на след…
И вновь жуткая мысль обожгла рассудок. А ведь он, Барсентьев, тоже стал опасен для Крастонова. И теперь наступил его черед…
Бесследно исчезнуть? Или перепить самогона? Или...?
Барсентьев даже не представлял, как близок он был в этот момент к истине.
Он встал с дивана и стал медленно ходить по комнате, внимательно фиксируя окружающую обстановку. Перешел в спальню, делая там тоже самое, затем стал изучать ванную комнату.
Барсентьев больше нигде не обнаружил подслушивающей аппаратуры. Но это всего лишь визуальный и поверхностный осмотр…
«Что же делать? — напряженно думал он, — на местных правоохранителей надежды нет. Надо срочно звонить в Генеральную прокуратуру, Долинину. Просить о помощи. Но как позвонить? Наверняка, прослушивается и его мобильник, если даже постоянное видеонаблюдение за ним не поленились установить.
Что можно предпринять в этой ситуации? Возможно, за ним нет наружки, поскольку и так они все видят и все слышат. Нет никакой необходимости пускать за ним хвоста. Да и куда он ездит? Только в прокуратуру, да в милицию.
Значит надо, проверившись на наружку, позвонить с междугородного телефона на главпочтамте. Есть же в этом городе главпочтамт, или что-то вроде этого…»
Барсентьев быстро переоделся и вышел на улицу.
Пройдя несколько кварталов, он спросил у первой же попавшейся женщины:
— Простите, ради Бога, есть ли в этом городе главпочтамт?
— Да, — удивленно ответила женщина.
— А есть ли там междугородняя телефонная связь?
— Конечно.
— Не подскажете, как туда пройти? Это далеко?
— Не очень, — сообщила женщина, и начала подробно объяснять дорогу.
По дороге к почтамту Барсентьев несколько раз проверял, не идет ли за ним хвост. Он заходил в магазинчики и оглядывал незаметно улицу за собой. С этой же целью Барсентьев использовал и витрины, внимательно приглядываясь к отражению за собой.
Слежки он не обнаружил.
Барсентьев зашел в помпезное трехэтажное здание главпочтамта и остановился у входа, наблюдая за улицей. Никто за ним не шел. Люди равнодушно проходили мимо.
Переговорный пункт оказался на первом этаже. Купив жетоны, Барсентьев не стал сразу же звонить, а присел за столик, лицом к входной двери, и сделал вид, что пишет что-то на листке бумаги. Люди входили и выходили, подозрительных среди них он не обнаружил — все шли целеустремленно, никто не озирался и не высматривал кого-то.
Барсентьев зашел в кабину, бросил первый жетон, поднял трубку и начал набирать московский номер…
Внезапно он прекратил набор номера и положил трубку на место.
Стоп. Надо избавиться от мобильника. Одежду он сменил, на ней «жучков» быть не должно, а вот через мобильник, даже отключенный, его могли прослушивать.
Барсентьев возвратился к девушке, у которой покупал жетоны.
— Будьте любезны, — попросил он, — пусть мобильник побудет у Вас на стойке, он создает помехи при междугородном звонке.
Девушка недоуменно пожала плечами, но возражать не стала.
Барсентьев вновь поспешил в кабину.
— Алло! Светочка? — дозвонился он до приемной, прямой почему-то не отвечал, — а где Сергей Дмитриевич? … На месте? … Трубку не поднимает, можно с ним соединиться? … Совещание? … Светочка, мне очень срочно. Очень…
— Сергей Дмитриевич, здравствуйте, — произнес он, наконец, и переложил трубку к другому уху, наблюдая за залом. — Очень туго со временем… Буду краток… По возможности, просьба не задавать вопросов… Да… Я вышел на след преступной группы, которая причастна к нераскрытым убийствам и исчезновению Логинова. Руководят группой оборотни в милицейских погонах, руководители местной милиции…
Мимо прошел какой-то мужчина и бросил на кабину взгляд. Барсентьев сбавил тон.
— …Запишите, пожалуйста, их фамилии, — продолжил Барсентьев, — Кра-сто-нов и Ле-гин. Их необходимо арестовать… Крас-то-нов, Ле-гин… Да… На все сто процентов…
Тот же мужчина, возвращаясь назад, снова посмотрел в его сторону. Барсентьев замолк, но через минуту уже продолжал:
— …Нет, никуда не пропал… Моей жизни также угрожает опасность… Меня ведут… Убит еще следователь местной прокуратуры… Был связан с ними… Прокуратуре не доверяю. Прошу прислать еще одного следователя Генпрокуратуры и несколько толковых оперативников... А главное…
Все тот же мужчина постучал в стекло кабины.
— Что Вам? — почти закричал Барсентьев, закрывая трубку ладонью.
— Извините, ради Бога, — мужчина умоляюще взглянул на Барсентьева, — у Вас ручки не найдется? Просил у этих, — махнул назад рукой, — говорят, на всех не напасешься. А мне срочно нужно…
Барсентьев приоткрыл дверцу кабинки и сунул мужчине шариковую ручку.
— Спасибо, я сейчас верну, — мужчина отошел в сторону.
— Алло! — продолжил Барсентьев, — прошу прощения, Сергей Дмитриевич… Главное, прошу прислать группу спецназа «Мангуст» для нейтрализации и задержания преступников.
Барсентьев бросил еще один жетон и стал заканчивать разговор:
— Да… Да…Срочно, очень срочно. По возможности, чтобы люди завтра были уже в Белокаменске.
Барсентьев положил трубку и осмотрелся. Вроде, ничего подозрительного заметно не было. Он быстрым шагом направился к двери. Мужчина, просивший ручку, сидел за столиком и подписывал конверт.
— Я сейчас отдам, — поспешно произнес он.
— Оставьте себе, — махнул рукой Барсентьев и вышел из главпочтамта…

***

Вернувшись в номер, Барсентьев, сделал вид, что он слегка навеселе. Он подошел к сейфу, положил туда блокнот, при этом незаметно достал пистолет и засунул его за пояс. Затем, слегка пошатываясь, дошел до ванной, стал плескать себе водой в лицо и раздеваться прямо там, бросая одежду на пол.
Пистолет он ловко спрятал в подмышку, закрывая бицепсом, и в одних трусах направился в спальню. Барсентьев лег на кровать, а пистолет незаметно засунул под подушку.
Затем он снова встал, вернулся в ванную и достал из пиджака мобильник. Другой рукой Барсентьев сгреб остальную одежду и бросил ее в кресло.
Он вернулся в спальню, лег на кровать, положив мобильник на тумбочку, и выключил ночник.
Впереди была ночь тревожного ожидания. Спал он плохо, урывками, часто просыпался и прислушивался…

***

Однако за ночь ничего неожиданного не произошло. Барсентьев встал очень рано, быстро оделся и стал перебирать бумаги в сейфе. Для фона включил телевизор.
—… Если есть хоть ничтожная доля опасности загрязнения Байкала, — вещал с экрана лощеный аналитик, — мы должны сделать все, чтобы эту опасность исключить.
Барсентьев непонимающе глянул на экран.
— Удивительное дело, — продолжал аналитик, — то в советские времена на берегу озера пытались построить целлюлозно-бумажный комбинат. Теперь мимо голубой жемчужины России, величайшего заповедника, где обитает около двух тысяч различных, в том числе, уникальных, видов флоры и фауны, присущих только Байкалу, надо тянуть ветку нефтепровода. Мало того, что Байкало-Амурской магистралью, воспетым в песнях БАМом, нарушили экологическую среду возле озера, теперь его хотят залить еще и нефтью.
— Есть ли у нынешнего правительства, доверие к которому в народе колеблется около нулевой отметки, хоть капля здравого смысла? Обычную чистую воду давно уже во всем мире разливают в небольшие емкости и продают. Японцы вон уже начали и кислород в банках продавать. А на редчайшую по чистоте и вкусу воду Байкала нашим чиновникам наплевать, — негодует аналитик. — Самое глубокое озеро в мире, содержащее одну пятую всех запасов пресной воды человечества, хотят испоганить. Есть ли предел человеческой глупости?
И тут же сам себя поправил:
— Не глупости, а алчности. Алчность здесь правит бал. Единственное промышленное предприятие, которое можно построить в окрестностях Байкала, — это экологически чистый завод по разливу и фасовке чистейшей байкальской воды. И продавать эту воду за валюту.
— Один дотошный ученый подсчитал, — не унимался аналитик, — что если сделать громадную кружку, равную годовому объему всей водосодержащей продукции России, то этой кружкой Байкал можно вычерпать лишь за двенадцать миллиардов лет. Столько не проживет и сама Земля. А если учесть, что в озеро впадает триста тридцать шесть рек, а выпадает лишь укрощенная сибирская красавица Ангара…
Барсентьев взял пульт и переключился на другую программу.
— Страшная комета Швассмана-Вахмана летит к земле! Если хоть один осколок долетит, пугают ученые, то все — полный Вахман-Швассман! — дикторша в испуге округляет глаза. — Тревожно, как-то на сердце…
«Да, действительно, тревожно, — подумал Барсентьев, — еще Владимир Высоцкий пел об этом: «… То тарелками пугают, дескать, подлые, летают…».
Барсентьев безуспешно попытался отогнать от себя потаенные, смятенные мысли.
Успеют ли придти ему на помощь московские спецназовцы? Он физически ощущал, как вокруг густеет воздух, сотканный из флюидов опасности. Это подтверждала и его интуиция. Интуиция, замешанная на долгом опыте следственных дел мастера. Противник должен предпринять какие-то решительные шаги. Какие? Каким образом местные оборотни попытаются нейтрализовать столичного следователя, вышедшего на их черные дела? Подкуп не удался. Очередное бесследное исчезновение уже не пройдет. Что тогда?
Спрятаться в городе ему негде. Городская прокуратура — заодно с оборотнями в милицейских погонах, прокурор во всем их поддерживает и, возможно, сам является оборотнем. Выехать из города ему не дадут. Если он сядет, скажем, в обычный маршрутный автобус, пытаясь смешаться с его пассажирами, то они пожертвуют и всем автобусом. Погибнет несколько десятков человек — обычный несчастный случай, а количество жертв лишь подкрепит его правдоподобие.
Барсентьев снова щелкнул кнопкой пульта дистанционного управления.
— Не повезло инспектору ГИБДД из Тульской области А-ру Кан-ву, — зачастил человек с микрофоном в руке. — Получив на трассе с водителя 1000-рублевую купюру, оборотень в погонах потребовал еще одну. А тот привез ее вместе с операми. Инспектор изловчился и купюру-вещдок съел! Да вот только руки спецкраской испачкал…
«Нашли оборотня, — разозлился Барсентьев. — Если всех берущих деньги гибедедешников записать в оборотни…»
Он не находил себе места и пытался отвлечься с помощью телевизора, переключая с программы на программу.
«Наверное, безопаснее всего мне находиться в номере своей гостиницы, — прикидывал Барсентьев. — Во-первых, в данном помещении труднее создать имитацию несчастного случая. Во-вторых, я под их постоянным наблюдением. Им некуда торопиться, значит, будут ждать подходящего момента. Они ведь не могли засечь мой звонок в Генеральную прокуратуру…»
Внезапно резко зазвонил гостиничный телефон. Барсентьев поспешно схватил трубку.
— Игорь Викторович, — раздался голос Севидова, — я отъезжаю на три дня на Рязанщину. С матерью нелады. Если что понадобится — мой зам на месте. Сейчас Вам нужно что-нибудь?
— Нет, спасибо, — глухо ответил Барсентьев, — Хорошей дороги. До свидания.
«Ну, вот, — заключил он про себя, — и прокурор города уезжает специально. Чтобы не быть участником надвигающихся событий. Значит, развязка близка. Может, попроситься с ним на Рязанщину? Нет, это глупо. Этим не спастись. Напротив, случись со мной что-то в тех краях — это сразу отведет подозрение от белокаменских оборотней. Крастонова и Легина я не видел уже два дня. Значит, готовятся. Котел закипает. Скоро в него бросят специи, а затем…
В котле с кипящей водой нет холодного места. Так говорил кто-то из древних китайских мудрецов. А если поискать такое место? Вода тоже не сразу вся закипает. Горячая вода поднимается кверху и вначале начинает закипать там. А немного ближе ко дну, несмотря на близкий огонь, как ни странно, она остается прохладней. То есть, следуя этой мудрой логике, мне сейчас следует быть ближе к Крастонову?»
— …Дик Чейни «закусил» удила. Так, американский вице-президент на Балтийском форуме вновь угрожает России холодной войной…, — очередной диктор с очередной страшилкой на экране.
Барсентьев снова раздраженно щелкнул кнопкой пульта.
— …вино раздора. Опять политические страсти бушуют вокруг запрета на продажу некачественных грузинских вин, — заявлял записной аналитик. — Негодуют по этому поводу западные политики. А, спрашивается, с чего? Они же сами всю жизнь этим занимались, непрерывно вводя всякие ограничения и эмбарго, и принимая поправки Джексона-Вэнса, сначала против СССР, а затем и против России. А сейчас обвиняют нас в экономическом шантаже и негодуют, или делают вид…
Барсентьев направился в спальню и еще раз внимательно осмотрелся, прикидывая, где можно занять позицию в случае вторжения непрошенных гостей.
«А почему бы и не Крастонов? — продолжал анализировать Барсентьев. — Пока я буду с Крастоновым, меня не тронут. Получится, что он будет последним, кто видел меня в живых, а это уже вызовет подозрение. Мне необходимо протянуть время. Может, к вечеру попросить его составить мне компанию в ресторане? Ничего удивительного, приезжему москвичу одиноко. А затем и напроситься ночевать в его квартире? Предлог подвыпившему человеку всегда найти несложно. Безопасней всего отсидеться в логове самого зверя. Все, решено. План, вроде, неплох. А, пока, надо отвлечься…»
Барсентьев вновь зашел в зал, прилег на диван и взялся листать газету «АиФ», купленную накануне.
«Несостоявшийся юбилей. 10 мая 2006 года Владиславу Листьеву исполнилось бы 50 лет, а органы предварительного следствия так и не смогли раскрыть это нашумевшее преступление…»
Барсентьев был знаком с этим уголовным делом не понаслышке. Это было одно из первых серьезных заказных убийств. Следствие велось уже одиннадцать лет. Пытались поручить расследовать это дело и Барсентьеву. Он едва отбился. В почти двух сотнях томов этого дела скопилось столько грязи и столько замотанных клубков и невысказанных подозрений, что их хватит разгребать и распутывать еще десятилетие. Вряд ли это дело уже будет раскрыто. Хотя, следствие пользу все же принесло. Встряхнуло этот прогнивший телевизионно-коммерческий мир. И попутно раскрыло еще полтора десятка убийств, в том числе, несколько заказных.
Неясная тревога вновь кольнула виски невидимыми остриями. Барсентьев потер их, встал и опять нервно зашагал по номеру. Затем он зашел в ванную комнату и посмотрел на себя в зеркало. Что-то неуловимо изменилось в его облике. Глаза настороженно блестели, щеки впали, лоб прорезали глубокие морщины, которые раньше были незаметны. Даже волосы на голове, казалось, непокорно встопорщились.
«Ну, еще бы! — Барсентьев невесело усмехнулся своему отражению. — Охотник превратился в дичь…»
Вдруг в запертую дверь легонько постучали.
— Кто там? — громко спросил Барсентьев, не выходя из ванной. Он следил за дверью, отозвавшейся стуком, не напрямую, а через зеркало ванной комнаты. Правая рука легла на рукоятку служебного «Макарова», покоящегося пока в наплечной кобуре под левой подмышкой. Большой палец уже отстегивал ее кнопку.
— Простите, — послышался тонкий девичий голос, — я у Вас сегодня не убирала, Вы все время в номере. Не могли бы Вы…
— Сегодня не надо, — перебил горничную Барсентьев, — завтра уберете, у меня еще чисто.
— Ну, хорошо, — девушка замолкла.
Барсентьев постоял еще с полминуты. За дверью было тихо. Он осторожно подошел к окну в кабинете и слегка отодвинул тяжелую штору. Образовавшаяся щелка показала ему большой кусок улицы с обычной шумной городской жизнью. Сновали автомобили, лениво передвигались прохожие, на улице вовсю светло яркое солнце. Обыденная уличная суета…
«Да что это я, совсем… — тихо ругнулся сквозь зубы следователь, — скоро своей тени стану пугаться. Так, дочитываю газету и схожу в ресторан, хоть пообедаю».
Он вновь лег на диван и взял в руки «АиФ».
Ничего любопытного, однако, Барсентьев в газете для себя не нашел. Разве только рубрика под названием «Уголок О. Бендера», где обычно рассказывалось о различных способах обмана наших доверчивых людей. Как правило, это были наивные статейки, не имевшие ничего общего с действительностью. Анонимный автор обычно выдавал на-гора всякие необычные случаи мошенничеств.
Иногда Барсентьев, изумленный вычурностью методов наших искусных жуликов, расписанных в рубрике, звонил своему старому знакомому — начальнику Московского уголовного розыска: «Что, действительно, так бывает?» Тот лишь смеялся в ответ — пускай себе журналисты выдумывают, поднимая бдительность граждан и стращая жулье.
Иной раз, однако, эти статейки содержали настоящие подробные рекомендации по объегориванию населения, и могли служить прекрасным учебным пособием, и не только для начинающих преступников.
В некоторых случаях обыватели, в самом деле, оповещались и предупреждались о наиболее ходовых способах облапошивания простаков, особенно людей пенсионного возраста. Но все эти статьи грешили одним — юридической безграмотностью.
Барсентьев открыл последнюю страницу. Статейка на этот раз называлась «Сбить жулика». Он рассеянно стал ее просматривать, однако мысли заняты были лишь одним. Что делать? Как протянуть время и дождаться помощи из Москвы? Что они отследили с помощью миниатюрной видеокамеры и, возможно, других устройств? Пожалуй, все. Они понимают, что раскрыты. И начнут действовать. Как скоро? Звонок заместителю Генерального прокурора Долинину они засечь не могли. Он точно был вне сферы их слежения… Значит? Необходимо дать им понять, что он, Барсентьев, пока не слишком серьезно относится к откровениям следователя Мирчука. Тем более, что тот был пьяницей — отчего, якобы, и умер… Просто не предпринимать пока никаких активных действий. Показать свою беззаботность…
Барсентьев поудобнее взял газету и постарался сосредоточиться на статье.
«Новая афера на дорогах уже опробована на российских водителях. Она может стоить неосторожному автолюбителю не только крупной суммы денег, но и свободы. Чаще всего это происходит в месте, где машины едут со скоростью не более 30 км в час… На дорогу выскакивает человек, который движется боком или спиной к Вашей машине. При этом он разговаривает по мобильному телефону. В действительности мошенник получает инструкции от напарника, как и в какую сторону идти, чтобы локтем задеть зеркало Вашей машины и упасть на капот...
... На локтях под курткой у жулика защитные щитки. Поэтому при контакте зеркало выламывается. И при этом раздается такой звук, словно ломается крыша с дверью. Дальше аферист говорит водителю, что вроде не пострадал, милицию вызывать не хочет. И — исчезает. Но через час «пострадавший» заявляет в милицию о том, что Вы (будьте уверены подельник мошенника записал и, возможно, заснял на видео все происшествие) скрылись с места наезда на пешехода. Далее требуют выплатить денежную компенсацию до десяти тысяч у. е. Противодействовать мошенникам можно, если быть предельно внимательными и обязательно вызывать милицию после ДТП».
Барсентьев, пораженный прочитанным, аж присвистнул.
На каких же идиотов рассчитана эта стряпня?
Автор, вообще, что-нибудь слышал о таком понятии, как «грубая неосторожность потерпевшего»? Которая, при определенных условиях, как в описанной ситуации, ведет к освобождению причинившего вред от ответственности. И, которую, свидетельствующую напрямую в пользу водителя, «подельник» записал на видео. Да еще собирается представить в качестве «доказательства»?
Автор имеет понятие, что водитель, даже признанный виновным в ДТП, может быть привлечен к уголовной ответственности лишь при причинении потерпевшему менее тяжкого телесного повреждения? Он представляет себе, что такое «менее тяжкое телесное повреждение» с юридической точки зрения?
И уж, конечно, анонимный автор этой статьи представления не имеет о том, что лишить свободы могут только за причинение тяжких телесных повреждений или смерти. И то на практике это случается редко, потому что данное преступление является неосторожным со стороны водителя.
А вот требование десяти тысяч у. е. в данном случае может привести на скамью подсудимых за вымогательство самого «потерпевшего» и его «подельника». И, поскольку, здесь действует организованная группа, а цель ее — получение выгоды в особо крупном размере, то самим мошенникам светит от семи до пятнадцати лет лишения свободы с конфискацией имущества.
«Так с какой целью автор перевернул все с ног на голову? — удивлено покачал головой Барсентьев. — Считает, что безграмотный сотрудник ГИБДД не разберется в столь простейшей ситуации? Возможно, если он в сговоре с мошенниками. Но он может лишь составить протокол по факту ДТП. Расследование же будет вести вполне квалифицированный дознаватель, для которого данный случай — семечки. А уголовное дело, если его все-таки сфабрикуют, будет изучать и направлять в суд прокурор. И судьи, кстати, не идиоты».
Барсентьев отбросил газету и сел.
Да, в этой статье, помимо юридической, и практическая ситуация абсурдна. Барсентьев, увлеченный этим, попытался ее представить. Ему не раз приходилось назначать сложнейшие экспертизы и проводить следственные эксперименты, в том числе и по автотехническим вопросам.
Как минимум полторы тонны металла (или автор имел в виду «Запорожец»?), несущиеся со скоростью около 8 метров в секунду (30 км в час)… Скорость выше мирового рекорда в беге на сто метров… Человек, идущий спиной или боком к этой мчащейся махине, и прижимающий к уху мобильник… Какой подельник тут успеет дать инструкции «в какую сторону идти, чтобы локтем задеть зеркало… и упасть на капот»? Попробовал бы автор сам, не глядя, а только слушая «инструкции», подойти даже к неподвижной автомашине и попасть по зеркалу локтем…
Зеркала, кстати, в современных автомобилях складывающиеся. Ударишь по нему, оно сложится, и все. Впрочем, если подстеречь «Москвича», например, то у него уж точно зеркало не сложится… Про капот вообще умолчим. Только специально подготовленные каскадеры могут проделать такой трюк.
«М-да, — подумал Барсентьев скептически, — автор статейки явно одержим идеей перекалечить, с помощью своих советов, всех начинающих мошенников… Или поубивать… Или, на худой конец, пересажать на длительные сроки».
Он встал с дивана, поднял газету и бросил ее на стол.
«А ведь сейчас полно молодых бездельников, мечтающих заработать без всякого труда, — пришло ему в голову. — И они вполне могут клюнуть на эту приманку. А это — искалеченные молодые жизни и судьбы. Задумывался ли над этим анонимный автор, рождая своим воспаленным воображением столь чудовищное практическое пособие?…»
Барсентьев спохватился и посмотрел на часы.
— Ого! А не пора ли нам перекусить, как положено, а может, и принять немножко горячительного. Короче, устроить себе выходной! — произнес он вслух, направляясь к двери и лишь там, в маленьком коридорчике, преобразился. Лицо его стало собранным, губы сжались, глаза прищурились. Рука скользнула за борт пиджака к пистолету…




















ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

В КОТЛЕ С КИПЯЩЕЙ ВОДОЙ НЕТ ХОЛОДНОГО МЕСТА.
TERTIUM NON DATUR.

Барсентьев в напряженной позе некоторое время постоял в своем гостиничном номере у самой двери, он был предельно собран. Рука готова была в любой момент выхватить пистолет, почти касаясь его рукоятки.
Немного помедлив, он осторожно приоткрыл дверь, ведущую в коридор, и выглянул наружу.
В коридоре было пусто. Барсентьев быстро направился к лифту и нажал кнопку вызова.
Спустившись на первый этаж, вышел из кабинки и уже направился к выходу, как вдруг услышал негромкий женский крик и стук упавших вещей.
Он оглянулся.
Возле лестницы, ведущей на второй этаж, на полу сидела молодая, очень привлекательная шатенка. Барсентьев раньше ее никогда не встречал. Одна нога женщины в черном чулке и светло-бежевой туфле была неестественно вытянута на полу. Чулок на коленке другой ноги был порван, а сама полусогнутая нога опиралась ступней на пол. Туфля валялась неподалеку. Короткая бежевая юбка, задравшись, наполовину обнажила лежащую ногу и полностью открывала стройное бедро полусогнутой ноги. Бежевая сумочка и летний зонтик валялись на полу чуть поодаль.
«Красивые ноги, — механически отметил следователь, — стройные и длинные, но не тощие, как у многих манекенщиц».
И, автоматически же, поспешил на помощь.
Женщина сидела, держась обеими руками за разбитую коленку, закрыв глаза и слегка прикусив губу.
— Что с Вами? — спросил Барсентьев, протягивая незнакомке руку.
Та открыла наполнившиеся влагой глаза:
— Нога подвернулась, упала-а-а вот, — голос ее был слегка хрипловатый, но мелодичный.
Она протянула Барсентьеву обе руки, и тот легко поднял ее на ноги. Но незнакомка, ступив босой ногой с разбитой коленкой на пол, ойкнула, поджала ногу и схватила следователя за локоть.
— Больно? — участливо спросил Барсентьев, поддержав ее руку.
Женщина широко распахнула глаза, захлопала длинными ресницами и кивнула.
«Однако и глаза у этой красотки, — восхитился Барсентьев. — Ресницы ненатуральны, видимо, приклеены, — механически подметил он. — Но глазищи!»
Это, действительно, были глазищи. Чистого зеленоватого непередаваемого оттенка с изумрудными искорками. Удлиненно-растянутые к вискам: так он, возможно, выразился бы сухим языком следственного протокола, потому что передать увиденное обычными словами в данном случае было трудно, несмотря на богатый словарный запас. Здесь слова «похожие на миндалины», или «миндалевидной формы» явно не подходили, несмотря на их литературное звучание. Миловидные черты лица красили именно глаза. Без них лицо, возможно, смотрелось бы симпатичным, но весьма заурядным.
Барсентьев нагнулся и помог надеть вторую туфлю на поджатую ногу. Затем он сделал шаг в сторону и, подняв сумочку и зонтик, внимательно оглядел незнакомку.
Несмотря на позу цапли, выглядела та очаровательно. Нет, скорее, обольстительно. Ее фигурка обладала совершенством и гармонией, а одежда свидетельствовала о вкусе и достатке.
Помимо юбки, на ней была одета бледно-бежевая кружевная кофточка. Или блузка? В этих тонкостях Барсентьев не очень-то разбирался. С высокой стройной шеи небрежно свисал легкий полупрозрачный темно-бежевый шарфик. На шее блеснул видневшийся кусочек тонкой золотой цепочки. Маленькие уши украшали золотые сережки в форме колец с трилистником внизу. На левой руке змеился изящный, просторно свисающий браслетик с крохотными часиками. Правую руку также украшал тонкий браслет со сложным переплетом узора. Колец на руках незнакомки не было.
Все это мгновенно зафиксировалось в сознании Барсентьева по давно приобретенной привычке. Более того, он поймал себя на том, что, закрепляя облик незнакомой женщины в своей памяти, он сначала фиксировал все про себя сухим языком следственного протокола. А именно, протоколом осмотра. То есть: «…женщина ростом около 168 сантиметров; возраста, на вид, около 25–27 лет, лицо овальное…, на ней надеты…, тонкая цепочка из металла желтого цвета…». И лишь после цепочки он спохватился и перешел на нормальный язык.
Лицо, действительно, было овальным, и по форме напоминало лицо женщины с картины Ивана Крамского «Неизвестная». Только у той глаза были темными, надменными, глядящими свысока. Здесь же, широко раскрытые, слегка увлажнившиеся, глаза незнакомки вызывали сочувствие и жалость. И вся ее, на первый взгляд, смешная поза с поднятой ногой и немного раздвинутыми в стороны и приподнятыми, для удержания равновесия, руками, была беспомощна и трогательна.
Небольшой чувственный ротик незнакомки слегка скривился, как у маленькой девчушки, собирающейся всплакнуть.
Барсентьев невольно улыбнулся и спросил:
— Где Вы живете?
— Здесь, в гостинице, на втором этаже. Вы меня не проводите в номер?
— Конечно. То есть, конечно, да.
Шатенка опустила поднятую ногу на пол, оперлась всем телом на согнутую в локте руку Барсентьева, и сняла туфлю с высоким каблуком со здоровой ноги.
— Поскакали? — Она блеснула ровной полоской крупных белых зубов.
— Поскакали, — согласился Барсентьев и, придерживая незнакомку одной рукой за талию, а другой — за локоть, двинулся к лифту.
В лифте она доверчиво прижалась к его руке, обдав тонким ароматом незнакомых духов.
Выйдя из лифта, женщина жалобно посмотрела на Барсентьева:
— Я живу в 281 номере. До него, ужас, сколько идти: сначала прямо, а у того окна с пальмой — направо. Может, Вы меня поднесете на руках? Как новобрачную, — и она очаровательно хихикнула.
Барсентьев удивленно приподнял брови.
— Ну, я устала прыгать на одной ноге. И я легонькая. А Вы вон какой сильный…
Барсентьев вздохнул. Уж не «клеит» ли его эта дамочка? Ну, черт с ней, все равно спешить некуда.
— Хорошо, — произнес он, отдав ей сумочку и зонтик, и поднял ее на руки. Незнакомка, и в самом деле, оказалась легкой, несмотря на свой, не маленький для женщины, рост и аппетитные формы.
Она уютно устроилась на его груди, одной рукой держась за шею мужчины, а другой — прижимая к животу свои вещи.
Барсентьев шагал вперед к указанной пальме, стараясь глядеть себе под ноги. При этом взгляд его ненароком наткнулся на выпирающие из выреза кофточки шаровидные формы. Одна грудь почти вывалилась наружу, темнея маленьким темно-коричневым соском.
Да она без бюстгальтера! Барсентьев споткнулся и сделал три семенящих быстрых шага, чтобы удержаться на ногах. Женщина ойкнула и еще теснее прижалась к нему.
За поворотом Барсентьева ждал сюрприз.
В угловом проеме за столиком сидела дежурная по этажу и читала какой-то красочный журнал. Ее реакция на двигающуюся парочку была недоуменно-заинтересованной. Дежурная отложила журнал и проследила за ними взглядом, вплоть до двери с номером 281. В этим следователь убедился, оглянувшись, пока незнакомка доставала из сумочки ключ.

