Гражданско-правовая характеристика биржевых сделок с ценными бумагами

Актуальные публикации по вопросам российского права.

NEW ПРАВО РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Гражданско-правовая характеристика биржевых сделок с ценными бумагами. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

6 за 24 часа
Публикатор:


Вопрос о правовой сущности биржевых сделок с ценными бумагами постоянно находился под пристальным вниманием исследователей-правоведов с тех самых пор, когда биржевая торговля оформилась в самостоятельную отрасль определенных общественных отношений и стала в той или иной степени оказывать влияние на экономическую и политическую жизнь того или иного государства. Однако, избрав в качестве предмета своего исследования биржевую сделку, ученые, единодушно признавая, что правовое регулирование должно осуществляться по нормам гражданского права, не были столь однозначны в самом определении такого понятия, как биржевая сделка. Наиболее распространенной следует признать точку зрения тех ученых (Я. Гессена, Г. Шершеневича, П. Цитовича), которые считали, что биржевые сделки по своей юридической природе, как и соответствующие сделки, заключаемые вне биржи, являются куплей-продажей или поставкой и, как таковые, представляют собой договор, по которому одна сторона обязуется передать другой стороне в собственность товар, а другая, в свою очередь, заплатить за него заранее обусловленную цену*(1) . В этой связи Я. Гессен отмечает, что "все отличие биржевых сделок от сделок общегражданского характера состоит лишь в условиях, на которых эти сделки совершаются. Условия сводятся к следующим основным моментам: месту и времени заключения сделки, лицам, ее заключающим, объекту и внешним особенностям сделки"*(2). А. Волков также отмечал, что определять биржевую сделку следует понятием времени и места, ее заключения, определением круга лиц, ее заключающих, а также установленным размером партии биржевого товара*(3). Иного мнения придерживался В. Судейкин, полагая, что основной формой биржевых сделок являются купля-продажа и поставка, но совершаемые под влиянием характерных условий торговой жизни, в результате чего "они до такой степени осложняются, подвергаясь разного рода изменениям, что кажутся потерявшими свой первоначальный характер"*(4). Кроме того, он отмечал, что "отличие биржевых от обыденных сделок гражданского права заключается в спекуляции... спекуляция является одним из характерных условий торговли и в частности биржевых сделок"*(5). Существовала и такая точка зрения, при которой под биржевой сделкой понималось заключаемое пари или игра, когда биржевые срочные сделки не являли собой намерения приобрести в собственность конкретный биржевой товар, а представляли лишь игру на разнице цен при заключении и исполнении биржевого контракта*(6). В начале ХХ в. предпринимаются попытки выработать единое понимание биржевой сделки. Так, Комиссия особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности*(7), занимавшаяся проблемами биржевой торговли, пришла к заключению о необходимости указать в законе признаки биржевых сделок в связи с признанием особой для них юрисдикции, а также и ввиду свойственных биржевым сделкам особенностей в целях их единообразного толкования биржами. Биржевыми Комиссия предлагала считать такие биржевые сделки, "которые, вытекая из отношений биржевой торговли, совершаются между членами биржевого общества или между ними и посторонними лицами, на основании "правил", утвержденных Биржевыми Комитетами"*(8). В 1903 г. было проведено Совещание представителей биржевых комитетов при Министерстве финансов, которое пришло к единогласному заключению, что биржевыми должны считаться "сделки, которые заключаются по правилам данной биржи, на товары, признанные правилами биржи биржевыми, регистрируются на бирже установленным биржевым обществом способом и совершаются членами биржи, как места торга"*(9). Таким образом, законодателем определялся особый статус биржевой сделки при соблюдении следующих условий: где, между кем, когда и по поводу чего заключена сделка. В противном случае за сделкой не признается статус биржевой и регулирование ее происходит по нормам другого законодательства. Именно эти особенности биржевой сделки, которые наиболее наглядно проявляются при ее заключении (поскольку исполнение биржевых сделок происходит вне биржи), и приводят к размышлениям о ее