КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ НА БУКОВИНЕ В 40-х годах XIX в. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КРЕСТЬЯНСКОЕ ДВИЖЕНИЕ НА БУКОВИНЕ В 40-х годах XIX в. СБОРНИК ДОКУМЕНТОВ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

29 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Селянський рух на Буковині; в 40-х роках XIX ст. Збі;рник документі;в. Упорядкував та передмову написав кандидат і;сторичних наук Ф. Шевченко. Архі;вне управлі;ння МВС УРСР. Державне видавництво полі;тичної; лі;тератури УРСР. Киї;в. 1949. 291 стр. + 1 карта.

 

Изданный Архивным управлением Министерства внутренних дел УССР сборник документов "Крестьянское движение на Буконине в 40-х годах XIX в." является не только первым изданием документов, освещающих эту важную страницу в истории Буковины, но и вообще первой советской публикацией источников по истории Буковины.

 

Сборник восполняет существенный пробел в литературе о крестьянском движении на Украине. До настоящего времени сведения о Буковине 40-х годов XIX в., которыми располагали историки, были чрезвычайно скудны и по сути дела сводились лишь к констатации самого факта наличия крестьянского движения. Невозможность ознакомиться с архивными документами сказалась и на исследовании, которое посвятил крестьянскому движению на Буковине выдающийся деятель украинской культуры - поэт и историк, революционер-демократ Иван Франко.

 

В сборнике приведено 75 документов, освещающих положение крестьянства и крестьянское движение в Русско-Кимполунгском округе Буковины в 1843 - 1853 годах. (Документы, относящиеся к 1850 - 1853 гг. не входят в основной состав сборника и даны как дополнение.) Мы встречаем здесь не только официальную переписку различных австрийских учреждений и чиновников, но и документы, исходящие от самих крестьян, - их жалобы и петиции (документы NN 6 - 8, 27, 55, 56, в дополнении - NN 1 - 4, 6 - 8), переписку со своими депутатами в австрийском парламенте в 1848 - 1849 гг. (документы NN 11, 12, 22, 37) и т. п. Они представляют ценный материал для характеристики положения крестьянства и крестьянского движения. Большой заслугой составителя сборника является то, что он сумел разыскать эти документы.

 

Центральное место в сборнике занимают документы, освещающие деятельность крестьянина Лукьяна Кобылицы - выдающегося крестьянского вожака, руководителя крестьянского движения 40-х годов на Буковине. Кобылица стал легендарным героем украинского крестьянства на Буковине, память о нём жила в народе, воплощаясь в рассказы, песни. Этот фольклорный материал и был в основном тем источником, на котором основывал своё исследование Франко. Известный украинский поэт-демократ Юрий Федькович посвятил Кобылице поэму. Однако документальный материал о легендарном крестьянском депутате 1848 г. был крайне невелик. Публикуемые в сборнике документы воссоздают перед нами более точно облик руководителя крестьянского движения на Буковине, и надо сказать, что облик Лукьяна Кобылицы теперь становится ещё более ярким и значительным), чем тот легендарный образ, который запечатлелся в народных преданиях.

 

Первая группа документов (NN 1 - 5), занимающих почти половину сборника, рассказывает о жестоком подавлении зимой 1843 - 1844 г. крестьянского движения, развернувшегося в горных гуцульских сёлах Русско-Кимполунгского округа. Крестьяне упорно сопротивлялись возраставшему феодальному угнетению. Шла ожесточённая борьба за общинные леса и пастбища, которые помещики пытались экспроприировать. Австрийские власти на Буковине организовали карательную экспедицию против гуцулов; её возглавил заместитель буковинского старосты. В течение трёх с половиной месяцев каратели расправлялись с крестьянством. Из допросов десятков крестьян всё более отчётливо вырисовывались деятельность и значение Лукьяна Кобылицы как вдохновителя и руководителя движения, любовь и уважение к нему угнетённого крестьянства.

 

В протоколе (документ N 2), описывающем весь ход подавления движения, заместитель старосты отмечал: "община заявила, что она будет самым решительным образом оборонять своих делегатов, а особенно Лукьяна Кобылицу, и если кто-либо попытается его задержать, то она будет упорно сопротивляться при его аресте" (стр. 54). Допрос Кобылицы был выделен в специальное дело (документ N 3). По этому протоколу, написанному австрийским чиновником, мы видим, с каким достоинством и твёрдостью держался Кобылица перед карателями, как стойко он защищал интересы крестьянства.

