Автомобиль как объект права собственности гражданина

Актуальные публикации по вопросам российского права.

NEW ПРАВО РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Автомобиль как объект права собственности гражданина. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

22 за 24 часа
Публикатор:


Автомобиль с гражданско-правовой точки зрения
Автомобиль с точки зрения публичного права
Вопросы применения отдельных публично-правовых норм "автомобильного"
законодательства
а) Нормы о регистрации (учете) автомобилей в органах ГАИ
б) Нормы о доверенности "на право управления" автомобилем
в) Нормы о гражданско-правовых последствиях попыток обнаружения и
предупреждения публичных правонарушений автовладельцев

Автомобиль, как известно, не роскошь, а средство передвижения.
Сегодня этот лозунг в Российской Федерации воплощен в жизнь. Иностранцы
уверяют, что ни в одном городе мира не увидишь больше "шестисотых" "Мерседесов",
"ВМW", "Линкольнов" и "Кадиллаков", чем в Москве. Вне столицы ситуация, конечно,
несколько иная, но даже в поселках городского типа, не говоря об областных
центрах, владелец "Москвича" или "Жигулей" уже не является предметом пересудов.
Количество автомобилей, приобретаемых россиянами, неуклонно растет, и
качество их улучшается. Не могут изменить эту тенденцию даже чреватые серьезными
последствиями попытки юридически неграмотных инспекторов ГАИ (с недавнего
времени - ГИБДД, но мы будем пользоваться более привычным названием) и иных
должностных лиц трактовать и применять имеющиеся в их распоряжении отдельные
законодательные предписания.
К сожалению, автовладельцы далеко не всегда знают о своем гражданско-правовом
статусе и еще реже о порядке изменения и прекращения этого статуса. Почти
у всех наличие автомобиля ассоциируется прежде всего с Правилами дорожного
движения, а значит, с административным правом, точнее - со взысканиями административных
штрафов. Некоторые группы автомобилистов информированы также о наличии таможенного
права (которое является частью административного). Но вряд ли кто-то из них
задумывался о том, как выглядят связанные с автомобилем действия с точки зрения
гражданского закона, какие правовые последствия в сфере имущественных интересов
порождают.
Именно о таких ситуациях, когда совершение указанных действий приводит
к нарушениям субъективных гражданских прав и охраняемых законом имущественных
интересов автолюбителей, когда юридические результаты совершенных действий
оказываются отличными от ожидавшихся, о способах предупреждения таких ситуаций
и выхода из них рассказывает данная статья.

Автомобиль с гражданско-правовой точки зрения

Статья 130 Гражданского кодекса (ГК) Российской Федерации делит вещи
на движимые и недвижимые. Пункт 2 ст. 130 определяет, что движимыми вещами
или движимым имуществом признаются всякие вещи, не относящиеся к недвижимости.
А недвижимость перечислена исчерпывающим образом в п. 1 указанной статьи.
К недвижимым вещам (недвижимому имуществу или недвижимости) относятся: земельные
участки; участки недр; обособленные водные объекты; все, что прочно связано
с землей (т.е. объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению
невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения);
подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда; суда внутреннего
плавания; космические объекты1; иное имущество, отнесенное к недвижимым вещам
законом.
Поскольку автомобилей в этом списке нет, можно сделать вывод о том, что
гражданское законодательство относит автомобиль к движимому имуществу2 (п.
2 ст. 130 ГК). О практическом значении деления вещей на движимые и недвижимые
сказано в том же п. 2 ст. 130: "регистрации прав на движимые вещи не требуется,
кроме случаев, указанных в законе". Значит, недвижимость отличается от движимости
тем, что субъективные гражданские права на недвижимость по общему правилу
подлежат регистрации, без которой эти права просто не могут возникнуть, если
иное прямо не установлено законом (п. 2 ст. 8 ГК). В отношении движимости
действует обратная презумпция - никакой регистрации не нужно, если иное прямо
не установлено законом. Сразу отметим, что закона (именно федерального закона,
иного акта недостаточно), который предусматривал бы обязательную регистрацию
субъективных гражданских прав на автомобиль, в настоящее время нет. Но к проблеме
регистрации мы вернемся позже.
ГК объявляет вещи разновидностью имущества, объявляя само имущество основным
объектом гражданских прав (правоотношений). Такой вывод следует из сопоставления
ст. 2 (в части предмета регулирования Кодекса) и 128 ГК.
Выделение в особую законодательную категорию понятия об объектах гражданских
прав имеет сугубо практический смысл, который раскрывается в ст. 129 ГК ("Оборотоспособность
объектов гражданских прав"). Согласно п. 1 данной статьи, все объекты гражданских
прав обладают свойством оборотоспособности, т.е. могут свободно отчуждаться
или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства
(наследования, реорганизации юридического лица) либо иным способом, если только
они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.
Объекты, изъятые из оборота - это такие объекты гражданских прав, нахождение
которых в обороте (т.е. отчуждение или переход по иным основаниям) не допускается.
Такие объекты должны быть прямо указаны в законе.
Объекты, ограниченные в обороте (или ограниченно оборотоспособные объекты)
- это объекты гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным
участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному
разрешению. Перечень таких объектов определяется в порядке, установленном
законом (п. 2 ст. 129 ГК).
Закона, установившего перечень объектов, изъятых из оборота, в настоящее
время нет, как и установленного законом порядка определения объектов, ограниченных
в обороте3.
Объектами каких субъективных гражданских прав могут быть вещи вообще?
Прежде всего, конечно, объектами вещных и обязательственных прав. Главное
из вещных прав возможность обладания вещами на праве собственности - прямо
зафиксировано в п. 1 и 2 ст. 209 ГК: "Собственнику принадлежат права владения,
пользования и распоряжения своим имуществом. Собственник вправе по своему
усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия,
не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые
законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность
другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования
и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими
способами, распоряжаться им иным образом". Упомянутое правомочие распоряжения
означает возможность собственника определять юридическую судьбу имущества,
например, хозяин вправе делать его предметом обязательства или обременения,
т. е. предметом обязательственных или ограниченных вещных прав.
Кто может быть собственником? Об этом сказано в нескольких статьях ГК,
в частности, в п. 2 ст. 212: "Имущество может находиться в собственности граждан
и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации,
муниципальных образований". Причем "особенности приобретения и прекращения
права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им
в зависимости от того, находится имущество в собственности гражданина или
юридического лица, в собственности Российской Федерации, субъекта Российской
Федерации или муниципального образования, могут устанавливаться лишь законом"
(п. 3 ст. 212).
Столь подробный анализ ст. 128-130, 209 и 212 ГК, на первый взгляд, не
имеющих ничего общего с автомобилями, приводит нас к очень важному в практическом
отношении выводу. Автомобиль - это, с точки зрения гражданского права, такая
же движимая вещь (материальный предмет, созданный человеком, и ценный в силу
своих естественных свойств), как и любая иная, обычно не вызывающая столь
широкого почитания и преклонения, такая, как, например, стол, ложка, пальто,
наручные часы и т.п. Автомобили могут принадлежать на праве собственности
любому правоспособному гражданину, в том числе несовершеннолетнему и недееспособному,
могут быть завещаны, подарены, проданы, куплены, обменены, внесены в уставный
или складочный капитал юридического лица, сданы и взяты в аренду или ссуду,
заложены или иным образом обременены, сданы и приняты на хранение, могут быть
предметом фидуциарного или комиссионного поручения, предметом доверительного
управления4, объектом страхования и т.д. На автомобили, принадлежащие лицу
на праве собственности, может быть обращено взыскание, они могут быть предметами
реквизиции и конфискации, естественно, осуществляемой в порядке, установленном
законом.
Следует развеять одно распространенное заблуждение. Гражданские права
на автомобиль никак не связаны с наличием у лица права на управление автомобилем
(так называемые права автовождения). Гражданин может не иметь ни навыков автовождения,
ни водительских прав, но, тем не менее, вправе иметь в собственности, залоге
или на всяком ином праве любое количество автомашин любой стоимости и в любом
состоянии5. Более того, гражданин может пребывать в состоянии, когда ему в
принципе не может быть предоставлено право автовождения (несовершеннолетие,
недееспособность), однако это не является препятствием для того, чтобы быть
собственником автомобилей. И наоборот - наличие водительских прав никоим образом
не обязывает гражданина приобретать автомобиль, он вполне может использовать
свои права для езды на чужом автомобиле. Вообще никакие нарушения водителем
правил дорожного движения, в том числе и те, которые могут послужить основанием
для лишения права автовождения (неправильная парковка, проезд на "красный
свет", превышение скорости, неподчинение требованию инспектора ГАИ, игнорирование
указания дорожного знака и т.п.), не могут служить основаниями для изменения,
ограничения и тем более - прекращения субъективных гражданских прав на автомобиль.
То же самое относится и ко всем иным административным правонарушениям, связанным
с автомобилями, в частности, неуплате или недоплате налоговых или таможенных
платежей6.
Можно (при наличии соответствующих оснований) лишить гражданина права
автовождения (субъективного административного права) путем изъятия водительских
прав. Но запретить ездить на конкретном автомобиле лицу с водительскими правами
адекватной категории, запретить продавать данный автомобиль или иным образом
им распоряжаться, против воли собственника отогнать его на "штрафную стоянку",
чинить фактические препятствия в пользовании (например, путем установки блокиратора
колес), подвергнуть автомобиль так называемому задержанию или изъятию нельзя
ни в коем случае. Как изъятие автомобиля, так и ограничение собственника в
пользовании и (или) распоряжении автомобилем будут в этих случаях незаконными.
Статья 301 ГК позволяет собственнику истребовать свое имущество из чужого
незаконного владения (т. е. устранить нарушения его правомочия владения),
а ст. 304 ГК - потребовать устранения нарушений иных правомочий, хотя бы и
не связанных с лишением владения.
* * *
Определившись с основами цивилистическими, перейдем к рассмотрению отдельных
положений специфического российского "автомобильного" административного законодательства
- положений, применение которых на практике грубейшим образом нарушает гражданские
права и охраняемые законом интересы, связанные с автомобилями.

