Чернов Виктор Михайлович (1873-1952)

Актуальные публикации по вопросам истории России.

NEW ИСТОРИЯ РОССИИ


ИСТОРИЯ РОССИИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Чернов Виктор Михайлович (1873-1952). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2007-01-28
Источник: http://portalus.ru

Чернов Виктор Михайлович (1873-1952) В. М. Чернов родился 14 ноября 1873 г. в городе Новоузенске Самарской губернии. Из дворян. В 1892 г. поступил в Московский университет. Участвовал в студенческом дви-жении. В 1894 г. арестован по делу партии “Народное право”. С 1895 г. находился в ссылке. Был инициатором создания крестьянской революционной организации “Братство для защиты народных прав”. В мае 1899 г. выехал за границу, вступил в “Союз социалистов-революционеров”. В 1900 г. по инициативе Ч. была создана “Аграрно-социалистическая ли-га”. В декабре 1901 г. Ч. стал членом Партии социалистов-революционеров (ПСР), вошел в редакцию центральной партийной газеты “Революционная Россия”, ЦК и Заграничный ко-митет ПСР. Был автором проекта партийной программы. Во время революционных событий 1905 г. выступал за сочетание террористической тактики и агитационной работы в массах, входил в редакцию первой легальной народниче-ской газеты “Сын Отечества”. После принятия Манифеста 17 октября 1905 г. пытался удер-жать Московский комитет ПСР от участи в вооруженном восстании. На I съезде ПСР Ч. избран в состав ЦК. Поддержал тактику бойкота выборов в I Госу-дарственную думу, но впоследствии принял участие в формировании Трудовой группы в Го-сударственной думе. В феврале 1907 г. принял участие в работе II съезда ПСР, был сторон-ником участия эсеров в выборах во II Государственную думу и создание блока левых сил. Руководил работой фракции эсеров в Думе. После роспуска II Государственной думы призы-вал активизировать политический террор и подготовку вооруженного восстания. Резко кри-тиковал столыпинские реформы. Ч. долгое время отвергал выдвигаемые против Е. О. Азефа обвинения в сотрудничест-ве с Департаментом полиции. После его разоблачения и суда над ним, заявил о выходе из со-става ЦК, считая себя ответственным за все случившееся. В 1912-1913 гг. занимался литера-турной деятельностью, возглавлял журнал “Заветы”. После начала Первой мировой войны Ч. занял интернационалистскую позицию, вы-ступал за прекращение войны, участвовал в работе Циммервальдской и Кентальской конфе-ренций социалистов-интернационалистов. Февральская революция 1917 г. позволила Ч. вернуться в Россию. Ч. вошел в состав Петроградского комитета ПСР и редакцию газеты “Дело народа”, был избран в исполком Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, а затем стал товарищем председа-теля ВЦИК и почетным председателем ЦИК Совета крестьянских депутатов. В мае 1917 г. вошел в состав коалиционного правительства. После выхода из состава второго коалицион-ного правительства призывал к созданию однородного социалистического правительства, отвергал требование большевиков о передаче всей власти Советам. В октябре 1917 г. пытался поднять против большевиков войска Западного фронта, вновь выдвинул требование создания однородного социалистического правительства и ско-рейшего созыва Учредительного собрания. В ноябре 1917 г. вернулся в Петроград, боролся за созыв и открытие Учредительного собрания. После разгона Учредительного собрания Ч. уехал в Москву, затем перебрался в Поволжье, где действовал Комитет Учредительного соб-рания. Осудил созданную в Уфе Директорию. После переворота А. В. Колчака Ч. призвал к временному прекращению борьбы с большевиками. В 1919 г. нелегально приехал в Москву, где выступал с призывами к борьбе против белых армий, одновременно критикуя большевистский режим. В сентябре 1920 г. эмигрировал. Редактировал журнал “Революционная Россия”, во-шел в состав Заграничной делегации Партии социалистов-революционеров. Боролся за со-хранение организационного единства партии. Поддержал Кронштадтское восстание и при-зывал начать всероссийскую забастовку в знак солидарности с восставшими. Критиковал сложившийся в СССР политический режим. По мнению Ч. Его должен сменить “конструктивный социализм”, который будет способствовать развитию народного самоуправления. В 1940 г. переехал в Нью-Йорк, где и умер 15 апреля 1952 г. На рубеже веков Ч. опубликовал ряд статей в журнале “Русское богатство”, в которых изложил свое философское кредо. В основу своих рассуждений он положил идеи П.Л. Лав-рова и Н.