Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" 1994 год

Актуальные публикации по вопросам российского права.

NEW ПРАВО РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" 1994 год. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

12 за 24 часа
Публикатор: • Источник:



Трудовые споры

1. Изучение судебной практики по разрешению трудовых споров показывает, что суды не всегда проявляют к этим делам необходимое внимание, в связи с чем выносятся незаконные и необоснованные решения, которые впоследствии отменяются.

Косырев работал на Котовском заводе пластических масс заместителем директора по коммерческим вопросам. Поскольку занимаемая им должность была исключена из штатного расписания, администрация издала приказ о его увольнении на основании п. 1 ст. 33 КЗоТ.

Считая увольнение неправильным, Косырев предъявил иск о восстановлении на работе.

Решением Котовского городского народного суда Тамбовской области, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Тамбовского областного суда и постановлением президиума этого же суда, в иске Косыреву отказано.

Рассмотрев дело в порядке надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и дело направила на новое рассмотрение.

При этом она указала, что народный суд, отказывая Косыреву в иске, сослался на то, что факт сокращения занимаемой истцом должности подтверждается изменениями, внесенными в штатное расписание завода, требования ст. 40(2) КЗоТ об обязанности администрации принять меры к трудоустройству работника соблюдены, поскольку истцу предлагалась другая работа, но он от нее отказался. Однако доводы суда о том, что положения ст. 40(2) КЗоТ администрацией завода соблюдены, необоснованны.

С ними можно было бы согласиться лишь в том случае, если работнику была предложена конкретная работа, сообщены обязанности, которые он должен будет выполнять по предлагаемой должности (работе), размер заработной платы. Истец в суде утверждал, что, предлагая ему должность руководителя коммерческой службы, администрация не определила ни круг обязанностей по этой должности, ни размер должностного оклада. Данное обстоятельство судом не проверено, хотя это было необходимо для правильного разрешения спора.

Кроме того, в определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ обращено внимание на то, что в деле нет сведений о том, что истец был предупрежден о сокращении штата на заводе за два месяца, что об увольнении истца был поставлен в известность местный орган службы занятости, как этого требует ст.40(2) КЗоТ. Выполнение этих требований закона имеет существенное значение для решения вопроса о законности увольнения истца.

2. В судебной практике возник вопрос: подлежит ли зачету в счет сумм оплаты времени вынужденного прогула получаемая в период прогула заработная плата за работу по совместительству.

Нифонтов предъявил иск к кафе "Спутник" о восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула.

Решением Якутского городского народного суда иск Нифонтова удовлетворен.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) решение в части восстановления Нифонтова на работе оставлено без изменения, а в части оплаты времени вынужденного прогула отменено и дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела в Якутском городском народном суде в иске об уплате вынужденного прогула отказано. При этом суд исходил из того, что во время вынужденного прогула Нифонтов продолжал работать председателем кооператива "Юрист", где получал заработную плату, превышающую средний заработок по месту работы, с которой он был незаконно уволен.

Рассмотрев дело в порядке судебного надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение народного суда, которым отказано в оплате времени вынужденного прогула, указав, в частности, что зачету в счет оплаты времени вынужденного прогула подлежат не все суммы, полученные незаконно уволенным за работу в период вынужденного прогула, а лишь те, которые получены в другой организации за работу, на которую он устроился после незаконного увольнения. Если же истец на день увольнения, отмечается в определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ, работал по совместительству в другой организации, в которой также получал заработную плату, то эта заработная плата не должна засчитываться в счет оплаты времени вынужденного прогула. В противном случае работник был бы необоснованно лишен компенсации за ущерб, причиненный неполучением заработной платы по месту работы, с которой он был незаконно уволен.

Приведенное разъяснение имеет принципиальное значение для судебной практики. Судам при разрешении споров о выплате заработной платы за время вынужденного прогула следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 213 КЗоТ ответственность за незаконное увольнение работника лежит на администрации, допустившей незаконное увольнение. Отказав в удовлетворении иска, суд тем самым лишил истца возможности получить возмещение ущерба, возникшего в результате незаконного увольнения, несмотря на то, что в соответствии с законом у него такое право имеется. Заработная плата, полученная истцом за работу по совместительству у другого работодателя, не возмещает этот ущерб, так как эта заработная плата получалась истцом и до незаконного увольнения, а после незаконного увольнения его доходы уменьшились на сумму заработной платы, получаемой у ответчика.

