ИЗ ИСТОРИИ НЕНЦЕВ СЕВЕРНОГО КРАЯ

Актуальные публикации по вопросам культуры России.

NEW КУЛЬТУРА РОССИИ


КУЛЬТУРА РОССИИ: новые материалы (2024)

Меню для авторов

КУЛЬТУРА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИЗ ИСТОРИИ НЕНЦЕВ СЕВЕРНОГО КРАЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! Звёздная жизнь


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-27
Источник: Исторический журнал, № 10, Октябрь 1938, C. 77-84

1

По вопросу о происхождении ненцев (самоедов) писалось в свое время много статей, выдвигалось много теорий. Наиболее достоверным является мнение, указывающее на то, что ненцы находились в Северном крае уже в X-XI веках. С этой точки зрения правильно утверждение Н. Ю. Зографа, что ненцы принадлежат к монголам и видоизменились под влиянием полярного климата.

Некоторые факты исторического прошлого указывают на то, что ненцы с их тундрами, богатыми дорогой северной пушниной - главным образом песцами и соболями - интересовали не только русских царей, по и новгородских купцов, начиная с XI-XII веков. Знаменитые новгородские миллионеры братья Мирошкиничи добывали пушнину на Севере. В XIII веке Мезенский и Печорский районы представляли собой волости Великого Новгорода на правах колоний, так же как Великие Луки или Бежицы. В летописях о Югре, например в Ипатьевском списке 1114 года, говорится: "Много мужей старых ходили за Югру и за Самаядь" и "люди есть язык нем и седять с самоядью на полуночных странах". Кроме того большое количество развалившихся крестов и хижин у берегов Белого моря и Печоры, относящихся к XIV-XV векам, указывает на массовое посещение Северной тундры русскими купцами.

Если до конца XV века посещение северных тундр новгородскими купцами носило эпизодический характер и туда отправлялись лишь отдельные торговые экспедиции, то с падением Новгорода в конце XV века посещение Севера московскими купцами носит более закономерный характер. Это свидетельствует о том, что политика Новгорода по отношению к ненцам сводилась к эпизодическим грабежам, а политика Московского государства была направлена на присоединение ненцев к государству, на ликвидацию их самостоятельности, на ограбление их при помощи налогов (ясака). Эту разницу ненцы начали чувствовать особенно остро со времени Ивана Грозного. Колониальная политика Ивана Грозного на Севере частично уже уничтожила самостоятельность ненцев. В 70-х годах XVI века ненцам об'явили указ Ивана Грозного о том, что они получают право на тундры. Появление такого указа было обусловлено, во-первых, борьбой между коми-зырянами и ненцами за пастбища, а во-вторых, попыткой навсегда присоединить ненцев к Московскому государству, заставить их выплачивать в его пользу определенную сумму налогов.

Однако царские указы не распространялись на ограничение разбойного характера ограбления ненцев купцами, среди которых главную роль играли Строгановы, Холмогорские и Чардынские. Первенствующая роль купца в эксплоатации ненцев проходит красной нитью через всю историю ненецкого народа. Самым универсальным, самым подлым хищником ненцев был всегда купец. С XVI по XX век монопольное право на эксплоатацию ненца принадлежало купцу. Ненавистью к купцу наполнены все ненецкие народные легенды о русском "большом барине-купце". Эпос ненецкого народа рисует купца подлого, хитрого, спаивающего ненца и приобретающего за бесценок, обманным путем самое дорогое для него - пушнину. Одну такую картинку описывает очевидец Иславин: "Прибывших иноверцев (ненцев) в Обдорск встречал переводчик, который получал хорошее жалование в конторе, вводил в дом купца, стоявшего от главного кабака всего в нескольких саженях. Не говоря ни слова, самоеды входили в теплые горницы гостеприимных хозяев и тотчас же снимали верхнее платье... Немедленно им подавалось по стакану водки и закуска, состоявшая из целых замороженных рыб. Поевши плотно, самоеды предавались глубокому сну. Спустя несколько часов они просыпались, и тогда же начиналось дело. Гостям снова подавали водки, после чего через переводчика начиналась торговля. Торговались иноверцы не крепко, и товар их всегда доставался за бесценок. Я был свидетелем, как за два с половиной ведра водки, сивушной отравы, была куплена бобровая женская ягуша. При таких огромных барышах откуп (купец), конечно, должен был делиться с властями, городничим исправником, обдорским заседателем и прочими"1 .