Номер был обычный, одноместный. Барсентьев усадил женщину на застеленную одеялом кровать.
Она благодарно улыбнулась:
— Большущее Вам спасибо. Но мы даже не познакомились. Я — Алиса, — представилась она на американский манер, протягивая руку ладонью вниз, — можно просто Аля.
— Игорь Вик…, — запнулся Барсентьев, — Просто Игорь. Ну, скорейшего Вам выздоровления, — и он направился к двери.
— Ну, куда же Вы так сразу? А оказание первой медицинской помощи пострадавшей? Вдруг я вывихнула ногу? Или сломала?
Барсентьев обернулся.
— Останьтесь же, не бросайте меня в беде! Разве Вы спешите? И, потом, я хочу Вас хоть как-то отблагодарить. Ну, выпейте с дамой шампанского за ее счет! Будьте настоящим джентльменом.
Барсентьев никуда не спешил. И в его душу уже закрались определенные подозрения. Агрессивное поведение аппетитно-сексуальной шатенки, вкупе с обстановкой номера, навевало мысли о готовящейся провокации.
Войдя в ее номер, он, по следственной привычке, мгновенно зафиксировал отсутствие различных женских мелочей, которые бы свидетельствовали о постоянном проживании здесь молодой красивой женщины. Должны же быть какие-то вещи, какие-то детали одежды, обувь. Через приоткрытую в ванную комнату дверь, он не увидел на туалетной полочке перед зеркалом разных пузырьков, баночек, коробочек, косметических приспособлений, которые являются непременной атрибутикой любой женщины.
Что делать? Уходить или остаться? С одной стороны он понимал, что начинаются активные действия в его отношении. Но, что в условиях гостиничного номера может быть предпринято его противниками? Ворвется ревнивый муж с пистолетом в руке? Чепуха. Что неправомерного ему можно инкриминировать? Нахождение наедине в обществе молодой женщины? Не возбраняется. Инсценировка попытки ее изнасилования столичным следователем? Не исключено. Но это ничего не даст. Милиция даже не вправе его задержать. Да и для чего его задерживать? А он без труда докажет свою невиновность.
Барсентьев пристально взглянул на незнакомку. Та чувственно выгнула губы, облизывая язычком кромку нижней губы. Лицо ее было безмятежно.
С другой стороны, какая опасность может угрожать ему от незнакомки, представившейся Алисой? Возможно, она, что-то вроде ниндзя? И может умертвить каким-то замысловатым способом? Ерунда. Он и сам не хил, знает основы восточных единоборств, да еще вооружен пистолетом. К тому же дежурная по этажу их видела…
Прокачав возможные негативные варианты, Барсентьев решил, что, скорее всего, их знакомство послужит прелюдией к хитроумно разыгрываемой его противниками комбинации. Итак, он останется, но следует быть начеку.
— Хорошо, — медленно произнес он, — я буду джентльменом.
Затем он подошел к двери и закрыл ее на внутренний замок.
— Чтобы нам не мешали, — пояснил он Алисе.
Та ответила загадочной многообещающей улыбкой.
— Какая помощь Вам нужна? Где у Вас болит?
Алиса ткнула пальчиком поочередно в разбитую коленку и в щиколотку.
«Черт, соблазнительные ножки», — снова мысленно восхитился Барсентьев и, не удержавшись, провел ладонью по круглой коленке.
— Ну, это пустяк, царапина, надо протереть чем-то спиртосодержащим: водкой, например. У Вас есть в холодильнике водка? Или коньяк?
— Н-нет, — с сомнением ответила она.
Барсентьев подошел к белевшему в углу небольшому холодильнику и открыл его. Холодильник был абсолютно пуст. Более того, он был отключен.
— Я сейчас схожу, принесу, — предложил он.
— Не надо. Я же обещала угостить Вас шампанским. Заодно и водки закажу. Вы пьете водку?
— Я выпью глоток шампанского за Ваше скорейшее исцеление, — уклончиво ответил Барсентьев. — Так, посмотрим, что у Вас со стопой…
Он присел на одно колено, взял в руки маленькую узкую стопу, ощущая тепло женского тела сквозь шелковистую ткань чулка, чуть приподнял ее и начал ощупывать пальцами впадины и бугорки в районе щиколотки.
При этом ноги девушки слегка раздвинулись, и он увидел все, что находилось под юбкой. Внутренняя поверхность бедер, обтянутых колготками, сходилась в промежности. Трусиков на незнакомке не было.
Непроизвольно кровь бросилась ему в лицо…
— Я в колготках, — непринужденно пояснила Алиса, увидев его реакцию.
— Да, я уже заметил, — хрипловато буркнул Барсентьев.
Ввела таки, бесовка, в искушение. Умеет…
Он покрутил стопу туда-сюда, повращал ее, затем опустил на кровать, выпрямился и произнес:
— Все у Вас в порядке, просто слегка потянули ногу. Немного полежите, и вечером уже можно будет ходить.
— Спасибо Вам огромное, — Алиса улыбнулась, — а сейчас — обещанная награда.
Она подняла трубку телефона, стоявшего на прикроватной тумбочке, и набрала двухзначный номер.
— Куда Вы звоните?
— В ресторан.
— Зачем, я мог бы сходить и принести…
— Выпивка за счет спасенной дамы, — хихикнула Алиса. А затем произнесла в трубку, — Алло, примите, пожалуйста, заказ… Да. Две бутылки шампанского и клубнику. Или землянику. Что у вас посвежее… Нет, только не это… Подберите что-нибудь не такое сухое… В двести восемьдесят первый номер… Нет, прямо сейчас… Без льда, но охлажденное. И бутылку водки… Любой… Пожалуйста. До свидания.
— Сейчас принесут, — повернулась она к Барсентьеву. — Скажите, Вы доктор?
— Нет. Я в командировке, — ушел тот от прямого ответа. И, в свою очередь, спросил, — а Вы, давно сюда приехали?
— Но вы так ловко осматривали мои травмы… А город не плох, только жарища стоит ужасная. Как Вам понравилась река? — Алиса также ловко ушла от темы ее приезда.
«Что ж. Не будем настаивать», — подумал Барсентьев, и они начали любезно-вежливый обмен своими впечатлениями от здешних красот…
Когда они дошли до достоинств и недостатков вечернего времяпрепровождения, в дверь осторожно стучали.
— Войдите, — крикнула Алиса.
Барсентьев встал и направился к двери, чтобы ее открыть.
-А, ну да, мы же закрылись, — пробормотала Алиса.
Барсентьев открыл замок, напрягся и грамотно отодвинулся в сторону вместе с дверью, держа вторую руку у борта пиджака.
На пороге стоял официант с тележкой на колесиках, на которой находился поднос с двумя бутылками шампанского, бутылкой водки и большой тарелкой клубники. Он покосился на Барсентьева и спросил:
— Куда?
— На стол, пожалуйста, — Алиса спустила ноги с кровати и стала надевать туфли.
Официант поставил бутылки и тарелку на стол, стоящий возле стены у окна, осведомился, не открыть ли шампанское и, получив отрицательный ответ, удалился.
Барсентьев вновь закрыл за ним дверь.
«Зачем она собирает свидетелей нашего общения, причем слегка интимного? Сначала дежурная… Алиса, ведь, прекрасно знала, что та увидит меня, несущего ее в номер. Затем официант. Она сразу же приняла фривольную позу при его появлении. Алиса явно стремилась уверить их в нашей близости. Зачем?»
— Бокалы и рюмки в том шкафчике, — Алиса взяла с кровати сумочку и, прихрамывая, заковыляла к столу.
— Зачем Вы встали? Я бы Вам помог…, — Барсентьев бросился, чтобы поддержать ее.
— Ну, Вы же сказали, что у меня все в порядке, — Алиса присела на стул.
Барсентьев взял бокалы, рюмки, салфетки, разместил их на столе и открыл шампанское.
Он решил не тянуть.
— А водки Вы не хотите? — Алиса подняла вторую бутылку с шампанским и вгляделась в этикетку.
— Нет, до семи вечера и после двенадцати ночи я крепких напитков не пью, — серьезно произнес Барсентьев. Он осторожно разлил искрящийся напиток в бокалы и выжидательно посмотрел на женщину.
— Я Вас попрошу, — обратилась она к нему, слегка поморщившись, — страшно разнылась коленка, зря я сама прошлась… Возьмите, пожалуйста, полотенце на кровати, сложите вчетверо и намочите холодной водой. Только спустите ее подольше, с минуту пусть течет, чтобы была ледяной. Приложу компресс к коленке… И прихватите с собой тарелку с клубникой, тоже сполосните ее водичкой.
Барсентьев взял клубнику и полотенце, и направился в ванную комнату.
Она хочет остаться одна. Подать знак кому-то? Ну-ну…
Он пустил воду на полную мощь, а сам выглянул в щелку неплотно прикрытой двери. Из нее была видна боковая стена, прилегающая к той, возле которой стоял стол. А на стене висело большое зеркало, почти до пола, которое прекрасно отражало и стол, и все, происходящее рядом с ним.
Алиса воровато посмотрела в сторону двери, ведущей в ванную комнату, и быстро раскрыла свою сумочку. Отвинтив пробку у какого-то темного пузырька, она лихорадочно плеснула из него в бокал Барсентьева и, сунув туда мизинец, проворно размешала содержимое бокала. Пузырек, завинтив, забросила опять в сумку, положила локоть на подоконник и придала томное выражение своему смазливому личику.
— Опытная особа, — вздохнул Барсентьев.
Он уже совершенно успокоился и был готов к любым неожиданностям. Так бывает даже у опытных солдат на войне — до боя все испытывают волнение и страх, но начинается заваруха, и все приходит в норму — каждый действует в полную меру своих сил и способностей.
Меня хотят усыпить? Или даже отравить?
Он честно переждал положенное время, вернулся и сел за стол, поставив на него помытую клубнику и отдав Алисе компресс.
— You are welcome to our pleasant party, Alis ! — иронично произнес он.
— Что? — не поняла женщина.
— Я говорю: «добро пожаловать на нашу милую вечеринку», — повторил Барсентьев по-русски, — она ведь будет весьма милой, не правда ли?
— Чокнемся за мужественного рыцаря и мое здоровье, — Алиса выжидающе посмотрела на Барсентьева невинными зелеными глазищами.
— А Вы знаете, откуда пошел этот обычай чокаться? — он повернул бокал к окну, наблюдая игру шампанского на свету.
— Нет. Откуда?
— Еще с древности. Чокаясь кубками, наполненными вином, люди с силой ударяли их друг о друга, с тем, чтобы часть вина переплескивалось из одного кубка в другой. Тем самым хозяин показывал гостю, что у него нет черных намерений, и он не подсыпал яд в кубок гостя. То же самое демонстрировал хозяину гость. — Барсентьев пристально посмотрел на Алису.
— Любопытный обычай, — женщина ответила ему чистым и безобидным взглядом.
«Ну и выдержка», — невольно восхитился про себя следователь и продолжал вслух, — а в средневековой Италии, славившейся своими отравителями, — он снова заглянул ей в глаза и продолжал, сделав ударение на следующем слове, — и отравительницами, появился еще более усовершенствованный обычай. Гость в любой момент имел право предложить хозяину обменяться кубками с их содержимым.
Алиса молчала, глядя на Барсентьева непонимающими глазами.
— Вы не против, если и мы проделаем этот ритуал? — предложил он.
— Давайте, — просто ответила она и протянула ему свой бокал.
Сбитый с толку Барсентьев отдал ей свой.
« Что, за чертовщина, уж не привиделось ли мне это» — мелькнула у него мысль.
— Вначале Вы. Дама после кавалера.
Неужели отравлена вся бутылка? Барсентьев недоумевал:
«Я же сам ее открывал. Это настоящее французское шампанское. Они на меня не поскупились…»
И Барсентьев не выдержал:
— Что Вы прикидываетесь, Алиса, или, как Вас там…?
— Можно просто Аля…
Барсентьев схватил с подоконника ее сумочку и вытряхнул ее содержимое на стол:
— А это что? — он взял двумя пальцами выпавший вместе с другими мелочами темный пузырек и поднял его на уровень ее глаз.
— Клофелин, — спокойно ответила женщина.
— Я вижу, что клофелин, — Барсентьев сам уже успел прочесть название, — но зачем это Вам? — он сорвался на крик.
— Я страдаю давлением и иногда принимаю это лекарство.
— А для чего Вы вылили больше половины его содержимого в мой бокал? Понизить свое давление?
— С чего Вы взяли?
— С чего? Да я видел это собственными глазами!
Барсентьев окончательно разозлился, сгреб ее подмышку и поволок к кровати.
— Что Вы делаете? — она начала слабо отбиваться.
Барсентьев сорвал с кровати одеяло, бросил Алису поперек кровати и в секунду спеленал ее простыней, как ребенка. Затем он закутал ее еще и в одеяло. Из получившегося кокона была видна лишь голова женщины и ее ноги чуть ниже колена.
Этому нехитрому приему обучил Барсентьева спецназовец.
Барсентьев знал, что такая упаковка парализует волю человека. Для пробы он как-то сам попросил завернуть его в большой ковер — ощущения, мягко говоря, были не из приятных. Абсолютная беспомощность, самому не распутаться.
Алиса испуганно вытаращила глаза и попыталась закричать. Он заткнул ей рот мокрым полотенцем, после чего женщина затихла.
Барсентьев взял пузырек с клофелином и присел на краешек кровати.
Он не одобрял насилия, но в данном случае это было необходимо. Боевые действия начались, и на карту была поставлена его жизнь.
— Кто приказал тебе это сделать? — указательным пальцем в кармане пиджака он нажал кнопку диктофона для записи.
Алиса, не мигая, смотрела в потолок.
— Не будешь отвечать, я вылью этот клофелин в твою глотку! — Барсентьев грубо зарычал, имитируя свирепость. — Хочешь подохнуть в мучениях?
Ее глаза скосились на Барсентьева, и он с удивлением не обнаружил в них страха.
Он и в самом деле рассвирепел: «тоже мне, Зоя Космодемьянская», — и заорал ей в ухо, — но сначала я капну им по капле в каждый твой глаз. Концентрированный клофелин — та же серная кислота, он выжжет твои глаза! Ты будешь мучиться, и все равно вынуждена будешь рассказать мне все, но будет уже поздно — ты ослепнешь и умрешь в мучениях! — он начал медленно отвинчивать пробку.
После этих слов глаза женщины расширились, в них полыхнул ужас, рот искривился в гримасе страха.
Барсентьев понял, в чем дело. Абстрактная смерть ее не пугала. А вот обезображивание лица — ужаснуло. Ее внешний вид, ее привлекательность являлись и служили ей привычным капиталом. Лишиться его и стать безобразной слепой бабой — было выше ее сил. Хотя воле и бесстрашию этой женщины мог бы позавидовать любой мужчина.
Барсентьев решил ее дожать…
— Я же все равно знаю, кто…, — он сделал вид, что готовится к экзекуции, — Крастонов…
Он пристально вгляделся в зрачки Алисы: они не изменились, — … и Легин: зрачки дрогнули и расширились. Барсентьев прижал одной рукой ее голову, а другой поднес пузырек к глазам. В глазах отразилась жуть, они зажмурились. Но сразу же открылись и два раза коротко мигнули.
— Будешь говорить? — догадался он.
Глаза вновь мигнули.
Барсентьев отпустил ее голову, отставил пузырек на тумбочку и вытащил изо рта полотенце.
— Легин, — хрипло выдохнула женщина.
— Громче. У меня плохо со слухом.
— Это Легин, — громко произнесла Алиса, — он дал мне клофелин и велел подлить Вам в спиртное. Сказал, что в большой дозе это действует, как снотворное. И вы просто заснете.
— Да, засну. Навсегда! Вы знаете, кто я?
— Он сказал — пахан из области. Надо, мол, Вас усыпить и доставить в милицию для разговора.
— Я — следователь Генеральной прокуратуры. Из Москвы.
Женщина посмотрела на него с нарастающим страхом…
— Как Вас завербовали? — он был уже снова следователем.
— Я была проституткой. Валютной проституткой. Работала в одиночку: по гостиницам, ночным клубам, казино. Ну, отстегивала, как положено, процент одному из бригадиров Боцмана. Работа была спокойная и денежная. Но несколько лет назад в городе появился Крастонов, а затем и Легин. Началась борьба…
— Это я знаю, — прервал ее Барсентьев, — давайте конкретно о Вас.
— Ну, меня дважды задерживали при облавах в гостиницах, у них кругом были осведомители. Предупреждали, чтобы завязывала. Но что мне было делать? Мне тогда едва перевалило за двадцать. Ни образования, ни профессии не было. Даже секретаршей не могла устроиться, — машинопись надо знать, компьютер и другую технику, а у меня к этому нет способностей. Дворничихой идти?
Барсентьев усмехнулся.
— Поколение «next», — иронично произнес он, — хотят все и сразу, подвид второй. В отличие от подвида первого, представители которого многое знают и умеют, и потому стремятся к большему, эти зарабатывают на человеческих пороках или в составе криминалитета… И что? — обратился он к Алисе.
— Третий раз меня задержали в гостинице «Прибрежная» и доставили не в милицию, а в какой-то подвал. Там уже было несколько девушек. Их заводили по одной в отдельную комнату, и они выходили оттуда минут через десять бледные, заплаканные, будто пришибленные, с закутанными косынками лбами.