особой правовой природе. Процесс законодательного регулирования биржевой торговли впервые в постсоветское время был предпринят в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., где в ст.29 определялось правовое положение биржевых сделок. Здесь под биржевыми сделками понимались соглашения о взаимной передаче прав и обязанностей в отношении имущества, допущенного к обращению на бирже, которые заключаются участниками биржи в биржевом собрании в порядке, установленном законодательством о товарных и фондовых биржах и биржевыми уставами*(10). Появление этой статьи, вероятно, было связано со всплеском биржевой активности в 1990-1992 гг. В 1992 г. принимается Закон РФ "О товарных биржах и биржевой торговле" (далее - Закон о товарных биржах), который в ст.7 дает несколько иное определение биржевой сделки: "Биржевой сделкой является зарегистрированный биржей договор (соглашение), заключаемый участниками биржевой торговли в отношении биржевого товара в ходе биржевых торгов. Порядок регистрации и оформления биржевых сделок устанавливается биржей..."*(11). Сравнительный анализ указанных положений выявляет различный подход законодателя к понятию биржевых сделок. В Законе о товарных биржах основное внимание уделено внешней стороне понятия (организационному моменту): место совершения сделки, субъектный состав, характер предмета, необходимость регистрации*(12). Определение же, содержащееся в Основах, на первый план выдвигает условие о взаимной передаче участниками прав и обязанностей по поводу биржевого товара, т. е. подчеркивает гражданско-правовой (обязательственный) характер биржевых сделок. В этой связи определение, содержащееся в Основах с точки зрения раскрытия гражданско-правовой природы такого явления, как биржевая сделка, является более полным. В связи с принятием части первой ГК РФ норма, содержащаяся в Основах, в настоящее время не применяется*(13). Однако новый ГК РФ ни в первой, ни во второй частях не упоминает о биржевых сделках и их особой правовой природе*(14). Принятый Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" (далее - Закон о рынке ценных бумаг) также не содержит определения биржевой сделки. Лишь ч.13 ст.1 Закона говорит об обращении ценных бумаг, понимая под ней заключение гражданско-правовых сделок, влекущих переход права собственности на ценные бумаги. Однако это определение является настолько общим даже применительно к сделкам вообще, не говоря уже о биржевых сделках, что вряд ли его можно рассматривать как легальное. Российский законодатель, вероятно, как и современные российские правоведы, считает, что биржевая сделка - это прежде всего гражданско-правовой договор, хотя и имеющий определенные особенности. Поддерживая упомянутую выше точку зрения Г. Шершеневича, ученые также придерживаются того положения, что по своей юридической природе биржевые сделки ничем не отличаются от небиржевых и от сделок вообще*(15). По мнению Т. Сойфер, биржевые сделки по своей сути являются гражданско-правовыми, содержат согласованное выражение воли двух сторон, т. е. признаются двусторонними, или взаимными (договорами). Кроме того, как считает она, эти сделки имеют возмездный характер, поскольку взаимная передача прав и обязанностей в отношении имущества предполагает, что обязанности одной стороны совершить известное действие для другой стороны соответствует встречная обязанность последней по предоставлению материального блага. Поэтому биржевые сделки должны отвечать общим требованиям, предъявляемым ко всем гражданско-правовым сделкам*(16). Однако специфичность этих сделок настолько велика, что, помимо общегражданских требований, к ним предъявляются и специальные требования: субъектный состав, объект биржевого торга (биржевой товар), место, время и порядок заключения сделки, а также особенность формы еe заключения. Только в случае удовлетворения и этим специальным требованиям можно говорить о заключении именно биржевой сделки в ее истинном понимании в системе отношений, называемых биржевой торговлей. Для наглядности сути биржевой сделки с ценными бумагами, а также ее отличии от сделок вообще в общегражданском понимании этого термина, рассмотрим внутреннее содержание биржевых сделок. Статья 154 ГК РФ определяет, что "сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей". Вследствие заключения биржевой сделки безусловно происходит изменение существующих правоотношений в результате