Коррупционные правонарушения в Судебниках 1497 и 1550 г.г.

Актуальные публикации по вопросам российского права.

NEW ПРАВО РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Коррупционные правонарушения в Судебниках 1497 и 1550 г.г.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

130 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Михеев Дмитрий Николаевич
Филиал «ФГБОУ ВПО КузГТУ им. Т.Ф. Горбачева»
в г.Прокопьевске, ст. преподаватель кафедры СГД
Коррупционные правонарушения в Судебниках 1497 и 1550 г.г.

Конец XV начало XVI веков для российского государства, период, когда происходит быстрый рост бюрократического аппарата и оформление системы государственного управления просуществовавшего до начала XVIII века.
В этот период осуществлена первая систематизация законодательства, где также закреплялись нормы, направленные на пре¬сечение коррупционных проявлений. Прежде всего, это Судебник 1497 года.
Статья 1 Судебника, определяя состав боярского суда и пределы его компе¬тенции, во второй части вводит запрет на получение посула, или взятки, за произ¬водство суда.
Далее, Судебник ограничивает произвол таких должностных лиц, как недельщиков (судебный пристав, исполнявший свои обязанности по неделям). В обязанность недельщика входил вызов в суд сторон и исполнение решения суда, допрос и розыск преступника, а также производство отдельных следственных действий.
Статья 33 запрещает недельщикам брать посулы (взятки) как в свою пользу, так и в пользу судей. Но механизм пресечения взяточничества в Судебнике 1497 г. еще не совершенен, так как статья содержит запрет на взятие посула, но не устанав¬ливает ответственности за этот вид преступления.
Укреплению централизованной системы судебного аппарата и ограничению произвола на местах способствовал и тот фактор, что Судебником было предписано обязательное участие в суде представителей местной, выборной администрации - дворского, старосты и лучших людей.
В завершении ст. 67 Судебника 1497 года носит конкретное название «О по¬сулах и о послушестве», предписывая публичное объявление о запрещении взяток и лжесвидетельства. Данное установление сходно с положением ст. 1 Судебника, в ко¬тором судьям запрещается брать посулы и решать дела, исходя из своих выгод.
Таким образом, все запреты, обращенные к должностным лицам, направлен¬ные на борьбу со взяточничеством и неправосудием, не имели никакой санкции. Та¬кое положение объясняется степенью развития законодательства о должностных преступлениях.
Не были установлены взыскания и в постановлениях Собора 1503 г., на котором снова повторялось запрещение мздо¬имства духовных властей. Отсутствие уголовной санкции в самом законе, бесспор¬но, ставило вопрос об ответственности в крайне неопределенное положение. Все за¬висело от воли государя, когда он «опалялся». Однако уже одно это обстоятельство дает основание думать, что наказание, назначаемое опальному, не могло быть снис¬ходительным. Это противоречило бы как существу запрещения злоупотреблений и особенно взяточничества, о котором государь повелел «прокликать во всех городах и селах Московской земли и Новгородской земли», так и задачам государственного устройства эпохи Судебника. Если же учесть личные качества государя (имеется в виду Иван IV Васильевич Грозный), то можно с уверенностью утверждать, что на¬казания за взяточничество, уже в силу практики, были строгие. Но это наказание все же было лишь актом «опаления» государя, а не результатом законодательного опре¬деления [1 c.69].
Отсюда возникала постоянная трудность в разрешении дел по жалобам на на¬местников. На этот существенный недостаток и было обращено внимание при ис¬правлении Судебника. Царь (Иван IV) указал Стоглавому собору, что он «Судебник исправил и великие заповеди написал, чтобы то было прямо и бережно и суд бы был праведен и без посулно во всяких делех»[6.с105].
Статья 1 Судебника 1550 года соответствует статье 1 Судебника 1497 года. Она аналогично определяет состав боярского суда и содержит запрет брать взятки. А вот статья 3 Судебника 1550 года является уже новой, предусматривающей случай злостного неправосудия, когда судья (будь то хоть сам «боярин») берет взятку. С це¬лью защиты интересов истца судья, вынесший неправое решение, должен уплатить истцу всю сумму иска и возвратить в тройном размере все судебные издержки, поне¬сенные истцом. Однако конкретной меры уголовной ответственности в статье также не установлено, оставляя это на усмотрение государя: «что государь укажет».
Прямое указание на «посул» как на взятку содержится в статье 32 Судебника 1550 г. Причем, здесь идет речь о вымогательстве посула именем одного из перечис¬ленных московских судей, а не действительное взимание недельщиком посула в пользу и по поручению судьи.
Следует также указать на ст. 6 Судебника 1550 года, несмотря на то, что она не является статьей, направленной на пресечение коррупционных правонарушений должностных лиц. Напротив, данная статья предусматривает ответственность за ложное обвинение в преступлении («ябедничество») должностного лица, причем предусматривает наказание строже, чем за самое преступление - умышленное не¬правосудие (по статьям 3-5).
Судебник содержит ряд статей (ст. ст. 8, 9, 10, 11, 33, 34, 42), которые уста¬навливают размер пошлин, взимаемых за ведение дела и составление судебных до¬кументов, и предупреждают о невозможности превышения установленного размера должностными лицами под угрозой наказания, что также направлено на предупреж¬дение злоупотреблений должностных лиц. Эти статьи содержат санкции и для тех, кто ложно обвинит должностное лицо в совершении данного преступления. Причем наказание за ложное обвинение установлено также гораздо строже, чем за должно¬стное преступление - торговая казнь и тюремное заключение против денежной вы-платы в тройном размере.
