Россия и Турция в контексте их интересов на Балканах после Берлинского конгресса

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Россия и Турция в контексте их интересов на Балканах после Берлинского конгресса. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

32 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Исследуя дипломатические отношения Турции и России в контексте их интересов на Балканах после Берлинского конгресса, возьмем за основу монографию Чомак Ихсана «Турция и Россия на рубеже XIX-XX вв» .
Чомак Ихсан в своей работе отмечает, что одним из итогов восточного кризиса 1870-х гг. стало неуклонное расширение (по сравнению с предыдущим периодом 1850-1860 гг.) влияния России на Балканах. Однако воспользоваться успехом победы не представлялось возможным. Я полагаю, что согласно решениям Берлинского конгресса, деятельность России на Балканах ограничивалась только поддержанием status quo. Но христианские народы Балкан, как освободившиеся, так и остававшиеся еще под властью Порты, ожидали большего: получения независимости. Мне кажется, военное ведомство России проявляло повышенный интерес в первую очередь к Болгарии, рассматривая ее в качестве потенциальной военно-морской базы и даже опорного пункта в регионе.
На мой взгляд, одним из путей восстановления прежних позиций России на Балканах, было сохранение Союза трёх императоров и укрепление отношений с Германией, и только затем - давление на Турцию.
Чомак Ихсан в своей работе указывает на то, что Петербург искал внешнеполитических союзников, рассчитывая на прежние договоренности с Берлином. Обе страны надеялись воспользоваться обострением франко-английских и англо-турецких отношений для расширения своего присутствия на Балканах и последующих сепаратных переговоров с Турцией. В 1884 г. был возобновлен Союз трёх императоров, который должен был, как предполагал Н.К. Гире, способствовать решению многих задач. Действительно, в 1885 г. Бисмарк занял антианглийскую позицию, что в совокупности с другими факторами помогло нейтрализовать угрозу со стороны Англии в районе Проливов и в Средней Азии. Однако, как мне кажется, сторонники Гирса - Ламздорфа вскоре увидели, что в балканском вопросе Германия сделала ставку на Австро-Венгрию, и обе страны старались не допустить расширения влияния России.
Берлинским трактатом позиции России была ослаблены, русские инициативы в Болгарии «заморожены», а военно-морской флот только начинал восстанавливаться. Как отмечает Чомак Ихсан, экономический потенциал России был недостаточен, она проигрывала западным странам (прежде всего, Австро-Венгрии и Англии) по объемам финансово-экономических вливаний в балканские страны, к тому же не имела общей границы с Болгарией .
Я считаю, что балканским государствам, для сохранения политической независимости, требовались возрождение экономики, мощные капиталовложения, промышленные товары и рынки сбыта собственной сельскохозяйственной продукции. Всем этим потенциалом обладали Австро-Венгрия и поддерживающая ее Германия.
В 1875 г. немецкий генерал Швейниц, занимающий должность посла в Вене, выразил российскому послу E.П. Новикову удивление тем фактом, что австрийское правительство до сих пор не получило выход к Эгейскому морю. Швейниц видел решение этого вопроса в строительстве железнодорожной линии от Вены до Константинополя. Я полагаю, что Германия придавала особое значение Салоникам, рассматривая порт как рынок сбыта германских товаров, которые будут транспортироваться по железной дороге через Австро-Венгрию.
Строительство железнодорожной линии Вена - Белград - София усиливало экономическую и военно-политическую зависимость балканских стран от Австро-Венгрии и Германии. Следствием этого стало ослабление позиций России в регионе. Одновременно налаживалось сотрудничество балканских стран с другими европейскими государствами. Итогом экономической ориентации, мне думается, стали новые политические веяния и постепенное вовлечение балканских стран в орбиту европейской политики.
Чомак Ихсан в своей работе пишет о том, что опасаясь усиления Австрии, Германия заняла компромиссную позицию, направленную на разделение Балканского полуострова на две сферы: западную, которая находилась бы под влиянием Австрии, и восточную, с преобладающим влиянием России. Предполагалось поставить Сербию в зависимость от Австрии, а Болгарию - от России. Но эти расчеты оказались далеки от реальности и уж совсем не учитывали интересы Турции.
