ПРОБЛЕМЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ


ЭКОНОМИКА РОССИИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПРОБЛЕМЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-03-23

Продовольственная безопасность цивилизации занимает особое место среди глобальных проблем современности. Полное удовлетворение постоянно возрастающих потребностей стремительно увеличивающегося народонаселения Земли вошло в противоречие с возможностями истощающейся природной среды в условиях ее капиталистической эксплуатации. В выступлениях Римского клуба последних лет вновь ставится вопрос о "пределах роста", указывается на тесную взаимосвязь экологической, демографической и продовольственной проблемы. Экологическая угроза в XXI веке состоит, по существу, в том, что сельское хозяйство будет не в состоянии обеспечить продовольствием увеличивающееся население мира. Возможное сокращение плодородной зоны в результате происходящего изменения климата на планете еще более усугубит катастрофическое положение. Это означает, что дальнейшее развитие человечества возможно либо при условии резкого снижения потребления, либо численности населения, проживающего на планете, либо кардинального увеличения производства продовольствия.

Имеется и проблема справедливого использования того, что ныне производится. По нашему мнению, бесперспективно надеяться, что в обозримом будущем капиталистические страны Запада, и особенно США, сократят темпы потребления, а слаборазвитые страны - прироста населения. Поэтому есть основание рассматривать пропаганду принципа "устойчивого развития", то есть обещания в дальнейшем и благополучия ныне развитым странам, и реального улучшения жизни во всех остальных странах как умышленную дезинформацию. В капиталистической действительности "устойчивое развитие" предполагается не для всех, а лишь для избранных народов, принадлежащих к так называемому "золотому миллиарду". Устанавливаемый ими "новый мировой порядок" направлен фактически на еще большую дискриминацию наций, не входящих в этот "золотой миллиард".

Как известно, проблема продовольственной безопасности была сформулирована в рамках ООН в 70-80-е гг. как одна из задач мировой стратегии развития. Однако, несмотря на это, и в XXI столетии сохранятся "ножницы" в количественном и качественном потреблении населением высокоразвитых и недостаточно развитых стран.

Аграрный сектор передовых государств стоит ныне, по существу, перед проблемой продовольственного "избытка", а население (составляющее 20 % от мирового) потребляет более 60 % продовольствия, производимого в мире. В то же время в большинстве слаборазвитых стран объем сельскохозяйственного производства не обеспечивает национальную продовольственную безопасность, а четверть населения испытывает существенную нехватку продуктов питания. Так, даже по самым оптимистическим оценкам, более 1,5 млрд. населения этих стран к началу 90-х гг. находились в различной степени недоедания и даже на грани голода. Очевидно, что продовольственно-демографический кризис, поразивший прежде всего перенаселенные слаборазвитые страны, будет и дальше нарастать.

К сожалению, надежды на "зеленую революцию" в отсталых странах не оправдались. В последние годы, несмотря на высокие темпы прироста продовольствия (которые нередко превосходили соответствующие показатели для развитого мира), наблюдается устойчивое падение душевого производства продуктов питания в этих странах. По существу, рост производства продуктов питания не поспевает за темпами прироста населения. В результате продуктов не хватает, "все большее количество стран становится импортерами зерна, а экспорт зерна практически монополизирован немногими странами, входящими в общий военно-политический блок НАТО, традиционно нацеленный и на Россию" 1 . Это означает, что на ближайшую перспективу слаборазвитые регионы планеты по-прежнему не смогут выйти на уровень национального продовольственного самообеспечения и будут зависеть от экспорта продуктов питания и продовольственной помощи со стороны богатых стран Запада, и прежде всего США.

В настоящее время, по оценке американских экономистов, Соединенные Штаты Америки сосредоточили в своих руках 44 % мирового экспорта пшеницы, 55 % экспорта необработанного зерна, 75 % экспорта соевых бобов. Они поставляют продовольствие в 130 стран мира, преследуя при этом свои геополитические цели. В новом столетии США предполагают стать главным экс-

портером продовольствия в мире. А, как говорится, "кто владеет продовольствием, тот владеет миром".

В соответствии с некоторыми американскими геополитическими концепциями в первом столетии третьего тысячелетия продовольствие рассматривается уже не только как стратегический товар, но и как орудие дипломатического и экономического нажима на страны, которые не способны или не могут накормить свой народ. Все это значительно усиливает и без того острый характер мировой продовольственной проблемы. По данным Института всемирного наблюдения (США), к 2003 г. народонаселение мира может достигнуть 10 млрд. человек, причем для поддержания жизненного стандарта потребуется увеличить сельскохозяйственное производство в 4 раза. Это дает основание некоторым отечественным исследователям утверждать, что в XXI веке начинается "эра голода, когда ведущим фактором мировой политики становится продовольствие" 2 .

