ИСТОРИЯ ЗАВОДА АМО

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИСТОРИЯ ЗАВОДА АМО. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

21 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


1. КАК ХОЗЯЙНИЧАЛИ РЯБУШИНСКИЕ

На Висле лилась кровь. Ухали германские шестидюймовки по русским окопам, по калужским и псковским мужичкам в серых солдатских шинелях.

А на Москва-реке было тихо. Покачивали мохнатыми руками сосны Тюфелевой рощи. На полянках лежал ослепительный снег.

Однажды к Тюфелевой роще подкатили два автомобиля. На дорогу вышли люди в теплых шубах и достали какие-то планы и карты. Это были "именитые люди" Москвы - Кузнецов и братья Сергей и Степан Рябушинские. Толковали они о постройке московского автомобильного завода.

Был на исходе 1915 г. Православное российское воинство стояло против германских шестидюймовок с голыми руками. Нехватало снарядов, нехватало патронов, нехватало оружия, не было транспортных средств. Правительство российской империй испуганно суетилось, ища помощи. Кузнецов и братья Рябушинские изъявили готовность положить на алтарь отечества живот свой - построить автомобильный завод.

В декабре 1915 г. создали торговый дом "Московский автомобильный завод", договорились с военным ведомством, о заказе на поставку автомашин, у итальянской автомобильной фирмы Фиат купили права на выпуск их машины в Москве. Приступили к постройке завода.

По договору с военным ведомством Рябушинский и Кузнецов обещали пустить завод в октябре 1916 г., в марте-1917 г. отправить на фронт первую партию машин. Все свои силы, всю свою энергию обещали Рябушинские положить на алтарь отечества, правда, при; одном небольшом условии - авансе на постройку завода от казны в размере 11 млн. руб.

Одиннадцать миллионов казна поспешно отпустила.

В марте 1916 г. Рябушинские еще ни одной машины военному ведомству не дали. Завода еще не было; снег на опушке Тюфелевой рощи лежал целиной, но 17 марта этого года состоялось уже общее собрание торгового дома, протокол которого уцелел.

Присутствовали: Сергей Павлович Рябушинский, Степан Павлович Рябушинский, Александр Иванович Кузнецов, Василий Иванович Строганов и Иван Петрович Трегубов.

"По вопросу о вознаграждении, получаемом членами торгового дома, единогласно постановили:

стр. 57

--------------------------------------------------------------------------------

назначить гг. членам торгового дома, считая с 1 марта, вознаграждение по 2000 р. ежемесячно каждому".

Что собирались получить от своего завода Рябушинские, можно было судить по тому, как они оплачивали директора завода Бондарева: 40000 руб. подъемных и 40000 руб. жалованья в год, 100-рублевую премию за каждую выпущенную машину, т. е. ежегодно набегало бы этой премии 75000 руб.

В марте 1917 г. обещанную партию машин на фронт Рябушинские не дали. Завод стоял в лесах.

Нарушение своих обязательств не беспокоило Рябушинских: 11-миллионный аванс уже лежал в их карманах. Забеспокоились они по другому поводу. Поднял с протестом руку против рабской жизни амовский рабочий. Вскоре после Февральской революции рабочие завода АМО решили ввести 8-час. рабочий день явочным порядком.

Директор завода Бондарев призвал к себе членов рабочего комитета:

- Денег нет; если вы введете 8-час. рабочий день, мы приостановим строительство. Мы закупим у Фиата агрегаты его машины и будем заниматься одной промывкой и сборкой. Работайте по-прежнему десять часов.

Члены, заводского комитета не согласились и пошли к рабочим. Рабочие возмутились:

- Вывозить Бондарева с завода... Вывозить!

Рабочие двинулись в заводоуправление. Выведенный на двор Бондарев пытался было уговорить рабочих, но к нему подкатили тачку.

- Садись!

Бондарев побледнел, уселся в тачку, его накрыли рогожкой из-под известки и вывезли за ворота.

Служащие в порыве рабских чувств объявили забастовку и оставили рабочих без получки. Рябушинские объявили полный расчет рабочим. Рабочие расчета не взяли, остались на заводе и обратились за помощью в союз металлистов.

Рабочие ежедневно приходили на завод, вели разгрузку прибывавших многочисленных вагонов со сталью и медью, ни копейки не получали от хозяев за свою работу, но, поставив своих сторожей у ворот, ничего и не выпускали с завода.