перехода права собственности на предмет биржевой торговли (здесь - ценные бумаги, причем как первичные, так и производные), поскольку биржевые сделки так же, как и сделки вообще, "есть акты осознанных, целенаправленных, волевых действий физических и юридических лиц, совершая которые, они стремятся к достижению определенных правовых последствий"*(17). Сущность любой сделки составляют воля, волеизъявление сторон, а также их соответствие друг другу. При этом воля - это психологический фактор сделки, определяющий желание лица на совершение того или иного действия, а волеизъявление - это внешнее выражение воли, которое проявляется в совершении определенных действий, направленных на удовлетворение мотивированного желания лица. При совершении биржевых сделок воля лица, желающего купить или продать биржевой товар в собственность, по общему правилу должна была бы выражаться в заключении подобной сделки с покупателем или продавцом. Однако биржевые правила позволяют заключать сделки на бирже только профессиональным участникам биржевой торговли, и поэтому волеизъявление непосредственного покупателя или продавца ценных бумаг должно быть направлено на совершение ряда действий, которые позволили бы достичь желаемого результата при торговле на бирже. Поскольку субъектом биржевой сделки может быть только профессиональный участник биржевой торговли, то волеизъявление лица (не являющегося субъектом, имеющим право совершать биржевые операции на торгах биржи) на совершение биржевой сделки будет проявляться не в заключении договора купли-продажи непосредственно с продавцом, а в заключении комиссионного договора или договора поручения с этим участником, в котором непосредственный покупатель или продавец и оговаривает те юридические действия, которые должен будет совершить член биржевого торга в интересах комиссионера или доверителя. Действия их будут регулироваться соответствующими статьями ГК РФ (ст.971-978, ст.990-1004). При этом, если для закрепления воли субъектов, совершающих сделку, в общегражданском понимании, предусмотрены такие способы ее изъявления, как устный, письменный, совершение конклюдентных действий, а также молчание (бездействие), то для закрепления воли субъектов биржевой торговли всегда необходима письменная процедура оформления правоотношений клиента, желающего купить или продать ценные бумаги на биржевых торгах, и биржевого посредника, а также сама сделка, заключенная по поручению клиента, должна быть выражена в письменной форме с соблюдением особых специальных процедур, предусмотренных Правилами биржевой торговли данной конкретной биржи, которые по своей юридической природе являются "формализованными деловыми обыкновениями"*(18). В этом случае можно говорить об опосредствованном соответствии воли и волеизъявления покупателей и продавцов на фондовой бирже. Каждая сделка имеет определенный экономический аспект, который связан с характеристикой цели, ради которой она заключается. Цель, которую ставят перед собой субъекты сделки, всегда должна носить правовой характер - в данном случае приобретение права собственности на ценные бумаги. Типичная для данного вида сделок цель, ради которой она совершается, именуется основанием сделки (causa). При этом основание сделки должно быть законным и осуществимым. Сделки с ценными бумагами могут совершаться в целях простого инвестирования временно свободных денежных средств в ценные бумаги посредством приобретения права собственности на них в процессе биржевых торгов. Эти сделки называются реальными и каузой в них будет получение имущественного предоставления. Однако целью биржевых сделок не всегда является приобретение права собственности на те или иные бумаги. На бирже сделки совершаются в целях спекуляции, арбитража (так называемые арбитражные сделки) и страхования (хеджирования) от неблагоприятного изменения цен в будущем. Возможны и показательные сделки, которые проводятся для введения в заблуждение остальных участников торгов ценными бумагами. Для всех этих сделок получение имущественного предоставления на те или иные ценные бумаги будет средством для достижения совершенно другой цели. Однако в данном случае нельзя отождествлять правовую цель сделки (каузу) и цель социальную. Все эти причины, по которым сторона идет на заключение биржевой сделки, являются целью социальной - мотивом ее совершения. Правовая цель будет единой - заключение договора купли-продажи с последующим получением права собственности на предмет биржевой торговли, поскольку правовая цель - не есть суть цель социальная. Так, для сделок, которые носят спекулятивный характер и совершаются биржевыми игроками, социальной целью сделки будет получение прибыли за счет изменения цен на данные ценные бумаги в будущем. Заключенные посредством биржи сделки, хотя по внешним параметрам и предполагают переход права собственности, но исполнения сделки (т.