Белорусская цифровая библиотека




 
ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ
Раздел VII Преступления против личности
Глава 16 Преступления против жизни и здоровья
Статья 105. Убийство

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

Статья 110. Доведение до самоубийства

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью

Статья 116. Побои

Статья 117. Истязание

Статья 118. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Статья 120. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

Статья 121. Заражение венерической болезнью

Статья 122. Заражение ВИЧ-инфекцией

Статья 123. Незаконное производство аборта

Статья 124. Неоказание помощи больному

Статья 125. Оставление в опасности

 

В отличие от прежних Уголовных кодексов, ставивших на первое место защиту государственных интересов, Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации начинается с раздела о преступлениях против личности. Конституция Российской Федерации провозгласила человека, его права и свободы высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства (ст. 2). Как и ранее, защита личности предполагает прежде всего защиту жизни и здоровья человека. Это согласуется с нормами международного права (ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г.).

Основные изменения в нормах УК РФ о преступлениях против жизни и здоровья заключаются в следующем:

1) простой и квалифицированный виды убийства объединены теперь в одной статье, что соответствует структуре других статей УК, предусматривающих квалифицирующие признаки в соответствующих частях и пунктах;

2) к числу убийств отнесены только умышленные преступления против жизни, поскольку ч. 1 ст. 105 УК определяет убийство как "умышленное причинение смерти другому человеку". Соответственно причинение смерти по неосторожности по УК РФ не называется убийством (ст. 109);

3) расширен перечень привилегированных видов убийства, к которым отнесены "убийство матерью новорожденного ребенка" (ст. 106 УК) и убийство при "превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление" (ч. 2 ст. 108 УК);

4) норма об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) отнесена в группу преступлений против жизни и здоровья, а не против общественного порядка и общественной безопасности, как ст. 207 УК 1960 года;

5) впервые введена в УК РФ ст. 120 "Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации";

6) декриминализированы деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 115, ст. 1151, ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 127 УК I960 года;

7) нормы об ответственности за побои и умышленное причинение легкого вреда здоровью предусмотрены в отдельных статьях (115 и 116)УКРФ;

8) при решении вопроса об обратной силе закона следует иметь в виду, что в УК РФ смягчены санкции за убийство, совершенное в состоянии аффекта (ч. 1 ст. 107), незаконное производство аборта (ст. 123), доведение до самоубийства (ст. 110), умышленное причинение легкого вреда здоровью и побои (ст.ст. 115 и 116).

Статья 105. Убийство

1. Убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет.

2. Убийство:

а) двух или более лиц;

б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

д) совершенное с особой жестокостью;

е) совершенное общеопасным способом;

ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом;

и) из хулиганских побуждений;

к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера;

л) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести;

м) в целях использования органов или тканей потерпевшего;

н) совершенное неоднократно, -

наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет либо смертной казнью или пожизненным лишением свободы.

1. В ч. 1 ст. 105 УК РФ впервые дается законодательное определение убийства: "умышленное причинение смерти другому человеку". Это определение в основных чертах соответствует понятию убийства, выработанному теорией уголовного права. Имеется лишь одно, но существенное отличие. Согласно принятому ранее взгляду, убийством считалось как умышленное, так и неосторожное лишение жизни другого человека. Теперь же в определении данного преступления совершенно четко говорится только об умышленном причинении смерти. Понятие неосторожного убийства новый закон не знает.

2. Указание в определении убийства на причинение смерти другому человеку подчеркивает, что причинение смерти самому себе (самоубийство) не рассматривается как преступление, и в случае неудачной попытки суицида лицо не несет за это ответственности. Отсюда вытекает, что и понятие "соучастие в самоубийстве" ("подстрекательство", "пособничество") лишено юридического смысла.

3. Объектом убийства является жизнь человека, понимаемая не только как физиологический процесс, но и как обеспеченная законом возможность существования личности в обществе. Как физиологический процесс жизнь человека имеет начало и конец. Началом жизни принято считать начало физиологических родов. Жизнь ребенка охраняется законом в процессе родов (ст. 106 УК). В то же время посягательство на плод, находящийся в утробе матери, убийством не считается и может влечь уголовную ответственность за незаконное производство аборта или причинение тяжкого вреда здоровью женщины.

4. Правовое значение имеет также и момент окончания жизни. Таковым считается наступление физиологической смерти, когда вследствие полной остановки сердца и прекращения снабжения клеток кислородом происходит необратимый процесс распада клеток центральной нервной системы. Временная приостановка работы сердца (клиническая смерть) не означает окончания жизни. Изъятие органов или тканей у человека в этом состоянии недопустимо и может быть при наличии вины квалифицировано как убийство.

5. Жизнь как объект преступления не подлежит качественной или количественной оценке. Равная защита всех людей от преступных посягательств на их жизнь — важнейший принцип уголовного права. Не имеет значения возраст, состояние здоровья потерпевшего или его "социальная значимость". Уголовное законодательство Российской Федерации не допускает лишения жизни и безнадежно больного человека даже при наличии его согласия или просьбы (эвтаназия). Именно равноценностью объекта объясняется, почему причинение смерти человеку, ошибочно принятому за другого, не рассматривается как "ошибка в

объекте" и не влияет на квалификацию содеянного как оконченного убийства. Усиление ответственности за убийство отдельных категорий лиц в специальных нормах связано не с повышенной ценностью жизни потерпевшего, а с наличием одновременно другого объекта посягательства или дополнительных последствий, отягчающих вину.

6. С объективной стороны убийство как типичное преступление с материальным составом представляет собой единство трех элементов: 1) действие (бездействие), направленное на лишение жизни другого лица; 2) смерть потерпевшего как обязательный преступный результат; 3) причинная связь между действием (бездействием) виновного и наступившей смертью потерпевшего.

Чаще убийство совершается путем активных действий с использованием каких-либо орудий преступления или путем непосредственного физического воздействия на организм потерпевшего. Убийство путем бездействия встречается относительно редко. Оно предполагает, что на виновном лежала обязанность предотвратить наступление смертельного исхода. Эта обязанность может вытекать из договора, трудовых отношений, предшествующего поведения виновного и других фактических обстоятельств. Например, судебной практике известны случаи, когда мать умышленно причиняет смерть своему ребенку, оставив его без пищи и посторонней помощи одного в запертой квартире на длительное время.

7. Обязательное условие ответственности за убийство — наличие причинной связи между действием (бездействием) виновного и смертью потерпевшего.

Для убийства типична прямая (непосредственная) причинная связь. Например, выстрел в потерпевшего влечет за собой его смерть. Значительно сложнее бывает установить причинную связь, когда она носит непрямой, опосредованный характер. Причинная связь при убийстве может быть опосредована: 1) действием автоматических устройств (часовой механизм, различные замедлители при взрыве); 2) ожидаемыми действиями потерпевшего, которые могут быть как правомерными (например, вскрытие адресатом посылки, содержащей взрывное устройство, либо приведение в действие двигателя заминированной автомашины потерпевшего), так и неправомерными (например, сознательное оставление в салоне автомобиля бутылки с отравленной водкой в расчете на то, что угонщик ее выпьет); 3) действием малолетнего или психически больного, не осознающих характера содеянного; 4) действием природных сил (например, оставление на морозе избитого до потери сознания потерпевшего); 5) действием третьих лиц (например, запоздалое или неквалифицированное оказание медицинской помощи потерпевшему). Определяющим для установления причинной

связи является вывод о том, что смертельный результат — необходимое последствие действия (бездействия) виновного в конкретных условиях места и времени.

Деление причинных связей на прямые и опосредованные имеет практический смысл, поскольку свидетельствует о разном уровне воздействия виновного на преступный результат. Отсюда следует и деление способов преступления на сильно управляемые и слабо управляемые. Степень воздействия виновного на преступный результат нужно иметь в виду, когда решается вопрос о форме вины, о содержании и направленности умысла, о покушении на убийство, о сознании мучительного характера способа убийства или его опасности для жизни многих людей и т.д.

8. Убийство признается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего. Не имеет значения, когда наступила смерть: немедленно или спустя какое-то время. УК РФ в традициях российского законодательства не устанавливает никаких "критических сроков" наступления смерти, если у виновного был умысел на убийство. Действия лица, непосредственно направленные на причинение смерти другому человеку, если они по обстоятельствам, не зависящим от воли виновного, не привели к этому результату, квалифицируются как покушение на убийство.

9. С субъективной стороны убийство предполагает наличие прямого или косвенного умысла на причинение смерти. Убийство совершается с прямым умыслом не только тогда, когда причинение смерти является конечной целью виновного. Цель может лежать и за пределами состава убийства. Например, убийство случайного очевидца преступления (цель - избежать разоблачения) или убийство кассира, отказавшегося передать преступнику деньги (цель — завладение деньгами). Желание как волевой элемент умысла имеется и в этих случаях.

При косвенном умысле виновный не направляет свою волю на причинение смерти, но своими действиями сознательно допускает ее наступление. Косвенный умысел на убийство встречается, например, при поджоге помещения, в котором находятся люди; при использовании кляпа или пластыря для того, чтобы не дать потерпевшему возможности позвать на помощь, если в результате этого наступила смерть (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 3, с. 8); при убийстве посторонних людей в случае применения взрывных устройств или иного общеопасного способа преступления.

10. Мотив и цель убийства имеют значение для квалификации, поскольку некоторые мотивы и цели предусмотрены как отягчающие обстоятельства в пп. "з", "и", "к", "л", "м" ч. 2 ст. 105 УК. Для простого убийства характерны такие мотивы, как месть за какие-либо действия потерпевшего, в том числе за со-

вершенное преступление; ревность; ненависть на почве личных неприязненных отношений; сострадание к больному или раненому; ложное представление о своем общественном или служебном долге; страх перед ожидаемым или предполагаемым нападением при отсутствии состояния необходимой обороны и т.д. К простому убийству относится также умышленное причинение смерти в обоюдной драке или ссоре под влиянием эмоциональных мотивов гнева, ярости, страха за свою жизнь при отсутствии признаков сильного душевного волнения.

11. Субъект убийства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления четырнадцати лет (ст. 20 УК). Убийство, совершенное должностным лицом при превышении должностных полномочий, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 105 и 286 УК.

12. Квалифицированным принято называть убийство, совершенное при наличии хотя бы одного из отягчающих обстоятельств (квалифицирующих признаков), перечисленных в ч. 2 ст. 105 УК. Если в действиях виновного имеются два или несколько квалифицирующих признаков, то все они должны быть указаны в предъявленном обвинении и приговоре. Однако они не образуют совокупности преступлений и наказание назначается единое, хотя наличие двух или нескольких квалифицирующих признаков учитывается при определении тяжести содеянного.

Многие из признаков ч. 2 ст. 105 УК РФ имелись и в прежнем законодательстве. Поэтому для их характеристики можно пользоваться рекомендациями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. № 15 "О судебной практике по делам об умышленных убийствах". Редакция некоторых квалифицирующих признаков уточнена и введено впервые несколько новых обстоятельств.

Впервые квалифицирующие признаки убийства располагаются в законе (ч. 2 ст. 105 УК) по строгой системе, в зависимости от их связи с определенными элементами состава преступления:

признаки, относящиеся к объекту (пп. "а", "б", "в", "г"); к объективной стороне (пп. "д", "е", "ж"); к субъективной стороне (пп. "з", "и", "к", "л", "м") и к субъекту (п. "н"). Эта классификация в известной мере условна, поскольку любой объективный признак находит отражение и в субъективной стороне преступления. Однако указанное расположение имеет практический смысл, поскольку облегчает процесс квалификации конкретного убийства.

13. К объекту относятся следующие отягчающие обстоятельства, характеризующие жертву преступления: а) убийство двух

или более лиц; б) убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника;

г) убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Убийство двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105 УК) характеризуется повышенной тяжестью последствий. Аналогичный признак имелся и в прежнем УК, поэтому судебная практика уже выработала определенные критерии его оценки. В отличие от неоднократного убийства убийство двух или более лиц представляет собой единое преступление. Причинение смерти всем потерпевшим происходит либо одновременно, либо с незначительным разрывом во времени, если действия виновного охватывались единством намерения.

Умысел может быть прямым или косвенным в отношении всех потерпевших, но возможно сочетание прямого умысла на убийство одного лица и косвенного — по отношению к другим потерпевшим (в случае убийства путем применения общеопасного или иного слабо управляемого способа). Убийством с косвенным умыслом в судебной практике признается лишение жизни нескольких человек при срабатывании автоматического взрывного устройства, установленного в целях защиты садового участка от вторжения посторонних лиц (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 5, с. 7).

