"ПАДЕНИЕ РУССКОЙ МОНАРХИИ": PRO ET CONTRA (П.Н. МИЛЮКОВ И В.А. МАКЛАКОВ О КНИГЕ Б. ПЭРСА)

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему "ПАДЕНИЕ РУССКОЙ МОНАРХИИ": PRO ET CONTRA (П.Н. МИЛЮКОВ И В.А. МАКЛАКОВ О КНИГЕ Б. ПЭРСА). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

17 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


"ПАДЕНИЕ РУССКОЙ МОНАРХИИ": PRO ET CONTRA (П.Н. МИЛЮКОВ И В.А. МАКЛАКОВ О КНИГЕ Б. ПЭРСА)
Автор: Б. Пэрс


Бернард Пэрс (1867-1949) в отечественной историографии упоминался, как правило, в перечне "фальсификаторов". Между тем, это был незаурядный историк и человек, влюбленный в Россию. Он окончил одну из самых престижных частных школ Англии - Хэрроу, где кстати, делил комнату с будущим премьер-министром Стэнли Болдуином. Затем - Тринити-колледж в Кембридже; здесь он занимался античной философией, но не преуспел; результаты выпускных экзаменов были плачевны и, вместо научных занятий в университете его ждало преподавание в одной из второразрядных школ 1 .

Все изменила поездка в Россию, которую он впервые посетил в 1898 г. Цель этой поездки состояла в том, чтобы посетить места сражений наполеоновской армии. До этого Пэрс объехал поля сражений Наполеона во всех других странах.

Известный русский историк-медиевист, специалист в области английской истории П.Г. Виноградов помог Пэрсу устроиться вольнослушателем в Московском университете, где в течение двух лет он слушал лекции В.О. Ключевского и Виноградова.

По свидетельству сына Пэрса, Россия стала его второй родиной. Он был "очарован" русскими крестьянами и его чувства по отношению к ним можно было, вероятно, сравнить с теми эмоциями, которые испытывали народники.

К тому времени Пэрс изучил французский, немецкий и итальянский языки, но он еще не знал ни одного русского слова. В научном плане его более всего интересовала история итальянского Рисорджименто. Однако все было оставлено. Россия стала главным предметом научных занятий Пэрса, круто изменив его жизнь.

Вторая поездка Пэрса в Россию состоялась в 1904-1905 гг., после которой он бывал в ней ежегодно. В это время он служил неофициальным осведомителем Британского посольства в Петербурге и Foreign Office (Форин Офис), что было распространено в то время среди ученых и писателей, прибывавших в Россию.

С 1904 по 1919 гг. Пэрс планомерно изучал историю России; вплоть до начала первой мировой войны ежегодно проводил в России от трех

стр. 261


--------------------------------------------------------------------------------

до четырех месяцев. Он стал ведущим британским специалистом по истории России.

В 1906 г. Пэрс - доцент, а с 1908 по 1917 гг. профессор Ливерпульского университета по кафедре современной русской истории. В 1907 г. он основал Русскую школу, по существу Институт (Liverpool School of Russian Studies).

С 1912 г. при этом Институте выходил журнал "Russian Review", в котором печатались и русские авторы.

За эти годы Пэрс опубликовал книги: "Россия и реформы" (Russia and Reform. 1907), "Лига Наций и другие вопросы о мире" (The League of Nations and other Questions of Peacе. 1911).

В 1909 г. Пэрс помогал в организации визита делегации российских парламентариев в Англию. Среди них были А.И. Гучков, Н.А. Хомяков, М.В. Челноков, гр. В. Бобринский и П.Н. Милюков.

В 1914 г. Пэрс стал официальным осведомителем Британского правительства в России с обязательством находиться при армии. Официально он работал корреспондентом "Daily Telegraph". Результатом этой работы Пэрса явилась его книга "День за днем с русской армией 1914-1915 гг." (Day by Day with the Russian Army. 1915).

