ТАМОЖЕННЫЕ КНИГИ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА XVII ВЕКА. ТОМ I

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ТАМОЖЕННЫЕ КНИГИ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА XVII ВЕКА. ТОМ I. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

28 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Северный речной путь: Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма в 1633 - 1636 гг. Под редакцией члена-корреспондента АН СССР проф. А. И. Яковлева. М. -Л. 1950. Издательство Академии наук СССР. 886 стр. (Академия наук СССР. Институт истории.)

 

Говоря о новом периоде русской истории, который начался "примерно с 17 века", В. И. Ленин отмечал, что этот период характеризовался "фактическим слиянием всех... областей, земель и княжеств в одно целое". Слияние это "вызывалось усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок"1 .

 

Рост товарного обращения и процесс складывания всероссийского рынка - ключ к пониманию экономической, социальной и политической истории Русского государства XVII века. Важнейшим источником, позволяющим с наибольшей полнотой проследить все эти процессы, являются таможенные книги XVII века.

 

К сожалению, большинство из них не сохранилось, и поэтому нет возможности представить исчерпывающе все эти процессы. Но некоторые таможенные книги, главным образом из делопроизводства приказа Устюжской четверти, сохранились достаточно хорошо. Наибольший интерес представляют таможенные книги городов, расположенных на Северном пути - Сухоно-Двинском и Сибирском, - связывавшем столицу с Архангельским портом и Сибирью. Таможенные книги по Устюгу Великому, Соли Вычегодской и Тотьме сохранились почти полностью с 30-х до 80-х годов XVII века.

 

Член-корреспондент АН СССР А. И. Яковлев и руководимая им группа сотрудников Института истории АН СССР предприняли большое и важное дело - подготовить к изданию серию таможенных книг, ввести в более широкий научный оборот этот очень важный источник. До сих пор не издано ни одной таможенной книги. Этот источник известен только по отдельным научным работам К. В. Базилевича, И. С. Макарова, К. Г. Митяева, Н. И. Приваловой, К. Н. Сербиной и других исследователей.

 

Публикация таможенных книг вызовет большой интерес у историков, изучающих проблемы экономической и социальной истории Русского государства XVII века. Экономическая специализация районов, развитие ремесла, процесс перехода ремесла в товарное производство, производство товарного хлеба, рост и изменение хлебных цен, торговый обмен и рост рыночных связей, история северного крестьянства - вот далеко не полный перечень вопросов, которые могут получить освещение на основании изучения таможенных книг. Этот перечень показывает, что таможенные книги будут интересны и экономистам и, может быть, историкам права. Благодаря публикации таможенных книг этот источник получат научные работники, живущие вне Москвы и не имеющие возможности систематически работать в Центральном архиве. Публикация явится ценным пособием и для семинарских занятий в высших учебных заведениях. С другой стороны, публикация таможенных книг привлечёт внимание исследователей к этому важному источнику и даст толчок к его более глубокому изучению уже по архивным материалам.

 

Всё издание таможенных книг городов Северного пути будет состоять из трёх томов, по шести книг в томе. В каждый том включается по две книги по Устюгу Великому, по Соли Вычегодской и по Тотьме. Сохранившиеся таможенные книги позволяют включить в каждый том книги за одни и те же годы по названным городам, т. е. соблюсти принцип синхронности (правда, полной синхронности достичь не удалось).

 

В первый том включены по две книги за 30-е годы XVII в., за 7142 г. (1633 - 1637) по Устюгу Великому, за 7143 г. (1634 - 1635) по Соля Вычегодской и Тотьме и за 7144 г. (1635 - 1636) по всем трём городам.

 

Таким образом, материалы первого тома отражают то многообразие в области таможенных сборов, какое существовало до Таможенного устава 25 октября 1553 года. Эти материалы свидетельствуют о сильных ещё пережитках феодальной раздробленности в области экономики и в то же время о намечающихся уже более тесных экономических связях между областями.

 

Во второй том предполагается включить таможенные книги за вторую половину 50-х годов XVII века. Этот том должен отразить сдвиги в экономике страны, которые нашли своё юридическое оформление в Таможенном уставе 1653 г., и показать, какое значение имел устав 1653 г. для оживления экономической жизни страны.

 

В третий том будут включены таможенные книги за 70-е годы XVII века. Этот том покажет новые сдвиги в экономике, которые были вызваны усилением меркантилизма в экономической политике правительства, нашедшей своё юридическое оформление в Новом торговом уставе 1667 года.

 

Всего будет издано 18 таможенных книг за разные периоды XVII века.

 

К рецензируемому первому тому даны археографическое введение и указатели имён и местностей постоянного жительства упоминаемых в таможенных книгах лиц, а также указатели товаров и географический

 

 

1 В. И. Ленин. Соч. Т. 1, стр. 137 - 138. 1-е изд.

