П. А. САДИКОВ. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ОПРИЧНИНЫ

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему П. А. САДИКОВ. ОЧЕРКИ ПО ИСТОРИИ ОПРИЧНИНЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

145 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Академия наук СССР. Институт истории (Ленинградское отделение). Издательство Академии наук СССР. М.-Л. 1950. 593 стр.

 

История опричнины, бесспорно, является одной из важнейших проблем истории Русского централизованного государства XVI века. Прогрессивное значение войска опричников отмечалось в постановлении ЦК ВКП(б) от 4 сентября 1946 года1 . Поэтому выход в свет рецензируемых очерков П. А. Садикова, специально посвященных вопросам истории опричнины, приобретает особый интерес.

 

В трудах советских историков уже были намечены пути к всестороннему изучению деятельности правительства Ивана Грозного, направленной к укреплению Русского централизованного государства2 . В этих трудах подчёркивалось прогрессивное значение борьбы Ивана Грозного с реакционным боярством, являвшимся серьёзным препятствием на пути к укреплению Русского государства.

 

 

1 См. О кинофильме "Большая жизнь". Постановление ЦК ВКП(б) от 4 сентября 1946 года. "Большевик" N 16 за 1946 г., стр. 52.

 

2 См. С. Бахрушин. "Избранная рада" царя Ивана Грозного. "Исторические записки", кн. 15; его же. Иван Грозный. 1945. Г. Бибиков. К вопросу о социальном составе опричников Ивана Грозного. "Труды" Государственного Исторического музея. Вып. 14. М. 1941. И. Смирнов. Классовые противоречия в феодальной деревне в России в конце XVI в. "Проблемы истории материальной культуры" N 5 - 6 за 1933 г.; его же. Иван Грозный. Л. 1944, и др.

 
стр. 144

 

Советская историческая наука доказала полную беспочвенность утверждений ряда буржуазных историков, особенно В. О. Ключевского, будто опричнина "была в значительной мере плодом чересчур пугливого воображения царя" и "была направлена против лиц, а не против порядка"3 . Поэтому диссонансом прозвучали некоторые статьи С. Б. Веселовского, пытавшегося воскресить эти похороненные наукой ошибочные положения4 .

 

Рецензируемые исследования П. А. Садикова, являющиеся плодом многолетних изысканий автора, наносят новый удар по этим антинаучным построениям; они свидетельствуют о большой созидательной работе, проводившейся на Руси в 50 - 70-х годах XVI в. в области строительства централизованного аппарата власти.

 

Книга П. А. Садикова представляет собою посмертное издание статей, исследований и документальных материалов по истории опричнины. Значительная часть из них печаталась уже в периодических изданиях и сборниках в течение 1921 - 1941 годов. Некоторые очерки публикуются впервые, в том числе "Опричнина Ивана Грозного", "Приказ Большого Прихода" и другие. Досадно, что в рецензируемое издание вошли не все из опубликованных исследований и материалов П. А. Садикова, связанных с проблемой опричнины. Так, например, в книге мы встречаем переписку Ивана Грозного с Василием Грязным (стр. 530 - 539), а статья П. А. Садикова "Царь и опричник" (сб. "Века". Пг. 1924), где была опубликована эта переписка, почему-то не переиздаётся. Наряду с этим в "Очерках" печатается статья П. А. Садикова "К истории опричной территории", являющаяся введением к опубликованным им материалам (см. "Исторический архив", кн. III. М. -Л. 1940), а самые документы, теснейшим образом связанные с указанным введением, редакцией в сборник не включены. Это тем более странно, что третью часть "Очерков" составляют документы, аналогичные изданным П. А. Садиковым в 1940 году. Наконец, отсутствует статья "Поход татар и турок на Астрахань в 1569 г." ("Исторические записки", кн. 22).