В 1919 г. в качестве представителя Великобритании Пэрс состоял при правительстве Колчака. Вс. Иванов в своем очерке "Коварный Альбион" вспоминал: "Сей чистый академист профессор Пэрс, поведал мне откровенно, что он состоял всю Великую войну в контрразведке штаба Третьей Армии... Все наши российские секретные агенты - мальчишки и щенки перед этим почтенным коварным профессором литературы, несомненно имевшим крупные связи в Англии" 2 .

Пэрс принял активное участие в организации Школы изучения славянства и Восточной Европы (Школа славянских исследований), в качестве директора возглавлял ее до 1939 г. При школе были созданы русская библиотека и архив; выходил журнал "Slavonic end East European Review", где помещались статьи и русских авторов.

В 1919 г. Пэрс был возведен в рыцарское достоинство. Во время постоянных приездов в Россию у Пэрса образовался свой широкий круг знакомств среди русской интеллигенции. Он знал А. Блока, Н. Бердяева, В. Иванова, Зиновьеву-Аннибал и др. В эмиграции он активно общался с А.Ф. Керенским, Е.Д. Кусковой, С.Н. Прокоповичем, Д.П. Святополк-Мирским и др.

После революций 1917 г. Пэрс пристально следил за происходящим в России. Однако многие его оценки оказались неверными или наивными. 1921 г. Пэрс счел концом коммунистического эксперимента; он приветствовал победу здравого смысла Сталина над доктринальным марксизмом; его триумф в борьбе с Троцким расценил как победу национального лидера над интернациональным революционером.

В 1930-е годы, по мере усиления Гитлера и изменения внешней политики СССР, Пэрс стал выступать сторонником англо-советского союза. Это привело к изменению отношения к нему советских властей; Пэрс получил возможность вновь приехать в Россию. После заключения советско-германского пакта и начала советско-финской войны Пэрс

стр. 262


--------------------------------------------------------------------------------

продолжал упорно верить в неизбежность советско-германского столкновения, необходимость англо-советского альянса и стал чуть ли не персоной нон-грата у себя на родине; Форин Оффис считал, что Пэрс проводит свою личную внешнюю политику. Газета "Русский в Англии" (31 декабря 1938 г.) писала, что точка зрения Пэрса "вредна как для России, так и для Англии", однако, "нельзя не признать за ним заслуги: любовь к России, помощь русским в Англии".

Нападение Германии на СССР вновь круто изменило судьбу Пэрса; он ездил с лекциями о России по стране; его популярная книжка "Russia" (1940) о его второй родине разошлась тиражом свыше полумиллиона экземпляров. Почти в 76- летнем возрасте Пэрс пересек океан и продолжил свое триумфальное лекционное турне в США.

После войны Пэрс остался в США, где был консультантом ряда американских университетов по организации школ славянских исследований. Разрыв союзнических отношений стран Запада и СССР, начало холодной войны обескуражили его. Пэрс считал, что вина за ее начало лежит на обеих сторонах; возможно, на британской и американской даже в большей степени. Подозреваемый в антиамериканской деятельности, с одной стороны, проклинаемый коммунистами, с другой, не зная, "что делать и на что надеяться", Бернард Пэрс умер в Нью-Йорке 17 апреля 1949 г.

"Он не был великим ученым в том смысле, в котором обычно употребляется это слово, - писал его сын, - но он был творцом, что, возможно, несколько больше, в особенности в академической жизни; великий оратор, живая и притягательная личность, и человек с неукротимой волей" 3 .

Наиболее известные книги Пэрса - "История России" (History of Russia, 1926), "Мои русские мемуары" (Му Russian Memoirs, 1931), "Падение русской монархии" (The Fall of the Russian Monarchy, 1939), "Россия" (Russia, 1940). Любопытно, что он перевел на английский язык басни И.А. Крылова и "Горе от ума" А.С. Грибоедова.

