ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО ПЕТРА I В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО ПЕТРА I В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

505 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


ВЕЛИКОЕ ПОСОЛЬСТВО ПЕТРА I В ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Автор: А. Г. ГУСЬКОВ


Великое посольство 1697 - 1698 гг., в составе которого участвовал Петр I, с давних пор привлекает внимание ученых. Надо сказать, что ни одна внешнеполитическая миссия, отправленная из России с IX по XVII в., не носила столь грандиозного масштаба, не получила такого общественного резонанса и не пользовалась столь пристальным вниманием историков.

История изучения Великого посольства Петра I имеет богатую традицию как у нас в стране, так и за рубежом. Однако количество специальных исследований, касающихся исключительно миссии 1697 - 1698 гг., а особенно ее источниковедческой основы, оставляет

стр. 82


--------------------------------------------------------------------------------

желать лучшего. Основная масса историков рассматривала Великое посольство в контексте обобщающих работ, посвященных либо истории царствования первого русского императора, либо всей истории России.

Одна из первых попыток описания путешествия Петра Великого за рубеж была сделана в труде П. П. Шафирова "Разсуждения о причинах войны..." (1722 г.). О субъективности подхода канцлера петровской эпохи говорить не приходится, она была аргументированно доказана еще Е. Ф. Шмурло, который отметил конъюнктурность точки зрения автора1. Однако представляет интерес источниковая база, на которой П. П. Шафиров писал свою работу. По словам Н. Г. Устрялова, он принял за основание записку боярина Ф. А. Головина, поданную в октябре 1699 г. шведским послам в Москве, "дополнив изложенные в ней неудовольствия многими обстоятельствами, как очевидец"2. Но к свидетельствам автора надо относиться крайне осторожно, учитывая политическую обстановку того времени (1717 г.) и задачу сочинения - обвинить шведов в кровопролитии. Поэтому его сведения о злоумыслии Дальберга (рижского губернатора) против молодого Петра I мало использовались историками при описании Великого посольства.

Менее пристрастным было изложение событий в труде И. И. Голикова3, купца по профессии, в силу обстоятельств давшего обет собрать все сведения о Петре. Великому посольству он посвятил более 250 страниц первого тома своих "Деяний". Так как автор не задавался целью проводить какое-либо исследование, то фактически его работа представляет собой собрание различных материалов, взятых из отечественных и иностранных работ, и первоисточников: грамот, "Посольского журнала", писем Петра I. Критический подход у И. И. Голикова встречается лишь в тех местах, где он приводит отрицательные характеристики Петра Великого. В большинстве случаев автор перепечатывал информацию из какого-либо источника, указывая саму работу без ссылок на страницу и выходные данные. В целом, "Деяния..." И. И. Голикова заслуживают внимания как первая попытка обобщить сведения разных авторов, в том числе и иностранных, о Великом посольстве.

Написать историю жизни Петра I в XIX в. стало задачей, получавшей приоритет в государственном масштабе. Были выделены средства и назначен официальный историограф эпохи реформ с правом работы в архивах. Первоначально им стал А. С. Пушкин. Однако его работа не пошла дальше небольших набросков.

Начало систематического изучения истории Петра I, а с ней и Великого посольства 1697 - 1698 гг., было положено в 50 - 60-х годах XIX в. Труд Н. Г. Устрялова, в котором можно наблюдать и панегирический подход к жизни императора, и подлинно исторический анализ событий, стал переходным рубежом этого процесса4. Поездке

стр. 83


--------------------------------------------------------------------------------

императора за границу автор посвятил половину третьего тома своего исследования. Им был значительно расширен круг источников и впервые опубликована большая часть архивных материалов. Используя архивы Москвы, Санкт-Петербурга и Вены, Н. Г. Устрялов включил в приложения к тексту большинство известных к тому времени бумаг Петра I, часть дел МГАМИД и Государственного архива (ныне Российский государственный архив древних актов - РГАДА), донесения некоторых иностранных послов из России. Многие из документов были впервые введены им в научный оборот, причем часть из них уже утрачена к настоящему времени. Почти все материалы и исследования (Н. Г. Устрялов их использовал в подлинниках), были источниковедчески проанализированы и приведены во "Введении" к первому тому. Историк критиковал многие зарубежные и отечественные труды, указывая на их безграмотность, употребление непроверенных данных, компилятивный характер. Недостатки незаконченного труда Н. Г. Устрялова крылись в излишнем преувеличении значения деятельности Петра I и связанной с этим пристрастностью в оценке ряда источников.

В вышедшем в 1864 г. XIV томе "Истории России с древнейших времен" С. М. Соловьева события 1697 - 1698 гг. освещались излишне схематично5. Касаясь лишь важнейших фактов поездки, автор уделил внимание обоснованию преемственности деяний Петра Великого с предыдущим ходом русской истории. Основным источником для С. М. Соловьева при анализе путешествия в Европу стала переписка царя с различными корреспондентами, извлеченная из "Кабинета Петра I"6. Достоинство изложения поездки С. М. Соловьевым заключалось в более взвешенных оценках спорных событий и отходе от преклонения перед авторитетом и личностью Петра I. Он обосновывает взаимосвязь рассматриваемых событий с предшествующим временем, полагая стремление русских людей к перемене мест и поездку самого Петра на Запад общеисторическим движением "нецивилизованных, но исторических, благородных народов к цивилизации".

Первая работа, посвященная исключительно пребыванию Петра I за границей, появилась лишь в 1872 г.7 Труд А. Языкова, с исторической точки зрения, не представляет собой ничего нового, так как содержит извлечения из трех работ иностранных авторов, использованных еще Н. Г. Устряловым и С. М. Соловьевым, и из самой "Истории царствования Петра Великого" Н. Г. Устрялова. Сочинение служило популяризаторским целям и поэтому малоинтересно в научном отношении.

Расцвет отечественной исторической науки во второй половине XIX в. способствовал росту публикаций как источников, так и монографий. Благодаря достаточно либеральной цензуре, в работе большинства исследователей появились демократические тенден-

стр. 84


--------------------------------------------------------------------------------

ции. Ослабла установка официальной пропаганды на идеализацию личности Петра I. Изучение эпохи реформ поднимается на более высокий научный уровень. Развивается критический подход к деятельности самого императора, многие его действия получают негативную окраску. В качестве примера можно привести мнение историка Н. И. Костомарова. В очерке "Петр Великий"8, при описании рижского инцидента, он принял сторону губернатора Э. Дальберга и отрицательно оценил попытки Петра I проводить разведку крепости.

В. О. Ключевский в "Курсе русской истории" приводит краткое описание путешествия Великого посольства, глубоко не затрагивая ни его причин, ни последствий9. Это обусловлено, прежде всего, его концепцией реформ Петра I, которые он считал начавшимися совершенно случайно и продолжавшимися по необходимости.

Немногим больше внимания уделил поездке Петра I ученик В. О. Ключевского С. Ф. Платонов10. Используя наиболее известные труды, он, впервые среди отечественных историков, подробно описал последствия поездки и показал не только влияние Европы на Россию, но привел характеристику и обратного процесса, т. е. воздействия России на Европу. С. Ф. Платонов также впервые предпринял попытку сравнения различных мнений русских и зарубежных авторов о путешествии.

