ИЗ ИСТОРИИ УРАЛЬСКОЙ МЕТАЛЛУРГИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИЗ ИСТОРИИ УРАЛЬСКОЙ МЕТАЛЛУРГИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2016-01-08
Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 1954, C. 114-118

(О рецензии академика С. Г. Струмилина на IX том "Исторического архива")

 

С. Г. Струмилин в своей рецензии на материалы по истории уральской металлургии, опубликованные в IX томе "Исторического архива"1 , дает положительную оценку этой публикации, однако некоторые выводы авторов книги он признает неудачными.

 

Нам представляется, что возражения С. Г. Струмилина относительно выводов, содержащихся в статье В. К. Яцунского, не совсем убедительны.

 

Выводы В. К. Яцунского о медленном развитии уральской металлургии из-за особой стойкости крепостнических отношений вполне соответствуют исторической действительности. Именно господством феодально-крепостнических отношений объяснял В. И. Ленин застой и упадок уральской промышленности.

 

С. Г. Струмилин нашел противоречие авторов тома в том, что они "объясняют крепостническими отношениями и "процветание" уральской металлургии в XVIII в. и ее кризис в начале XIX века"2 .

 

Сам же С. Г. Струмилин видит переход от процветания к кризису не во внутренних, а во внешних причинах, в изменении конъюнктуры мирового рынка в связи с победой промышленной революции в Англии, когда Россия потеряла рынок сбыта своих металлов. Конъюнктура внешнего рынка имела значение, но надо полагать, что оно не было первостепенным.

 

Нам представляется объяснение процесса развития уральской металлургии авторами статей IX тома "Исторического архива" наиболее правильным и научно обоснованным. Оно не содержит в себе противоречий, а лишь отражает противоречия, порожденные силою самого экономического и социального развития России.

 

В. И. Ленин писал: "...то же самое крепостное право, которое помогло Уралу подняться так высоко в эпоху зачаточного развития европейского капитализма, послужило причиной упадка Урала в эпоху расцвета капитализма"3 .

 

Документы, опубликованные в "Историческом архиве", являются важнейшим источником по истории металлургии Урала. Вместе с тем нельзя всецело полагаться на их достоверность. Более точными следует признать данные по казенным заводам. Что касается сведений о частных заводах, то они страдают большими неточностями. Это объясняется тем, что заводчики-посессионеры в известной мере были ограничены в размерах заводского производства, поэтому утаивали действительное наличие оборудования, давали сведения лишь о дозволенном его количестве.

 

В Нижне-Тагильском архиве нами обнаружена интересная ведомость за 1850 г. со сравнительными данными о дозволенном и недозволенном оборудовании. Из нее видно, что по округу Нижне-Тагильских заводов было разрешено иметь различных

 

 

1 "Вопросы истории". 1954, N 4.

 

2 Там же, стр. 157.

 

3 В. И. Ленин. Соч. Т. 3, стр. 424.

 
стр. 114

 

печей 31, фактически имелось 89, а в опубликованной ведомости показано 25; горнов позволялось иметь 109, имелось 241, а в ведомости не указано ни одного; разных молотов было дозволено иметь 51, имелось - 64,5, а в сведениях указано 50,5; разрешения на использование катальных машин не было, но в наличии их было 22, в отчетных же данных о них не упоминается.

 

Существенным доказательством неточности сведений служит также следующий факт: сварочных печей разрешалось иметь 12, в наличии их было 25, а в ведомости были указаны только 2. Разрешения на отражательные печи не давалось, нет о них сведений и в отчетной ведомости, а фактически было 7 печей4 .

 

Мы разделяем мнение В. К. Яцунского о характере промышленного переворота в русской металлургии и считаем правильным выдвинутый им критерий для определения начала технического переворота в железоделательном производстве как "замену кричного горна пудлинговой печью и другим, более совершенным оборудованием..."5 . Но для детального изучения данного вопроса опубликованная им в "Историческом архиве" ведомость не содержит в себе полных данных. В. К. Яцунский полагает, что в уральской металлургии "впервые пудлингование было освоено на казенном Камско-Воткинском заводе. В 40-х годах оно начинает распространяться и на частных заводах"6 .

 

Таким образом, приоритет в этом деле приписывается казенным заводам. В действительности еще в 1817 г. на Пожевском заводе Всеволожского были произведены первые опыты по пудлингованию, в 1825 г. на Нижне-Тагильском и Нижне-Салдинском заводах Демидовых были построены пудлинговые печи.