 

Ни арест, ни тюремное заключение, ни батоги палачей не сломили Кобылицу. В 1848 г. крестьяне горных деревень Буковины единодушно избрали его своим депутатом в первый австрийский парламент. Заслуживает внимания донесение буковинских властей (документ N 10) об этих выборах: это донесение полно бессильной злобы к крестьянскому депутату. Скрепя сердце, австрийские чиновники признавали, что формальных препятствий для избрания Кобылицы не было и что "законным порядком исключить его было невозможно". В венском парламенте Кобылица проявил себя последовательным защитником интересов крестьянства: он голосовал за отмену феодальных повинностей без вознаграждения помещиков, неоднократно передавал центральным австрийским властям жалобы своих избирателей. Ближе, чем большинство депутатов-крестьян, Кобылица был связан с демокра-

 
стр. 128

 

тическим левым крылом венского парламента. Он голосовал за допуск в парламент депутации революционной Венгрии. Как указывает составитель сборника во вступительной статье (стр. 38 - 40), имеются данные о том, что Кобылица поддерживал непосредственную связь с венгерскими революционерами.

 

Когда австрийской контрреволюции удалось задушить восстание в Вене, Лукьян Кобылица возвратился на Буковину и развернул широкую агитацию среди крестьянства. Он отказался вернуться в парламент, заседания которого возобновились в маленьком моравском городке Кромержиже. Мы полагаем, что это было не случайно. Сознательно или интуитивно Кобылица понял, что после торжества контрреволюции в Австрии парламент уже потерял всякое значение. Кобылица избрал иной путь борьбы: в течение ряда месяцев он скрывался на Буковине, ведя революционную агитацию среди крестьянства. Документы NN 16 - 21, 23, 24, 28 - 33, 38 - 39, 42, 44, 46, 47, 54 свидетельствуют о том страхе, какой внушала деятельность Кобылицы австрийским властям; документы рисуют картину непрерывных облав, организовывавшихся для его поимки, облав, которые превращались в карательные экспедиции против скрывавшего Кобылицу крестьянства. Однако никакие репрессии не могли поколебать любовь и преданность крестьян своему вожаку. Австрийским властям удалось захватить Кобылицу лишь весной 1850 года. Габсбургские палачи подвергли его жестокому тюремному режиму. В конце 1851 г. он (не достигнув и 40 лет) умер в ссылке в местечке Гурагумора (Южная Буковина).

 

Лукьян Кобылица был наиболее яркой фигурой украинского крестьянского движения 40-х годов прошлого столетия. Он был в то же время и самым выдающимся революционным деятелем, выдвинувшимся в революции 1848 г. из крестьянских масс всей Австрийской империи.

 

Документы сборника показывают, что Кобылица не был одинок. Он имел предшественников, таких, как Улас Петран, и сподвижников, таких, как Басишь Бырла Миронюк, Степан Степанчук, Улас Фошка Василинюк и др. в Русско-Кимполунгском округе или как депутат парламента крестьянин Юрий Тимош из-под Сторожинца.

 

Богатый документальный материал, опубликованный в сборнике, воссоздаёт картину напряжённой классовой борьбы на Буковине и наглядно опровергает фальсификации буржуазно-националистической историографии Грушевского и его "школы", стремившихся изобразить революционные события 1848 - 1849 гг. на Буковине лишь как "противоречия интересов украинской и румынской национальностей". Во вступительной статье к сборнику Ф. Шевченко констатирует, что эта фальсификация, имевшая целью замолчать революционную борьбу украинских народных масс, не имеет ничего общего с действительной историей революции 1848 г. на Буковине. Основываясь на документальном материале, Ф. Шевченко формулирует совершенно правильный вывод о том, что определяющим, основным вопросом в революционных событиях 1848 г. на Буковине была классовая борьба угнетённого крестьянства против помещиков и всего феодального строя; она наложила свой отпечаток и на национальные отношения и на программы, выдвигавшиеся в ходе революции.

 

Составитель сборника ограничил свою задачу подбором документов непосредственно о крестьянском движении, не привлекая специально материалы, освещающие общее положение крестьянства. Эти документы должны (как это сообщается во вступительной статье) войти в специальный сборник, подготовленный к печати Черновицким областным государственным архивом. В значительной мере на этих, ещё не опубликованных документах построена вступительная статья сборника. Следует, однако, отметить, что ряд вошедших в сборник документов (особенно крестьянские жалобы и петиции) даёт значительный материал для освещения положения крестьянства, показывает усиление феодального гнёта, непосредственные причины крестьянского движения.

