Белорусская цифровая библиотека




Глава 4
Лица, подлежащие уголовной ответственности
Статья 19. Общие условия уголовной ответственности

Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность

Статья 21. Невменяемость

Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройст вом, не исключающим вменяемости

Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

В УК РФ нормы о субъекте преступления впервые выделены в самостоятельную главу, включающую пять статей. УК РСФСР 1960 года содержал в главе "О преступлениях" лишь три статьи, относящиеся к субъекту: ответственность несовершеннолетних, невменяемость и ответственность за преступление, совершенное в состоянии опьянения. Законодатель по-прежнему избегает термина "субъект преступления", упоминая его лишь в ч. 4 ст. 34 УК РФ. Для обозначения субъекта в статьях УК используются слова: "виновный", "осужденный", "лицо, совершившее преступление", "лицо, признанное виновным в совершении преступления", "лицо" и пр.

Субъект преступления в самом общем смысле слова и есть лицо, совершившее преступление, т.е. преступник. В более узком, специальном смысле слова под субъектом преступления имеется в виду лицо, способное нести уголовную ответственность в случае совершения им умышленно или неосторожно общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом. Из всех многочисленных свойств личности преступника закон выделяет такие, которые свидетельствуют о его способности нести уголовную ответственность. Именно эти признаки характеризуют субъект преступления.

Важной особенностью У К РФ является закрепление в ст. 19 общих условий уголовной ответственности, относящихся к субъекту: "Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом". По существу, это первое в российском уголовном законодательстве определение субъекта преступления. Ранее в Уголовных кодексах раскрывались лишь отдельные признаки субъекта: возраст уголовной ответственности и вменяемость. Причем последний признак выводился из противоположного понятия невменяемости.

В прежних Уголовных кодексах не говорилось прямо о том, что субъектом преступления может быть только физическое лицо. Этот признак формулировался доктриной уголовного права и выводился из закона путем систематического толкования.

Уголовное право России, рассматривая преступление как социальное явление, последовательно проводит взгляд, что субъектом преступления может быть только человек, обладающий разумом и относительной свободой воли. Этот взгляд полностью соответствует задачам уголовного законодательства, его принципам и целям наказания, сформулированным в самом законе.

Люди, совершая различные поступки, втом числе и преступления, могут объединять свои усилия и принимать коллективные решения. Однако уголовная ответственность всегда строго персональна. Не может рассматриваться в качестве субъекта преступления масса людей, толпа либо та или иная группа лиц. Распространенная в Особенной части УК формулировка квалифицированного вида отдельных преступлений, как "то же деяние, совершенное группой лиц" или "организованной группой", неточна. Более удачно говорится в п. "в" ч. 1 ст. 63 УК о "совершении преступления в составе группы лиц". Сказанное относится и к специальным видам преступных сообществ. названных в Особенной части УК (банда, незаконное вооруженное формирование). Уголовную ответственность несет не банда, а ее участники, создатели или руководители.

Статья 19. Общие условия уголовной ответственности

Уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом.

1. Формулировка ст. 19 У К РФ разрешает споры о возможности уголовной ответственности юридических лиц. Многие виды преступлений по характеру нарушаемых ими общественных отношений не могут быть совершены юридическими лицами. Ни учреждение, ни предприятие, ни акционерное общество не могут, скажем, совершить убийство, кражу, бандитизм и т.д. Но и в тех случаях, когда преступления совершаются в области отношений, в которых участвуют юридические лица, ответственность несут в персональном порядке люди — руководители или члены соответствующих организаций, виновные в преступлении. За вынесение заведомо неправосудного приговора отвечает не суд, а судьи, виновные в этом. За загрязнение водоемов и воздуха отходами промышленного производства отвечают не предприятия, а виновные должностные лица. В уголовно-право-вой норме могут быть прямо названы категории должностных лиц, отвечающих за деятельность организации, — юридического лица. В других случаях круг ответственных лиц определяется по обстоятельствам дела, в зависимости от допущенных этими лицами нарушений и наличия вины.

Отказ от привлечения к уголовной ответственности юридических лиц вполне согласуется с принципом персональной, личной ответственности каждого человека за совершенные им общественно опасные действия — одним из основных принципов советского уголовного права. Каждое лицо отвечает только за то, что совершено его собственными действиями.