14. Если при наличии прямого умысла на убийство двух или более лиц погиб только один потерпевший, а смерть других не наступила по причинам, не зависящим от виновного, то содеянное представляет собой совокупность покушения на убийство, предусмотренное п. "а" ч. 2 ст. 105 УК, и оконченного убийства одного лица, которое квалифицируется самостоятельно по ч. 1 или 2 ст. 105 УК.

При одновременном убийстве двух или более лиц не исключается сочетание различных мотивов. Например, одновременное убийство бывшей жены на почве ревности и случайного очевидца с целью скрыть совершенное преступление. Если один из мотивов предусмотрен в ч. 2 ст. 105 У К, это должно быть отражено в квалификации.

15. В тех случаях, когда умысел на убийство другого лица с целью сокрытия ранее совершенного убийства возник после того, как было совершено первое преступление, содеянное в целом не может квалифицироваться как убийство двух лиц. Каждое из совершенных преступлений требует самостоятельной квалификации (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 10, с. 6).

16. Редакция п. "б" несколько изменена по сравнению с прежним УК. Вместо выполнения потерпевшим служебного долга говорится о его служебной деятельности, под которой следует понимать не только службу в государственных или муниципальных учреждениях, но и любое выполнение трудовых обязанностей в государственных, частных и иных негосударственных организациях и предприятиях, деятельность которых не противоречит действующему законодательству. Потерпевшим может быть как должностное, так и недолжностное лицо, осуществляющее служебную деятельность.

17. О понятии выполнения потерпевшим общественного долга см. п. 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. № 15 "О судебной практике по делам об умышленных убийствах".

Не имеет значения для квалификации, совершается ли убийство из мести в связи с осуществлением служебной деятельности или выполнением общественного долга, или же в целях воспре-пятствования такой деятельности потерпевшего в данный момент или в дальнейшем. Практика не признает наличие данного квалифицирующего признака, если убийство совершено из мести за невыполнение (или ненадлежащее выполнение) лицом своих служебных обязанностей, поскольку в этих случаях нет посягательства на упомянутый дополнительный объект — нет воспрепятствования нормальной служебной деятельности потерпевшего.

18. В отличие от прежнего У К новая норма предусматривает ответственность за убийство не только самого лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, но и его близких. Степень близости не имеет значения, если этим убийством виновный преследует цель отомстить лицу за выполнение им служебной или общественной деятельности либо воспрепятствовать этой деятельности.

19. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ), — новый квалифицирующий признак, не известный УК РСФСР. В нем объединены два отягчающих обстоятельства: первое характеризует потерпевшего, а второе — как потерпевшего, так и особенность способа действия.

Беспомощное состояние потерпевшего может определяться его возрастом (малолетний, престарелый), состоянием здоровья, увечностью и другими обстоятельствами, не дающими жертве возможности оказать сопротивление преступнику или уклониться от посягательства. Сюда же можно отнести убийство лица, находящегося в состоянии сна или сильной степени опьянения, а также лишившегося сознания по другим причинам. Указание

на заведомость означает, что виновный знает о беспомощном состоянии жертвы.

Повышение ответственности за убийство данной категории лиц обусловлено в первую очередь необходимостью особой заботы о защите беспомощных людей. Убийство малолетнего, престарелого, инвалида часто свидетельствует об особой безжалостности, бессердечности виновного. Поэтому судебная практика в прошлом рассматривала такое убийство как разновидность убийства с особой жестокостью. Что касается убийства спящего или находящегося в состоянии глубокого опьянения лица, то оно не всегда свидетельствовало об особой жестокости виновного. Теперь же такое состояние потерпевшего само по себе является квалифицирующим обстоятельством убийства. "Убийство спящего потерпевшего путем нанесения ему трех ударов топором по голове обоснованно квалифицировано по п. "в" ч. 2 ст. 105 У К как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии" (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 12, с. 9).

20. Второе отягчающее обстоятельство, впервые названное в п. "в" ч. 2 ст. 105, включено в закон в связи с распространившимися в последнее время случаями захвата заложников и похищения людей. Захваченное вооруженным преступником лицо, как правило, оказывается в беспомощном состоянии. Однако под убийством, сопряженным с похищением человека либо захватом заложника, следует понимать не только убийство самого похищенного или заложника, но и других лиц (например, препятствующих похищению либо пытающихся освободить заложника).

Действия виновных, совершивших убийство, сопряженное с похищением человека либо захватом заложника, должны квалифицироваться соответственно по совокупности с преступлениями, предусмотренными ст.ст. 126 и 206 У К.

21. Повышенная опасность убийства женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК) обусловлена тем, что, убивая беременную женщину, виновный уничтожает и плод как зародыш будущей жизни. Указание на заведомость означает, что ответственность наступает по этому пункту, если виновный на момент совершения убийства женщины достоверно знал о беременности потерпевшей от нее самой или из другого источника (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 8, с. 7—8).

Убийство женщины, которую виновный ошибочно считал беременной, следовало бы считать покушением на преступление, предусмотренное п. "г" ч. 2 ст. 105, исходя из направленности умысла. Однако, учитывая, что смерть фактически наступила, содеянное нельзя считать покушением, иначе виновный получил

бы необоснованную льготу при назначении наказания (ч. 3 ст. 66 УК). Ситуация должна решаться по правилам об ошибке с личности потерпевшего, которая не влияет на квалификацию. В таких случаях содеянное квалифицируется по п. "г" ч. 2 ст. 105 УК как оконченное преступление.

22. К объективной стороне квалифицированного убийства относятся следующие обстоятельства, характеризующие в первую очередь способ действия: д) убийство, совершенное с особой жестокостью; е) совершенное общеопасным способом; ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Убийство с особой жестокостью (п. "д" ч. 2 ст. 105 У К) — один из наиболее распространенных видов квалифицированного убийства. Верховный Суд Российской Федерации неоднократно давал характеристику признаку особой жестокости, в том числе в упомянутом постановлении "О судебной практике об умышленном убийстве" (п. 8).

С учетом сложившейся судебной практики убийство может быть признано особо жестоким:

а) когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему применялись пытки, истязания или совершалось глумление над жертвой. Если пытки применялись с целью получения от потерпевшего каких-либо сведений, то причинение смерти возможно и с косвенным умыслом;

б) когда убийство совершено способом, который заведомо для виновного связан с причинением потерпевшему особых страданий: нанесение большого количества ранений, использование мучительно действующего яда, кислоты или других агрессивных веществ, причинение смерти путем применения огня (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 5, с. 11), электротока бытового напряжения, закапывание заживо, замедленное утопление или удушение, причинение смерти путем лишения пищи или воды и т.п.;

в) когда убийство совершено в присутствии близких потерпевшему лиц, если виновный сознавал, что своими действиями причиняет присутствующим особые душевные страдания;

г) когда в целях продления мучений жертвы виновный препятствует оказанию помощи умирающему.

23. Ранее признаком особой жестокости признавалось глумление над трупом, но в последние годы от этого отказались, поскольку данные действия совершаются после совершенного убийства. Однако в тех случаях, когда виновный в силу своего возбужденного состояния или других обстоятельств не осознал момент наступления смерти, глумление над трупом выступает как глумление над жертвой и может быть квалифицировано по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК.

24. Верховный Суд Российской Федерации неоднократно отмечал, что множественность ранений сама по себе не тождественна особой жестокости (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 4, с. 3; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 6, с. 4—5 и др.). Большое количество ранений может быть обусловлено не только особой жестокостью виновного, но и его возбужденным состоянием, неспособностью оценить ситуацию, стремлением довести до конца начатое преступление при недостаточной эффективности выбранного орудия или способа действия, в случае активного сопротивления жертвы и т.д. Необходимо оценивать количество ранений в сопоставлении со временем, в течение которого они наносились, моментом сформирования умысла, мотивом убийства, обстоятельствами дела.

25. Убийство может быть квалифицировано по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК не только тогда, когда виновный специально стремился проявить особую жестокость, но и когда он сознавал особую мучительность для жертвы данного способа лишения жизни и заведомо шел на это (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 5, с. 7).

26. Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ), — аналогичный вид убийства в прежнем законодательстве определялся как "убийство способом, опасным для жизни многих людей" (п. "д" ст. 102 УК РСФСР). Новая формулировка представляется более широкой. Тем не менее многие выработанные практикой критерии сохраняют силу для оценки спорных ситуаций. Так, необходимо учитывать не только высокие поражающие свойства орудия убийства (взрывчатое вещество, огонь, автоматическое огнестрельное оружие, автомобиль и т.д.), но и конкретный способ его применения, когда создается реальная угроза лишения жизни наряду с намеченной жертвой и других людей, по крайней мере еще одного человека.

27. В случае реального причинения вреда здоровью другим лицам действия виновного надлежит квалифицировать, помимо п. "е" ч. 2 ст. 105 УК, также по статьям У К, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

28. Для квалификации убийства по п. "ж" ч. 2 ст. 105 следует обратиться к понятию группы лиц, группы лиц по предварительному сговору и организованной группы (ст. 35 УК РФ). В п. "н" ст. 102 У К РСФСР говорилось только об убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Распространение повышенной ответственности за убийство, совершенное группой лиц, на все виды групп, в том числе и на группу без предварительного сговора, представляется обоснованным. При совершении убийства, как и другого насильственного преступления, объединение усилий нескольких лиц, даже при отсутствии предва-

рительного сговора, облегчает достижение преступного результата, затрудняет для жертвы возможность оказать сопротивление или уклониться от нападения. Это и делает любое групповое преступление объективно более опасным.

29. Групповое преступление предполагает не менее двух соисполнителей (см. ч. 1 ст. 35 УК РФ). Поэтому в тех случаях, когда исполнитель убийства был один, действия подстрекателей и пособников не могут быть квалифицированы по п. "ж" ч. 2 ст. 105 У К. Исполнителем убийства может быть признано лицо, которое не только имело умысел на совершение убийства, но и принимало непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего. Действия лица, которое лишь оказывало содействие исполнителю (или исполнителям) убийства в осуществлении преступного намерения, давало советы о способе, времени или месте убийства либо иным образом создавало условия, способствующие совершению убийства, должны рассматриваться как пособничество в убийстве (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, № 11, с. 12—13; 1996, № 10, с. 6; 1997, № 4, с. 11; № 10, с. 7).

30. Соисполнительство не исключает распределения ролей между участниками. Важно установить, что при единстве умысла, места и времени действия каждый из них выполняет либо полностью объективную сторону убийства, либо какой-нибудь ее элемент. Например, один соисполнитель наносит жертве смертельное ранение, другой — держит потерпевшего, препятствуя оказанию сопротивления, либо наносит не опасные для жизни повреждения.

31. К субъективной стороне преступления относятся следующие отягчающие обстоятельства, характеризующие мотивы и цели убийства: из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом (п. "з" ч. 2 ст. 105 УК); из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105 УК); с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ч. 2 ст. 105 УК); по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л" ч. 2 ст. 105 У К);

в целях использования органов или тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст 105 УК).

32. Имевшийся ранее квалифицирующий признак убийства "из корыстных побуждении" конкретизирован путем указания на убийство "по найму" и добавления слов "а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом". Внесенные изменения не повлияют существенно на судебную практику, поскольку и ранее данные виды убийства рассматривались как разновидности корыстного убийства. Выделение убийства по найму обу-

словлено увеличением числа таких убийств и их профессионализацией. К тому же в психологии наемных убийц, по данным последних исследований, корыстные побуждения не всегда носят определяющий характер. Что касается убийства, сопряженного с бандитизмом, то его выделение имеет принципиальное значение, поскольку целью создания банды не всегда является завладение имуществом (см. комментарии к ст. 209 УК).

33. Учитывая, что ни разбой, ни бандитизм не охватываются понятием убийства, необходима квалификация этих преступлений по совокупности с убийством. Действие лица, совершившего бандитизм и покушение на убийство при этом должны быть квалифицированы по ст. 209, ч. 3 ст. 30 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, № 5, с. 10-11).

34. Новая редакция в УК РФ данного квалифицирующего признака не меняет самого существа корыстных побуждений. Их наличие определяется тем, что убийца преследовал цель либо извлечения положительной материальной выгоды (денег, иного имущества или права на его получение, права пользования жилой площадью и т.п.), либо избавления от материальных затрат (возвращения долга, уплаты алиментов, выполнения иных имущественных обязательств и т.д.). Так, убийство пассажиром водителя машины с целью избежать платы за проезд признано совершенным из корыстных побуждений (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 6, с. 11).

35. Корыстный мотив учитывается, если он возник до убийства, а не после него. Поскольку квалифицирующим является именно корыстный мотив, фактического извлечения материальной выгоды не требуется. Если виновный преследовал иные личные выгоды неимущественного характера, данный квалифицирующий признак не может быть вменен.