Австрия поддерживала в Сербии режим князя Милана Обреновича, отличающегося деспотичностью. Как мне кажется, из-за этого австрийское правительство теряло авторитет среди сербского народа. Теряла свой авторитет и Россия, непрерывно вмешивавшаяся во внутренние дела Болгарии, отчего значительное количество болгарского населения стало противником сближения Болгарии и России.
Новым направлением политики России на Балканах стало укрепление позиций в Сербии, а Австрия стремилась к расширению своего присутствия в Болгарии. Чомак Ихсан в своей работе отмечает, что сербские либералы поддерживали Россию, пытаясь противостоять Австрии, ставленником которой был Милан. В свою очередь, болгарские либералы стремились к сотрудничеству с правительством Австрии, опасаясь еще большего диктата России .
Для Турции все это означало, что последующая эмиграция мусульман из Болгарии в турецкие земли, другие трудности внутри Болгарии, вызванные тем, что в государственных структурах работали русские, будут истолкованы европейскими государствами как вмешательство России во внутренние дела Болгарии. В сложившейся ситуации Россия стремилась к нормализации отношений с Турцией, которая после оккупации Кипра и Египта заняла негативную позицию по отношению к Англии (что было выгодно России).
Тогда же, 30 октября 1883 г., в Вене был подписан секретный австро-румынский договор о поддержке стран-союзниц в случае нападения третьей стороны. Имелась в виду Османская империя. К договору немедленно присоединилась Германия, а в 1888 г. - Италия. Таким образом, Румыния примкнула к державам Тройственного союза и в своей политике следовала интересам австро-германского блока, что привело к неизбежному ухудшению русско-румынских отношений . Бухарест стал несколько более внимательно всматриваться в перспективы связей с Константинополем.
Австрия планировала восстановить свои позиции в Сербии, подписав с ней договор о торговле и железнодорожном строительстве. Однако либеральный лидер Сербии Ристич отказался от сотрудничества. В ответ Австрия объявила блокаду сербской сельскохозяйственной продукции. В результате таких действий пострадали сербские крестьяне, из-за волнений в 1880 г. Ристич ушел в отставку. К власти пришли прогрессисты, которые пошли на сотрудничество с Австрией (в апреле 1881 г.). В мае 1881 г. между Сербией и Австро-Венгрией был подписан торговый договор, открывавший широкие возможности для предпринимательской инициативы. В июне 1881 г. князь Милан Обренович без согласия правительства заключил тайный политический союз с венским кабинетом, по условиям которого Сербия отказывалась от своих требований на Боснию, Герцеговину и Новопазарский санджак; к тому же без согласования с Австро-Венгрией она не имела права вести переговоры и заключать международные договоры. За это Австрия обещала поддерживать династию Обреновичей и оказать помощь в провозглашении Сербии королевством. Действительно, в феврале 1882 г. князь Милан получил титул короля, продолжая управлять страной полицейскими методами. На мой взгляд, в этой конфигурации отношений не принимались во внимание ни интересы мусульманского населения, ни общие позиции Турции.
Чомак Ихсан в своей работе пишет о том, что после Берлинского конгресса наиболее близко и наиболее остро интересы Турции и России соприкасались в Болгарии.
Болгария была разделена на Княжество Болгария - с широкой автономией при сохранении вассальной зависимости от султана - и Восточную Румелию (территория Южной Болгарии) - автономную провинцию Турции.
Я полагаю, что решения конгресса по болгарскому вопросу явились победой правительств Запада, стремившихся изменить расстановку сил на Балканах в ущерб России и утвердить там свою руководящую роль.
Такой вдумчивый и осторожный политик, каким был министр иностранных дел A.M. Горчаков, предписывал русскому уполномоченному Н.П. Игнатьеву еще на переговорах в Сан-Стефано: «Особенно твердо стойте во всем, что касается Болгарии» .
В 70-е гг. XIX в. Россия делала ставку на Болгарию, рассматривая ее как аванпост в балканской политике и вопросе о Проливах. По мысли российского правительства, Болгария, территориально расположенная у границ Турции, могла служить барьером в случае продвижения западноевропейских государств, прежде всего Англии, к Константинополю и Проливам. Этого не получилось.