 
стр. 122

 

указатель. Три первых указателя даны отдельно по каждой из шести таможенных книг, включённых в публикацию, географический указатель дан ко всему тому в целом. Весь том, таким образом, содержит 19 указателей.

 

В археографическом введении определены задачи публикации, сообщаются сведения о сохранившихся таможенный книгах и излагаются принципы отбора книг для издания и приёмы их воспроизведения в печати.

 

Археографическое введение не вызывает возражений по существу. Жаль только, что А. И. Яковлев, характеризуя ценность таможенных книг для исторической науки, несколько сузил значение этого важного источника. Он акцентирует внимание читателя прежде всего на вопросах торгового оборота. Нет спора, это важная сторона экономической истории. Но публикуемые таможенные книги, особенно по Устюгу Великому, позволяют показать и процесс втягивания непосредственного производителя в рыночные отношения. В частности, они дают возможность наметить пути экономической специализации отдельных частей Устюжского уезда. Крестьяне поюжских волостей - южной части Устюжского уезда, расположенной по реке Югу и её притокам, - выступают на Устюжском рынке как продавцы хлеба, причём в таможенных книгах подчёркивается, что они продают хлеб "своей пашни", "своих деревень" (стр. 99 - 100 и др.). Хлебные скупщики - посадские люди и крестьяне Устюга Великого и Устюжского уезда, а также и иногородние скупщики - развивают свою деятельность именно в этих волостях. Крестьяне волостей, расположенных по Сухоне, продают главным образом хмель. Из подвинских волостей поступают скот, холсты, отчасти хлеб (Черевковская волость). Крестьяне Белослудского стана продают железо как в форме полуфабриката (кричное железо), так и в изделиях (сохи-ральники) (стр. 91 - 98, 221 и др.).

 

Всё это свидетельствует о проникновении товарно-денежных отношений в устюжскую деревню, и думается, что в археографическом введении следовало обратить внимание читателя на углубление связи непосредственных производителей с рынком.

 

Подготовка текста таможенных книг к изданию выполнена в основном удовлетворительно. Нельзя только согласиться с принятым написанием географических названий, начинающихся со слова "соль": Соль Вычегодская, Соль Галицкая, Соль Камская. В документах XVII в. эти слова писались и склонялись раздельно. Издатели таможенных книг избрали слитное написание, превратив родительный падеж этих географических названий в прилагательное. Тем самым они исказили тексты документов. Например, вместо "Соли Камской Иван Андреев" они пишут: "Соликамской Иван Андреев" (стр. 259 - 260). Лишь в некоторых случаях, когда встречается иное окончание: "Соли Галицкие" (в Тотемских книгах) - или иная форма: "Усолья Камского" (стр. 391), - сохраняется правильное написание.

 

Встречаются и мелкие погрешности, вызванные неверным прочтением текста: "Куклик" вместо "Кукдаш" (стр. 86), "рыбы мней" вместо "рыбы линей" (стр. 91), "Кондратьев" вместо "Кондырев" (стр. 132), "вар" вместо "варь" (стр. 227) и др. Но таких погрешностей немного, в целом текст передан удовлетворительно.

 

Некоторые возражения вызывает археографическая обработка документов. Составители неверно, например, истолковали заголовок, данный в тексте таможенных книг по Устюгу Великому: "Книга, что собрано проплавных пошлин по Усть-Югу реки на Горке" (стр. 126, 272), приняв "Усть-Юг" за название реки. Эта ошибка перенесена и в заголовки соответствующих разделов таможенных книг: "Таможенная книга сбора проплавных и других таможенных пошлин на реке Усть-Юге на Горке" (стр. 186, 272), - и в примечание (стр. 102), ив указатель (стр. 881). На самом деле никакой реки Усть-Юг не существует. Приставка "усть" перед названием реки означала в XVII в. местность при устье реки. Иногда так назывался населённый пункт, расположенный при устье реки (Усть-Вым, Усть-Толшма и т. д.). "Усть-Югу реки на Горке" означает место при слиянии рек Юга и Сухоны, на склоне горы Гледень.

 

Но в целом заголовки и легенды вполне удовлетворительны.

 

Издание снабжено, как уже говорилось, 19 указателями. Как отмечает редакция, "указатели составлялись в точности по тексту таможенных книг с соблюдением тогдашнего написания имён и товаров, при подчинении, разумеется, современным правилам археологической транскрипции. В случаях малейшего сомнения в идентичности упоминаемых в тексте лиц редакция избегала объединения их под одним именем и предпочитала давать рядом два-три имени, хотя бы и очень близких между собою фонетически" (стр. 602).