36. Не следует отождествлять корыстные побуждения как мотив убийства с корыстолюбием, жадностью как свойством личности. Поэтому убийство кредитором неисправного должника не может квалифицироваться по п. "з", поскольку этим виновный не приобретает имущество и не избавляется от материальных затрат. Точно так же не всякое убийство на почве бытовой ссоры из-за денег или другого имущества является убийством из корыстных побуждений (например, убийство жены за отказ дать денег на выпивку или убийство знакомого в ссоре, возникшей из-за отказа поделиться спиртным или угостить сигаретой).

37. Убийство с целью завладения имуществом, т.е. совершенное из корыстных побуждений, в том числе убийство при разбойном нападении, не следует квалифицировать одновременно по п. "к" как совершенное с целью облегчить другое преступление. Однако

подобные ошибки встречаются в судебной практике (см. определение по делу Плуталова. — Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 12, с. 9; определение по делу Ка-фиятуллова. — Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1998, № 9, с. 6).

38. От убийства из корыстных побуждений следует отличать убийство из мести за посягательство на имущество виновного или за иное причинение ему какого-либо реального или мнимого имущественного ущерба (например, убийство соседа за то, что он самовольно воспользовался мотоциклом виновного).

39. Действия пособника или другого участника в корыстном убийстве квалифицируются по ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК, даже если он сам не стремился извлечь материальную выгоду, но сознавал, что исполнитель действует из корыстных побуждений. Это относится к организаторам убийства по найму (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 11, с. 9).

40. Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105 УК) по-прежнему относится к числу распространенных. В судебной практике признано, что таковым считается убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение (см. п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 1992 г.). Это самая общая характеристика хулиганских побуждений. По своему содержанию они представляют сложный мотив, в котором переплетаются и безграничный, разнузданный эгоизм, и искаженные представления о границах личной свободы, и культ грубой силы, и стремление "испытать себя", и вспышка безотчетной злобы. Такая мотивация присуща хулиганству (см. комментарии к ст. 213 УК). Но при совершении убийства из хулиганских побуждений к этому присоединяется и пренебрежительное отношение к человеческой жизни вообще, безотносительно к личности потерпевшего.

41. Типичным для убийства из хулиганских побуждений является то, что оно совершается обычно без повода или с использованием незначительного повода в качестве предлога для лишения жизни (например, убийство прохожего за то, что не дал прикурить, сделал замечание и т.п.). Так, Верховный Суд Российской Федерации признал правильной квалификацию как совершенного из хулиганских побуждений убийства отцом своего одиннадцатилетнего сына в ответ на замечание по поводу неумеренного употребления спиртного (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 1, с. 5—6; 1993, № 5, с. 6— 7). Убийство без повода иногда ошибочно называют "безмотив-

ным". Любое убийство имеет свой мотив. Однако в тех случаях, когда мотив по обстоятельствам дела не удается установить, убийство (при отсутствии других квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК.

42. Для отграничения убийства из хулиганских побуждений от простого убийства в ссоре или драке необходимо выяснить, кто был их зачинщиком и не был ли конфликт спровоцирован виновным для использования его в качестве повода к убийству. Если инициатором ссоры или драки является потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его неправомерное поведение, виновный, как правило, не может нести ответственность за убийство из хулиганских побуждений.

43. В п. "к" ч. 2 ст. 105 УК, как и прежде, объединены два квалифицирующих признака, поскольку они в значительной мере взаимно пересекаются. К прежней законодательной формулировке добавлено указание на "насильственные действия сексуального характера" (см. ст. 132 У К).

Повышенная опасность убийства с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение обусловлена, прежде всего, поставленной целью. Поэтому для вменения данного квалифицирующего признака не имеет значения, была ли достигнута поставленная цель. Не имеет значения также, какой характер носило это другое преступление, к какой категории оно относилось. Если виновный идет на причинение смерти человеку, чтобы скрыть преступление небольшой тяжести, опасность такого убийства не снижается. Сказанное относится и к редким случаям убийства в целях сокрытия мнимого преступления, когда виновный ошибочно полагает, что ему грозит уголовная ответственность за действия, которые в действительности преступлением не являются.

По п. "к" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется также убийство в целях сокрытия или облегчения совершения преступления, исполнителем которого было другое лицо.

44. Под убийством, сопряженным с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера, следует понимать:

а) убийство в процессе изнасилования (либо третьего лица с целью облегчить совершение изнасилования, либо с косвенным умыслом самой потерпевшей в процессе преодоления ее сопротивления);

б) убийство с целью скрыть совершенное изнасилование;

в) убийство из мести за оказанное при изнасиловании сопротивление (как в случае оконченного изнасилования, так и в случае, когда изнасилование не удалось довести до конца);

г) убийство, совершенное при таких же обстоятельствах, но сопряженное с мужеложством, лесбиянством или иными дейст-

виями сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения (ст. 132 УК). Также должны оцениваться случаи убийства, сопряженные с последующим удовлетворением сексуальных потребностей в отношении трупа (некрофилия), если субъект будет признан вменяемым.

Поскольку ст.ст. 131, 132 У К не предусмотрено умышленное причинение смерти, то они применяются по совокупности с п. "к" ч. 2 ст. 105 УК.

45. Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л" ч. 2 ст. 105 У К) объединяет в обновленной редакции два отягчающих обстоятельства, ранее предусмотренные в пп. "к", "м" ст. 102 УК РСФСР.

В отличие от п. "м" ст. 102 У К I960 года новая редакция данного квалифицирующего признака (п. "л" ч. 2 ст. 105 УК РФ) говорит об убийстве не "на почве", а именно по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. Поэтому для применения п. "л" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить соответствующий мотив. Мотив может быть обусловлен ненавистью к потерпевшему как к представителю определенной национальности, расы или религии либо может служить проявлением шовинистического мировоззрения, ксе-нофобии или религиозной нетерпимости, когда ненависть или вражда распространяются на лиц всех иных национальностей или всех иных иноверцев. Названный мотив может быть единственным, но может сочетаться и с другими мотивами, например местью за какие-либо действия потерпевшего.

Повышенная опасность этого вида убийства обусловлена тем, что оно посягает не только на жизнь человека, но и на гарантированное ст. 19 Конституции равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от его национальной, расовой или религиозной принадлежности.

46. Обычай кровной мести, сохранившийся в отдельных мест-ностях Российской Федерации (например, в Дагестане, Чечне, Ингушетии), состоит в том, что в случае убийства или причинения вреда здоровью, или оскорбления какого-либо лица потерпевший либо его родственники обязаны отомстить обидчику, лишив его жизни. Со своей стороны, родственники новой жертвы тоже считают себя обязанными выполнить обычай кровной мести ("кровь за кровь"). Этот процесс может длиться долго, приводя к гибели многих людей.

В отличие от простого убийства из мести при убийстве на почве кровной мести виновный руководствуется не столько чувством личной неприязни к потерпевшему, сколько стремлением соблюсти обычай, дабы не подвергнуть позору себя и свой род.

47. Убийство с целью использования органов или тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105 УК) — новый квалифицирующий признак, не известный ранее действовавшему законодательству. Введение этого признака обосновывается тем, что благодаря успехам медицины в области трансплантации органов и тканей человека появился соблазн к изъятию их ценой жизни потерпевшего. Если при этом виновный преследует корыстные цели, то содеянное должно квалифицироваться также по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК.

48. Убийство, совершенное неоднократно (п. "н" ч. 2 ст. 105 УК), является отягчающим обстоятельством, которое относится к субъекту данного преступления. Формулировка этого пункта отличается от формулировки п. "и" ст. 102 УК I960 года, где говорилось о совершении преступления "лицом, ранее совершившим умышленное убийство", т.е. имелась в виду как повтор-ность, так и рецидив.

В новой редакции употребляется понятие "неоднократность", которое раскрывается в ст. 16 У К РФ. Сопоставление текстов ст.ст. 16—18 УК РФ дает основания сделать следующие выводы.

1. Пункт "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ применяется в том случае, если ранее совершенное преступление квалифицировано по чч. 1 или 2 ст. 105 УК РФ, а также по ст. 102 или ст. 103 УК РСФСР.

2. Пункт "н" ч. 2 ст. 105 не может применяться, если ранее совершенное убийство, за которое лицо не было осуждено, квалифицируется по ст.ст. 106 — 108. В таком случае применяются положения о совокупности преступлений. Лицо несет ответственность за каждое совершенное убийство по соответствующей статье (или части статьи) У К.

3. По смыслу закона совершение убийства лицом, ранее судимым за убийство, должно также квалифицироваться по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК.

4. Убийство не может квалифицироваться по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК, если: а) за ранее совершенное убийство лицо было в установленном порядке освобождено от уголовной ответственности; б) истекли сроки давности; в) судимость за ранее совершенное убийство погашена или снята.

49. Если последнее убийство совершено в целях сокрытия первого, то в этих действиях есть признаки, предусмотренные пп. "к" и "н" ч. 2 ст. 105 УК (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1997, № 7, с. 9).

Статья 106. Убийство матерью новорожденного ребенка

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка

в условиях психотравмирующсй ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, — наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

1. Детоубийство, т.е. убийство матерью новорожденного ребенка, впервые выделено в привилегированный состав (ст. 106). Обстоятельства, которые нередко сопутствуют этому виду убийства (особое физическое и психическое состояние женщины во время родов; тяжелая семейная обстановка; материальные трудности), обычно учитывались судами в качестве смягчающих наказание в рамках санкции ст. 103 УК РСФСР. Однако детоубийство могло быть квалифицировано и по ст. 102 УК 1960 года при наличии отягчающих обстоятельств (повтор-ность, особая жестокость).

2. Исполнителем преступления, предусмотренного ст. 106 УК, может быть только мать новорожденного ребенка. Однако в качестве подстрекателя или пособника может выступать и другое лицо (отец ребенка, акушерка). Напротив, убийство новорожденного, совершенное другим лицом даже с согласия или по просьбе матери, квалифицируется не по ст. 106, а по ч. 1 или ч. 2 ст. 105 УК.

3. В ст. 106 УК предусмотрено две ситуации. Первая — убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов — не обязательно связывается с каким-либо психическим расстройством матери. Практика знает немало случаев, когда такое убийство совершается расчетливо и хладнокровно, планируется и готовится заранее, нередко из-за нежелания подвергать себя операции аборта. Важно только установить, что убийство укладывается в определенный законом промежуток времени ("во время или сразу же после родов"). Смягчение законодателем ответственности может быть объяснено тем, что в этот период женщина не всегда в состоянии воспринимать рождающегося человека как самостоятельное живое существо, продолжает видеть в нем свой плод, ощущать его как источник боли и страданий.

4. Второй вариант, предусмотренный ст. 106 УК, — убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирую-щей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, — напротив, не связывает ответственность со столь узким промежутком времени. Психотравми-рующая ситуация может возникнуть до родов, во время родов или некоторое время спустя. Роды сами по себе, необходимость заботиться о новорожденном, семейные и бытовые неурядицы — все это в совокупности может оказаться непосильной нагрузкой для психики матери, особенно в первое время. Возможно и психическое расстройство, не исключающее вменяемости

(см. ст. 22 УК). В данном случае такое состояние влияет и на квалификацию преступления.

Во втором варианте речь идет также об убийстве новорожденного ребенка. В медицинской практике новорожденным считается ребенок до достижения им одного месяца. Убийство ребенка более старшего возраста не может квалифицироваться по ст. 106 У К.

5. Если убийство матерью новорожденного ребенка совершено при наличии отягчающих обстоятельств, названных в ч. 2 ст. 105 (например, неоднократно или общеопасным способом), то по общему правилу о соотношении квалифицированных и привилегированных составов содеянное должно квалифицироваться по ст. 106 У К.

Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта

1. Убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

1. Статья по своему содержанию идентична ст. 104 У К 1960 года, однако новая редакция нормы требует особо внимательно рассмотреть все признаки состава данного преступления. Смягчение ответственности за данный вид убийства обусловлено двумя обстоятельствами: во-первых, тем, что виновный действует в особом психическим состоянии, — в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения или аффекта (закон употребляет эти понятия как равнозначные); во-вторых, провоцирующим характером поведения потерпевшего, который своими действиями приводит виновного в состояние аффекта и вызывает у него намерение совершить убийство. Только сочетание названных двух обстоятельств в каждом конкретном случае дает основания для применения ст. 107 УК.

