Уголовный процес - Формы обвинения

Актуальные публикации по вопросам российского права.

NEW ПРАВО РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Уголовный процес - Формы обвинения. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

21 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Муравьев, Прокурорский надзор в его устройстве и деятельности. 1889. Верховский, Служба прокурорского надзора. I. 1906. Пороховщиков, Прокурорские заметки. Ж. мин. юст. 1905 г. кн. 4. Селиванов Прокуратура за 25 лет. Журн. гр. и уг. пр. 1889 № 9. Буцковский, Очерки судебных порядков 1874, стр. 393 сл. Зачинский, О начале государственного обвинения. Временник Демид. Юрид. Лиц. Кн. 45 (1887 г.). Громницкий Роль прокурора по делам уголовным. (Ж. м. юст. 1896,2). И. Щегловитов Уголовно-частный порядок преследования. Юр. В. 1890 .V 7—8. Сергеевский Институт госуд. обвинителей в новом австрийск. проц. Ж. гр. и угол. пр. 1878, № 1. Его ж е, Институт госуд. обвинителей в новом германск. процессе. Жур. гр. и уг. пр. 1878 № 2. Курсы Случевского, стр. 216 сл., Фойницкого (изд. 1912 г.), стр. 80 сл.; 512 сл., Розина, стр. 232 сл., Тальберга, у. с. I, 265 сл. Mark und Kloss, Die Staatsanwalt. 1903. Ellig, Einführung d. Staatsanwaltschaft in Deutschland. 1911. Wulffen, Staatsanwaltschaft und Kriminalpolizei in Deutschland. 1908. Schmidt, R. Staatsanwalt und Privatkläger. 1891. Mittermaier, D. Parteistellung der Staaisanwaltschaft. 1897. Nourisson, De la participation des particuliers ä la poursuite des crimes et des delits. 1894.

§ 34. В качестве сторон в уголовном процессе выступают обвинитель, с одной стороны, и подсудимый со своим защитником, с другой. В настоящей главе я остановлюсь на первом,—на обвинителе:

Существуют следующие формы обвинения:

I. Народное обвинение, когда право возбуждать преследование и выступать обвинителем признается за каждым гражданином. Такая форма господствовала в древнем Риме времен республики, в котором обвинителем мог выступить каждый полноправный римский гражданин. С некоторыми ограничениями народное обвинение продолжает существовать в Англии. В Англии есть лишь зародыш прокуратуры в виде директора публичного преследования (director of public persecution) и нескольких его помощников[1]. Дирекция публичного преследования введена в 1879 году с целью принять более действительные меры к преследованию преступлений. Возбуждение преследования дирекцией не лишает частных лиц права принять участие в этом преследовании; частное лицо может даже обжаловать действия дирекции, ведущей преследование, суду, который может распорядиться о продолжении преследования частным лицом. С другой стороны, дирекция может заменить частного обвинителя по соглашению с ним. Частное лицо, принявшее на себя функции обвинителя, может прислать на суд своего поверенного[2]. Народное обвинение, если его ввести, как исключительную форму обвинения, не будет обеспечивать в достаточной мере государственных интересов даже в странах с наиболее развитым правовым чувством: далеко не во всех случаях преступлений и, особенно, преступлений заурядных появляются частные лица, готовые взять на себя трудности и риск обвинения. Вот почему в Англии давно слышатся жалобы на недостаточную энергию уголовного преследования и указывают на необходимость ввести институт должностных обвинителей. Удовлетворить эту назревшую в обществе потребность и имели в виду при учреждении в 1879 году дирекции публичного преследования.

Вот что, между прочим, писал по этому поводу еще в 60-х годах XIX столетия известный английский юрист Джемс Стифен: «во-первых, многие преступления остаются безгласными, потому что никому дела нет до обнаружения их». «Во-вторых, многие обвинения падают вследствие крайне небрежной подготовки дела, когда обвинители бедны и когда атторнеи по части обвинения рассчитывают только на скудное вознаграждение от графства». «В-третьих, когда преступление преследуется энергически, обвинитель большею частью и, даже можно сказать почти всегда, поставлен в необходимость издерживать много денег на свой иск»[3].

Но из того, что народное обвинение не может быть в современном государстве единственной или даже главной формой обвинения, не следует еще, что оно вообще не должно иметь места. В настоящее время ясно, что если бы обвинение стало монополией установленных государством должностных лиц, оно легко могло бы иногда утрачивать должную энергию. Дополнение его частным обвинением (см. ниже) и обвинением народным может быть в высокой степени полезно. Казалось бы, возможно признать за каждым полноправным гражданином, по делам, подсудным не мировой юстиции, а общим судебным местам и преследуемым ex officio, подавать прошения о разрешении выступить, вместе с прокурором или, в случае отказа прокуратуры или прекращения ею преследования, вместо прокурора, в роли обвинителя непосредственно или прислав поверенного. По делам же мировой юстиции, преследуемым независимо от жалобы потерпевшего, за каждым полноправным гражданином, могло бы быть признано право вести уголовное преследование и выступить обвинителем[4]. В случае нежелания принять народное обвинение в широких размерах, можно было бы допустить его лишь для известной группы или групп преступлений.

II. Государственное должностное обвинение,—когда для целей обвинения в государстве создается особое учреждение, на обязанности представителей которого лежит уголовное преследование и обличение подсудимых пред судом (прокуратура).