2. В определенных пределах правонарушения со стороны юридических лиц в принципе возможны. Известно, что тот, кто

способен заключать сделки, может заключить и незаконную сделку. Однако суть вопроса не в том, способны ли юридические лица как носители некоей коллективной воли допускать правонарушения. Достаточно взглянуть на проблему корпоративной ответственности с точки зрения целей наказания, как сразу напрашивается вывод, что юридические лица не могут наказываться в уголовном порядке, а следовательно, не могут и выступать в роли субъекта преступления. Поэтому преступлением признается только акт поведения, совершенный конкретным физическим лицом, а не коллективом или организацией.

Невозможность применения уголовного наказания к юридическим лицам не означает их безответственности. Юридические лица несут имущественную ответственность за причиняемый вред, к ним могут быть применены определенные финансовые и административные санкции вплоть до ликвидации юридического лица (см. ст.ст. 56, 61 ГК РФ). Возведение же правонарушений юридических лиц в ранг преступлений способно привести к безответственности физических лиц, виновных в конкретных преступлениях (хозяйственных, экологических и др.).

Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность

1. Уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

2. Лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за убийство (статья 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (статья 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (статья 112), похищение человека (статья 126), изнасилование (статья 131), насильственные действия сексуального характера (статья 132), кражу (статья 158), грабеж (статья 161), разбой (статья 162), вымогательство (статья 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (статья 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (часть вторая статьи 167), терроризм (статья 205), захват заложника (статья 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (статья 207), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (части вторая и третья статьи 213), вандализм (статья 214), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (статья 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропиых веществ (статья 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (статья 267).

3. Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим рас-

стройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности.

1. Достижение установленного У К РФ возраста — одно из общих условии привлечения лица к уголовной ответственности (ст. 19). Необходимость установления в законе минимального возраста уголовной ответственности обусловлена прежде всего тем, что это обстоятельство неразрывно связано со способностью лица осознавать значение своих действий и руководить ими. Привлечение малолетнего к ответственности за действия, опасность которых он не сознает, недопустимо.

2. Возраст уголовной ответственности не может быть установлен в законе произвольно. Прежде всего учитываются данные наук физиологии, общей и возрастной психологии и педагогики о возрасте, начиная с которого у нормально развивающегося подростка формируются указанные выше способности. Многие запреты, которым государство придает значение правовых, допустимы для понимания и малолетнего ребенка: нельзя присваивать чужое, нельзя обижать других и т.д. Однако для привлечения лица к уголовной ответственности требуется, чтобы у него были известный уровень правового сознания, способность оценивать не только фактическую сторону своих поступков, но и их социальную значимость. Достижение установленного возраста уголовной ответственности предполагает также наличие у лица способности правильно воспринять уголовное наказание, ибо только в этом случае данное наказание может достигнуть своей цели.

Таким образом, минимальный возраст уголовной ответственности не может быть ниже возраста, когда у человека образуются определенные правовые представления, когда он в состоянии уяснить и усвоить уголовно-правовые запреты. Однако этого недостаточно для установления возраста уголовной ответственности. Процесс ускорения физического и интеллектуального развития подрастающего поколения (так называемая акселерация) неизбежно ведет к тому, что способность правильно оценивать свое поведение будет проявляться во все более раннем возрасте. Но это не требует обязательного снижения возраста уголовной ответственности.

3. Необходимо учитывать также возможности общества бороться с общественно опасными действиями подростков без применения уголовного наказания, путем воспитательных мер. Очевидно, определение возраста ответственности — вопрос не только социально-психологический или педагогический, но и вопрос уголовной политики. Чем цивилизованнее общество, чем

выше в нем уровень профилактической и воспитательной работы, тем выше может быть и возраст уголовной ответственности. Вопрос о возрасте уголовной ответственности по-разному решался в различные периоды развития российского законодательства.

4. В период общего ужесточения и распространения репрессий (30—40-е годы) за ряд преступлений несовершеннолетние привлекались к суду с двенадцатилетнего возраста, а за остальные преступления — с четырнадцати лет. Основы уголовного законодательства 1958 года и У К РСФСР 1960 года, следуя общей тенденции к гуманизации уголовной политики и с учетом возросших возможностей профилактики подростковой преступности, повысили возраст уголовной ответственности. Субъектом преступления признавались лица, которым на момент совершения преступления исполнилось шестнадцать лет. Лишь за некоторые преступления, специально перечисленные в законе, ответственность устанавливалась с четырнадцатилетнего возраста.