 

Рецензируемая книга состоит из трёх частей. В первой, озаглавленной "Опричнина", помещены общие очерки по истории и управлению опричниной; большое место занимают здесь исследования по истории опричной территории. Во второй части, названной "Приказы", собраны исследования по истории централизованного аппарата власти Московской Руси XVI - начала XVII века. Особое внимание здесь уделено происхождению и развитию финансово-административных приказов ("Четвертей" и Приказа Большого Прихода). Третья часть "Очерков" содержит документы, извлечённые П. А. Садиковым из многочисленных архивов Москвы и Ленинграда. Таким образом, в книге не нашёл отражения целый ряд важнейших сторон истории опричнины, в частности, остались не освещенными многие вопросы социально-экономической истории той эпохи (положение крестьянства, развитие ремесла и торговли), классовой борьбы, общественно-политической мысли. Нет и специального историографического очерка. Несмотря на это, "Очерки" вносят много нового в дело изучения ещё не достаточно исследованной преобразовательной деятельности Ивана Грозного - "человека с сильной волей и характером"5 .

 

Одним из достоинств "Очерков по истории опричнины" является их прекрасная источниковедческая база. Скудость источников зачастую отпугивала историков от углублённого изучения опричнины. П. А. Садиков приложил много сил для разыскания новых материалов в различных архивных фондах и пересмотра опубликованных известий, рассеянных по разнообразным, порою забытым изданиям. Извлечённые, часто отрывочные, данные были подвергнуты им тонкому источниковедческому анализу, взаимопроверке путём критического сопоставления. В результате этого исследование П. А. Садикова прекрасно фундировано и вносит много нового в рассмотрение различных вопросов истории Русского централизованного государства XVI века.

 

Автор в своих "Очерках" прежде всего исходит из основного тезиса, что "опричнина ломала решительно и смело верхушки феодального класса и поддерживала великокняжескую власть - этим, в условиях времени, она была безусловно прогрессивным историческим фактором" (стр. 62). В очерке "Опричнина Ивана Грозного" П. А. Садиков образно и убедительно рисует борьбу царя с сепаратистскими тенденциями реакционного боярства. Автор следующим образом определяет историческую роль опричнины: "Княжеско-боярская аристократия если и не была уничтожена ею (опричниной. - А. З. ) целиком, "всеродне", то во всяком случае разгромлена так, что не являлась уже политически опасной для самодержавной власти московского царя. На первый план вместо неё вышел... поместный дворянин и сын боярский, который и стал хозяином в политике при царях Фёдоре и Борисе" (стр. 63). В этом очерке, являющемся как бы итогом многолетних изысканий автора, даётся не только сжатая характеристика исторической роли опричнины и описание её истории: здесь читатель найдёт много новых и ценных конкретных сведений. Сопоставляя ряд известий, П. А. Садиков, например, приходит к выводу, что в связи с Земским собором 1566 г. произошло открытое выступление значительной группы дворян во главе с участниками соборных заседаний - кн. В. Ф. Пронским, И. Ф. Карамышевым и др. (стр. 29). Таким образом, мы теперь

 

 

3 См. В. Ключевский. Курс русской истории. Ч. II, стр. 168; ср. стр 164, 171 и др. Минск. 1938.

 

4 См. С. Веселовский. Учреждение Опричного двора в 1565 г. и отмена его в 1572 году. "Вопросы истории" N 1 за 1946 г., стр. 104.

 

5 О кинофильме "Большая жизнь". Постановление ЦК ВКП(б) от 4 сентября 1946 года. "Большевик" N 16 за 1946 г., стр. 52.

 
стр. 145

 

можем решительно отвергнуть утверждение В. О. Ключевского и других буржуазных историков о какой-то "пассивности", якобы отличавшей русские земские соборы от западноевропейских сословно-представительных учреждений. Очень важны наблюдения П. А. Садикова о связи между боярским заговором, возглавленным И. П. Фёдоровым, и антимосковской политикой польского короля Сигизмунда-Августа (стр. 29 - 38) и др.