— Как, с закутанными лбами?
— Ну, так… Обычно косынка на голове, а узелок под подбородком. А у них — на лбу, а узелок на затылке. Картину однажды такую видела художника какого-то. Девушка в красной косынке, точно так повязана, только выше немного. «Студентка», — по-моему, называлась…
— «Курсистка», наверное, — заметил Барсентьев.
— Ну, не помню… Наступила моя очередь. В это время зашел Легин в гражданском и сержант в форме, который конвоировал еще двух девушек. Легин направился в комнату, но увидел меня и приостановился. Он долго меня рассматривал с ног до головы, а, потом ткнул рукой в двери: заходи, мол. Я сказала, что там уже есть девушка. А он, — ничего, заходи. Ну, я зашла, и он следом за мной. Смотрю — мама, родная! Как в кино про пытки показывают…
— Что именно?
— Дядька такой здоровенный! С черной бородой и засученными рукавами. А перед ним в специальном кресле — девушка. Руки пристегнуты к подлокотникам стальными блестящими браслетами. А голова — к спинке, специальным ошейником за шею, а на нем — тоже блестящая круглая штука такая для захвата подбородка. Головой не дернешь. Бородач увидел Легина — и сразу по стойке «смирно». Тот ему рукой махнул: «продолжай».
Алиса рассказывала скупыми короткими фразами, видимо, заново переживая ужас того вечера.
— На столике рядом — белый, прямоугольный такой…, — женщина замешкалась, подыскивая слово, — таз, такой, что ли. И в нем разные инструменты, аж сверкали. И лежали куски бинтов стопкой. И косынки одинаковые, в разноцветные цветочки, тоже — стопкой. Дядька взял со стола пластину металлическую с иголками и с ручкой, окунул ее в поролон с синим раствором. А потом эту пластину приложил ко лбу девушки и другой рукой молотком резиновым круглым — бац!
«Так вот как был налажен этот процесс! Настоящее клеймение, как в древние времена, — поразился Барсентьев. — Не врал сутенер, значит…»
И обратился к Алисе:
— Ну, и что дальше?
— Дальше он убрал пластинку, а на лбу — синяя надпись большими буквами: «Я — б…». И кровь потекла, пополам с синей краской…— Женщину передернуло в ее коконе.
«После этого у нее, наверное, и появился первобытный ужас перед обезображиванием внешности», — понял следователь.
— Потом дядька взял комок ваты, вытер девушке лоб, положил на него бинт и повязал сверху бинта косынку. А та аж зашлась — слезы ручьем, а крика не было. Ее дядька отцепил, а рукой на меня махнул — садись. Тут у меня и ноги подкосились. Но Легин поддержал. Усадили, пристегнули… А крика тоже не было, потому что в этом приспособлении подбородочном специальная каучуковая груша была. В рот ее вставляли. Ее даже не протирали, — женщина вновь передернулась, — мокрым резиновым страхом таким была пропитана, до сих пор помню…
— Тогда Легин и воспользовался моментом?
— Да. Он дал знак бородатому, и тот вышел. А меня спросил, — будешь на меня работать? Что мне оставалось делать? Отвез к себе на квартиру, переспал. Потом использовал иногда, как любовницу. Боров! Бугай! — две крупных слезинки выкатились из глаз Алисы и потекли за уши. — Бумагу я подписала о сотрудничестве. Ну и сообщала еженедельно на конспиративной квартире разную информацию. Слухи, в основном. И про клиентов. Он ведь позволил мне прежним ремеслом заниматься. И я не одна была такая… Иногда встречалась, с кем велел. Бесплатно…
— Ладно, оставим дела прошлые, перейдем к настоящим. Что Вы дальше должны были делать со мной?
— Попытаться Вас напоить, затащить в постель… А когда уснете от действия клофелина — позвонить Легину. И сразу уходить из гостиницы.
«Вот, что мне было уготовано, — подумал Барсентьев и содрогнулся. — Смерть от руки проститутки-клофелинщицы. Заманила одинокого приезжего мужика красивая шлюха. Ничего удивительного… Свидетели — горничная по этажу и официант — процесс наблюдали и все подтвердят. Напоила, переспала, плеснула смертельную дозу клофелинчику… Ну, и не рассчитала. Думала, уснет… Скажет так потом на следствии. Причинила смерть по неосторожности. Много за это не дадут. Да и Крастонов с Легиным, наверняка, пообещали вызволить из кутузки…
Хотя нет. Вряд ли ее оставили бы в живых, при таком-то раскладе… Легин знает, что ее могут расколоть. Я же сумел… Значит, Алиса умрет — при передозировке наркоты, к примеру. Среди проституток много наркоманок. Правдоподобно? Вполне. Или видит: не засыпает клиент, и плеснула еще разок клофелина, да по ошибке выпила сама… Или еще какой-нибудь вариант — ребята-то весьма изобретательные попались. С фантазией. Но живой ей уже не быть. Надо попытаться убедить ее скрыться».
— Вот что, — Барсентьев начал разматывать с нее одеяло и простыню. — Вас ведь теперь убьют. И убили бы в любом случае. Вам нужно бежать из города. Незаметно.
Девушка села на кровати и обхватила руками плечи. В ее глазах заметался страх.
«Дошло», — понял Барсентьев, и быстро продолжил, — А потом Вам нужно будет добраться до Москвы и идти в любую прокуратуру. Там следует попросить, чтобы Вас доставили в Генеральную прокуратуру, к заместителю Генерального прокурора Долинину. От Барсентьева. Запомнили? Моя фамилия Барсентьев. А теперь бегите! Постарайтесь им не попасться!
Девушка посмотрела на свои крохотные часики, и бессильно уронила голову:
— Поздно. Слишком поздно. Они уже здесь…
— Уже здесь? — Барсентьев потряс ее за плечо, — никому не звоните и бегите, бегите! — он выскочил из номера. — Черт! Неужели и эту, последнюю свидетельницу уберут?
По черной лестнице Барсентьев взлетел на свой этаж и забежал в свой люкс. Он открыл сейф, забрал все деньги, сунул в карман пиджака запасную обойму для пистолета. Затем быстро прошел в ванную комнату и засунул диктофон глубоко под ванну, в самый темный угол.
«Куда бежать? Где можно скрыться?» — Барсентьев никак не мог сосредоточиться. Охота на него началась. Крастонов ступил на тропу войны, так что первоначальный план — укрыться в логове хищника — уже не годился.
Барсентьев вновь добежал до противопожарной лестницы, приостановился и прислушался. Все было тихо.
«Надо уходить через ресторан, — решил Барсентьев, и стал спускаться по лестнице. — Лучше всего ехать в здание прокуратуры, к заместителю прокурора города, который сейчас исполнял обязанности Севидова, бросившего меня на произвол судьбы. Не может быть, чтобы вся местная прокуратура была в сговоре с оборотнями. А оттуда есть смысл звонить вновь в Москву, в Генеральную прокуратуру».
Барсентьев зашел в ресторан и спросил у первого попавшегося навстречу официанта, где здесь кухня. Тот ткнул рукой куда-то в глубину зала и налево. Людей в ресторане было уже мало. Он, стараясь не перейти на бег, прошел мимо небольшой эстрады и, почувствовав запахи кухни, толкнул рукой нужную дверь.
Барсентьев очутился в небольшом коридорчике. Слева виднелась дверь с надписью большими черными буквами — «Склад». На правой двери золотыми буквами было выведено — «Директор». Он сделал еще несколько шагов, и Барсентьева встретило несколько пар недоумевающих глаз, принадлежащих людям в белых куртках и поварских колпаках, орудующим возле двух больших кухонных плит. Запахи хорошей кухни напомнили ему, что он так и не успел пообедать.
— Где выход на улицу?
Усатый повар, не задавая лишних вопросов, указал рукой на дверь и пояснил:
— Это выход во двор, а на улицу — через калитку в железных воротах.
Во дворе два грузчика разгружали в подвальное помещение какие-то ящики с машины. Барсентьев подошел к металлическим воротам, окрашенным в кирпичный цвет, и осторожно приоткрыл калитку. Во двор ворвался уличный шум.
Возле тротуара, в трех метрах, прямо напротив калитки стоял автомобиль «Мазда-626» бутылочного цвета с тонированными стеклами.
«Японская иномарка зеленого цвета с тонированными стеклами…», — в сознании Барсентьева всплыли показания швейцара «Белый Камень». Такая машина увезла в небытие Логинова…
Барсентьев попятился назад, но его руки внезапно попали в клещи. Чьи-то могучие ладони обхватили сзади запястья. Щелк — на них защелкнулись наручники, а приветливый голос Легина произнес:
— Здравствуйте, Игорь Викторович! Давайте подвезем Вас.
Барсентьев рванул в сторону, пытаясь сделать подсечку правой ногой, упасть наземь вместе с противником, и, тем самым, привлечь внимание прохожих. Да куда там. С таким же успехом можно было попробовать столкнуть с места огораживающий двор бетонный забор. Одной рукой, плотно прижимая его к себе, Легин сделал вместе с ним три шага и открыл заднюю дверцу иномарки:
— Прошу.
За рулем автомашины сидел Крастонов в синей форменной рубашке с полковничьими погонами.
— Добрый…, — он запнулся, — …вечер, уже, наверное, товарищ следователь. По-моему, нам по пути.
Легин протолкнул Барсентьева вглубь салона. Сев рядом, заученным движением он провел по бокам Барсентьева, достал пистолет из подмышечной кобуры и обойму с патронами из кармана пиджака.
— Куда это Вы так вооружились? — поинтересовался наблюдающий за этим через зеркало заднего вида Крастонов.
Машина плавно тронулась, быстро набирая скорость.
Сопротивляться и кричать ему не имело никакого смысла. Они были в своем городе — главные правоохранители и главные милицейские чины.
Машина ехала по улицам города.
— Послушайте, — севшим голосом начал Барсентьев, и замолк.
Сгоряча он хотел заявить этим матерым волкам в обличье людей и в милицейских погонах, что уже позвонил в Москву. Что они раскрыты, и в Генеральной прокуратуре о них все известно. Что на их задержание уже выслан отборный спецназ. Что — им конец. И конец их деятельности на ниве правопорядка… Но вовремя спохватился. В этой ситуации такое признание ничего не даст. Оно скорее укоротит его жизнь, которой, похоже, и так уже немного осталось…
— Слушаем, говорите, — Крастонов включил кондиционер, потянуло прохладным ветерком, напоминая Барсентьеву о кондиционере в его люксе.
— Это ваш работник вмонтировал видеокамеру в мой кондиционер? — Барсентьев решил говорить о другом.
— Да. Так вы ее обнаружили? Точнее — его. Это компактный видеоглаз, такой широкоугольный объектив, последняя техническая новинка. С его помощью обозревался весь Ваш так называемый кабинет. Но Вы, однако, смотрю, весьма разворотливы. И не только по следственной части. Как Вы его нашли? — Зеркало заднего вида отразило удивленно приподнявшиеся брови полковника.
— А почему Вы не сделали этого заранее? — Барсентьев решил ответить вопросом на вопрос. — Разве это не проще, чем играть в испорченный японский кондиционер?
— Кондиционер, кажется, итальянский. Но это не суть важно. Вашему предшественнику Логинову сделали это заблаговременно. Но он взял да и поселился в другом номере, создав дополнительные хлопоты. Он вообще успел насоздавать нам проблем.
— Значит, Вы следили за каждым моим шагом? С самого начала? — Барсентьев задал этот вопрос, чтобы получить представление, могли ли они засечь его вчерашний звонок Долинину в Генеральную прокуратуру.
— В этом не было никакой необходимости. Но основное мы, конечно, знали.
Барсентьев заметил, что машина выезжает из города, и поинтересовался:
— Куда это Вы меня везете?
— Не пугайтесь, ко мне в гости.
— Я и не пугаюсь, — Барсентьев пожал плечами, дескать, с чего бы мне пугаться. — Разве Вы живете за городом?
— Приходится пока жить в разных местах. Вы же знаете — меня пытались убить. И неоднократно. А пугаться Вам, вообще-то, следует. После Ваших изысканий и, наверное, последовавших выводов. Или еще не успели? В смысле, испугаться?
«Успел, еще, как успел», — подумал Барсентьев, но промолчал, поглядывая по сторонам. И, то, что они везли его, ничуть не скрываясь, не завязывая глаза, не набрасывая мешок на голову, утвердило его в мысли о неизбежности своего конца.
Его посетила еще одна страшная мысль: — А, что, собственно знают о них в Генеральной прокуратуре? Их фамилии. И несколько быстро сказанных Долинину предложений о том, что он раскрыл в городе преступную милицейскую организацию. Что они организуют убийства людей. И что у него есть доказательства этого. Поэтому срочно нужна спецгруппа для их задержания… А где эти доказательства? Их нужно кропотливо восстанавливать. Все свидетели мертвы. И Алису свою они в живых тоже не оставят.
Главное доказательство — это он, Барсентьев. Только с его помощью можно по крупицам восстановить произошедшие события и сложить хрупкие кирпичики доказательственной базы. Но вот его не станет и… И не останется никакого связующего звена. Тоненькая паутинка будет порвана. Ее уже никто не в силах будет связать…
— Испугался. Еще, как испугался, — пробормотал он, видя, как они подъезжают к небольшому дачному массиву.
Машина подкатила к высокому стрельчатому чугунному забору.
«Или это просто металлический забор, — прикинул Барсентьев, — а просто сделан под чугунный, под старину».
В любом случае забор оставлял двоякое впечатление. Одновременно — и изящества, и непреодолимости. Под стать ему были и тяжелые створчатые ворота. На двух столбах чуть поодаль пришли в движение и остановили свои зрачки на подъехавшей автомашине две миниатюрные видеокамеры.
А в глубине обширного участка, среди деревьев и газонных лужаек, стоял Дом.
Именно Дом с большой буквы, так мысленно назвал его Барсентьев. Конечно, по размерам и роскоши, он уступал домам многих обитателей Рублевки, как попросту называли Рублевское шоссе под Москвой. Там Барсентьеву пришлось неоднократно побывать, в основном, по делам службы.
Но этот Дом поражал. Как совершенством своих линий — чувствовалось планировка поднаторелого в этих делах архитектора — так и надежностью. Наверное, именно о домах такого типа консервативные британцы говорят: мой дом — моя крепость. Дом смотрелся неприступным рыцарским замком, несмотря на полное отсутствие в нем таких элементов, как башенки, бойницы и прочие фортификации. И все же это была цитадель. Все вместе — дом, забор, два невысоких, но органично вписавшихся строения по бокам дома, сложный, местами гористый, ландшафт, — создавали ощущение какой-то средневековой твердыни. Застывшей в постоянном ожидании приступа противника. И штурма.
— Это Ваш дом? — акцент Барсентьев поставил на слово «дом».
— Это мой дом. — Крастонов поставил ударение на «мой».
— Ну, а ты переоденься и отправляйся в гостиницу — это он произнес уже Легину. — Пошарь там, как следует. И порешай прочие вопросы…
«Прочие — это насчет Алисы, — понял Барсентьев, — не захотела ведь убегать, дуреха».
Барсентьеву, впрочем, не было ее жаль, как таковую, с ее сплошными пороками и неудачной попыткой убийства следователя. Он сожалел о ней лишь как о ценном свидетеле.
Легин, тем временем, положил пистолет Барсентьева и запасную обойму на переднее сиденье, вышел из машины и направился в сторону стоявшего рядом дома. Немного поменьше и, безусловно, попроще, но тоже весьма внушительного.
«Жилище Легина?» — прикинул Барсентьев.
— А это — дом Легина, — подтвердил догадку следователя Крастонов.
Он достал из перчаточного ящичка, именуемого у нас бардачком, маленький серый пульт с двумя разноцветными кнопками и нажал на зеленую. Ворота бесшумно и мгновенно распахнулись вовнутрь. Машина заехала на ведущую к дому брусчатую дорожку, и ворота тотчас автоматически захлопнулись.
— Вот и прибыли, — сказал полковник, помогая Барсентьеву выбраться из машины, остановившейся перед высоким крыльцом.
Из небольшого строения, стоявшего справа от дома, выбежал человек с автоматом, в форме милицейского спецназа, но без знаков различия, и отдал честь.
— Загони машину в гараж. Все спокойно?
— Так точно! Есть!
— Ну, пошли в дом, — кивнул Крастонов Барсентьеву.
На крыльце полковник вставил в какое-то отверстие в двери маленькую блестящую трубочку, и дверь почти бесшумно скрылась в стене, открывая проход.
— И даже личная охрана, как у…
— Это временно, — прервал следователя Крастонов, — как только прояснится судьба пропавшего куда-то Тиши, охрана будет снята.
***