Кроме русского купца ненца грабил и "свой брат" в лице тундрового кулака, а также совершавший разбойничьи набеги зырянский кулак. По этому поводу среди ненцев сохранилась одна оригинальная легенда о герое Негециатто, который

1 "Русская старина", стр. 380 - 381. Октябрь 1891 года.

стр. 77


Национальный костюм женщины-ненки.

Музеи народов СССР.

отомстил зырянскому разбойнику не только за убитого отца, но и за ненцев вообще.

Однако было бы наивно предполагать, что купец был независимым хозяином в тундре. Действия купца, какой бы характер они ни носили, санкционировались соответствующими представителями царской власти. Официальная власть грабила ненцев при помощи налогов, которые собирались с помощью местных кулаков - союзников русского царя. Русские цари, кроме налогов, иногда интересовались и живыми людьми. Так например в 1717 году Петр I как диковину изволил подарить герцогу Флорентийскому молодую пару ненцев (мужчину и женщину) в национальных костюмах.

Больших размеров поборы ясака с ненцев достигли в 30 - 50-е годы XIX века. К этому времени относится и борьба ненецкого народа против царского гнета, В эти же годы усиливается эксплоатация ненца тундровым кулаком. Так, уже в 40-х годах XIX века мы насчитываем 147 кулацких хозяйств с количеством батраков в 576 человек при общем количестве населения в 6 тысяч человек. Условия жизни батраков были далеко не легкими. Вот что пишет В. Иславин: "Из условий, заключенных между кулаком и работником - самоедами, - видно, что плата наличными деньгами составляла 2427 руб. 59 1/2 коп. серебром, назначенных 576 работникам со стороны 147 хозяев. Так что хозяин в сложности платит одному рабочему по 4 руб. 21 3/4 коп. серебром в год. Наибольшая плата, какую хозяин соглашается платить самому способному рабочему, никогда не превышает 15 - 18 руб. серебром в год"1 .

К этому количеству батраков нужно еще прибавить довольно большое количество батраков, работавших в церковных хозяйствах, а также батрачество, порождаемое спецификой быта ненцев. В ту пору среди ненцев господствовал родовой быт со всеми вытекающими из него формами родовых отношений. По обычаям ненцев, сироты находили себе приют у богатого родственника, и такой родственник от них не должен был отказываться. По тем же обычаям, сироты обязаны были без всяких возражений исполнять волю своего "кормильца". В силу этого бедные родственники составляли своеобразный разряд батраков кулака. Таких богачей в северных тундрах было немало, среди них были некоторые, которые имели по 30 тысяч голов оленей. К крупным тундровым кулакам XIX века принадлежали ненецкие старшины - союзники русского самодержавия: Тенка Ванхозе, Пиет Ходина, Ханку, Таеруму, Ньюсизи, Ян, Бору и т. д. Эти союзники играли решающую роль в порабощении трудового ненецкого народа. Они были первыми в проведении крещении ненцев и первыми в подавлении восстания ненцев против царизма.

О союзе верхушки ненецкого населения с царизмом говорят ненецкие былины и сказки. Вот содержание одной из них: "Однажды, когда между ненцами и войсками царя началась война, царь пригласил к себе ненецкого богатыря и сказал:

- Ты убивал сто человек одни. Теперь помоги нам. Дадим тебе копье, стрелы, меч по твоей силе, кольчугу.

Богатырь стал во главе русских отрядов и разбил враждебные царю ненецкие войска. После царь пригласил его к себе. Он так сказал:

- Где твои жены? Их надо сюда, Я сказал:

- Через месяц будут здесь. Еще царь так сказал:

- Чего хочешь ты?

