Гражданско-правовая и уголовно-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации

Актуальные публикации по вопросам российского права.

NEW ПРАВО РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Гражданско-правовая и уголовно-правовая защита чести, достоинства и деловой репутации . Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

11 за 24 часа
Публикатор:


Честь, достоинство и деловая репутация могут быть защищены как гражданскоправовыми, так и уголовно-правовыми средствами, однако роль последних всегда была более значимой. С чем это связано? Причина прежде всего в том, что защита перечисленных личных благ традиционно осуществлялась преимущественно уголовным правом, рассматривающим всякое посягательство на указанные блага в качестве преступления. Со времен "Правды" Ярослава Мудрого и до наших дней в отечественном законодательстве действуют уголовно-правовые нормы о защите чести, достоинства и деловой репутации, а вот нормы гражданского права о защите личных неимущественных прав имелись не всегда (например, они отсутствовали в Гражданском кодексе РСФСР 1922 г., действовавшем 40 лет). Изначально посягательства на рассматриваемые блага граждан связывались с единым понятием "личная обида" (injuria): классическое римское право обозначало этим термином всякое неправомерное действие, все совершаемое не по праву (omne quod non jure fit). Но посягательства на честь, достоинство и другие личные блага не охватывались понятием injuria, и только преторская практика включила и их в число личных обид*(1). В статье 152 ГК РФ закреплено право гражданина требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию распространенных и не соответствующих действительности сведений, а также право на опубликование своего ответа в средствах массовой информации, поместивших сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы (п.7). Правила данной статьи применимы и для защиты деловой репутации юридического лица. Общие уголовно-правовые нормы, посвященные охране упомянутых личных благ граждан и предусматривающие уголовную ответственность за клевету и оскорбление, содержатся в ст.129, 130 Уголовного кодекса РФ соответственно (в УК РСФСР они были помещены в ст.130 и 131). Согласно ст.129 УК РФ, уголовно наказуемыми являются: распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию (ч.1); клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч.2); клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч.3). В силу ст.130 УК РФ уголовно наказуемыми признаются: унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме (ч.1), а также оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ч.2). Оба способа защиты личных неимущественных прав, неотделимых от их обладателя, могут при известных обстоятельствах реализовываться независимо друг от друга или следуя друг за другом. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п.8 постановления от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" (в редакции от 25 апреля 1995 г. N 6) указал, что когда действия лица, распространившего порочащие другое лицо сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 или ст.131 УК РСФСР, потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства. Особо в названном документе отмечено: отказ в возбуждении уголовного дела по упомянутым статьям Уголовного кодекса, прекращение возбужденного уголовного дела, вынесение приговора не исключают возможности предъявить иск о защите этих благ в порядке гражданского судопроизводства*(2). В руководящих разъяснениях Пленума Верховного Суда СССР содержался иной подход к данным способам защиты нарушенных благ, в соответствии с которым в постановлении от 2 марта 1989 г. N 2 "О применении в судебной практике статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик о защите чести и достоинства граждан и организацийч" признавалось право потерпевшего в случае распространения порочащих его измышлений, содержащих признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.130 или ст.131 УК РСФСР, обратиться с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности либо предъявить гражданский иск о защите личных благ*(3). В литературе была высказана справедливая критика подобной формулировки, позволявшей выбрать лишь один из способов защиты*(4). Необходимо указать, что текст п.6 названного постановления Пленума Верховного Суда СССР почти буквально (за исключением некоторых редакционных поправок, содержащих в том числе ссылку не только на ч.1 ст.130, но и на ст.131 УК РСФСР) воспроизводил норму утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда СССР N 11 "О применении в судебной практике ст.7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик о защите чести и достоинства граждан и организаций" от 17 декабря 1971 г.