Во все времена важнейшим фактором, определяющим богатство и могущество государств и народов, был и остается почвенно-климатический потенциал. Климат фактически составляет экономический ресурс любого государства. Это означает, что страны, находящиеся в благоприятном климате, пользуются, по существу, такими же преимуществами, как те, которые обладают дополнительными природными ресурсами. Поэтому любые, даже незначительные климатические изменения наносят огромный ущерб сельскому хозяйству, хотя последствия таких изменений до сих пор сильно недооцениваются мировым сообществом. Необратимые изменения климата даже при небольшой абсолютной величине существенно отражаются на веками приспосабливавшихся к данному климату системах сельского хозяйства, вызывая заметное сокращение его продуктивности.

Нельзя не учитывать и мнение ученых, которые считают, что под воздействием антропогенных факторов человечество движется к климатической катастрофе. Об этом, в частности, свидетельствуют многочисленные стихийные бедствия последнего десятилетия (наводнения, ураганы, землетрясения, засухи, пожары лесных массивов, затяжные дожди и т. п.) в различных регионах планеты. По прогнозам исследователей, ожидаемое повышение среднегодовой температуры воздуха у земной поверхности, "парниковый эффект" (вследствие удвоения концентрации СО 3 ), может достичь на переломе нового столетия 1,5-2,8 о С, а во второй половине века - от 2,6 до 5,8 о С. Это приведет не к мифическому, а к реальному затоплению и опустошению островных государств и обширных прибрежных районов мира на материках 3 .

Научные исследования последних лет подтверждают, что глобальное потепление климата на 1 о С будет означать в средних и северных широтах повышение температуры примерно на 5-9 о С. Это вызовет разрушение прибрежных льдов Арктики и Антарктики, уровень Мирового океана сразу же поднимется на 5-6 м. Многие прибрежные города будут затоплены. Но на этом процесс не остановится. При упомянутом росте глобальной температуры начнется бурное выделение СО 3 из Мирового океана, где его содержится в 60 раз больше, чем в атмосфере, это обусловит дальнейшее повышение общей температуры у поверхности Земли до 2 о С и более того. В результате произойдут грандиозные изменения экологической ситуации на планете. Предполагается, что льды Арктики, Гренландии и Антарктики растают полностью и уровень Мирового океана поднимется примерно на 70 м. Развернутся в полную силу длительные континентальные дожди и наводнения. Практически прибрежная зона всех континентов, на территории которой расположены крупнейшие города мира и проживает огромное количество населения, окажется под водой. Таковы лишь некоторые контуры климатической катастрофы.

Положение представляется еще более тревожным в связи с тем, что, как установлено учеными, в результате производственной деятельности концентрация метана (СН 4 ) в атмосфере за последние 300 лет повысилась вдвое. Так же, как и двуокись углерода, метан, поглощая инфракрасное излучение, усиливает "парниковый эффект" и, хуже того, поднимаясь в верхние слои атмосферы, разрушает озонный экран, защищающий планету от смертоносного ультрафиолетового излучения.

Нарастание опасности климатической катастрофы ставит все государства и народы мира перед необходимостью принятия срочных мер по обеспечению глобальной экологической безопасности. Прогнозируемое глобальное потепление климата планеты угрожает настоящей трагедией для многих районов мира, уничтожением различных экосистем, полным разрушением среды обитания и сельского хозяйства. Эта проблема становится все более острой, в первую очередь для такой страны, как США, в силу особенностей ее географического положения.

В последние годы в Америке из-за необратимой эрозии почвы наблюдается падение урожая всех зерновых. В свое время на основе глобального моделирования, проведенного Римским клубом, был сделан вывод о том, что уже в начале XXI века под влиянием климатических изменений (за счет опустынивания Южных Штатов) большинство пахотных земель США снизят свою продуктивность в 1,5-2 раза. А в дальнейшем они могут стать практически непригодными для выращивания приоритетных сельскохозяйственных культур в результате засоления, истощения и эрозии (от пронизывающих насквозь всю континентальную территорию Америки океанских ветров).

Для России, напротив, климатические изменения окажутся благоприятными. "Потепление климата на 1-1,5 градуса и двукратный с начала века рост СОг в атмосфере способны при ряде условий по меньшей мере в 1,5-2 раза увеличить продуктивность наших земель через 20 лет! Эффективность фотосинтеза растет пропорционально росту содержания СОз, а потепление равноценно перемещению наших границ на юг и расширяет сельхозугодья за счет северных вечно-мерзлотных территорий, которые в России занимают 65 процентов площади" 4 . Таким образом, возможно, через два десятилетия (при условии изменения курса проводимых в стране реформ в национальных интересах) Россия могла бы не только возвратиться к традиционному для нее полному продовольственному самообеспечению, но и стать крупнейшим экспортером продовольствия. Это понимают и на Западе. Конечно, если к тому времени отечественное сельское хозяйство не будет окончательно подорвано и разрушено.