 

Ряд статей и очерков посвящен организации управления в опричнине и истории приказного аппарата XVI - начала XVII века. П. А. Садиков установил наличие в опричнине главнейших приказов, в том числе Разряда, Ямского и Дворцового, Казны и т. д., ведавших важнейшими судебно-административными и финансовыми делами (стр. 74 - 85), Наряду с этим некоторые органы государственного управления (Поместная изба, Посольский приказ и др.) оставались едиными учреждениями как для опричнины, так и для земщины. То же самое следует сказать и о Приказе Большого Прихода, историю и функции которого автор выяснил детально (см. очерк "Приказ Большого Прихода"). Выделившийся из ведомства Казначейства, этот приказ сложился к 1553 - 1554 гг. в связи с финансово-административными реформами начала 50-х годов XVI в. (стр. 271, 275); основной его бюджет составляли деньги ямские, приметные и деньги за городовое засечное и ямчужное дело; вскоре в Большой приказ стали поступать и важные косвенные налоги (таможенные).

 

С реформами "Избранной рады" и возникновением опричнины связывает П. А. Садиков и возникновение "Четвертей" ("Четей") - центральных учреждений, ведавших сбором "четвертных" доходов (в основе последних лежал "кормленный оброк"). Ещё до отмены в 50-х годах XVI в. системы кормлений в Москве существовал особый институт "кормленных дьяков", который в какой-то мере контролировал финансово-административную и судебную деятельность органов местного управления, в первую очередь многочисленных кормленщиков. Из ведомств "кормленных дьяков" и выросли в 60-е годы XVI в. "Четверти", причём, как выяснил П. А. Садиков, единственной до-опричной "Четвертью" была так называемая "Каргопольская четверть", которою с 1561 г. ведал дьяк В. Б. Колзаков. В государевой опричнине "кормленный оброк" сделался основой бюджета, а это привело к тому, что именно в опричнине кристаллизовались деятельность, структура, функции четвертных приказов и их территориальный характер (каждая "Четверть" ведала финансовыми и судебно-административными делами определённой территории Русского государства).

 

В очерке "Опричнина и церковь" автор раскрывает, по существу, только один вопрос из поставленной им широкой проблемы - вопрос о переходе "государевых богомольцев" в опричнину. Очень интересно в этой связи следующее обстоятельство: в то время как московский Симонов монастырь уже в 1569 г. "со всею вотчиною" перешёл в опричнину, Кирилло-Белозерский монастырь оставался в земщине, хотя часть его вотчин находилась в опричных землях. Это обстоятельство будет понятно только в том случае, если учесть, что социальной опорой Кирилло-Белозерского монастыря были крупные бояре и княжата, непримиримые противники реформаторской деятельности Ивана Грозного.

 

Наконец, последняя проблема, детально изученная в трудах П. А. Садикова, - это история опричной территории и земельной политики второй половины 60 - 70-х годов XVI в., в результате которой был нанесён сильный удар крупному землевладению княжат и реакционного боярства.

 

Таков круг вопросов, решение которых является большой заслугой автора рецензируемых "Очерков".

 

Однако наряду с этим необходимо отметить в книге целый ряд существенных методологических недостатков и отдельных промахов. Нельзя забывать при этом того, что книга составлялась из произведений, писавшихся на протяжении более чем двадцати лет. В течение этого времени "взгляды автора претерпевали изменения" (стр. 3).