3. Статья 38 КЗоТ устанавливает, что отстранение рабочего или служащего от работы (должности) с приостановкой выплаты заработной платы может производиться только по предложению уполномоченных на это органов в случаях, предусмотренных законодательством.

Рассматривая споры о законности отстранения от работы, суды не всегда проверяют, действительно ли предложение об отстранении от работы исходило от уполномоченного на это органа, было ли предложение надлежаще оформлено и, в зависимости от этого, насколько обязательно упомянутое предложение для исполнения администрацией.

Нурмухамедова работала в торговой фирме "Металлоопторг" инженером отдела поставок и закупок.

В соответствии с приказом она была отстранена от занимаемой должности до окончания следствия и переведена на должность весовщика погрузо-разгрузочного участка. Приказ мотивирован ссылкой на представление следователя.

Нурмухамедова предъявила иск о восстановлении на прежней должности.

Решением Советского районного народного суда г. Астрахани в иске отказано. С таким решением согласилась и судебная коллегия по гражданским делам, и президиум Астраханского областного суда.

Рассмотрев дело в порядке судебного надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все судебные постановления и указала, что отстранение истицы от занимаемой должности произведено с нарушением требований ст. 38 КЗоТ, поскольку, как видно из материалов дела, документ, на основании которого произведено отстранение, не отвечает требованиям закона.

В соответствии со ст. 152 УПК следователь в случае необходимости отстранения работника от должности с приостановкой выплаты заработной платы должен вынести мотивированное постановление, подлежащее санкционированию прокурором или его заместителем, и это постановление направляется администрации для исполнения. В данном случае это требование закона соблюдено не было. В адрес руководства фирмы "Металлоопторг" было направлено не постановление следователя, а представление, в котором обращалось внимание на причины и условия, способствующие совершению преступления, и предлагалось с учетом допущенных истицей нарушений в работе решить вопрос о дальнейшем пребывании Нурмухамедовой в должности инженера. Такое представление следователя само по себе не являлось основанием для отстранения истицы от работы (перевода ее на другую работу).

Из приведенного определения следует, что при разрешении споров о законности отстранения от работы работника в связи с письмом следователя необходимо тщательно проверять, что из себя представляет этот документ. Для администрации обязательно постановление следователя, оформленное в соответствии со ст. 153 УПК и санкционированное прокурором или его заместителем. Если же следователь делает представление администрации предприятия, учреждения, организации, в котором, ссылаясь на обстоятельства, выявленные во время расследования уголовного дела, он просит решить вопрос о возможности пребывания работника в занимаемой должности, то администрация должна проверить все обстоятельства, изложенные в представлении, и решить этот вопрос самостоятельно, в соответствии с нормами трудового законодательства.

Споры о праве собственности

4. Как показывает проверка гражданских дел, суды не всегда соблюдают требования Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" при разрешении споров, связанных с разделом между собственниками принадлежащих им домов.

Попова И. предъявила иск к Попову С. о разделе жилого дома.

Указывая, что дом приобретен в период брака и является их общей совместной собственностью, Попова И. просила присудить дом ей, а в пользу Попова С. взыскать с нее денежную компенсацию за половину дома.

Дело рассматривалось различными судебными инстанциями.

Решением Заводоуковского районного народного суда Тюменской области иск Поповой И. удовлетворен.

Рассмотрев дело в порядке судебного надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все состоявшиеся по делу судебные решения и дело направила на новое рассмотрение.

При этом она обратила внимание на то, что спор о разделе общего имущества - это спор о собственности и при его разрешении следует руководствоваться Законом РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР". Согласно указанному Закону, право собственности признается и охраняется законом. Собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом. Прекращение права собственности помимо воли собственника не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Разрешая спор, суд пришел к выводу, что стороны имеют равное право на дом. Ответчик категорически возражал против присуждения ему денежной компенсации и был согласен только на раздел дома в натуре. При таких обстоятельствах, указывается в определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ, решение суда о присуждении ответчику помимо его воли денежной компенсации за принадлежащую ему половину дома является нарушением Закона РСФСР "О собственности в РСФСР" и поэтому подлежит отмене.