Пэрс гордился, что не принадлежал ни к какой партии; но по своим воззрениям и симпатиям он тяготел к либералам. При подготовке книги "Падение русской монархии" Пэрс использовал многие источники, опубликованные к тому времени; любопытно, что он выразил благодарность "коммунистическому историку" М.Н. Покровскому, который, при организации исследовательской и публикаторской работы "не забыл, что он был историком". Значительную роль при подготовке книги сыграли личные наблюдения и записи Пэрса; он был свидетелем многих важнейших событий, которые впоследствии описал. Кроме того, в период своих длительных визитов в Россию, Пэрс взял интервью у большинства ведущих русских политиков; он объяснял им, что делает это не для газет, а для истории; по его мнению, это обеспечило достаточную степень откровенности.

В стадии непосредственной работы над книгой Пэрс совершил поездки в Париж в 1935 и 1938 годах, и в Ленинград в 1936 и 1937 - для сбора дополнительных материалов и уточнения некоторых моментов, вызывавших у него сомнения. Он ничего не пишет о том, с кем

стр. 263


--------------------------------------------------------------------------------

встречался и чем занимался в Ленинграде; в Париже Пэрс встречался со многими ведущими деятелями политической сцены России начала века. А.И. Гучков, с которым Пэрс был дружен до революции, незадолго до своей смерти продиктовал ему "очень полное" описание своей политической карьеры на всем ее протяжении. Подробные разговоры Пэрс вел также с В.Н. Коковцевым, генералом Н.Н. Головиным, П.Н. Милюковым, А.Ф. Керенским и В.Л. Бурцевым. Личная "вовлеченность" историка в события, которые он описывает, придает книге Пэрса особый интерес. Если добавить к этому прекрасный язык, которым написана книга, нетрудно объяснить ее популярность.

Почти 50 лет спустя она была опубликована в популярной исторической серии издательства "Cassel". В предисловии к переизданию она отнесена к тем книгам, которые как хорошее вино, только крепчают и улучшаются со временем и заслуживают того, чтобы их "попробовали" еще раз.

Содержание книги Пэрса точно соответствует названию - это не история России конца ХIХ - начала ХХ в., это история падения русской монархии. Вывод, к которому пришел историк, неутешителен для последней: "Следуя за событиями по мере их развития и позже заполняя одну лакуну за другой в моих знаниях о них, - писал Пэрс в предисловии к своему исследованию, - я пришел к убеждению, что причина крушения находилась совсем не внизу, а вверху". "Верхи" сделали все для своего падения; Пэрс приводит представлявшееся ему точным и характерным высказывание "преданного Жильяра": "Все было сделано для того, чтобы вызвать революцию, и ничего, чтобы ее предупредить" 4 .

Повышенное внимание Пэрса к взаимоотношениям царской семьи и Распутина, а также другим личностным аспектам событий, предшествовавших катастрофе 1917 г., определенная абсолютизация личного начала в истории, с которым далеко не каждый историк может быть согласен, представляет тем не менее большой интерес. Очевидно, это определило в течение уже многих десятилетий пристальное внимание за рубежом к книге Пэрса.

В России имя Пэрса было долгие годы практически неизвестно. Однако в эмиграции сразу же после выхода книги "Падение русской монархии" в 1939 г. появились рецензии двух современников и участников описываемых событий, крупных представителей русской политической мысли П.Н. Милюкова и В.А. Маклакова. Их политические разноречия, лево-кадетская ориентация Милюкова и право-либеральная - Маклакова, неизбежно сказались и на оценке исторических фактов, описываемых в книге Пэрса.

Милюков первым откликнулся на книгу Пэрса, опубликовав в двух номерах "Последних новостей" свой отзыв. Затем последовала рецензия Маклакова в "Slavonic Review". Реакцией на нее явился новый отклик Милюкова под названием "В.А. Маклаков о книге проф. Пэрса".

Образовался, таким образом, определенный срез научной мысли, состоящий из разных точек зрения и характеризующий на данный момент уровень восприятия и освещения рассматриваемых проблем и событий истории.