Автомобиль с точки зрения публичного права

Прежде всего остановимся на составе "автомобильного" административного
законодательства, его содержании, проанализируем причины его существования
и роль, которую эта отрасль законодательства должна играть.
Основу российского "автомобильного" законодательства составляет Федеральный
закон от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения"7.
Непосредственное отношение к вопросам о правах и обязанностях лиц, участвующих
в гражданских правоотношениях по поводу автомобилей и их частей, имеют его
ст. 15-20, 24-29. Для понимания сути данного Закона (и "автомобильного" законодательства
в целом) важна также ч. 2 ст. 1 Закона, в которой определено, что "задачами
настоящего Федерального закона являются: охрана жизни, здоровья и имущества
граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества
и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения
тяжести их последствий".
Итак, и цель, и природа публичного "автомобильного" законодательства
определены. Действительно, даже в гражданском праве, в такой его подотрасли,
как деликтное право, автомобиль квалифицируется как источник повышенной опасности
(п. 1 ст. 1079 ГК). Причинение вреда деятельностью, связанной с эксплуатацией
источника повышенной опасности, предполагает особые (гораздо более обременительные)
условия наступления гражданско-правовой ответственности за этот вред. Вполне
естественной поэтому является охрана государством не только публичного порядка,
но также прав и интересов частных лиц, которые могут пострадать от неправильного,
неумелого или преступного использования источников повышенной опасности третьими
лицами. Именно предотвращение и предупреждение нарушений субъективных гражданских
прав и охраняемых законом имущественных и личных интересов граждан, а также
имущественных прав и интересов государства и организаций цель публичного "автомобильного"
законодательства.
Причинами дорожно-транспортных происшествий (ДТП) могут стать не только
действия лица, управлявшего автомобилем, но и действия (бездействие) собственника
автомобиля (не содержавшего автомобиль надлежащим образом, выпустившего автомобиль
на линию в неисправном состоянии и т.п.); действия (бездействие) лиц, осуществлявших
техническое обслуживание автомобиля (установка некачественных или несертифицированных
запасных частей, некачественное выполнение ремонта и т.п.). Поэтому "автомобильное"
законодательство предусматривает целый ряд административно-правовых обязанностей,
которые должны нести как собственники автомобилей, так и лица, управляющие
ими и обслуживающие автомобили.
Следовательно, те нормы "автомобильного" законодательства, которые возлагают
на определенных законом лиц обязанности, исполнение которых имеет целью обеспечить
охрану частных прав и законных гражданско-правовых интересов государства и
частных лиц, иными словами, нормы, которые определяют юридическое бремя содержания
автомобиля как источника повышенной опасности для окружающих, должны быть
признаны по общему правилу необходимыми и обоснованными. Оценивать отдельные
подобные нормы можно только применительно к конкретным способам их толкования
и применения.
К сожалению, "автомобильное" законодательство в России пытаются приспособить
для достижения ряда других, отличных от перечисленных в Законе целей. Существующие
в этом законодательстве институты и конструкции государство применяет для
охраны собственных интересов, интересов отдельных чиновников, их групп и структур,
а также для облегчения исполнения ряда собственных публично-правовых обязанностей.
И интересы, для отстаивания которых прибегают к нормам "автомобильного" законодательства,
далеко не всегда законны. Подобные нормы необходимо изменять или просто беспощадно
с ними расставаться, а до того момента, пока законодательный механизм сработает,
решительно бороться с порочной практикой применения данных норм.
Можно указать несколько основных направлений подобного "нецелевого" использования
норм "автомобильного" законодательства.
Во-первых, автомобиль является достаточно емким (сравнительно с доходами
граждан) объектом вложения денежных средств. Вместе с тем эта капиталоемкость
не перевешивает тех преимуществ, которые дает автомобиль, т.е. не столь велика,
чтобы затруднить все более широкое распространение автомобилей среди населения.
Сочетание двух этих обстоятельств делает автомобиль и все, что с ним связано,
благоприятным объектом для налогообложения.
Основные виды налогов, взимаемых с владельцев автомобилей, определены
Законом РФ "О дорожных фондах в Российской Федерации"8 (далее Закон). Их четыре:
а) на реализацию горюче-смазочных материалов,
б) на пользователей автомобильных дорог,
в) с владельцев транспортных средств,
г) на приобретение автотранспортных средств.
Первые два и последний налоги взимаются только с организаций, второй
и последний - также с граждан-предпринимателей, а третий - как с организаций,
так и с граждан-предпринимателей и рядовых граждан.
Налог с владельцев транспортных средств (ст. 6 Закона) уплачивается ежегодно.
Ставки этого налога, установленные Законом, могут изменяться законами субъектов
Российской Федерации. Ставка данного налога на легковые автомобили с мощностью
двигателя до 100 л.с. (73,55 кВт) включительно составляет 50 коп. в год, свыше
100 л.с. - 1 руб. 30 коп. в год. Учитывая то, что рядовые граждане-автомобилисты
не уплачивают налога на пользователей автодорог, взимание ежегодного налога
за право иметь транспортное средство и пользоваться им (ездить на нем по дорогам
общего пользования) представляется справедливым. Остается желать лишь отмены
нормы п. 3 ст. 6 Закона, устанавливающей, что "регистрация, перерегистрация
или технический осмотр транспортных средств... без предъявления квитанции
или платежного поручения об уплате налога (с владельцев - В.Б.) не производится".
К сожалению, нельзя назвать справедливым налог на приобретение автотранспортных
средств (ст. 7 Закона), который уплачивают предприятия, организации, учреждения,
предприниматели, приобретающие автотранспортные средства путем купли-продажи,
мены, лизинга и взносов в уставный фонд. Уплата налога производится по месту
регистрации или перерегистрации автотранспортного средства. Установление налога
на совершение сделки купли-продажи определенного оборотоспособного имущества
вступает в прямое противоречие с принципом свободного перемещения на всей
территории Российской Федерации товаров, услуг и финансовых средств (п. 3
ст. 1 ГК). Никакими соображениями охраны частных интересов оправдать существование
такого налога нельзя; налицо злоупотребление государством принадлежащими ему
полномочиями, использование их с целью безосновательного пополнения собственного
бюджета.
На территории Москвы взимается также так называемый налог на перепродажу
автотранспортных средств, введенный решением Малого совета московского городского
Совета народных депутатов от 28 июня 1993 г.9 Это также не что иное, как произвол,
творимый на основе федерального законодательства (п. "и" ст. 21 Закона Российской
Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2118-1 "Об основах налоговой системы в Российской
Федерации") и допущенный, как совершенно откровенно сказано в решении, "в
целях финансовой поддержки органов внутренних дел города Москвы". Ставка налога
составляет 5 % от суммы сделки по перепродаже автотранспортного средства.
Налог уплачивается продавцами в момент совершения ими сделки по продаже ранее
зарегистрированных в ГАИ автотранспортных средств. Интересно, что одной из
категорий граждан, освобожденных от уплаты этого налога, являются граждане,
оформившие сделки перепродажи в нотариальном порядке.
Кстати, нотариальное удостоверение сделок, предметом которых является
автомобиль, не является обязательным. Это означает, что, по крайней мере,
вопрос о том, платить государственную пошлину за нотариальное удостоверение
сделок с автомобилями или нет, решен в пользу носителей частных интересов
- контрагентов этих сделок, а отнюдь не в пользу "вездесущего" российского
государства.
Во-вторых, несмотря на все усилия российского Правительства, направленные
на поддержку отечественных производителей автомобилей, российские граждане
предпочитают приобретать автомобили импортные. Это обстоятельство делает весьма
удобным объектом манипулирования нормы таможенного законодательства, в частности
- нормы о понятии таможенных режимов и ставках таможенных пошлин (см. об этом
далее).
Наконец, в-третьих, процедуры технической регистрации и технического
осмотра автомобилей пытаются приспособить для облегчения работы компетентных
государственных органов по выявлению и раскрытию преступлений, предметами
которых являются автомобили. Конечно, раскрытие преступлений работа весьма
и весьма важная, но ее нельзя осуществлять за счет частных лиц, не имеющих
никакого отношения к этим преступлениям.