Жилищные споры

5. При рассмотрении споров о признании права на жилую площадь у судов возник вопрос, приобретает ли право на жилую площадь супруг нанимателя, если он прописан на ней, но фактически не проживал.

Лысенко обратился в суд с иском к Борисовой и Широких о вселении в квартиру.

Истец сослался на то, что он вступил в брак с Борисовой и с согласия ее дочери, Широких, прописался в квартиру, нанимателем которой являлась Борисова. Однако в эту квартиру он не вселился, так как по договоренности с Борисовой они жили в пустующей квартире сына Борисовой. После расторжения им брака с Борисовой ответчики возражали против проживания истца в квартире, в которой он был прописан.

Решением Ленинского районного народного суда г. Воронежа иск Лысенко удовлетворен. Оно оставлено без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене решения народного суда и определения судебной коллегии Воронежского областного суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Протест удовлетворен по следующим основаниям. Согласно ст. 54 ЖК, на которую народный суд сослался в своем решении, Лысенко мог приобрести равное с нанимателем и членами его семьи право на спорную квартиру, если бы он был вселен в нее как супруг Борисовой в установленном порядке, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов ее семьи и если при вселении не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением. Между тем по делу установлено, что Лысенко в спорное жилое помещение не вселялся, а только прописался. Это соответствовало договоренности между сторонами. Условия этого соглашения соблюдены, что не оспаривал Лысенко.

При таких обстоятельствах Лысенко не приобрел самостоятельного права на спорную жилую площадь, поскольку в соответствии со ст. 54 ЖК для приобретения такого права необходимо не только быть прописанным на этой жилой площади, но и фактически быть вселенным, чего в данном случае не произошло.

6. Определенную сложность для судов, как показывает проверка судебных дел в Верховном Суде РФ, составляет разрешение дел о признании лица членом семьи нанимателя жилого помещения при рассмотрении жилищных споров в случаях, когда в качестве заинтересованных выступают лица, проживавшие совместно с нанимателем жилого помещения, имевшие с ним общее хозяйство, но не являвшиеся его (нанимателя) супругом, детьми.

Семенихин - наниматель однокомнатной квартиры - умер. Исполком Карачаевского городского Совета народных депутатов выдал ордер на указанную квартиру Семенихиной - матери умершего, которая до этого в упомянутой квартире не проживала.

Теслина предъявила в суд иск и просила признать выданный Семенихиной ордер недействительным. В обоснование иска она сослалась на то, что с 1985 года проживала с Семенихиным в спорной квартире одной семьей. Хотя брак у них зарегистрирован не был, они вели общее хозяйство. Семенихин принимал меры к ее прописке, но ему было отказано со ссылкой на недостаточную жилую площадь в квартире.

Решением Карачаевского городского народного суда Карачаево-Черкесской Республики в иске Теслиной было отказано и удовлетворен встречный иск Семенихиной о выселении Теслиной из спорной квартиры.

Дело неоднократно рассматривалось различными судебными инстанциями.

Рассмотрев дело в порядке надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение народного суда и все последующие постановления судов по делу и направила дело на новое рассмотрение, указав, в частности, следующее.

Отказывая Теслиной в иске, суд в решении сослался на то, что она не являлась членом семьи умершего Семенихина, поскольку не состояла с ним в браке.