Значительное место в "петровской историографии" вообще, и Великого посольства в частности, занимает труд профессора Дерптского университета А. Г. Брикнера "История Петра Великого"11. Известный историк попытался отвергнуть досужие вымыслы о причинах и последствиях поездки, беспристрастно объяснить рижский инцидент. А. Г. Брикнер проанализировал изданные несколькими годами раньше "Статейные списки" посольства и сочинение М. Поссельта "Ф. Лефорт"12. В работе использовано множество материалов из русских и зарубежных архивов, сопоставлены мнения различных исследователей. Можно сказать, что это была первая попытка научного исследования проблемы.

Приуроченная к 200-летию Великого посольства, в 1897 г. в Москве вышла монография М. А. Веневитинова "Русские в Голландии"13. Она стала первым специализированным исследованием, где рассматривалось только Великое посольство с подробным анализом источников. Труд основан на "Речи по поводу первого путешествия Петра Великого" Ж. Меермана14 и "Посольских книгах" миссии. Автор подробно разобрал труд Меермана, доказав его оригинальность по сравнению с работами Я. Схельтема, выявил материалы, которые использовал голландский ученый. М. А. Веневитинов отметил у С. М. Соловьева некритичное отношение к иностранным работам и выделил ошибки Н. Г. Устрялова, касавшиеся авторства некоторых сведений о "рижском инциденте". Особенное внимание уделено ис-

стр. 85


--------------------------------------------------------------------------------

следованию дипломатического церемониала посольства и его финансовой стороне. Остается лишь сожалеть, что автор все-таки брал за основу работу Меермана, и вокруг нее строил свое исследование, а не провел всестороннего анализа событий с сопоставлением всех фактов.

Наряду с крупными исследованиями, к теме Великого посольства обращались авторы ряда статей.

В 1877 г. была опубликована статья Н. А. Фирсова, касавшаяся английских источников поездки Петра I в Лондон в 1698 г.15 В ней приводился новый фактический материал со ссылкой на личную проверку сведений. Однако использование данных фактов в научном исследовании затруднительно, так как автор в основном цитировал или "частные письма", или "английские газеты", или просто "англичан". Конкретная информация упомянута лишь дважды - газета "Почтарь" и счет за завтрак и обед Петра I из Бодлейновской библиотеки. На неполноту анализа автора позднее обращал внимание А. И. Андреев16. Ценность работы состоит, главным образом, в обозначении перспектив будущих исследований.

С. Н. Шубинский также занимался изучением английской поездки Петра I17. Сведения, переданные ему профессором Оксфордского университета Морфилем, позволили открыть новые страницы пребывания царя в Дептфорде. Помимо газетной информации, которая уже использовалась предыдущим автором, автор впервые цитирует современное поездке письмо епископа Дж. Бернета и приводит в приложении документы, связанные с убытками, нанесенными дому Дж. Эвелина, где останавливался Петр I.

Большой вклад в изучение миссии 1697 - 1698 гг. внес В. А. Кордт, проведший значительное время в зарубежных архивах. Поездки в Голландию в 1893,1895 и 1911 гг. позволили ему описать, а затем и издать важные источники, связанные с пребыванием Великого посольства в Европе18. Так, в 1904 г. он впервые издал на русском языке "Записки..." Я. К. Номена, а в 1914 г. в одном из своих "Отчетов о занятиях..." в Голландии привел донесения Лермитажа - голландского резидента в Лондоне. Однако какого-либо исследования на базе архивных изысканий В. А. Кордт так и не опубликовал.

Таким образом, ценность работ трех последних авторов заключается в упоминании или публикации ряда неизвестных ранее зарубежных источников Великого посольства. Основным же их недостатком остается отсутствие научного анализа новых сведений.

Последнее значительное исследование о деятельности Петра I в ходе Великого посольства в дореволюционной историографии было опубликовано Е. Ф. Шмурло19. Известный историограф Петровской эпохи попытался на примере начальных этапов поездки за рубеж сделать несколько критических замечаний относительно разработанности данной темы. Касаясь лишь относительно небольшого от-

стр. 86


--------------------------------------------------------------------------------

резка пути Великого посольства от Москвы и до выезда из Риги, историк привел примеры фактических ошибок П. П. Шафирова, Н. Г. Устрялова, С. М. Соловьева, А. Г. Брикнера, критикуя даже "Письма и бумаги имп. Петра Великого", классическую публикацию источников данного периода. Свой анализ он делал на основе лишь изданных материалов и работ историков. Даже такое сопоставление, без привлечения архивных бумаг, позволило Е. Ф. Шмурло более объективно показать спорные моменты поездки, особенно инцидента в Риге. Критические заметки известного историка стали определенным этапом в историографии Великого посольства, позволившим перейти от простого описания событий с использованием новых источников к критическому осмыслению накопленных сведений с их источниковедческим и историографическим анализом.

"Петровская историография" не ограничивалась упомянутыми авторами, однако остальные исследователи лишь эпизодически упоминали в своих трудах Великое посольство20, другие же не касались его вовсе21. Поэтому можно сказать, что данная проблема не была достаточно развита в русской исторической науке.

В советское время начался новый этап в развитии "петровской историографии". Возросло, по сравнению с предыдущим временем, количество работ как общего характера, так и узко специфического. Основная масса исследований приходится на 1940 - 1950-е и 1970 - 1990-е годы, что обусловлено ростом интереса к этому периоду, связанному с политической конъюнктурой. Труды, опубликованные в советское время, можно условно разделить на две группы по аналогии с прошлым временем: специальные работы и обобщающие по всей жизни Петра I или еще большего периода.

К первой группе относится исследование академика М. М. Богословского и ряд статей, речь о которых пойдет ниже. М. М. Богословский скончался в 1929 г., однако его труд "Петр I. Материалы для биографии", оставшийся незавершенным, увидел свет лишь в 1940-е годы22. Пребыванию царя за рубежом был отведен конец первого и весь второй том исследования. Он так подробно, день за днем, описал ход поездки, что до сих пор ни один историк не смог превзойти его. Академик фактически обобщил, за редким исключением, все известные к тому времени отечественные бумаги и основную массу зарубежных, включив в свои "Материалы" неизвестные ранее дела МГАМИД (Московского государственного архива Министерства иностранных дел) и "Расходную тетрадь" Великого посольства, не вошедшую в "Памятники дипломатических сношений"23. Труд М. М. Богословского имеет форму скорее сборника материалов, чем исследования. Автор обычно ссылался на какой-либо документ и сообщал его суть, а в большинстве случаев почти целиком его цитировал или приводил подробные выдержки, особенно из неопубликованных бумаг. В своей работе М. М. Богословский лишь

стр. 87


--------------------------------------------------------------------------------

немного изменил прежние оценки, подтверждая их огромным числом фактов. Только в отдельных случаях он отходил от общепринятой теории24. В дальнейшем большинство советских историков использовали его "Материалы для биографии" в своих работах.

Статьи, написанные А. И. Андреевым и Н. А. Баклановой, были опубликованы в сборнике "Петр Великий"25. Первый автор, а он был редактором сборника, осветил ход пребывания Петра I в Англии в 1698 г.26 Оригинальность данного исследования заключалась не только в избрании для изучения небольшого отрезка путешествия, но и в подробной характеристике источников и историографии. Автор впервые разобрал все доступные ему материалы по способу создания и степени достоверности, отдавая предпочтение официальным документам ("Походный журнал", донесения посланников в Англии) и мемуарной литературе (труд Дж. Перри). Он уделил много места сопоставлению материалов, имевших одного автора (письма и "Воспоминания" Дж. Бернета) или одну основу (две редакции "Походного журнала" и "История Великой России" Г. Гюйссена). Сравнение источников с историографией проблемы позволило А. И. Андрееву сделать вывод о недостаточном сопоставлении историками русских и зарубежных публикаций, о пропуске некоторыми из них ряда важных документов.