стр. 264


--------------------------------------------------------------------------------

В этих рецензиях Милюков и Маклаков в обосновании своих позиций сообщали новые факты и детали описываемых исторических событий, обращали внимание на новые акценты как собственных, так и противоречащих им представлений.

Публикация этих рецензий, являющихся ценным историографическим источником, обогащает и углубляет наши знания об исторической науке конца ХIХ - начала ХХ в.

1 Приводимые сведения почерпнуты в основном из предисловия сына Бернарда Пэрса, Ричарда, к очередному изданию "Истории России" его отца (Pares R. Introduction / Pares B. A History of Russia. Dorset Press, N.Y.n.d. P. VIIXIV), из вступительной статьи Бернарда Пэрса к первому изданию "Тhe Fall of the Russian Monarchy" (1939; воспроизведено в издании Сassell Publishers. L., 1988. С. 11-25), а также из кн.: Кознина О.А. Русские в Англии. М., 1997. Кстати, Ричард Пэрс пошел по стопам отца и также стал историком. Его основные работы посвящены истории Англии ХVI-XVIII вв.

2 Иванов Вс. Огни в тумане. Думы о русском опыте. Харбин, 1932. С. 93-94.

3 Pares R. Op. cit. P. XIV.

4 Pares B. Introduction / The Fall of the Russian Monarchy. L., 1988. Р. 24.

М.Г. Вандалковская, О.В. Будницкий

* * *

Русская историческая наука начала ХХ в., особенно в лице ее наиболее ярких представителей, каковым, бесспорно, являлся П.Н. Милюков, обретала новые черты. Одной из них, и, пожалуй, одной из основных являлась сопричастность с европейской наукой. Европеизм Милюкова, его приверженность западнической ориентации проявлялись не только в политической деятельности, но и в творчестве Милюкова как историка. Милюков активно изучал западноевропейскую литературу, ввел в научный оборот российской науки многие труды европейских ученых, имел прочные научные и личные контакты с учеными разных стран.

Начиная с 90-х годов, Милюков тесно общался с французским славистом П. Буайе, дружба с которым сохранилась и в эмиграции; в 1937 г. они вместе отмечали в Сорбонне 100-летнюю годовщину со дня смерти А.С. Пушкина. Милюков поддерживал отношения с французскими учеными Ж. Легра, А. Рамбо, с чешским филологом И. Поливкой, с румынским историком И. Богданом; позднее в эмиграции коллегами Милюкова по работе над трехтомной "Историей России" для французского читателя стали всемирно известные профессора Сорбонны Л. Эйзенманн и Ш. Сеньобос. Этот далеко неполный перечень дополнило имя Б. Пэрса.

В своих воспоминаниях Милюков называл Пэрса "своим старым знакомым", с которым встретился в Москве в конце 90-х годов, когда Пэрс приезжал в Россию для знакомства со страной и совершенствования в русском языке.

Вторая встреча с Пэрсом, упоминаемая Милюковым, относится к августусентябрю 1916 г., когда делегация IV Государственной Думы приехала в Лондон. Пэрс принимал участие во встрече русских парламентариев. Он организовал в Кембридже в рамках летнего съезда

стр. 265


--------------------------------------------------------------------------------

(University Extension) славянский праздник, где Милюков вместе с П.Б. Струве и Р.В. Дмовским читали лекции.

Разумеется, эти факты не ограничивают количество встреч и контактов Милюкова с Пэрсом.

Научные контакты Милюкова с зарубежными учеными, знакомство с их трудами не сопровождались безоговорочным признанием информации и характера преподнесения этими учеными исторического материала.

В публикуемых рецензиях на книгу Пэрса "Падение русской монархии" обозначен широкий круг проблем российской истории периода, предшествующего событиям 1917 г.; значительны и интересны сведения по истории российского либерализма. Политические разногласия Милюкова и Маклакова о сущности российского либерализма, о допустимости сближения либералов с правыми и левыми направлениями общественной мысли и связанной с этим проблемой оценки деятельности кадетов, приобретают в публикуемых материалах Милюкова новое, дополнительное звучание. Это свидетельство не только наличия в русском либерализме разных течений, но и их эволюции, развития либерального самосознания.