Обстановка в доме была добротной, но не более того. Показушная кричащая роскошь отсутствовала. Они прошли в кабинет хозяина, расположенный на втором этаже.
— Садитесь, — полковник указал на стоящий у стены диван.
Барсентьев подчинился, с любопытством разглядывая убранство кабинета. Тоже ничего лишнего. Рабочий стол, компьютер, система DVD, небольшой телевизор, сейф…
— Ну, с чего начнем наш разговор? Нам ведь есть, что спросить друг у друга?.. — Полковник поставил напротив кресло и присел на его подлокотник.
— Похоже, Вы считаете себя полноправным хозяином Белокаменска?.., — полуутвердительно с иронией произнес Барсентьев.
— Нет. Я не хозяин. Я всего лишь ликвидатор, — Крастонов проигнорировал иронию собеседника или сделал вид, что не заметил ее. — Это — наиболее точное определение моего статуса. Под моим руководством полностью, но еще не окончательно, была ликвидирована организованная преступность в городе. Почему не окончательно?
Полковник сделал паузу, затем продолжил:
— Помните знаменитую формулировку: «социализм победил в нашей стране полностью, но не окончательно». Кому она принадлежала?
— Кажется, Сталину, — предположил Барсентьев.
— Да, вождю всех времен и народов, — подтвердил собеседник. — А исходил он из того, что пока социалистическую страну окружают враждебные государства, возможна интервенция извне и реставрация прежнего строя. Что бы сейчас не говорили и не писали про Сталина — это был умный и мыслящий человек. Так и здесь. В Белокаменске оргпреступность побеждена полностью. Но существует опасность ее возвращения из любого, зараженного этим недугом, города России. И попытка реставрации уже состоялась, свидетельством чего является приезд в город семнадцати боевиков из областного центра.
Крастонов взял со стола газету:
— Ваш Генеральный прокурор еще только объявил войну оргпреступности, а мы ее уже закончили. Вот газета недельной давности, читайте, — он развернул газету и положил на колени следователю.
Барсентьев, слегка раздвинув колени и стараясь удержать газету в равновесии, стал просматривать текст статьи.
«АИФ», № 21, 24–30 мая 2006 года. На всю страницу заголовок большими черными буквами: «Россию поделили 400 преступных группировок». Еще бóльшим шрифтом: «Мафии объявили войну». И совсем громадным: «КТО ПОБЕДИТ?».
Аннотация к статье гласила: «Второй по масштабу после коррупции угрозой стране названа организованная преступность. По этому поводу Генпрокурор России Владимир Устинов провел недавно совещание с главами МВД, ФСБ, Минюста, Верховного и Конституционного судов».
— Любопытно. Мое ведомство решило-таки покончить с этим опутавшим Россию спрутом? — скептически произнес Барсентьев и добавил, — к сожалению, это не первая попытка. И боюсь, что не последняя…
Крастонов уверенно его прервал:
— И все же задача выполнима. Если найдутся в Генпрокуратуре, МВД и ФСБ решительные бескомпромиссные люди… Я неправильно выразился. Люди такие есть. Если им дадут свободу действий… Если скажет свое слово президент… И поддержит народ. Да Вы читайте, читайте!
«Совещание проходило за закрытыми дверями… в ближайшее время стоит ждать новых громких арестов и разоблачений: коррупция у нас гуляет под руку с оргпреступностью…
… прокурор города Набережные Челны И. Нафиков, рассказывая о деле крупнейшего в стране ОПФ (организованное преступное формирование, — авт.) «29 комплекс», сказал нашему корреспонденту: «Во время следствия мы доказали бандитский блок преступлений группировки — десятки убийств, хранение оружия, захват людей в заложники…»
«Ну, положим не «мы доказали», там работала целая следственная бригада, возглавляемая важняком Генпрокуратуры — как раз пропавшим в Белокаменске Логиновым. И было это три года назад. Да и доказали далеко не все. По оперативной информации на них висело в пять раз больше», — размышлял Барсентьев по ходу чтения.
«…Но нам не удалось до конца размотать коррупционную цепочку, которая тянулась в Москву, — не хватило сил…».
«Вот это — чистая правда, — мысленно согласился Барсентьев. — А вернее, не дали размотать…»
«…На это нужна политическая воля, и тогда можно перевернуть всю российскую организованную преступность». Прокурор не лукавил: «29 комплекс» преступным способом захватил и владел предприятиями в Татарстане, Удмуртии, Самарской и Оренбургской областях. Через депутата Госдумы, который избирался на бандитские деньги, экономисты преступного сообщества получали многомиллионные кредиты в крупных банках страны на подставные фирмы.
Самый яркий пример того, как организованная преступность «вписалась» в политику, — это ситуация в Екатеринбурге. Лидеры местной преступной группировки — «уралмашевские» — в 90-е сколотившие огромный капитал на криминальном бизнесе, со временем учредили более 200 предприятий и 12 банков, завладели акциями крупнейших металлургических и других предприятий области и занялись местной политикой.
А потом один из лидеров «уралмашевцев», депутат городской думы А. Хабаров, собрал среди бела дня сходку всех уральских авторитетов, которые выступили против… Это был уже серьезный выбор законной власти, Хабарова арестовали по обвинению в вымогательстве, а через несколько дней его нашли повешенным в камере СИЗО…
…организованная преступность захватила топливно-энергетический комплекс, металлургическую, лесную промышленность, рыбную отрасль. Рейдерство (захват предприятий), криминальные банкротства, финансовые схемы, с помощью которых из бюджета воруются миллиарды рублей, — это тоже дело рук организованной преступности…».
Барсентьев быстро пробежал глазами по раскрытому газетному листу, он весь был посвящен этой проблеме. Высказывались по теме многие политики и бывший генпрокурор Юрий Скуратов.
— Ну, и что, — произнес наконец он, — примеры-то несвежие. Еще бы Ходорковского сюда приплели. Борьбу надо начинать не с деклараций, а с дела… Словами надо закончить борьбу. Например, сказать тост по случаю кончины мафии. А эта говорильня — старый прием…
— Вот, — удовлетворенно воскликнул Крастонов, — Вы сами правильно выразили мою мысль. — Речь не о примерах. Мы здесь у себя и начали именно с дела.
— Конечно, с дела, — разозлился Барсентьев, — и продолжаете эти дела! Сто пятьдесят тысяч Вы мне подкинули? А Логинова?!? Да Ваши руки по локоть, нет — по плечи в крови!
— Погодите! Разговор пока не об этом. Вы в курсе, что сегодня утром ваш Генеральный прокурор был снят с работы?
— Как «снят»? — Барсентьев был ошеломлен.
— Президент уволил его в отставку. Совет Федерации дал согласие мгновенно. Не то, что при Ельцине — по Скуратову.
— Не может быть…, — но следователь уже понял, что полковник не шутит и не обманывает его.
— Уж, не в связи ли с тем, что он объявил войну мафии? — со злой иронией продолжил Крастонов. — «АиФ» вышел в среду, а в пятницу уже увольняют Генерального прокурора страны. Мафия бессмертна? И всесильна? Вот Вам доказательство!
Барсентьев опустил голову.
« Да с такого поста сами не уходят, — подумал Барсентьев. Неужели смогли так быстро состряпать компромат? И серьезный. Ведь Устинов был полностью предан президенту. Чтобы его сдать, нужен был особый повод и особые доводы».
— А, Вы знаете, что Ваш шеф еще совсем недавно был секретным указом главы государства награжден Звездой Героя России? — продолжал наседать Крастонов.
Насчет этого Барсентьев был в курсе. В центральном аппарате, прослышав об этом, недоумевали и судачили. Наградили, якобы, за успехи в борьбе с терроризмом. А где эти успехи? Буденновск, «Норд-Ост», Беслан… Террорист номер один Шамиль Басаев на свободе, спокойно раздает интервью и продолжает организацию терактов. Можно понять, когда штатовцы не в силах поймать своего главного врага Усаму Бен Ладена — земной шар большой и десятки мусульманских государств готовы гласно и негласно спрятать его на своей территории. Но Чечня-то маленькая… И в составе России…
И тут же мелькнула мысль: «значит спецназовцев мне на помощь могут и не прислать… Не до того, наверное, сейчас заместителю Генерального прокурора…»
Где-то зазвонил телефон.
— Давайте перейдем в каминный зал, — полковник был совершенно спокоен.
В просторной комнате, именуемой каминным залом, действительно наличествовал большой камин.
Крастонов поднял трубку, выслушал говорившего и ответил:
— Я Вам сейчас перезвоню, буквально через минуту.
И, обращаясь к Барсентьеву, полковник сказал:
— Я вернусь через несколько минут. Посидите пока на этом стуле. А чтоб Вы не вздумали…
И Крастонов, не мудрствуя, скованные сзади наручниками руки Барсентьева зацепил, наручниками же, за перекладину спинки стула, на который тот сел. Попробуй убеги вместе со стулом, в таком состоянии даже встать на ноги невозможно, не говоря уже о других действиях.
Крастонов вышел из комнаты. Барсентьев стал осматриваться по сторонам. Кроме камина и мягкой мебели в зале, в углу, темнел черным деревом бар. На стене над камином висели две скрещенные сабли без ножен — то ли старинных, то ли под старину.
Между двух скрещенных сабель висело небольшое металлическое панно с красивой надписью выпуклыми латинскими буквами. Буквы блестели старинной неброской позолотой. Надпись гласила: «Dura lex, sed lex».
Через некоторое время вернулся Крастонов.
— Что касаетсяста пятидесяти тысяч, как Вы выразились, подкинутых…, — продолжил он начатый разговор. — Не я лично. Эти деньги Вам пытались дать, чтобы спасти Вашу же жизнь. И оставить в сохранности обретенную жителями города свободу от преступности и других общественных язв.
— И, как я, по-вашему, мог бросить дело?
— Да как угодно. Заболеть, например, и вернуться в Москву.
— Я не о технической стороне, а о принципах.
— Да какие у Вас принципы! Вы так и не оценили сложившуюся ситуацию. И не хотите правильно ее оценить. Вы здесь — чужак! Пытающийся вернуть изгнанное зло и покарать тех, кто его вышиб из города. Так как к Вам могут относиться жители этого города, и я в том числе?
— Я исполняю свой служебный долг. И, в отличие от Вас, в полном соответствии с требованиями закона.
— Законы, написанные людьми, предусматривают далеко не все, — спокойно произнес Крастонов. — Есть законы природы, которые справедливы одинаково ко всем. Они не терпят человеческой скверны и не признают людских пороков.
— Отчего же Вы повесили на стене это знаменитое латинское изречение, — Барсентьев кивнул головой в сторону панно с выпуклыми латинскими буквами, — Закон суров, но это — закон!
— Я как раз и понимаю под этим закон природы, когда в мире главенствует высшая справедливость, а не чьи-то юридические опусы в угоду верхушке правящего класса. Думаю, и древние имели в виду именно это. Бытие должно определять законы, а не законы — бытие.
— А Вы никогда не задумывались о превратностях судьбы, скоротечности земного бытия и, вообще, о смысле жизни? — поинтересовался Барсентьев. — Именно своей жизни?
— Есть или был такой ученый, то ли швед, то ли француз, который разбил время существования Вселенной, условно, на один земной год. Согласно его расчетам, так называемый, Большой взрыв, произошедший пятнадцать миллиардов лет назад, условно скажем, 1 января, положил начало формированию Вселенной. Лишь 1 мая возникла наша галактика, Млечный путь. 9 сентября возникла Солнечная система. 14 сентября образовалась планета Земля. И лишь 31 декабря в 13 часов 30 минут появились первые люди. В 23 часа 59 минут и 56 секунд в далекой провинции на задворках Римской империи родился Иисус Христос. Еще через три секунды началась Эпоха Возрождения. Что же касается нашего с Вами времени — это сотые доли секунды. А человеческая жизнь — это даже не миг, это нечто бесконечно малое. Но я хочу и за эту тысячную долю мгновения что-то сделать на пользу тому же человечеству…
Крастонов говорил самозабвенно и взволнованно.
Барсентьев слушал, скептически щурясь.
— И мои руки не в крови, так же, как и Легина, — продолжал Крастонов. — Я сформировал специальную группу для таких дел.
Полковник налил себе минеральной воды и медленно выпил из хрустального стакана, не предложив пленнику.
«Удивительный человек, — подумал Барсентьев, слушая откровения Крастонова и поражаясь его целеустремленности и дерзости в решении некоторых вопросов. И вздрогнул от внезапно пришедшей мысли, — А ведь он смог бы, если не ликвидировать, то придавить организованную преступность и, в целом, по стране. Придавить, как ядовитую змею, так, чтобы она не только не распространялась и множилась, а норовила бы забиться поглубже в нору и там ждать своего смертного часа, уже больше не высовываясь. Будучи, скажем, заместителем министра внутренних дел. И действуя в рамках закона. Имея в подчинении такую силищу… Смог бы!»
И он с неожиданной симпатией глянул в лицо полковнику, но тут же содрогнулся.
«Да, что же это со мной такое? Проявляется синдром заложника, когда жертвы начинают сочувствовать террористам, критически относясь к действиям сил правопорядка, пытающихся их вызволить? Передо мной преступник. Оборотень, в погонах полковника, погубивший Логинова. Человек, не просто поправший закон, но отшвырнувший его в сторону, как ненужный и даже мешающий хлам. Для которого другие люди, не более чем шахматные фигуры — пешки, в его игре для достижения цели любой ценой…»
Крастонов большими глотками опустошил стакан и посмотрел на Барсентьева:
— Хотите воды?
— Хочу.
Полковник поднес стакан, наполненный водой, к его губам и слегка наклонил. Струйка воды скользнула по подбородку Барсентьева, и он стал пить небольшими глотками.
— В Нижнем Тагиле есть единственная колония, — продолжал тем временем Крастонов, — где отбывают срок наказания работники правоохранительных органов: милиции, суда, прокуратуры и других. Я решил создать особую группу, для выполнения специфических задач, из бывших работников милиции, которые содержались в этой колонии.
— То есть сформировать свое собственное подразделение из преступников?
— Некоторые из них, — не преступники. Напротив, это оперативники, честно исполнявшие свой долг, искренне верившие в справедливость и в полезность милицейской службы. И, тем самым, зачастую, они становились поперек горла криминалу, а иногда — и собственному начальству. И их попросту «подставляли», сдавая правосудию по сфабрикованным ложным обвинениям. В основном, провокации устраивались воровскими авторитетами, чтобы слепить уголовное дело против неподкупного и принципиального мента по обвинению его во взятках, должностных злоупотреблениях и других преступлениях. Начальство, обычно не любящее строптивых подчиненных с такими качествами, легко сдавало своих сотрудников. А иногда и способствовало фабрикации дела, находясь на подкормке у криминалитета. Вы хотите сказать, что такого не бывает?
— Бывает, — вынужден был признать Барсентьев.
Уже в его бытность, прокуратуре удалось доказать невиновность двух работников милиции и одного прокурора по подобным подложным делам, и Генеральным прокурором были принесены протесты в Верховный Суд. Суд протесты удовлетворил, и необоснованно осужденные были освобождены.
— Я направил Легина в Нижний Тагил для сбора предварительной информации и через неделю отправился туда сам, — продолжил Крастонов. — По сведениям Легина, тамошний «кум», то есть заместитель начальника колонии по оперативной работе, всем остальным напиткам предпочитал неразбавленный спирт. Поэтому две тридцатилитровых канистры чистейшего ректификата проложили путь к его сердцу, и он охотно поделился с нами нужными сведениями.
— Но это же должностное преступление!
— Какое преступление… Я объяснил ему, что мы испытываем трудности с опытной агентурой, и эти люди нам понадобятся для внедрения в криминальную среду в качестве агентов. Все это для пользы дела. Тем более, мы их действительно внедряли в преступную среду, и они оказали нам неоценимую помощь в ликвидации проституции, наркомании и организованной преступности в городе.
— И как же вы их вербовали?
— Очень просто. «Кум» подобрал нам шесть человек с необходимыми качествами, которые должны были вскоре освобождаться. Он прекрасно, как, впрочем, и положено по его должности, знал свой контингент. Кто сидит за дело, а кто — жертва спланированных преступниками обстоятельств. Кто чем сейчас дышит. Кто сломался в колонии, а кто по-прежнему оставался настоящим ментом, даже в этих условиях. Он составил нам список с их краткими деловыми характеристиками и с датами выхода этих людей на волю.
Полковник налил еще воды и залпом выпил. На его синей форменной рубашке, на груди, стало проступать темное пятно пота. Лоб также заблестел крупными каплями.
«Нервничает все же, несмотря на всю свою железную выдержку, — отметил про себя Барсентьев. Сам он, наверное, просто не успел по-настоящему испугаться ждущей его участи. Как ни странно, Барсентьев не утратил самообладания, не запаниковал, несмотря на безвыходность положения и, будучи уже, по сути, приговоренным к… К чему? К смерти, это понятно. Но к какой смерти? Крастонов должен понимать, что еще одно бесследное исчезновение московского следователя приведет в город целую комиссию с чрезвычайными полномочиями, которая, даже если не раскроет сути происходящего, все равно заменит всю верхушку правоохранительных органов Белокаменска. Как не справившуюся со своими должностными обязанностями. А, может быть, и отдаст под суд. За проявленную преступную халатность.
— Как это было на практике? — поинтересовался Барсентьев.
— Что? — не понял Крастонов, вглядываясь во что-то за окном.
— Ну, вам известен подходящий человек, сообщена дата его освобождения. А дальше?
— Дальше, в день освобождения у ворот колонии его уже в машине ждал Легин. И делал предложение о возвращении в ряды милиции.
— Кто же его возьмет с судимостью?
— Судимость убиралась из личного дела. Она же все равно незаконная, не так ли? Выправлялись соответствующие бумаги, подправлялась биография, и человек продолжал служить. Кто это будет проверять? Ведь принимал на работу фактически я, а начальник управления лишь подписывал соответствующий приказ.
— И как освобожденные относились к предложению? Все соглашались?
— Все. А куда им было деваться? Кому нужен бывший мент, побывавший в колонии? Кто возьмет на какую-то стоящую работу освободившегося преступника? Государству он сто лет не нужен. Обратиться к бандюкам? Так еще и порешить могут, да он и не обратился бы по своим убеждениям. Никакой другой профессии у него нет. Семья и жилье, зачастую, уже к тому времени были потеряны, сроки-то давали серьезные. А здесь предложение вернуться на службу, со всеми вытекающими последствиями. Кто же откажется?
— Значит, они делали за вас всю черную работу? В том числе и убивали?
— Да. Легин, а затем и я, сразу объясняли им, что придется выполнять весьма рискованную работу. Связанную, возможно, с тем, что доведется и убивать. Но «мочить» нужно будет только отпетых подонков из криминальной среды. Заслуживающих такой кары уже по сути своих преступных дел. Которых и суд, доведись ему быть, осудил бы их к В.М.Н., то есть — к высшей мере наказания. Согласились все, ведь их судьба, смысл их жизни, по сути, были уничтожены преступниками, поэтому наличествовало и чувство мести при принятии решения.
— То есть, им сразу же выдали форму и оружие?
— Не сразу. Во-первых, факт длительного отсутствия, их уход с милицейской службы не скроешь. Ведь за это время им должны были бы присвоить очередные звания и так далее. Поэтому в их личных делах были пометки, что они увольнялись из милиции по собственному желанию. По семейным обстоятельствам, например, или нашлась другая лучшая работа, или в связи с длительной болезнью. С ними заключался официальный секретный контракт, что определенное время они будут заниматься только агентурной работой, в тылу врага, так сказать. Находиться непосредственно в среде организованной преступности. Этим как бы давался испытательный срок при приеме на работу. Человек, тем самым, доказывал, что он способен нести наиболее опасную ношу. Ежечасно рисковать своей жизнью. И в будущем никакой кадровик не стал бы дотошно копаться в их предыдущей биографии.
— Убит шилом в сердце был один из них?
— Да. Его наверняка вычислили и потом замели следы. Но мы сразу же подыскали ему замену.
Крастонов вновь подошел к окну и посмотрел по сторонам. Затем он вышел из комнаты, предварительно буркнув:
— Я ненадолго. Не дурите только. Скрыться Вы все равно никуда не сможете…