 

Сборник снабжён обстоятельными, хорошо составленными примечаниями. В конце книги приложена карта Буковины середины XIX века.

 

Сборник является полезным вкладом в советскую историческую науку. На высоком научном уровне написана вступительная статья, представляющая собой небольшое монографическое исследование, построенное целиком на архивном материале.

 

Но сборник не свободен от недостатков, подчас довольно серьёзных.

 

Немалая часть интересного и ценного материала в сборник не вошла. Это относится прежде всего к географическим его рамкам. Сборник подробно освещает движение в Русско-Кимполунгском округе Буковины, представляющее без сомнения наиболее яркую страницу крестьянского движения на Буковине, но всё-таки всего лишь страницу. В документах сборника мы встречаем упоминания о крестьянском движении в районе Сторожинца, в мадьярском селе Гадикфальва (документ N 12) и т. п. Документов же, освещающих крестьянское движение в этих и других районах Буковины, кроме Русско-Кимполунгского округа, в сборнике нет. Заглавие сборника, таким образом, оказывается шире его содержания. Сборник не включает и всех документов, относящихся к движению в Русско-Кимполунгском округе. Так, во вступительной статье (стр. 35) упоминается о том, что при первых известиях о революции в Вене крестьяне с. Яблуницы, Русско-Кимполунгского округа, отказались выполнять барщину и уплачивать оброк овцами, но соответствующего документа в сборнике нет. О судьбе Лукьяна Кобылицы после ареста его в 1843 г. мы узнаём лишь косвенным образом из более поздних документов (1848 г.), документов же, непосредственно отражающих рассмотрение дела Кобылицы в окружном уголовном суде, нет.

 

Возможно, что составитель не мор включить соответствующие материалы в сборник потому, что они не сохранились в архиве, но об этом читателя следовало поставить в известность.

 
стр. 129

 

Сборник почти не даёт материалов о деятельности Лукьяна Кобылицы в период его пребывания в венском парламенте. Возможно, что архивные фонды Черновиц не содержат таких материалов. Однако этот пробел можно было бы в известной мере восполнить, приведя (в приложении) немногочисленные, но заслуживающие внимания упоминания о Кобылице, которые содержатся в воспоминаниях, переписке современников и т. п. Бесспорным упущением является отсутствие в сборнике библиографии вопроса, далеко не исчерпанной указаниями, приведёнными во вступительной статье.

 

В сборнике отсутствует археографическое введение. Никаких сведений ни о характере фондов, в которых находятся публикуемые материалы, ни о принципах и степени полноты отбора документов для публикации составитель не даёт.

 

Документы публикуются либо совсем без легенды, либо снабжаются чрезвычайно скудными заметками. Так, документы NN 1 - 4 не имеют легенды, документ N 5 имеет в качестве легенды пометку: "копия, без даты и подписи" (читателю при этом остаётся неизвестно, на основании каких данных установлена приводимая в заголовке точная дата, содержание документа не объясняет этого), - документы NN 6 - 9 снова без легенды и т. д. Совсем отсутствуют указания на место хранения и шифр документа. Некоторые документы (NN 15, 31, 38, 55) сопровождаются указаниями на предыдущие публикации, но так как при этом, как и во всех других случаях, отсутствуют данные о месте хранения документов, то невозможно понять, приводится ли документ на основании предшествующих публикаций или по первоисточнику.

 

В некоторых случаях мы встречаем немотивированный пропуск приложений, являющихся составными частями документов. Так, документ N 1 начинается словами: "Из донесения окружного комиссара Кроля, которое к сему прилагается...", - но приложения этого в сборнике нет. Так же обстоит дело с документом N 64. В обоих случаях из содержания документа ясно, что приложения представляют несомненный интерес. Если они не сохранились, составитель сборника должен был сделать соответствующую оговорку.

 

В документах N 2 и N 3, наибольших по объёму, сделан ряд купюр. В отдельных (но далеко не во всех) случаях содержание пропущенных частей документов раскрыто в примечаниях, из которых видно, что эти пропуски не следовало делать. Несомненный интерес представляют пропущенные в издании части документа N 3 - § 48, где речь идёт об отсутствии у крестьян документов, определявших их повинности, и книжек, где отмечалось выполнение повинностей, §§ 57 - 61, содержащие реестр жалоб крестьян на помещиков и т. п.