К. Михайловского и, опираясь на них, анализировал положения эмпириокритициз-ма. Сравнивая взгляды эмпириокритиков и русских субъективных социологов, Ч. проводил параллели между ними и доказывал приоритет соотечественников в разработке ряда про-блем,. Требование экономии умственных сил, отстаиваемое Ч., исходит из того, что люди воспринимают мир посредством органов чувств, проверяются эти восприятия совокупно-стью восприятий других людей. Образуется замкнутый круг – необходим критерий истины. В качестве такового Ч. называет практику. Однако, понимание Ч. критерия истины отличает-ся от понимания В.И. Ленина. Для Ч. критерий истины заключается в том, что практика до-казывает достаточность наших восприятий и представлений о мире для выживания, для тео-ретика большевизма она является также доказательством объективного характера наших знаний. По мнению Ч., все абстрактные представления являются продуктами мыслительного процесса. Стремление человеческого разума собрать воедино “разнородные” элементы, вы-работать общее понимание процессов, протекающих в природе и обществе приводит, по мысли Ч., к появлению “монистических” философских систем. К ним он относил философ-ские системы И. Канта и Г.В.Ф. Гегеля, а также марксизм. Свою философскую систему Ч. также называл монистической, указывая при этом, что исповедуемый им монизм имеет существенное отличие – неразрывность материального и идеального. Воспринимая многие отдельные элементы марксистского учения, Ч. отрицал его цен-тральную несущую конструкцию – диалектику. Будучи преемником П.Л. Лаврова и Н.К. Михайловского, Ч. Аргументировал свою позицию цитатами из работ своих учителей, а так-же, подкреплял их позитивистскими и эмпириокритицистскими положениями. Представления Ч. об историческом процессе строились на идее многофакторности. В статье “Идеализм в марксизме” Ч. дает квалификацию первичных факторов, выделяя объек-тивные (географическая, климатическая, почвенная среда) и субъективный (человек как био-логический тип с его тенденцией “размножаться и размножать свои потребности”). Ч. крити-ковал марксистов за “выпячивание” экономического фактора, отрицал положение К. Маркса о развитии производительных сил как о главной пружине исторического процесса. Не при-нимал Ч. и марксистскую схему “базиса и надстройки”. Они были для Ч. нераздельными и взаимообусловленными частями общественного организма. Ч. была воспринята и развита мысль о критически мыслящем меньшинстве и крити-чески мыслящей личности. Социализм для Ч. был не столько закономерным этапом социаль-ной эволюции, сколько продуктом сознания критически мыслящего меньшинства. Ч. считал разделение труда необходимым условием развития общества, в том числе и социалистиче-ского. Однако, следует учитывать, что как теоретики народничества, так и Ч., ставили в центр социального развития личность. Не отрицая марксистского тезиса о роли классовой борьбы, Ч. считал необходимым развивать в условиях существующего строя начала солидарности, характерные для будущего общества. В качестве таковых Ч. называл социалистические партии, кооперацию, профсоюзы и т.п. Они являются готовыми элементами идущего на смену капитализму общественного строя. По мнению Ч., социальные различия зависят не от отношения к средствам производ-ства, от отношения распределения материальных благ. Триединому рабочему классу, по мысли Ч., противостоит единый класс эксплуататоров. Противоречия внутри этого класса несущественны, хотя, конечно, по необходимости и полезности их для дела борьбы за социа-лизм, Ч. брал их в расчет. В целом же, эксплуататорские классы рассматривались Ч. как па-разитические, стоящие на пути развития к социализму. Философские и социологические взгляды Ч. представляют собой попытку синтеза ма-териализма и идеализма, революционности и реформизма, марксизма и народничества. Ч. прямо указывал, что стремится к созданию философии “пролетарского идеализма”. Стрем-ление выбрать “путь наименьшего сопротивления”, “золотую середину” как в теории партии, так и в практике – вот суть идейных исканий Ч. Ч. высказывал категорическое мнение о вырождении самодержавия в России конца XIX – начала ХХ вв., которое неизбежно должно было закончиться его гибелью. Это однако не означало, что Ч. отметал гипотетическую возможность реформ системы власти в России. Ч. не отрицал, что самодержавие до определенного момента играло позитивную роль, спо-собствовало общественному прогрессу. Рубежом, за которым правящий режим окончательно переродился в реакционный, тормозящий развитие страны, Ч. считал начало 80-х гг. XIX в. Отказ от дальнейших реформ и ликвидация некоторых либеральных нововведений