2. Сильное душевное волнение не считается болезненным расстройством психики и не рассматривается как медицинский критерий невменяемости. Поэтому его иногда называют физиологическим аффектом в отличие от патологического аффекта, когда в результате сильного переживания происходит полное от-

ключение сознания, что исключает вменяемость. Физиологический аффект не лишает человека способности сознавать свои действия, но значительно затрудняет самоконтроль и критическую оценку принимаемых решений. Именно поэтому для применения ст. 107 У К недостаточно сослаться на провоцирующий характер поведения жертвы, необходимо установить, что виновный действительно находился в состоянии аффекта. Многие ошибки судебной практики по данной категории дел связаны с тем, что следственные органы и суды не уделяют внимания оценке состояния виновного и не мотивируют свой вывод о наличии аффекта. Обычно суд самостоятельно оценивает душевное состояние виновного по обстоятельствам дела, но в сложных ситуациях возможно назначение психологической либо (при наличии сомнений относительно вменяемости) комплексной психолого-психиатрической экспертизы (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1991, № 6, с. 6).

3. Смягчающее значение придается в ст. 107 УК только внезапно возникшему сильному душевному волнению, что определяет и внезапность возникновения умысла на убийство и немедленную реализацию этого умысла. Если же между провоцирующим поступком потерпевшего и причинением ему смерти проходит значительный промежуток времени, в течение которого виновный обдумывает и готовит убийство, то ст. 107 УК не может быть применена. Незначительный разрыв во времени между противозаконными действиями потерпевшего и убийством не исключает возможности квалификации содеянного по ст. 107 У К.

4. Для квалификации убийства по ст. 107 У К необходимо установить, что причиной сильного душевного волнения (аффекта) явились определенные действия потерпевшего. К ним закон относит альтернативно: а) насилие; б) издевательство; в) тяжкое оскорбление; г) иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего. Существенным нововведением по сравнению со ст. 104 УК 1960 года является указание на то, что аффект может быть вызван также "длительной психотравмирую-щей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего". Этим дополнением расширяется представление о механизме образования аффекта.

5. Насилие может заключаться в нанесении ударов, побоев, ранений и тому подобных действий, вызвавших состояние сильного душевного волнения. Если лицо, совершая убийство в состоянии аффекта, осуществляет свое право на необходимую оборону, то оно либо освобождается от уголовной ответственности на основании ст. 37 УК, либо отвечает за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 У К).

Поскольку закон не конкретизирует вид насилия, то надо полагать, что аффект может быть вызван и психическим насилием. Практика и доктрина уголовного права исходят из того, что насилие должно носить противоправный характер. Если насильственные действия были применены потерпевшим правомерно, ст. 107 УК не может быть применена.

6. Под тяжким оскорблением принято понимать особо грубое унижение чести и достоинства человека, которое можно считать достаточной причиной для возникновения аффекта. При оценке тяжести оскорбления необходимо руководствоваться общепризнанными нормами морали, но учитывать и индивидуальные особенности личности самого виновного, реальное наличие аффекта. Издевательство может выражаться также в насильственных или оскорбительных действиях, отличающихся особым цинизмом или продолжительностью.

7. Новая редакция нормы допускает возможность постепенного нагнетания психотравмирующей ситуации, вызванной противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Судебная и экспертная практика и ранее сталкивалась с таким явлением, когда аффект возникал в результате переполнения "чаши терпения" у лица, длительное время подвергавшегося оскорблениям и издевательствам. Отсутствие прямого указания в законе затрудняло правильное решение вопроса о достаточном поводе для сильного душевного волнения в этих случаях. Некоторые суды ошибочно полагали, что при наличии постоянных и систематических ссор, затяжного конфликта внезапность сильного душевного волнения не может иметь места (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 6, с. 6).

8. Психотравмирующая ситуация учитывается как смягчающее обстоятельство, если она была вызвана противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Обычно аффект возникает, когда насилие или другие противоправные действия потерпевшего были направлены против виновного или его близких. Однако не исключается и возможность такой реакции и на аналогичные действия в отношении других лиц.

Отсутствие в ст. 107 У К указания на то, что противоправные или аморальные действия потерпевшего "могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких" (ст. 104 У К 1960 года) свидетельствует о том, что законодатель придает более важное значение именно состоянию аффекта у виновного, независимо от того, какие и для кого могли наступить последствия от действий потерпевшего.

9. Часть 2 ст. 107 УК впервые устанавливает квалифицированный вид данного преступления — убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта. Эта норма подлежит

применению в тех случаях, когда причиной аффекта явилось противоправное поведение двух или более лиц, ставших жертвами убийства. В иных случаях, когда виновный в состоянии аффекта причиняет смерть не только обидчику, но и другим лицам, содеянное не может квалифицироваться по ч. 2 ст. 107 У К, поскольку отсутствует такое основание для применения привилегированной нормы, как провоцирующее и противоправное поведение потерпевших.

В отношении других отягчающих обстоятельств, названных в ч. 2 ст. 105 У К, сохраняет силу разъяснение Пленума Верховного Суда Российской Федерации, данное в п. 16 постановления от 22 декабря 1992 г. № 15 "Осудебной практике по делам об умышленных убийствах" о том, что убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах (см.:

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 2, с. 6; 1994, № 9, с. 5).

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

1. В данной статье предусмотрена ответственность за два вида убийства при отягчающих обстоятельствах: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК), и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 108 УК). Понятие необходимой обороны и превышения ее пределов дается в ст. 37 УК РФ. Для установления признаков превышения пределов необходимой обороны при убийстве важное значение сохраняют рекомендации, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г. № 14 "О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств" (см.: Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984, № 5, с. 11-12).

2. В силу указаний закона и с учетом судебной практики последних лет по ч. 1 ст. 108 УК может квалифицироваться убийство, лишь когда обороняющийся сознательно прибегнул к защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и без необходимости умышленно причинил нападающему смерть. Неосторожное причинение смерти посягающему при отражении общественно опасного (преступного) посягательства не влечет уголовной ответственности.

3. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие едва ли возможно, ибо для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применив более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшей опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства (количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д. (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1980, № 8, с. 9; 1990, № 12, с. 3—4;

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1992, № 2, с. 5—6; № 10, с. 13). Все должно оцениваться в совокупности. В частности, нет оснований ограничивать возможность лишения жизни нападающего только теми ситуациями, когда нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № 12, с. 4).

Нельзя признать правильной практику, когда причинение посягавшему смерти квалифицируется как убийство при превышении пределов необходимой обороны без указания на то, в чем заключалось превышение (см., например: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 2, с. 14).

4. Если для виновного было очевидно, что нападение прекращено, то ч. 1 ст. 105 УК не может быть применена. Причинение смерти в таком случае, в зависимости от обстоятельств дела, может быть квалифицировано либо как убийство из мести, либо как убийство в состоянии аффекта, либо по ч. 2 ст. 108 УК. Для разграничения этих

преступлений важно установить не только сам факт прекращения посягательства, но и осознание этого обстоятельства обороняющимся, который в -.илу обстановки нападения и своего психического состояния может и неправильно определить этот момент.

"По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства" (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 5, с. 14; Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1990, № б, с. 4—5; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1992, № 10, с. 13-14; 1995, № 8, с. 9—10).

5. Причинение смерти при "мнимой обороне", когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности. Однако, если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 ст. 108 УК.

6. В ч. 2 ст. 108 УК впервые установлена ответственность за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Ранее такие ситуации рассматривались применительно к превышению пределов необходимой обороны. Теперь должна применяться ч. 2 ст. 108 УК как специальная норма. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие превышения мер, необходимых для задержания, установлены в ст. 38 УК.

Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов. Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.

7. Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, которое представляет собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции.

Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органами власти. Убийство задерживаемого исключает возможность достижения данной цели. Поэтому такое убийство может квали-

фицироваться по ч. 2 ст. 108 У К лишь в случае совершения его с косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.

Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому согласно ст. 38 УК является "пресечение возможности совершения им новых преступлений". Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях. Учитываться должна и тяжесть совершенного задерживаемым преступления, и невозможность осуществить задержание без причинения смерти задерживаемому, что прямо вытекает из текста ч. 1 ст. 38 УК. Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, причинение ему смерти недопустимо и должно квалифицироваться либо как убийство по чч. 1 или 2 ст. 105 У К, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, — по ст. 107 УК.

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

1. Причинение смерти по неосторожности — наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на тот же срок.

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а равно причинение смерти по неосторожности двум или более лицам —

наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

1. Как отмечалось выше, причинение смерти по неосторожности по УК РФ не считается убийством. Употребление более широкого понятия в ст. 109 УК позволяет свободно оперировать этой нормой в случаях неосторожного лишения жизни потерпевшего в процессе осуществления виновным профессиональной деятельности при нарушении каких-либо правил безопасности (если отсутствует специальная норма в'УК).

2. По ст. 109 УК квалифицируется .причинение смерти по неосторожности как по легкомыслию, так и по небрежности. Причинение смерти по неосторожности следует отличать от невиновного причинения смерти, когда лицо: а)" не предвидело возможности наступления смерти потерпевшего от своих действий (бездействия) и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть; б) хотя и предвидело возможность причинения смерти, но не могло этого, предотвратить в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Вывод о том, было ли причинение смерти неосторожным или случайным, должен строиться на основе тщательного анализа действии лица и всей ситуации (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 4, с. 3—4).

3. Причинение смерти по неосторожности необходимо отграничивать и от умышленного убийства. Особенные трудности возникают в судебной практике при отграничении убийства с косвенным умыслом от причинения смерти по легкомыслию. И в том, и в другом случае виновный предвидит возможность наступления смерти потерпевшего в результате своих действий. И в том, и в другом случае он не желает наступления такого результата, не стремится к нему. Но при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление смерти, часто относится к этому безразлично, не предпринимает никаких действий, направленных на предотвращение такого результата. При неосторожности в форме легкомыслия (по терминологии УК РСФСР — преступной самонадеянности) виновный не относится к смерти потерпевшего безразлично, он рассчитывает на свои силы, умение, ловкость, профессиональное мастерство, на то, что в результате принятых им мер либо в результате действий других лиц или каких-либо иных конкретных факторов удастся избежать смертельного исхода. Однако в силу того, что виновный в этих случаях не проявляет должной предусмотрительности, недостаточно учитывает свои возможности или возможности других лиц, смертельный результат все же наступает.

4. В ч. 2 ст. 109 УК впервые предусмотрены квалифицирующие признаки рассматриваемого преступления: а) причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей; б) причинение смерти по неосторожности двум или более лицам.

В первом случае ответственность повышается, поскольку объектом преступления является не только жизнь человека, но и общественные отношения в сфере выполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Имеет значение также наличие у виновного профессиональной подготовки, знание им специальных правил безопасности. Данная норма не применяется, если причинение смерти по неосторожности в результате нарушения специальных правил предусмотрено другими статьями УК (например, ст.ст. 215, 215', 216, 217, 219, 235, 238, 247, 248, 250, 251, 252, 263, 264, 266 и др.). По ч. 2 ст. 109 УК могут быть привлечены к ответственности медицинские работники, воспитатели детских учреждений и другие лица, причинившие смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам также отягчает ответственность ввиду наступления более тяжких последствий.

5. Субъектом неосторожного причинения смерти по УК РФ может быть только лицо, достигшее шестнадцати лет (по УК 1960 года — четырнадцати лет).

Статья 110. Доведение до самоубийства

Доведение лица до самоубийства или до покушения на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства потерпевшего —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до пяти лет.

1. Статья 110 УК РФ, устанавливающая ответственность за доведение до самоубийства, содержит ряд новелл по сравнению со ст. 107 УК 1960 года. Прежде всего в ст. 110 УК РФ отсутствует указание на материальную или иную зависимость потерпевшего от лица, виновного в доведении до самоубийства. Это означает существенное расширение круга возможных субъектов данного преступления.

2. Расширена также объективная сторона преступления, которая состоит в совершении виновным вполне определенных действий, толкающих потерпевшего на самоубийство. По УК 1960 года к таким действиям относились только жестокое обращение или систематическое унижение личного достоинства. Теперь к способам доведения до самоубийства добавлены угрозы. По своему содержанию они могут быть различными. Для квалификации содеянного как доведения до самоубийства не имеет значения, чем угрожает виновный: причинением смерти или вреда здоровью; разглашением сведений, которые потерпевший желал сохранить в тайне; увольнением с работы; разводом; отобранием ребенка; выселением; лишением средств к существованию; поджогом дома или уничтожением другого имущества и т.д. Для признания угрозы способом доведения до самоубийства имеет значение не только ее содержание, но и повторяемость, продолжительность. Даже незначительная угроза может довести потерпевшего до самоубийства, если принимает характер травли. С другой стороны, не всякая угроза, однократно высказанная, даже серьезная по содержанию, может рассматриваться как способ доведения до самоубийства. Не случайно в ст. 107 У К говорится об угрозах во множественном числе. Для наличия состава преступления не имеет значения форма, в которой выражаются угрозы: устно или письменно, открыто или анонимно.