 

Вызывает сомнение датировка документа N 29, помеченного 10 февраля 1849 года. В нём староста Буковины сообщает о решении парламента лишить Кобылицу мандата. Между тем решение это было принято парламентом 6 февраля, а оповещён об этом факте староста Буковины был документом, посланным из Львова 14 февраля (N 30 в сборнике). Составителю сборника следовало пояснить это противоречие между публикуемыми в сборнике документами.

 

Самым серьёзным нарушением правил публикации документов является воспроизведение их только в переводе на украинский язык без приведения текста оригинала. Дело не только в том, что исследователь, пользующийся сборником, принуждён всецело полагаться на переводчика. (А полной уверенности в правильности перевода нет. Как пример, приведём примечание на стр. 206: "Дитрих - очевидно отмычка". Между тем переводчику достаточно было заглянуть в толковый словарь немецкого языка, для того чтобы убедиться в правильности этой догадки и избавиться от необходимости делать это несолидно звучащее примечание.) Не менее важно то обстоятельство, что перевод вообще не может в полной мере передать особенности языка и стиля документов, особенно таких специфических, как официальная австрийская ведомственная переписка или крестьянские петиция. Об отсутствии текстов оригиналов приходится особенно сожалеть потому, что до настоящего времени среди наших советских публикаций не было ещё ни одной, которая знакомила бы читателя с языком, структурой, особенностями официальных документов Габсбургской империи, а такое ознакомление необходимо, так как без привлечения этих документов невозможно развёртывание широкой исследовательской работы по истории той части украинского народа, которая в течение полутора веков томилась в австрийской "тюрьме народов".

 

Следует отметить также, что в сборнике не сообщается даже о том, на каком языке написан оригинал публикуемого документа. Во введении говорится: "Все документы сборника за исключением немногих, преимущественно отпуски (чернетки), написаны на немецком языке" (стр. 41) - формулировка весьма неопределённая. В самом тексте сборника лишь в отношении одного документа (N 4 дополнения) даётся указание, что он написан не по-немецки, а по-польски. У читателя невольно возникает вопрос, на каком языке написан оригинал документа, при знакомстве с такими неофициального характера документами, как письмо крестьян села Путилов Лукьяну Кобылице (N 11), письмо представителей Лужичанской общины депутату парламента Юрию Тимошу (N 22), письма Антона Германа Тимошу и неизвестному лицу (NN 12 и 26). И лишь в одном такого рода случае делается пометка: "Письмо написано на ломаном немецком языке" (N 37). Значит ли это, что перечисленные нами выше документы написаны на правильном немецком языке или (что естественнее было бы предполагать) они написаны по-украински, решить нельзя.

 

Недостатком сборника является также и отсутствие указателей к нему.

 

Наряду с этими основными недочётами в сборнике есть и некоторые мелкие погрешности. Так, составитель не обратил внимания на описки в документах или допустил их сам в процессе издания сборника: на

 
стр. 130

 

стр. 203 говорится, что барщина была отменена декретом от 7 ноября 1848 г. вместо 7 сентября, на стр. 169 искажено имя одного из наиболее активных участников крестьянского движения: вместо Василинюк написано Василюк. Встречаются погрешности во вступительной статье: "Греческие богатые купцы из предместья Константинополя Фанариот, отсюда и целая династия фанариотов" (стр. 12), между тем название "фанариот" происходит от квартала (а не предместья) Фанар (а не Фанариот); названия "рустикальный" и "доминикальный" происходят от латинского, а не немецкого корня (стр. 16); для самого немецкого языка эти названия были чуждыми латинизмами.

 

Несмотря на то, что сборник страдает серьёзными недостатками, в целом он, несомненно, заслуживает положительной оценки как ценное начинание. Следует пожелать, чтобы почин, положенный этим сборником, нашёл как можно скорее продолжение, чтобы наша наука обогатилась дальнейшими публикациями, основанными на архивных фондах западных областей УССР, воссоздающих страницы истории многовековой борьбы трудовых масс украинского народа за своё социальное и национальное освобождение.


Опубликовано 23 ноября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. МИЛЛЕР • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 8, Август 1950, C. 128-131

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.