III. Частное обвинение,—когда обвинителем выступает потерпевшее от преступления лицо. Это—древнейшая форма, господствовавшая на первой ступени развития уголовного процесса, существующая и в современном процессе, рядом с должностным обвинением, как форма, его дополняющая.

Частное обвинение может быть: 1) главным, когда частный обвинитель ведет уголовное преследование без сотрудничества с ним должностного обвинителя (Privatklage), 2) субсидиарным или заменяющим (subsidiäre Privatanklage), когда потерпевший может выступить в роли обвинителя, лишь если должностной обвинитель откажется возбудить преследование или прекратит последнее. Такая форма обвинения существует, напр., в Австрии и Норвегии. По австрийскому уставу, если прокурор отказывается возбудить преследование по жалобе потерпевшего или начатое преследование прекращает, он должен известить об этом в трехдневный срок подавшего жалобу. Последний может заявить, что он принимает обвинение на себя и тогда вступает в права обвинителя по данному делу (§§ 48 и 50 австр. у. у. с.)[5]. 3) Третью форму частного обвинения составляет дополнительное или присоединяющееся частное обвинение (Nebenklage). Эта последняя форма, известная австрийскому законодательству и нек. другим, особенно развита в германском уставе угол. судопр. (§ 435 сл. герм. у. у. с.). По германскому уставу частное обвинение может иметь место в делах об оскорблении и телесных повреждениях, преследуемых лишь по жалобе потерпевшего (§ 414 герм. у. у. с.). Однако прокуратура может возбудить и по этим делам публичное обвинение, если признает это нужным в общественных интересах (wenn dies im öffentlichen Interesse liegt. § 416). Право присоединиться в качестве дополнительного обвинителя предоставляется потерпевшему: а) в частно-уголовных преступлениях, т. е. в случаях преступлений, преследуемых лишь по жалобе потерпевшего, когда прокурор предъявил публичное обвинение; б) в публично-уголовных преступлениях, с разрешения суда, вследствие жалобы на отказ прокуратуры возбудить уголовное преследование или на прекращение прокуратурой уголовного преследования. Потерпевшего, принесшего жалобу, прокуратура должна уведомить об оставлении его жалобы без последствий, или о прекращении начатого преследования. Потерпевший может обжаловать эти действия прокуратуры суду, а последний может постановить о возбуждении публичного обвинения и, в случае просьбы о том потерпевшего,—о присоединении его в качестве дополнительного обвинителя. в) В роли дополнительного обвинителя в процессе может выступить также требующий имущественного удовлетворения (Busse) за обиду, клевету, телесное повреждение, а также по делам о привилегиях на изобретения и нек. др.[6].

Не подлежит сомнению, что как субсидиарное, так и дополнительное обвинения могут служить полезными коррективами должностного обвинения, которое при монополии легко может утрачивать должную энергию. Должностные обвинители будут энергичнее, если будут знать, что вместе с ними или взамен их, при отказе с их стороны продолжать преследование, выступят частные обвинители. С другой стороны, риск уплаты судебных издержек, наказание за недобросовестное обвинение, в случаях нужды и требование судом небольшого залога будут достаточными гарантиями против чрезмерных увлечений частных обвинителей.

Наше законодательство не знает ни субсидиарного, ни дополнительного частного обвинения. У нас существует лишь должностное обвинение и (главное) частное обвинение. На рассмотрении их я и остановлюсь подробнее.







--------------------------------------------------------------------------------


[1] Число помощников—не более 6. Директор назначается бессрочно, помощники—на срок не свыше 7 лет. Директор и помощники назначаются из числа барристеров или солиситоров, занимавшихся, в течение известного времени, практикой (7 и 10 лет) (см. ниже § 50.).

[2] Миттермайер, Уголовное судопроизводство в Англии, Шотландии и Северной Америке (1864), стр. 72.

[3] Уголовное право Англии. Перев. Спасовича. 1865, стр. 221. Приблизительно тоже писал в 50-х годах XIX столетия Миттермайер, Уголовное судопроизводство, etc. стр. 189, 190 сл. и др.

[4] От несправедливых и легкомысленных обвинений граждане охранялись бы наказаниями за недобросовестные обвинения, правом судьи потребовать от желающего выступить обвинителем известного залога, утрачиваемого в случае признания обвинения легкомысленным, и т. п. мерами.

В недавнее время возник вопрос о праве обществ на уголовный иск. См. но этому вопросу Nourrisson, De la participationdes particuliers а la poursuite des crimes et des delits. Duteillet, La poursuite penale et les associations; 1911. Полянский, Право обществ на уголовный иск. Вопросы права. 1911. Кн. VI. Однако вряд ли было бы удобно признавать право обвинения за обществом, которое,—в виду того, что юридические лица не могут быть уголовно наказуемы,—не несло бы уголовной ответственности за злоупотребление этим правом. Допущением народного обвинения, с указанными выше ограничениями и в качестве придатка к другим формам обвинения, устранялось бы самое жизненное основание для постановки вопроса о праве обществ на обвинение. Заинтересованные в преследовании известных преступлений общества всегда могли бы привлекать виновных в этих преступлениях к уголовной ответственности через отдельных своих членов.

[5] Vargha, D. Strafprozessrecht, § 73

[6] §§ 170—174; 435 ч. 2 герман. уст. уг. суд. §§ 186—188 и 231 герм. угол. улож. Ср. Rоsеnfe1d. y. с. § 42.

Опубликовано 25 декабря 2006 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Познышев С.В. • Публикатор (): Петайкин Евгений Источник: http://www.allpravo.ru/

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.