В современных условиях стратегической нестабильности продовольственная безопасность представляет собой одну из ключевых областей безопасности России. Дело в том, что в последнее десятилетие резкое сокращение отечественного сельскохозяйственного производства в результате проведения разрушительной политики "реформ" принимает катастрофические последствия, которые ведут фактически к потере Россией продовольственной независимости, а при ряде условий и к массовому голоду.

Под продовольственной безопасностью понимается, по существу, национальное продовольственное самообеспечение. Иначе говоря - это способность государства обеспечивать население стабильным, полноценным и экологически безопасным продовольствием, независимо от действия внутренних и внешних угроз, что является одним из основных прав человека на нормальное существование и необходимым условием суверенитета страны.

Чтобы понять нынешнее обострение продовольственной проблемы в России, требуется анализ не только современной продовольственной ситуации в мире и политики тех групп государств, которые образуют основные "центры силы" в данной области, но и реальное представление о развитии этой ситуации в собственной стране, которая постоянно, хотя и не всегда успешно, пыталась выйти на уровень национального пищевого самообеспечения.

Как известно, пути и методы решения проблемы продовольственной безопасности в разные времена были различными, в том числе и в нашей стране. В 60-70-е гг. XX века решение мировой продовольственной проблемы в связи с ростом численности населения на планете виделось в нахождении эффективных методов наращивания производства пищевых ресурсов преимущественно на основе достижений научно-технического прогресса.

В то же время господствующие в этот период представления о вседозволенности человеческого вмешательства в природу приводили нередко на практике к волюнтаристским, волевым решениям, не учитывающим ни объективные законы природы, ни возможные ближайшие и отдаленные негативные социально-экологические последствия.

В эти годы по вопросу об изыскании возможных путей увеличения производства продовольствия среди отечественных специалистов существовали фактически две диаметрально противоположные точки зрения. Представители одной из них доказывали, что сельское хозяйство в эпоху НТР ввиду большой трудоемкости, малой рентабельности и зависимости от природных условий отживает свой век, а потому лишь химия и микробиология способны заменить его индустриальным производством искусственных пищевых веществ и пищевых продуктов, что позволит обеспечить продовольственную безопасность страны 5 . Отсюда делался вывод о необходимости ускоренного развития микробиологического промышленного производства белка (на парафинах нефти, неорганическом азоте, питательных солях), который предлагалось использовать не только в качестве кормов для животноводства, но и как белковой основы пищи человека.

Особенно перспективным, наряду с простым путем использования дрожжевого белка или гидролизата (а именно: добавления его в каждый, условно говоря, однородный вид пищи - муку, паштеты, сосиски и колбасные изделия, макароны и т. д.), представлялось изготовление структурированной пищи 6 . При этом подчеркивалось, что запасы исходного белка, или аминокислот, будут "недоступны порче и потраве вредителями и многим другим внешним угрозам" 7 , что представлялось особенно важным для обеспечения продовольственной безопасности.

Ученые, придерживающиеся противоположной точки зрения, указывая на то, что конечной целью сферы производства пищи и ее распределения является сохранение здоровья населения, считали необходимым гораздо полнее использовать природные, традиционные источники пищевых веществ, которые утилизируются совершенно недостаточно. При этом они предупреждали, что для обеспечения продовольственной безопасности страны сферу производства пищевых продуктов необходимо строго ограждать от недостаточно обоснованных (в экологическом отношении) предложений во всех звеньях производства продуктов питания, особенно связанных с применением представляющих опасность для здоровья человека - пестицидов и др. (в области сельского хозяйства), стимуляторов, пищевых добавок (в сфере пищевой технологии) и т. д., ибо эти вещества как "эстафетная палочка" передаются к конечному звену пищевых цепей, а именно: человеку и его потомству 8 .

В конечном счете надежды на решение проблемы продовольственного обеспечения на основе промышленного производства белка с помощью микробиологических методов не оправдались. Применение в животноводстве кормовых дрожжей и белковых со-

единений оказало отрицательное воздействие на организм животных и соответственно - через цепочку питания - на человека. Наряду с этим практика показала, что недостаточное научно обоснованное внедрение в сферу производства пищи (с точки зрения продовольственной и экологической безопасности) ряда многообещающих (на первый взгляд) предложений и нововведений принесло ощутимый ущерб целым отраслям сферы производства пищи, но самое главное, непредвиденный вред здоровью людей, генетическим основам человека.

В 80-е гг. вопрос о продовольственной безопасности во всем мире, в том числе и в нашей стране, весьма остро встал в связи с распространением вредителей сельскохозяйственных культур, радиоактивным загрязнением природы.

Химизация, как известно, долгие годы считалась одним из важнейших элементов интенсификации сельскохозяйственного производства. С целью повышения производительности аграрных систем в развитых странах применялось более 85 % минеральных удобрений, производимых в мире. Однако практика показала двойственный характер в химизации сельскохозяйственного производства. Во-первых, оказалось, что несбалансированное применение химических средств ведет не к улучшению продовольственного положения, а, напротив, к падению урожайности, повышению концентрации химических веществ в почве и гидросфере, что негативно сказывается на качестве пищевых продуктов, а в конечном счете на здоровье людей.