 

Железоделательное производство стало усиленно развиваться на рубеже XVIII-XIX вв., когда появились прокатные станы, сверлильные и токарные станки, сталетомительные печи.

 

Изменение орудий производства в уральской металлургии способствовало созданию условий для промышленного переворота в железоделательном производстве.

 

Если в 20 - 30-х годах XIX в. на Урале только вводилось пудлингование, а в 40-х годах того же столетия стал применяться контуазский способ передела чугуна в железо, то уже в 50-х годах пудлингование стало постепенно вытеснять кричное производство. Ярким свидетельством этого процесса являются приводимые ниже показатели введения нового оборудования на частных уральских заводах7 :

 

 

1822 г.

1837 г.

1851 г.

1860 - 61 гг.

Кричных молотов

809

797

935

262

Пудлинговых печей

-

6

43

1868

Газопудлинговых печей

-

6

15

24

Сварочных печей

-

-

18 + 239

136

Газосварочных печей

-

2

5

13

Калильных печей

-

-

-

193

Отражательных печей

-

-

79

9

Воздушных и самодувных печей

-

-

-

16

Подварочных печей

-

-

-

14

Печей для плавки стали в 1810 г.

1810

-

-

32

Контуазских молотов и горнов

-

-

12

74

 

Из таблицы видно, что до 50-х годов XIX в. количество кричных молотов продолжало увеличиваться. Но за следующее десятилетие их число резко уменьшилось.

 

 

4 Нижне-Тагильский заводской архив (НТЗА), ф. 10. распорядительный, опись 1, дело 231, л. 40; "Исторический архив", IX, стр. 294 - 296.

 

5 В. К. Яцунский. Промышленный переворот в России. "Вопросы истории", 1952, N 12, стр. 61.

 

6 В. К. Яцунский. Материалы по истории уральской металлургии в первой половине XIX века. "Исторический архив", IX, стр. 283.

 

7 Сведения за 1822, 1837, 1851 гг. взяты из материалов "Исторического архива", IX, 1953 г., за 1860 - 1861 гг. - из книги неизвестного автора "О действии горных заводов за 1860 - 1861 гг.". Типография Н. П. Рейхельт. 1862.

 

8 С. Г. Струмилин на 1859 г. указывает 225 пудлинговых печей. См. "Черная металлургия в России и в СССР". 1935, стр. 207.

 

9 НТЗА, ф. 10, распорядительный, оп. 1, д. 231, л. 40.

 

10 Свердловский областной государственный архив (СОГА), ф. 68, оп. 1, д. 1, лл. 1 - 189.

 
стр. 115

 

В 20 - 30-х годах появились пудлинговые, газопудлинговые и газосварочные печи, в 40-х годах их число увеличилось в несколько раз и возникли новые виды оборудования - сварочные и отражательные печи, контуазские горны и молоты. Однако количество новых видов оборудования было еще не настолько велико, чтобы можно было говорить о коренном качественном изменении в металлургии железа. Этим и объясняется увеличение числа кричных горнов и молотов с 797 (1837 г.) до 935 (1851 г.).

 

В 50-х годах XIX в. происходит крутой поворот в сторону качественных изменений в железоделательном производстве. Рост пудлинговых и газопудлинговых печей увеличился с 58 до 210 печей, а число сварочных и газосварочных печей возросло с 23 до 149. Появилось большое количество калильных печей, вошли в строй отражательные, воздушные, подварочные печи, был внедрен контуазский способ передела чугуна в железо. Следствием этих нововведений было резкое уменьшение за 50-е годы числа кричных молотов с 935 до 262, то есть на 72%.

 

Введение новых видов оборудования способствовало увеличению производственной мощности металлургических заводов и повышению производительности труда. Если при кричном и контуазском способах трое рабочих в сутки давали немногим больше 16 пудов железа, то при пудлинговом производстве они давали свыше 60 пудов, а при сварочном производстве двое рабочих давали в сутки свыше 368 пудов.

 

На Чермозском заводе пудлинговый способ стал применяться с 1840 года. Со временем он совершенствовался. Так, в 1851 г. в сравнении с 1840 г. при обработке тысячи пудов чугуна экономилось времени 104,5 дня, 42 сажени дров и выплавлялось железа больше на 29 пудов 25 фунтов. В сравнении с 1847 г. в 1851 г. было сэкономлено рабочего времени 15,5 дня, 13 сажен дров, получено железа больше на 7 пудов.