Статья Н. А. Баклановой ценна тем, что она до сих пор остается единственным источниковедческим исследованием материалов Великого посольства27. Работа представляет собой документированное изложение содержания приходно-расходных книг в области, характеризующей бытовую сторону миссии. Автор, подробно разбирая опубликованные и неопубликованные материалы, степень их использования исторической наукой, делает вывод о неполноте внимания, которое уделялось этому источнику до сих пор. Проанализировав содержание посольских книг N 47 и 48 (приходно-расходные тетради)28, Н. А. Бакланова обоснованно доказала их тесную взаимосвязь и необходимость публикации книги N 47, являющейся продолжением книги N 48, вышедшей в приложении к IX тому "Памятников дипломатических сношений". В целом, работа содержит много новых сведений о процессе влияния Запада на русских людей, о взаимодействии культур обеих сторон.

К числу важнейших обобщающих работ относится начавшая издаваться в конце 1950-х годов многотомная "История дипломатии". Страницы первого тома, посвященные Великому посольству, интересны разбором дипломатической стороны поездки29. В книге дается освещение всей политики европейских государств в тот период, объясняются причины переориентации курса политики Петра Великого с южного на северо-западный.

В те же годы появляется несколько работ о Петре I, где затрагивается тема Великого посольства, историков Б. Б. Кафенгауза и

стр. 88


--------------------------------------------------------------------------------

В. В. Мавродина30. Данные авторы довольно схематично подошли к описанию путешествия за рубеж, не внося ничего нового в разработку проблемы. Эти работы носят обобщающий характер, хотя в них есть несколько оригинальных характеристик. Например, В. В. Мавродин выдвигает дипломатические задачи посольства на первое место, напрямую связывая общеевропейские события в международной сфере с интересами России31. Хотя он несколько преувеличивает дипломатическое искусство молодого Петра I, положительным моментом работы стало выявление отрицательных сторон поездки, выразившейся в бездумном привлечении иностранцев и последовавшем далее засилии немцев.

На особенностях влияния на Петра I культурной и духовной сфер и формирования у него художественных взглядов во время первого заграничного путешествия останавливался один из авторов сборника "Культура и искусство Петровского времени"32. Помимо чисто культурологических аспектов вопроса, В. Ф. Левинсон-Лессинг разобрал литературу проблемы. По его мнению, привлечение новых сведений, а особенно более полное использование косвенных указаний, принесет много нового. Автор, кратко охарактеризовав источники, расставил их по степени важности для своей темы, полагая основными "Статейные списки" посольства и "Юрнал 206 года" в краткой редакции. Более же пространному "Журналу" Г. Гюйссена он дал новую оценку, отвергая его полную достоверность. В своей работе В. Ф. Левинсон-Лессинг использовал все основные книги, которые были изданы в связи с первой поездкой Петра за границу. К этому добавилось несколько неопубликованных писем к царю из Кабинета Петра I. Работа известного культуроведа была одним из немногих исследований, в котором давался анализ научной основы трудов о Великом посольстве. Многие последующие авторы использовали старые источники без их критического разбора.

В 1980 - 1990-е годы, ввиду гораздо более свободного международного обмена, в историографии Великого посольства становится заметнее тенденция обращения исключительно к дипломатической стороне поездки. Основная масса исследователей, за некоторым исключением, сосредоточивает свое внимание именно на нюансах внешней политики. Наиболее ярким стал труд Н. Н. Молчанова "Дипломатия Петра Первого", выдержавший несколько изданий33. Об истории дипломатии писали много и часто. Можно вспомнить "Историю дипломатии", работы М. А. Веневитинова, Б. Б. Кафенгауза. Однако лишь Н. Н. Молчанов сумел показать в своем исследовании широчайший спектр международных отношений того времени. Он аргументированно доказал значение посольства для международного престижа России: "Великое посольство сыграло великую роль в великом решении"34. Автором была освещена дипломатическая обстановка в Европе накануне Северной и Тринадцатилетней войн,

стр. 89


--------------------------------------------------------------------------------

показаны их причины и расстановка сил. Высоко оценена личная роль Петра I на дипломатическом поприще. Однако для профессиональных исследователей книга представляет меньший интерес, так как в ней совершенно нет указаний на источники. В целом, работа носит публицистический характер и иногда излишне превозносит деяния Петра I, принижая значение предшественников и современников первого русского императора.

Более оригинальной, по сравнению с предыдущими, стала монография В. Е. Возгрина, обобщившая сведения о дипломатической истории подготовки и первой половины Северной войны 1700 - 1721 гг.35 Автор, широко привлекая неизвестные ранее материалы отечественных и зарубежных архивов, попытался доказать, что Петр I задумал начать войну за выход в Балтику еще перед поездкой. Поэтому все путешествие проходило, по его мнению, под влиянием дипломатической подготовки войны со Швецией. Для доказательства он использовал информацию из неопубликованной "Истории Великой России" Г. Гюйссена, фондов "Русланд" и "Недерланден" датского Государственного архива, фонда 96 "Сношения России со Швецией" РГАДА, ряда зарубежных монографий, малоизвестных отечественным историкам. Однако исследование вызывает некоторые критические замечания, упомянутые позже Н. И. Павленко36, явной тенденциозностью отбора фактов. Поставив перед собой заранее определенную задачу, ученый привлек только те материалы, которые бы ее подтверждали, совершенно игнорируя все остальное. Ссылаясь на несохранившуюся тайную инструкцию, он пристрастно рассматривает реальные действия "членов русской миссии в период ее пребывания за рубежом", тем самым не замечая очевидную деятельность Великого посольства по укреплению антитурецкого союза. Таким образом, несмотря на новый материал, выводы данной монографии, хотя бы в разделе о Великом посольстве, требуют переоценки или дополнительной аргументации.

В появившейся четырьмя годами позже монографии В. С. Бобылева, поездка в Европу рассматривается в первую очередь по линии дипломатических целей37. Работа обращает на себя внимание тем, что сведения о тайной беседе Вильгельма III и Петра I относительно переориентации российской внешней политики используются в ней как общепринятый факт. Автор, вслед за В. Е. Возгриным, полагает, что английский король дал Петру I прямой совет "закончить войну с Турцией и обратить свои взоры на Прибалтику"38. Однако данный факт еще не получил подтверждения по другим источникам, и поэтому его использование возможно с некоторыми оговорками.

Постепенное накопление данных о дипломатической стороне поездки требовало органического включения их в историю всей внешнеполитической службы России. Этой задаче была посвящена статья Г. А. Санина, вошедшая в сборник "Российская дипломатия в

стр. 90


--------------------------------------------------------------------------------

портретах"39. Основываясь на исследованиях советских историков, автор показал не просто деятельность русской миссии на фоне событий европейской политики конца XVII в., а попытался дать динамику изменений ориентации российской посольской службы, роста ее мастерства и умения прогнозировать ситуацию на примере самого Петра I.

Совершенно неожиданную сторону поездки Петра I за рубеж осветил в 1995 г. искусствовед С. О. Андросов40. Используя документы, опубликованные Е. Ф. Шмурло41, взятые последним из архивов Венеции и Рима, автор сопоставил их с другими источниками и сделал интересный вывод. Он полагает, что во время пребывания Великого посольства в Вене летом 1698 г. царь смог тайно выехать в Италию и посетить "город каналов", получив многочисленные впечатления. Однако приводимые аргументы весьма спорны, а используемые источники отрывочны, что позволяет выступать с критикой данной версии. Лишь дополнительные изыскания в архивах Италии и России, а, возможно, и Ватикана, позволят снять покров тайны с данного факта.