 

Особенно серьёзны недостатки первого, общего очерка. Здесь автор рассматривает опричнину прежде всего в плане борьбы самодержавной власти московского царя с "претензиями феодальной верхушки", результатом которой было "выдвижение к верхам власти среднего феодального слоя - детей боярских и дворян" (стр. 6, 7 и др.). Сам по себе этот вывод не вызывает возражений, но он дан автором односторонне. Реформы "Избранной рады" и мероприятия опричнины знаменовали собой укрепление Русского централизованного государства. Восстания середины XVI в. (в Москве, Пскове и других местах), развитие реформационно-гуманистического движения ("ереси" Матвея Башкиня, Артемия, Феодосия Косого и др.) заставили представителей господствующего класса - феодалов - консолидировать свои усилия, направленные к укреплению централизованного аппарата власти. Этот аппарат должен был успешно осуществлять внутреннюю, главную функцию феодального государства - "держать эксплоатируемое большинство в узде"6 . Напряжённая борьба за присоединение Казани и Астрахани, многолетняя Ливонская война требовали укрепления централизованного государства и для успешного выполнения его внешней, не главной функции - "расширять территорию своего, господствующего класса за счет территории других государств, или защищать территорию своего государства от нападений со стороны других государств"7 . В этом плане следует рассматривать и реформы "Избранной рады" 50-х годов XVI в. и мероприятия опричнины.

 

 

6 И. В. Сталин. Вопросы ленинизма, стр. 604. 11 -е изд.

 

7 Там же.

 
стр. 146

 

В общем очерке П. А. Садиков не показал отчётливо и классового смысла мероприятий, проведённых правительством Ивана Грозного в эпоху опричнины. Он не учёл того факта, что опричнина была политикой господствующего класса, приведшей к новому усилению феодальной эксплуатации крестьянства, к расхищению крестьянских земель, обострению борьбы за крестьянина как за рабочую силу8 . Недостаточно объяснён П. А. Садиковым и разрыв Ивана Грозного с "Избранной радой"; причины этого разрыва сводятся к "мотивам личного порядка" (стр. 11 - 12) и к разному пониманию внешнеполитических задач. На самом же деле резкий перелом был связан с переходом в первой половине 60-х годов XVI в. от политики компромиссов, проводившейся правительством Адашева, к политике решительной борьбы с сепаратистскими тенденциями реакционного боярства. Далее, правильно подчёркивая дворянский характер мероприятий эпохи опричнины (стр. 61, 63 и др.), П. А. Садиков, к сожалению, недостаточно показал, что в своей реформаторской деятельности Иван Грозный использовал поддержку посадских верхов; не случайно после отъезда в Александрову слободу Иван IV прислал "к гостем и купцом и ко всему православному крестьянству града Москвы" особую грамоту, в которой писал, чтобы посадские люди "себе никоторого сумления не держали, гневу на них, ни опалы никоторые нет"9 . В работах П. А. Садикова не получила освещения посадская политика Ивана Грозного (борьба с тарханами, свод "лучших" посадских людей в Москву и т, д.). Не следует также забывать о том, что Иван Грозный "создавал некоторый зародыш промышленности"10 .

 

Красочно рисуя богатую событиями эпоху "опричнины", автор не раз использует записки и донесения, вышедшие из-под пера злобных врагов русского народа, различных авантюристов типа Генриха Штадена и пр. Однако в "Очерках" мы не найдём совершенно необходимой резкой критики показаний подобного рода источников, сознательно искажавших смысл и значение мероприятий Ивана Грозного.

 