е. непосредственной передачи купленных или проданных бумаг), а также полного расчета по ним, как правило, не происходит, поскольку у продавцов и покупателей ценных бумаг при срочных сделках нет потребности в обладании той или иной ценной бумагой. У них есть потребность посредством фиктивного приобретения и/или продажи ценных бумаг, либо прав на их приобретение в будущем, впоследствии снова также фиктивно продать или купить ценные бумаги или права на них, получив при этом прибыль. Заключение биржевых сделок в данном случае будет являться не целью, а средством для достижения желаемого результата, раннее поставленной цели обогащения. Здесь соответствие правового поступка - предложение заключить сделку, и правовой цели - ее заключение, а также наступление правовых последствий - исполнение сделки путем взаимных расчетов с контрагентами, является определенным основанием участия в биржевых торгах за свой счет и в своем интересе. Подобным образом можно рассмотреть сделки, заключенные в целях страхования от возможных потерь в будущем (так называемые сделки хеджирования), когда покупатель или продавец заключает встречную сделку на бирже, не предполагая воспользоваться ее результатами, а лишь для уменьшения возможных потерь от изменения цен на купленные им по реальной сделке ценные бумаги. Основным мотивом заключения подобных сделок будет уже не обогащение, а снижение, ограничение рисков, связанных с возможным колебанием цен, т.е. защита реального субъекта от возможной неблагоприятной для него ситуации. Решая вопрос о правомерности такого юридического действия, как заключение биржевой сделки, необходимо принимать во внимание соответствие сделки требованиям закона или иного правового акта, в противном случае речь может идти о ее относительной или абсолютной недействительности (в силу ст.168 ГК РФ). Причем соответствие сделки закону должно быть проанализировано как по форме, так и по содержанию. Биржевые сделки не являются исключением. Содержание и форма реальных биржевых сделок подпадают под все требования общегражданского законодательства относительно сделок вообще. Дополнительное обсуждение может вызвать лишь вопрос о правомерности спекулятивных сделок, как соответствующих требованиям закона, а также нормам морали и нравственности, принятым в данном обществе. В этом проявляется этический аспект биржевой сделки, определяющий общественное отношение к сделкам подобного рода, а также закрепляющий наличие определенных норм и правил поведения при их заключении. Гражданское законодательство прямо не указывает на запрещение биржевых сделок, направленных исключительно на получение прибыли, хотя и не регулирует особым образом их правовое положение. Существует мнение ряда авторов, что спекулятивные сделки представляют собой разновидность игр и пари, где "одна сторона утверждает, а другая отрицает наличие определенного обстоятельства, наступающего независимо от них"*(19). А действия сторон заключаются лишь в констатации наступления указанного обстоятельства*(20). Что "сделки, изначально предусматривающие не "поставку" (передачу) определенного товара (денег), а уплату проигравшей стороной соответствующей денежной суммы (разницы между оговоренной контрактом и фактической ценой акции или валюты) выигравшей стороне... являются не чем иным, как пари и принципиально не отличаются от сделок, заключенных, например, на скачках. Будучи типичной разновидностью алеаторных сделок, они не могут пользоваться защитой закона, в том числе и в отечественном порядке"*(21). Основным источником подобного мнения можно считать положения Гражданского уложения, где в ст.2540 записано, что "Правила предыдущей статьи (ст.2539 гласит о нераспространении судебной защиты на обязательства, возникающие из игр и пари. - И.