Однако такой вывод, по мнению Судебной коллегии Верховного Суда РФ, сделан без учета конкретных обстоятельств дела. Судом не принято во внимание, что Теслина вселена в спорную квартиру в 1985 г. нанимателем этой квартиры Семенихиным, который имел право произвести такое вселение, соблюдая требования ст. 54 ЖК, и проживала там по день смерти Семенихина В. в течение шести лет. По утверждению Теслиной, они жили одной семьей и вели общее хозяйство. В суде это обстоятельство подтвердили многочисленные свидетели, показавшие, что Теслина и Семенихин проживали совместно, вели общее хозяйство, проявляли заботу друг о друге, как муж и жена. Однако суд этим показаниям надлежащей оценки не дал, хотя они имели существенное значение для правильного разрешения спора. В соответствии со ст. 53 ЖК к членам семьи нанимателя жилого помещения могут быть отнесены не только супруг нанимателя, их дети, родители и другие родственники, но в исключительных случаях и иные лица, если проживали совместно с нанимателем и вели с ним общее хозяйство. Суд же, вопреки требованиям приведенного закона, при решении вопроса о признании Теслиной членом семьи Семенихина исходил лишь из того, что брак между ними не зарегистрирован, оставив без внимания их длительное совместное проживание и ведение ими общего хозяйства, с которыми закон связывает возможность признания лица членом семьи нанимателя.

Приведенное определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ обращает внимание на то, что в соответствии с действующим законом членами семьи нанимателя могут быть признаны не только его (нанимателя) супруг, дети, родители и другие родственники, но в исключительных случаях другие лица, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Поскольку признание членом семьи нанимателя имеет существенное значение для решения вопроса о праве на жилое помещение, суды обязаны глубоко и всесторонне исследовать их отношения с нанимателем и давать оценку установленным обстоятельствам с тем, чтобы не допустить нарушения прав лиц, обращающихся за судебной защитой.

Споры, связанные с приватизацией жилищного фонда

7. При применении законодательства, регулирующего приватизацию жилищного фонда в Российской Федерации, возник вопрос: необходимо ли при оформлении приватизации жилых помещений согласие лиц, которые значатся прописанными в этих жилых помещениях, имеют право на жилую площадь, но фактически по уважительной причине там не проживают. Этот вопрос возник в связи с тем, что согласно ст. 2 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" право на приватизацию предоставлено гражданам, занимающим жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда.

Казимиров предъявил в суде иск к администрации г. Элисты и Казимировой о признании недействительным договора, согласно которому Казимирова приватизировала квартиру без его (Казимирова) согласия, несмотря на то, что он вселился в эту квартиру одновременно с ответчицей, прописан в ней, но не проживает по уважительной причине. Представитель администрации г. Элисты иск признал, а ответчица иск не признала. Возражая против удовлетворения иска, Казимирова указала, что истец в спорной квартире не проживает, так как забрал все свои вещи и ушел из семьи, а поэтому его согласия на приватизацию квартиры не требовалось.

Верховный Суд Республики Калмыкия - Хальмг Тангч принял дело к своему производству по первой инстанции, рассмотрел его и вынес решение об удовлетворении иска Казимирова.

По кассационной жалобе дело рассматривалось Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая установила следующее. Решением исполкома Элистинского городского Совета народных депутатов Казимировой на семью из 4 человек была предоставлена трехкомнатная квартира, в ордер на которую был включен и муж, Казимиров (истец по делу). Он вселился в эту квартиру одновременно со всеми членами семьи. При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 53 ЖК Казимиров как член семьи нанимателя Казимировой приобрел равное с ней право на предоставленную квартиру. То обстоятельство, что в результате расторжения брака у него сложились неприязненные отношения с ответчицей и он вынужден был временно в квартире не проживать, оставаясь в ней прописанным, не лишает его этого права.

Анализируя изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда РФ пришла к выводу, что, поскольку истец не утратил права на спорную жилую площадь, то ее приватизация была возможна только с его согласия. Так как согласия к него не спрашивали, то Верховный Суд Республики Калмыкия-Хальмг Тангч удовлетворил иск Казимирова обоснованно. Жалоба Казимировой оставлена без удовлетворения.

Из приведенного определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ следует сделать вывод о том, что согласие на приватизацию жилого помещения должны давать не только члены семьи нанимателя, фактически проживающие в приватизируемой квартире, но и те лица, которые членами семьи нанимателя не являются, но имеют равное с нанимателем и членами его семьи право на жилую площадь в этой квартире. При этом такое согласие необходимо и в том случае, если эти лица по уважительной причине в приватизируемой квартире временно не проживают.

8. В судебной практике возник вопрос: вправе ли суд признать собственником квартиры гражданина, который в соответствии с Законом Российской Федерации от 4 июля 1991 г. "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" подал заявление о приватизации со всеми необходимыми документами, но не успел оформить договор на передачу помещения в собственность и зарегистрировать этот договор.