Вопросы применения отдельных публично-правовых норм "автомобильного"
законодательства

а) Нормы о регистрации (учете) автомобилей в органах ГАИ

Обязательность государственной регистрации в органах ГАИ10 автомототранспортных
средств вообще и автомобилей в частности закреплена постановлением Правительства
РФ от 12 августа 1994 г. N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных
средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации"11.
Как указывалось, случаи регистрации прав на движимое имущество могут быть
предусмотрены только федеральным законом. Но какая регистрация - регистрация
ли субъективных гражданских прав на автомобили - имеется в виду в данном постановлении?
В п. 3 Постановления сказано, что "собственники автомототранспортных
средств, тракторов, самоходных дорожно-строительных и иных машин, а также
прицепов к ним либо лица, от имени собственников владеющие, пользующиеся или
распоряжающиеся на законных основаниях указанными транспортными средствами
(далее - владельцы транспортных средств12), обязаны в установленном порядке
зарегистрировать их или изменить регистрационные данные в Госавтоинспекции
или органах гостехнадзора в течение срока действия регистрационного знака
"Транзит" или в течение 5 суток после приобретения, таможенного оформления,
снятия с учета транспортных средств, замены номерных агрегатов или возникновения
иных обстоятельств, потребовавших изменения регистрационных данных. Предприятия
- изготовители транспортных средств, торговые предприятия или граждане-предприниматели,
осуществляющие торговлю ими на основании лицензий, не регистрируют транспортные
средства, предназначенные для продажи" (выделено автором. В.Б.). Следовательно,
постановление не связывает момент возникновения или прекращения права собственности
на автомобиль с регистрацией в ГАИ факта его принадлежности. Регистрации подлежит
не потенциальный, а уже существующий собственник автомобиля. Автомобили же,
предназначенные для продажи, вообще не регистрируются продавцом на свое имя.
Если считать, что регистрация в ГАИ, предусмотренная постановлением, есть
регистрация прав на движимость в смысле п. 2 ст. 130 ГК, то получится, что
постановление предоставляет право распоряжаться автомобилями лицам, не являющимся
их собственниками. И хотя ничего невозможного в этом нет, все-таки нужно помнить,
что подобные ситуации исчерпывающе оговорены в законе. Случай, описанный в
постановлении, не подпадает ни под одну из них, и это свидетельствует о неправильности
нашего предположения о гражданско-правовом значении регистрации принадлежности
автомобиля в органах ГАИ. На самом деле никакого гражданско-правового значения
такая регистрация не имеет.
Еще более категоричен п. 4 данного постановления: "Регистрация транспортных
средств за юридическим или физическим лицом производится на основании справок-счетов,
выдаваемых предприятиями-изготовителями, торговыми предприятиями, гражданами-предпринимателями,
имеющими лицензии на право торговли транспортными средствами, или иных документов,
удостоверяющих право собственности владельца транспортных средств и подтверждающих
возможность допуска их к эксплуатации на территории Российской Федерации"
(выделено автором. В.Б.).
Итак, право собственности на автомобили возникает и прекращается независимо
от наличия или отсутствия регистрации данного обстоятельства в органах ГАИ.
Однако изданный в развитие данного постановления подзаконный акт - Правила
регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной
автомобильной инспекции, утвержденные приказом МВД РФ от 26 ноября 1996 г.
N 62413, - составлен далеко не в полном соответствии с этим принципом. Между
административно-правовой регистрацией факта принадлежности автомобиля в органах
ГАИ и документами, удостоверяющими право на автомобиль, может появиться своеобразный
"документ-посредник" "паспорт транспортного средства" (в обиходе он именуется
ПТС).
Введена система ПТС постановлением Совета Министров Российской Федерации
от 18 мая 1993 г. N 47714, ч. 2 п. 1 которого устанавливала: "... наличие
указанных паспортов является обязательным условием для регистрации транспортных
средств и допуска их к участию в дорожном движении" (выделено автором. В.Б.).
Идентичное предписание содержится и в п. 1.8 Положения о паспортах транспортных
средств и шасси транспортных средств, утвержденного приказом МВД РФ, ГТК РФ,
Госстандарта РФ от 30 июня 1997 г. N 399/388/19515.
Получается, что для прохождения одной административной процедуры (регистрации)
необходимо предварительно пройти другую административную процедуру (получение
ПТС), причем без прохождения этой второй процедуры собственнику автомобиля
не дадут возможности пройти регистрацию и не разрешат пользоваться автомобилем.
Для ответа на вопрос о законности введения системы ПТС попытаемся понять,
в чем смысл ее введения. В преамбуле изучаемого постановления N477 сказано,
что система ПТС вводится "в целях упорядочения допуска транспортных средств
к эксплуатации на территории Российской Федерации, усиления борьбы с их хищениями
и другими правонарушениями на автомобильном транспорте" (выделено автором.
В.Б.). Вот оно, третье, самое неприятное проявление злоупотребления государства
своими властными полномочиями: с хищениями автомобилей оно, конечно, обязано
бороться и борется, но делает это за счет ущемления прав автомобилистов.
Такой подход нельзя признать правовым. Ведь исполнение обязанностей -
как частных, так и публично-правовых - всегда составляет бремя того, на кого
эти обязанности возложены. Если обязанность бороться с преступлениями общество
возложило на государство, то государство и должно эту обязанность исполнять.
Привлекать к ее исполнению членов общества государство может только при желании
и с согласия последних. Обязывать членов общества содействовать в борьбе с
преступностью государство может только тогда, когда это поручение подкреплено
эффективной системой государственных поощрений и гарантий таким членам общества.
И, во всяком случае, нельзя наказывать за нарушение публично-правовой обязанности
ущемлением частных прав, в том числе и такого из них, как права собственности
- права неприкосновенного и священного.
Кроме того, совершенно неправильно была истолкована на практике формулировка
п. 1.3 Правил регистрации ("Транспортные средства регистрируются только за
юридическими или физическими лицами, указанными в паспорте транспортного средства...").
Сотрудники органов ГАИ восприняли ее как руководство на все случаи жизни,
хотя из последующего текста п. 1.3 ясно, что данное правило применяется только
в случаях, когда иными документами, удостоверяющими право собственности на
автомобиль16, не установлено иное. Если установлено иное или ПТС просто отсутствует,
то транспортное средство должно регистрироваться за лицом, указанным в документах
о праве собственности. Запись в имеющемся ПТС должна исправляться.
Получение ПТС, регистрационного свидетельства и регистрационных знаков
подлежит оплате. Тариф определяется самостоятельно органами исполнительной
власти республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономных
образований, городов Москвы и Санкт-Петербурга. В стоимость выданных документов
и знаков включаются свободная отпускная цена изготовителя продукции (с учетом
НДС), затраты по ее транспортировке и хранению, а также специальный сбор,
связанный с осуществлением этой деятельности органами внутренних дел, величина
которого не должна превышать одного процента минимального годового размера
оплаты труда. Доходы от оплаты за выдачу и замену специальной продукции, прием
экзаменов и проведение технических осмотров автомототранспорта зачисляются
в соответствующие бюджеты и используются по целевому назначению на осуществление
указанной деятельности органов внутренних дел, а также на совершенствование
деятельности местных подразделений государственной автомобильной инспекции
и приобретение ими технических средств и оборудования17.
Таким образом, перед нами еще один случай установления налогоподобного
платежа, причем введенного в обход закона. Несомненно, взимание подобных "плат"
и "сборов" должно быть прекращено. За вещи должен платить тот, кого эти вещи
интересуют. Думается, что немногие владельцы автомобилей согласились бы оплачивать
выдаваемые им документы и знаки, если бы имелась возможность пользоваться
автомобилем без таковых. Но если собственников автомобилей предлагаемые им
документы и знаки не интересуют, то какие существуют основания для того, чтобы
заставлять их оплачивать ненужные предметы?
Почему же никто из владельцев автомобилей не пытается отказаться от прохождения
экзекуционной процедуры регистрации? Все дело в том, что незарегистрированные
в органах ГАИ автотранспортные средства не допускаются к дорожному движению
(подп. "з" п. 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного
движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Указом
Президента РФ от 15 июня 1998 г. N 71118 регистрации хотя и не влияет на моменты
возникновения и прекращения права собственности на автомобиль, но, тем не
менее, может оказать существенное влияние на состав правомочий собственника
автомобиля. Законно или незаконно такое влияние?
На наш взгляд, незаконно, и вот почему. Установив, что без ПТС и (или)
без государственной регистрации принадлежности автомобиля собственник не может
пользоваться своим автомобилем, названные акты затронули сферу юридических
отношений, регламентированную п. 3 ст. 212 ГК. Согласно этой норме, особенности
владения, пользования и распоряжения имуществом в зависимости от того, в чьей
собственности оно находится, могут устанавливаться лишь законом. Ни постановление
Правительства, ни Указ Президента Российской Федерации законами не являются,
а потому установленные ими особенности пользования и распоряжения автомобилями
(включая ПТС и регистрацию), принадлежащими гражданам и организациям, не могут
быть признаны законными.
Нам неизвестны случаи, когда автовладельцы пытались бы доказать право
владения, пользования и распоряжения своими автомобилями независимо от факта
их государственной регистрации в ГАИ. Однако стремление избежать регистрационных
сложностей и налогообложения сформировало весьма странную практику обхода
норм законодательства о передаче права собственности на автомобиль по договору
купли-продажи.