Своеобразным итогом разработки большинства проблем, связанных с Великим посольством, стало отражение поездки в работе "Петр Великий" Н. И. Павленко42. В третьем, значительно дополненном издании 1994 г., автор обобщил и критически осмыслил материалы исследований и монографий последних лет, наиболее полно отразив современную концепцию российской исторической мысли рассматриваемой проблемы. Основной базой его книги стали опубликованные источники. Стараясь основываться лишь на документах, ученый при описании Великого посольства создал объективную картину деятельности миссии за рубежом. Недостатки монографии заключались в отсутствии характеристики цитируемых публикаций и исследований. Вместе с тем стремление избегать категоричных оценок и доступность изложения позволили автору написать серьезный труд, доступный как специалистам, так и массовому читателю.

В последние годы в связи с празднованием 300-летия Великого посольства стали появляться новые исследования, нередко базирующиеся на архивных источниках. Обращает на себя внимание статья С. Р. Долговой, опубликованная в одном из номеров "Вестника архивиста"43. Автор в рассказе о миссии 1697 - 1698 гг. упоминает множество неопубликованных материалов, хранящихся в РГАДА. Изложение основных моментов поездки сопровождается цитированием документов, отложившихся в канцелярии Посольского приказа. К сожалению, воспользоваться новой информацией могут только опытные историки, знакомые со всем комплексом бумаг Великого посольства. Отсутствие какие-либо точных сведений об использованных архивных делах и фондах затрудняет для большинства исследователей их широкое применение.

стр. 91


--------------------------------------------------------------------------------

Вопросам, связанным с проездом Петра I через Пруссию, посвятил свою монографию калининградский исследователь Г. В. Кретинин44. Он подробно осветил все этапы визита "знатных персон" в Бранденбургское курфюршество, а в специальных приложениях даже опубликовал некоторые документы. Были впервые изданы фотокопии "Приветствия" послам в Тильзите за 12 мая 1697 г. на немецком и русском языках, с переводом на современную орфографию. Украшенная красочными иллюстрациями, книга обладает подробным справочным аппаратом.

Известный исследователь А. А. Преображенский, рассматривавший Великое посольство через призму взаимовлияния старых и новых тенденций в отечественной дипломатии, привлек широкий круг источников45. В основе методики автора лежал подробный текстуальный анализ опубликованных документов: статейных списков, грамот, приходно-расходных книг, наказов, писем, зарубежных "вестовых" газет, "Походных" журналов и т. д. Отталкиваясь от признания устойчивой традиции общения России с зарубежными странами, историк высказал мнение о постепенном вхождении нашей страны в европейскую политику. Усвоение нового, что вытекает из источниковедческого разбора, происходило постепенно по мере созревания предпосылок. Оригинальность выводов А. А. Преображенского заключалась в четком обосновании значения Великого посольства не только "в усвоении принятых в Европе порядков общения, но и в изменении посольской документации, обретшей новые черты": улучшение оперативности связей, развитие кредитно-вексельной системы, внедрение текущей переписки, большей открытости деятельности правительства46.

Посещение Петром I Оксфорда освещается в заметках И. Ю. Котина47. На основании исторических реконструкций автор пытается найти в посещении Оксфордского университета истоки многих реформ Петра I. Не привлекая новых источников, он рассказывает о посещении царем тех или иных мест в Оксфорде. Исходя из гипотетических построений, Котин делает выводы о тесной взаимосвязи поездки с задумкой "создать академические учреждения" в России, с разрешением свободного отправления англиканских обрядов, с церковной реформой, с заведением "аптекарского огорода".

Статья Н. Д. Блудилиной, касающаяся интереса европейской публики к России, посвящена исследованию резонанса, вызванного Великим посольством в западном обществе48. Характеристика миссии 1697 - 1698 гг. отличается излишней остротой и резкостью. Русские представляются чрезвычайно наивными и дикими. Более содержательна вторая часть работы, повествующая, на основе европейских газетных публикаций, о внимании европейцев к московитам: "Это удивительное событие - присутствие варварской Московии в Европе - волновало самые разные круги европейского обще-

стр. 92


--------------------------------------------------------------------------------

ства"49. Кроме того, автор излишне переоценивает значение прессы в жизни Европы того времени, "модернизируя" события. Работа основана на известных публикациях с единственным указанием на газетную статью того времени - "Leipziger Post- und Ordinar-Zeitung" от 28 июня 1697 г.

Введением в научный оборот новых источников выделяется доклад А. С. Лаврова, сделанный на Ораниенбаумских чтениях50. Автор на основе архивных источников, содержащих переписку французских дипломатов с королевским двором Людовика XIV, анализирует одну из сторон истории Великого посольства, почти не затронутую исследователями. Речь идет о внимании французского внешнеполитического ведомства к поездке Петра I по Европе в 1697 - 1698 гг. Если раньше в научный оборот были введены эпистолярии голландских, флорентийских, ганноверских, римских, венецианских дипломатов, то письма французских агентов оставались достоянием архивов. А. С. Лавров как раз и восполняет данный пробел. Работая в Архиве Министерства внешних сношений Франции, он выявил все послания, упоминавшие о Великом посольстве. Почти во всех случаях точно установлен автор и подоплека описываемых событий. А. С. Лавров делает обоснованные замечания о пристрастности большинства французских дипломатов, объясняя ее отсутствием точной информации и давлением версальского двора, необъективно относившегося к русской миссии. Сопоставление различных источников позволили выявить новые сведения о встрече Петра I с германскими курфюрстинами, о "планах войны со Швецией", высказанных на встречах с Вильгельмом III, о причинах непосещения русским царем Франции. Интересны выводы автора, предлагающего "уйти" от противопоставления антитурецкой и антишведской задач Великого посольства, рассматривая их как варианты возможной дипломатической игры в тех или иных обстоятельствах51.

Значительно меньшей научной ценностью обладает небольшая статья Н. Ю. Павловой, посвященная контактам Петра I и английского епископа Дж. Бернета52. Заметка основана на опубликованных источниках и литературе, содержит набор общеизвестных фактов о пребывании царя в Англии. Достоинством работы можно назвать сведение вместе всех высказываний Дж. Бернета о "царственном плотнике" и их публикация в приложении.

Своеобразным итогом изучения истории Великого посольства стала книга Д. Ю. и И. Д. Гузевичей53. Она обобщает большинство введенных в научный оборот сведений о Великом посольстве с позиции "переноса" в Россию массива знаний, "захваченного" во время пребывания русских людей за границей в конце XVII в. Авторы ставили перед собой цель создать возможность для всеобъемлющего изучения взаимосвязей путешествия с различными явлениями российской жизни. Среди недостатков работы можно отметить своеоб-

стр. 93


--------------------------------------------------------------------------------

разный "техницизм" терминологии, построений и умозаключений авторов, постоянно пытающихся "осовременить" события. Многие объяснения причин поступков людей конца XVII в. характеризуются понятиями и логикой мышления современной индустриальной цивилизации.

Зарубежная литература вопроса чрезвычайно богата. О Великом посольстве Петра I писали фактически во всех странах, через которые оно проезжало, причем их число увеличивалось историками из других государств. Следует остановиться на монографиях и статьях, наиболее ярко характеризующих общие тенденции иностранной историографии данного вопроса.