***

Барсентьев, низко опустив голову, обреченно сидел на стуле в наручниках, пристегнутых к стулу. Бежать он действительно не мог. Ему оставалось лишь тянуть время, рассчитывая на помощь из Москвы и ждать дальнейшего развития событий.
Он прекрасно понимал, с чем связана такая откровенность собеседника. Для Крастонова он был уже вычеркнут из списка живых, его уже не существовало. Полученная информация ничему и никому уже не послужит. Она умрет вместе с ним. Какая же смерть ему уготована? И тут до него дошло. Он спокойно думал о себе, как о каком-то третьем лице. Но ведь это именно он скоро умрет! Это он приговорен неизвестно к какой смерти! Сколько ему осталось жить? Страх липкой паутиной опутал его сознание. Спина разом стала мокрой. Пот тек с висков, из-за ушей, спускался по ложбинке в основании черепа на спину…
Он вспомнил, как знакомый прокурор, по долгу службы присутствовавший при исполнении приговоров, рассказывал о последних минутах приговоренных к смертной казни…
***
Они сидели в кабинете. На столе, наполовину освобожденном от различных дел и документов, стояла бутылка армянского коньяка, два обычных граненых стакана и нарезанные на чистый лист бумаги тонкие ломтики лимона.
— Как бороться с ростом преступности, как победить терроризм? — горячился его приятель, — если кругом требуют отмены смертной казни, последнего средства, способного устрашить отморозков! В тех же Штатах и в Китае об этом даже и не говорят…
— Боишься остаться без работы? — иронично скривил рот Барсентьев. — К тому же эти мусульманские фанатики, например, не боятся смерти — напротив, это для них путь в рай.
— Боятся и они, — возбужденно возразил собеседник, — ведь смотря, как казнить и как похоронить. Казнь через повешение у них, к примеру, позорна. А если еще и похоронить казненного с несоблюдением мусульманских обрядов и обычаев, с оскверняющей их священные каноны атрибутикой… В какой там рай… Это — хуже любых пыток и любой смерти.
Он налил коньяк, чуть покрыв донышки стаканов. Оба выпили и взяли по ломтику лимона в рот.
— Это полнейшая ерунда, — продолжал прокурор, — что преступники не страшатся смертного приговора. Иные правозащитники пытаются уверить, будто пожизненное заключение является более серьезным видом наказания, так как преступник вынужден будет мучиться всю жизнь. Как бы не так!
Он закурил сигарету. Барсентьев последовал его примеру.
— Любой преступник, будь он хоть трижды Чикатило, с замиранием сердца ждет приговора суда, — уже спокойно продолжал приятель. — И со слов «…приговорить к смертной казни» у него начинается уже совсем иная жизнь. Иное мышление, иной отсчет времени, да все — иное. Он живет уже в потустороннем мире, с единственной надеждой — о помиловании. Это состояние полной прострации. К своим тюремщикам он обращается только с одним вопросом, каждый раз варьируя его по-разному. Бывают ли случаи помилования? А много ли их было? А есть ли у него хоть какие-то шансы?
Барсентьев скептически хмыкнул.
— Он каждодневно просит бумагу и пишет бесчисленные прошения о помиловании, — продолжал его собеседник, не обращая внимания на скепсис Барсентьева. — И, хотя адвокаты заверяют, что они уже подали все бумаги на помилование, и что глава государства, независимо от того, есть ли просьба о помиловании или нет, все равно рассматривает эти вопросы в отношении приговоренных к высшей мере, он никому не верит. И каждый раз с надеждой смотрит в лицо работника следственного изолятора: «а отправлено ли его письмо?». Он почти не спит…
— Снятся кровавые мальчики?
— Нет, не снятся ему его жертвы. Каждую ночь он видит кошмары о своих последних минутах…
Лицо Барсентьева приобрело серьезное выражение.
— И, наконец, наступает неминуемая реальность, — продолжал рассказ прокурор. — Приговоренного вывозят к месту исполнения приговора. Когда за ним приходят, он уже понимает, что больше сюда не вернется. С этого момента он уже не видит знакомых лиц своих тюремщиков. В камеру входят члены специальной группы по приведению в исполнение смертных приговоров. У каждого из них своя функция, но действуют они слаженно и четко…

***

«…Одиночная камера с крохотным вентиляционным отверстием под потолком была залита ярким электрическим светом. Такое ощущение, что течение времени в этом месте остановилось, было совершенно неизвестно, день сейчас или ночь.
На пластиковой откидной койке без острых улов и граней сидел человек. Волосы на голове у него были всклочены и спутаны, на лице черноватой синевой отливала небритая щетина. Сидя абсолютно неподвижно, заключенный непрерывно смотрел только в одну точку.
Глаза его были широко раскрыты и почти не мигали, в них застыл звериный страх.
За стенами камеры, где-то в коридоре послышались неясные шаги.
Человек вздрогнул, насторожился и внимательно прислушался. Пальцы его рук судорожно сплелись…
Шаги миновали камеру и затихли вдали.
Человек, еле слышно переведя дух, принял первоначальную позу.
Через некоторое время вновь послышались шаги. Судя по шуму, шло уже несколько человек.
Заключенный вновь внутренне напрягся и сжался.
На этот раз в замке камеры заскрежетал ключ, и дверь открылась. В камеру зашли трое крепких мужчин, одетых в темно-серые спецовки без знаков различия.
— Встать! — негромко скомандовал первый из мужчин.
Человек с трудом поднялся. На лице его отразилась целая гамма мгновенных эмоций: от ужасной догадки до крохотной надежды.
Двое зашли к нему с боков. В руках одного из них мелькнули разовые пластиковые наручники.
И только тогда приговоренный, поняв суть происходящего, стал пытаться оказать какое-то пассивное сопротивление. Он начал цепляться за все выступающие части — нары, стены, пол и двери — ставшей неожиданно такой родной камеры-одиночки…
Первый мужчина двумя резкими тычками выпрямленных пальцев руки, направленными в солнечное сплетение и под левое ухо, резко подавил сопротивление. И вот уже руки арестанта заведены за спину и скреплены наручниками. Его вывели из камеры, придерживая с двух сторон…
Повезли его, как обычно и перевозят приговоренных к смерти, в узком и тесном заднем отсеке специального автомобиля. Отсек был слегка освещен неярким, непонятно откуда исходящим, светом. На передней стенке отсека виднелся глазок, наподобие дверного.
В отсеке, на корточках, молча сидел приговоренный с ничего не выражающими застывшими глазами. Это уже был не человек. Его психика разом рухнула, и он сидел, уткнувшись в одну точку и уже толком не соображая, куда и зачем его везут. На его спортивных штанах, в районе паха, медленно расплывалось темное пятно. От ужаса и безысходности он обмочился…
Наконец, путь в никуда закончился, и машина остановилась.
Приговоренного завели в небольшую комнату, за столом которой находился человек в прокурорской форме. Рядом сидели еще трое: один в форме внутренних войск, один — в милицейской форме и один — в гражданской одежде. На столе лежали какие-то бумаги…
«Прокурор привез помилование от президента?» — в обреченном проснулась вдруг безумная надежда, и на несколько десятков секунд к нему вернулось сознание.
Но все надежды были напрасны. Прокурор стал выяснять его фамилию, имя, отчество… К осужденному вернулась, наконец, речь, он негромко подтвердил свои анкетные данные. И все же он все еще надеялся на чудо. А вдруг? В трепетном ожидании ловил приговоренный каждое движение губ прокурора…
Но нет! Человек в прокурорской форме резко захлопнул его личное дело.
— Ваше ходатайство о помиловании президентом было рассмотрено и отклонено, — произнес прокурор негромко и равнодушно. — Приговор будет приведен в исполнение…
С этого момента осужденный вновь потерял способность что-либо видеть, соображать, ощущать. Он опять находился в полной прострации. Двое оперативников поддерживали его под руки, третий, стоя сзади, завязал его глаза черной повязкой. Приговоренный был практически в глубоком обмороке…
Человека буквально занесли к месту исполнения приговоров.
Это небольшая глухая комната, стены и потолок которой обшиты обычными спортивными матами. Пол в ней обычно цементный, покрытый древесными опилками, полого спускающийся к задней стене.
Но приговоренный ничего этого видеть уже не мог, так как глаза его были завязаны черной повязкой. И на сопротивление у него уже не хватало душевных сил, а руки приговоренного были скованы разовыми наручниками, которые останутся его последним казенным имуществом в безымянной могиле.
Человек в форме внутренних войск, а это был руководитель специальной группы, махнул рукой, и оперативники поволокли обмякшее тело в другую комнату. Там приговоренного опустили на колени перед специальным пулеулавливающим щитом, и исполнитель приговора сзади выстрелил ему в основание затылка из пистолета с укороченным глушителем. И сразу же все трое вынуждены были отскочить в сторону — вверх ударил тугой фонтан крови…
Сразу после выстрела в комнату зашел человек в гражданской одежде — это врач, он должен зафиксировать наступление смерти. По инструкции врач всегда обязан проверить пульс у казненного и приоткрыть зрачки его глаз. Но, как правило, это не делалось, потому что все вокруг в крови.
Врач вернулся в комнату со столом и первым подписал акт о смерти. Затем документ подписали руководитель спецгруппы, представитель Комитета по исполнению наказаний при МВД (он в форме офицера милиции) и прокурор. Вот и все. Необходимые формальности были соблюдены.
Руководитель спецгруппы достал из стола бутылку водки и разлил ее в четыре стакана. Присутствующие выпили, не чокаясь. На следующий день все они не будут присутствовать на работе — им положен отгул…
Тем временем два оперативника упаковали тело в два специальных полиэтиленовых мешка и вынесли его в машину. Третий сгреб щеткой в кучу окровавленные опилки…
На дворе была глубокая ночь. Машина выехала из города и через некоторое время остановилась на поляне в глухом лесу. Здесь уже чернела готовая яма. Тело с глухим стуком упало в нее…
Земля была утрамбована, разровнена, ее остатки были разбросаны по сторонам, сверху все закрылось сухими листьями, веточками, травинками… И — все. Никаких признаков захоронения не осталось. Могила, как правило, невидима и безымянна. Родственники никогда не смогут узнать, где похоронен казненный…»
Приятель тогда так образно и детально описал сцену исполнения смертного приговора, что у Барсентьева возникло острое ощущение, будто он сам при этим присутствовал.