Во-вторых, произошла чрезвычайно быстрая адаптация вредителей сельскохозяйственных культур к химическим средствам защиты растений. Так, если в 50-е гг. было известно лишь около десятка насекомых, невосприимчивых к таким средствам, то в 90-е гг. их количество достигло более 400. Кроме того, появились мутанты, которые полностью адаптировались к существующим химическим веществам. Потребовались поиск и производство новых средств и методов борьбы с вредителями.

И, наконец, увлечение только непосредственным экономическим эффектом в росте продуктивности сельского хозяйства привело к тому, что фоновая концентрация целого ряда пестицидов, определяемая их глобальным распространением в биосфере планеты, стала близка к концентрации, вызывающей опасные отклонения в мировой фауне. В результате химического и радиоактивного загрязнения окружающей среды (а значит, сельскохозяйственной продукции и продовольствия) возникла новая серьезная угроза для здоровья населения, прежде всего в регионах и районах, наиболее пострадавших после аварии в Чернобыле.

Дело в том, что токсическое воздействие на человека и живые организмы (подобно накоплению радиоактивности) происходит постепенно и до определенного уровня незаметно. Пестициды и другие опасные загрязнители (как и радиация) обладают коварным кумулятивным эффектом. Это кумулятивное действие химических загрязнителей недостаточно изучено, трудно поддается контролю, и его очень сложно нейтрализовать. К тому же для человека вредны любые количества химических агентов. От количества, по сути дела, зависит только степень вредности, то есть общее число возникающих мутаций. В частности, все без исключения пестициды при тщательной проверке обнаруживают или мутагенное (изменение наследственности), или какое-нибудь иное негативное воздействие на живую природу и человека.

Даже разовые контакты человека с такими пестицидами, как диэлдрин, малатион, паратион, ведут к изменениям энцефалограммы (биотоков мозга), сохраняющимся в течение полугода. Воздействие же самых современных, быстро разлагающихся органофосфатных пестицидов чревато развитием депрессии, раздражительности, нарушением способности к абстрактному мышлению, памяти, иными нейропсихологическими нарушениями. Фактически 90 % всех фунгицидов, 60 % гербицидов и 30 % инсектицидов способны вызывать раковые заболевания 9 .

Причем важно учитывать, что порога действия у химических загрязнителей нет. Поэтому с генетической точки зрения не существует того, что гигиенисты называют предельно допустимыми концентрациями веществ. Пестициды (как и радиация) не имеют нижнего порога действия. При любой пестицидной нагрузке на среду обитания происходит большее или меньшее разрушение защитной (иммунной) системы человека. В результате человеческий организм становится безоружным даже перед самыми обычными заболеваниями дыхательной, нервной, сердечно-сосудистой систем, а также органов размножения и пищеварения. Особенно быстро профессиональная патология развивается у лиц, непосредственно связанных с пестицидами на протяжении нескольких лет (например, механизаторов, тепличниц и т. д.) 10 .

Фактически все вещества, обладающие токсическими и канцерогенными свойствами, способны вызывать тяжелые генетические последствия. Многочисленные работы по химическому мутагенезу позволяют говорить о генетической опасности целого ряда пестицидов, инсектицидов и других химических удобрений. При этом общий негативный эффект в отношении здоровья населения может быть особенно велик вследствие того, что большинство из этих веществ до сих пор применяется в очень широких масштабах, особенно в сельском хозяйстве. Например, исследования, проведенные в нашей стране в начале 80-х гг., показали зависимость частоты осложнений беременности и родов, мертворождаемости, аномалий у новорожденных, ухудшения комплексных показателей, состояния здоровья детей от интенсивности применения пестицидов.

Токсическое (как и радиоактивное) загрязнение природной среды в результате сельскохозяйственной деятельности представляет реальную опасность разрушения генетических основ человека. Наука располагает большим фактическим материалом, касающимся генных мутаций. Причем при оценке влияния мутагенов среды необходимо иметь в виду, что "наследственно дефективные дети будут рождаться в первом же поколении от родителей, которые подверглись влиянию мутагенов. Это показывает, что при таких условиях эффект от действия мутагенов будет нарастать не после ряда репродуктивных поколений, каждое из которых равно 25 годам, а непрерывно, год за годом" 11 .