Первые работы, заслуживающие внимания, были созданы современниками Петра I. Они являются скорее источниками по данному периоду, чем исследованиями, так как отражают воспоминания очевидцев. Одна из книг была написана Дж. Перри, английским инженером, приглашенным в ходе Великого посольства на русскую службу. В полном русском переводе она появилась лишь в 1871 г., спустя 155 лет после публикации54. В ней сообщалось много новых сведений о пребывании царя в Англии, так как автор был свидетелем событий. Остальные эпизоды поездки Петра I и Великого посольства, которые он изредка упоминает, могут использоваться лишь при сопоставлении с другими материалами.

В 1701 г. в Лондоне увидела свет книга барона А. Бломберга, описывающая состояние Ливонии в конце XVII в.55 В ней приводились свидетельства людей, наблюдавших проезд Петра I с русской миссией через прибалтийские земли.

Работа Я. К. Номена была известна в России уже в 20-х годах XIX в., благодаря многочисленным извлечениям Я. Схельтема. Оригинал же "Записок..." стал доступен отечественным историкам лишь с публикацией В. А. Кордта56. Некоторые сведения автора, которые теперь известны лишь в его изложении, вызывают сомнения в их правдивости. Поэтому надо крайне осторожно подходить к фактам, сообщаемым Я. К. Номеном, выясняя их происхождение. Из предисловия к русскому переводу можно достаточно точно выявить первоисточники голландского автора. Много материалов, приводимых им по слухам, имеют явно легендарный характер. Другую часть "Записок...", написанную со слов односельчан, родственников, просто знакомых Я. К. Номена, можно использовать с некоторой долей условности. И, наконец, личные наблюдения автора вызывают почти полное доверие57.

Исследования голландского ученого Я. Схельтема - первый научный зарубежный труд, посвященный исключительно путешествию Петра I. Начиная с середины XIX в. (а он впервые увидел свет в 1814 г.58), его привлекали как дополнительный источник все серьезные отечественные историки. На русском языке из него пе-

стр. 94


--------------------------------------------------------------------------------

чатались лишь отрывки под названием "Петр Великий, Император России, в Голландии и в Заандаме в 1697 и 1717 гг."59 Однако только последняя публикация, изданная в начале XX в., носила фундаментальный характер. Она составила перевод основной части книги голландского историка, осуществленный А. С. Лацинским. В целом, Я. Схельтема достаточно точно описал пребывание Петра I в Европе. Однако он не подверг использованные источники какой-либо критике, хотя многое носит явно легендарный характер, и почти нигде не указал точно авторство тех или иных фактов. Работа голландского историка почти целиком является переложением использованных бумаг, на что указывал М. А. Веневитинов60.

Почти одновременно с отечественной полемикой славянофилов и западников наблюдался всплеск интереса к Петру I на Западе. В 1830-е годы в Лондоне и Нью-Йорке издается исследование Дж. Барроу о жизни Петра I61. В нем достаточно полно были изучены, а частично и опубликованы материалы английской прессы, современной пребыванию царя в Великобритании.

Другой тип источников (дипломатическая переписка) активно использовался в работе историка Ц. Задлера (С. Sadler)62. Автор уделил внимание посланиям австрийских представителей в Англии: резидента Хофмана и чрезвычайного посланника графа Ауэрсперга. Он почти целиком привел их депеши за январь-апрель 1698 г.

Попытку обобщить сведения о Петре I предпринял в 1884 г. историк Е. Шулер (Е. Schuyler)63. На основе не только западных, но и большинства российских исследований, он создал крупнейший в XIX в. зарубежный труд, посвященной эпохе выхода России на международную арену. Автор попытался отойти от одностороннего подхода к истории Великого посольства, отказавшись от апологетических оценок. Основываясь на публикациях Дж. Ламберти64 и Дж. Эрмана65, труде Ц. Задлера, мемуарах Дж. Бернета, Дж. Эвелина, архивных документах из Австрии66, он сопоставил различные виды источников: официальные документы, переписку, воспоминания. Е. Шулер постарался подтвердить все факты материалами российского происхождения, цитируя письма и бумаги самого Петра I, "русские официальные документы"67. По объему и количеству использованных трудов и публикаций монография Е. Шулера в течение нескольких десятилетий за рубежом не знала себе равных. А сведения из нее до сих пор привлекаются различными исследователями в качестве первоисточника.

Среди неупомянутых трудов XIX в. стоит сказать еще о двух, совершенно разноплановых по объему и характеру. Один из них затрагивает Великое посольство в контексте истории целой европейской страны, другой рассказывает об одном из эпизодов поездки 1697 - 1698 гг.

стр. 95


--------------------------------------------------------------------------------

Автором первой работы был английский историк Т. Б. Маколей. Его труд по истории Великобритании получил широкую известность в XIX в. В нем, описывая годы правления Вильгельма III, он ведет речь и о Великом посольстве. По его мнению, поездка Петра I имела огромное значение, став "эпохой в истории не только его страны, но и нашей и всего человечества"68. При описании жизни Петра I в Лондоне Т. Б. Маколей основывался исключительно на зарубежных источниках, что вносит в его рассказ налет некоторой пренебрежительности, усугубляемой пристрастием к анекдотическим случаям. Из официальных документов им были взяты лишь донесения европейских посланников в Лондоне Ван Ситерса и Лермитажа, основную же массу сведений он почерпнул из газет и мемуаров Дж. Эвелина и епископа Дж. Бернета69. Все материалы английский историк использовал без какого-либо анализа, принимая на веру все утверждения.

С точки зрения введения в оборот новых источников, более важной оказалась работа А. Бергенгруна (A. Bergengun), где описывался проезд Петра I и Великого посольства через Лифляндию70. Работа была построена на богатом фактическом материале с кратким описанием во введении цитируемых публикаций и монографий. Помимо известных трудов российских историков и сборника Дж. Ламберти, автор привлек ряд малоизвестных работ немецких авторов и неопубликованные материалы из библиотеки Ливонии и Рижского городского архива. Часть документов он поместил в приложении: записи о пребывании Великого посольства в Риге, "Отчет" городских властей о составе миссии и ходе ее проживания, переписка губернатора Э. Дальберга с должностными лицами в Стокгольме71. Полнота охвата проблемы и наличие приложенных первоисточников способствовали более углубленному подходу к изучению так называемой рижской проблемы. Многие отечественные и зарубежные историки Великого посольства в дальнейшем будут широко использовать данное исследование.

В первой половине XX в. наблюдается некоторый спад числа публикаций о Великом посольстве Петра I. Работы, включавшие биографию первого русского императора, вносили мало нового, хотя в некоторых и появлялись оригинальные характеристики первого заграничного путешествия Петра I72. Среди специальных работ также не появилось ничего примечательного. Диссертация голландского историка Б. Раптшинского (B. Raptschinsky) касалась лишь части пребывания Петра Великого в Голландии73. Причем автор брал за основу известные источники, не привлекая новых. Немецкий ученый В. Хинц (W. Hinz) создал труд, интересный с точки зрения эволюции деятельности Петра в период между поездками 1697 - 1698 и 1716 - 1717 гг.74 Второе путешествие показано здесь через призму

стр. 96


--------------------------------------------------------------------------------

первого. Однако автор также ограничился лишь опубликованными материалами.