б) Нормы о доверенности "на право управления" автомобилем

В современной российской юридической практике существует целый ряд феноменов,
наименования которых не имеют ничего общего с их сущностью. К числу таких
феноменов, несомненно, относится "доверенность на право управления автомобилем".
Следует сказать, что до недавнего времени возможность существования этого
института и его законность не подвергались сомнениям. Да и сейчас юристы,
пытающиеся критиковать эту категорию, оказываются бессильными перед широчайшей
практикой распространения феномена, обозначаемого ею. Именно такой вывод можно
сделать, в частности, прочитав статью по данному вопросу, опубликованную в
журнале "Законодательство"19.
Авторы же большинства публикаций даже не допускают мысли о том, что авторитет
института "доверенности на право управления автомобилем", которым в настоящее
время пользуются более половины российских автолюбителей, может быть поколеблен.
Как же они понимают суть данного института? Типичным является следующий текст:
"Если вы водите чужую машину по доверенности, то это доверительное управление.
Если вы можете и продать ее по доверенности, то это почти траст20. Если доверенность
делает вас собственником машины, это уже траст" оценить каждое из этих трех
"если", напечатанных в 30 тысячах экземпляров.
Между тем, поводов усомниться в законности и правомерности подобной конструкции
имеется немало. Самый главный повод - это конструкция доверенности, что подчеркнуто
в упомянутой статье А.Г. Барсегяна. Действительно, если доверенность, как
устанавливает ст. 185 ГК, это полномочие представительства, а целью представительства
является совершение сделки представителем от имени представляемого (ст. 182
ГК)21, то доверенности на право управления существовать просто не может, ибо
управление автомобилем не является сделкой.
А.Г. Барсегян называет доверенность на право управления "односторонним
предоставлением права пользования" (автомобилем), соглашаясь при этом с тем,
что к доверенности на право управления автомобилем применяются все нормы ГК,
относящиеся к доверенности. Против такой квалификации нельзя было бы возразить,
ибо ГК известны принципы свободы как договоров, так и односторонних сделок,
если бы не ее внутренняя противоречивость и не противоречие ее потребностям
реальной жизни. А.Г. Барсегян считает, что выдача такой доверенности имеет
целью оформление отношений по предоставлению автомобиля в платное либо бесплатное
пользование, но это не соответствует действительности! На практике выдача
доверенностей только на право управления почти не встречается, как правило,
одновременно предоставляются правомочия распоряжения автомобилем. Да и невозможно
заменить доверенностью документ о правоотношениях по аренде транспортного
средства в порядке разд. 2 3 гл. 34 ГК хотя бы потому, например, что доверенность
можно отозвать во всякое время (п. 2 ст. 188 ГК), а одностороннее изменение
арендодателем правоотношений по аренде транспортного средства не допускается.
Нельзя оформить доверенностью и правоотношения из договора ссуды хотя бы потому,
что для расторжения последнего по инициативе ссудодателя имеются строго определенные
основания (ст. 698 и 699 ГК), в то время как доверенность на право управления
может быть отозвана доверителем-ссудодателем во всякое время.
Доверенность на право управления ценна только в отношениях между "липовым"
поверенным и третьими лицами (например, инспекторами ГАИ). Для последних такая
доверенность доказывает наличие у лица, управляющего автомобилем, разрешения
собственника на такое управление. А на основании чего выдано такое разрешение
- неважно. Доверенность на право управления - не более чем документ, легитимирующий
указанное в нем лицо в качестве управомоченного заместителя собственника в
части осуществления правомочий фактического владения и пользования автомобилем,
иными словами, это своего рода "охранная грамота", необходимая, чтобы убедить
ГАИ в том, что сидящему за рулем хозяин машины добровольно предоставил это
право.
Заметим, что юридической необходимости в такой доверенности нет, ибо
собственником движимого имущества предполагается всякий его фактический владелец.
Поэтому действия сотрудников ГАИ по "задержанию" автомобилей, водители которых
не могут подтвердить свое право на автомобиль, являются незаконными. Сотрудники
милиции имеют столько же прав снимать одежду с граждан, которые не смогли
доказать, что они собственники одежды или что они носят ее с разрешения собственника.
Носишь одежду - предполагается, что она твоя; держишь в кармане кошелек с
деньгами - предполагается, что деньги твои; сидишь в автомобиле - предполагается,
что автомобиль твой. А те, кто думает иначе, пусть доказывают это "иначе"
и надлежащим образом совершают процессуальные действия, приводящие к изъятию
автомобилей у лиц, не являющихся их собственниками. Порядок совершения этих
действий подробно описан в уголовно-процессуальном законодательстве и законодательстве
об исполнительном производстве.
Но, может быть, можно квалифицировать как доверенность документ, содержащий
уполномочие не только на право управления, но и на право распоряжения автомобилем?
Тоже нет, поскольку целью выдачи таких доверенностей является прикрытие сделки
возмездного отчуждения автомобиля по договору купли-продажи или мены. Нужно
выбирать: либо данный документ - это документ о возмездном одностороннем отказе
от права собственности в пользу определенного лица (но такая его квалификация
невозможна, ибо в самой доверенности никогда не упоминается об эквиваленте,
полученном "доверителем" от "поверенного" за выдачу такой "доверенности"),
либо это действительно доверенность, уполномочивающая только на отчуждение
автомобиля по сделке, совершенной поверенным от имени и за счет доверителя
(в части же полномочия на управление документ просто является ничтожным, ибо
нельзя доверить совершение действий, не являющихся сделками). Но в этом случае
нужно признать, что данный документ может быть во всякое время отозван доверителем,
а поверенный вправе отказаться от полученных им полномочий во всякое время.
Что же получается? А получается все очень просто и понятно: нельзя документом
о лично-доверительных, фидуциарных отношениях прикрывать сделки, в основе
которых лежит чистая коммерция. Нужно руководствоваться не формальными признаками
документа, а его существом. Доверенность так названа потому, что это документ,
выданный одним лицом (доверителем), безусловно доверяющим другому лицу (поверенному),
этому последнему с тем, чтобы поверенный изменил правовое положение доверителя.
Сторонами отношений классического представительства по доверенности являются
обычно родственники, знакомые либо лица, состоящие в трудовых отношениях,
но не первые встречные, один из которых желает купить, а второй продать автомобиль.
Полномочие по доверенности вообще не может быть куплено; нельзя получить доверенность,
уплатив за это деньги. "Доверенности" же на право управления и распоряжения
выдаются продавцами автомобилей всякому, кто пожелает приобрести автомобиль
в собственность, и именно в обмен на деньги или иное имущество.
Право распоряжения нужно в этой доверенности не для того, чтобы в последующем
"представитель" совершил сделку по отчуждению автомобиля за счет и в интересах
представляемого (доверителя). Практика показывает, что понятие "продажи автомобиля
по доверенности" означает совершение сделки купли-продажи поверенным с третьим
лицом в отношении себя лично, в собственных интересах и за свой счет. Деньги,
которые "представитель" получает от совершения такой сделки, он не передает
"представляемому"; права и обязанности, возникшие у "представителя" от совершения
такой сделки, на "представляемого" не переходят, а остаются на "представителе".
Где же представительство? Нет его. Где доверенность? Ее тоже нет.
Почему же нормальному заключению нормальной сделки купли-продажи граждане
предпочитают возмездную выдачу-получение доверенности "на право управления
и распоряжения", которая по сути доверенностью не является? Только потому,
что заключение договора купли-продажи автомобиля потребует уплаты налога или
даже нескольких налогов, прохождения регистрации, уплаты сборов за выдачу
новых знаков, а в ряде случаев - и документов на автомобиль и т.д. И чтобы
не связывать себя ограничениями прав пользования и распоряжения автомобилем,
налагаемыми в административном порядке, люди предпочитают совершать то, что
в гражданском праве именуется притворными сделками - сделками, совершенными
с намерением прикрыть другие сделки (п. 2 ст. 170 ГК).
Но если наша квалификация правильна, то к такой сделке (доверенности)
применимы правила о сделке, которую стороны действительно имели в виду, т.
е. о сделке купли-продажи автомобиля. Такие сделки между гражданами должны
заключаться, как справедливо отмечено в статье А.Г. Барсегяна, в письменной
форме, установленной для договора купли-продажи. Договор купли-продажи, состоящий
лишь из одностороннего акта (доверенности), хотя и можно считать заключенным,
но при этом сторонам его в случае возникновения спора нельзя ссылаться в подтверждение
сделки и ее условий на свидетельские показания (п. 1 ст. 162 ГК). Но самое
главное то, что и при такой купле-продаже, оформленной "доверенностью", стороны
должны нести все те правовые последствия, которые предусмотрены для сторон
обычной стандартной купли-продажи - это уплата налогов, регистрация в ГАИ
и т.д. Оформление купли-продажи автомобиля возмездной выдачей доверенности
на право управления и распоряжения не позволяет достичь, с точки зрения гражданского
законодательства, желаемой цели.