В статье 24 ставится вопрос о судебной ответственности наместников и во¬лостелей за допущенные ими злоупотребления в отношении иногородцев, причем дела по их искам должны разбираться немедленно.
Следующий ряд статей устанавливает точный размер выплат, предназначен¬ных тому или иному должностному лицу за выполнение различных поручений при осуществлении судебного процесса, и устанавливает наказания за различные непра¬вильности в судопроизводстве.
К ним относятся статьи, регламентирующие деятель¬ность неделыцика и развивающие положения Судебника 1497 года:
- ст. 44, в которой указывается на возможные злоупотребления недельщика при выправлении приставной грамоты, как документа на получение своего дохода;
- ст. 45 запрещает взимать недельщикам пошлины выше установленных в самой статье за выполнение того или иного поручения;
- ст. 47 обстоятельно регламентирует все дальнейшие действия недельщика по выполнению своих полномочий.
Статья 47 преследовала цель укрепить одно из важных звеньев центрального приказного суда, введя в кормление по «неделям» начало государственной регла¬ментации и служебной ответственности. Называя также в качестве помощников не¬дельщика - «заговорщика» и «ездока» - они также оба подлежали записи в книгах за именем недельщика, чтобы он при случае от них не отпирался и нес ответственность за их служебные преступления.
Материальная ответственность за «обиду или продажу», учиненную ездоком в этой поездке, целиком падала на недельщика, ездоку же назначалась только «торго¬вая казнь». Ездок, которому было отказано в записи «за недельщиком», но удалось все же получить от какого-либо недельщика поручение или выдать себя за ездока (и это вскрылось), подлежал торговой казни. Если к тому же он успел учинить обиду или продажу, претензия пострадавшего обращалась целиком на него и удовлетворя¬лась «без суда». Записанный за недельщиком ездок, по истечении срока кормления недельщика, автоматически выбывал из ездоков без права ездить от другого недель¬щика. В случае поимки ездока при выполнении поручении другого недельщика, ез¬док не только подвергался торговой казни, но и заключению в тюрьму без всяких последствий для этого второго недельщика, а по возникшему иску пострадавшего расплачивался не ездок в отдельности и не недельщик, а оба вместе.
«Заговорщик» представлял из себя как бы члена товарищества, связанного круговой порукой (порукой в том числе и за самого недельщика, получавшего лич¬ное государево жалованье в виде «недель»); это жалование было обусловлено обяза¬тельным для недельщика привлечением поручителей.
В соответствии со ст. 53 за отпуск задержанных, находящихся под следстви¬ем, в результате получения взятки, недельщик должен был возместить истцу причи¬ненный ущерб, а также подвергался торговой казни и предварительному тюремному заключению до определения наказания государем.
Далее, статья 54 установила повышенную санкцию за незаконную выдачу на поруки (без обращения в вышестоящую инстанцию) или продажу татя (вора) без боярского и дьячего ведома в холопы. В данном случае недельщик должен был возместить двойную сумму иска, а также он нес уголовное наказание, предусмотренное ст. 53.
Довольно строгая мера наказания в этом случае может быть объяснена степенью распространенности такого самовольного действия недельщика и требовала особо су¬ровой регламентации. О степени распространенности свидетельствует и тот факт, что она почти дословно была перенесена в Уложение 1649 года (ст. 86, гл. XXI).
Статья 62 открывает в Судебнике 1550 г. ряд статей (статьи 62-75), относя¬щихся к регламентации наместничьего управления, частью развитых на основе тек¬ста Судебника 1497 г., частью совершенно новых и образующих как бы уложение по этому предмету, проникнутое единой тенденцией - организовать контроль над мест¬ным управлением в общегосударственном масштабе.
В завершении серии статей антикоррупционного законодательства статья 99 воспроизводит статью 67 Судебника 1497 г. о запрещении взяток.
Таким образом, на протяжении XVI-XVII вв. шло становление чиновничье-бюрократического аппарата России, а вместе с ним появились и правонарушения по службе, различного рода злоупотребления, которые в последствии и стали подпадать под определение коррупционных.
С изданием Судебников был сде¬лан первый, но довольно решительный шаг на пути развития законодательства о коррупционных правонарушениях.

Список использованной литературы:
1. Иван Грозный / В. Кобрин. - М.: Московский рабочий,1989. - 192 с.
2. Очерки феодальной России. Выпуск 6 / В. Енуков [и др.] М.: Едиториал УРСС, 2002. - 304 с.
3. Очерки феодальной России. Выпуск 13/ С. Кистерев.- М.: Альянс-Архео, 2009. - 440 с.
4. Российское законодательство Х - ХХ веков. Том 2. Законодательство периода образования и укрепления государства / под ред. О. Чистякова. – M.: Юридическая литература, 1985. - 520 с.
5. Россия в средние века / Г.Вернадский.- М.: Аграф, 1997. - 352 с.
6. Средневековая Русь. Выпуск 5 / под ред. А. Горского. - М.: Индрик, 2004. - 304 с.

Опубликовано 16 января 2014 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Д.Н.Михеев. Животянгин И.А. • Публикатор (): Дмитрий Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.