В послевоенное время ситуация в корне меняется. В 1950 - 1960-е годы в Европе и Америке появляется огромное количество как общих, так и узкопроблемных исследований. В первую группу входят около десятка работ, из которых серьезными научными достоинствами обладают лишь две. Первая принадлежит перу английского историка Я. Грея (I. Grey)75. Обратившись к теме поездки Петра I в Европу еще в 1956 г.76, через четыре года он выпускает полное жизнеописание императора. Как и все биографы Петра I, автор рассматривал пребывание Великого посольства на Западе лишь через призму деятельности самого царя. Описание событий носит научно-популярный характер, так как основано на наиболее известных трудах и публикациях. Неизвестные ранее материалы использовались лишь в рассказе об английском отрезке путешествия. Историк процитировал несколько писем современников из Бодлейновской библиотеки и "Вахтенный журнал Хамбера" (The Log of the Humber) из Национального морского музея в Гринвиче77. Из недостатков работы можно отметить два неправильных указания на статью А. И. Андреева и отсутствие источниковедческих характеристик.

Другое исследование, по оценкам историков, является "самой серьезной работой о Петре Великом, вышедшей на Западе"78. Ее автор - немецкий ученый Р. Виттрам (R. Wittram) - использовал громаднейший фактический материал, почерпнутый из разноязычной литературы79. Описывая Великое посольство, он брал сведения из всех известных к тому времени русских (опубликованных) и европейских (в том числе и архивы) источников и исследований. Им были обобщены все изданные материалы, где упоминалось Великое посольство или приводился какой-либо документ, связанный с ним. Виттрам ввел в научный оборот часть неизвестных ранее бумаг из Государственного архива Швеции, Венского государственного архива, ряда частных архивов Германии, Италии, Англии. Пространные примечания помогают понять отдельные вопросы источниковедческого и историографического свойства. Вместе с тем у немецкого историка нет глубокого анализа источников и какой-либо их классификации.

В последние десятилетия число общих работ о России конца XVII - первой четверти XVIII в. не уменьшилось. Однако изменилось их качественное своеобразие. Введение в оборот новых материалов пошло на спад, так как зарубежная база в основном оказалась исчерпанной. Количество же исследований, авторы которых отталкивались от известных фактов и пытались дать оригинальные трактовки и выводы, наоборот выросло. Среди таких книг можно отметить биографии Петра Великого, написанные М. Андерсоном80, Алексом де Джоджем81, Р. К. Масси82. Из них хочется выде-

стр. 97


--------------------------------------------------------------------------------

лить последнюю работу, изданную на русском языке в 1996 г. Она является типичной для цивилизационного подхода к истории. Написанная ярким публицистическим языком, монография обладает определенными научными достоинствами в виде ссылок на известную литературу и публикации. Автор попытался рассказать о Великом посольстве не с точки зрения одной из сторон, а совместить основные русские и зарубежные источники проблемы, давая объективную картину83. Он сумел освободиться от пристрастного отношения к России и, не деля ход истории на "русский" и "европейский" пути, постарался осознать и передать читателям единство мира того времени, в котором найдется место для любой страны.

Интерес авторов к отдельным проблемам поездки 1697 - 1698 гг. в послевоенные годы распределялся достаточно неравномерно. Большинство историков обращалось, в основном, к английскому отрезку путешествия. Основная же деятельность Великого посольства исследовалась довольно лапидарно. Один из авторов, Л. Лоевенсон (L. Loewenson), на основе малоизвестных английских материалов изучил пребывание Петра I в Лондоне, описал его встречи с Вильгельмом III и известным химиком М. Стрингером84. В своих статьях Л. Лоевенсон вводит в научный оборот ряд новых источников, среди которых поэма М. Стрингера, дневники Н. Летрелла. Он анализирует их и выясняет дополнительные детали визита русского царя в Великобританию.

Публикации неизвестных источников были посвящены статьи Е. Двойченко-Маркова и А. М. Крино. Первый, разбирая встречи Петра I с квакерами, привел отрывки из бесед будущего императора с деятелями этого движения по английским первоисточникам и целиком процитировал письмо У. Пенна85. Второй продолжил поиски дипломатических документов, связанных с английской поездкой. В Государственном архиве Флоренции он обнаружил несколько донесений флорентийского агента в Лондоне Т. Платта к А. Бассети, секретарю правительства Медичи. Разбору и печатанию данных писем и была посвящена его работа86.

Авторы еще двух статей обращаются к Великому посольству как отдельному историческому явлению. Л. Р. Левиттер рассматривает его в контексте взаимоотношений России и Польши по балтийскому вопросу87. А Р. Виттрам дает подробную хронику всех событий88. Последняя статья посвящена одному из самых спорных вопросов поездки 1697 - 1698 гг. - рижскому инциденту89. Последние три работы базировались на старых источниках и интересны лишь в историографическом плане.

Прошедший 300-летний юбилей Великого посольства повлиял на всплеск научного внимания к миссии Петра I за рубежом. Австрийский исследователь И. Шварц, основываясь на всех доступных источниках, в своей статье подробно характеризует дипломатичес-

стр. 98


--------------------------------------------------------------------------------

кое содержание контактов между Петром I и венским двором90. Используя материалы Венского архива, автор пытается опровергнуть устоявшееся в исторической науке мнение, что Россия "была брошена" Австрией в переговорах о мире с турками. Сопоставляя удостоверительные российские грамоты, дипломатическую переписку и другие документы, он по-новому характеризует некоторые источники, переосмысливая их содержание и датировку.

Работа, принадлежащая перу фламандского ученого Э. Вагеманса, лишь эпизодически касалась путешествия конца XVII в.91 Однако ряд глав ("Образ "царя-плотника" в литературе" и "Фламандская легенда о пребывании Петра I во Фландрии в 1697 г.") приводят интересную информацию по отдельным проблемам, подкрепляемую многочисленными цитатами и иллюстрациями. К достоинствам исследования можно отнести современный научный подход к рассматриваемым вопросам.

* * *

Итак, можно увидеть некоторую закономерность во введении в научный оборот определенных видов источников. Первыми, обратившими на себя внимание историков, были публикации и бумаги мемуарного, эпистолярного жанра и сведения очевидцев. В XVIII в. они оказались наиболее доступны. Исключение составляет служебная записка боярина Ф. А. Головина, которую применял П. П. Шафиров. Однако это объясняется тем, что "Разсуждение..." создавалось по личному указанию Петра I самим вице-канцлером государственного аппарата, имевшим доступ к любым документам того времени. В течение XVIII в. публикуются воспоминания Дж. Бернета, сборник Г. Ламберти, различные собрания анекдотов о Петре I.

К концу XVIII в. база для исследований несколько расширилась. Однако первое время работы носят вид сборников материалов. И. И. Голиков использовал и грамоты, и официальный отчет посольства, но все совершенно бессистемно. Н. Г. Устрялов пошел значительно дальше. Он расширил количество цитируемых писем, опубликовал ряд новых документов. Основываясь на "статейных списках" посольства, историк дополнил их бумагами из архивных столбцов, т. е. вышел фактически на уровень наиболее достоверных материалов. Им также была осуществлена первая попытка источниковедческого анализа. Все это способствовало трансформации самого исследования Н. Г. Устрялова в важный источник. По сходному пути шел и Я. Схельтема, но он почти не указывал первоисточников.