*(5) Не совсем корректная формулировка, содержавшаяся в последнем постановлении, действительно могла трактоваться как право на выбор одного из двух взаимоисключающих способов охраны нарушенных личных благ. Сложившееся положение было устранено упомянутым постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 18 августа 1992 г. Вместе с тем правоведы отмечали, что одновременное рассмотрение и уголовного, и гражданского дела находилось бы в противоречии с требованием п.4 ст.40 Основ гражданского судопроизводства (п.4 ст.214 ГПК РФ), устанавливающего обязанность суда приостановить производство по делу в случае невозможности его рассмотрения до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, уголовном или административном порядке6. Сказанное, безусловно, не означает отсутствия у обращающегося лица права на какой-либо из двух, уголовный или гражданский, способ защиты, поскольку относится лишь к правилам судопроизводства в сфере отправления правосудия. Тем не менее, как указывал профессор П.Я. Трубников, в уголовном деле, возбужденном по ст.130 ч.1 или ст.131 УК РСФСР, иск о защите чести и достоинства (или, добавим, деловой репутации) рассмотрен быть не может. Обоснованность последнего суждения вытекает из диспозиций ст.29, 54, 137 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, предусматривающих право на предъявление гражданского иска к обвиняемому или к лицам, несущим материальную ответственность за действия обвиняемого, при производстве по уголовному делу лишь за лицами, понесшими материальный ущерб от преступления. Гражданин вправе по своему выбору обратиться за гражданско-правовой или уголовно-правовой защитой либо использовать оба способа для достижения желаемого. Вынесение решения суда по гражданскому делу не препятствует последующему обращению заинтересованного лица с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, как и состоявшийся приговор не мешает потребовать по суду опровержения распространенных порочащих и не соответствующих действительности сведений. При этом судебное решение по гражданскому делу для суда, рассматривающего уголовное дело, может быть оценено в качестве одного из доказательств, не имеющего заранее установленной силы (ст.69-71 УПК РСФСР). Что касается вступившего в законную силу приговора суда по уголовному делу, то в соответствии с ч.3 ст.55 ГПК РСФСР он обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого состоялся приговор суда, лишь в отношении вопросов о том, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Некоторые авторы указывают, что потерпевший может обратиться с просьбой к суду, рассматривающему уголовное дело, "принять меры (например, путем вынесения частного определения) к тому, чтобы распространенные порочащие его честь и достоинство сведения были опровергнуты"*(7). Но такое действие правом не урегулировано. На основании ст.21, 321 УПК РСФСР суд может вынести частное определение (постановление), которым обращает внимание государственных органов, общественных организаций, должностных лиц, трудовых коллективов на установленные по делу факты нарушения закона, причины и условия, способствующие совершению преступления и требующие принятия соответствующих мер, на неправильное поведение отдельных граждан на производстве, в быту или на нарушение ими общественного долга, а также в других случаях, если признает это необходимым. Однако такое определение (постановление) по смыслу закона носит сопутствующий основному судебному постановлению рекомендательно-предупредительный характер и прямо не может возлагать на виновного (оправданного) обязанности в отношении потерпевшего (лица, требующего уголовного преследования). Рассматриваемые способы защиты имеют как некоторые общие черты, так и целый ряд отличительных особенностей*(8). Остановимся вначале на их сходстве. Применение или осуществление каждого из них основано на нормах материального и процессуального права (уголовного или гражданского), поэтому имеет строго определенный порядок, исключающий произвольное толкование. Такая защита является следствием посягательства на принадлежащие гражданину (юридическому лицу) личные неимущественные и неотчуждаемые права в случаях нарушения их другими лицами. Оба способа непосредственно реализуются в соответствующей для каждого из них форме судопроизводства: гражданском или уголовном процессе; они немыслимы вне судебной деятельности. Еще Аристотель отмечал, что "при тяжбах прибегают к посредничеству судьи (dikastes), ведь идти к судье - значит идти к правосудию..."