в) Нормы о гражданско-правовых последствиях попыток обнаружения
и предупреждения публичных правонарушений автовладельцев

Составы публичных правонарушений, совершенных автовладельцами и влекущих
гражданско-правовые последствия, в основном описаны в Кодексе РСФСР об административных
правонарушениях (КоАП) от 20 июня 1984 г.22; Таможенном кодексе РФ (ТК) от
18 июня 1993 г. N 5221-123; Уголовном кодексе РФ (УК) от 13 июня 1996 г. N
63-ФЗ24. Также существуют еще несколько нормативных актов, предусматривающих
возможность применения к автовладельцам административных мер имущественного
характера. Мы охарактеризуем соответствующие нормы (с точки зрения их законности)
лишь двух наиболее актуальных актов Федерального закона от 10 декабря 1995
г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения"25 и Правил проведения государственного
технического осмотра автомототранспортных средств и прицепов к ним в Российской
Федерации, утвержденных приказом МВД РФ от 5 ноября 1993 г. N 482 (с изменениями)26.
1. Кодекс РСФСР об административных правонарушениях содержит описание
следующих составов публичных правонарушений, совершаемых автовладельцами:
а) эксплуатация автомототранспортных и других передвижных средств с превышением
нормативов содержания загрязняющих веществ в выбросах (ст. 81);
б) проезд по посевам или насаждениям на автомобиле либо тракторе, комбайне
или иной самоходной машине (ст. 96);
в) нарушение правил регистрации транспортных средств; управление транспортными
средствами водителями, не имеющими при себе документов, предусмотренных правилами
дорожного движения; управление водителями транспортными средствами, не зарегистрированными
в установленном порядке, или не прошедшими государственного технического осмотра,
или имеющими неисправности, при наличии которых в соответствии с правилами
дорожного движения запрещается их эксплуатация; управление водителями зарегистрированными
транспортными средствами без государственных регистрационных знаков, а равно
без государственных регистрационных знаков на прицепах грузовых автомобилей;
управление водителями транспортными средствами с нестандартными, нечитаемыми
или установленными с нарушением требований правил дорожного движения государственными
регистрационными знаками; управление водителями транспортными средствами с
подложными государственными регистрационными знаками (ст. 114);
г) установка на автотранспортных средствах устройств для подачи специальных
световых и звуковых сигналов без разрешения Государственной автомобильной
инспекции, установка на автомобилях спереди красных огней, красных светоотражающих
приспособлений или красных светоотражающих материалов, а равно незаконное
использование цветографических схем автомобилей оперативных служб (ст. 114.1);
д) превышение водителями транспортных средств установленной скорости
движения, нарушение правил расположения транспортных средств на проезжей части,
пользования внешними световыми приборами, звуковыми сигналами, ремнями безопасности
или мотошлемами; несоблюдение требований дорожных знаков и разметки проезжей
части, за исключением случаев, указанных в частях четвертой и пятой настоящей
статьи, либо нарушение правил проезда пешеходных переходов, остановки, стоянки,
буксировки или перевозки грузов, проезд на запрещающий сигнал светофора или
регулировщика, несоблюдение требований дорожных знаков "Въезд запрещен", "Движение
запрещено", "Опасность" или нарушение правил обгона, разворота, а также перевозки
людей, пересечение сплошной линии разметки, разделяющей транспортные потоки
противоположных направлений, нарушение правил движения через железнодорожные
переезды, непредоставление преимущества в движении водителям транспортных
средств или пешеходам, имеющим такое право (ст. 115);
е) управление транспортными средствами водителями, находящимися в состоянии
опьянения, а равно передача управления транспортным средством лицу, находящемуся
в состоянии опьянения (ст. 117);
ж) нарушение водителями правил дорожного движения или эксплуатации транспортных
средств, повлекшее причинение легких телесных повреждений или материального
ущерба (ст. 118);
з) управление транспортными средствами лицами, не имеющими права управления
этими средствами, а равно передача управления транспортным средством лицу,
не имеющему права управления, управление транспортными средствами лицами,
лишенными права управления, нарушение правил дорожного движения и эксплуатации
транспортных средств указанными лицами, повлекшее причинение материального
ущерба или причинение легких телесных повреждений (ст. 119);
и) управление транспортными средствами лицами, не имеющими права управления
транспортными средствами и находящимися в состоянии опьянения (ст. 120);
к) участие водителей транспортных средств в групповом передвижении по
дорогам, улицам городов и других населенных пунктов, создающем помехи для
дорожного движения, или с нарушением правил пользования звуковыми сигналами
(ст. 121.1).
Любое из перечисленных правонарушений может быть наказано административным
штрафом; некоторые из правонарушений, перечисленных в п."а", "в" и "д", могут
наказываться предупреждением. Отдельные деяния, названные в п."д", "е" и "ж",
могут наказываться лишением права управления автомобилем на определенный срок.
Как видим, с имущественными интересами непосредственно связано только одно
наказание - наложение административного штрафа. Оно должно осуществляться
в строгом соответствии с правилами производства по делам об административных
правонарушениях, определенных тем же Кодексом.
Однако наряду с перечисленными административными взысканиями в ст. 245
КоАП устанавливается возможность применения к водителям автомобилей таких
мер административного воздействия, как отстранение от управления и задержание
транспортного средства. При этом под задержанием следует понимать запрещение
эксплуатации транспортного средства с помещением его на специально отведенное
охраняемое место (примечание к ст. 245). Последствиями применения данных мер
является, очевидно, нарушение права собственности гражданина на автомобиль,
выражающееся как в лишении гражданина права владения, так и в чинении ему
препятствий в пользовании и распоряжении автомобилем. Законно ли административное
применение подобных мер и следующее за ним умаление права собственности?
Самое распространенное мнение - нет, незаконно. Сторонники этой позиции
ссылаются на п. 3 ст. 35 Конституции РФ, согласно которой "никто не может
быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". Однако применение
данного принципа ограничивается нормой той же Конституции. Пункт 3 ст. 55
гласит: "Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным
законом (но! внимание! - В.Б.) только в той мере, в какой это необходимо в
целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав
и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности
государства" (выделено автором). Идентичное предписание содержится также в
ч. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ. Подчеркиваем, что практика такого "ограничительного"
применения принципа п. 3 ст. 35 Конституции уже получила достаточно широкое
распространение и признание27.
Следовательно, ответ на вопрос о законности административного отстранения
водителя от управления транспортным средством и задержания этого средства
зависит от тех целей, достижение которых допускается административным Кодексом
путем отстранения и задержания. Статья 245 КоАП содержит исчерпывающий перечень
случаев, в которых можно применить отстранение и задержание. Должно быть достаточно
оснований полагать, что а) водитель находится в состоянии опьянения, б) вождение
осуществляется лицом, не имеющим права управления транспортными средствами,
или в)лишенным этого права, или г) не имеющим при себе документов, предусмотренных
правилами дорожного движения, или д) совершившим нарушения, предусмотренные
ч.4, 5 и 7 ст. 114 КоАП РФ (все они касаются нарушения правил регистрации
транспортных средств).
Как упоминалось, публично-правовые начала в регламентации отношений с
участием автовладельцев имеют единственную цель - ограждение от нарушений
путем их предупреждения субъективных гражданских прав и охраняемых гражданским
законом интересов частных лиц. Данный вывод вполне согласуется со ст. 55 Конституции
Российской Федерации. Этой цели отвечают три первых случая возможного применения
отстранения и задержания (что может натворить пьяный за рулем, объяснять не
нужно), но не отвечают два последних (езда без номеров, например, не подпадает
ни под один из шести возможных по Конституции случаев ограничения частных
прав граждан - ею не нарушаются ни основы конституционного строя, ни основы
нравственности и т.д.). Повторим, что государство имеет право облегчать свою
работу учет и контроль за владельцами транспортных средств, предупреждение
и раскрытие угонов и хищений автомобилей, но не за счет ущемления прав автовладельцев.
Предписание ст. 245 КоАП о том, что должностное лицо, задержавшее транспортное
средство, несет ответственность за вред, причиненный его владельцу, только
в случае неправомерного задержания транспортного средства, вполне соответствует
норме ст. 1069 ГК РФ. Обращаем внимание на то, что ответственность за подобный
вред наступает независимо от вины должностного лица.
Порядок задержания транспортных средств устанавливается Министерством
внутренних дел РФ (в настоящее время акта МВД, устанавливающего соответствующие
правила, нет), а порядок их хранения и оплаты хранения - местными органами
исполнительной власти. В Москве к настоящему моменту актом, определяющим не
только порядок хранения и оплаты задержанных автомобилей, но и порядок и основания
их задержания, эвакуации и блокировки (что само по себе незаконно) является
постановление Правительства Москвы от 13 июня 1995 г. N 498 (с последующими
изменениями и дополнениями). Кроме того, в Москве, согласно распоряжениям
мэра Москвы от 28 декабря 1994 г. N 645-РМ и от 3 ноября 1997 г. N 858-РМ28,
применяются задержание и эвакуация брошенных и разукомплектованных транспортных
средств. Если в отношении брошенных транспортных средств это вполне законно
(см. ст. 236 ГК РФ), то в отношении разукомплектованных, но не выброшенных
транспортных средств такие действия, не основанные на нормах федерального
законодательства, прямо нарушают права и законные интересы собственников этих
транспортных средств. Это означает, что действия сотрудников ГАИ и иных должностных
лиц по эвакуации разукомплектованных транспортных средств являются незаконными
и могут быть обжалованы в суд.
2. Таможенный кодекс Российской Федерации. Административные таможенные
правонарушения, предметом которых могут быть не только перемещаемые через
границу товары, но и транспортные средства, указаны в ст. 249-284 ТК.