Трагедия состоит в том, что среда обитания людей меняется чрезвычайно быстро и бесконтрольно, а устойчивость людей к новым условиям среды, в том числе к различным загрязнениям, снижается. Другими словами - человек обладает минимальными адаптационными возможностями. Представление о том, что радиоактивно-токсическое загрязнение среды обитания может привести к отрицательным долгосрочным последствиям для природы, сельского хозяйства, а в конечном счете к значительным изменениям наследственности человека и еще больше ее ухудшить, долгие годы считалось неправильным и вызывало, к сожалению, резкую критику в нашей печати. Отвергалась даже постановка вопроса о признании факта наличия подобной угрозы. Оппонентов указанной позиции обвиняли в переоценке биологической опасности, а также в том, что якобы ссылкой на социальную ответственность ученых "начинают "бить тревогу" тогда, когда для этого нет никаких оснований" 12 . Указывалось также на неправомерность появления концепции о неизбежности резкого изменения наследственности человека и возможной генетической катастрофе из-за радиоактивно-токсического загрязнения окружающей природной среды.

Недооценка опасности радиоактивно-токсического отравления среды обитания и самого человека приводили на практике к значительному ухудшению здоровья населения, увеличению количества новорожденных детей с патологическими отклонениями и генетическими нарушениями, особенно в сельскохозяйственных районах с интенсивным производством (наряду с крупными промышленными центрами). Долгое время не было достоверной информации о губительных последствиях непосредственно для России взрыва в Чернобыле. Первоначально считалось, что радиоактивные выбросы ЧАЭС затронули лишь некоторые районы на территории Брянской области. Постепенно вырисовывались подлинные масштабы произошедшей трагедии. Стало ясно: Чернобыль явился вселенской катастрофой и внес существенные изменения в состояние окружающей среды не только отдельных пострадавших стран, но и биосферы в целом 13 .

Серьезные специалисты предупреждали, что дальнейшее широкомасштабное и неконтролируемое использование химических средств в сельском хозяйстве и его интенсификация без учета ближайших и отдаленных радиационных и экологических последствий чернобыльской аварии способны привести не только к подрыву продовольственной безопасности, но к еще большему ослаблению здоровья населения страны, снижению трудового потенциала, а в конечном счете и к значительным экономическим потерям.

Несмотря на это, информация о радиоактивно-токсическом загрязнении окружающей природной среды, в том числе в сельскохозяйственных районах с интенсивным производством, долгие годы оставалась в значительной мере закрытой, особенно после катастрофы в Чернобыле. Работы отечественных ученых, посвященные экологическим аспектам проблемы продовольственной безопасности в связи с радиоактивным загрязнением природной среды, смогли появиться лишь после того, как с чернобыльской темы в стране была снята секретность, то есть только шесть лет спустя.

Осознание остроты сложившейся экологической ситуации после Чернобыля и накопление свидетельств о неблагоприятных последствиях человеческой (в том числе природопреобразующей и сельскохозяйственной) деятельности на среду обитания и здоровье людей создало предпосылки для более глубокого понимания их неразрывного и противоречивого единства, хотя связь между природными условиями и здоровьем человека более чем очевидна: от качества воздуха, почв, растений и животных зависят его питание, состояние здоровья, трудоспособность и долголетие. Иначе говоря, здоровые почва, продукты питания, сбалансированные экосистемы, что давно уже обеспечивается во многих развитых странах за счет резкого сокращения, в частности, применения минеральных удобрений и полного отказа от ядохимикатов (большинство из которых обладает канцерогенными свойствами), представляют, по существу, базис здоровья, обеспечение которого немыслимо без научно обоснованного природопользования и экологизации сельского хозяйства.

К сожалению, у нас в стране не одно десятилетие отсутствовала пропаганда экономически выгодной экологизации сельского хозяйства, острой необходимости производства биологически полноценных и экологически чистых продуктов питания. Большой ошибкой являлось то, что закупочные цены не зависели от наличия или отсутствия вредных веществ в сельскохозяйственной продукции. А поскольку не было заинтересованности - хозяйства не утруждали себя поиском безвредных, экологически безопасных технологий, а действовали "по старинке", использовали ядохимикаты в борьбе с вредителями растений, чем наносился громадный урон природному урожаю, а в конечном счете здоровью населения.

В конце 80-х гг. была осознана наконец необходимость выращивания экологически чистой сельскохозяйственной продукции на основе биологических средств защиты растений. Основной акцент стал делаться на экологическом аспекте проблемы продовольственной безопасности. При этом, исходя из интересов сохранения здоровья нации (причем не только нынешних, но и грядущих

поколений) и поддержания жизнеобеспечивающих систем биосферы, единственно верной стратегией в сельском хозяйстве признается полный отказ от "экологического" волюнтаризма и развитие экологически обоснованных и безопасных для здоровья населения форм ведения сельского хозяйства, ориентированных как на повышение урожайности, так и на увеличение пищевой ценности продуктов питания. Фактически был сделан вывод о том, что дальнейшее конструктивное развитие отечественного сельского хозяйства и производства продовольствия возможно лишь в рамках концепции экологической безопасности.

Не меньшую остроту вопрос об экологической безопасности продовольствия принял в начале 90-х гг., когда после распада СССР в Россию хлынул поток трансгенной сельскохозяйственной продукции из самых различных стран. В результате возникла новая реальная угроза подрыва не только экологической и продовольственной безопасности, но и здоровья нации.