5. УК РФ сохранил дифференцированный подход к установлению возраста уголовной ответственности. Согласно ч. 1 ст. 20 УК уголовной ответственности подлежит лицо, как общее правило, достигшее шестнадцатилетнего возраста ко времени совершения преступления. В ч. 2 ст. 20 УК перечислены преступления. при совершении которых ответственность наступает с четырнадцатилетнего возраста. Этот перечень несколько изменен (главным образом сужен) по сравнению с ранее действовавшим Кодексом.

6. Анализ составов преступлений с более низким возрастом уголовной ответственности позволяет определить, по каким критериям они выделены. Прежде всего, это преступления достаточно высокой степени общественной опасности. Однако названный критерий не единственный и даже не основной. Из числа преступлений, отнесенных уголовным законом к категории тяжких и особо тяжких, лишь небольшая часть влечет по У К РСФСР ответственность с четырнадцати лет. В то же время не все преступления, включенные в перечень, являются тяжкими.

Другим критерием является форма вины: подростки в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет не несут ответственности за неосторожные преступления. Ранее закон делал исключения для неосторожного убийства. Теперь и за лишение жизни по неосторожности ответственность наступает с шестнадцати лет.

При дифференциации возраста уголовной ответственности учтена и возможность несовершеннолетних по-разному воспринимать и оценивать различные правовые запреты. В перечень преступлений, ответственность за которые наступает с четырнадцати лет, включены лишь такие деяния, общественная опасность которых доступна пониманию в этом и более раннем воз-

расте. Как видно из перечня, речь идет о посягательствах на жизнь, здоровье, половую свободу, отношения собственности и общественную безопасность.

Существенную роль играет также и относительная распространенность данного преступления в подростковом возрасте. Как показывает практика, перечисленные в ч. 2 ст. 20 УК преступления составляют основную долю в преступности несовершеннолетних.

Некоторые преступления со сложным составом включают в себя совершение действии, которые сами по себе образуют другие преступления. Например, состав бандитизма охватывает такие действия, как разбойное нападение. Если ответственность за составное преступление наступает с шестнадцати лет, а за действия, входящие в него в качестве элемента, — с четырнадцати лет, то при совершении этих действий подростком в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет их следует квалифицировать самостоятельно. Например, если вооруженная банда совершила разбойное нападение на магазин, ее участники в возрасте старше шестнадцати лет будут привлечены к ответственности за бандитизм и разбой, а в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет — только за разбой.

7. Установление общего возраста уголовной ответственности в шестнадцать лет не означает, что именно с этого возраста наступает ответственность за любое преступление, не упомянутое в ч. 2 ст. 20 УК. В Уголовном кодексе имеются и такие преступления, которые в силу особых признаков субъекта или особенностей объективной стороны могут быть осуществлены лишь совершеннолетними.

Иногда в самом тексте закона прямо указывается, что субъектом данного преступления может быть только лицо, достигшее восемнадцатилетнего возраста, например, в ст. 134 У К (половое сношение с малолетним, т.е. с лицом, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста), ст. 150 УК (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), ч. 2 ст. 157 УК (злостное уклонение совершеннолетних трудоспособных детей от уплаты средств на содержание нетрудоспособных родителей). В других случаях преступление в силу его специфических особенностей не может быть выполнено несовершеннолетним, например фальсификация избирательных документов (ст.142 УК), неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (ст. 156 УК), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК), а также все преступления, субъектом которых является военнослужащий или лицо, занимающее государственную должность. Сюда же относятся преступные нарушения различных правил безопасности на транспорте, во взрывоопасных производствах и т.д. Субъектами

указанных выше преступлений не могут быть несовершеннолетние и в связи с тем, что законодательством о труде запрещается применение труда лиц моложе восемнадцати лет на работах, связанных с вредными или опасными условиями труда.

8. Установление строго формализованной возрастной границы уголовной ответственности имеет важное общепредупредительное значение, является одним из выражений регулирующей функции права и служит гарантией против субъективизма и произвола.