*(9). В любой стадии судебного разбирательства по гражданскому или уголовному делу о защите названных благ кроме дела, возбужденного по ч.2 или 3 ст.129 УК РФ, до вынесения судом решения или приговора, начиная с удаления суда в совещательную комнату, возможно прекращение производства по делу по желанию истца (отказ от иска - ст.219 ч.4 ГПК), по обоюдному согласию истца и ответчика (мировое соглашение - ст.219 ч.5 ГПК) либо вследствие примирения потерпевшего с подсудимым, если по уголовному делу не проводилось предварительное следствие или дознание и в дело не вступал прокурор (ст.5 п.6, ст.259 УПК). Такое прекращение производства по делу связано с субъективным поведением участвующих в деле лиц, обычно - истца и потерпевшего, высказавших такое желание в конкретном заявлении. По образному выражению И.Л. Петрухина, "государство, отказываясь от поисков истины, ставит на первое место личные интересы сторон, стремящихся восстановить добрые отношения между собой без вмешательства суда..."*(10). При этом с точки зрения теории и самого формального права успешная судебная защита нарушенных благ возможна при вынесении желаемого для обращающегося за защитой лица судебного постановления и его последующего добровольного (принудительного) исполнения виновным (должником). Но для пострадавшего бывает важна не столько формальная правовая защита, сколько некая моральная (душевная) удовлетворенность и комфорт. Право, как это ни прискорбно, не может гарантировать абсолютной защиты: суд выносит решение, принимает меры к его исполнению, после чего прекращается какое-либо воздействие на формирование отношений между противными сторонами. И гражданско-правовая, и уголовно-правовая ответственность за посягательство на честь, достоинство и деловую репутацию физического или юридического лица подразумевает наступление неблагоприятных последствий для обидчика: возложение обязанности опровергнуть ранее распространенные не соответствующие и порочащие другое лицо сведения в определяемой судом форме; компенсация морального вреда либо штраф; обязательные или исправительные работы; арест или лишение свободы; ограничения по военной службе; содержание в дисциплинарной воинской части. Перечню правовых последствий сопутствует приобретение обидчиком отрицательной репутации лжеца, оскорбителя. Гражданско-правовые средства охраны названных благ и соответствующие меры уголовно-правового характера направлены на обеспечение неприкосновенности прав личности (в определенных случаях - юридического лица) в различных областях общественных отношений. Оба способа защиты нарушенных прав реализуются, как правило, начиная с соответствующего обращения заинтересованных лиц (самих пострадавших, их представителей и т.д.), а в случае публичного характера правонарушения либо определенного беспомощного или иного зависимого состояния потерпевшего - по инициативе прокурора (ст.27 ч.3 УПК, ст.41 ГПК). Говоря об отличиях охраны исследуемых нами благ посредством гражданского и уголовного законов, нельзя не вспомнить о ранее высказанном в юридической литературе уточнении*(11), суть которого в том, что разграничение этих способов практически касается только сравнения норм ст.152 ГК РФ (в прежней редакции ст.7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и [союзных] республик, ст.7 ГК РСФСР) и ст.130 УК РСФСР (ныне ст.129 УК РФ). В каждой из них говорится о случаях распространения ложных сведений, имеющих в первом случае порочащий и не соответствующий действительности характер, а во втором - заведомо ложных, позорящих (порочащих) другое лицо измышлений (сведений). Что же касается ст.131 УК РСФСР (ныне ст.130 УК), предусматривающей ответственность за оскорбление, то в этом случае указанный характер правонарушения не связан с распространением ложных измышлений и поэтому не может быть подведен под состав правонарушения, названного в гражданском законе. В противовес сказанному следует заметить, что названная в уголовном законе ответственность за оскорбление направлена на защиту тех же благ, что и ответственность за клевету, с той лишь особенностью, что это иной вид посягательства и состав оскорбления упоминает непосредственно об унижении чести и достоинства как таковых, оставляя за пределами защиты репутацию как отличное от первых благо. Итак, анализируемые виды защиты - гражданско-правовая и уголовно-правовая - предусматриваются разными отраслями материального и процессуального права. Еще в российском праве XIX в. отмечалось: иск гражданский предъявляется для охранения или восстановления какого-либо частного права, иск уголовный направляется к применению наказания; первый в своем направлении зависит от воли истца, который может уменьшить первоначальное требование или совершенно от него отказаться, второй ставится под наблюдение общественной власти и вызывает деятельное участие самого суда; уголовное преследование ограничивается личностью виновного, а гражданский иск может перейти и на третьих лиц, не совершивших нарушения*(12). Применительно к рассматриваемым способам защиты чести, достоинства и деловой репутации следует отметить, что