Сегодня, как известно, существует значительная качественная диспропорция продовольственного обеспечения в ведущих и слаборазвитых странах. В то время как на рынки богатых государств поступают продукты питания, обладающие высокими потребительскими свойствами, продовольственные товары, экспортируемые в отсталые регионы планеты (а ныне и в Россию), не имеют таких качественных показателей. Исходя из того, что большинство населения нашей страны в современных условиях (за исключением состоятельных групп) лишено возможности покупать продукты питания необходимого качества, в Россию поставляются наиболее дешевые продовольственные товары, имеющие, как правило, чрезвычайно низкие качественные, особенно экологические, характеристики.

К сожалению, приходится констатировать, что в России продолжается снижение качества продуктов питания. Так, в 1997 г. объем импортных продуктов питания составлял 25-50 %. Причем брак среди них был в 1,2- 2,2 раза больше, чем среди аналогичных отечественных товаров. Однако и среди российских продуктов питания брак составляет от 15 до 50 %. Только за 1997 г. процент брака возрос на 40 % ассортимента товаров, а на некоторые товары - на 30 и более процентов. Статистика показывает, что в результате вынужденного приобретения населением недоброкачественных, экологически опасных продуктов питания потребовались не только дополнительные затраты на восполнение необходимой организму человека калорийности пищи, но и на лечение в случае нанесения вреда здоровью людей.

За годы реформ широкую общественность настойчиво пытались убедить в том, что собственное сельское хозяйство нам не нужно, поскольку оно не способно решить проблему продовольственного обеспечения населения, а значит, и продовольственной безопасности страны.

Между тем следует напомнить, что советское сельское хозяйство, уступая западным

странам в урожайности, было не менее эффективным и использовало почвенно-климатический потенциал страны на 70-80 %. Как известно, с 1913-го по 1991 г. население России возросло на 65 %, посевные площади увеличились на 75 %, производство продукции растениеводства выросло в 4,2 раза, продукции животноводства - в 3,7 раза. И это несмотря на суровые климатические условия, высокую степень милитаризации экономики (доходящую, по ряду оценок, до 50 % валового национального продукта) и ряд других отягчающих факторов.

Задачи по подъему сельского хозяйства, всего агропромышленного комплекса страны были определены Продовольственной программой СССР на период до 1990 г., цель которой состояла в том, чтобы в возможно более короткие сроки надежно обеспечить население страны необходимыми продуктами питания. По своему стратегическому замыслу, комплексному характеру и масштабности она была призвана гарантировать продовольственное самообеспечение и прогресс всего народного хозяйства нашей страны.

Сегодня некоторые отечественные глобалисты указывают на то, что Продовольственная программа, выполнявшаяся в рамках "развитого социализма" и декларировавшая удовлетворение потребностей населения "на уровне научно обоснованных норм", обернулась в начале 90-х гг. всеобщим продовольственным дефицитом 14 . Но так ли это?

По данным ФАО, бывший СССР в 85-90 гг. занимал третье место по производству сельскохозяйственной продукции и был способен обеспечить по научно обоснованным нормам 14,5 % населения Земли. В 90-91 гг. отечественное сельское хозяйство переживало, по существу, точку своего наивысшего подъема. В 1990 г. в нашей стране производилось на душу населения больше, чем в среднем на жителя Земли: зерна - в 2 раза, мяса - в 2,6 раза, молока - в 3,7 раза, яиц - в 2,7 раза.

За прошедшее десятилетие в результате проведенных так называемых реформ в системе аграрного сектора агропромышленный комплекс, основу которого составляли коллективные хозяйства, во многом был разрушен. Произошло неоднократное инфляционное изъятие оборотных средств, вошли в систему неплатежи, сократились в 10 и более раз ассигнования на агропромышленность. Это поставило отечественный АПК в тяжелейшее положение. В последние 3- 4 года продуктивность агропромышленного комплекса снижалась со скоростью 15-20 % в год. Несмотря на неоднократную государственную поддержку, не оправдались надежды "реформаторов" и на фермеризацию сельского хозяйства в России.

В результате хозяйничества ельцинистов на селе падение объема сельхозпродукции в % к 1990 г. составило:

- объем сельхозпродукции в целом 62,6 %;

- продукция сельхозпредприятий 43,1 %

- продукция фермерских хозяйств (к 1993г.)74,4 % 15 .

Валовая продукция в хозяйствах всех категорий уменьшилась на 35 %, сбор зерновых упал на 40 %, производство мяса снизилось в 2 раза, молока - более чем на 30 %. Причем если в 1955 г. в России было 55 дотационных регионов из 89, то в 1998 г. их стало уже 75.

Следует учитывать также, что ежегодно потери сельхозпродукции от особо опасных вредителей и болезней растений составляют 10-12 млн. тонн зерновых единиц. Наряду с этим сохраняются высокие показатели инфекционных заболеваний в животноводстве.