И дал мне много разной одежды"2 .

Вот другая сказка, отражающая борьбу верхушки оленеводов в союзе с царем против восставшего народа. "Царь сказал мне:

1 В. И. Иславин "Самоеды в домашнем и общественном быту". 1947.

2 "Ненецкие сказки", стр. 27 - 28. 1936.

стр. 78
- Ты хорошо помог, даю тебе бумагу. Взял я бумагу, уехал обратно, стал жить в своих чумах".

Все эти сказки указывают на приспособление ненецкого кулака к русскому правительству, которое при помощи всевозможных средств создавало себе социальную опору в тундре за счет этой верхушки. Методы колониального порабощения ненцев при помощи союза с ненецкой верхушкой находили самое широкое применение в тундре в XIX веке. Это облегчило царизму не только крещение ненцев, но и подавление восстания Вауля в середине XIX века. Эти два вопроса тесло связаны друг с другом. Насильственное крещение ненцев, тянувшееся в продолжение целых столетий, сыграло большую роль в подготовке восстания Вауля. Начало крещения ненцев относится ко 2-й половине XVI века, но результаты были достигнуты только во 2-й половине XIX века, 31 января 1597 года царь Федор Иванович специальным указом приказал воеводе Пустозерскому-Стольнику, князю Василию Ухтомскому "призывать самоедов и других вер иноземцев и крестьян в православную веру"1 . Однако в то время в тундре этот указ Федора Ивановича не увенчался успехом. Это об'ясняется тем, что в XVI веке процесс колонизации тундры только еще начинался и позиции царя были слабы. "Это царское распоряжение, очевидно, так и осталось без последствия, по крайней мере мы не видели среди самоедов признаков христианства до конца прошлого столетия, т. е. до 1800 года"2 .

Тем не менее царизм всемерно стремился превратить ненцев в православных христиан и отдавал об этом указ за указом, распоряжение за распоряжением. Так, в 1740 году, от 16 января, Анна Иоанновна издала указ синоду: "Для обучения православного и приведения в веру греческую исповедания мордовского, чувашского, лопарского и самоедского народов надлежит употребить таких людей, которые бы языки их знали"3 . Из этого видно, что правительство изменило свою тактику, учитывая трудности крещения ненцев. Реализуя данный указ, синод вынес решение, предложив архангельской епархии "добрать 15 молодых людей, обучать их самоедскому языку и, когда они приспеют в возрасте, отправить в сане священников и дьяконов к самоедам - вести проповеди, но на это никто не решился"4 .

Попытку создания кадров духовенства из среды самих ненцев делает миссионер епископ архангельский Вениамин, который в 1774 году "с согласия местного гражданского начальства поместил в Архангельской духовной семинарии несколько самоедских мальчиков (больше 20 человек. - В. К. ), надеясь после окончания курса посвятить их в сан священников и дьяконов и отправить в Мезеньские тундры для проповеди вечно коснеющим (??!) во тьме язычества... Эта попытка преосв. Вениамина подавала надежду на ее осуществление. Семинаристы-самоеды учились хорошо и достигли уже классов риторики и философии, но, к сожалению условия общежития (комнатный стесной воздух), не сродная пища (особенно в посты и проч.) самым губительным образом отразились на их здравии, они все один за другим вскоре перемерли"5 .

Эта неудача не смутила синод и архангельскую епархию. В 1824 году, 5 августа, синод выработал и утвердил "Правила о крещении самоедов", некоторые пункты которых говорят о ставке синода на зажиточную часть населения для внедрения

 

Национальный костюм ненца.

Музей народов СССР.

1 "Акты исторические". Т. I, стр. 466.

2 "Архангельские епархиальные ведомости". 1897.

3 Там же, стр. 206.

4 Там же, стр. 207.

5 Там же, стр. 203 (подчеркнуто мною. В. К. ).

стр. 79

Загон ненецкого стада оленей.

Музей народов СССР.

христианства среди ненцев. Привожу отельные пункты:

"п. 1. Обращение самоедов в христианскую веру всего проще и благонадежнее начать с их старшин и богачей, ибо при посредстве их легко было бы обратить и весь самоедский народ..."