3. Жестокое обращение может выражаться как в совершении действий, образующих самостоятельный состав преступления (например, умышленное причинение вреда здоровью, истязание), так и в иных действиях. Жестоким обращением могут быть признаны, в частности, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар, понуждение к действиям сексуального характера, лишение пищи, жилья, работы, ущемление иных прав потерпевшего. Закон не требует систематичности этих действий, однако важно установить, что они были направлены на доведение потерпевшего до самоубийства.

4. Систематическое унижение человеческого достоинства может заключаться в постоянных оскорблениях, клевете, издевательствах, циничном высмеивании физических недостатков жертвы и т.п.

5. Обязательным признаком объективной стороны данного преступления является самоубийство (причинение смерти самому себе) или покушение на самоубийство потерпевшего. Только с этого момента преступление признается оконченным. Одно лишь высказывание намерения покончить с собой, приготовление к самоубийству, составление предсмертной записки не образует еще состава преступления, предусмотренного ст. 110 УК. Необходимо также наличие причинной связи между действиями виновного и наступившими последствиями в виде самоубийства или покушения на самоубийство. Состав рассматриваемого преступления будет иметь место только в том случае, если самоубийство или покушение на самоубийство явились результатом угроз, жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его человеческого достоинства.

Если потерпевший совершает самоубийство в ответ на правомерные действия лица (например, при угрозе привлечения к ответственности, разоблачения преступной деятельности), то состав преступления отсутствует.

6. С субъективной стороны доведение до самоубийства в принципе может быть совершено с любой формой вины. При прямом умысле виновный предвидит возможность самоубийства потерпевшего и желает этого, а при косвенном — сознательно допускает тот же результат. Существует мнение, что при наличии прямого умысла на доведение до самоубийства потерпевшего содеянное является убийством, которое должно квалифицироваться по ст. 105 УК. Такое мнение ошибочно. Сторонники его упускают из виду различия в объективной стороне убийства и доведения до самоубийства. При совершении преступления, предусмотренного ст. 110 УК, в отличие от убийства виновный не совершает действий, непосредственно приводящих к смерти

потерпевшего. Потерпевший принимает решение расстаться с жизнью и сам же приводит его в исполнение, руководимый своими сознанием и волей. Возможно и неосторожное доведение лица до самоубийства. Однако в силу ч. 2 ст. 24 УК ответственность в этом случае исключается.

Склонение к самоубийству малолетнего ребенка или невменяемого следует рассматривать как убийство путем опосредованного причинения смерти и квалифицировать по чч. 1 или 2 ст. 105 УК. Возможно также физическое принуждение лица к самоубийству, когда жертва лишается возможности проявить свою волю. Такие действия виновного также представляют собой убийство.

7. Ответственность за доведение до самоубийства наступает по достижении шестнадцатилетнего возраста. Субъектом преступления может быть лицо, от которого потерпевший находится в служебной, материальной или иной зависимости, а также любое другое лицо. Если доведение до самоубийства совершено должностным лицом, его действия квалифицируются как совокупность преступлений, предусмотренных ст. 110 и п. "в" ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий).

8. Доведение до самоубийства или покушение на него путем совершения действий, образующих самостоятельный состав преступления (побои, истязание, причинение тяжкого или иного вреда здоровью, незаконное лишение свободы, изнасилование, вымогательство и т.д.), требует квалификации по совокупности указанных преступлений и по ст. 110 УК.

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, или повлекшего за собой потерю зрения, речи, слуха либо какого-либо органа или утрату органом его функций, прерывание беременности, психическое расстройство, заболевание наркоманией либо токсикоманией, или выразившегося в неизгладимом обезображивании лица, или вызвавшего значительную стойкую утрату общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полную утрату профессиональной трудоспособности, —

наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет (в ред. Федерального закона от 25 июня 1998 г. № 92-ФЗ. — Собрание законодательства Российской Федерации, 1998, №26, cm. 3012).

2. Те же деяния, совершенные:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

в) общеопасным способом;

г) по найму;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего, —

наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены:

а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) в отношении двух или более лиц;

в) неоднократно или лицом, ранее совершившим убийство, предусмотренное статьей 105 настоящего Кодекса, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

1. В группе преступлении против здоровья наиболее заметно изменение терминологии. Привычное понятие "телесное повреждение" заменено в УК РФ более широким термином "вред здоровью". Однако классификация этих посягательств по степени тяжести, по форме вины, по наличию отягчающих и смягчающих обстоятельств почти не изменилась. По степени тяжести различаются три вида вреда здоровью: 1) тяжкий (его признаки даны в ст. 111 УК); 2) средней тяжести (ст. 112 УК);

3) легкий (ст. 115 УК).

2. Под вредом здоровью понимаются либо телесные повреждения, т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических (см. п. 2 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 10 декабря 1996 г. № 407 и согласованные с Генеральной прокуратурой Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации, Министерством внутренних дел — далее при ссылках — Правила 1996 года).

Различают четыре критерия тяжести вреда здоровью.

1. Опасность для жизни. По этому признаку тяжкий вред здоровью отличается от иных видов вреда.

2. Наступление последствии, конкретно названных в законе. Данный критерий используется только в ст. 111 УК. Признаками тяжкого вреда здоровью являются: а) потеря зрения, речи, слуха или какого-либо органа либо утрата органом его функций;

б) прерывание беременности; в) психическое расстройство;

г) заболевание наркоманией или токсикоманией; д) неизгладимое обезображение лица.

3. Размер и характер стойкой утраты трудоспособности:

а) значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (ст. 111 У К); б) заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности (ст. 111 УК); в) значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на одну треть (ст. 112 У К); г) незначительная стойкая утрата общей трудоспособности (ст. 115 У К).

4. Продолжительность временного расстройства здоровья:

а) длительное расстройство здоровья (ст. 112 УК); б) кратковременное расстройство здоровья (ст. 115 УК).

3. Под объектом причинения вреда здоровью любой степени тяжести имеется в виду здоровье другого человека. Причинение вреда собственному здоровью (членовредительство) может наказываться, когда является способом совершения другого преступления и посягает на иной объект. Например, при уклонении военнослужащего от исполнения обязанностей военной службы путем причинения себе какого-либо повреждения объектом посягательства следует считать установленный порядок прохождения военной службы (ст. 339). Объектом уголовно-правовой охраны является здоровье любого человека, независимо от фактического состбяния здоровья. Здоровье ребенка может быть объектом посягательства уже с процессе родов. Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением особо регулируемого законом изъятия органов или тканей для трансплантации. Причинение вреда здоровью участнику спортивных соревнований нельзя рассматривать как противоправное, если были соблюдены установленные для этого вида спорта обязательные правила.

4. Объективную сторону причинения вреда здоровью составляет любое действие или бездействие, отвечающее признакам, установленным в ст.ст. Ill — 118 У К, и повлекшее указанные там последствия. Способ действия возможен любой, за исключением тех случаев, когда он имеет квалифицирующее значение (чч. 2 и 3 ст. 111, ч. 2 ст. 112 УК) или является конституирующим признаком преступления (ст. 117 УК).

5. Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст.ст. Ill — 117 У К, характеризуется прямым или косвенным умыслом. За неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью ответственность наступает по ст. 118 У К. Для умышленного причинения вреда здоровью наиболее типичен неконкретизированный умысел, когда виновный предвидит и желает или сознательно допускает причинение вреда здоровью другого лица, но не представляет конкретно объем этого вреда и нередко лишен возможности конкретизировать степень тяжести причиняемого вреда здоровью. Квалификация содеянного при неконкретизируемом умысле определяется в зависимости от фактически наступивших последствий, поскольку умыслом виновного охватывалось причинение любого вреда здоровью. При прямом конкретизированном умысле ответственность должна наступать за тот вред здоровью, который охватывался умыслом виновного. Если при этом реально был причинен менее тяжкий вред или вообще вред здоровью не был причинен, то виновный отвечает за покушение на причинение того вреда здоровью, который он желал причинить. Цели и мотивы умышленного причинения вреда здоровью имеют значение для квалификации содеянного, когда закон связывает с ними повышение ответственности (ч. 2 ст. 11, ч. 2 ст. 112 УК).

6. Субъект причинения вреда здоровью — физическое вменяемое лицо, достигшее в одних случаях четырнадцати лет (ст.ст. 111, 112 УК), в других — шестнадцати лет (ст.ст. 113 — 118 УК).

7. Перечень признаков тяжкого вреда здоровью в ст. 111 УК несколько расширен по сравнению со ст. 108 У К 1960 года путем включения в него заболевания наркоманией или токсикома-нией, а также полной утраты профессиональной трудоспособности.

8. Важнейший признак тяжкого вреда здоровью — создание опасности для жизни. При наличии этого признака причинение вреда здоровью признается тяжким независимо от того, какие это повлекло последствия.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни (п. 13 Правил 1996 года).

Опасным для жизни вредом здоровью могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния. Правила 1996 года различают две группы опасных для жизни повреждений. Первую группу составляют повреждения, которые по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего и могут привести его к смерти. Правила содержат по-

дробный перечень таких повреждений, во многом совпадающий с перечнем, установленным Правилами 1978 года. К ним относятся: проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения головного мозга; открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластины свода черепа; ушиб головного мозга тяжелой степени;

ушиб головного мозга средней степени при наличии симптомов повреждения стволового отдела; проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга; некоторые другие повреждения позвоночника, названные в Правилах; ранения, проникающие в просвет глотки, гортани, трахеи, пищевода, а также повреждения щитовидной и вилочковой железы; ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе без повреждения внутренних органов; ранения живота, проникающие в полость брюшины; ранения, проникающие в полость мочевого пузыря или кишечника; разрывы некоторых внутренних органов; открытые переломы длинных трубчатых костей; повреждение крупных кровеносных сосудов; некоторые термические ожоги, в зависимости от их степени и площади поражения.

Ко второй группе опасных для жизни повреждений относятся повреждения, которые повлекли за собой угрожающее жизни состояние. Согласно п. 34 Правил 1996 года опасными для жизни считаются также заболеваний или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных внешних факторов и закономерно осложняющиеся угрожающим жизни состояниям, или сами представляющие угрозу для жизни человека.

К угрожающим жизни состояниям Правила 1996 года относят: шок тяжелой степени различной этиологии; кому различной этиологии; массивную кровопотерю; острую сердечную или сосудистую недостаточность и другие виды тяжелых состояний, а также их сочетание.

Не все из перечисленных в Правилах повреждения одинаково распространены в судебной практике.

Для умышленного причинения вреда здоровью наиболее характерны проникающие раны черепа, грудной клетки, брюшной полости, повреждения крупных кровеносных сосудов, тяжелые ожоги и некоторые другие.

Благоприятный исход таких повреждений, обусловленный оказанием медицинской помощи, не влияет на оценку их как опасных для жизни. Аналогично решается вопрос, когда опасные для жизни повреждения повлекли лишь временное рас-

стройство здоровья (кратковременное или длительное) либо стойкую утрату трудоспособности менее чем на одну треть.

9. Потерей зрения считается полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии двух метров и менее (острота зрения 0,04 и ниже). Потеря зрения на один глаз влечет за собой стойкую утрату трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку относится к причинению тяжкого вреда здоровью.

Потеря речи как признак причинения тяжкого вреда здоровью впервые специально выделен в законе. Однако фактически потеря речи всегда рассматривалась как тяжкое телесное повреждение по признаку потери органа или утраты органом его функций.

Под потерей речи следует понимать потерю способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.

Потеря слуха выражается в полной глухоте или таким необратимым состоянием, когда человек не слышит разговорной речи на расстоянии 3—5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо влечет утрату трудоспособности менее одной трети и по этому признаку относится к причинению средней тяжести вреда здоровью.

Потеря какого-либо органа либо утрата его функций (помимо упомянутых потери слуха, зрения или речи) может представлять собой анатомическую потерю руки или ноги как полностью, так и в виде ампутации не ниже локтевого или коленного сустава. В иных случаях потеря части конечности оценивается в зависимости от степени стойкой утраты трудоспособности. Тяжким вредом здоровью признается также потеря производительной способности, которая заключается в потере способности к совокуплению либо в потере способности к оплодотворению, зачатию и деторождению.