 

Едва ли можно согласиться с такой установкой. По существу, она означает отказ археографов от каких бы то ни было элементов исследования в работе по составлению указателей и сводит всю работу к формально-механическому перенесению сведений из текста в указатели. "Сомнения в идентичности упоминаемых в тексте лиц" встречались у составителей на каждом шагу, и это в конечном счёте привело к отказу от объединения идентичного материала в указателях. От этого и непомерно разбухли указатели: из 55 печатных листов тома 30% приходится на указатели.

 

Увеличение объёма указателей вызвано ещё и отказом составителей от единых для всей книги указателей имён, мест постоянного жительства и товаров. Никакой надобности в отдельных указателях к каждой из таможенных книг нет. Обилие указателей не облегчает, а затрудняет пользование изданием. Например, чтобы собрать все упоминания, имеющиеся в тексте, о каком-либо лице, читатель должен навести справки в шести указателях.

 
стр. 123

 

Стоит остановиться на каждом указателе отдельно.

 

В указатели имён составители стремились перенести имена и фамилии в той транскрипции, в какой они встречаются в разных местах текста. Это привело к тому, что одно и то же лицо по-разному называется в разных указателях и даже в различных местах одного и того же указателя. Например, гостиной сотни торговый человек Степан Якимов Усов-Грудцын назван в указателях, как Усов Степан Якимов (стр. 626, 690), Усов Стефан Якимов (стр. 626), Якимов Степан (стр. 693), Якимов Стефан (стр. 629, 693), Грудцын Стефан Екимов (стр. 790), Екимов Степан (стр. 792), Екимов Стефан (там же). Непонятно, почему эти варианты одного и того же имени не объединены под единой рубрикой, что значительно облегчило бы работу читателя. В настоящем их виде указатели производят впечатление совершенно несведённых, сырых материалов, очень неудобных для пользования.

 

Заголовки указателей имён - "Фамилии, имена упоминаемых лиц" - не точны, так как основной материал расположен по отчествам и лишь отчасти по фамилиям. То расположение материала, которое выбрали составители, вполне допустимо, но было бы правильнее, если бы составители там, где удалось установить фамилию или прозвище, помещали данное лицо под фамилией, в остальных случаях - под именем. Это сократило бы число записей в указателе.

 

Задачей указателей местностей постоянного жительства упоминаемых лиц является определение места жительства лиц, ведших торговые операции на Устюжском, Сольвычегодском и Тотемском рынках. Такие сведения полезны и облегчают пользование источником. Но составители не справились с задачей, которую они поставили перед собой. Они не ограничились определением только географических понятий. В указателях мест жительства без надобности почти полностью повторены указатели имён. Правильнее было бы объединить указатели мест жительства с общим географическим указателем. Под соответствующим географическим понятием можно было дать сведения и о местах происхождения торговых людей. Например: "Вологда - стр. 3, 15, 25 и т. д.; вологжане - стр. 8, 12, 15, 36 и т. д.". Такой указатель был бы намного проще, несравненно удобнее для пользования и занял бы втрое меньше места.

 

Если даже принять точку зрения составителей и признать, что указатели мест жительства нужны именно в той форме, в какой они даны, то всё равно надо сказать, что они составлены неудовлетворительно. Чисто формальный подход, стремление не отступить ни на шаг от текста таможенных книг привели к тому, что указатели не дают полного представления о местах жительства торговых людей. Исследователь вынужден обязательно обращаться к тексту документа для пополнения недостающих сведений указателей, именно тех сведений, которые по самой идее указателей должны содержаться в них с исчерпывающей полнотой. Вот примеры: крестьяне Белослудского стана и Цывозерской волости, Устюжского уезда, занимались выплавкой железа из болотных руд и изготовлением железных изделий и возили продукты своего труда на Устюжский и Сольвычегодский рынки. В указателях мест жительства имеются рубрики "С Белой слуды", "Из Белой слуды", "Белослудцкого стану", "Белослудцы", "с Белые слуды", "Цывозерцы", "Цывозерской волости", "Цывозерской волости Белослудцкого стану". Все эти рубрики с успехом можно было свести к двум: "Белослудский стан" и "Цывозерская волость" - или даже к одной, поскольку Цывозерская волость входила в Белослудский стан.

 