"п. 2. Войти в обращение, как вообще с оленеводами, так и особливо с их старшинами и богачами... и через кротость и благотворительность и другие пасторские добродетели снискать у них доверенность..."

Церковь, рекомендуя передвижные церкви, учитывала специальные условия кочевых народов тундры.

"п. 3. Дать священникам на первый случай две передвижных церкви для отправления службы в кочевьях самоедских и священнослужителей, с двумя причетниками. Сим образом многие из самоедов привлекутся к церкви и примут священное крещение"1 .

В XIX веке, когда царизм окончательно завоевал и изучил тундру, он прекрасно учел роль кулака и его влияние среди самоедов в лице старшин и отдельных богачей. Царизм понял, что без привлечения последних на свою сторону добиться положительного результата в вопросе крещения ненцев невозможно. Русский царизм и церковь, взяв курс в крещении ненцев на зажиточную часть, уже через несколько десятков лет добились больших результатов.

Получив от синода правила и распоряжения, архангельское духовенство в боевом порядке принялось за практическое осуществление их. Группа попов и монахов во главе с архангельским епископом Вениамином в качестве миссионеров отправилась в тундру к трудящимся ненцам. Миссионеры на пловучих и передвижных церквах преследовали ненцев проповедями и беседами о святом евангелии. "Осенью на оленях, а летом на лодках с подвижною церковью, со всем необходимым для совершения св. обрядов крещения выезжают духовники к стоянкам самоедов"2 , - пишет Иславин.

Православное духовенство пыталось утверждать, что большинство ненецкого народа принимало православие с великой охотой, что оно (духовенство) якобы не применяло насилия, а вело работу только в форме пропаганды и бесед с людьми, "закостенелыми во тьме и язычестве". Факты, ставшие известными со времени революции, дают возможность рассмотреть весь процесс деятельности русского попа в тундре, начиная с деятельности первых миссионеров, возглавляемых Вениамином. В 1825 году миссионеры, направившиеся в тундру, приступили к "практической" работе, одновременно изучая и ненецкий язык. Отношение ненцев к миссионерам и к проповеди христианства видно из документов, сохранившихся от непосредственных участников этого "божьего" дела. "Самоеды населения Неси упорно отказываются не только креститься, но и наотрез отказались даже слушать проповедь"3 , - пишет Вениамин. В другом месте он отмечает, что когда миссионеры, идя за все уходящими ненцами, нашали их в глубокой тундре под Обдорском и стали совершать богослужение, предлагая крещение, "самоеды настолько враждебно отнеслись, что нарочно уезжали в самые далекие кочевья (например на Уральский хребет), чтобы только не слу-

1 "Архангельские епархиальные ведомости", стр. 111 - 112.

2 В. И. Иславин "Самоеды в домашнем и общественном быту". 1847.

3 "Архангельские епархиальные ведомости", стр. 292. 1897.

стр. 80
шать проповеди о Христе"1 . И дальше тот же Вениамин сообщает: "Самоеды, прибывшие в Пустозерск в начале 1827 года для взноса ясака, оказались настолько упорными, что решительно отказались от всяких бесед с миссионерами, говоря: "Мы не хотим креститься, нам нужно ехать в Чум". Миссионеры соглашались следовать за ними в тундру, но и здесь же получали тот самый отказ слушать беседу миссионеров"2 .

В Канинской тундре старшина Хохоля Баракулев принял крещение, однако канинские ненцы категорически отказались последовать его примеру, и, больше того, пользуясь своей родовой "демократией", они попытались даже ему угрожать лишением его поста старшины. Конечно, это осталось только угрозой, так как, закабаленные этим же старшиной Баракулевым, ненцы привести в исполнение своей угрозы в действительности не могли. Не ограничиваясь указанными формами обращения, русские попы применяли в своей "работе" и популярный метод шантажа, метод "чудес". В сохранившихся материалах имеется рассказ о том, как в день праздника "крещения" миссионеры во главе с Вениамином во время молебна "исцелили" ненку Былкину. Весть о "чуде" ненецкие старшины и богачи разносили и передавали из уст в уста, создавая Вениамину авторитет и популярность среди массы ненцев.