ст.152 ГК РФ является общей (и одновременно специальной) нормой гражданского законодательства, непосредственно предоставляющей гражданину право требовать опровержения по суду распространенных и не соответствующих действительности сведений, порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию, а также право на размещение своего ответа в средствах массовой информации в случаях опубликования последними сведений, ущемляющих его права или охраняемые законом интересы. На основании данной нормы юридическое лицо вправе требовать аналогичной защиты своей деловой репутации. Подобное право на опровержение или на ответ (комментарий, реплику) предоставлено гражданину и организации в соответствии со ст.43-46 Закона РФ "О средствах массовой информации". Иные нормы права, например, предусмотренное Кодексом законов о труде Российской Федерации право работника на восстановление на работе в случаях необоснованного увольнения по порочащим основаниям (п.2-4, 7, 8 ст.33, п.1-3 ст.254 КЗоТ РФ) или на изменение формулировки увольнения, препятствующей поступлению на другую работу и др., непосредственно не связаны с защитой чести, достоинства и деловой репутации как таковых, а относятся к конституционному праву граждан на труд и защиту от безработицы (ст.37 Конституции РФ), но могут способствовать и восстановлению доброго имени работника. Однако некоторые случаи того же восстановления судом гражданина на работе никоим образом не связаны с защитой исследуемых нами благ. Речь идет о случаях, когда работник, например, действительно совершил порочащий проступок (прогулял без уважительных причин, явился на работу в нетрезвом состоянии и др.), но при увольнении работника по инициативе администрации не был соблюден должный порядок. Так, увольнение по п.3, 4, 7, 8 ст.33 и п.1 ст.254 КЗоТ РФ допускается не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника или пребывания его в отпуске, и не позднее шести месяцев со дня совершения проступка, а по результатам ревизии при проверке финансово-хозяйственной деятельности - не позднее двух лет со дня его совершения (в указанные сроки не включается время производства по уголовному делу). Что касается уголовного права, то оно в свете защиты упоминаемых личных благ имеет более многоплановый характер. Так, помимо общих норм ст.129, 130 УК РФ, устанавливающих уголовно-правовую ответственность фактически за пять различных составов преступлений, специальные нормы уголовного права предусматривают также ответственность: - за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участников судебного разбирательства (ч.1 ст.297 УК РФ) или в оскорблении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч.2 ст.297 УК РФ); - за клевету в отношении судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел или материалов в суде (ч.1 ст.298 УК) или в отношении прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя в связи с производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта (ч.2 ст.298 УК РФ); - за клевету, предусмотренную ч.1 или ч.2 ст.298, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления; - за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением (ст.319 УК РФ); - за оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (ч.1 ст.336 УК РФ); - за оскорбление подчиненным начальника, а равно начальником подчиненного во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (ч.2 ст.336 УК РФ). Новое уголовное законодательство принципиально изменило подход к уголовной защите исследуемых нами личных благ. Если возможность обратиться за гражданскоправовой защитой предусмотрена в случае распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, то уголовная ответственность за клевету ранее наступала при распространении заведомо ложных позорящих другое лицо измышлений. Признавая смысловое и этимологическое различие этих понятий*(13), тем не менее полагаем, что как для теории, так и для правоприменительной практики оно не имеет самостоятельного значения. И если Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 18 августа 1992 г. N 11 (в редакции от 25 апреля 1995 г.) дал определение порочащих сведений, то в другом его постановлении от 25 сентября 1979 г. N 4 "О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст.112, ч.1 ст.130 и ст.131 УК РСФСР" (в редакции от 21 декабря 1993 г.) разъяснений о характере позорящих сведений не содержится. В научной литературе, как правило, названные понятия отождествляются. Они трактуются в качестве сведений, содержащих утверждения о нарушении гражданином [юридическим лицом] действующего законодательства или моральных принципов, что умаляет честь, достоинство или деловую репутацию*(14). Уголовное право толкует понятие данного состава преступления в соответствии с подходом гражданского права, устанавливая