Рябушинские держались упорно. Надеялись, что голод когда-нибудь поставит рабочих на колени. Так прошло лето. Из инстанции в инстанцию переходил конфликт между амовскими рабочими и хозяевами Рябушинскими.

- Что же... Дело ваше, - с усмешкой однажды заявил рабочим меньшевик Вейцман. - Когда власть советов будет, тогда с Рябушинским и договоритесь.

В октябре конфликт перешел в арбитражную комиссию. На стороне амовцев стоял Московский совет. Заседания тянулись до бесконечности...

26 октября явился неожиданно представитель Совета т. Обух. Он вошел в комнату и сообщил о переходе власти к Советам.

Арбитражная комиссия растерялась:

- Чьим же именем мы будем решать? Мы решали именем Временного правительства Российской республики.., а теперь его нет.

Представители Рябушинских хотели улизнуть, но их схватили за фалды, и они поспешно согласились на оплату зарплаты рабочим за все время локаута с 20-проц. скидкой. Члены заводского комитета сейчас же поехали к Рябушинским за авансом для изголодавшихся рабочих.

На заводе красная гвардия собирала оружие у заводских шоферов и администрации. Вечером красногвардейцы взяли трехтоннку и, поехав в центр, сразу же попались на Кудринской пл. в руки юнкеров.

Амовцы все время держали связь с Симоновским советом, в котором шла лихорадочная подготовительная работа.

Тревожно завыл гудок завода Бари. На улицы высыпали рабочие. В котельный цех собрались амовцы, динамовцы, рабочие завода Бари и других заводов.

- Вся власть Советам! Захватим артиллерийские склады!

Из котельного цеха все двинулись к складам. Многочисленная вооруженная охрана складов сдалась безоружной толпе рабочих. Уже было темно, когда начали возводить баррикады на переез-

стр. 58

--------------------------------------------------------------------------------

де у складов. Красную гвардию разбили на десятки. Вокруг слободы раскинули посты и дозоры.

На следующий день симоновцы решили взять Крутицкие казармы, занятые георгиевскими кавалерами. На помощь симоновцам пришел Рогожский район, выставивший пушку на Спасской заставе и пулеметы на Спасском монастыре. Георгиевские кавалеры сдались.

Теперь симоновцы решили двинуть к Кремлю. Человек сорок амовцев сели в машину.

Особенно жарко было у Варварской пл. Стрелять красногвардейцы не умели. Зато упорства и смелости амовцам занимать не приходилось.

Борьба кончилась. Вернувшиеся на завод амовцы решили арестовать Рябушинского и поехали в правление.

- Был, да уехал, - заявили служащие.

Поехали на квартиру к Рябушинскому. Там его тоже не оказалось. Впоследствии выяснилось, что Рябушинского служащие запрятали в шкаф, а из шкафа, после отъезда амовцев Рябушинский сел на машину и укатил на вокзал.

Так закончилась власть Рябушинского на заводе.

2. РАБОЧИЕ - ХОЗЯЕВА ЗАВОДА

Завод перешел в руки рабочих. Главные корпуса были наполовину отстроены в 1917 г. Оборудование, заказанное, главным образом, в Англии и Америке, прибыло далеко не полностью, валялось на дворе под дождем и снегом.

21 марта 1918 г. состоялось объединенное заседание исполнительного комитета рабочих и исполнительного комитета служащих завода. Решили завод национализировать.

9 апреля районный совет передал завод правлению, выбранному из представителей профсоюза металлистов, завкома и комитета служащих.

Наступило тяжелое время. Часть рабочих ушла на фронт. Оставшиеся продолжали ремонт машин. Двор был завален тысячами поломанных и разбитых машин разных марок. Из этого хлама кое-как собирали машины.


стр. 59

--------------------------------------------------------------------------------

Не было хлеба. Не было топлива. Каждый раз на собраниях перед рабочими вставал вопрос: что делать? закрыть завод? Меньшевики и эсеры открыто агитировали против советской власти.

Но завод не закрывали. Рабочие делали подсвечники, примуса, зажигалки и меняли в деревне на хлеб. Завод хватался за заказы на запасные части для железных дорог, выпускал керосиновые лампы, вулканизаторы и ткацкие крючки.