Внедрение христианства сопровождалось со стороны миссионеров уничтожением ненецких богов - Сэди. В 1827 году в роще "Козмин Переделок" было сожжено 600 деревянных идолов, на острове Вайгач - 820 идолов, несколько сот - на Паорковских горах и т. д.; миссионеры применяли и подкупы: ненцам раздавались рубашки, крестики. От "мирных" форм работы ненецкие миссионеры по подобию своих собратьев из казанской епархии, бросавших татар в свои монастырские тюрьмы, и новгородских епископов, посылавших еретиков на виселицы, вскоре также перешли к более радикальным формам. Очень часто "упорные" ненцы подвергались наказанию со стороны начальства (тюремному заключению, наложению штрафов). При аресте народный вождь Вауль был об'явлен разбойником, грабителем и еретиком.

Рассматривая процесс внедрения христианства, необходимо остановиться на роли шамана. Шаман - представитель ненецкой верхушки - являлся не только духовным пастырем среди ненцев, но и врачом-ветеринаром. Русский поп оказался конкурентом шамана. Шаман вынужден был уйти в подполье, и его огромное влияние сохранялось почти до наших дней.

В конце концов сопротивление ненцев было сломлено и русский поп, за плечами которого стоял русский разбойник-крепостник, одержал победу. Штрафы, тюрьмы, насилия, шантаж и обман сломили сопротивление ненцев. Фронт был прорван, силы были распылены, и ненцы начали сдаваться. Под угрозами богача, под кнутом крепостника ненцы приняли православие. Кульминационной точки обращение в христианство достигло в 1830 году. Так, в 1826 году миссионерами было крещено 750 ненцев, а к июню 1830 года было завербовано в число православных христиан 3300 человек3 . Эти цифры достаточно ярко отражают эволюцию процесса. 7 июля 1830 года первая партия миссионеров под руководством Вениамина возвратилась в Архангельск с победой и барышами. В том же, 1830 году была намечена, по плану, постройка трех церквей для обслуживания ненцев; через 2 года они были построены.

Разорив и обманув не одну тысячу темных, забитых людей, бросив в тюрьмы и лишив жизни не один десяток ненцев, царизм воздвигнул, наконец, в тундре здание христианства. Церковь стала не только защитником господствующих классов в тундре, но и превратилась сама в кулака-мироеда - эксплоататора. По сообщению Ситникова, пришедшего на смену Вениамину в 1864 году, "при четырех церквах, находящихся в тундрах, есть стадо оленей, число этих оленей простирается до 6 тысяч голов"4 . К 1870 году православные церкви в тундрах имели в своем распоряжении до 20 тысяч оленей, а к 1913 году число оленей доходило до 36 тысяч голов. Число работников постепенно с 50 увеличилось до 350 человек. Процесс крещения ненцев окончательно завершил процесс колонизации тундры.

2

Крещение ненцев сыграло решающую роль в подготовке восстания Вауля. Восстание Вауля было прямым ответом на колониальную, грабительскую политику русского самодержавия в тундре. Опубликованные Боршем, Иславиным и Журавским материалы о восстании Вауля, а также материалы, хранящиеся в ленинградском Центральном историческом архиве, донесения архангельского генерал-губернатора о "Вауле-разбойнике" дают возможность констатировать следующее.

1 "Архангельские епархиальные ведомости", стр. 357.

2 Там же, стр. 292.

3 Там же, стр. 282.

4 "Православное обозрение" за 1864 год, стр. 199.

стр. 81
Первые восстания среди ненцев против сборов ясака начались в начале XIX века. По всей вероятности, организаторами этих стихийных выступлении были шаманы. Это видно по некоторым намекам в материалах архангельской епархии. Как раз в это время крещение принимает особенно широкие размеры. Массовое восстание, руководимое Ваулем, носило характер политический. Программа восстания определяется непосредственными действиями масс, а не писанными документами, которых, конечно, нет. Может быть, где-нибудь в Архангельском, Тобольском или Ленинградском архивах будут обнаружены дополнительные материалы по данному вопросу, но мы твердо убеждены, что они не будут противоречить нашим выводам.