А.) распространяются и на такие срочные сделки, имеющие своим предметом товары или процентные либо иные ценные бумаги, которые, по намерению обеих сторон, совершаются не с целью действительной покупки или продажи означенных предметов, а лишь для получения или уплаты разницы между установленною ценою и рыночною или биржевою ценою, существующею в срок исполнения сделки"*(22). Как справедливо подчеркивает В.А.Белов, составители проекта Уложения не объявили срочные сделки (к коим безусловно относятся и все чисто спекулятивные сделки) сделками пари, но сочли возможным распространить и на эти сделки (не являющиеся пари) правила о пари*(23). Однако уже русские дореволюционные исследователи находили эту точку зрения законодателя ошибочной*(24) и неоднократно останавливались на вопросе: в чем же заключается истинная природа биржевых сделок вообще и срочных сделок в частности? А современные правоведы неоднократно рассматривают вопрос - насколько справедливо и безоговорочно можно отнести вопросы правового регулирования срочных сделок к гл.58 ГК РФ? Для ответа на эти вопросы было бы целесообразно исследовать правовую природу срочных сделок в сравнении их с понятием и признаками игры и пари. 1. Общим признаком, по которому, по всей видимости и произошло соединение этих двух самостоятельных институтов, является надежда на обогащение в результате наступления или ненаступления определенных обстоятельств в будущем. Как отмечал К.П. Победоносцев, "по цели и намерению стороны конечный результат договора, материальная ценность его поставлены в зависимость от события совершенно неизвестного или случайного, или только вероятного, так что при заключении его совершенно неизвестно, которая сторона в конечном результате выиграет, получит выгоду"*(25). Однако если для игр или пари наступление этих событий является непрогнозируемым и непредсказуемым, зависящим от объективных условий, то для срочных сделок, которые осуществляют профессиональные спекулянты, прогнозирование будущей ситуации происходит на основе анализа большого комплекса сопутствующих обстоятельств: возможное изменение экономического положения того или иного региона, уровень и темпы развития того или иного предприятия, политическая ситуация в стране, наличие или отсутствие конкурентов, иногда даже принимаются в расчет внутренние отношения в коллективе предприятия, либо в Совете директоров крупного концерна, холдинга и т.д. Кроме того, спекулянты на фондовом рынке являются профессионалами узкой специализации - продают/покупают только акции компаний, либо только определенные облигации или казначейские обязательства. Эта специализация приводит к тому, что экономическое прогнозирование будущей ситуации является уже далеко не случайным, а научным, с использованием всего комплекса полученной информации именно по данной ценной бумаге, что абсолютно исключает возможность наступления обстоятельств случайно. Здесь между сторонами по сделке происходит столкновение расчетов, борьба прогнозов, а не надежда на случай. И полученная прибыль является вполне логичным завершением процесса заключения спекулятивных биржевых сделок. Именно она и определяет, чей прогноз оказался вернее, чья интуиция более точной, чей анализ более глубокий. 2. Как отмечает В.А. Белов, "совершение сделки игры или пари само по себе не порождает прав и обязанностей у его участников и организатора"*(26). При наступлении определенных условий, от наличия которых зависит существо спора, у проигравшей стороны появляется обязанность по удовлетворению требований выигравшего, без возникновения встречного права, и наоборот, как указывалось еще в проекте Гражданского уложения (с.1164), "при игре и пари выигравшая сторона получает прибыль, не неся никаких обязанностей по отношению к противной стороне; на долю же проигравшей стороны выпадает только обязанность удовлетворить выигравшую сторону без приобретения соответствующего права". Совершение срочных сделок порождает у сторон, ее заключивших, встречные права и обязанности по сделке. Совершение биржевых сделок, пусть даже спекулятивных, не направленных на реальное обладание купленными фондовыми ценностями, порождает, в силу биржевых обычаев, определенные права и обязанности у продавца и покупателя (сторон по сделке) уже с момента достижения соглашения между сторонами по всем существенным условиям. Таким образом, выражение намерения заключить биржевую сделку, сделанное в процессе биржевых торгов, но не облеченное еще в письменную форму и не зарегистрированное биржей в установленном порядке, уже порождает у сторон определенные