***

И вот сейчас Барсентьев ощущал нечто подобное, согнувшись, сидя на стуле в ожидании неизбежного.
Он физически чувствовал, как натянулась кожа на его подбородке и скулах, а лицо залила смертельная бледность.
— Вам плохо? — едва расслышал он голос вернувшегося в комнату полковника.
— Нет. — Непослушные губы едва повиновались ему, — просто сидеть очень неудобно.
— Потерпите. Уже немного осталось. Я жду Легина. Он ищет Ваш диктофон. Только в том случае, если не найдет, придется Вас допросить на этот предмет с помощью мезоэтанфлобулина. Слышали о таком средстве? Один укол, и на любой вопрос Вы ответите с такой обстоятельностью, которая и не требуется. Может, сразу скажете? Впрочем, Легин все равно должен сделать в Вашем номере самый тщательный обыск. Мало ли, что там у Вас, мы ведь за каждым Вашим шагом не следили.
И от этой обыденности, от этого равнодушного «немного осталось» Барсентьев едва не завыл. Он опустил веки и наклонил голову к груди, ощущая страшнейшее нервное напряжение. Казалось, от этого он сам мог уйти в небытие.
— Вот, выпейте водички, — стакан вновь коснулся его губ.
Барсентьев поднял голову и начал прерывистыми глотками впитывать в себя прохладную пузырящуюся жидкость.
— Может, покурить хотите? Сам то не курю, но для гостей держу. Или глоток коньяка?
Барсентьев кивнул. Немного подумав, кивнул еще раз.
— И того, и другого, — правильно понял его казавшийся радушным хозяин, и направился к темневшему в углу черным деревом бару.
Два хороших глотка коньяка, налитого на треть в массивный тяжелый стакан для виски, помогли Барсентьеву преодолеть начинавшуюся нервную лихорадочную дрожь во всем теле.
Крастонов откусил изящными, инкрустированными потемневшим серебром, щипчиками кончик сигары и вставил ее в рот пленнику. Затем он поднес к ней взятую со столика настольную зажигалку в виде средневековой пушки и нажал на спуск.
Барсентьев никогда не курил сигар, ее дым был непривычен и показался каким-то вонючим. Толстую сигару было трудно удерживать во рту, а курить без рук оказалось крайне неудобным. Приходилось то и дело подправлять ее языком и губами. Сосредоточившись на этом занятии, он стал ощущать, что вселившийся в мозг и тело ужас понемногу уходит.
«Страх — это вполне нормальное явление для любого здравомыслящего человека», — подумал он и перекатил сигару в другой уголок рта. Мысли, зажатые жутью маячившей перспективы, потихоньку вновь обретали оперативный простор.
В напряженной тишине глухо зазвонил мобильник. Полковник достал его из кармана форменных брюк и поднес к уху.
— Минуточку, — произнес он в трубку и вышел из комнаты.
«Не хочет, чтобы я слышал разговор, — догадался Барсентьев. Найдет ли Легин диктофон под ванной? Увидеть его невозможно, под ванну не залезть даже специально обученной собаке, прибором его не обнаружить. Значит, будут делать укол? Они бы и давно его сделали, но почему-то не хотят. Почему? И сам себе ответил — потому, что я должен скончаться от какой-то естественной причины. От инфаркта миокарда, например. Если сделать укол сыворотки правды, в моем теле при вскрытии, наверняка, обнаружат следы других химических соединений, а, возможно, и расшифруют состав вещества, содержавшегося в шприце.
«Мое спасение может быть только в максимальном затягивании времени, — размышлял он. Оперативная группа захвата, созданная заместителем Генерального прокурора, возможно, уже в пути. Конечно, ее основу составляет спецгруппа «Мангуст», превосходно обученные бойцы которой справятся с Крастоновым и его командой, причем без излишнего шума и суеты. Поэтому у него, Барсентьева, есть неплохой шанс уцелеть в начавшейся катавасии. Обороняющимся будет не до него при внезапном нападении в условиях быстро меняющейся обстановки. Возможно, применят газ, который усыпит и парализует всех находящихся в доме. Надеюсь, у них не получится, как получилось у спецслужб при штурме…»
— Ну, вот и нашелся Ваш диктофон, — прервал мысли Барсентьева голос Крастонова, — сейчас приедет Легин, вместе и послушаем, что Вы там поназаписывали. А потом, не обессудьте… Вы влезли туда, куда посторонним вход воспрещен и, как опытный следователь, кое-что узнали, а о многом, вероятно, догадались. Вы просто очередная улика, которая должна бесследно исчезнуть… Но, не пугайтесь. Вы сами бесследно не исчезнете. Сгинет лишь навсегда информация, носителем которой Вы являетесь. А Вы? Вы ничего не почувствуете, никакой боли. И похоронят Вас с почестями на каком-нибудь Ваганьковском, или, где Вам там по рангу положено…
Барсентьев скривил рот в принужденной улыбке. Крастонов это заметил, но продолжал:
— …как принявшего смерть на боевом посту. От непосильных трудов. — В голосе полковника неожиданно зазвучала злая ирония. — И чего Вам не сидится в ваших столицах? Да у вас там любого министра, любого чиновника мэрии или префектуры можно спокойно брать под микитки и волочь в кутузку. А потом уже искать доказательства его преступной деятельности. И их найдется целый ворох, они лежат на поверхности. Вот и занимались бы своими паханами в галстуках от Версачи и костюмах от Армани, за которые нужно выложить годовой оклад. А они их меняют ежедневно…
Крастонов рубанул рукой воздух:
— Хотя, о чем это я? Для них костюмы и галстуки — повседневные мелочи. Бывает, за одну подпись берут сотни тысяч долларов. Один даже публично похвалялся: «моя подпись, дескать, стоит миллион». Казнокрадство и взяточничество в столице давно превратилось в скучную обыденность для обывателей. И для правящей касты — это приевшаяся норма. Упрекнуть могут лишь за то, что «не по чину берешь», как в царской России. Что, я не прав? Разве это не так? — он почти сорвался на крик.
— Заберите сигару, — попросил Барсентьев. — И послушайте меня, Крастонов. — Они уже не называли друг друга по имени и отчеству. — Вас ведь все равно раскроют. Приедет другой следователь, даже целая следственная группа и…
— И ничего они не найдут, — перебил его полковник. — Ровным счетом ни-че-го. Никаких доказательств. Все свидетели мертвы, все улики уничтожены. Вы и ваш диктофон — последнее, что может пролить свет на скрывшуюся истину во мраке прошлого и небытия…
«А, ведь Крастонов прав, — мысленно согласился Барсентьев, с внезапной остротой осознавший что, действительно, больше доказательств нет. И не будет. И добыть их негде. Вещественные свидетельства содеянного уничтожены, а источники информации погибли. Сейчас нужно только как можно дольше тянуть время, чтобы не стать последним из этих погибших…
«Либо я протяну время и дождусь посланных «мангустовцев», либо наступит моя безболезненная, как он пообещал, смерть. Tertium non datur — третьего не дано».
И ему некстати вспомнилась крылатая фраза неудачливого жениха красивой девушки — спортсменки, комсомолки и так далее, в исполнении Владимира Этуша: «Либо я веду ее в ЗАГС, либо она меня ведет к прокурору…» из бессмертного фильма Леонида Гайдая «Кавказская пленница».
Он, чтобы выиграть время, перевел тему разговора на завербованных спецназовцев Крастонова, освобожденных из специализированной нижнетагильской колонии и прибывших для прохождения дальнейшей службы в белокаменскую милицию.
— Скажите, разорванные на куски тела крестных отцов городского криминалитета — тоже дело рук ваших новобранцев?
— Скрывать тут нечего, — начал успокаиваться Крастонов, — их работа. И работа была сделана профессионально и качественно. Хотите знать детали операции?
— Пожалуй.
— Все шестеро наших агентов, внедренных без труда в преступный мир города (их ведь никто в Белокаменске не знал) благодаря своим качествам играли не последние роли в преступной среде. Один из них охранял даже самого Косаря — тот, который записал разговор главарей преступных группировок в сауне. Им удалось усыпить подмешанным в спиртное зельем Косаря и Боцмана… Подробности Вам ни к чему. Затем их вывезли за город, на живописную поляну, где уже заранее были подготовлены восемь толстых осин. Стволы деревьев были пригнуты до самой земли, верхушками друг к дружке.
— Но это же — живодерство…, — вырвалось у представившего себе картину такой казни Барсентьева.
— Живодерство существовало в средние века, когда, действительно, при помощи различных приспособлений жертвы раздирались на куски живыми — отсюда и слово «живодерство».
— А эти… Разве они были мертвы?
— Почти. Доза принятого ими снотворного была смертельна. Для надежности. На случай, если бы их не удалось вывезти. Поэтому, даже если они еще не успели умереть, они ничего не могли почувствовать. Боцмана и Косаря привязали за руки и за ноги, каждого к верхушкам четырех осин, и перерубили притягивающие их к земле канаты. Результат Вам известен. Это был просто способ устрашения остальных.
— Копию видеокассеты, отснятую в ходе осмотра места происшествия, умышленно передали телевизионщикам. А, те, счастливые, крутили ее два дня подряд (не все, конечно) по новостным каналам местного телевидения. Еще бы — такая сенсация. Пока не… — Крастонов прервался, прислушавшись к какому-то шороху.
— Пока не надоело? — закончил за него Барсентьев. Он пытался хоть чем-то отвлечь внимание полковника, думая о возможном скором проникновении в дом своих спасителей.
— Нет. Пока не вмешался наш прокурор, который вынес официальное предписание о запрете массового показа этих сцен, заботясь о нервах и душах телезрителей.
— А разве прокурор был не с вами заодно? — удивился Барсентьев.
— Наш прокурор — романтик и идеалист. Он поддерживал нас в деле искоренения язв города, считая это святым делом. И осознавал, что для достижения такой благородной цели хороши все средства. Он многого не знал, хотя, возможно, о чем-то и догадывался.
— Что было дальше? После показательной казни «законников»? — спросил Барсентьев.
— После этого начался массовый отъезд из города уцелевших боевиков организованных преступных группировок. Они по-настоящему испугались. Мы этому не препятствовали. Пускай разнесут по городам и весям, что в Белокаменске быть преступником смертельно опасно и можно запросто оказаться в жуткой роли казненных главарей.
— Но оставался еще Тиша?
— Тиша куда-то пропал в очередной раз. Он был крайне осторожным человеком и, как говорят блатные, «на время слинял в тину». Не объявился он и позже. Мы его так и не нашли. Скорее всего, он понял, что пощады не будет и ему, и скрылся из города.
— А групповое убийство приехавших из областного центра боевиков — тоже их работа? Ваших новообращенных спецназовцев?
— Сейчас расскажу, — произнес Крастонов, вновь внимательно прислушиваясь. — Прослышав, что город, остался бесхозяйственным, областные авторитеты, которые раньше и не совали нос в Белокаменск, поскольку были гораздо слабее наших, решили прибрать его к рукам.
Крастонов держался спокойно, уже полностью овладев собой.
— С этой целью, — продолжал он, — областные снарядили семнадцать человек, вооруженных пистолетами, которые должны были на месте определить, кто возглавляет сейчас белокаменское преступное сообщество, и предложить местным стать под руку некоего Анвара — областного авторитета. Кто такой этот Анвар, нам пока неизвестно. Когда я служил в области, такого человека там не было. Судя по имени, это выходец с Кавказа.
— Кстати, а какими причинами вызвано Ваше назначение в Белокаменск? — перебил его Барсентьев, — Вы же ушли с понижением в должности. Я слышал, что Вы, якобы, вызывали на дуэль тамошнего начальника УВД генерала Гречкова?
— Я смотрю, Вы вплотную мной занимались. Даже эту давнюю историю раскопали. Этот случай не имеет никакого отношения ни к служебной деятельности, ни к нашему теперешнему противостоянию. Это — сугубо личное, и Вам знать об этом вовсе не обязательно.
— Да, я и не лезу в Вашу личную жизнь. Просто к слову пришлось…
— Хорошо. Хотите слушать дальше — слушайте. Время до приезда Легина у нас еще есть, отчего бы нам не обменяться информацией? Я надеюсь, Вы со своей стороны ответите на интересующие меня некоторые вопросы. Мы ведь не висели постоянно у Вас на хвосте, и кое-что мне, в свою очередь, непонятно.
— Согласен, — Барсентьев ни секунды не колебался.
Он готов был рассказывать и повествовать хоть тысячу и одну ночь, лишь бы дождаться подмоги. Время для него было сейчас самым важным фактором. Тем более каких-то профессиональных секретов он выдать не мог. Их просто не было. А как он докопался до сути происходящего в Белокаменске?.. Отчего же это не рассказать.
— Пришельцы имели задачу, — продолжал Крастонов, — в случае оказания сопротивления расправиться с непокорными. Поскольку наши агенты еще сохраняли свое инкогнито в рассыпающихся бандформированиях, нам сразу стало известно о прибытии областных братков. И на встречу с ними пошел, в качестве местного пахана, Легин с двумя агентами.
— Чтобы предложить местом встречи заброшенный карьер?
— Да. Получив предложения стать под крышу Анвара и при этом временно возглавить местный филиал организованной преступности областного центра, Легин сказал, что он здесь не главный. Что он передаст их предложения Тише, который остался «на хозяйстве» после смерти Боцмана и Косаря. Что авторитета в настоящее время плотно «пасут» в конец оборзевшие менты и предложил «забить стрелку» с ним в заброшенном карьере на следующий день с утра. О Тише прибывшие боевики знали, в своих силах они были уверены, собрав некоторую информацию о местном положении дел, и поэтому на «стрелку» согласились.
— Судя по всему, к этому все готовилось заранее?
— И это верно. Все, в общем-то, было продумано до мелочей. Вы побывали на карьере и убедились, что для засады и внезапного нападения это идеальное место. Карьер расположен в глухом лесу, густой кустарник и деревья обступают его с трех сторон. А с четвертой — идет подъездная дорога. Легин с шестью агентами, как Вы метко выразились, новообращенными спецназовцами, занял позиции на вершинах откосов карьера. По два человека с каждой стороны, вооруженные автоматами АКМ. Сам Легин подстраховывал со снайперской винтовкой, на случай непредвиденных обстоятельств.
— Откуда там взялось автоматическое оружие? — спросил Барсентьев, заранее зная ответ.
— Ну, Вам же это уже известно, — в ответе Крастонова прозвучала легкая укоризна, смешанная с восхищением аналитическими способностями приезжего сыщика. — Вы же докопались таки до дежурной части. Автоматы и патроны Легин получил в оружейной комнате от начальника дежурной части УВД, якобы для сдачи его подчиненными нормативов по стрельбе. Обычная практика. За что и расписался. Все, как положено.
— Неужели пришельцы не проверили, «чисто» ли в карьере? Ведь при разборках всякое встречается.
— Отчего же, проверили. Приехали на два часа раньше. В карьер въехал вначале лишь один джип. Посмотрели — никаких свежих следов на песке не было. Они же не могли знать, что неподалеку, мимо карьера, проходит глухая лесная дорога, и рядом на полянке стоит личный джип Легина, а также большегруз с бульдозером на борту. Для страховки боевики еще пустили двух человек навстречу друг другу по верху карьера. Тут Легин со своими бойцами на время отошел вглубь леса, они же сверху контролировали ситуацию. А весь лес не прочешешь. Доложили по рации — все чисто. Подъехали, высыпали из машин, загомонили. Утро было тихое, солнце только встало, птички щебетали. Красота! И никто не подозревал, что в автоматные прицелы их уже разглядывают чужие внимательные глаза. И что люди, которым эти глаза принадлежат, не знают пощады к уголовному отребью.
— Ну, почему сразу отребью, — возразил Барсентьев. — Ведь среди них могли быть люди, еще не успевшие в своей жизни совершить преступления. Или, даже агенты областного УВД, наподобие Ваших. Ведь это же чистейшей воды самосуд.
— Отвечу. Во-первых, Вы сами прекрасно знаете, что Уголовным кодексом предусмотрена уголовная ответственность уже за само участие в преступной организации. Специальная статья есть. А также за участие в банде. И за участие в незаконном вооруженном формировании.
Во-вторых, боевик уже запрограммирован на любое преступление, вплоть до убийства, самим фактом участия в бандгруппе. Для чего он становится ее членом? Что же, по-вашему, ждать, пока он сам совершит убийство и не одно? Не лучше ли предотвратить будущие неизбежные тяжкие преступления, уничтожив их потенциального носителя? Тем более, присягнув убивать, он уразумевает, что тоже может быть убит. Он осознанно выбирает этот путь, и гуманнее, а также полезнее для общества, оборвать этот путь заранее.
«Логика у него железная и почти безупречная, — невольно с восхищением отметил Барсентьев про себя. — Крастонов и других сумел этим заразить и убедить. Но, спрашивается, для чего же тогда вообще существуют законы?»
— Что же касается тайных агентов областного УВД среди пришельцев, — продолжил Крастонов, — то их там быть просто не могло. Если бы был хоть один агент среди них, он обязан был связаться с руководителем местной милиции, то есть, со мной. Времени и возможностей для этого вполне хватало. Их же не встретили на подходе к городу, чтобы сразу расстрелять. Им дали время обозначиться…
Вновь зазвонил мобильник полковника.
— Сейчас открою, — произнес в трубку Крастонов, взял с подоконника небольшой черный пульт и нажал на клавишу.
Послышался легкий гул, затем — шум въезжающей машины.
«Он автоматически открыл ворота, — догадался Барсентьев, — вероятно, приехал Легин».
— А вот и Легин прибыл,— подтвердил его догадку полковник.