Законодатель, определяя возраст уголовной ответственности, исходит из презумпции достижения лицом к этому возрасту достаточного уровня развития, чтобы сознавать характер своих действий и их запрещенность. Однако эта презумпция теперь рассматривается как опровержимая. Темпы психического развития у подростков неодинаковы. Возможно значительное отставание в развитии, которое не связано с психическим заболеванием и поэтому не служит критерием невменяемости. В связи с этим ч. 3 ст. 20 УК устанавливает новую норму: "Если несовершеннолетний достиг возраста, предусмотренного частями первой или второй настоящей статьи, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности".

Если при рассмотрении конкретного дела у суда возникают обоснованные сомнения относительно способности несовершеннолетнего подсудимого в полной мере осознавать характер своих действий либо руководить ими, при наличии данных, свидетельствующих об умственной отсталости подсудимого, то по делу должна быть проведена экспертиза специалистами в области детской и юношеской психологии (педагогами или психологами) или соответствующие вопросы могут быть поставлены на разрешение эксперта — психиатра.

Подобное сочетание формализованного возрастного предела уголовной ответственности с возможностью его корректирования в индивидуальном порядке было известно еще дореволюционному русскому законодательству.

9. Установление в Уголовном кодексе фиксированного возраста уголовной ответственности означает, что лицо, достигшее шестнадцатилетнего, а в определенных случаях четырнадцатилетнего возраста, может быть субъектом преступления и нести ответственность в уголовном порядке за свои общественно опасные действия. Но из этого не следует, что уголовный закон признает этих лиц в полной мере социально зрелыми. До достижения восемнадцати лет они считаются несовершеннолетними.

Несовершеннолетние старших возрастных групп за свои преступления несут именно уголовную ответственность, а не какую-либо иную, с применением почти всех мер уголовного наказания. Это важное положение советского уголовного права служит целям общей превенции. Однако отсюда не вытекает, что несовершеннолетние несут ответственность наравне со взрослыми. Выражением принципов гуманизма, индивидуализации ответственности и экономии репрессии являются нормы, регулирующие вопросы назначения наказания несовершеннолетним, условия и порядок отбывания ими наказания, освобождения от наказания и уголовной ответственности (см. гл. 14 "Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних").

Статья 21. Невменяемость

1. Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

2. Лицу, совершившему предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные настоящим Кодексом.

1. Называя в числе общих условий уголовной ответственности вменяемость лица, УК РФ, как и прежнее законодательство, не содержит определения вменяемости. Способность субъекта преступления осознавать фактическую сторону и социальную значимость своего деяния, а также способность руководить своим поведением (в чем и заключается вменяемость) предполагаются, если отсутствуют признаки невменяемости, названные в ст. 21 УК. Понятие и критерии невменяемости, выработанные прежним законодательством и апробированные теорией и практикой уголовного права и судебной психиатрии, в основном сохранились. Состояние невменяемости определяется одновременным наличием двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического). Первый критерий предполагает наличие у лица болезненного состояния психики. В ст. 21 УК названы, как и прежде, четыре вида такого состояния:

1) хроническое психическое расстройство (вместо "хронической душевной болезни" по УК РСФСР 1960 года);

2) временное психическое расстройство (вместо "временного расстройства душевной деятельности");

3) слабоумие;

4) иное болезненное состояние психики (прежняя формулировка "иное болезненное состояние" позволяла некоторым толкователям относить сюда и соматическое заболевание).

Названные четыре категории охватывают все известные медицинской науке болезненные расстройства психики. Из содержания медицинского критерия следует, что неболезненные расстройства психической деятельности (например, аффект) не должны исключать вменяемость.

Для установления медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психического расстройства.

2. Юридический (психологический) критерий невменяемости означает, что вследствие болезненного состояния психики субъект "не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими" (ст. 21). Формулировка этого критерия улучшена (раньше вместо "осознавать" говорилось менее точно "отдавать себе отчет в своих действиях" и не упоминалось о сознании общественной опасности своих действий).

3. Состояние невменяемости закон, как и прежде, связывает с фактом совершения общественно опасного деяния ("во время совершения"). Никто не может быть признан "невменяемым вообще" вне связи с конкретным деянием. Во-первых, течение хронических психических заболеваний допускает возможность улучшения состояния (ремиссии). Во-вторых, при некоторых видах психических расстройств, например при олигофрении, лицо может сознавать фактическую сторону и общественно опасный характер одних своих действий (таких, как причинение вреда здоровью, убийство) и не сознавать общественной опасности других действий, затрагивающих более сложные общественные отношения (нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта, самоуправство и пр.).