Начальник гражданского управления в Болгарии князь В.А. Черкасский (1877-1878), а после его смерти - генерал-лейтенант A.M. Дондуков-Корсаков не ломали всей старой системы администрации: многие турецкие органы управления были сохранены. В границах старых турецких санджаков создавались губернии, управителями которых назначались русские офицеры, а их помощниками - болгары. Последние по приобретении опыта должны были заменить русских губернаторов. Было создано земское войско, организованное по русским военным уставам, введена воинская повинность, открыто юнкерское училище. При введении нового управления русская администрация опиралась на имущую часть населения, пытаясь с ее помощью решить не только административные дела, но и вопросы организации школ, православной церкви, национального возрождения.
Чомак Ихсан в своей работе отмечает, что в стране было введено единое налоговое обложение; был уничтожен налог, взимавшийся только с христиан мужского пола за освобождение от воинской повинности; была ликвидирована откупная система; болгары получали право носить оружие.
Однако, царское правительство, предлагая Европе и Турции на пост главы болгарского правительства кандидатуру Александра Батгенберга, рассчитывало иметь в его лице послушного исполнители императорской воли и противника турецкого влияния. Эти надежды оказались призрачными. Посетив Россию еще до прибытия в Болгарию и не получив четкого обещания императора о расширении границ за счет Турции, А. Баттенберг не отказался от намерения при первой удобной возможности внести изменения в Конституцию, ограничивавшие права Народного собрания.
Великое народное собрание после долгого обсуждения избрало на пост главы болгарского государства Александра Баттеноерга, 22-летнего драгунского офицера, служившего в Пруссии. Султан Абдул Хамид II утвердил решение Народного собрания. Молодой правитель, по наблюдению военного министра Болгарии, русского генерала П. Паренсова, отличался любезностью в обращении, изысканностью манер, что располагало к нему собеседника. Однако его характер - «тревожный, недоверчивый, довольно хитрый, менял первое впечатление», - замечал министр .
В июле 1879 г. русские войска и администрация покинули Болгарию. Политика Баттенберга с первых месяцев его правления была направлена на освобождение от влияния России и укрепление связей с западными странами. Он проявлял недовольство деятельностью русских офицеров, создавших болгарскую армию, и стремился подчинить ее своей власти, видя перед собой одного противника - Турцию.
1880 г. не принес России больших успехов на Балканах. Однако в Болгарии, на которой сосредоточивалось основное внимание России, удалось не допустить отмены Тырновской конституции, на чем настаивал Баттенберг. Этим в известной степени сохранялся политический авторитет России, разработавшей конституцию. Вместе с тем Петербург был вынужден удовлетворить просьбу Александра Баттенберга об отзыве военного министра П. Паренсова, проводившего политику, во многом противоречившую указаниям князя. Сменивший его новый военный министр К.Г. Эрнрот полностью разделял взгляды Баттенберга. По моему твердому убеждению, одновременно с этим князь был вынужден согласиться с советом Петербурга в управлении Болгарией опираться на либеральную партию, от чего он ранее отказывался.
Я считаю, что в 1880-1890-е гг. для Балканского региона характерны два противоречивых процесса; во-первых, подчинение экономики и политики балканских стран ведущим державам Европы и, во-вторых, рост национал ного самосознания балканских народов, их стремление освободиться от влияния Европы. Это движение к самостоятельности определяло и действия Александра Баттенберга, который способствовал усилиям западных правительств направить экономику Болгарии по пути, выгодному им, и не желал мириться с прямой опекой России, хотя прежде он говорил о своей верности русскому императору. Чомак Ихсан в своей работе указывает на то, что противоречивые донесения российских дипломатов и военных, нередко приходившие из Софии, не помогали Петербургскому кабинету составить правильное представление о расстановке сил в стране, о перспективах ее отношений с Турцией .
После 1881 г. влияние России в стране заметно упало, что соответствовало планам Баттенберга, стремившегося к укреплению связей с Австро-Венгрией, Англией и Германией. По донесению российского посла в Берлине графа Л. Шувалова, Англия поддерживала действия Баттенберга, направленные на дискредитацию России.