права и обязанности по сделке независимо от ее вида. Стороны не могут в одностороннем порядке отказаться от выполнения условий заключенной на торгах сделки, даже зная ее фиктивный характер. Отличие биржевых сделок от игр и пари, в частности, проявляется еще и в том, что биржа, как организатор торгов, является одновременно и гарантом исполнения заключенных при ее посредстве сделок, выступая противоположной стороной по каждой сделке, как бы обезличивая ее. Биржевая сделка "как бы распадается на две части, которые биржа вновь соединит в одно целое только при проведении между участниками взаимных расчетов, а также непосредственно перед исполнением сделок"*(27). 3. Участие в игре и пари не является следствием предпринимательской, коммерческой деятельности и не связано с ней. Участие же в биржевой торговле и заключение срочных сделок на бирже наоборот позволяет оптимизировать хозяйственные риски участников, позволяя последним избегать значительных потерь от неблагоприятного изменения цен на биржевой товар в будущем, а также получать от этого определенную прибыль. На это направлено, в частности, хеджирование (разновидность фьючерсных сделок) как способ страхования от будущих потерь. Кроме того, ч.3 ст.2 ГК РФ прямо указывает, что самостоятельная деятельность, осуществляемая на свой риск, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке, является предпринимательской и подлежит регулированию гражданским законодательством. Следовательно, и биржевая торговля, как один из видов предпринимательства, даже если она направлена исключительно на достижение прибыли, по аналогии, не может быть признана игрой или пари. 4. Основанием участия в игре или пари является возложение одинакового с собственным риска неблагоприятного исхода спора, тогда как основанием заключения срочных сделок является принятие обязанности поставки проданных на срок ценных бумаг или соответствующей суммы, либо уплаты разности между рыночной и договорной стоимостью ценных бумаг. 5. Наконец, объектом заключения сделок игр или пари могут быть любые вещи, обстоятельства, события, права, действия, наступление которых не зависит от воли лиц, заключивших подобные соглашения, т. е. налицо отлагательные условия, в связи с которыми и будет происходить исполнение по сделке (игры и пари - условные сделки, спекулятивные - срочные сделки*(28)). Заключение же биржевой сделки предполагает подчинение ее определенному порядку и в объекте, и в субъектном составе, в порядке и механизме заключения, регистрации, исполнения и разрешения спора. Все эти доводы позволяют определенно отграничить игры и пари от срочных биржевых сделок, объявляя последние разновидностью договора купли-продажи ценных бумаг и производных финансовых инструментов, в процессе заключения и исполнения которых происходит взаимная передача прав и обязанностей относительно предмета биржевой торговли, а также осуществляется переход права собственности на ценные бумаги с гарантией исполнения договора самим организатором торгов. И, следовательно, правовое регулирование биржевых сделок вообще и срочных сделок в частности должно быть подчинено гл.30 ГК РФ "Договор купли-продажи", где в ст.454 дано традиционное определение договора, выражающего внутреннюю правовую природу как биржевой сделки вообще, так и договора купли-продажи в частности: продавец обязуется передать товар в собственность покупателя, а последний обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную цену. О.С. Иоффе указывал, что для купли-продажи существенным моментом является то, что на ее основе происходит возмездная передача имущества одним лицом в собственность другого*(29). При этом ГК РФ не оговаривает конкретную цель, с которой стороны связывают заключение той или иной сделки. Если по внешним признакам она соответствует требованиям ст.454 ГК РФ, то безусловно, сделки такого рода должны подчиняться нормам гл.30 ГК РФ, посвященным правовому регулированию договоров купли-продажи. Кроме того, М.Г. Розенберг прямо подчеркивает, что в ГК РФ (п.2 и п.4 ст.454) содержатся правила и в отношении ряда других видов купли-продажи, не охваченных специальным регулированием (ценные бумаги и валютные ценности, имущественные права)*(30), если законом не установлены специальные правила их продажи. И.