Во второй половине XIX в. происходит значительное расширение круга материалов: публикуются посольские книги миссии, обобщаются и издаются бумаги Петра I, выходят на русском языке мемуары Дж. Перри, а в начале XX в. - Я. К. Номена. Становятся более доступными, хотя и без перевода, письма Ф. Я. Лефорта, донесения

стр. 99


--------------------------------------------------------------------------------

голландских и австрийских посланников в Великобритании, записки Дж. Эвелина, документы по рижскому инциденту. Работы Дж. Барроу, Е. Шулера вводят в научный оборот материалы периодической печати, некоторые архивные документы. Статьи Н. А. Фирсова, С. Н. Шубинского открывают ряд новых источников о пребывании царя в Европе.

Первую попытку обобщения опубликованных материалов предпринял М. А. Веневитинов, отошедший от практики рассмотрения Великого посольства лишь через призму деятельности Петра I. Он привел наиболее подробный анализ используемых работ и публикаций, хотя много интересного в этом плане можно найти и у А. Г. Брикнера. В итоге к рубежу веков, когда большая часть первоисточников была включена в поле зрение историков, назрела необходимость, во-первых, в критическом их осмыслении, во-вторых, в попытке обобщения.

В первые десятилетия XX в. происходит спад интереса к Великому посольству. Новый подъем, начавшийся в 1940-х годах, сразу же порождает крупнейшее описание миссии 1697 - 1698 гг. Работа М. М. Богословского стала наиболее полной попыткой сведения вместе всех источников Великого посольства на базе не только публикаций, но и огромных архивных сведений. Статьи 1940 - 1960-х годов отечественных и зарубежных авторов в какой-то мере выполняют задачу научного анализа корпуса источников, причем некоторые даже его расширяют. Углубленному разбору документов были посвящены работы Н. А. Баклановой, А. С. Лаврова, А. М. Крино. Новые неожиданные оценки привносят монография В. Е. Возгрина и статья С. О. Андросова, но их выводы вызывают больше вопросов, чем ответов.

Обобщая вышесказанное, можно прийти к мысли о неравноценном интересе исследователей к разным видам источников. Наибольшей популярностью пользовались материалы мемуарного и эпистолярного жанра. Они первыми начинают использоваться историками и оказываются, в связи с этим, наиболее изученными. Не меньший интерес вызывали официальные акты и грамоты, как имевшие важное значение не только для данного исторического периода, но и для последующих времен. Из делопроизводственных документов основное внимание обращалось на посольские книги и Походные журналы Петра I как на сборники достоверных фактов о поездке. Сама же структура источников, сопоставление их по видам, систематизация были мало востребованы в качестве предмета изучения.

Особое внимание следует обратить на документы, связанные с деятельностью Посольского приказа в последние годы его существования, на начало перехода к новым видам документов и формам работы. Их тщательное изучение позволяет доказать отсутствие упадка в деятельности российского дипломатического

стр. 100


--------------------------------------------------------------------------------

ведомства в конце XVII в., умение поддерживать престиж государства. Веками отработанные методы ведения переговоров, система сохранения традиций еще не выработали своего практического ресурса и могли с успехом использоваться в практике международных сношений.

-----

1 Шмурло Е. Ф. Критические заметки по истории Петра Великого // Журнал Министерства народного просвещения. 1900. N 5. С. 76.

2 Устрялов Н. Г. История царствования Петра Великого. СПб., 1858. Т. III. С. 390.

3 Голиков И. И. Деяния Петра Великого, мудрейшего преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам. 2-е изд. М., 1837 - 1843. Т. 1 - 15.

4 Устрялов Н. Г. Указ. соч. СПб., 1858 - 1863. Т. I - IV, VI.

5 См. об этом: Соловьев С. М. История России с древнейших времен. М., 1991. Кн. VII. С. 522 - 524, 530 - 539, 583, 632 - 633.

6 В настоящее время "Кабинет Петра I" находится в Российском государственном архиве древних актов в Фонде N 9 "Кабинет Петра I и его продолжение". (Далее: РГАДА.)

7 Языков А. Пребывание Петра Великого в Сардаме и Амстердаме в 1697 и 1698 гг. Берлин, 1872.

8 Костомаров Н. И. Петр Великий // Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1992. Кн. III.

9 Ключевский В. О. Курс русской истории // Соч. М., 1989. Т. 3. С. 20 - 25.

10 Платонов С. Ф. Лекции по русской истории // Соч.: В 2 т. СПб., 1993. Т. I. С. 489 - 494.

11 Брикнер А. Г. История Петра Великого. М., 1991.

12 Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными. СПб., 1867 - 1868. Т. VIII, IX. (Далее: Памятники...); Posselt M. Der General und Admiral Lefort ae sein Leben und seine Zeit; Ein beitrag zur geschichte Peter's des grossen. Frankfurt a/M, 1866.

13 Веневитинов М. А. Русские в Голландии. Великое посольство 1697 - 1698 гг. М., 1897.

14 Meerman J. de. Discours sur le premier voyage de Pierre le Grand, principalement en Hollande. P., 1812.

15 Фирсов Н. А. Английские сведения о пребывании Петра Великого в Лондоне // Древняя и новая Россия. 1877. N 9. С. 75 - 77.

16 Андреев А. И. Петр Великий в Англии в 1698 г. // Петр Великий: Сб. статей / Под ред. А. И. Андреева. М.; Л., 1947. С. 64.

17 Шубинский С. Н. Исторические очерки и рассказы. 5-е изд. СПб., 1908. С. 12 - 30.

18 См.: Кордт В. А. Отчет о занятиях в Голландских архивах летом 1893 г. СПб., 1895; Он же. Отчет о занятиях в Государственном архиве в Гааге летом 1911г. СПб., 1914.

19 Шмурло Е. Ф. Указ. соч.

20 См. например: Рожков И. А. Русская история в сравнительно-историческом освещении (Основы социальной динамики). Пг.; М., 1919 - 1926. Т. 5. С. 101.

21 См. труды П. Н. Милюкова, Н. В. Готье, Н. П. Покровского об эпохе Петра I.

22 Богословский М. М. Петр I. Материалы для биографии. М., 1940 - 1948. Т. I - V.

23 См.: РГАДА. Ф. 32, 35, 50, 74, 79; Ф. 32. Оп. 1. Д. 47.

стр. 101


--------------------------------------------------------------------------------

24 Например: Богословский М. М. Указ. соч. Т. П. С. 14 - 15.

25 Петр Великий: Сб. статей.

26 Андреев А. И. Петр I в Англии в 1698 г. // Петр Великий. С. 69 - 103.

27 См.: Бакланова Н. А. Великое посольство за границей в 1697 - 1698 гг. (Его жизнь и быт по приходно-расходным книгам посольства) // Петр Великий. С. 3 - 62.

28 РГАДА. Ф. 32. Оп. 1. Д. 47, 48.

29 История дипломатии / Под ред. В. А. Зорина, В. С. Семенова и др. М., 1959. Т. I. С. 335 - 337.

30 Кафенгауз Б. Б. Внешняя политика России при Петре I. М., 1942; Он же. Петр I и его время. 1672 - 1725. М., 1948; Мавродин В. В. Петр I. М., 1945; Он же. Петр Первый. Л., 1948.

31 Мавродин В. В. Петр Первый. С. 100.

32 Левинсон-Лессинг В. Ф. Первое путешествие Петра I за границу // Культура и искусство петровского времени: Публикации и исследования. Л., 1977. С. 5 - 36.

33 Молчанов Н. Н. Дипломатия Петра Первого. М., 1986; Молчанов Н. Н. Дипломатия Петра Великого. М., 1990.

34 Там же. С. 119.

35 Возгрин В. Е. Россия и европейские страны в годы Северной войны: История дипломатических отношений в 1697 - 1710 гг. Л., 1986.