Вопрос этот в судах возник в связи с тем, что наследники граждан, подавших заявления о приватизации занимаемых жилых помещений и умерших до оформления приватизации, обращаются в суд с исками, в которых просят признать этих граждан собственниками упомянутых жилых помещений с тем, чтобы они могли эти помещения наследовать.

Соколова Е. являлась нанимателем квартиры в доме, принадлежащем фабрике "Красные ткачи". В ноябре 1992 г. она умерла. Указывая, что дети Соколовой Е. - Соколов и Соколова - не вывозят из квартиры имущество матери и не дают ключи от квартиры, фабрика "Красные ткачи" предъявила к ним иск об устранении препятствий в пользовании квартирой.

Соколовы иск не признали и предъявили встречный иск, ссылаясь на то, что Соколова Е. подала надлежаще оформленное заявление в агентство "Недвижимость", в котором содержалась просьба об оформлении приватизации занимаемой ею квартиры. Получить документы о приватизации она не смогла в связи со смертью. Выдать документы наследникам агентство "Недвижимость" отказалось. Считая действия агентства незаконными, Соколовы просили обязать его оформить приватизацию спорной квартиры и признать Соколову Е. собственником этой квартиры.

Решением Ярославского районного народного суда Ярославской области иск фабрики "Красные ткачи" удовлетворен, а в удовлетворении встречного иска Соколовых отказано.

Вынося указанное решение, суд исходил из того, что Соколова Е., хотя и выразила желание приватизировать квартиру, обратившись с заявлением в агентство "Недвижимость", собственником не стала, так как приватизация не состоялась, а договор о приватизации жилья не был зарегистрирован.

С такими доводами согласилась и судебная коллегия областного суда.

Решение народного суда и определение судебной коллегии областного суда были опротестованы заместителем Председателя Верховного Суда РФ. Протест удовлетворен по следующим основаниям. Вывод народного суда о том, что Соколова Е. не стала собственником занимаемого жилого помещения нельзя признать обоснованным. В соответствии со ст. 1, 2, 7 и 8 Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" граждане имеют право приобретать занимаемые ими жилые помещения в собственность, приватизировав их. Из смысла приведенных статей закона следует, что если гражданин согласен осуществить приватизацию на предусмотренных приведенным законом условиях, то ему не может быть отказано в приватизации.

Когда же гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до регистрации такого договора, то в случае возникновения спора по поводу этого жилого помещения или его части необходимо иметь в виду, что смерть гражданина сама по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требований, поскольку гражданин, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, но по не зависящим от него причинам (в связи со смертью) был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой по закону ему не могло быть отказано.

В настоящее время по указанному вопросу имеется аналогичное разъяснение в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. "О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации".

Наследование

9. При рассмотрении дела по иску Костяшкиной и Мартемьяновой к Логинову К. возник спор о праве наследования вклада в сберегательном банке.

Логинов Н., имевший вклад в сберегательном банке, сделал завещательное распоряжение, согласно которому завещал вклад своей жене, Логиновой Е. 6 мая 1987 г. Логинов Н. умер. 21 июля 1987 г. умерла Логинова Е., которая не переоформила вклад на свое имя.

Сын Логинова Н., Логинов К., обратился в нотариальную контору и ему было выдано свидетельство о праве на наследство по закону, в состав этого наследства был включен упомянутый вклад Логинова Н. На основании выданного свидетельства Логинов К. вклад получил.

Сестры Логиновой Е. - Костяшкина и Мартемьянова - предъявили иск, оспаривая законность выдачи Логинову К. свидетельства о праве на наследство по закону на упомянутый вклад. Свое требование они мотивировали тем, что поскольку Логинов Н. оформил завещательное распоряжение на вклад, согласно которому после его смерти он переходит по наследству к его жене, Логиновой Е., а она умерла после Логинова Н., то после смерти Логиновой Е. право наследовать вклад переходит к ее наследникам. Логинов К. - пасынок Логиновой Е. - не является ее наследником по закону и поэтому наследовать вклад после смерти Логиновой Е. при отсутствии завещания не мог.