Никто не думал о выпуске автомобилей.

Однажды в одну из пятниц завод украсился красными лозунгами и флагами. Обычно по пятницам в Симоновке устраивались митинги.

- Кто сегодня будет? - спрашивали рабочие членов заводского комитета.

- Ленин.

Некоторые рабочие недоверчиво качали головой.

- Ну да, приедет... Больно ему нужен наш завод.

Но народ собрался послушать Ленина со всей Симоновки. Для митинга приготовили помещение столярной и модельной мастерских. Кузовная тогда только строилась и стояла в лесах.

Перед митингом пришли красногвардейцы и выстроились шпалерами от ворот до кузовного отдела.

Время открывать митинг уже подошло, а Ленина не было.

- Ну что, приехал твой Ленин-то? - спрашивали отдельные рабочие одного из организаторов митинга столяра Зыкова.

Митинг пришлось открыть, и слова для доклада от Московского комитета партии дали Борису Волину. Предзавкома Лапин послал Зыкова разыскивать Ленина. Только машина с Зыковым выехала за угол завода, как издали навстречу показалась мчавшаяся машина. Зыков придержал свой автомобиль. Во встречной машине сидел Ленин. Машина остановилась.

стр. 60

--------------------------------------------------------------------------------

- Как ближе подъехать к заводу АМО?

Зыков указал дорогу и поехал вслед за Лениным.

Во дворе Ленин, увидев шпалеры красногвардейцев, нахмурился.

- Зачем это? Распустите людей.

В столярную можно было проникнуть только по лесам. Зыков извинился перед Лениным: лестницы в корпусе не готовы, по ним ходить нельзя.

- Ничего, я с сестрой пройду по лесам.

Вместе с Лениным шла его сестра Анна Ильинична.

Ленин, Зыков и Анна Ильинична поднялись на плоскую крышу кузовного отдела.

- Вот в Америке везде такие крыши, - сказал Ленин. - Этот завод производит на меня хорошее впечатление. Его нужно поддержать. А сколько у вас на заводе новых машин? Что вы с ними делаете?

Зыков сообщил, что сейчас прибыли заказанные Рябушинским 7.000 машин и 3.000 мотоциклов и что по приказу ГВИУ и МОВИУ их будут отправлять на фронт.

Через окно Ленин и Зыков вошли в помещение столярной, и Ленин осторожно и незаметно присел на стул.

Рабочие не сразу заметили Ленина, но докладчик быстро закончил речь и предоставил слово Ленину.

Ленин говорил просто, ясно, понятно. Белогвардейские генералы теснят Красную армию со всех сторон; на стороне белогвардейцев численный перевес и преимущества военной техники. Но полуголодная, полураздетая Красная армия грудью отстаивает власть пролетариата, и нет сомнения, что она уничтожит белые банды. Но для победы нужно, чтобы тыл помнил о Красной армии. Каждая лишняя рубашка, каждая лишняя пара сапог, посланные на фронт, каждый удар молота и каждая новая машина, собранная для Красной армии, куют победу над белыми. А наша победа - смертельный удар по ненавистной власти капитала.

стр. 61

--------------------------------------------------------------------------------

Каждому амовцу становились понятными простые и гневные ленинские слова.

Ленин кончил. Громом аплодисментов были заглушены его последние слова. Провожаемый рабочими, Ленин пошел к воротам и сел в машину.

----------

В 1920 г. завод перешел в ведение ЦУГАЗ (Центральное управление государственными автозаводами). Как раз в это время из Америки приехала группа механиков и рабочих в количестве 165 чел. Американцы предложили передать им завод с обязательством наладить производство. Среди рабочих пошли слухи, что американцы собираются взять завод в концессию.

- Что думает Ленин? Надо сходить к Ленину.

Через Марию Ильиничну представители амовцев попросили свидания с Лениным. Во главе делегации стоял Чижов, один из активных инициаторов восстановления завода. Ильич назначил на другой день время приема, сказал что его очень интересует завод АМО.

Делегация объяснила, что завод можно оборудовать своими средствами настолько, чтобы выпускать советские автомобили. Ленин с одобрением отнесся к инициативе амовцев и обещал поддержку.

- Я надеюсь, что через пять лет, сказал Ильич, - я увижу первую советскую машину, сделанную на АМО.