 

Пудлингование давало более высокое качество выпускаемой продукции. Из тысячи пудов пудлингового железа по сравнению с контуазским производили больше листового железа на 17 пудов 10 фунтов, шинного на 3 пуда 27 фунтов "и при рассортировке глянцевого из пудлингового получается 1-го сорта против контуазского больше"11 .

 

В 1852 г. на Чермозском заводе имелось 6 контуазских горнов и 6 молотов. На них можно было приготовить за десять месяцев работы 52800 пудов железа.

 

Для того, чтобы переработать тысячу пудов чугуна в железо, требовалось12 :

 

 

Контуазским способом

Обыкновенным кричным

Пудлингово-сварочным

Рабочих, дней

140

137

67

Дров в куб. саженях

46 1/8

50 3/8

33 1/2

Получали железа

750 п.

750 п.

790 п. 25 ф.

Приготовлялось железа на 1 рабочего

5 п. 14 1/4 ф.

5 п. 19 ф.

11 п. 32 ф.

Угару от чугуна

25%

25%

21%

 

Следовательно, в хозяйственном отношении пудлингово-сварочный способ был наиболее выгодным. Контуазский способ производства, требуя несколько больше рабочего времени, чем кричный, давал экономию в топливе, к тому же контуазское железо было доброкачественнее кричного.

 

При переработке 100 тыс. пудов чугуна контуазским способом сберегалось 425 сажен дров, хотя и перерасходовалось около 300 рабочих дней.

 

В 1852 г. при переработке тысячи пудов полосного железа на шинное контуазским способом было получено железа первого сорта 619 пудов, а кричным - только 322 пуда, то есть почти в два раза меньше.

 

Однако при переработке тысячи пудов глянцевого железа в сортовое мы имеем следующие показатели13 :

 

 

11 Государственный архив Молотовской области (МОГА), ф. 280, оп. 1, д. 753, лл. 122 - 122-а.

 

12 Там же, л. 126.

 

13 Там же, л. 126-а об.

 
стр. 116

 

Сорта железа

Контуазского

Пудлингово-сварочного

Вес

Цена

Сумма выруч.

Вес

Сумма выруч.

п.

ф.

р.

к.

р.

к.

п.

ф.

р.

к.

1-й сорт

232

20

2

60

604

50

416

10

1082

25

2-й сорт

622

-

2

42 7/8

1510

57

498

10

1210

03

3-й сорт

75

30

2

25 5/7

170

46

85

20

102

98

Итого

930

10

-

-

2285

53

1000

-

2485

26

 

Преимущества на стороне пудлингового производства во всех отношениях: угару почти нет, первосортного железа значительно больше, в денежном отношении каждая тысяча пудов давала прибыли на 200 рублей больше.

 

Таким образом, выводы В. К. Яцунского о промышленном перевороте в железоделательном производстве подтверждаются новыми фактическими данными.

 

При разрешении проблемы промышленного переворота в металлургии нельзя обходить вопрос о развитии доменного производства, ибо без увеличения выплавки чугуна немыслимо было думать в то время о большом приросте продукции железоделательного производства. Между тем этот вопрос замалчивается.

 

Интересно отметить то, что, несмотря на слабый прирост количества доменных печей в первой половине XIX в., выпуск продукции чугуна, особенно в 50-е годы, возрос. С. Г. Струмилин говорит в своей рецензии об "очень скромном увеличении домен в действии", вместе с тем он приводит цифры, показывающие рост выплавки чугуна с 7758710 пудов в 1807 г. до 14513000 пудов в 1860 году14 . Надо полагать, что почти двойное увеличат" выпуска продукции шло главным образом за счет качественного изменения производства.

 

В литературе принято считать, что в начале XIX в. средние показатели уральской домны по выплавке чугуна равны были 98,8 тыс. пудов в год, а высшие - 110 тыс. пудов. Но эти данные далеки от действительности, ибо они были извлечены либо из отчетов заводских контор, либо из установленных заводскими штатами норм.

 

Новые архивные материалы показывают, что доменная печь Верхне-Нейвинского завода за 10 месяцев работы давала 233010 пудов чугуна, то есть вдвое больше, чем две годовые штатные нормы. Доменная печь Верхне-Тагильского завода вместо суточной штатной нормы 311 пудов чугуна выпускала 550 пудов15 . Две златоустовские доменные печи за 4 месяца работы дали в 1805 г. 242268 пудов чугуна16 . Если учесть, что годовая штатная норма была установлена в 93228 пудов, то станет ясным, что эти печи выполняли годовую норму за 40% рабочего времени.