Я предполагаю, что другим узлом русско-болгарских противоречий стали расхождения между князем и русским правительством по вопросу об управлении княжеством. Россия, не забывая о своей роли освободительницы Болгарии, стремилась к руководству ее внутренней и внешней политикой: в состав болгарского правительства всегда входили русские генералы.
Россия, не рассчитывая на союзников в случае очередной войны с турками, придавала большое военно-стратегическое значение территории Болгарии как кратчайшему пути к Проливам. Петербургский кабинет предложил князю заключить контракт на строительство железной дороги от Дуная на юг, к Балканскому хребту, что обеспечивало бы России быструю переброску войск в нужном ей направлении.
Я думаю, что экономически этот проект не представлял большой выгоды для Болгарии. Баттенберг, используя торгово-промышленные круги, заинтересованные в установлении связей центральных земледельческих районов Болгарии с западными рынками, в 1883 г. подписал с австрийским правительством соглашение о продолжении железнодорожной линии от Вены - через Белград - до Софии. Подписанию этого соглашения предшествовала договоренность с Сербией о строительстве железной дороги от австрийской границы до Салоник. Одновременно с этим Австро-Венгрия ввела свои войска в Новопазарский санджак .
Очевидно, что железнодорожное строительство на Балканах ускорило не только экономическое, но и военно-политическое подчинение балканских стран австро-германскому блоку, ухудшая общую ситуацию для османов.
Абдул Хамид II с согласия европейских держав назначил генерал-губернатором автономной провинции на пятилетний срок князя А. Богориди (Алеко-паша), сына генерал-губернатора о. Самос, занимавшего в начале 1870-х гг. должность турецкого посла в Вене. Современники свидетельствовали, что новый глава исполнительной власти отличался редкостным честолюбием. Достаточно сказать, что после отставки Александра Баттенберга в 1886 г. он предложил свою кандидатуру на пост князя Болгарии.
Сразу после русско-турецкой войны в Восточной Румелии создавались дружины и четы (народные вооруженные отряды). Центральный комитет, руководивший движением, решил, что после выхода русских войск он не признает автономии и будет бороться за объединение Болгарии.
Западноевропейские державы противились объединению. Австро-Венгрия не разделяла позиций российского правительства в спорах между Портой и балканскими народами по территориальным и административным вопросам. В то время как Россия стояла за расширение прав вновь образованных государств, считая целесообразным решать пограничные конфликты путем переговоров с Турцией, Австро-Венгрия находила эти вопросы мелкими и отстранялась от их обсуждения, выжидая обострения русско-турецких отношений.
Турецкое правительство, опираясь на поддержку Австро-Венгрии, Англии и Германии в их антиславянской политике на Балканах, не выполняло условий Берлинского договора в отношении Восточной Румелии.
Как отмечает Чомак Ихсан, в 1883 г., когда усилия болгар по объединению Болгарского княжества с Восточной Румелией стали очевидными, военный министр П.С. Банковский предписывал русским генералам, состоявшим при болгарском правительстве, «употребить свое влияние в смысле прекращения политической пропаганды о скорейшем присоединении Румелии к Княжеству». Такие инструкции Петербурга, принятые генералами к исполнению, вызвали сопротивление болгар. Не случайно в болгарских периодических изданиях высказывались предположения, что «присутствие русских министров в Болгарии грозит нарушением спокойствия на Балканском полуострове» .
В августе 1885 г. Гире встретился с князем Александром и высказал мнение, что Россия желает сохранения статус-кво на Балканах и в настоящее время не предполагает содействовать воссоединению Восточной Румелии с Болгарией. Александр ответил, что он не хотел бы ожидать проблем в этом направлении. Гире воспринял это так, что Александр не будет вмешаться в дела Восточной Румелии.
Через месяц, в сентябре 1885 г, в столице Восточной Румелии - Пловдиве вспыхнуло восстание, главная цель которого сводилась к объединению страны. Мне кажется, что косвенно оно было направлено против политики Турции и местной администрации. Правительство Крестовича было свергнуто и провозглашено объединение Болгарии во главе с Баттенбергом, который издал манифест и принял титул князя Северной и Южной Болгарии.