Первое выступление Вауля нужно отнести к концу 30-х годов XIX века. Восстание Вауля характеризуется массовостью и организованностью. Вауль пользовался огромным авторитетом среди ненцев. За ним шла подавляющая масса ненецкого народа. Описания очевидцев настроения и тактики властей Обдорска в момент восстания Вауля дают право делать заключения о размерах восстания Вауля. "Ведь за ним все самоеды пойдут, если он захочет"1 - заявляли в панике обдорские власти. Содержание программы основных лозунгов, за которыми шла беднейшая ненецкая масса, в основном сводится к борьбе за освобождение от эксплоатации феодалом и торговцем, за независимость тундры и против налогов (ясака), взимаемых в пользу русских феодалов и попов. Борьба с ненецким богатеем, выросшим за счет разорения ненецкого населения, также имела место, но затемнялась родовой враждой.

В своем описании этого восстания буржуазный историк Борш пишет о Вауле: "Кто же был этот страшный Вауль? Это была действительно весьма значительная между дикарями личность, уже давно знакомая всему краю и властям. В начале 1840 года в Березовской тюрьме, находящейся при помещении полиции и не огороженной даже тыном, можно было видеть арестанта-самоеда лет под 40, среднего роста, крепко сложенного, с красивым и энергичным лицом, с весьма умными глазами. Это был Вауль. Он судился за грабеж... Живя на отдаленных тундрах, этот человек набрал себе шайку послушных земляков и с ней раз'езжал по соседям, отнимая у богатых оленей и раздавая их неимущим... Но, что всего замечательнее, Вауль везде и всем проповедывал необходимость отделиться от русских, не платить им ясака и отобрать у них все занятые ими земли". И дальше: "Шел в Обдорск он с тем, чтобы взять его, отобрать сданный ясак и раздать его обратно, а самому сделаться полновластным господином, уничтожай ненавистного ему князя Таймина"2 . Из этих слов видно, что даже в описании буржуазного историка Вауль выступает как вождь широких масс бедноты.

За ним шла ненецкая масса, боровшаяся на два фронта: против русского царизма и против собственного богача. Восстание Вауля охватило беднейшие массы ненецкого населения. Число участников движения Вауля доходило до 2 тысяч человек.

Во время обдорской ярмарки Вауль с указанной выше целью - отобрать ясак и вернуть его ненцам - двинулся на Обдорск, довольно укрепленный город. Городские власти вначале растерялись, так как не располагали достаточными силами для обороны. Это выступление Вауля и панику властей Обдорска описывает тот же Борш: "Верстах в 30 - 40 от города появился с многочисленной ватагой известный уже правительству грабитель Вауль Пиеттоми, кто-то был в стане разбойника и видел его лично. Нарт (сани) множество, в каждой по три-четыре оленя, пики как лес стоят, собирается Вауль сюда, скоро придет... Всполошились власти. Безмятежный исправник "Митька", как его здесь звали, совсем растерялся. Березовцы тоже всполошились, возьмут Обдорск, придут сюда, все отнимут, вконец разорят"3 .

Силы Вауля превосходили силы обдорских и борезовских властей, в распоряжении которых было немного больше 100 казаков. Выход из создавшегося положения нашел торговец - кулак Нечаевский, взявший на себя роль предателя и неплохо исполнивший ее. Нечаевский был лично знаком с Ваулем и пользовался его доверием. Он отправился в стан Вауля и уверил его в том, что прибыл с единственной целью - помочь Ваулю взять Обдорск, свергнуть князя и отобрать ясак. Вауль выслушал его сначала недоверчиво и отнесся подозрительно к его планам. Был собран главный совет участников восстания, на котором большинство также высказало недоверие к Нечаевскому, но хитрый пройдоха сумел втереться в доверие к восставшим и убедить их в своих добрых намерениях. После долгих споров Вауль с группой самых близких 18 товарищей вме-

1 "Русская старина", стр. 882.