36 См.: Павленко Н. И. Петр Великий. М., 1994. С. 65.

37 Бобылев В. С. Внешняя политика России эпохи Петра I. М., 1990. С. 22 - 27.

38 Там же. С. 25.

39 Санин Г. А. Петр I - дипломат. Великое посольство и Ништадский мир // Российская дипломатия в портретах. М., 1992. С. 14 - 47.

40 Андросов С. О. Петр I в Венеции // Вопр. истории. 1995. N 3. С. 129 - 135.

41 См.: Шмурло Е. Ф. Сборник документов, относящихся к истории царствования императора Петра Великого. Юрьев, 1903. Т. I: 1695 - 1700.

42 Павленко Н. И. Указ. соч.

43 Долгова С. Р. Великое посольство России в Европу. 1696 - 1698 гг. (по документам Российского государственного архива древних актов) // Вестник архивиста. 1997. N 3 (39). С. 35^6.

44 Кретинин Г. В. Прусские маршруты Петра Первого. Калининград, 1996.

45 Преображенский А. А. Великое посольство 1697 - 1698 гг.: старое и новое в русской дипломатии // Вопр. истории. 1999. N 2. С. 114 - 122.

46 Там же. С. 121.

47 Котин И. Ю. Петр Великий в Оксфорде // Труды Государственного музея истории Санкт-Петербурга. СПб., 1998. Вып. III. С. 49 - 54.

48 Блудилина Н. Д. Великое посольство Петра I и отношение к Москве в Европе на рубеже XVII - XVIII вв. // Москва в русской и мировой литературе: Сб. ст. / РАН. Ин-т мировой литературы им. А. М. Горького; Отв. ред. Н. Д. Блудилина. М., 2000. С. 34 - 41.

49 Там же. С. 35.

50 Лавров А. С. Великое посольство в донесениях французских дипломатов // Ораниенбаумские чтения: Сб. науч ст. и публ. / Гос. музей-заповедник "Ораниенбуам"; Ред. -сост. СВ. Ефимов. СПб., 2001. С. 113 - 141.

51 Лавров А. С Указ. соч. С 136 - 137.

52 Павлова Н. Ю. "Царь или погибнет, или станет великим человеком" (Петр I в мемуарах английского епископа Джилберта Бернета) // Ораниенбаумские чтения: Сб. науч ст. и публ. СПб., 2001. С. 106 - 112.

стр. 102


--------------------------------------------------------------------------------

53 Гузевич Д. Ю., Гузевич И. Д. Великое посольство. СПб., 2003.

54 Перри Дж. Состояние России при нынешнем царе / Пер. с англ. О. М. Дондуковой-Корсаковой. М., 1871.

55 Blomberg B. An Account of Livonia. L., 1701.

56 Номен Я. К. Записки о пребывании Петра Великого в Нидерландах в 1697/98 и 1716/17 гг. Киев, 1904.

57 Там же. С. 8 - 10.

58 Scheltema J. Peter de Groote, Keizer van Rusland, in Holland en te Zaandam in 1697 en 1717. Amsterdam, 1814. 2 v.

59 См.: Дух Журналов. 1816. N 11 - 13; Сын Отечества. 1822. N 47, 48; Русская старина. 1916. N 1 - 5.

60 Веневитинов М. А. Указ. соч. С. 14 - 16.

61 Barrow J. Memoir of the life of Peter the Great. L., 1832; N. Y., 1834.

62 Sadler C. Peter des Grosse als Mensch und Regent. St. Pet., 1872.

63 Schuyler E. Peter the Great. Emperor of Russia: 2 vols. L., 1884.

64 Lamberty G. Memoires pour servir a l'histoire du XVIII siecle. 1781. V. I, 2-me edition.

65 Erman J. Memoires pour servir a l'histoire de Sophie Charlotte. B., 1801.

66 Archiv fur sachsische Geschichte (1873), XI. P. 137 ff.

67 Schuyler E. Op. cit. V. I. S. 352, 359, 375, 382.

68 Маколей Т. Е. Полн. собр. соч. СПб., 1865. Т. XIII. С. 61.

69 Там же. С. 68.

70 Bergengrun A. Die grosse moskowitische Ambassade von 1697 in Livland. Riga, 1892.

71 Ibid. S. 73 - 95.

72 См., например: Graham S. Peter the Great. L., 1929; Kersten K. Peter d Grosse. Amsterdam, 1935.

73 Raptschinsky B. Peter de Groote in Holland in 1697 - 1698. Phil. Diss. Amsterdam, 1925.

74 Him W. Peter des Grossen Anteil an der wissenschaftlichen und kunstlerischen Kultur seiner zeit. Breslavl, 1933.

75 Grey I. Peter the Great. Emperor of all Russia. Philadelphia; N. Y., 1960.

76 Grey I. Peter the Great in England // History Today. 1956. N 6. S. 225 - 234.

77 Grey I. Peter the Great. Emperor of all Russia. S. 118, 119, 121,459.

78 Цит. по: Павленко Н. И. Указ. соч. С. 65.

79 Wittram R. Peter I, Czar und Kaiser: zur Geschichte Peters des GroBen in seiner Zeit. Gottingen, 1964.

80 Anderson M. S. Peter the Great. L., 1978.

81 Jonge A. de. Fire and Water: A life of Peter the Great. L., 1979.

82 Maccu P. K. Петр Великий: В 3 т. Смоленск, 1996.

83 Там же. Т. 3. Библиография.

84 Loewenson L. The first interviews between Peter I and William III in 1697: Some neglected English materials // Slavonic and East European review. 1958. Vol. 36. N 87. P. 308 - 316; Loewenson L. People Peter the Great met in England. Moses Stringer: chymist and physician // Slavonic and East European review. 1958. Vol. 37. N 89. P. 459 - 468; Loewenson L. Some details of Peter the Great's in England in 1698: Neglected English materials // Slavonic and East European review. 1962. Vol. 40. N 95. P. 431 - 443.

85 Dvoichenko-Markov E. William Penn and Peter the Great // Proceedings of the American philosophical society. Philadelphia. 1953. Vol. 97. N 1. P. 12 - 25.

86 Crino A. M. La visita di Pietri il Grande in Inghilterra dalle lettere di Thomas Platt ad Appolonio Bassetti // Nuova rivista storica. Milano, 1953. Sett. - die. P. 439 - 449.

стр. 103


--------------------------------------------------------------------------------

87 См.: Lewitter L. R. Russia, Poland and the Baltic, 1697 - 1721. // Historical Journal. 1968. N 11.

88 Wittram R. Peters des GroBen erste Reise in den Westen // Jahrbticher fur Geschichte Osteuropas. Wiesbaden, 1955. B. 3, h. 4. S. 373 - 403.

89 Isberg A. Erik Dahlbergh och tsar Peters vasteuropeiska resa // Svio-Estonica. Lund. 1962. Vol.l6, h. 7. S. 52 - 72.

90 Шварц И. Великое посольство и венский двор (К вопросу о пребывании Великого посольства в Вене) // Центральная Европа в новое и новейшее время (Сборник к 70-летию Т. М. Исламова). М., 1998. С. 55 - 68.

91 Waegemans E. Peter de Grote in de Oostenrijkse Niderlanden. Antwerpen, 1998; Вагеманс Э. Петр Великий на землях Бельгии. Антверпен, 1998.

стр. 104


Опубликовано 11 октября 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. Г. ГУСЬКОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: История и историки, 2004, №1

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.