Рецензии Милюкова на книгу Пэрса являются интересным и содержательным историографическим источником, определенным эталоном в создании подобного вида исторического сочинения. Они имеют не описательный, а аналитический характер, отличаются проникновением в сущность предмета, воздают дань труду автора, корректно выражают несогласие с авторской позицией. Милюков видел в лице Пэрса "лучшего знатока", очевидца и свидетеля событий новейшей русской истории, и подчеркивал, что его книга уникальна, поскольку в науке подобной ей не существует. Вместе с тем он указывает и на "ограничения", вытекающие, из личных качеств Пэрса и из особенностей его взглядов.

По мысли Милюкова, склонность Пэрса к фактографизму, а не к аналитическому подходу к истории, определила авторскую сосредоточенность на событиях истории, а не на выявлении их причин. На изложение исторического материала оказали влияние и "очень умеренные взгляды" Пэрса. Как верно замечает Милюков, из этого следует подход автора к источникам, к характеру подачи материала и, разумеется, к выводам. Пэрс безоговорочно верит источникам, исходящим из царской семьи, воспоминаниям В.Н. Коковцева, А.Ф. Керенского, но недоверчиво относится к мемуарам С.Ю. Витте, обходит молчанием свидетельства М.И. Кржижановского, т.е. материалы своих политических противников.

Милюков отмечает еще одну важную особенность монографии Пэрса: падение монархии автор понимает не как падение строя, а как падение династии.

Милюков, прошедший русскую историческую школу Б.Н. Чичерина, К.Д. Кавелина, С.М. Соловьева и В.О. Ключевского с их осознанием органических процессов и закономерности в истории, соотношения безличных процессов и роли личностного начала, не мог примириться с "узким" пониманием хода истории, сосредоточенном в объяснении падения монархии в России лишь на истории царской семьи и приближенных к ней министров.

стр. 266


--------------------------------------------------------------------------------

Авторский "кругозор", по выражению Милюкова, не позволил Пэрсу увидеть в полную меру жизнь страны, "подземного рокота" революции, понять устремленность монарха прежде всего сохранить свою власть и установившуюся систему управления, закономерность приближающейся революции.

Взгляд на историю России глазами умеренного либерала, идеализирующего роль царской семьи (сохраняющим, по словам Милюкова, "честность" автора) обусловил не только заданность в изложении событий времени, но и противоречивость в их освещении. Милюков усматривает тенденциозность в обозначении роли Государственных Дум, государственных деятелей этого времени. Он упрекает Пэрса в неоправданном сочувствии Столыпину, Гучкову, Керенскому, в непонимании природы российского либерализма, роли кадетов и самого Милюкова в истории российского освободительного движения.

Главный вывод Милюкова, следуемый из анализа монографии Пэрса, сводится к утверждению, что степень событий начала ХХ в. проходит по другим линиям (в сравнении с изображением Пэрса), что изложение Пэрса не соответствует динамике исторического процесса. Именно это породило несоответствие между тем, что пишет автор, и действительностью.

Добавление к основной своей рецензии под названием "В.А. Маклаков о книге проф. Пэрса" Милюков назвал постскриптумом. Это добавление появилось сразу же после опубликования рецензии Маклакова. Направленность этого текста иная. Милюков видит в основных позициях Пэрса сторонника маклаковского октябристского взгляда. Обвинения же Маклаковым Пэрса в следовании взглядам кадетов Милюков считает необоснованными.

"Добавочная польза" книги Пэрса, по мнению Милюкова, состоит в том, что она вновь вскрыла противоположность взглядов Маклакова и самого Милюкова, т.е. разных позиций либеральных воззрений.

М.Г. Вандалковская

стр. 267

Опубликовано 11 октября 2007 года
Читать на library.by далее:


Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Б. Пэрс • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Журнал "История и историки", 2001, №1

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.