2 "Русская старина", стр. 383 (подчеркнуто мною. - В. К. ).

3 Там же, стр. 354. 1897.

стр. 82

Ненецкие чумы.

Музей народов СССР.

сте с Нечаевским отправился в Обдорск. Войдя в город, Нечаевский предложил зайти к нему в дом отдохнуть и наметить план действий. Не успел Вауль переступить порог дома, как дверь быстро закрылась за ним и сопровождавшие его люди были отрезаны от него. На Вауля сразу набросилось несколько человек, в том числе и Нечаевский. После долгих сопротивлений Вауль был избит и связан веревками. Ненцы, оставшиеся на улице, были окружены полицией и казаками и убиты. Они оказали мужественное сопротивление неожиданным противникам. Особенную храбрость в уличном бою проявил лучший друг Вауля - Садома, который продолжал сопротивляться, даже получив несколько ран. Урядник Шахов убил его сзади ударом шашки по голове. Закованный Вауль был отправлен в Березовскую тюрьму, а затем отправлен на каторжные работы. Предатель Нечаевский получил в награду от правительства медаль на голубой ленте.

Но даже обезглавленное народное движение, лишившееся своих руководителей, не сразу угасло; сила восстания не уменьшилась. В ряде тундр восставшая ненецкая масса выдвигала новых вождей, новых героев. Вторая огромная волна восстания вспыхнула в 1856 году. В этом году ненецкий старшина Тепка Ванхозе (Вангюзе), прибыв в Обдорск со своими родичами, сообщил городской управе о том, что бывшие в его ведении ненцы Нани, Тумбы, Ниру, Оли, Хоруме, Нюмде, Ходина, Ханку и в ведении старшин Пиетты - Хыда, Ханку и т. д. "соединились в одну шайку и, вооружившись ружьями, луками и ножами, открыто производят грабежи, захватывая насильно припасы, оленей, оружие и прочее имущество, какое только у жителей находится"1 , что "у самоеда Мемчу Дурова отнят грабителями насильно 131 олень, лук и ружье"2 .

Об этом втором восстании современник писал: "Еще не успела успокоиться, застыть равнина Севера после мятежей прошлого - ваульского возмущения, - еще не испарилось фантастическое чудовище из отравленного алкоголем мозга инородца, как снова взбунтовалось снежное море, разбросав тревожные волны по низовью... Вауль глубоко пустил социальные корни"3 .

Исторически бесспорным является то, что это второе восстание было продолжением восстания Вауля - с той же программой и теми же целями. Это подтверждается как оценкой восстания буржуазными историками, так и участием в этом восстании Ходина, двоюродный брат которого - Майра Ходина - был в числе сосланных на каторгу за активное участие в восстании Вауля. Пожар второго восстания под знаменем Вауля еще долго пылал по тундрам. Вожди этого восстания были шаманы при помощи ненецких старшин и богатеев. 31 октября 1856 года они были преданы суду в Березове и впоследствии сосланы на каторжные работы. Ненецкий старшина Тепка Ванхозе получил серебряную медаль на голубой ленте, а ненецкие кулаки Таеруму,

1 "Ежегодник Тобольского музея" за 1909 год, стр. 34.

2 Там же.

3 Там же, стр. 4 - 5.

стр. 83
Нью-сизи, Мынды, Ян, Пору - по десять рублей серебром на обдорской ярмарке в присутствии народа. Так расправилось самодержавие с восставшими самоедами. В обоих ненецких восстаниях принимали активное участие шаманы, ставя своей целью освободиться от зависимости и избавиться от своих конкурентов - русских попов. Шаман являлся одним из главных советников Вауля. В восстании 1856 года шаман Пани играл руководящую роль, и березовские, власти применили к нему более суровые меры наказания чем к другим.

* * *

Восстания ненцев неизменно кончались поражениями.