явились свидетельством вырождения режима. Главной целью правящей элиты, по убеждению Ч., стало сохранение, во что бы то ни стало, своего положения. Революционный кризис 1905 г. до основания потряс сложившийся в России полити-ческий режим. Первоначальные попытки решить проблему силовым путем оказались бес-перспективными. Правительство начало искать точки соприкосновения с умеренными эле-ментами общественного движения. Проект так называемой “Булыгинской думы”, по замечанию Ч. стал первой попыткой внести раскол в оппозицию. После Манифеста 17 ок-тября и начала процедуры созыва Государственной думы, встал вопрос о том как эсеры должны реагировать на эти перемены в политическом строе империи. В целом, создание и деятельность Думы не рассматривалось Ч. в качестве этапа на пути реального продвижения к конституционализму и парламентаризму. Третьеиюньский переворот еще более утвердил Ч. в этом. Значительное внимание Ч. уделял анализу деятельности П.А. Столыпина и результа-тов проводившихся им реформ. По мнению Ч., П.А. Столыпин был призван с конкретной це-лью – умиротворять интеллигенцию, думцев, рабочих, крестьян. Попытки расширить соци-альную базу режима за счет привлечения умеренно-либеральных слоев буржуазии и зажиточного крестьянства оказались бесплодными. Кризис власти усилился в годы войны. После того, как прошел патриотический угар 1914 г. и, в особенности, после грандиозного поражения русской армии в 1915 г., почва на-чала уходить из под ног самодержавия. К 1917 г., по мнению Ч., царизм исчерпал свои по-тенциальные возможности и неизбежно должен был рухнуть под первым напором масс. Значительное место в творчестве Ч. уделено оценкам политических программ и так-тики оппозиционных партий России. Накануне первой русской революции Ч. направлял свою критику, главным образом, против представителей либерального крыла оппозицион-ных сил. По мнению Ч., они были чересчур робки и нерешительны в борьбе против само-державного режима. Либералы, по мнению Ч., на рубеже веков проявляли нерешительность и непоследо-вательность в своей борьбе. Эту нерешительность Ч. объяснял рядом причин: слабостью со-циальной базы либерализма, склонностью к сугубо эволюционным формам борьбы, отсутст-вием четкой и ясной политической программы, непониманием народных чаяний. Либералы рассматривались Ч. как преимущественно интеллигентское течение, которое отчасти выра-жало и отстаивало общенародные интересы, в первую очередь в деле политического освобо-ждения. И здесь социалистам-революционерам было по пути с ними до того момента, пока в России не установится демократический режим. В ходе революции произошло окончатель-ное размежевание российских революционеров и либералов. Образовались новые партии, были выработаны программы, намечены конкретные цели. Таким образом, в отношении Ч. к либерализму можно выделить два уровня. Первый, основывающийся на социально-философских воззрениях Ч., исходит из того, что либералы, выступая за демократию и соблюдение прав и свобод человека, способствуют прогрессу и приближению социализма. Второй уровень – тактический, исходил из логики реального по-литического процесса в России конца XIX – начала XX вв. Новый либерализм выдвинул программу широких демократических реформ, не остановился перед нелегальными метода-ми борьбы, поддерживал тесные контакты с революционными организациями. Не менее сложными были отношения партии социалистов-революционеров с другими социалистическими партиями. Несмотря на общность конечных целей программные уста-новки этих партий имели существенные различия, исходили из разных философских и со-циологических установок. Ч. не устраивало в учении марксистов идея о капитализме как главном организующем факторе общественного и социального прогресса, в связи с чем отрицались такие методы по-литической борьбы как террор. В полемике с марксистами Ч. доказывал ошибочность их взгляда на проблемы политической борьбы и крестьянского движения. Надежды на создание единого социалистического фронта против самодержавия не оправдались. Не удалось эсерам сохранить единство неонароднических сил. Серьезные расхожде-ния между правыми, левыми и центром на возникли по важнейшим тактическим вопросам: отношение к “свободам” 17 октября и участие в думских выборах, аграрный и фабричный террор, перспективы организации крестьянского движения и т.