Нижегородский областной суд, рассмотревший дело по первой инстанции, удовлетворил исковые требования Костяшкиной и Мартемьяновой о признании недействительным свидетельства о праве Логинова К. на наследство по закону на вклад и о признании у истцов права на упомянутый вклад.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по кассационной жалобе Логинова К., признала решение Нижегородского областного суда законным и обоснованным и оставила его без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения. В определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ, в частности, указывалось, что после смерти своего отца, Логинова Н., Логинов К. не мог наследовать вклад, поскольку он (Логинов Н.) оформил завещательное распоряжение в пользу Логиновой Е., которая умерла позже Логинова Н., и, независимо от того, переоформила она завещанный ей вклад на свое имя или не переоформила, право наследовать вклад возникает у ее наследников, а не у наследников Логинова Н., каковым являлся ответчик по делу.

Решение Нижегородского областного суда и определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ в указанной части соответствуют ст. 561 ГК.

Споры о возмещении ущерба

10. В соответствии со ст. 17 Закона Российской Федерации от 21 марта 1991 г. "О Государственной налоговой службе РСФСР", ущерб, причиненный имуществу сотрудника государственной налоговой службы (или его близкого родственника) в связи со служебной деятельностью, возмещается в полном объеме из средств республиканского бюджета Российской Федерации с последующим взысканием этой суммы с виновных лиц.

Хатагульгов, начальник государственной налоговой инспекции по Сунженскому району Ингушской Республики, ссылаясь на указанный закон, обратился в суд с иском о взыскании с Сунженского районного финансового отдела 2 251 230 руб.

Свои требования он мотивировал тем, что сгорели его дом и имущество, в результате чего причинен ущерб на сумму иска. Пожар, по утверждению истца, явился актом мести ему, как работнику налоговой службы. При этом он ссылался на то, что весной 1992 г. неоднократно звонили неизвестные с угрозами, а в ночь на 11 мая 1992 г. подожгли дом.

Решением Сунженского районного народного суда Ингушской Республики иск удовлетворен полностью.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, отменила решение народного суда и направила дело на новое рассмотрение.

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ обратила внимание на то, что решение народного суда вынесено по не исследованным обстоятельствам. В деле нет доказательств, подтверждающих, что пожар был следствием поджога, осуществленного в качестве мести истцу в связи с его деятельностью сотрудника государственной налоговой службы, нет документа, подтверждающего, что сгорешвий дом являлся собственностью истца, не проверено, какое конкретно имущество истца сгорело и его стоимость. При таких обстоятельствах решение народного суда об удовлетворении иска не может быть признано обоснованным и законным.

Вопрос о возмещении сотруднику государственной налоговой службы ущерба, причиненного в результате повреждения или уничтожения его имущества или имущества его ближайшего родственника, если это повреждение имело место в связи с осуществлением этим сотрудником своей служебной деятельности, имеет актуальное значение, поскольку неединичны случаи, когда лица, нарушающие налоговое законодательство, пытаются уйти от ответственности. При этом они стараются воздействовать на сотрудников налоговой службы, в том числе и путем уничтожения принадлежащего им имуществ, принуждая их уменьшать размер подлежащих взысканию налогов либо вообще не облагать налогом.

Однако при решении споров по искам сотрудников государственной налоговой службы о возмещении ущерба от уничтожения их имущества третьими лицами суды должны применять правило о возмещении такого ущерба из средств республиканского бюджета лишь после тщательного исследования всех обстоятельств по делу.

Имея в виду, что приведенный выше Закон Российской Федерации от 21 марта 1991 г. "О Государственной налоговой службе РСФСР" связывает право сотрудника государственной налоговой службы (или его близкого родственника) на возмещение за счет республиканского бюджета Российской Федерации ущерба, причиненного имуществу, с двумя обстоятельствами: причинение ущерба должно быть связано со служебной деятельностью сотрудника государственной налоговой службы и имущество должно принадлежать самому сотруднику государственной налоговой службы или его близкому родственнику. При рассмотрении этой категории дел суду необходимо проверить, имеют ли место упомянутые условия. Если они будут установлены, то наличествуют основания для удовлетворения иска за счет республиканского бюджета. Кроме того, суд обязан проверить и размер ущерба.