Отличительной особенностью данной сферы является широкий спектр составов
административных правонарушений, за совершение которых закон предусматривает
применение конфискации не только предметов, с помощью которых совершалось
правонарушение (например, автомобилей со специально оборудованными тайниками
для перевозки контрабанды или автомобилей без таких тайников, но использованных
для перевозки контрабанды), но и транспортных средств, являющихся предметом
правонарушения. Такую конфискацию предусматривают:
ст. 254 (Утрата или недоставление в таможенный орган Российской Федерации
транспортных средств и документов на них)29;
ст. 266 (Нарушение режима склада временного хранения)30;
ст. 271 (Невывоз за пределы таможенной территории Российской Федерации
либо невозвращение на эту территорию транспортных средств, а равно представление
таможенному органу в качестве подтверждения обратного вывоза или обратного
ввоза либо невозможности этого по уважительным причинам, поддельных или недействительных
документов, документов, полученных незаконным путем, либо документов, относящихся
к другим транспортным средствам);
ст. 273 (Неправомерные операции с транспортными средствами, помещенными
под определенный таможенный режим, изменение их состояния, пользование и распоряжение
ими);
ст. 274 (Перемещение через таможенную границу транспортных средств, в
отношении которых применяются меры экономической политики и другие ограничения
в нарушение установленного порядка применения этих мер и ограничений);
ст. 276 (Перемещение транспортных средств через таможенную границу Российской
Федерации помимо таможенного контроля);
ст. 278 (Перемещение транспортных средств через таможенную границу Российской
Федерации с обманным использованием документов или средств идентификации);
ст. 279 (Недекларирование или недостоверное декларирование транспортных
средств);
ст. 280 (Транспортировка, хранение, приобретение транспортных средств,
ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации с нарушениями таможенных
правил, пользование или распоряжение ими)31.
Понятие и общие условия применения конфискации имущества определены в
ст. 243 ГК РФ: "В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно
изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления
или иного правонарушения (конфискация). В случаях, предусмотренных законом,
конфискация может быть произведена в административном порядке. Решение о конфискации,
принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд" (выделено
автором). Статья 29 КоАП уточняет, что предметом конфискации как санкции за
совершение административного правонарушения могут быть как предметы, явившиеся
орудием совершения административного правонарушения, так и предметы, являющиеся
непосредственным объектом этого правонарушения.
Сопрягаются ли упомянутые нормы ГК РФ и КоАП о возможности административной
конфискации с правилами п. 3 ст. 35 и п.3 ст.55 Конституции Российской Федерации?
В отношении правила п. 3 ст. 35 Конституции, несомненно, нет, поскольку "никто
не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда". Что же касается
соответствия Конституции норм ГК РФ и КоАП об административном порядке конфискации
объектов административных правонарушений, то тут сложно дать однозначный ответ.
Совершенно очевидно лишь то, что таможенные правонарушения не посягают на
основы конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов
других лиц и обеспечения обороны страны. Конституционный Суд Российской Федерации
в своем постановлении от 20 мая 1997 г. N 8-П о проверке конституционности
ст. 280 ТК указал, что таможенные правонарушения посягают на основы экономической
безопасности государства, сочтя это обстоятельство достаточным для того, чтобы
признать основательным ограничение права собственности граждан в виде административной
конфискации. Как видим, Конституционный Суд применил расширительное толкование
термина "безопасность".
По нашему мнению, оснований для этого не было. Термин "безопасность"
четко определен в ст. 1 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 г. N 2446-1
"О безопасности"32 интересов личности, общества и государства от внутренних
и внешних угроз". Под жизненно важными интересами понимается "совокупность
потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и
возможности прогрессивного развития личности, общества и государства". Наконец,
к основным объектам безопасности относятся: а) личность - ее права и свободы;
б) общество - его материальные и духовные ценности; в) государство - его конституционный
строй, суверенитет и территориальная целостность. Экономическая система не
отнесена к числу основных объектов безопасности, а потому понятие "экономическая
безопасность" не подпадает под понятие "безопасность".
Таким образом, отличительной чертой административных таможенных правонарушений,
объектом которых выступают транспортные средства, является законодательно
обеспеченная возможность применения такой санкции к правонарушителям, как
конфискация транспортных средств, осуществляемая в административном порядке.
Обращаем особое внимание на то, что к ответственности за таможенные и
иные административные правонарушения могут привлекаться только лица, виновные
в их совершении. Статья 10 КоАП (Понятие административного правонарушения)
определяет административное правонарушение как посягающее на государственный
или общественный порядок, социалистическую собственность, права и свободы
граждан, на установленный порядок управления противоправное виновное (умышленное
или неосторожное) действие либо бездействие, за которое законодательством
предусмотрена административная ответственность. Понятие виновности в административном
праве совпадает с понятием виновности в праве уголовном. Выделяются две формы
вины - умышленная и неосторожная. Административное правонарушение признается
совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный
характер своего действия или бездействия, предвидело его вредные последствия
и желало их или сознательно допускало наступление этих последствий (ст. 11
КоАП). Административное правонарушение признается совершенным по неосторожности,
если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий
своего действия либо бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение
либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно
было и могло их предвидеть (ст. 12 КоАП).
С учетом сказанного следует признать порочной практику применения, в
частности, норм ст. 280 ТК к лицам, являющимся добросовестными приобретателями
транспортных средств, ввезенных на таможенную территорию Российской Федерации
с нарушениями таможенных правил, осуществляющим пользование или распоряжение
этими транспортными средствами. Виновность таких лиц может быть доказана,
но, как правило, она может быть определена всего лишь как небрежность (например,
приобретатель попросил у продавца автомобиля таможенную декларацию с отметкой
об уплате ввозных пошлин, а продавец отказался ее предоставить). Вообще же
на лиц, приобретающих автомобили импортного производства, не возлагается обязанность
проверять законность приобретения автомобиля его отчуждателем. Данное правило
выводится из того уже многократно повторенного обстоятельства, что автомобиль
это движимое имущество. Поэтому приобретателя должно интересовать лишь наличие
имущества (автомобиля) в фактическом владении отчуждателя.
Конфискация транспортных средств, хотя бы и незаконно ввезенных на таможенную
территорию Российской Федерации, у лиц, которые не знали и не должны были
знать об этом (т.е. у добросовестных приобретателей), должно расцениваться
как незаконное лишение собственника его имущества. Статья 301 ГК РФ позволяет
собственнику истребовать такое имущество из незаконного владения всякого лица,
в том числе и у незаконно завладевшего им государства.
3. Согласно Уголовному кодексу РФ, транспортные средства могут быть предметами
различных преступлений. Кроме того, в ряде случаев законодателем выделяется
как юридически значимый факт использования транспортных средств в качестве
орудий преступления. Рассмотрим только первую группу случаев. Это могут быть:
а) хищения транспортных средств (в том числе автомобилей), совершаемые
в разнообразных формах, а также причинение имущественного ущерба транспортному
средству без цели его хищения (ст. 158 - 167);
б) контрабандный ввоз и вывоз автомобилей (ст. 188);
в) нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
(ст. 264);
г) оставление места дорожно-транспортного происшествия лицом, управляющим
транспортным средством и нарушившим правила дорожного движения или эксплуатации
транспортных средств (ст. 265);
д) недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию
с техническими неисправностями (ст. 266);
е) подделка или уничтожение идентификационного номера транспортного средства,
номера кузова, шасси, двигателя, а также подделка государственного регистрационного
знака транспортного средства в целях эксплуатации или сбыта транспортного
средства, а равно сбыт транспортного средства с заведомо поддельным идентификационным
номером, номером кузова, шасси, двигателя или с заведомо поддельным государственным
регистрационным знаком (ст. 326).
Защита частных имущественных прав автовладельцев, потерпевших от совершения
соответствующих преступлений, осуществляется либо путем истребования ими своих
автомобилей из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ), в том числе и
из владения добросовестного приобретателя (ст. 302 ГК РФ)33, либо (если автомобиль
не сохранился или его владелец не установлен) путем предъявления иска о возмещении
вреда, причиненного противоправным действием (ст. 1064 ГК РФ).
Применение мер уголовно-процессуальной репрессии в виде ареста автомобилей
должно осуществляться по правилам, предусмотренным уголовно-процессуальным
законодательством. Применение имущественного наказания в виде конфискации
автомобиля за совершенное автовладельцем преступление может осуществляться
только согласно вступившему в законную силу приговору суда в порядке, установленном
законодательством об исполнительном производстве.
4. Нормами Федерального закона "О безопасности дорожного движения" установлены
следующие законодательные обязанности и ограничения, возлагаемые на собственников
автомобилей, а также на иных их титульных владельцев (на лиц, эксплуатирующих
транспортные средства на законном основании):
а) обязанность по поддержанию транспортных средств, участвующих в дорожном
движении, в технически исправном состоянии (п. 2 ст. 16);
б) обязанность периодически представлять находящиеся в эксплуатации на
территории Российской Федерации и зарегистрированные в установленном порядке
транспортные средства для обязательного государственного технического осмотра
(п. 1 ст. 17);
в) обязанность претерпевать последствия наложенного запрещения эксплуатации