 

В связи с этим следует объяснить, почему доменные печи использовались не на полную мощность, почему чугуноплавильное производство переживало застой, а железоделательное развивалось значительно интенсивнее.

 

На Урале подавляющее большинство заводов было посессионным, их владельцы платили повышенные пошлины с металла. Поэтому заводчикам было выгоднее в хозяйственном отношении развивать железоделательное производство, чтобы вывозить на внутренний и внешний рынки готовые изделия и тем самым обеспечивать свои доходы. Заводская энергетика, топливо и рабочая сила переключались на передел железа в ущерб выплавке чугуна.

 

Посессионеры были ограничены в расходовании топлива, поэтому, вводя новое оборудование, они вынуждены были останавливать существующее. В 1847 г. производились испытания двух пудлинговых печей на Нижне-Салдинском заводе Демидовых. Уральское горное правление потребовало, чтобы на время опытов была остановлена до-

 

 

14 "Вопросы истории", 1954, N 4, стр. 157 - 158.

 

15 СОГА, ф. 72, оп. 1, д. 229, лл. 679, 908.

 

16 СОГА, ф. 24, оп. 3, д. 167. л. 260.

 
стр. 117

 

менная печь17 . На заводах Нижне-Тагильского округа при применении пудлингования из 6 доменных печей продолжали работать только 2 - 3.

 

Таким образом, производственные мощности в уральской металлургии возрастали на протяжении длительного времени, но использование их тормозилось господствовавшими на Урале феодальными производственными отношениями.

 

С. Г. Струмилин рассматривает также вопрос о причинах некоторого подъема в русской металлургии в 50-х годах XIX века.

 

Этот подъем был подготовлен всем предшествовавшим периодом развития производительных сил, требовавших новых, капиталистических производственных отношений.

 

Политика царского правительства была направлена на сохранение феодальных отношений в горнозаводских районах. Она тормозила проведение социально-экономических преобразований в стране.

 

Трудовые массы Урала поднялись на борьбу с крепостническим гнетом, они требовали сокращения рабочего времени, повышения платы за труд, своевременной выдачи провианта, пересмотра заводских штатов, уничтожения крепостного режима.

 

Как ни сопротивлялись царское правительство и заводчики массовому натиску рабочих, они вынуждены были делать одну уступку за другой, приспосабливаясь к новым условиям. Например, было издано "Положение о подрядах", "Урочное положение". В больших масштабах стал применяться вольнонаемный труд. В 40 - 50-х годах были пересмотрены заводские штаты, предусмотрено повышение оплаты труда.

 

Разумеется, все эти мероприятия не могли ликвидировать феодальных производственных отношений в уральской металлургии и заменить их капиталистическими, но они создавали условия для промышленного переворота на Урале и обусловливали некоторый подъем уральской металлургии в 50-х годах XIX века.

 

Промышленный переворот на Урале в дореформенное время не мог быть завершен благодаря сохранению остатков крепостничества. Он происходил слишком медленно и в пореформенное время, когда Урал стал уступать первенство металлургическому району на юге России.

 

-----

 

17 НТЗА, ф. 10, распорядительный, оп. 1, д. 228, лл. 8 - 32.

 

------------------

 

От редакции

 

Поместив в N 4 за 1954 г. рецензию С. Г. Струмилина на IX том "Исторического архива", редакция сообщила, что она готова поместить статьи с изложением других точек зрения.

 

Кроме письма В. Я. Кривоногова в редакцию поступило письмо доцента Днепропетровского государственного университета И. Л. Болясного, в котором также выражается несогласие с выводами рецензии Струмилина. Критические замечания И. Л. Болясного в основном совпадают с выводами В. Я. Кривоногова. И. Л. Болясный особенно подчеркивает, что фактический материал IX тома полностью подтверждает вывод В. И. Ленина в работе "Развитие капитализма в России", что на уральской мануфактуре XVIII - первой половины XIX в. господствовали феодальные производственные отношения. И. Л. Болясный считает, что материалы тома опровергают утверждение С. Г. Струмилина о том, что в русской мануфактуре уже в первой половине XVIII в. созревали новые общественные отношения, что там были налицо зачатки капиталистических отношений.

 

Со своей стороны, редакция считает, что В. Я. Кривоногов и И. Л. Болясный, как и авторы статей IX тома "Исторического архива", делают более правильные выводы из документов, опубликованных в данном томе.


Комментируем публикацию: ИЗ ИСТОРИИ УРАЛЬСКОЙ МЕТАЛЛУРГИИ ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВЕКА


© В. Я. КРИВОНОГОВ • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 1954, C. 114-118

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.