Все эти обстоятельства должны быть подтверждены соответствующими доказательствами.

По приведенному делу этого сделано не было, что и повлекло отмену судебного решения.

Подведомственность гражданских дел

11. Анализ судебной практики показывает, что, несмотря на разъяснения, данные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 12/12 от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам", суды продолжают допускать ошибки в определении подведомственности гражданских дел в тех случаях, когда в законе, регулирующем правоотношение, подведомственность спора определена альтернативно (суду или арбитражному суду) или когда имеется указание о том, что спор подлежит рассмотрению в судебном порядке, без конкретизации, какой суд имеется в виду.

Соколов предъявил в суде иск к Макламову и другим о расторжении учредительного договора, заключенного при образовании товарищества с ограниченной ответственностью "Тюменское товарищество". Свое требование Соколов мотивировал тем, что ответчики, являющиеся учредителями товарищества, не внесли в обусловленный договором срок вклады в уставный фонд.

Решением народного суда, оставленным без изменения судебной коллегией областного суда, учредительный договор признан недействительным.

Президиум Тюменского областного суда решение народного суда и определение судебной коллегии областного суда отменил и дело производством прекратил, указав, что спор должен быть рассмотрен не судом, а арбитражным судом.

Рассмотрев дело в порядке судебного надзора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила все постановления судебных органов по делу и дело направила для рассмотрения по существу в тот же народный суд.

В своем определении Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что согласно ст. 3 Арбитражного процессуального кодекса РФ в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых законных прав и интересов вправе обращаться предприятия, учреждения, организации (включая колхозы), являющиеся юридическими лицами, а также граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке (граждане-предприниматели). Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 3 совместного постановления от 18 августа 1992 г. "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам" разъяснили, что в суде подлежат рассмотрению дела, если хотя бы одной из сторон является гражданин, не имеющий статус предпринимателя, либо в случае, когда гражданин имеет такой статус, но дело возникло не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности. Из дела видно, что Соколов заявил требование о расторжении учредительного договора не как гражданин-предприниматель и не в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности, а в связи с тем, что другие участники этого договора не выполнили обязательств по условиям договора и не внесли в установленный договором срок денежные вклады в уставный фонд предприятия. Этот спор в соответствии со ст. 25 ГПК подлежит рассмотрению в суде.

Вместе с тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ обратила внимание, что иск был заявлен о расторжении договора, а народный суд вынес решение о признании договора недействительным, несмотря на то, что из материалов дела не усматривается оснований для такого решения.

12. Венидиктова обратилась с иском к областному производственному объединению "Формация" о восстановлении на работе и оплате вынужденного прогула.

В обоснование иска она указала, что работала заместителем заведующего аптекой и незаконно уволена с этой должности по п. 1 ст. 254 КЗоТ.

Определением народного судьи Железнодорожного районного народного суда г. Рязани в принятии искового заявления отказано на том основании, что Венидиктова уже обращалась в суд с данным иском, но определением судьи ей в приеме заявления было отказано. Свое определение суд обосновал ссылкой на п. 3 ст. 129 ГПК.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ дело было рассмотрено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ. Определение народного суда отменено и дело направлено в тот же народный суд для рассмотрения по существу.

В определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ, в частности, указано, что народный суд необоснованно расширительно применил п.3 ст. 129 ГПК при отказе в принятии заявления Венидиктовой к производству суда. В соответствии с законом основанием для отказа в принятии заявления к производству суда являются: вступившее в законную силу решение суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определение суда о принятии отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения сторон. Определение об отказе в принятии заявления к рассмотрению суда само по себе не является основанием для отказа в принятии повторного заявления по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. В определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ обращено внимание народных судов на то, что вопрос о подведомственности спора суду должен решаться в соответствии с процессуальным законодательством, действующим на день обращения заинтересованного лица за судебной защитой, а не на день возникновения спора.