транспортных средств при наличии у них технических неисправностей, создающих
угрозу безопасности дорожного движения, по перечню, установленному Правительством
Российской Федерации34 (п. 1 ст. 19).
Гражданско-правовое обоснование первой из перечисленных обязанностей
найти нетрудно. ГК РФ возлагает на собственника, во-первых, бремя содержания
имущества, во-вторых, риск случайной порчи предмета: ст. 210 закрепляет за
собственниками всякого имущества обязанность поддерживать его в таком техническом
состоянии, которое исключало бы причинение этим имуществом вреда третьим лицам;
ст. 211 не устанавливает каких-либо обязанностей собственника, а закрепляет
лишь тот разумный принцип, согласно которому различного рода случайные неисправности
в чьем-либо имуществе не обязаны устранять не только третьи лица, но даже
и собственник этого имущества. Собственник может устранить случайную порчу
своего имущества, но имеет право этого и не делать, если только такое бездействие
не нарушает принципа, закрепленного в ст. 210 ГК РФ. При этом на основании
закона или договора возможно переложение на третьих лиц как бремени содержания
имущества, так и рисков случайной гибели или повреждения имущества. В случае
с автомобилем таким третьим лицом является, как правило, его арендатор, пользователь
или залогодержатель.
Гражданско-правовая природа административных обязанностей периодического
прохождения государственного технического осмотра (п. "б") и претерпевания
последствий его непрохождения (п. "в") также может быть раскрыта с помощью
ст. 210 ГК. Однако объяснение на основе только этой статьи будет неполным,
ибо по общему правилу собственник самостоятельно оценивает, насколько необходимы
те или иные действия, которые ему предстоит совершить для исполнения предусмотренной
ст. 210 ГК РФ обязанности. Эта статья может быть применена, согласно общему
правилу, лишь при свершившемся факте причинения ненадлежаще содержащимся имуществом
вреда третьему лицу, поскольку предполагается, что всякий собственник поддерживает
свое имущество в нормальном состоянии, если не будет доказано иное. Установление
же для собственника автомобиля обязанности периодически проходить государственный
технический осмотр равнозначно организации государственного контроля за действиями
собственника по исполнению обязанности нести бремя содержания автомобиля.
Техосмотр, таким образом, имеет следующие гражданско-правовые цели:
а) проконтролировать, исполняет ли собственник автомобиля требование
ст. 210 ГК РФ;
б) при выявлении неисполнения обязанности принудить к ее исполнению.
Принуждение к исполнению выражается в том, что транспортные средства,
не отвечающие хотя бы одному из технических требований, установленных законодательством,
считаются неисправными, и их эксплуатация запрещается в установленном действующим
законодательством порядке. Управление транспортными средствами, не прошедшими
государственный технический осмотр в определенные для этого сроки, запрещается
со снятием государственного регистрационного знака (п. 4.9 и 4.14 Правил проведения
государственного технического осмотра автомототранспортных средств и прицепов
к ним в Российской Федерации).
Почему в отношении автомобиля сделано исключение из общего правила о
презумпции соблюдения собственниками ст. 210 ГК РФ и каковы гражданско-правовые
основания такого исключения? В чем разница между последствиями ненадлежащего
содержания автомобиля и, скажем, кухонного шкафа? Прежде всего - в круге субъектов,
на которых могут сказаться эти неблагоприятные последствия. Если у кого-то
шкаф на кухне прогнил и рухнул, то ущерба от этого не понесет никто кроме
самого собственника. Не заменив прогнившую несущую стенку кухонного шкафа,
собственник теряет гораздо больше, чем он потерял бы в случае ремонта этого
шкафа. Технические же неисправности автомобиля могут быть такими, что собственнику
больший ущерб принесет их устранение, нежели езда с этими неисправностями.
В то же время почти любые технические неисправности автомобиля могут сказаться
на имущественном состоянии и состоянии здоровья третьих лиц. Неисправностями
транспортных средств, ставшими предметом отдельного внимания законодателя,
считаются: а)неисправности рулевого управления, б) неисправности тормозной
системы автомобилей, в)негорящие (отсутствующие) фары и задние габаритные
огни35, г)недействующий стеклоочиститель со стороны водителя36 (п. 2.3 Правил
дорожного движения Российской Федерации, утвержденных постановлением Совета
Министров РФ от 23 октября 1993 г. N 1090). Именно перечисленные неисправности
с наибольшей вероятностью могут стать причинами нанесения ущерба третьим лицам.
Помимо указанных недопустимыми являются, на наш взгляд, неисправности
двигателя, приводящие к превышению концентрации вредных веществ в автомобильных
выхлопах, ибо последствием таких неисправностей, имеющих массовый характер,
может стать (особенно в крупных городах, наводненных автомобилями) вредное
воздействие не только на здоровье конкретных людей, проживающих вблизи оживленных
магистралей, но и на озоновый слой атмосферы, а значит, на население города
в целом.
Итак, технические неисправности автомобиля могут стать причиной вредоносного
воздействия на состояние имущества и здоровья как конкретных лиц, так и неопределенного
количества людей (населения). Причем вероятность такого вредоносного воздействия
оказывается более высокой, круг лиц - более широким, а последствия - более
тяжкими, чем в общем случае. Следовательно, законным основанием для ограничения
права собственности на автомобили, выражающегося в установлении для их собственников
обязанности периодического прохождения государственного технического осмотра,
является норма п. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации: гражданские права
могут ограничиваться законом в той мере, в какой это необходимо, в частности,
для охраны здоровья, прав и законных интересов других лиц. Вполне логично
установить ограничения права собственности на предметы, которые, даже будучи
исправными, рассматриваются ГК РФ как источники повышенной опасности. Таким
образом, единственное цивилистическое оправдание и назначение техосмотра,
а также неблагоприятных последствий его непрохождения, выражающихся в ограничительном
административном воздействии государства на права собственников, - предупреждение
вредоносного влияния неисправного автомобиля (предупреждение неблагоприятных
последствий беспечности собственников неисправных автомобилей).
5. Упомянутым ведомственным нормативным актом - Правилами проведения
государственного технического осмотра автомототранспортных средств и прицепов
к ним в Российской Федерации (далее Правила) помимо рассмотренных ограничений,
имеющих законодательную основу, установлены также "самостоятельные" ограничения
права собственности на автомобили. Назовем эти ограничения:
а) изъятие документов, дающих право на управление данным транспортным
средством (документов о праве собственности, паспорта транспортного средства,
регистрационного свидетельства), и задержание транспортного средства "в установленном
порядке". Данное ограничение применяется "при обнаружении признаков подделки
регистрационных документов или документов на право владения, пользования или
управления транспортным средством, расхождении номеров агрегатов с записями
в паспорте транспортного средства и иных регистрационных документах, признаков
спиливания или несанкционированного нанесения номеров на агрегатах и узлах".
Применение этого ограничения сопровождается фиксацией выявленного факта в
акте, составляемом в присутствии понятых, и получением объяснения от водителя
(владельца) транспортного средства (п. 4.2 Правил);
б) контроль за наличием разрешений Государственной инспекции электросвязи
Министерства связи Российской Федерации на установку на транспортных средствах
радиостанций, радиотелефонов и других радиоэлектронных устройств аналогичного
назначения (кроме радиоприемников, магнитофонов и телевизоров) (п. 4. 3 Правил).
Последствия отсутствия таких разрешений Правилами специально не оговариваются,
но, очевидно, они будут теми же, что и в случае непрохождения техосмотра;
в) контроль за своевременностью медицинского переосвидетельствования
водителей (п. 1.3 Правил). Последствия несвоевременного переосвидетельствования
- лишение права управления транспортными средствами;
г) проверка наличия квитанций или платежных поручений об уплате налога,
взимаемого с владельцев транспортных средств и сборов в связи с проведением
государственного технического осмотра (п. 1.3 Правил). Последствия отсутствия
квитанций (платежных поручений) недопущение к прохождению техосмотра.
Проанализируем перечисленные нормы. Требование своевременного медицинского
переосвидетельствования вопросов не вызывает, ибо с его прохождением связано
наличие у лица самого права управления транспортными средствами. Последнее
предоставляется в административном порядке, а значит, в таком же административном
порядке может быть и ограничено, и отобрано. Цивилистических оснований искать
для этого не нужно. А вот каков смысл остальных ограничений?
В пункте 1.3 Правил указано, что основными задачами государственного
технического осмотра, в частности, являются: "... уточнение численности транспортных
средств, их принадлежности и иных регистрационных данных; предупреждение и
пресечение преступлений и административных правонарушений" (выделено автором).
Очевидно, что достижению этих целей служит ограничение "а". Рассматривая подобные
цели, мы уже неоднократно указывали, что стремление к ним (и ко всяким публично-правовым
целям вообще) может приветствоваться только тогда, когда средством их достижения
не является ущемление частных прав и интересов частных лиц - граждан и организаций.
Ни один из случаев возможных ограничений гражданских прав, предусмотренных
ст. 55 Конституции России, не может быть назван родовым по отношению к целям,
перечисленным в п 1.3 Правил.
Что касается проверки наличия разрешений на установку радиоэлектронных
устройств, а также квитанций об уплате налогов и сбора за прохождение техосмотра,
то ограничения такого рода являются незаконными. Контроль за наличием разрешений
на радиоэлектронные устройства и за соблюдением налоговой дисциплины не входит
в компетенцию органов внутренних дел вообще и органов ГАИ в частности (см.
об этом п. 12 Положения о Государственной инспекции безопасности дорожного
движения Министерства внутренних дел РФ, утвержденного Указом Президента РФ
от 15 июня 1998 г. N 711).
Установление сбора за прохождение техосмотра - особого налогоподобного
платежа - само по себя является незаконным. Поэтому контроль за выполнением
данного незаконного требования и тем более понуждение к его совершению должны
рассматриваться как незаконные действия.