Статистические данные за период с 1990-го по 1996 г. свидетельствуют о катастрофическом падении производственного потенциала сельскохозяйственного сектора.

Произошло сокращение:

пахотных земель до 95,6 %;

поступления тракторов в 37,8 раза;

поступления автомашин в 25,7 раза;

поступления зерноуборочных комбайнов в 14 раз;

поступления нефтепродуктов в 3,9 раза;

поступления минудобрений в 7 раз;

внесения органических удобрений в 3,6 раза;

опережение роста цен на промышленную продукцию в 3,5 раза;

поголовья крупного рогатого скота в 1,7 раза;

поголовья свиней в 2,1 раза;

поголовья овец в 2,7 раза 16 .

Все эти данные подтверждают, что за годы "реформ" проводилась, по существу, целенаправленная политика разрушения отечественного агропромышленного комплекса, сокращения производственного потенциала аграрного сектора, снижения объемов производства сельскохозяйственной продукции (прежде всего наиболее ценных продуктов питания), в результате чего оказалась подорванной продовольственная безопасность России.

Динамика сельскохозяйственного производства последнего десятилетия дает возможность объективно оценить не только состояние и перспективы функционирования системы продовольственной безопасности страны, но и реальную "заботу" государства о населении, об удовлетворении одной из главных потребностей человека в полноценной и экологически безопасной пище, об обеспечении здоровья и увеличении продолжительности жизни людей.

После "реформы цен" 1991 г. цены на основные виды потребительских товаров и услуг выросли в 6 тысяч раз. При этом на мясные и молочные продукты они увеличились в 8-12 тысяч раз, а на хлеб - в 15 тысяч раз. "Стоимость минимального набора продуктов питания (19 товаров- представителей, по которым оценивается инфляция основных продовольственных товаров) в расчете на одного человека в месяц составляла: в 1989 году около 35 руб., в апреле 1992 года - 2100 руб., в марте 1993 года - около 7 тысяч руб., в конце 1993 года - около 30 тысяч руб., в конце 1994 года - более 100 тысяч руб. и достигла к концу 1996 года в среднем по России уровня в 300 тысяч руб. (в 4 раза выше минимальной оплаты труда)" 17 . При этом существовала очень значительная (3-4-кратная) дифференциация ценовых показателей по регионам страны.

Потребление основных продуктов питания на душу населения составило в 1990-м и 1997 г. (кг в год) соответственно:

- мяса и мясопродуктов 70 и 48;

- молока и молочных продуктов 378 и 235;

- рыбы и рыбопродуктов 15 и 9,6.

Специалисты констатируют, что уже сегодня дефицит белка в питании россиян составляет 35-40 %, а витаминов - 50-60 %. Причем нормальная калорийная ценность среднесуточного рациона неуклонно приближается к критической черте. Если при такой ситуации смертность от голода составит "хотя бы один случай на тысячу населения, то за год от недоедания умрет 150 тысяч человек" 18 .

Иллюзия же продовольственного изобилия в стране в 90-е гг. обеспечивалась за счет ряда факторов. Во-первых, резко снизилась платежеспособность населения в условиях углубляющегося экономического кризиса. Статистика фиксирует постоянное снижение за последние 10 лет жизненного уровня россиян. Большинство населения России получает зарплату ниже минимального потребительского бюджета. Фактически не обеспечивается простое воспроизводство рабочей силы, и бедные слои населения находятся на грани физического выживания.

Во-вторых, расходовались неприкосновенные стратегические запасы продовольствия (хотя известно, что зерновой "НЗ" в стране предназначен лишь на случай крайнего бедствия и войны). Остается неизвестным, по каким причинам за последнее десятилетие неоднократно разбронировался неприкосновенный запас России, величина которого за период "реформ" уменьшилась примерно в 10 раз по сравнению с 50- ми годами.

В-третьих, мнимое продовольственное изобилие обеспечивалось за счет импорта, покрываемого продажей стратегического сырья, расходованием золотого и валютного запасов, наконец, внешними займами.

Населению настойчиво внушалась мысль о том, что продовольствие удобнее и дешевле приобретать за границей, "закупать", чем производить в собственной стране. При этом "реформаторами" умалчивалось о том, что может произойти в случае, если (по тем или иным причинам) за рубежом нам его не продадут, а отечественное сельское хозяйство пришло в упадок.

Из международной практики известно, что при свертывании сельскохозяйственного производства и ввозе до 20 % продуктов питания страна попадает в продовольственную зависимость и может утратить суверенитет. В Россию же в 90- е гг. ввозилось продовольственных товаров свыше

30-40 %, а в крупные города - до 60 %. Естественно, чем больше Россией закупается в других странах недостающего продовольствия, тем больше в иностранных банках берется под это кредитов, а значит, растут долги. Россия в ближайшие годы, согласно жестким требованиям иностранных банков- кредиторов (поддержанных правительствами большинства развитых стран), может лишиться своего суверенитета, погасив задолженность (как на этом настаивают) своими землями и промышленными фондами, то есть государственным имуществом.