Только Октябрьская социалистическая революция дала ненцу окончательное освобождение. Советская власть установилась в тундрах позднее чем в остальной России. В 1924 и в начале 1925 года были проведены первые с'езды советов среди ненцев Печорских, Канинских и Тиманских тундр. Исходя из особенностей ненецкого населения, советская власть установила:

а) Первичным ненецким об'единением признать соединение, основанное на родственной связи.

б) Низовым административным и судебным органом считать самоедское собрание.

в) Первой низовой ступенью самоедского об'единения являются:

1) Канинское, Тиманское, Индигское, Кузницкое, Бытковское, Юшарское об'единения с количеством самоедов от 160 до 300 человек.

2) Районные об'единения: Канинско-Тиманское, Мало- и Большеземельское. В собраниях ненцев участвуют все граждане не моложе 18 лет. В 1927 году были оформлены тундровые советы на островах Вайгач, Колгуев и Новая Земля, а также в тундрах.

Организация советской власти в тундре радикально изменила жизнь ненцев. Мы располагаем данными, относящимися к 1930 - 1931 - 1932 годам, к периоду, очень характерному для социалистической реконструкции тундры. Эти годы являются временем окончательного разгрома кулака в тундре и победы новых, социалистических форм хозяйства. Отдельные, разрозненные оленеводческие хозяйства об'единялись в колхозы. Организовывались также крупные оленеводческие совхозы, насчитывающие до миллиона голов. Рыболовные и охотничьи производства об'единились в артели, получающие необходимую помощь со стороны государства.

Резко изменился быт ненцев. Побеждена страшная болезнь - цынга. Это достигнуто благодаря зажиточной жизни и медицинскому обслуживанию, ранее неизвестному в тундре. До революции бабка, кликуша и шаман являлись полномочными представителями бога и медицины. Реакционные силы всячески старались удержать ненцев в темноте, оставить их в руках пройдох-шаманов. Но постепенно медицинские пункты завоевывали все большее доверие населения. Улучшение условий жизни и борьба, со смертностью привели к тому, что у ненцев теперь 2,5 - 3,6% ежегодного прироста населения.

Огромны также достижения в области культуры. Так, до революции среди ненцев насчитывалось всего 11 грамотных. В настоящее время сотни ненцев Северного края учатся в школах, построенных советской властью, десятки ненцев учатся в медицинских и педагогических институтах в Архангельске, в Институте народов Севера в Ленинграде. Среди них есть учителя, животноводы, врачи и т. д. "Дома ненца" - своеобразные дворцы культуры - являются любимым местом отдыха ненцев, "где они читают газеты, слушают радио, играют в шашки, пьют чай и т. д.

В своих резолюциях Краевой комитет партии Севера и Комитет Севера при ЦИК СССР, определяя перспективы второй пятилетки в тундре, постановили добиться:

1. 100% коллективизации всего бедняцко-середняцкого населения тундры.

2. Обеспечения механизированной связью и транспортом всех районов и промышленных центров.

3. Социалистического переустройства быта не только оседлого, но и кочевого населения.

4. Развития плана строительства культурных баз.

5. Обеспечения развертывания промышленности на основе местных производственных сил и ресурсов в соответствии с потребностями населения, интересами экспорта и всего народного хозяйства.

Сегодняшняя советская тундра с ее домами культуры, школами, красными избами, кооперативами, с новой, социалистической, культурной и зажиточной жизнью "непохожа на тот край, о котором Некрасов писал:

"Ужасный край, откуда прочь
Бежит и зверь лесной,
Когда стосуточная ночь,
Нависнет над страной".
Советская тундра приветлива, гостеприимна, жизнерадостна и счастлива.


Новые статьи на library.by:
КУЛЬТУРА РОССИИ:
Комментируем публикацию: ИЗ ИСТОРИИ НЕНЦЕВ СЕВЕРНОГО КРАЯ

© В. КОРНИЕНКО () Источник: Исторический журнал, № 10, Октябрь 1938, C. 77-84

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle
подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

КУЛЬТУРА РОССИИ НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансляция и Одноклассниках, чтобы быстро узнавать о событиях онлайн библиотеки.