26 февраля 1921 г. вышел приказ Совета труда и обороны, предлагавший приступить к автостроению.

Нелегко совершался переход от изготовления зажигалок к выпуску автомобилей. Зарплата своевременно не выплачивалась. Рабочие и их профорганизации стояли далеко от конкретного участия в техническом управлении заводом. Папки протоколов и бумаг завкома за 1922 г. ярко показывают трудности того времени.

26 января 1922 г. собрались в полном составе заводоуправление, бюро ячейки и завком. На повестке дня чрезвычайно важный вопрос: о... заводском огороде. От огорода в то время зависело выполнение приказа СТО и ВСНХ об организации автопроизводства на заводе АМО.

Это было тяжелое время голода в Поволжьи. Амовцы, подтягивая ремни на животах, отдавали ежемесячно однодневный паек и заработок детям голодающих Поволжья.

Не легко налаживались "новые хозяйственные условия", о которых говорила конференция. Ряд протоколов смутно намекает о неблагополучии с выплатой зарплаты. Кто-то ездит в союз из-за каких-то конфликтов, другие категорически настаивают на том, что никаких "стихийных собраний без ведома завкома не должно быть".

7 марта заседают заводоуправление, завком и ячейка. Решают оттянуть выдачу зарплаты на несколько дней: нехватает денег для выплаты полностью. Положение обостряется. Что-то тяжелое, мутное и тревожное нависло над заводом. Завком поспешно обсуждает вопрос о закупке картофеля и его раздаче, об экспедиции за продовольствием на Украину...

И все же стачки предотвратить не удалось. Зарплату не выдавали целых, две недели. Протокол N 27 общего собрания рабочих, "имеющего быть 15 марта 1922 г. в присутствии представителей профсоюза, ЦУГАЗ, заводоуправления", подчеркивает, что на собрании "присутствуют все рабочие и служащие завода". Собрание было бурным. Коровкин предлагал бастовать до тех пор, пока заработок за февраль не будет выплачен полностью. Но собрание в конце концов не согласилось с Коровкиным. Представитель профсоюза предложил приступить к работе, предъявив категорическое требование к заводоуправлению: "Выдать в пять дней жалованье за февраль, назначить комиссию для выявления виновных в задержке выплаты жалования. Если заводоуправление не выплатит заработка, то союз объявит организованную забастовку на заводе АМО; бастующих рабочих союз будет материально поддерживать из стачечных фондов союза".

Зарплата была выдана в пятидневный срок.

В трудной и упорной борьбе за существование прошли годы 1922 и 1923. О производстве своих собственных машин рабочие еще не думали.

стр. 62

--------------------------------------------------------------------------------

3. ЗА СОВЕТСКУЮ МАШИНУ

В конце 1923 г. по цехам пошли упорные слухи о том, что завод скоро приступит к выпуску собственных машин. Часть рабочих верила этим слухам, часть скептически улыбалась.

И вот однажды заводоуправление устроило собрание и объявило о решении выпустить первую советскую машину, машину марки АМО-Ф-15.

Рабочие подняли головы, насторожились. Дать стране свою собственную машину - это дело чести не только рабочих завода АМО, но и всех пролетариев страны диктатуры пролетариата. Если завод выйдет на широкую дорогу собственного автостроения, то он перестанет быть тяжелой обузой для государства, пожирающей огромные средства. А если завод перестанет быть дефицитным, то, несомненно, начнется рост материального уровня амовских рабочих. Тогда кончатся позорные волынки и итальянки, нет-нет да и вспыхивающие в отдельных цехах.

Закипела лихорадочная работа. Фиатовские чертежи, хранившиеся в великолепных переплетах, но не вызывавшие большого к себе доверия, были тщательно проверены. Вместе с проверкой велась реконструкция отдельных деталей машины.

Постепенно часть станков механического отдела перешла на обработку деталей АМО-Ф-15. Прессовой цех до сих пор бездействовал. Инженер Горбунов пустил бездействовавшие пресса. К гидравлическому прессу в 600 тонн пришли старый матрос машинист Абросимыч, электрик Майоров, слесарь Родионыч. Ежедневно к Абросимычу прибегал директор завода Королев:

- Ну как, скоро? Ведь срок кончается. Давайте скорее ланжероны!

- Через два дня будут готовы, - спокойно отвечал Абросимыч крикливому Королеву.