Г. Абраменкова "Законодательство", N 9, сентябрь 2001 г. ------------------------------------------------------------------------- *(1) См.: Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т.2. Договор. Торговые сделки. Спб., 1908. С.558; Цитович П. Учебник торгового права. Вып. 1. Киев; Спб., 1891. С.238-239. *(2) Гессен Я.М. Биржевые сделки по русскому праву // Банковая энциклопедия. Киев, 1917. Т.2. С.348. *(3) Волков А.Ф. Биржевое право. Спб., 1905. Т.1. С.92. *(4) Судейкин В. Биржа и биржевые операции. Спб., 1892. С.66. *(5) Там же. С.10. *(6) См., напр.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под рук. проф. О.Н. Садикова. М., 1996. С.651 (автор комментируемой статьи О.В. Сгибнева); Суханов Е.А. О судебной защите форвардных контрактов // Законодательство. 1998. N 11. С.13-14 и др. *(7) Комиссия была образована в 1903 г. в Сенате под председательством сенатора Кобылинского. *(8) Цит. по: Волков А.Ф. Указ. соч. С.93. *(9) Там же. С.93-94. *(10) Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст.733. *(11) Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 18. Ст.961. *(12) Подобные законы, принятые в ряде стран СНГ, также содержат определения биржевых сделок, которые отличаются от приведенного российского аналога еще большей лаконичностью: в них отсутствуют указания как на правовую природу биржевых сделок, так и на их основные специфические признаки. Так, ст.1 Закона Казахской ССР "О товарных биржах" от 13 июня 1991 г. признает биржевыми сделки, заключенные на биржевом собрании между предпринимателями от своего имени или по поручению. Ст.1 Закона Республики Беларусь "О товарных биржах" от 13 мая 1992 г. определяет биржевую сделку как сделку, заключенную на биржевом собрании участниками торгов от своего имени или по поручению третьих лиц. *(13) См. ст.3 Федерального закона от 21 октября 1994 г. N 52-ФЗ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст.3302. *(14) Вместе с тем гражданские кодексы некоторых стран - членов СНГ включили в своей состав определение биржевых сделок. Так, ст.156 ГК Республики Казахстан, расширив положения, содержащиеся в указанном ранее законе "О товарных биржах", биржевой сделкой называет соглашения о взаимной передаче прав и обязанностей в отношении товаров, ценных бумаг и другого имущества, допущенного к обращению на бирже, заключаемые участниками биржи. Они могут оформляться маклерскими записками и подлежат регистрации на бирже. К биржевым сделкам, в зависимости от содержания применяются правила о соответствующем договоре (купли-продажи, поручении, комиссии и других). *(15) См.: Общая характеристика законодательства о рынке ценных бумаг. Правовые основы рынка ценных бумаг / Под ред. проф. А.Е. Шерстобитова. М., 1997. С.17; Ем В., Козлова Н., Сургучева О. Фьючерсные сделки на фондовой бирже: экономическая сущность и правовая природа // Хозяйство и право. 1999. N 6, С.27; Авилина И.В., Козырь О.М. Биржа: правовые основы организации и деятельности. М., 1991. С.50. *(16) Сойфер Т.В. Сделки в биржевой торговле: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1996. С.62. *(17) Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. Т.I. С.329 (автор главы В.С. Ем). *(18) Ем В., Козлова Н., Сургучева О. Указ соч. С.28. *(19) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под рук. проф. О.Н. Садикова. М., 1996. С.651. *(20) Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. Ч.II. С.690 (автор главы Н.П. Василевская). *(21) Суханов Е.А. О судебной защите форвардных контрактов. С.13-14. *(22) Гражданское уложение. Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии... с объяснениями / Сост. А.Л. Саатчиан / Под ред. И.М. Тютрюмова. Спб., 1910. Т.2. С.1168-1169. *(23) См.: Белов В.А. Игра и пари как институты гражданского права // Законодательство. 1999. N 9. С.22; и др. *(24) См., напр.: Биржевые операции // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Спб., 1891. Т.3-А. С.889, 891-892. *(25) Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Ч.III. Договор и обязательство. Спб., 1896. С.341. *(26) Белов В.А. Указ. соч. С.19. *(27) Ем В., Козлова Н., Сургучева О. Указ. соч. С.29. *(28) Губин Е.П., Шерстобитов А.Е. Расчетный форвардный контракт: теория и практика // Законодательство. 1998. N 10. С.14. *(29) Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л., 1961. С. 9. *(30) Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Под рук. проф. О.Н. Садикова. С.4.

Опубликовано 17 октября 2005 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.