наказуемость за распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Если говорить о процессуальных особенностях рассматриваемых способов защиты личных неотчуждаемых благ, следует остановиться лишь на самых значимых различиях, которые не затрагивают основные правила гражданского и уголовного процесса и касаются собственно реализации права на обращение в суд в случаях посягательства на честь, достоинство или деловую репутацию. Иски по делам данной категории вправе предъявить юридические лица и граждане, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения, при этом по требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти (п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ в редакции от 25 апреля 1995 г.). Сторонами по гражданскому делу, истцами и ответчиками, могут быть граждане и (или) юридические лица, тогда как потерпевшими и подсудимыми в уголовном деле о клевете и оскорблении являются только граждане. Некоторые авторы полагают, что оскорбление юридического лица может состоять в оскорблении определенных физических лиц, представляющих данное юридическое лицо*(15). Отечественное уголовное и уголовно-процессуальное право отрицают возможность привлечения к уголовной ответственности за клевету или оскорбление юридических лиц. А зарубежное уголовное право, например, США (штатов Нью-Йорк, Огайо и др.), предусматривает такую ответственность в том числе организаций (корпораций и т.д.) в случае признания их вины, не исключая при этом уголовной ответственности индивидуума за корпоративное поведение, представляющее собой посягательство, которое это лицо "осуществляет... от имени или в интересах корпорации, в такой же степени, как если бы такое поведение было осуществлено от его собственного имени или в его собственных интересах"*(16). Таким образом, в России круг участников рассматриваемого правоотношения при использовании гражданско-правовой защиты значительно шире, чем при уголовном преследовании. Ю.Г. Иваненко, кандидат юрид. наук, судья Омского областного суда "Законодательство", N 11, ноябрь 2001 г. ------------------------------------------------------------------------- *(1) См.: Подопригора А.А. Основы римского гражданского права: Учебное пособие. Киев, 1990. С.252. *(2) См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 1961-1993. М.,1994. С.124-128; Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 7. *(3) Бюллетень Верховного Суда СССР. 1989. N 3. *(4) См.: Ярошенко К.Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. М., 1990. С.156. *(5) Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР (1924-1986 гг.). М., 1987. С.129-131. *(6) См.: Трубников П.Я. Защита гражданских прав в суде. М., 1990. С. 195-196; Он же: Судебная защита чести и достоинства // Социалистическая законность. 1989. N 6; Основы законодательства Союза ССР и союзных республик. М., 1987. С.362; Гражданский процессуальный кодекс РСФСР: С постатейными материалами. М., 1994. С.616. *(7) См.: Трубников П.Я. Защита гражданских прав в суде. - М.: Юрид. лит., 1990. - С.196. *(8) Право гражданина на судебную защиту первоначально разработано в цивилистике, в настоящее время имеет конституционный характер и должно быть также распространено в том числе и на уголовное судопроизводство, где оно в качестве правового принципа не формулируется. См.: Петрухин И.Л. Судебные гарантии прав личности в уголовном процессе. М.: 1992. Вып. 8. С.41. *(9) Аристотель. Сочинения: В 4-х т. / Пер. с древнегреч. / Общ. ред. А.И. Доватура. М., 1984. Т. 4 (Филос. наследие. Т. 90). С.153. *(10) См.: Петрухин И.Л. Указ. соч. С.10. *(11) См.: Иоффе О.С. Новая кодификация советского гражданского законодательства и охрана чести и достоинства граждан // Советское государство и право. 1967. N 7. С.70. *(12) См., напр.: Курс русскаго уголовного судопроизводства, составленный по лекцiямъ профессора С.-Петербургскаго университета И.Я. Фойницкаго и изданный въ руководство слушателямъ 1883-1884 года. Спб., 1883-1884. Т. II. С.4. *(13) См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70 000 слов. 21-е изд., перераб. и доп. / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1989. С.547, 563. *(14) Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко, научн. ред. А.С. Михлин, И.В. Шмаров. М., 1993. С.239. *(15) См.: Советское уголовное право: Особенная часть / Отв. ред. Б.С. Утевский. М., 1958. С.174; Курс советского уголовного права: Часть Особенная: В 6 т. / Под ред. А.А. Пионтковского, Н.С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. М., 1971. Т. V. С.192. *(16) См.: Уголовное право буржуазных стран: Общая часть: Сборник законодательных актов / Под ред. А.Н. Игнатова, И.Д. Козочкина. М., 1990. С.94, 95, 159-161, 174.

Опубликовано 17 октября 2005 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.