Но дело не только в дробности рубрик. Равнозначность их очевидна, и обилие рубрик несколько осложняет дело, но не препятствует выявлению жителей Белослудского стаиа. Гораздо важнее вопрос об отнесении конкретных лиц к тем или иным рубрикам. В тексте таможенных книг отдельные записи часто соединяются посредством союза "да". Например: "Генваря в 12 день Белослудец Афонасей Яковлев... явил 13 пуд. 2 чети железа кричного... да Первой Остафьев... 50 сох ральников... да Володимер Дементьев... 72 пуд. железа кричного" (стр. 91) или "Генваря с 27 день з Белые Слуды Худяк Григорьев... (явил) на двух возех 46 пуд. с четью железа кричного... да Семен Евсевьев... 15 пуд. железа кричного" (стр. 93). По существу, обе эти записи однородны. В обеих речь идет о жителях Белослудского стана, привозящих железо на Устюжский рынок. Но для составителей указателя, очевидно, важно не существо вопроса, а та форма, в какой сделана запись в книге: ведь они составляют указатели "в точности по тексту таможенных книг" (стр. 602). Поэтому они усмотрели здесь разницу. Слова "з Белые слуды" они сочли возможным распространить на обоих лиц, упомянутых в записи, и Семён Евсевьев попал в рубрику "с Белой слуды". Иное отношение встретила первая из приведённых записей. Можно ли всех троих относить к белослудцам? Тут возникло одно из тех "малейших сомнений", о которых сказано в предисловии к указателям. Первой Остафьев и Владимир Дементьев не были отнесены к белослудцам. Между тем, чтобы рассеять это сомнение, достаточно было только перевернуть один лист и на стр. 93 увидеть запись: "Генваря в 26 день белослудец Первой Остафьев явил 60 сох ральников..." Тождество несомненное: совпадает место жительства, имя и товар. Формальный подход к составлению указателя помешал его составителям в первом случае отнести Первого Остафьева к белослудцам.

 

Но даже и эта формальная разница ("з Белой слуды", "белослудцы") последовательно не проведена. На стр. 94 имеется указание, что "з Белые слуды" привезли железо Карп Осипов да Иван Соболев. Первый из них попал в указатель белослудцев, второй не попал.

 
стр. 124

 

Аналогичных примеров можно привести множество. Отсюда следует вывод, что указатели местностей постоянного жительства упоминаемых лиц в той форме, в какой они составлены, бесполезны для исследователя, так как они не освобождают его от необходимости обращаться к тексту для получения сведений о тех или иных лицах.

 

Указатель товаров в общем составлен удовлетворительно. Но и здесь не было надобности в шести указателях, отдельных для каждой книги. Достаточно было бы одного указателя ко всему изданию. Даже в том случае, если бы исследователь заинтересовался торговлей только одного из городов, производившейся в течение одного лишь года, он с успехом мог бы обойтись одним указателем, сопоставив страницы текста со страницами указателей.

 

Географический указатель в отличие от прочих (кроме товарного) даёт более точную сводку однородного материала. В этом его преимущество. Но в то же время резко бросается в глаза его неполнота. Он не охватывает всех географических понятий, встречающихся в таможенных книгах, и не отражает всех упоминаний географических пунктов, имеющихся в тексте книг. Неполнота географического указателя особенно заметна, если обратиться к названиям волостей. Совершенно непонятно, почему, например, В ил его дека я и Ратмеровская волости, Сольвычегодского уезда, или Царевская волость, Тотемского уезда, и некоторые другие вошли в указатель, а Кичменская, Халезская, Цывозерская и другие волости Устюжского уезда не вошли. Большинство волостей вообще не включено в указатель. Упоминания страниц случайны. Например: "Белая Слуда. 91, 193". Можно подумать, что это географическое название встречается лишь в двух случаях. Между тем это не так, о чём свидетельствует весь текст таможенных книг, главным образом Устюжских. Очевидно, составители сочли, что, поместив эти географические названия в указателя мест жительства, они не обязаны были включать их в географический указатель. Возникает вопрос: для чего нужен географический указатель, если он не включает ни всех географических названий, встречающихся в тексте, ни всех упоминаний о них?

 

Формальный подход сказался и на географическом указателе. Составители, например, ввели два отдельных географических понятия - Лальск и Лальский посад, хотя это один и тот же населённый пункт.

 

Не следовало указывать несуществующее географическое понятие "соль", так как речь идёт о Соли Вычегодской.

 

Несуществующая река "Усть-Юг" также нашла место в географическом указателе.

 

Составители вполне могли бы сделать географический указатель ценнейшим справочным пособием по истории СССР XVII в., подобно географическому указателю к первому тому "Описания документов и бумаг, хранящихся в Московском Архиве Министерства Юстиции" (СПБ. 1869), если бы подошли к работе над ним не формально, а как исследователи, дав подробные сведения о географических понятиях. Для Составления такого более подробного указателя почти не потребовалось бы никаких дополнительных разысканий, поскольку все необходимые сведения имеются в тексте таможенных книг.

 

Каковы же итоги? Издание таможенных книг - очень ценное начинание. Необходимо пожелать скорейшего выхода в свет второго и третьего томов. Однако коллектив, работающий над этим изданием, должен коренным образом пересмотреть справочный аппарат, отказаться от формального подхода к составлению указателей, так как последний привёл к тому, что хорошее издание испорчено неудовлетворительным справочным аппаратом.


Опубликовано 23 ноября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. УСТЮГОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 8, Август 1950, C. 122-125

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.