д. Возможности для сосуще-ствования в рамках одной организации были исчерпаны. В 1906 г. возникают Народно-социалистическая партия и Союз эсеров-максималистов. Обострение межпартийных споров приходится на первую мировую войну. Принцип “войны против войны” становится в это время политическим кредо Ч. Однако, отрицая обо-ронничество, Ч. критиковал и пораженцев. Первоочередной задачей социалистов всех стран Ч. считал организацию борьбы с внутренним врагом, с правящими империалистическими режимами. В то же время Ч. относился с явной симпатией к западным демократиям. Оценивая политические программы и тактику оппозиционных партий как либераль-ного, так и радикального толка, Ч. отмечал их явное пренебрежение интересами самого мно-гочисленного класса – российского крестьянства. Для него было очевидным нежелание кон-курирующих оппозиционных организаций к реальному объединению усилий в борьбе с правящим режимом. Войдя после возвращения в Россию в 1917 г. в партийную среду и разобравшись в об-становке, Ч. убедился в сильных позициях революционного оборончества среди своих со-ратников. Без особых усилий убежденный циммервальдец Ч. обратился в революционного оборонца. Ч. не были чужды идеи наступательной революционной войны против германско-го империализма. Когда пал самодержавный режим, Россия могла вести такую войну, помо-гая демократиям Запада. Апрельский кризис Временного правительство показал эффектив-ность такой позиции. С одной стороны, Ч. нельзя было обвинить в отсутствии патриотизма и симпатиях к Германии, с другой – в империалистических устремлениях. Это, предопредели-ло вхождение Ч. в состав коалиционного Временного правительства. Ч. считал коалицию с буржуазными партиями неопасной для социалистов, рассматри-вал ее как единственно правильную и полезную для дальнейшего развития страны, как один из этапов превращения эсеровской партии в доминирующую силу русской революции. Отве-чая оппонентам на III съезде ПСР, Ч. развивал тезис об экономической разрухе, заложницей которой может стать “трудовая демократия”, если немедленно возьмет в свои руки всю пол-ноту власти. Отрицательно отнесся Ч. к лозунгу “Вся власть – Советам!”, считая поползновения Советов на роль органов государственной власти чрезмерными и неоправданными и нашел поддержку среди соратников по партии. Ч. видел процесс радикализации рабочих масс. Еще 5 июня, выступая на I Всероссийском съезде Советов рабочих и солдатских депутатов, он призывал обуздать революционную стихию, высказывал мысль о органичной связи нацио-нального капитала и рабочего класса. Ч. критиковал большевиков, считал, что своими дейст-виями они сужают социальную базу революции, отталкивая от нее буржуазию (“цензовый элемент”). В дни корниловского выступления Ч. отправился на встречу войскам генерала Крымова и успешно справился со своей задачей. Генерал был арестован и препровожден в Петроград. Как попытку русского термидора оценивал Ч. постановку на повестку дня вопроса о Директории. Глава кабинета А.Ф. Керенский не желал расставаться со своим постом, считая, что играет роль надпартийного лидера и чересчур уверовав в собственную харизму. Он ока-зался лишенным реальной поддержки, в том числе и со стороны эсеров. Открывшееся 20 сентября 1917 г. в Петрограде Демократическое совещание не смог-ло решить своей основной задачи по консолидации основных политических сил страны. Ч. вспоминал: “...в тот памятный день - вернее, в памятную ночь, когда слабым, едва натянутым большинством утвердили ту “комбинацию”, которая сейчас воплотилась в жизнь, – в зале не чувствовалось подъема, не чувствовалось ощущения, что не прекращавшийся кризис власти разрешен, что мы вышли из тупика” (Чернов В.М. Листки из политического дневника. // Оте-чественная история: проблемы, поиски, суждения. - М., 1992. С. 184.). Пессимизм Ч. в оценках политической ситуации сохранился после открытия Пред-парламента. Ч. поддержал идею создания однородного социалистического правительства. Однако не сумел настоять на своей точке зрения по вопросу о правительстве. Уже 2 октября Ч. получил месячный отпуск и лишь под давлением товарищей согласился отложить отъезд из Петрограда до 22 октября – предполагаемой даты попытки большевиков захватить власть. Таким образом, к октябрю 1917 г. Ч. перестал быть реальным лидером эсеровской партии. После провала попытки А.Ф. Керенского и П.Н. Краснова свергнуть большевиков вооруженным путем Ч. рассматривал варианты мирного решения проблемы. В ноябре-декабре 1917 г. Ч. активно агитировал в его поддержку. 