10. Неизгладимое обезображение лица может быть результатом различных действий виновного — причинения ранения колющими или режущими орудиями, результатом воздействия открытого огня, раскаленных предметов, кипятка, кислоты и других агрессивных жидкостей. Оно может выражаться в удалении или искажении формы носа, отсечении ушей, образовании глубоких шрамов и рубцов и т.п. Независимо от важности для жизни, длительности и величины расстройства здоровья обезображение лица рассматривается как самостоятельный признак причинения тяжкого вреда здоровью. Обезображением является не всякое повреждение, оставившее след на лице, а лишь такое изменение естественного вида лица, которое придает внешности по-

терпевшего крайне неприятный, отталкивающий или устрашающий вид.

Понятие обезображения не медицинское, оценку дают органы правосудия самостоятельно, не прибегая к помощи судебно-медицинского эксперта, руководствуясь эстетическим критерием (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1982, № 6, с. 6). Однако вопрос об изгладимости или неизгладимости данного повреждения, решается на основании заключения судебно-меди-цинской экспертизы. Правила 1996 года устанавливают, что под изгладимостью повреждения следует понимать значительное уменьшение выраженности патологических изменений (рубца, деформаций, нарушения мимики и пр.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если же для устранения повреждения требуется оперативное вмешательство (косметическая или пластическая операция), то повреждения лица считается неизгладимым.

11. Прерывание беременности, независимо от ее срока, рассматривается здесь как последствие умышленных действий, направленных на причинение тяжкого вреда здоровью (побои, ранения, иные травмы, применение отравляющих веществ и т.д.). В этом отличие данного преступления от незаконного производства аборта (ст. 123 УК), когда умысел виновного не направлен на причинение тяжкого вреда здоровью. Для квалификации содеянного по ст. 111 УК необходимо установление прямой причинной связи между причиненными травмами и прерыванием беременности, поскольку данное последствие может быть связано с индивидуальными особенностями организма потерпевшей. Поэтому судебно-медицинская экспертиза в этих случаях проводится с участием акушера-гинеколога.

12. Психическое расстройство — этим термином охватывается как "хроническое психическое расстройство", так и "временное психическое расстройство" (ст. 21 У К). Новая формулировка не исключает возможности признания причиненного вреда здоровью тяжким и в случае временного психического расстройства. Диагностика психического расстройства и его причинная связь с полученной травмой устанавливается судебно-психиатричес-кой экспертизой. Оценка степени тяжести вреда, причиненного здоровью, производится с участием судебно-медицинского эксперта.

13. Заболевание наркоманией или токсикоманией — данный признак причинения тяжкого вреда здоровью впервые предусмотрен в законе.

14. Значительная стойкая утрата трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности. В законодательстве различаются общая и профессиональная трудоспособность. Ранее при опре-

делении степени утраты трудоспособности учитывалась только утрата общей трудоспособности. Действительно, процент утраты общей трудоспособности наиболее полно отражает размер вреда, причиненного объекту преступления — здоровью человека. Однако практика иногда сталкивалась с ситуациями, когда виновный умышленно причинял потерпевшему такое повреждение, которое заведомо полностью лишало его профессиональной трудоспособности, хотя общая трудоспособность сохранялась или утрачивалась незначительно. Например, повреждение пальцев на руке скрипача. Новая редакция нормы позволяет учесть повышенную опасность такого преступления в связи с наличием дополнительного объекта посягательства (наряду со здоровьем — утрата профессиональной деятельности).

Размер стойкой утраты трудоспособности устанавливается су-дебно-медицинской экспертизой после определившегося исхода повреждения на основании объективных данных, с учетом специальных таблиц процентов утраты трудоспособности с округлением до 5%. Если размер стойкой утраты общей трудоспособности менее одной трети, т.е. не выше 30%, то содеянное квалифицируется по признакам ст.ст. 112 или 115 У К. Значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть считается утрата трудоспособности на 35% и более.

15. Наиболее существенные изменения произошли в системе квалифицирующих признаков умышленного тяжкого вреда здоровью. Число их заметно увеличено. Теперь закон (ст. 111 УК) предусматривает одиннадцать квалифицирующих признаков. В основном они идентичны квалифицирующим признакам убийства (ч. 2 ст. 105 УК). Однако если все квалифицирующие признаки убийства закон рассматривает как равнозначные, то в ст. 111 УК они, в зависимости от их отягчающего значения, распределены на три категории (чч. 2, 3, 4 ст. Ill УК).

Не требуют особых пояснений те квалифицирующие признаки, которые дословно совпадают с аналогичными квалифицирующими признаками убийства. К таковым относятся признаки, характеризующие умышленное причинение тяжкого вреда здоровью: в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; общеопасным способом; из хулиганских побуждений; в целях использования органов или тканей потерпевшего; группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой; в отношении двух и более лиц.

16. В характеристике других квалифицирующих признаков имеются некоторые отличия от квалифицирующих признаков убийства. Пункт "б" ч. 2 ст. 111 УК предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное с особой жестокостью, издевательством или муче-

ниями для потерпевшего или в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии.

Эта формулировка соответствует признаку особой жестокости (п. "д" ч. 2 ст. 105 У К), однако в нее добавлены некоторые уточняющие признаки, касающиеся конкретных проявлений особой жестокости.

Указание на мучения как способ действия отчасти воспроизводит один из квалифицирующих признаков тяжкого телесного повреждения по ч. 2 ст. 108 УК 1960 года. В Правилах мучения характеризуются как действия, причиняющие страдания путем длительного лишения пищи, питья или тепла либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях, и другие сходные действия.

Под издевательством следует понимать такой способ причинения тяжкого вреда здоровью, который сопровождается действиями, унижающими человеческое достоинство жертвы.

Понятие лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, раскрывается в комментарии к ст. 105 УК. Однако в ст. 111 УК этот признак более удачно объединен с признаком особой жестокости, а не с похищением человека.

17. Совершение рассматриваемого преступления по найму (п. "г" ч. 2 ст. 111 УК), напротив, выделено в самостоятельный квалифицирующий признак, в отличие от ст. 105 У К, где этот признак объединен с корыстными побуждениями. Для вменения данного отягчающего обстоятельства достаточно установления самого факта причинения тяжкого вреда здоровью по найму, независимо от мотивов действия исполнителя.

18. Понятие неоднократности как квалифицирующего признака данного преступления (п. "в" ч. 3 ст. 111 У К) сформулировано таким образом, что оно включает: совершение в прошлом преступления, предусмотренного как ч. 1, так и ч. 2 ст. 111 УК;

совершение в прошлом убийства, предусмотренного чч. 1, 2 ст. 105 У К. Однако по смыслу закона неоднократным следует считать и причинение в прошлом умышленного тяжкого вреда здоровью, квалифицируемого по чч. 3 или 4 ст. 111 УК, поскольку это преступление более тяжкое, чем предусмотренное чч. 1 или 2 ст. 111 УК, и в то же время однородное с ним.

19. Наиболее опасным видом рассматриваемого преступления являются деяния, предусмотренные чч. 1, 2 или 3 ст. Ill УК, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111).

От аналогичного признака ч. 2 ст. 108 УК 1960 года новая формулировка нормы выгодно отличается указанием на неосторожную форму вины по отношению к смерти потерпевшего. Отсутствие такого указания прежде вызывало споры и приводило

к ошибкам в квалификации. Данный вид причинения тяжкого вреда здоровью представляет собой сложный состав преступления с двойной формой вины: умысел (прямой или косвенный, а также неконкретизированный) по отношению к причинению тяжкого вреда здоровью и неосторожность (легкомыслие или небрежность) по отношению к наступившей смерти.

20. Значительное число ошибок в судебной практике связано с отграничением данного преступления от убийства. Отграничение это невозможно провести ни по объекту, ни по объективной стороне.

В частности, лишено оснований мнение, что наличие значительного промежутка времени между причинением травмы и наступлением смерти требует квалификации по ч. 4 ст. 111 УК и исключает квалификацию содеянного как убийства.

Разграничение данных составов преступления может быть проведено только по субъективной стороне. Однако, чтобы установить, входило ли в содержание умысла виновного причинение смерти потерпевшему, необходимо исходить не только из его объяснений, но и из сопоставления их с объективной характеристикой деяния и всей обстановкой совершения преступления.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 22 декабря 1992 г. "О судебной практике по делам об умышленном убийстве" указал судам, что, решая вопрос о содержании умысла виновного, они должны исходить из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способ и орудия преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранение жизненно важных органов человека), причины прекращения виновным преступных действий и т.д., а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 2, с. 4).

Все обстоятельства дела должны оцениваться в совокупности. Предпочтение ч. 4 ст. 111 УК должно отдаваться, когда используется орудие, которым обычно нельзя убить, либо сознательно наносится удар небольшой силы, либо удар специально направляется в такую часть тела, которая не представляется жизненно важной. Оценка способа действия складывается из сопоставления орудия преступления с локализацией повреждения: например, прицельный выстрел из огнестрельного оружия в ногу не свидетельствует об умысле на убийство, а удары палкой (значительно менее опасное орудие) по голове могут свидетельствовать о таком умысле.

21. Характер причиненных телесных повреждений сам по себе может служить достаточным основанием для вывода о направ-

ленности умысла. Если виновный сознает опасность для жизни потерпевшего от причиняемых травм, то это свидетельствует о том, что он предвидит возможность смерти. "Сознание опасности для жизни" и "предвидение возможности смерти" — разные словесные выражения одного и того же психического отношения виновного к своему деянию.

Среди подгруппы повреждений, относящихся к причинению тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, относительно часто встречаются такие, опасность которых для жизни человека достаточно очевидна. Это различного рода проникающие ранения черепа, грудной клетки, живота и некоторые другие травмы, с которыми обычно сталкивается судебная практика. Сознательное причинение такого рода травмы свидетельствует о наличии интеллектуального элемента умысла на причинение смерти, т.е. виновный предвидит возможность смертельного исхода. И даже если не установлено, что он желал смерти жертвы, не следует забывать о том, что при сознательном допущении смертельного результата содеянное представляет собой убийство с косвенным умыслом, а не преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК (см.: Бюллетень Верховного Суда РСФСР, 1983, № 7, с. 8; 1991, № 10, с. 3-4).

Поведение виновного после причинения тяжкого вреда здоровью хотя и находится за рамками состава преступления, но может свидетельствовать об отсутствии умысла на причинение смерти (например, оказание помощи жертве). В таком случае неосторожное причинение смерти служит основанием для квалификации содеянного по ч. 4 ст. 111 УК (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1992, № 9, с. 6-7).

22. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, следует отличать и от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). В том и другом случае отношение виновного к смерти выражается в неосторожности (в форме легкомыслия или небрежности). Отличие состоит в том, что для вменения ч. 4 ст. 111 УК необходимо установить не только неосторожность по отношению к смерти потерпевшего, но и прямой или косвенный умысел на причинение именно тяжкого вреда здоровью, либо неконкретизированный умысел на причинение вреда здоровью, если этот вред оказался тяжким и от него последовала смерть.

Новая конструкция ст. 111 УК РФ обеспечивает более дифференцированный и более строгий подход к данной группе преступлений в интересах защиты здоровья граждан.

Статья 112. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

1. Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 настоящего Кодекса, но вызвавшего длительное расстройство здоровья или значительную стойкую утрату общей трудоспособности менее чем на одну треть, —

наказывается арестом на срок от трех до шести месяцев или лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

г) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж) неоднократно либо лицом, ранее совершившим умышленное причинение тяжкого вреда здоровью или убийство, предусмотренное статьей 105 настоящего Кодекса, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

1. Умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести (ст. 112 УК РФ) имеет много сходства с умышленным причинением менее тяжкого телесного повреждения в ст. 109 УК РСФСР 1960 года. Однако число отягчающих обстоятельств в ч. 2 ст. 112 УК РФ расширено. Они аналогичны отягчающим обстоятельствам, названным в ст. 111 УК РФ, но их меньше и они не дифференцируются.

2. Причинение средней тяжести вреда здоровью характеризуется в тексте настоящей статьи двумя негативными и двумя позитивными признаками. Негативные признаки служат для отграничения средней тяжести вреда здоровью от тяжкого: причинение средней тяжести вреда здоровью не опасно для жизни и не причиняет тех конкретных последствий, которые перечислены в ст. Ill УК. Специфические признаки средней тяжести вреда здоровью указаны в позитивной форме: а) длительное расстройство здоровья или б) значительная стойкая утрата трудоспособности менее чем на одну треть.

3. Согласно Правилам 1996 года под длительным расстройством здоровья имеется в виду заболевание или нарушение функций какого-либо органа продолжительностью свыше трех недель (более 21 дня). Продолжительность заболевания обычно определяется сроком временной нетрудоспособности, зафиксированным в больничном листке.

4. Под значительной стойкой утратой трудоспособности менее чем на одну треть, согласно тем же Правилам, следует понимать стойкую утрату общей трудоспособности от 10 до 30% включительно. Процент утраты трудоспособности устанавливается су-дебно-медицинской экспертизой, когда уже определился исход заболевания, вызванного травмой или иным причинением вреда здоровью.