За рубежом интерес к российскому земельному рынку повышается. Как известно, после подписания Парижской хартии международными банками в декабре 1990 г. в Брюсселе было принято решение о том, что российские земли должны пойти в заклад под долги, но не в "натуре", а в форме акций на право управления ими сроком на 99 лет (с последующим продлением договоров). А это означает, что если сегодня развернуть распродажу акций на землю России, то в будущем не одному поколению наших потомков придется "отрабатывать" проданные ныне "закладные".

Утрачивая свою продовольственную независимость, Россия становится очень уязвимой. В отношении ее Запад в любой момент может запустить "механизм" голода. Голодной стране можно диктовать любые условия. Не случайно сегодня России предъявляются различные территориальные претензии и высказываются предложения, в частности, о продаже Америке за 200 млрд. долларов Сибири. По другому варианту предполагается, что Сибирь может стать протекторатом США. За акр земли предлагают платить 1000 долларов. Вся Сибирь может быть куплена за 3 триллиона долларов с рассрочкой выплаты на 20 лет.

Какими бы абсурдными ни казались подобные проекты, за ними просматривается и вполне реальная их вероятность. Как пишет П. Г. Белов, "кто поручится, что на нас не набросятся лет через 30-40, когда иссякнут невозобновляемые энергоресурсы, а сельхозугодья Северной Америки и Австралии превратятся в полупустыни?" 19 .

Как видим, речь идет не только о продовольственной безопасности, но и о реальной угрозе национальной безопасности России. Тем более что в определенных кругах Запада не просто вынашиваются идеи о превращении России и бывших советских республик в сырьевые придатки стран "золотого миллиарда", но о полной "зачистке" этих территорий "от коренного населения" 20 .

Сегодняшнее бедственное экономическое положение России, ослабление ее обороноспособности, нарастание угрозы ядерных, радиационных и технологических катастроф, кризисная экологическая и продовольственная ситуации, тенденция к ухудшению здоровья нации и продолжающееся сокращение численности населения делают такого рода планы вполне осуществимыми, особенно в условиях обострения глобальных проблем и борьбы наций за выживание в XXI столетии.

ЛИТЕРАТУРА

1 Бурдуков П. Т., Орлов А. Д. Продовольственная безопасность как фактор геополитики // Безопасность. 1996, N 5-6. С. 19.

2 Там же.

3 Данилов-Данильян В. И. Ключевые шаги по развитию торговли квотами на выбросы парниковых газов // Ежегодник российско-германского колледжа 1992-2000. М., 2000. С. 21.

4 Бурдуков П. Т., Орлов А. Д. Указ. соч. С. 20.

5 Несмеянов А. Н. Искусственная и синтетическая пища // Научно-техническая революция и человек. М., 1977. С. 103.

6 Там же. С. 108-109.

7 Там же.

8 Покровский А. А. Наука о питании и научно- технический прогресс // Научно-техническая революция и человек. М., 1977. С.102.

9 Яблоков А. Пестициды, экология, сельское хозяйство // Коммунист. 1988, N 15. С. 35.

10 Там же. С. 35-36.

11 Веряскина В. П. К вопросу об "экологии человека" // Философские проблемы социальной экологии. М., 1989. С. 25.

12 Бочков Н. П. Методологические и социальные вопросы современной генетики // Человек, общество и природа в век НТР. М., 1983. С. 187.

13 Ярошинская А. А. Чернобыль. Совершенно секретно. М., 1992; Крылова И. А. Чернобыль: отдаленные социально-экологические последствия (к 13-летию катастрофы) // Диалог. 1999, N 4. С. 80-86.

14 Дрейер О. К., Лось В. А. Экология и устойчивое развитие. М., 1997. С. 143.

15 Отчет Госкомстата РФ "Социально-экономическое положение России". М., 1997. С. 91; Российский статистический ежегодник. М., 1997. С. 379.

16 Российский статистический ежегодник. М., 1997. С. 376-390.

17 Елизаров В. В. Демографическая ситуация и проблемы семейной политики // Безопасность. 1998. N 3-4. С. 46.

18 Щипков В. А. Прекратить геноцид собственного народа. Обзор материалов заседания в Государственной думе "круглого стола" "Кризис власти и кризис нации", 6 апреля 1998 г. // Безопасность. 1998, N 3-4. С. 113.

19 Белов П. Г. О семантике, объектах и методах обеспечения национальной безопасности России // Безопасность. 1998, N 3-4. С. 42-43.

20 Бурдуков П. Т., Орлов А. Д. Продовольственная безопасность России как фактор геополитики // С. 20.

Новые статьи на library.by:
ЭКОНОМИКА РОССИИ:
Комментируем публикацию: ПРОБЛЕМЫ ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РОССИИ

© И. КРЫЛОВА ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.