В.А.Белов

-----------------------------
1. Обращаем внимание на то, что формулировка нормы ч. 2 п.1 ст. 130 ГК
допускает двоякое толкование в вопросе о том, к каким существительным относятся
cлова "подлежащие государственной регистрации" только ли к воздушным и морским
судам (как это сделано в нашем перечне), или также к судам внутреннего плавания
и космическим объектам.
2. Сказанное здесь и далее применимо к автомобилям как легковым, так
и грузовым, а также к автобусам и прицепам. В дальнейшем основное внимание
будет сосредоточено именно на легковых автомобилях как наиболее часто встречающихся
объектах права собственности граждан.
3. Хотя такие объекты существуют - это земля и природные ресурсы (п.
3 ст. 129 ГК).
4. Не путать с "управлением по доверенности", см. об этом далее.
5. Принцип отсутствия ограничений на количество предметов и стоимость
имущества граждан и организаций установлен п. 2 ст. 213 ГК.
6. Исключение составляют лишь те из них, которые представляют собой состав
уголовно-наказуемых деяний (преступлений). Но и в этом случае грахаданские
права на автомобиль не могут быть изменены, ограничены или прекращены иначе,
как по вступившему в законную силу решению суда или арбитражного суда, а также
вступившему в законную силу приговору суда.
7. СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873.
8. Закон Рф от 18 октября 1991 г. N 1759-1 "О дорожных фондах в Российской
Федерации" (с изм. и доп. от 25 декабря 1992 г.,1 июля, 11 ноября 1994 г.,23
июня, 22 августа, 27 декабря 1995 г., 26 февраля, 26 мая 1997 г., 28 марта,
27 июня 1998 г.).
9. Текст решения официально не опубликован. Использован текст, содержащийся
в СПС "Гарант".
10. Кроме органов ГАИ регистрацию автомототранспортных средств осуществляют
(в специально установленных случаях) также органы гостехнадзора, таможни и
военной автоинспекции (ВАИ). Далее, подразумевая это, будем говорить о регистрации
в органах ГАИ.
11. СЗ РФ. 1994. N 17. Ст. 1999.
12. Можно понять по-разному, к кому относится категория "владельцы транспортных
средств" - только к лицам, владеющим с санкции собственника, или также к собственникам.
Учитывая то, что право собственности в субъективном смысле предполагает включение
в его состав правомочия владения, полагаем, что было бы правильным толковать
категорию "владельцы расширительно, т.е. распространить ее и на собственников
автомобилей.
13. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
1997. N 2, 15.
14. Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1993. N 21. Ст. 1915;
СЗ РФ. 1996. N 51. Ст. 5805.
15. Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.
1997. N 15.
16. Рекомендуем обратить внимание на п. 1.6-1.9, 1.11 и 1.12, которые
устанавливают требования, предъявляемые к оформлению "иных документов".
17. См. об этом: постановление Правительства РФот 8 апреля 1992 г. "О
некоторых вопросах, связанных с эксплуатацией автомототранспорта в Российской
Федерации" (с послед., изменениями).
18. Российская газета. 1998.23 июня.
19. См.: Барсегян А.Г Необходимо ли нотариально заверять доверенность
на право управления автомобилем //Законодательство. 1997. N 6. С. 86-88.
20. Алехин Б. Траст на рынке ценных бумаг. // Рынок ценных бумаг. 1998.
N 8. С. 55.
21. Сделка представителя, совершенная им с третьим лицом от имени и за
счет представляемого, - это именно цель представительства (см.: Гражданское
право: Учебник// Под ред. Е.А. Суханова, 2-е изд. М" 1998. Т 1. С. 397-398),
а не определение представительства, как полагают А.Г Барсегян (Указ. публ.
С. 87) и другие исследователи. Определения понятия "представительство" не
содержалось ни в одном прежнем российском ГК, нет его и в современном Кодексе.
22. Использован текст, содержащийся в СПС "Гарант".
23. Там же.
24. Там же.
25. СЗ РФ. 1995. N 50. Ст. 4873.
26. Приказ МВД РФ от 5 ноября 1993 г. N 482 "О мерах по реализации постановления
Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 30 августа 1993 г.
N 874" (с изм. и доп. от 26 декабря 1994 г., 15 апреля 1996 г.)//Бюллетень
нормативных актов министерств и ведомств РФ". 1994. N 2. 1995. N 4.
27. См., напр.: определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного
Суда РФ от 3 февраля 1997 г. и от 4 июня 1997 г. //СПС "Гарант". В данных
определениях признаны незаконными действия сотрудников ГАИ, эвакуировавших
автомобиль на штрафную стоянку и заблокировавших колеса автомобиля по причине
его неправильной парковки, т.е. в случае, не предусмотренном федеральным законом.
28. Там же.
29. В статье названы только те правонарушения,которые могут быть совершены
владельцами транспортных средств и предметом которых являются именно транспортные
средства.
30. Постановление Конституционного суда РФ от 11 марта 1998 г. N 8-П
(см. СПС "Гарант") ст. 266 Таможенного кодекса РФ признана не соответствующей
ст. 19 (ч. 1 и 2), ст. 35 (ч. 1 и 3) и ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, поскольку
она предусматривает в качестве меры административной ответственности конфискацию
товаров и транспортных средств, назначаемую без судебного решения и являющейся
несоразмерной деянию, указанному в статье.
31. Конституционным Судом Российской Федерации осуществлялась проверка
соответствия данной нормы данной статьи Конституции Российской Федерации.
По итогам проверки вынесено постановление от 20 мая 1997 г. N 8-П,которым
ст. 280 Таможенного кодекса РФ признана не противоречащей Конституции РФ (
см. СПС "Гарант").
32. Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992.
N 15. Ст. 769; 1993. N 2. Ст. 77; Собрание актов Президента и Правительства
РФ. 1993. N 52. Cn& 5086&
33. Обращаем внимание на случай, когда автомобиль похищен у лица, управлявшего
им "по доверенности", или иного законного владельца, не являющегося его собственником.
Данное лицо вправе истребовать автомобиль у всякого лица, в том числе добросовестного
приобретателя ( ст. 302 и 305 ГК РФ), а вот собственник вправе предъявлять
виндикационный иск только к приобретателю недобросовестному, ибо из обладания
собственником автомобиль выбыл по его, собственника, воле.
34. В настоящее время этот перечень установлен Приложением к Основным
положениям по допуску транспортных средств к эксплуатации и обязанностям должностных
лиц по обеспечению безопасности дорожного движения, утвержденным постановлением
Совета Министров Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090//Собрание
актов Президента и Правительства РФ. 1993. N 47.Ст. 4531.
35. При следовании по дорогам без искусственного освещения в темное время
суток или в условиях недостаточной видимости.
36. Во время дождя или снегопада.

Опубликовано 26 января 2005 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.