Верховный Суд РФ неоднократно разъяснял, что перечень оснований к отказу в принятии заявления в суд, изложенный в ст. 129 ГПК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В данном случае народный суд допустил расширительное толкование приведенного закона. В этом случае необходимо было проверить, подведомствен ли возникший спор суду, и в зависимости от установленного принять это заявление к рассмотрению суда или отказать в его принятии.

Гражданские процессуальные права иностранных граждан

13. Свен Якобсон работал в жилищной строительной организации в пос. Рассказово Тамбовской области. В результате дорожно-транспортного происшествия он получил тяжкие повреждения. Поскольку дорожное происшествие произошло по вине водителя совхоза "Подвисловский", что подтверждено приговором суда, Якобсон предъявил к совхозу иск о возмещении вреда, связанного с повреждением здоровья.

Определением народного судьи Ряжского районного народного суда Рязанской области в приеме заявления Якобсона было отказано.

При этом народный судья указал, что это заявление не подлежит рассмотрению в суде Российской Федерации, поскольку заявитель является гражданином Германии, с которой у Российской Федерации договора об оказании правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам не имеется.

Данное определение народного судьи было опротестовано заместителем Председателя Верховного Суда РФ. Протест удовлетворен по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 433 ГПК иностранные граждане имеют равные процессуальные права с гражданами России и они вправе обращаться в суды Российской Федерации за защитой своих прав и интересов. То обстоятельство, что Якобсон является гражданином Германии, с которой у Российской Федерации нет договора о правовой помощи, в данном случае значения не имеет, поскольку право Якобсона на обращение в суд предусмотрено ст. 433 ГПК. Иск о возмещении ущерба, причиненного повреждением здоровья, подведомствен суду, иск предъявлен с соблюдением правил о подсудности. Отказ Якобсону в принятии искового заявления не основан на законе.

Поэтому определение народного судьи отменено и исковой материал направлен в тот же народный суд для рассмотрения по существу.

Судебные расходы

14. Изучение судебной практики показало, что суды допускают ошибки при применении ст. 92 ГПК, предусматривающей возможность взыскания вознаграждения за потерю рабочего времени.

Верховный Суд Республики Татарстан рассмотрел дело по иску исполкома Вахитовского районного Совета народных депутатов к Торопову о выселении и иск удовлетворил. Одновременно суд взыскал с него в доход государства 1322 руб., сославшись на ст. 92 ГПК.

Решение Верховного Суда Республики Татарстан отменено Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, как вынесенное по недостаточно исследованным обстоятельствам, и дело направлено на новое рассмотрение. Вместе с тем в определении Судебной коллегии указано, что законных оснований для взыскания с Торопова в доход государства 1322 руб. не было.

Согласно ст. 92 ГПК, суд может возложить на сторону, недобросовестно заявившую неосновательный иск или систематически противодействующую правильному и быстрому рассмотрению и разрешению дела, уплату в пользу другой стороны вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени. Таких обстоятельств по делу не установлено. Кроме того, ст. 92 ГПК не предусматривает каких-либо взысканий в доход государства.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ обратила внимание на то, что ст. 92 ГПК имеет строго ограниченное применение. Она может применяться лишь в тем случаях, когда в судебном заседании будет установлено, что одна из сторон заявила неосновательный иск или неосновательные возражения против иска или она противодействует правильному и быстрому рассмотрению и разрешению спора, вследствие чего другая сторона фактически теряет рабочее время и из-за этого несет убытки. Эти обстоятельства должны быть подтверждены имеющимися в деле доказательствами.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ отметила то, что приведенный закон дает суду право возлагать уплату вознаграждения за фактическую потерю рабочего времени на сторону, виновную в судебной волоките, в пользу другой стороны, которая такую потерю имеет, а не в доход государства, как это сделал суд при вынесении решения по делу. Это следует из буквального текста закона. Нужно иметь в виду, что речь идет о возмещении потери рабочего времени физическим, а не юридическим лицам, поскольку возмещение устанавливается, как указано в законе, исходя из среднего заработка, а средний заработок может иметь лишь физическое лицо.

Точное соблюдение норм гражданского процессуального права является существенной гарантией прав граждан и поэтому Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ придает соблюдению этим норм важное значение.

Судебная коллегия по гражданским делам
Верховного Суда Российской Федерации

Опубликовано 16 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.