***

В зал без стука вошел Легин. На этот раз он был в штатском. Его мощная грудь буквально распирала пиджак. Он сунул руку в карман и протянул диктофон Крастонову.
— Прослушал? — спросил тот.
— Да, — Легин утвердительно кивнул, — но ничего нового, кроме его разговора с Алисой. Все остальное у нас уже есть.
Полковник нажал на кнопку, и из диктофона послышался испуганный голос Али:
— … и меня заставили. Я не знала, что это яд… страшные люди, они весь город поставили на колени… Легин — страшный человек. Он меня иногда использовал… и, как любовницу…
Крастонов косо посмотрел на Легина. Тот неопределенно пожал плечами и повел головой в сторону: мол, что здесь такого.
— Вот, стерва! — полковник протянул диктофон сообщнику, — уничтожь. А ты утверждал — железная леди, будет молчать, как килька в томате. Все растрепала…
Легин вновь пожал могучими плечами:
— Она производила такое впечатление, а в деле до этого проверить не довелось…
— Больше ничего не нашел?
— Вот, — Легин достал из бокового кармана пиджака блокнот, — здесь какие-то записи, пометки, схемы, еще не разбирался. И в машине осталась его папка с новыми следственными документами.
— Просмотри и сожги вместе с диктофоном. Что еще?
— Сейф закрыт. Дубликаты ключей у администратора просить не стал, сами понимаете…
Полковник оглянулся на Барсентьева:
— Где ключи от сейфа?
— В кармане, — Барсентьев скосил глаза на правый карман пиджака.
— Забери, — кивнул полковник Легину, — ты, что не обыскал его?
— Нет, забрал только пистолет и сотовый телефон.
— Так, ну-ка посмотри, что у него в карманах.
На стол лег черный бумажник, темно-бордовое удостоверение с золотистой надписью «Генеральная прокуратура Российской Федерации», носовой платок, два небольших ключика на колечке и несколько монет.
— Эти? — Крастонов взял ключи.
Барсентьев утвердительно кивнул.
— Что в сейфе?
— Ничего, кроме уголовных дел и ноутбука.
— Поезжай сейчас же в гостиницу, все забери, — быстро приказал Крастонов Легину. — Ноутбук сразу отдай нашему компьютерщику, пускай посмотрит, что там в памяти с момента его приезда, — полковник кивнул на Барсентьева, — в Белокаменск. И пусть хорошенько поищет следы. Если стерто, чтоб все восстановил. Дела привезешь мне, гляну сам. Подожди, сейчас отдам тебе бумажник, уничтожишь вместе со всеми вещами. Пистолет утопить в реке, подальше от города.
Полковник заглянул в бумажник, — так, деньги, визитки, квитанция за гостиницу…, — он вытянул цветную фотографию мальчика и повернулся к Барсентьеву, — сын?
Тот молча кивнул головой.
В глазах Крастонова мелькнуло сожаление:
— Я бы и отпустил тебя, — он впервые обратился к Барсентьеву на «ты». — Под честное слово офицера. Человек ты нормальный, честный, правильный. Побольше бы таких. Но ты же его не дашь?..
Барсентьев опустил голову.
— И, чего вам не сидится в ваших столицах? — вновь с досадой повторил полковник. — Там своих дел по уши. Поймите, Вы принесли и еще принесете людям этого города зло. Вернее, вернете людям зло, если Вам дать свободу действий… Город станет таким же, как и пять лет назад. Даже еще хуже, потому что налетят чужаки и станут рвать добычу на куски.
Он на некоторое время замолчал, а затем зло прищурил глаза:
— Вы представляете серьезную опасность делу, которому я отдал всю свою жизнь. Я с детства мечтал избавить людей от преступников. Тому были причины. Дело не во мне, и не в Легине. Он такой же честный офицер, как Вы и я. Просто мы по-разному смотрим на окружающее. Мы — трезвыми глазами. Вы — сквозь мутные очки Фемиды. Закон должен служить людям. А Вы, и Вам подобные повернули дело так, что люди поклоняются и служат закону.
Барсентьев опустошенно молчал. Никаких мыслей у него не было. Только перед глазами маячило лицо сынишки с озорной улыбкой и сморщившимся носиком.
Полковник снова помолчал и крутнулся на каблуках в сторону Легина:
— Как говорят в этих суррогатных американских боевиках — «ничего личного»… Верно, Андрей?
Легин кивнул.
— Все. Действуй, — Крастонов аккуратно вложил фотографию в бумажник и протянул его подполковнику.
Легин сгреб широченной ладонью все оставшееся со стола в другую ладонь, сунул в карман своего необъятного пиджака и направился к двери.
— Подожди, — остановил его Крастонов.
Легин обернулся.
— Сделаешь дела и езжай сразу к себе. Все подготовь, а потом мне позвонишь.
Легин, кивнув, вышел.
Крастонов подошел к бару, достал оттуда второй стакан для виски и бутылку «Реми Мартена».
— Хотите? — он повернулся к Барсентьеву.
— Налейте. — Голос следователя зазвучал обреченно.
Полковник плеснул в оба стакана примерно по трети и поднес один из них к губам Барсентьева.
Затем он выпил сам и задумчиво покрутил стакан в руках.
— Как вы вышли на следователя городской прокуратуры? — поинтересовался полковник у Барсентьева.
— Знаете, Крастонов, давайте, сначала закончим Вашу историю, а потом, обещаю, я отвечу на все ваши вопросы, — спиртное не подействовало на Барсентьева, находящегося в сильнейшем напряжении, — плесните-ка мне еще немного, хороший у Вас коньяк.
Полковник с сомнением посмотрел на стакан, — большое содержание алкоголя в крови нам, вообще то, ни к чему, — буркнул он, но все же налил еще немного.
— На чем мы остановились? — уточнил он у Барсентьева.
— На бойне в карьере.
— Да какая там бойня, правильнее сказать — расстрел. Бандиты вполне его заслужили. И закончилось все это в течение минуты. Никто из них и понять не успел, в чем дело. Легин подал сигнал обычным милицейским свистком, и автоматы ударили разом. Каждый выпустил по одному рожку. Перекрестный огонь — страшное дело. Боевиков буквально смело…
— Но троих добивали выстрелами в затылок…
Крастонов чуть пожал плечами:
— Я не в курсе. Ну, если и добили… Чего им мучиться?
— А для чего было мять их бульдозером? Для устрашения других?
— Такой цели не было. Просто бульдозер сгреб их тела и автомобили к задней, обрывистой стене карьера. Эту высокую нависающую стену хотели обрушить, и все останки похоронить под песком, чтобы не осталось никаких следов. Сделать что-то вроде братской могилы. Планировалось абсолютно бесследное исчезновение боевиков. Так страшнее.
— Что-то помешало этому?
— Да. Здесь принесла нелегкая этого гибедедешника. Он вечно ошивался на глухих лесных дорогах, ловил подвыпивших водителей и любовные парочки, по известным причинам искавшие уединения. И «доил» их, то есть вымогал деньги. Он вообще был закоренелым взяточником. Брал все, что можно, и где можно, и за все, что можно. Точнее, за что нельзя. Да и другие черные делишки за ним водились — обложил данью две платных автостоянки, по-видимому, с соизволения Тиши, с которым иногда тайно встречался. Легин дважды его письменно, анонимно, от имени «Черной пантеры», предупреждал: «заканчивай с этим, парень, иначе плохо кончишь». Но не послушался, вот и кончил плохо. Услышал выстрелы, подъехал полюбопытствовать… В живых его оставлять было, конечно, уже нельзя.
— Об этой «Черной пантере», что это…
— Ничего. Это — миф, — оборвал его полковник на полуслове и повторил, — миф, созданный и распространяемый нами. Он преследовал три цели: во-первых, запугать уголовников, во-вторых, показать всякого рода нечестным должностным лицам, что есть люди, которые могут покарать их от имени общественности и, в третьих,… — полковник на мгновение запнулся, подбирая подходящее слово — … пустить по ложному следу возможное расследование.
— Кто убил инспектора ГИБДД?
— Один из нашей шестерки. Вначале инспектора отвезли в заброшенную сторожку лесника. А вечером приняли решение о его ликвидации. Отрубленная рука со стодолларовой купюрой и записка означали, что он казнен за взятки. Многие знали, что он нечист на руку и это явилось своеобразным уроком для других мздоимцев.
— Но, Вы то сами, — не удержался Барсентьев, — эти Ваши хоромы, что, построены на зарплату? Этот шикарный забор? Система видеонаблюдения? Мебель? Да, все! А Легин? Его домина? Его джип?
— Да. На заработанную мной плату. Правда, не за ту, что мне платило государство. На нее такой дом, конечно, не построишь. Мне оплатил мой труд наш город, который я избавил от проституции, наркомании и, главное, от организованной преступности, высасывающей из него все соки. Вы считаете, что мне…, — полковник запнулся, — и Легину тоже, и некоторым другим, заплатили за это слишком высокую цену? Это смешно…
Он отпил из стакана и продолжал:
— Это составляет, может быть, одну десятитысячную, а, может, и стотысячную часть той дани, которой обложили город организованные преступные группировки. Так что я и мои товарищи, напротив, даже сделали городу и его обитателям щедрый финансовый дар. Мы им заплатили, а не они нам.
— Это обычная взятка, — вяло подытожил Барсентьев.
— Это не взятка. И не подкуп должностных лиц, — Крастонов начал горячиться. — Каждая собака в городе знает, что нас невозможно подкупить. И что к взяточникам мы сами беспощадны…
Полковник резко поставил стакан на стол.
— Кроме того, Вы, наверное, слышали, что на меня неоднократно совершались покушения. И на Легина также. Ни я, ни он — не имеем семьи… Некогда… И опасно… На службе мы сутками. Дома только ночуем, и то — не всегда. Участки под дома нам выделили специальным решением городской мэрии, поскольку в многоэтажке, где мы жили до этого, невозможно было обеспечить нашу безопасность. Рано или поздно бандиты до нас добрались бы. Даже часы, которые стоят, дважды в сутки показывают точное время. Поэтому — и дом, и забор, и видеонаблюдение.
Крастонов показал рукой за окно.
— Ни я, ни Легин никогда, ничего и ни у кого не просили, — продолжил он. — И не попросим — об этом тоже все прекрасно знают… Я удовлетворил Ваше любопытство по этой части?
— Да. Возможно, Вы это заслужили. Хотя я, по-прежнему, считаю, что должностное лицо не вправе принимать никакой дар, и ни под каким соусом, — возразил Барсентьев.
— Нет, Вы мне нравитесь такой своей позицией. Ну, прямо Нина Андреева, — не поступлюсь принципами и все тут. Хоть бы для вида согласились. В вашей то ситуации…
— А мне терять нечего, кроме своей жизни, — невесело пошутил Барсентьев, — так Вы хотели, обрушив стену карьера, скрыть тем самым следы преступления? Или, как Вы определили это действо — расстрела? И вам помешал сотрудник дорожной службы?
— Нет. То есть — на второй вопрос «нет». А на первый вопрос — «да». Мы хотели представить это, как загадочное бесследное исчезновение целой группы боевиков. В целях того же устрашения, чтобы другим неповадно было лезть в город. Убийство — оно и есть убийство. Приехали бы мстить, искать обидчиков. А так — пропало сразу семнадцать человек, и все. И никаких следов. Приехали в город — и сгинули. Согласитесь, впечатляет. Мистика.
— Впечатляет, — кивнув, согласился Барсентьев.
— В случае же, если бы все-таки Анвар прислал своих людей для разборки, мы спровоцировали бы стычку между нашими и пришлыми бандитами. И в этой суматохе убрали бы и тех, и других. Кого посадили бы, а кого… И город стал бы чистым от этих тварей.
— Придумано неплохо, но это же чистейшей воды…
— А обрушить песчаную стену помешал вовсе не инспектор, а вертолет МЧС, — обрывая Барсентьева, продолжил полковник. — Они обычно летают над лесом, высматривая очаги лесных пожаров. А тут пилот видимо случайно пролетал над карьером и заинтересовался происходившей там суетой. Сделал второй заход, стал кружить. Наши попрятались, не стрелять же по нему. Но бульдозер и все остальное ведь уже не спрячешь. Вертолет улетел, но при этом пилот сообщил по радио дежурному по отделу МЧС о странной работе бульдозера. Тот сообщил дежурному по УВД. А дежурный уже доложил об этом мне.
— Теперь все понятно, — произнес Барсентьев.
— Прятать трупы и автомашины было уже бессмысленно, все равно пришлось бы раскапывать. Я позвонил по мобильному Легину, чтобы убирались оттуда побыстрее. А сам дал команду на выезд дежурной оперативной группе. Но перед этим лично всех проинструктировал и приказал вооружить автоматами. Мало ли что. Затем вернул их с полдороги, приказав взять с собой еще и следователя прокуратуры, так как без него нельзя будет ничего трогать. Это делалось, как Вы понимаете, для того, чтобы дать Легину время увезти бульдозер и скрыться со своей группой. А затем я позвонил прокурору города и предложил выехать самим на место происшествия, так как произошло нечто неординарное…
— Но Логинов считал…
— А потом прибыл Ваш Логинов, — Крастонов налил себе еще коньяка, — не серчайте, Вас не угощаю по понятным причинам. И начал…
— Простите, — прервал его Барсентьев, — а как вы завербовали следователя городской прокуратуры Мирчука, который начинал вести эти дела?
В принципе, Барсентьев уже знал об этом в общих чертах. Но ему нужно было выиграть время. Ему важны были даже секунды… Главное — время… Долинин обязателен, и должен прислать подмогу, должен…
— Случайно, — ответил Крастонов. — Это было давно. Занесло его пьяного, как говорится, в дым, на одну из хат к «мамке». Стал угрожать ей, я, мол, такой-то. Всех могу пересажать. Ну, дали ему бесплатно попользоваться одной проституткой. И уходил бы себе по-тихому. Так, нет, хватанул еще водки. «Всех, — заорал, — по очереди ко мне». Стал буянить, крушить мебель. «Мамке» между глаз засветил. Та — звонить в милицию. Доложили мне — так и так, какой-то прокурор у проституток буянит… Что делать?
— И что Вы сделали?
— Ну, я и подумал, что не повредит иметь в прокуратуре своего человека. Выслал опергруппу во главе с Легиным, и приказал заснять все, что происходит, на видеокамеру, а буяна задержать для выяснения личности. Кто его знает, прокурор он, или, может, врет. Да, Легину посоветовал подставить свое личико, чтобы результат можно было предъявить…
Полковник хмыкнул, — он-то подставил, да все без толку. Ему разве только бревном фингал навесить можно. Но все по порядку. Приехали, посмотрели: следователь совершенно невменяем. Машет красной «корочкой», полез драться к работникам милиции, а те — в форме. В четырехкомнатной квартире все вверх дном. Хорошо еще оружия у него не было. Засняли все аккуратно на видео. Потом скрутили Мирчука, доставили ко мне на квартиру. Он спал у меня в наручниках на диване до самого вечера следующего дня.
«Не совсем так следователь рассказывал об этом, а точнее, совсем не так. Мол, провокацию милиция устроила, — подумал Барсентьев, — однако, о мертвых или ничего … Но каков подонок ведь… Служат и у нас подонки…»
— Когда Мирчук очнулся, тут я ему фильм и показал…, — продолжил Крастонов. — Психика и так угнетенная, после такой попойки. Сломался он сразу. Я ведь ему еще показания проституток и «мамки», а также задержавших его сотрудников милиции предъявил. Легин еще пришел с нарисованной синей тушью «фарой» под глазом… Тот и поплыл. На колени пытался бухаться: «все, что угодно, только не губите».
— Испугался, что работы лишится?
— Естественно, ведь он понимал, что не только с работы могут погнать, но еще и уголовное дело возбудить по факту сопротивления работникам милиции, сопряженного с насилием. А у него и семья, и дети… «Не надо, — говорю ему, — всего, что угодно. Послужишь только. И то, если случай представится».
— И случай представился, — с иронией произнес Барсентьев.
— Да. Собственно говоря, мы и не собирались предавать широкой огласке этот случай, даже если бы следователь отказался от сотрудничества. Бодаться с прокуратурой — себе дороже. Просто отдали бы втихую материалы прокурору города, и пусть решает, что хочет. А «мамке» приказали бы, чтобы со своими девками забыла про случившееся. Ну, и своим, конечно, а те — люди служивые…
«Это, пожалуй, самый длинный разговор в моей жизни, — Барсентьев поежился, — и, возможно, последний». А вслух спросил:
— Где Логинов?
Было заметно, что Крастонов даже слегка растерялся от поставленного в упор вопроса. Немного опешив, через несколько секунд он, однако, собрался и, так же прямо, без колебаний ответил:
— На дне реки. В гробу из бетона. Даже мы его вряд ли теперь найдем… Ночью дело было... А нет трупа — нет и убийства. Да и не убийство это было вовсе, а производственная необходимость, знаете ли. — Полковник отчего-то умышленно ерничал, явно провоцируя с только ему одному известной целью Барсентьева на резкие слова.
«А ведь он, похоже, действительно мне симпатизирует и не желает убивать, — вдруг понял Барсентьев. — Ждет от меня грубости, чтобы распалиться. Не дам я ему такой возможности…»
— Как же Логинов на Вас вышел?
— Видите ли…, — начал Крастонов но договорить уже не успел.
— Крастонов, — загремел на улице голос, усиленный мегафоном, — мы знаем, что Вы здесь. Необходимо задать Вам несколько вопросов. Дом окружен спецназовцами группы «Мангуст». Думаем, Вам известно такое подразделение. Вам от нас не уйти. Выходите на крыльцо, а затем к воротам — без оружия и с поднятыми руками. Время на размышление — три минуты. По истечении — штурм. Стрелять будем на поражение.
Следом, несколько отдаленней, другой голос то же самое стал предлагать Легину.
«Что же они делают? — поразился Барсентьев, — ведь штурм при наличии заложника должен быть совсем иным. Бесшумным и невидимым. С применением различных спецсредств, усыпляющего газа… Ведь теперь, в этой суматохе, Крастонов меня попросту пристрелит».
И тут до него дошло: «Да ведь они же попросту не знают, что я захвачен и нахожусь здесь… Поэтому и действуют совсем не так, как должны были. Значит, все… От судьбы не уйдешь…»
Крастонов внешне оставался совершенно спокоен. Лишь руки выдали его состояние. Пальцы сжались в замок, похрустывая суставами.
Громкий голос за окном повторил свои требования.
— Значит, все-таки успел…, — с невеселой усмешкой констатировал Крастонов, — исхитрился… Ну, что ж, придется присоединиться к тебе в твоем последнем путешествии на небеса…
Он подошел к сейфу, открыл дверцу и достал «Беретту». Затем засунул пистолет за пояс и щелкнул зажигалкой — из сейфа сразу повалил дым, показалось пламя. Очевидно, был подожжен какой-то пиропатрон, чтобы сразу уничтожить все содержимое сильным огнем.
Подойдя к Барсентьеву, Крастонов резко развернул его, вместе со стулом, лицом к окну. Сзади щелкнул предохранитель.
В это время со стороны дома Легина громыхнул сильный взрыв, да так, что задребезжали стекла в оконных рамах дома Крастонова.
— Эх, Андрюша, — печально произнес Крастонов, — и здесь не обошелся без противотанковой гранаты… Прощай, Андрюша…
Сухой металлический лязг передернутого затвора, дославшего патрон в патронник показался обреченному следователю нестерпимым грохотом.
— И ты прощай, Барсентьев. И, уходя, помни — ты не прав…
Барсентьев физически ощутил холодок ствола между лопатками. Он представил, что Крастонов поднимает «Беретту» и прицеливается ему в затылок. Мыслей никаких не было. Только полная опустошенность. Сейчас раздастся выстрел…
Выстрел гулко ударил по барабанным перепонкам. Барсентьев качнулся на стуле вперед. Он не почувствовал никакой боли, вообще ничего не ощущал.
— Что такое? По кому стрелял Крастонов? Уже начался штурм? — словно в горячечном бреду заметались в голове мысли. Но по-прежнему было тихо, и Барсентьев, повернув голову, посмотрел назад.
Крастонов лежал на ковре, правая его рука продолжала сжимать «Беретту». Под головой густой ворс ковра быстро пропитывался кровью. Лицо не носило никаких следов повреждений, глаза были широко открыты. Смерть не исказила волевые черты лица, на котором застыло выражение упрямой правоты.
— Он выстрелил себе в рот, — понял Барсентьев, и содрогнулся от пережитого.
На душе почему-то стало очень тоскливо. Ему, мужчине, захотелось плакать. Но глаза были сухие. Слез не было…
И впервые в жизни Барсентьев усомнился в правильности выбранного им решения…









СОДЕРЖАНИЕ


Глава первая. Странно… Очень даже странно………………………………………2

Глава вторая. В Багдаде все спокойно… …………………………………………...56

Главатретья. Не лепи горбатого!…….. ……………………………………………103

Глава четвертая. Не ищи волос на панцире черепахи……………………………..146

Глава пятая. Из чужого лука не стреляй.…………………………………………..171

Глава шестая. Охотящийся за оленем, не замечает леса. ………………………...211

Глава седьмая. Так закалялась сталь……………………………………………….231

Глава восьмая. Всегда, везде, для всех — да будет правый суд………………….277

Глава девятая. Суть событий — в самих событиях……………………………….316

Глава десятая. Персона нон грата………………………………………………….332

Глава одиннадцатая. В котле с кипящей водой нет холодного места. Tertium non
datur…………………………………………………………………………………..381

Содержание…………………………………………………………………………..427

Опубликовано 16 августа 2007 года


Главное изображение:

Полная версия публикации №1187239695 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY САМИЗДАТ: ПРОЗА КАПКАН ДЛЯ ОБОРОТНЯ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network