Императору Александру III предстояло сделать непростой выбор, и он согласился на это объединение. После этого было приказано отозвать русских офицеров, служивших в Болгарии.
Турция, усмотрев в действиях болгар по объединению страны нарушение условий Берлинского договора, готовилась ввести войска в Восточную Румелию. Одновременно, в ноябре 1885 г., по инициативе России в Константинополе открылась конференция представителей Турции и европейских держав. Однако выработка мирного решения затянулась из-за несогласия европейских держав относительно реформ в Европейской Турции, подогреваемых королем Сербии Миланом и Австро-Венгрией, которые развязали сербско-болгарскую войну.
Сербская армия, вторгшаяся в Болгарию, потерпела поражение; военные действия были перенесены на территорию Сербии, а это вызвало тревогу в Вене. Австро-Венгрия предложила свое посредничество. 15 декабря 1885 г. было подписано болгаро-сербское перемирие. По его условиям, подтвержденным мирным договором в Бухаресте (1886), между двумя государствами сохранялись прежние границы.
В начале 1886 г. по настоянию Англии Турция вступила в непосредственные переговоры с Болгарией. Я предполагаю, что стремясь укрепить свой престиж среди балканских народов, английские дипломаты убедили Абдул Хамида II не вводить турецкие войска в Румелию и подписать соглашение с болгарским князем, которое узаконивало бы это объединение. По болгаро-турецкому соглашению (февраль 1886 г.) болгарский князь утверждался Абдул Хамидом II в качестве генерал-губернатора Восточной Румелии сроком на пять лет. Обе стороны обязывались договариваться о совместных действиях в случае «покушения извне на их территорию» .
В результате этого соглашения Болгария выходила из-под контроля России и становилась союзницей Порты. Соглашение укрепляло в Болгарии англо-австрийские позиции. Тем не менее, российское правительство, чтобы не осложнять обстановку, в 1886 г. пошло на его признание.
Чомак Ихсан в своей работе отмечает, что Англия и Австро-Венгрия, противодействовавшие на Берлинском конгрессе независимому существованию балканских государств, теперь, когда влияние Петербурга было ослаблено, словесно выступали в поддержку Болгарии. Я думаю, они использовали в своих интересах предложение российского правительства, семь лет назад настаивавшего на создании единого болгарского государства, но затем, после захвата Пловдива, отказавшегося поддержать инициативу Болгарии.
В сентябре 1886 г. царское правительство направило в Софию генерала Н.В. Каульбарса, брата бывшего военного министра в Болгарии. Цель его миссии сводилась к восстановлению влияния России в стране и созданию нового правительства, лояльного России. Но прямолинейность и грубое вмешательство генерала в дела княжества при враждебности болгарского лидера С. Стамболова и его сторонников, пользовавшихся тогда авторитетом в стране, не позволили решить поставленную задачу. 5 ноября 1886 г. генерал покинул Болгарию; дипломатические отношения между Россией и Болгарией были временно прерваны. В правящих кругах Болгарии укрепилась австро-германская ориентация.
7 июля 1887 г. Народное собрание в Тырнове избрало правителем Болгарии Фердинанда Кобургского, австрийского офицера, ставленника Австро-Венгрии. Хотя Германия выступила вместе с Россией против принятия нового князя, ее практические действия были направлены против Петербурга. Германия (вместе с Австро-Венгрией и Англией) возражала против предложения Порты о посылке русского регента в Болгарию. И этим содействовала распространению влияния Австро-Венгрии на Балканах. Таким образом, Россия вновь оказалась в изоляции. Ее позиции в Болгарии до середины 1890-х гг. были утрачены.
По моему твердому убеждению, события в Болгарии обострили внутриправительственную борьбу в России по вопросу о внешнеполитической ориентации. Не решаясь открыто критиковать просчеты царского правительства на Балканах, «Московские ведомости» еще до истечения срока действия соглашения с Австро-Венгрией и Германией писали о враждебной политике Австро-Венгрии, предлагали «не связывать себя больше оковами Тройственного союза, сохранить добрые отношения с Францией».

Опубликовано 18 апреля 2007 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Ирина Ковалева • Публикатор (): Соснин Евгений Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.