Средней тяжести вред здоровью выражается, например, в трещинах и переломах одного — трех ребер на одной стороне, мелких закрытых переломов костей, вывиха в мелких суставах, потери пальца на руке или ноге, потери слуха на одно ухо, ранениях мягких тканей и других повреждениях, не опасных для жизни и не вызвавших последствий, указанных в ст. 111 УК.

Статья 113. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта

Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего либо иными противоправными или аморальными действиями (бездействием) потерпевшего, а равно длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

1. Признаки тяжкого или средней тяжести вреда здоровью отражены в комментарии к ст.ст. /// и 112 У К. Условия наступления ответственности по данной статье — те же, что и условия применения ст. 107 УК (см. комментарии к ст. 107).

2. Умышленное причинение в состоянии аффекта тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, также должно квалифицироваться по ст. 113 У К. В судебной практике иногда такое преступление ошибочно квалифицируется либо как убийство в состоянии аффекта, либо как преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1994, № 8, с. 8).

Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

1. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны,—

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на срок до одного года.

2. Умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет или лишением свободы на тот же срок.

1. Признаки тяжкого или средней тяжести вреда здоровью перечислены в комментарии к ст.ст. 111 и 112 УК. Условия наступления ответственности по данной статье в основном те же, что и условия применения ст. 108 У К (см. комментарий к ст. 108 УК). Однако при решении вопроса, имело ли место превышение необходимой обороны или превышение мер, необходимых для задержания, следует учитывать, что причиненный вред здоровью — не столь опасное последствие, как наступление смерти. Поэтому причинение вреда здоровью в рассматриваемых ситуациях допустимо в более широких пределах, нежели лишение жизни.

2. Неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при необходимой обороне или задержании преступника не образует состава преступления.

3. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при указанных в настоящей статье условиях, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, надлежит квалифицировать по ч. 1 или ч. 2 ст. 114, а не по ч. 4 ст. 111 и не по ст. 108 УК (см.:

Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1993, № 4, с. 14; 1995, № 2, с. 6; 1995, № 6, с. 7-8).

Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью

Умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, —

наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

1. Ответственность за умышленное причинение легкого вреда здоровью наступает по ст. 115 УК при наличии одного из двух признаков: а) если действия виновного вызвали кратковременное расстройство здоровья; б) если в результате наступила незначительная стойкая утрата трудоспособности. В законе не сохранилась норма, аналогичная ч. 2 ст. 112 У К РСФСР 1960 года. Ответственность за побои выделена в самостоятельную ст. 116 УК РФ, где к побоям приравнено также "совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК". Под эту категорию подпадают и легкие телесные повреждения, "не повлекшие расстройства здоровья", которые ранее квалифицировались по ч. 2 ст. 112 У К РСФСР.

2. Согласно Правилам 1996 года кратковременным считается расстройство здоровья продолжительностью более шести дней, но не свыше трех недель (21 день). Продолжительность расстройства здоровья определяется обычно числом дней временной нетрудоспособности по больничному листку.

Под незначительной стойкой утратой трудоспособности, согласно тем же Правилам, понимается стойкая утрата общей трудоспособности в размере 5%.

3. В случае временной нетрудоспособности менее шести дней причинение легкого вреда здоровью может быть квалифицировано по ст. 116 УК как побои или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль.

Статья 116. Побои

Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, —

наказываются штрафом в размере до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до шести месяцев, либо арестом на срок до трех месяцев.

1. Побои выделены в самостоятельный состав преступления, отличный от причинения легкого вреда здоровью. Однако побои или иные насильственные действия, причиняющие физическую боль, также являются преступлением против здоровья человека. Во-первых, с точки зрения медицины физическая боль — это не только эмоциональная реакция человека на повреждающее воздействие, но и определенное нарушение функций организма. Во-вторых, побои, иные насильственные действия часто выступают как способ совершения более опасных преступлений, при-

чиняющих определенный вред здоровью (ст.ст. 111, 112, ПЗУ К). Поэтому ст. 116 УК может рассматриваться как усеченный состав причинения вреда здоровью.

2. С объективной стороны побои представляют собой нанесение неоднократных ударов. Нанесение одного удара не может называться побоями. При отсутствии последствий, предусмотренных ст. 115 УК, нанесение единственного удара может рассматриваться как способ совершения другого преступления (хулиганство, оскорбление и др.).

3. Иные насильственные действия, причинившие физическую боль (сдавливание части тела, вырывание волос, щипание и пр.) приравнены в настоящей статье к побоям.

Статья 117.Истязание

1. Причинение физических или психических страдании путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 настоящего Кодекса, —

наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, совершенное:

а) в отношении двух или более лиц;

б) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

в) в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности;

г) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

д) с применением пытки;

е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

ж) но найму;

з) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, —

наказывается лишением свободы на срок от трех до семи лет.

1. В ст. 117 У К РФ, устанавливающей ответственность за истязание, впервые дается законодательное определение этого понятия. Впервые также выделяется квалифицированный вид этого преступления (ч. 2 ст. 117 У К).

Способами истязания, наряду с систематическим нанесением побоев, могут быть любые действия, связанные с многократным или длительным причинением боли, — щипание, сечение, причинение множественных, хотя и небольших по-

вреждений тупыми или остроколющими предметами, воздействие термических факторов, блокирование дыхания, использование электротока, насильственные действия оскорбительного характера и т.д.

2. При наступлении в результате истязания тяжкого или средней тяжести вреда здоровью содеянное квалифицируется соответственно по п. "б" ч. 2 ст. 111 или п. "в" ч. 2 ст. 112 УК РФ. Статья 117 УК в таких случаях не применяется в силу прямого указания в ч. 1 настоящей статьи.

Наличие нескольких самостоятельных эпизодов нанесения побоев одному потерпевшему со значительным разрывом во времени нельзя рассматривать как истязание путем систематического нанесения побоев.

3. Большинство из квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 117 УК совпадают с аналогичными признаками тяжкого или средней тяжести вреда здоровью. В п. "г" ч. 2 ст. 117 УК предусмотрено новое квалифицирующее обстоятельство — совершение деяния в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника.

4. Специфический для данного состава преступления квалифицирующий признак истязания — "с применением пытки" (п. "д" ч. 2). Под пыткой следует понимать истязание с целью получения каких-либо сведений, признания в чем-либо (например, в нарушении супружеской верности), принуждения к выполнению каких-либо действий. При пытке могут использоваться разнообразные орудия. Применение пытки в качестве средства принуждения к даче показаний квалифицируется как преступление против правосудия по ч. 2 ст. 302 УК.

Статья 118. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности

1. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности — наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

2. То же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права

занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Причинение средней тяжести вреда здоровью по неосторожности —

наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок до трех месяцев.

4. То же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

1. Признаки тяжкого или средней тяжести вреда здоровью названы в ч. 1 ст. 111 и ч. 1 ст. 112 УК. При совершении данного преступления вина может выражаться как в форме легкомыслия, так и небрежности (см. ст. 26 УК). Причинение по неосторожности легкого вреда здоровью не влечет уголовной ответственности.

2. Ответственность по ст. 118 УК РФ дифференцируется, в отличие от ст. 114 УК РСФСР 1960 года, не только в зависимости от тяжести причиненного вреда, но и по наличию квалифицирующего обстоятельства: в чч. 2 и 4 настоящей статьи впервые говорится о совершении данного преступления вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Повышение ответственности в этих случаях связано с тем, что лицо, исполняющее профессиональные обязанности, должно соблюдать наряду с общими и специальные правила безопасности, обусловленные профессиональной деятельностью. Данная статья не применяется, если причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в процессе исполнения профессиональных обязанностей предусмотрено специальными нормами (например, ст.ст. 216, 219, 263, 264, 266, 269 УК).

3. Данное преступление следует отличать от умышленного причинения вреда здоровью. Если тяжкий вред здоровью причинен потерпевшему не непосредственно от воздействия руки виновного, а от удара при падении о твердые предметы, содеянное квалифицируется по ст. 118, а не по ст. 111 У К (см.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации, 1995, № 4, с. 12—13). С другой стороны, причинение по неосторожности

тяжкого или средней тяжести вреда здоровью необходимо отличать от невиновного причинения вреда здоровью, т.е. случая (казуса). Невиновное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью имеет место, если лицо не предвидело возможности наступления такого вреда и по обстоятельствам дела не должно было или не могло его предвидеть, а также если лицо, хотя и предвидело возможность его наступления, но не могло предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ст. 28 УК).

4. Неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, квалифицируется как причинение смерти по неосторожности (ст. 109 У К). Если же неосторожная вина по отношению к смерти при этом отсутствует, содеянное квалифицируется по ч. 1 или ч. 2 ст. 118 УК, несмотря на наступивший смертельный исход.

Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, —

наказывается ограничением свободы на срок до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

1. Норма об угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ) — новая для данного раздела. Ранее аналогичные действия были предусмотрены в ст. 207 УК РСФСР 1960 года как преступление против общественного порядка. Теперь этот состав преступления включен в число преступлений против личности, с учетом большей значимости данного объекта. Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя рассматривать как установление ответственности за преступления против жизни и здоровья со стадии обнаружения умысла. Речь идет о самостоятельном составе преступления со своими объективными и субъективными признаками. Вред, причиняемый угрозой конкретной личности, состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свои или своих близких жизнь и здоровье, что иногда вынуждает жертву к определенным действиям.

2. В ст. 207 УК РСФСР 1960 года устанавливалась ответственность также за угрозу уничтожением имущества путем поджога. По УК РФ ответственность за такой вид угрозы может наступить только тогда, когда угроза являлась способом совершения другого преступления (например, вымогательства).

3. Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Содержание угрозы составляет высказывание намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы необходимо учитывать все обстоятельства конкретного дела: обстановку преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.

4. Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия должны быть квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений.

5. С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли в действительности виновный осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

6. Психическое насилие в виде угрозы убийством или причинением вреда здоровью может служить способом совершения другого преступления (разбоя, вымогательства, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, нарушения неприкосновенности жилища и др.). В этих случаях содеянное квалифицируется по соответствующей статье УК, а ст. 119 УК не применяется.

Специальными нормами предусмотрена повышенная ответственность за угрозу в отношении определенной категории лиц, когда происходит посягательство не только на личность потерпевшего, но и на другой объект: правосудие, порядок управления, установленный порядок прохождения военной службы. В таких случаях ответственность наступает по ст.ст. 296, 309, 313, 318, 321, 333 УК, а ст. 119 УК не подлежит применению.

Статья 120. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации

1. Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения, —

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, совершенное в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, —

наказывается лишением свободы на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

1. К числу преступлении против здоровья относится и новый состав преступления, предусмотренный ст. 120 УК РФ, — понуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации.

Основным нормативным актом, регулирующим порядок трансплантации (пересадки органов и тканей), является Закон Российской Федерации от 22 декабря 1992 г. № 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 1993, № 2, ст. 62). Достижения современной медицины в области трансплантации органов или тканей человека породили ряд проблем, связанных с дефицитом донорского материала. Особую опасность представляют случаи принуждения к изъятию органов или тканей с целью последующей трансплантации. Этим объясняется необходимость включения данной нормы в число преступлений против здоровья человека.

2. Объективную сторону данного преступления составляет принуждение жертвы к изъятию ее органов или тканей путем насилия или угрозы его применения. Другие способы склонения потерпевшего к согласию на изъятие органов или тканей (уговоры, подкуп, обман, шантаж) не образуют состава данного преступления. Преступление следует считать оконченным, когда виновный путем насилия или угроз добился согласия потерпевшего на изъятие у него органов или тканей. Фактическое изъятие органа или тканей требует квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 120 У К и статьей, предусматривающей причинение умышленного вреда здоровью. Так, в ст. 111 УК предусмотрена ответственность за квалифицированный вид умышленного причинения вреда здоровью в целях использования органов или тканей потерпевшего (см. п. "ж" ч. 2).

3. Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется только прямым умыслом, поскольку в диспозиции статьи указана специальная цель. В ч. 2 ст. 120 У К предусмотрен квалифицированный вид данного преступления — совершение его в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного.

Статья 121. Заражение венерической болезнью

1. Заражение другого лица венерической болезнью лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, —

наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев.

2. То же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего, —

наказывается штрафом в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев либо лишением свободы на срок до двух лет.