5 января 1918 г., хоть и с опоздани-ем, Учредительное собрание открылось. Его председателем был избран Ч. Фигура Ч. устраи-вала большинство антибольшевистски настроенных сил. Ч. не пошел на сговор с большеви-ками. Во-первых, говоря о мире, Ч. по сути высказался за продолжение участия России в войне на стороне Антанты. Во-вторых, Ч. выступил с резкой критикой Декрета о земле. В-третьих, для Ч. всенародная воля, а не большевистское правительство была олицетворением революционной диктатуры. После разгона Учредительного собрания Ч. рассматривались различные территории, которые могли стать базой Учредительного собрания: Украина, Дон, Север, Поволжье и Урал. Выбор пал на Поволжье. Однако возникший в Самаре Комуч потерпел поражение на всех направлениях. Это стало провалом попыток реализации программ центристских социа-листических партий и групп, в первую очередь социалистов-революционеров. После ноябрь-ского 1918 г. переворота в Омске эсеры перестали существовать как политическая сила, спо-собная к самостоятельным действиям. В конце 1920 г. Ч. покинул Россию. В многочисленных работах созданных Ч. в эмиг-рации, критика путей и методов социалистического строительства в СССР сочеталась с ос-мыслением социально-политического опыта первой четверти ХХ столетия, как российского, так и мирового. Оценки, которые давал Ч., политическому режиму, сложившемуся в Советской Рос-сии к началу 20-х гг., отличались жесткостью и остротой формулировок. Создание сугубо централизованной системы, при которой решения принимаются узкой группой лиц, вызыва-ло наибольшее отторжение, виделось своего рода извращением демократической сути со-циализма. Подобный подход особенно характерен для творчества Ч. в 20-30-е гг. Общественно-политическая система, сложившаяся в Советской России, по мысли Ч. носила черты “идеократии”, – поскольку утвердилась монополия марксистской идеологии, в большевистской интерпретации, и “эргократии”, – поскольку провозглашалась диктатура пролетариата, т.е. трудящихся. В то же время “для фактически установившейся партийной большевистской диктатуры лозунг “эргократии” служит, однако, простою маскировкою ис-тинного характера установившегося режима диктатуры, одной, безусловно “единой и един-ственной” партии, отдачи в ее монопольное владение всех политических прав, формального запрещения всех других партий и перехода к системе т.н. “тотального” однопартийного го-сударства” (ГАРФ. Ф.5847. Оп.1. Д.10. Л.2). По мнению Ч., в случае смены политического режима, новой власти необходимо вос-становить экономические отношения с Западом. Причем одним из главных экономических и политических партнеров России, должны стать США. Второй шаг – “умиротворение внутри страны”, которое должно выразиться в примирении с крестьянством. Затем должна произой-ти открытая легализация сначала социалистических партий, а затем и либеральных. После столь глубоких преобразований на базе созданной большевиками социалистической собст-венности и инфраструктуры и системы управления, которую – называл не иначе как “ублю-дочными”, начнется построение настоящего социализма. Во всех этих рассуждениях присутствует явное отрицание советской действительно-сти. Ч, как и многие политические эмигранты не верил в то, что советский режим держался не только на штыках, что он соответствовал каким-то глубинным чертам русского нацио-нального характера, как положительным, так и отрицательным. Все это не укладывалось в выработанную Ч. систему представлений о социалистическом обществе, которая сформиро-валась в русле западной политической парадигмы. Основные работы: Записки социалиста-революционера. - Берлин, 1922; Земля и право: Сб. ст. -П., 1919; Конструктивный социализм. - М., 1997; К теории классовой борьбы. -М., 1906; Перед бурей. -М., 1993; Рождение Революционной России (Февральская революция). - Париж-Прага-Нью-Йорк, 1934; Социалистические этюды. - М., 1908; Философские и социо-логические этюды. - М., 1907. О нем: Савинков Б.В. Виктор Михайлович Чернов. В кн. Посмертные письма и статьи. М., 1926; Колесниченко Д.А. Виктор Михайлович Чернов // Россия на рубеже веков: историче-ские портреты. М., 1991; Ярцев Б.К. Поздненародническая концепция революции. В кн. Со-циалистическая идея. История и современность. М., 1992; Гусев К.В. В.М. Чернов. Штрихи к политическому портрету. М., 1999; Федоренко А.А. Политическая концепция В.М. Черно-ва. М., 1999; В.М. Чернов: Материалы к политической биографии. Саратов, 2004; Коновалова О.В. Проблемы исторической модернизации России в идейном наследии В.М. Чернова, Красноярск, 2006. ГАРФ. Ф. 5849; Ф. ДПОО. 1906. 1а

Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЯ РОССИИ:
Комментируем публикацию: Чернов Виктор Михайлович (1873-1952)

© Федоренко А.А. () Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.