Не свободны от существенных недостатков и разделы книги, повествующие об управлении опричниной. Здесь автор часто некритически следует В. О. Ключевскому, который рассматривал опричнину как учреждение с "обветшалой формой", своего рода удел или, во всяком случае, "пародию удела"11 . По мнению П. А. Садикова, также государев "удел" (или опричнина) "пародировал старинное управление" (стр. 86). Удельные черты в опричнине носили, на его взгляд, и судебно-административное управление (стр. 81) и сама новая резиденция царя (стр. 70) и т. д. Трактовка опричнины как "государева удела" (стр. 90) особенно бросается в глаза в ранней статье автора - "К истории управления в опричнине". В позднейших работах эта характеристика несколько смягчена, но всё же сохранилась. П. А. Садиков считает, что первоначально управление "опричным" хозяйством строилось "по старинным "удельным" образцам", которые наблюдал Грозный "во время разъездов по своим дворцовым сёлам и в настоящем "удельном" хозяйстве кн. Владимира Андреевича" (стр. 44, 90 и др.). Весь конкретный материал, приводимый самим же П. А. Садиковым, опровергает это ошибочное предположение. Опричнина использовала лучшие достижения приказного управления Русского государства и сама, развивая эти образцы, двигала вперёд централизацию государственной власти. Так, опыт создания финансово-административных приказов - "Четвертей", - развитый умелыми приказными дельцами в опричнине, позднее, как это показал сам П. А. Садиков, получил широкое применение в русской приказной системе конца XVI - XVII века.

 

Кроме этих основных недостатков "Очерков" можно указать и на некоторые пробелы и отдельные неудачные характеристики. К сожалению, автор не мог воспользоваться ценными материалами, дающими много сведений по организации приказного аппарата XVI века. К их числу следует отнести роспись денежных и натуральных окладов, утверждённых для служилых людей в 1573 г. (см. "Исторический архив". Т. IV. М.-Л. 1949). В этой росписи имеются яркие данные об организации ряда приказов XVI в. (Сытного, Бронного, Постельного, Конюшего). Не мог П. А. Садиков также воспользоваться полным текстом дворовой тетради 50-х годов XVI в.12 , в которой содержатся сведения о происхождении ряда дьяков, их судьбе во время опричнины и другие. Из этой тетради мы узнаём, например, что в начале 50-х годов XVI в. будущий известный дьяк Мясоед Семёнов сын Вислый (о нём у П. А. Садикова см. на стр. 131 - 134 и др.) был дворовым сыном боярским по Белоозеру13 .

 

Среди частных недостатков книги отметим неправильную характеристику сочинений Еразма, в которых П. А. Садиков усматривал заботу дворянства "о низших классах московского общества" (стр. 11, 63). Не вполне раскрыта позиция осифлян как идеологов русской воинствующей церкви. Последняя не поддерживала безоговорочно опричнину Ивана Грозного (см. стр. 59). Непонятно, как неосуществлённая реформа торговых пошлин могла привести "к переустройству центрального управления" страной (стр. 271).

 

Можно было бы избежать и отдельных описок, от которых несвободна книга: например, на стр. 15 Репина вместо Репнина, пропуск в тексте на стр. 38 и другие.

 

Ряд повторений в книге (ср. дважды о

 

 

8 См. И. Смирнов. Восстание Болотникова, стр. 43 - 51 и др. Л. 1949.

 

9 ПСРЛ. Т. XII, стр. 391 - 393.

 

10 И. В. Сталин. Соч. Т. 8, стр. 120.

 

11 В. Ключевский. Курс русской истории, стр. 63, 64 и др. Минск. 1938.

 

12 Государственная библиотека имени В. И. Ленина. Собрание Никифорова, N 330.

 

13 Там же, л. 110об.

 
стр. 147

 

деятельности Пивова на стр. 282 - 285 и 308 - 312, о "Басаргине правеже" на стр. 198 - 200 и 322 - 323, о поездках Ивана Грозного 1563 - 1564 гг. на стр. 15, 304 - 305) объясняется, конечно, тем, что она не была отредактирована автором, так как издана посмертно.

 

Подведём итоги. "Очерки по истории опричнины", несмотря на целый ряд серьёзных недостатков, дают много новых и ценных материалов, рисующих укрепление централизованного аппарата власти Русского государства XVI века. Выход в свет "Очерков", несомненно, будет способствовать дальнейшему изучению созидательной деятельности Ивана Грозного, в которой немаловажное участие принимало прогрессивное войско опричников.


Опубликовано 24 ноября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. ЗИМИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 1950, C. 144-148

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.