1. В У К РФ значительно сужена ответственность самого больного за распространение венерических заболеваний. Исключены нормы об уголовной ответственности за уклонение от лечения венерической болезни (ст. 1151 УК РСФСР 1960 года) и за заведомое поставление другого лица через половое сношение или иными действиями в опасность заражения венерической болезнью (ч. 1 ст. 115 УК РСФСР I960 года). Это связано с тем, что угроза ответственности за указанные действия нередко оставляла больного без надлежащей медицинской помощи, провоцировала на сокрытие сексуальных контактов, что не способствовало предупреждению распространения венерических заболеваний.

2. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 121 У К, может быть только лицо, страдающее какой-либо венерической болезнью (сифилисом, гонореей, мягким шанкром, паховым лимфогранулематозом) и знающее о наличии у него этой болезни. Последнее обстоятельство обязательно должно быть установлено с учетом данных, свидетельствующих об осведомленности лица о том, что у него имеется соответствующее заболевание (лицо лечилось у врача, состояло на диспансерном учете и т.д.).

3. Способ заражения не оговорен в законе. Это может быть естественное половое сношение, иные действия сексуального характера, сознательное нарушение правил личной гигиены и др. Преступление считается оконченным, когда потерпевший фактически заболел венерической болезнью. Преступление предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Виновный сознает, что, вступая в половое сношение или иными действиями, заражает другое лицо венерической болезнью, и желает этого либо сознательно допускает.

4. Квалифицированный вид данного преступления предусмотрен в ч. 2 ст. 121 УК при наличии одного из двух признаков:

а) совершение того же деяния в отношении двух или более лиц;

б) совершение того же деяния в отношении заведомо несовершеннолетнего. Из числа квалифицирующих признаков, по сравнению со ст. 115 У К РСФСР 1960 года, исключена прежняя судимость за заражение венерической болезнью.

Статья 122. Заражение ВИЧ-инфекцией

1. Заведомое доставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до одного года.

2. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

3. Деяние, предусмотренное частью второй настоящей статьи, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении заведомо несовершеннолетнего, —

наказывается лишением свободы на срок до восьми лет.

4. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

1. ВИЧ — сокращенное наименование вируса иммунодефицита человека. Заражение человека этим вирусом не вызывает обязательного и немедленного поражения иммунной системы. Ухудшение здоровья может наступить спустя значительное время или вообще не наступить, но человек становится вирусо-носителем, и если болезнь разовьется, она трудно излечивается и нередко приводит к смерти больного. В этом состоит опасность деяний, предусмотренных настоящей статьей, для жизни и здоровья человека.

2. Часть 1 ст. 122 У К предусматривает ответственность за одно лишь поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (формальный состав). Известны наиболее вероятные пути передачи вируса иммунодефицита — через половые сношения (в том числе гомосексуальный контакт) и через кровь (при переливании крови, пользовании нестерильным шприцем, контактах поврежденных поверхностей тела). Поэтому вступление вирусоносителя в половое сношение без использования механических предохранительных средств или иное нарушение правил

предосторожности образует оконченное преступление, квалифицируемое по ч. 1 ст. 122 УК. В то же время надо иметь в виду, что ВИЧ-инфекция не передается по воздуху, через носильные вещи больного, постельное белье, посуду, через поцелуи и другие неполовые контакты.

3. Ответственность наступает лишь при наличии умысла, о чем свидетельствует указание на заведомое поставление другого лица в опасность. Субъект сознает, что своими действиями ставит в опасность заражения ВИЧ-инфекцией другое лицо, и либо желает этого, либо относится безразлично.

4. Субъектом преступления может быть не только сам виру-соноситель, но и другое лицо, нарушающее меры предосторожности (например, делающее инъекции наркотика одним шприцем нескольким лицам, одно из которых заведомо является ви-русоносителем иммунодефицита).

5. Часть 2 ст. 122 У К предусматривает ответственность за фактически наступившее заражение другого лица ВИЧ-инфекцией. Субъектом этого преступления может быть только лицо, знавшее о наличии у него этой болезни (больной или вирусо-носитель). Ответственность за заражение половым путем наступает независимо от того, был или не был потерпевший осведомлен о том, что виновный является вирусоносителем. Однако если вирусоноситель предпринял необходимые меры предосторожности, но заражение все-таки произошло по не зависящим от него причинам, ответственность не должна иметь места.

6. Содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 122 У К, если наступило последствие в виде заражения ВИЧ-инфекцией, независимо оттого, разовьется заболевание у потерпевшего или нет, а также каков исход заболевания. Однако при назначении наказания суд может учесть резкое ухудшение здоровья потерпевшего или последующий смертельный исход как отягчающее обстоятельство.

7. Заражение другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни, может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом. Неосторожность исключается в силу ч. 2 ст. 24 УК. Однако, если неосторожное заражение совершено в процессе изнасилования или иных действий сексуального характера, оно служит особо квалифицирующим признаком этих преступлений (п. "б" ч. 3 ст. 131, п."б" ч. 3 ст. 132 УК). Среди мотивов заражения с прямым умыслом встречается и своеобразная месть обществу, якобы повинному в заболевании субъекта, который сознательно вступает в половые контакты с целью заразить как можно больше людей. Такие действия не должны квалифицироваться

как умышленное причинен нетяжкого вреда здоровью, поскольку они предусмотрены ч. 3 ст. 122 УК.

8. В ч. 3 ст. 122 УК впервые установлены два квалифицирующих признака заражения другого лица ВИЧ-инфекцией лицом, знавшим о наличии у него этой болезни: совершение преступления а) в отношении двух или более лиц либо б) в отношении заведомо несовершеннолетнего. Необходимо подчеркнуть, что эти признаки не относятся к поставлению другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

9. Часть 4 ст. 122 У К РФ содержит самостоятельный состав преступления, которого не было в УК РСФСР. Субъектом его является только лицо, совершающее заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

Речь идет прежде всего о медицинских работниках. Практика знает случаи заражения ВИЧ-инфекцией в результате несоблюдения медицинским персоналом правил подготовки медицинских приборов и оборудования к повторному использованию (некачественная стерилизация шприцев, игл, скальпелей, катетеров и пр.), повторного использования одноразовых шприцев, нарушения правил переливания крови и т.д. Должностные лица медицинских учреждений, не обеспечившие соблюдение указанных правил, если это повлекло заражение ВИЧ-инфекцией, несут ответственность за халатность (ч. 2 ст. 293 УК).

Статья 123. Незаконное производство аборта

1. Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, —

наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет.

2. То же деяние, совершенное лицом, ранее судимым за незаконное производство аборта, —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью, —

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

1. Норма об ответственности за незаконное производство аборта (ст. 123 У К РФ) также претерпела существенные изменения. Утратила силу ч. 1 ст. 116 УК РСФСР 1960 года, устанавливавшая ответственность за незаконное производство аборта врачом. Незаконным признавалось производство аборта вне стационарного лечебного учреждения или лицом, не имеющим высшего медицинского образования, или при наличии противопоказаний для производства этой операции. Таким образом, даже произведенный врачом аборт мог быть признан незаконным и повлечь уголовную ответственность, если он был произведен вне стен стационара или при наличии противопоказаний. Теперь же в таких случаях уголовная ответственность исключается. Незаконным признается аборт, произведенный не просто лицом без высшего медицинского образования, а лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля. То есть субъектом преступления может быть врач, специальность которого не дает ему права производить подобные операции (терапевт, стоматолог и пр.), если при этом не было состояния крайней необходимости (например, при срочном производстве аборта по медицинским показаниям на борту морского судна, находящегося в автономном плавании, и т.п.).

2. Совершение аборта лицом, ранее судимым за незаконное производство аборта (ч. 2 ст. 123 У К), — квалифицирующий признак, который должен применяться также к лицу, имеющему судимость по ст. 116 УК РСФСР 1960 года, если объективная сторона совершенного деяния соответствует требованиям настоящей статьи. Простая повторность (неоднократность) теперь не является квалифицирующим признаком данного преступления.

3. В ч. 3 предусмотрена ответственность за наиболее опасный вид незаконного аборта, если действия виновного повлекли по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. Понятие тяжкого вреда здоровью включает, в частности, утрату способности к оплодотворению и деторождению.

Статья 124. Неоказание помощи больному

1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, —

наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок от двух до четырех месяцев.

2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, —

наказывается лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

1. В отличие от прежнего законодательства уголовная ответственность за неоказание помощи больному (ст. 124 У К РФ) теперь предусмотрена только для случаев, когда это повлекло по неосторожности причинение определенных последствии: средней тяжести вреда здоровью больного (ч. 1), смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. 2). Преступление совершается путем бездействия: виновный не выполняет действий, необходимых в данной ситуации для спасения жизни, облегчения страданий потерпевшего или его лечения (отказ выехать к больному, неоказание первой помощи раненому, отказ от принятия в лечебное учреждение больного, находящегося в опасном для жизни состоянии, и т.д.).

2. Субъектом преступления является только лицо, обязанное оказывать медицинскую помощь больным в силу закона или специального правила. В первую очередь это врачи и лица среднего медицинского персонала, а также некоторые иные категории лиц, обязанные в силу закона или специального правила принимать меры к вызову врача или транспортировке больного (работники милиции, следственных изоляторов и др.).

3. Установление причинной связи между бездействием субъекта преступления и наступившими последствиями обязательно. Субъективная сторона выражается в прямом умысле, направленном на неоказание помощи больному, и в неосторожности (чаще в виде небрежности) по отношению к указанным в статье последствиям. Обязательным условием ответственности является отсутствие уважительных причин для неоказания помощи. Уважительными причинами следует считать непреодолимую силу, состояние крайней необходимости, болезнь лица, обязанного оказывать помощь, и другие обстоятельства конкретного дела, лишающие лицо возможности выполнить эту свою обязанность.

4. Неоказание или ненадлежащее оказание помощи больному медицинским работником при отсутствии умысла (ввиду неправильной оценки состояния больного, ошибки в диагнозе и т.п.) не может квалифицироваться по настоящей статье, но может служить основанием для привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 109 либо ч. 2 или ч. 4 ст. 118 УК при наличии неосторожной вины и причинной связи между ненадлежащим исполнением лицом своих профессиональных обязанностей и наступившими последствиями в виде причинения смерти или вреда здоровью.

Статья 125. Оставление в опасности

Заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние, —

наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев.

1. Оставление в опасности частично декриминализировано. В ч. 1 ст. 127 У К РСФСР 1960 года предусматривалась ответственность любого лица за неоказание помощи или несообщение о необходимости ее оказания, если помощь могла быть оказана. По УК РФ данное деяние не наказуемо, хотя нормы морали строго оценивают такое поведение.

2. Преступление, предусмотренное ст. 125 У К, состоит в бездействии, выразившемся в оставлении без помощи лица, которое находится в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишено возможности принять меры к самосохранению. Эта возможность обусловлена одной из следующих причин: малолетство, старость, болезнь, беспомощность. Виновный должен сознавать названные выше обстоятельства, о чем говорит указание в диспозиции статьи на заведомость. Если же лицо добросовестно заблуждалось относительно возможности и способности потерпевшего принять меры к самосохранению, ответственность по ст. 125 УК исключается.

3. Ответственность по ст. 125 У К наступает при наличии двух обязательных условий: а) виновный имел возможность оказать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, и б) был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние. Оба названных условия тесно связаны. Поэтому для применения данной статьи не имеет значения, существовала ли в случае оказания помощи какая-либо опасность для самого виновного. Важно, что возможность оказания помощи была.

Обязанность лица иметь заботу о потерпевшем вытекает из закона (например, обязанность родителей заботиться о малолетних детях), из трудовых отношений (обязанность педагога, воспитателя), из договора (обязанности няни, сиделки, телохрани-

теля, проводника экспедиции), из предшествующего поведения виновного (сам вызвался присмотреть за ребенком) и т.д.

4. Среди случаев, когда виновный сам поставил потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние, наряду с неосторожным причинением вреда здоровью лица судебная практика признает также заведомое оставление водителем без помощи жертвы дорожно-транспортного происшествия с его транспортным средством, независимо от того, виновен водитель в нарушении правил дорожного движения или нет. В связи с этим важное предупредительное значение имеет установление уголовной ответственности за оставление места дорожно-транспортного происшествия (см. ст. 265 УК).

5. Состав данного преступления формальный. Преступление считается совершенным самим фактом уклонения от оказания помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии, независимо от наступления каких-либо реальных последствий. Лицо совершает деяние в форме бездействия, с прямым умыслом, сознавая, что оставляет потерпевшего в опасном для жизни состоянии.

В судебной практике не принято квалифицировать дополнительно по ст. 125 У К действия лица, которое поставило другое лицо в опасное для жизни или здоровья состояние в результате покушения на убийство или умышленного причинения вреда здоровью, поскольку считается, что оставление в опасности охватывается составом названных преступлений.

 
 




@ library.by