4. Интеллектуальная и эмоционально-волевая сферы психической деятельности неразрывно связаны между собой. Современная психиатрия считает, что не существует изолированного поражения психических функций. Однако это не исключает того, что болезненное расстройство психики может затрагивать преимущественно ту или иную ее сторону. При некоторых психических заболеваниях лицо в определенных пределах может критически относиться к своим действиям, но не в состоянии руководить ими. Поэтому психологическим критерием невменяемости служит как неспособность лица осознавать значение своих действий (интеллектуальный критерий), так и невозможность руководить ими (волевой критерий). Оба признака в ст. 21 УК разделены союзом "либо", чем подчеркивается их самостоятельное значение.
Статья 22. Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости

1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера.

1. Впервые в У К РФ введено положение об уголовной ответственности лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости (ст. 22). Еще на ранних этапах развития судебной психиатрии было замечено, что нет резкой границы между болезненным состоянием психики и полным психическим здоровьем. Для оценки промежуточных состояний еще в прошлом веке была предложена концепция уменьшенной вменяемости. Эта концепция не получила широкой поддержки. Среди противников уменьшенной вменяемости был и один из основоположников судебной психиатрии, профессор Московского университета В.П. Сербский, который полагал, что вопрос о вменяемости "допускает только два решения: или человек обладает свободой действия — и тогда он вменяем, или же он не обладает ею—и тогда он невменяем".

2. Уголовный закон долгое время не признавал понятия "уменьшенной вменяемости". Он исходил из того, что вменяемость не может иметь степеней. Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное. Ведь никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере. Однако дискуссии среди юристов и психиатров о целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости продолжались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство ряда стран Европы признает в той или иной форме концепцию уменьшенной вменяемости; во-вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания (различные формы психопатии, неврозы, акцентуации характера, алкоголизм и т.д.).

3. В юридической науке справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более, что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих

случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению. Проблема актуализировалась в последнее время в связи с данными об увеличении роста психических аномалий в обществе в целом и роста правонарушении, совершаемых такими лицами. Первая попытка ввести в закон понятие ограниченной вменяемости была сделана в ст. 15 Основ уголовного законодательства 1991 года. Сам термин "ограниченная вменяемость" признан неудачным и не употребляется в ст. 22 УК. Однако не должно вызывать сомнения, что аномалии психики, снижающие способность человека оценивать свои действия и руководить ими, должны учитываться при назначении наказания.

4. Из положений ст. 22 УК вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости (психопатия, легкая форма олигофрении, неврастении и пр.), учитывается судом при назначении наказания. Однако это не означает обязательного смягчения наказания. Здесь необходим избирательный подход с учетом характера психической аномалии, ее причинной связи с совершенным преступлением и т.п. В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера (см. cm.cm. 97—104 УК и комментарий к ним).

Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

1. Сохранена и обновлена норма об уголовной ответственности лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения. Традиционно этот вопрос связывается с проблемой вменяемости. Известно, что алкоголь, воздействуя на центральную нервную систему человека, поражает его сознание и волю. Благодаря нарушению мышления и ослаблению самоконтроля, поведение пьяного человека заметно отличается от поведения того же человека в трезвом состоянии. Совершенно очевидно, что многие преступления не были бы совершены, если бы преступник не находился под влиянием алкоголя. Нетрезвое состояние способствует проявлению антиобщественных взглядов и привычек.

Систематическое злоупотребление спиртными напитками ведет к общей деградации личности, облегчая формирование криминальной установки.

2. Некоторые лица, совершившие преступления в состоянии опьянения, ссылаются на то, что они не сознавали значения своих действий, не могли руководить ими, ничего не помнят о случившемся и т.д. Однако состояние опьянения не может служить основанием для освобождения от уголовной ответственности. Закон называет опьянением состояние, вызванное употреблением наркотических средств или других одурманивающих веществ, хотя такое состояние, с медицинской точки зрения, не тождественно алкогольному опьянению. Важно указание, что лицо, совершившее преступление в подобном состоянии, также подлежит уголовной ответственности.





@ library.by