И ланжероны были даны за двенадцать часов до срока. В прессовой стоял стук, грохот и скрежет от правки ланжеронов, дисков и картеров заднего моста.

Открыли рессорный цех.

В механическом отделе нехватало инструмента, не было приспособлений, детали обрабатывались буквально голыми руками.

Постепенно детали начали поступать на сборку. Из 3 тыс. мертвых деталей нужно было сделать одну живую машину. Всех четырех бригадиров сборки собрали в одну бригаду и предложили через полтора месяца, к 7 ноября 1924 г., выпустить первые десять машин.

Бригадиром выбрали широкоплечего упрямого слесаря Королева. Бригада никаких чертежей для сборки не получила. Все зависело от ловкости рук бригады и сообразительности ее руководителей. Никакой организации и опыта в этом новом деле не было. В хаосе, неразберихе люди метались от тисков к голым рамам, о 8-час. рабочем дне забыли и систематически работали сверх положенного времени.

Срок приближался. Лихорадка и напряжение росли: выйдут ли 7 ноября 10 амовских машин на Красную пл.?

В глухую ночь возле первого собранного мотора собралась вся заводская администрация. Сейчас будет сделана проба первому советскому мотору. Сочно булькал бензин, наливаемый в бензбак. Наглухо завернули пробку бака и несколько раз с усилием повернули ручку мотора. Мотор вздрогнул и уверенно заработал.

Последние две недели сборочная бригада Королева работала ежедневно до 12 час. ночи. Бывали случаи, когда рабочие, обессилев, сваливались у машины и засыпали. Однажды бригада работала

стр. 63

--------------------------------------------------------------------------------

сорок два часа без сна, без отдыха, с короткими перерывами на еду.

Наконец, машина N 1 стояла окончательно собранной и готовой. Под капотом на стенке блока были отлиты три буквы: "АМО". Эти же три буквы, вырезанные из латуни, сияли на радиаторе машины.

Усталые, измученные, обессилевшие люди в беспорядке столпились у машины. Заведующий цехом сел за руль, кто-то подскочил к ручке мотора и повернул ее, мотор заработал - и машина плавно двинулась по цеху.

Упрямство бригады Королева вопреки всем трудностям и неполадкам победило.

7 ноября в колонне амовцев торжественно двигались их первые десять советских машин. На Красной пл. амовцев и их машины горячо приветствовали представители партии и правительства. Амовцы гордо шли победителями через площадь.

Страстное большевистское желание победило. Амовцы выполнили обязательство, взятое в 1920 г. перед Ильичем, дать стране диктатуры пролетариата советскую машину.

После демонстрации возле Московского автомобильного клуба любители-автомобилисты и инженеры ощупывали наши машины.

- Гм... Да ваша ли это машина? - спросил пожилой инженер, оглядывая машину.

- Да, - поддержал инженера какой-то шофер, - мыслимо ли в нашей стране построить автомобиль, коли в царское время не строили?

На заводе после тщательного осмотра решено было пустить машины в пробег до Ленинграда и обратно. Кое-кто из высших хозяйственных организаций скептически улыбался.

- Тысячу двести километров пройти... Чепуха, не выдержат...

Но рабочие, инженеры и заводоуправление твердо верили в свою машину.

Несмотря на осеннюю, непролазную грязь и скверные дороги наши машины великолепно дошли до Ленинграда. По ночам, несмотря на темноту, развивали скорость 28 километров в час в среднем.

2000 километров были пройдены в 62 ч. 29 мин. при полной полуторатонной нагрузке, со средней скоростью в 32,2 километра в час. Комиссия пробега признала годность машин, и заводу был присужден приз.

Так была одержана амовцами первая блестящая победа. Еще большую победу одержали амовцы в следующем 1925 г. На всесоюзном автопробеге машина АМО-Ф-15 вступила в состязание с машинами лучших заграничных автомо-


стр. 64

--------------------------------------------------------------------------------

бильных фирм Бенца, Мерседеса, Форда и др. Обогнав у Валдайских гор шедшую впереди всех машину Круппа, пришли первыми в Москву: заграничные машины, рассчитанные на хорошие шоссе, уступили на наших российских дорогах первенство амовской машине.

Теперь перед заводом вставали новые трудности. Страна ждала от завода дешевых машин и в большом количестве, а завод давал мало машин и очень дорогих по стоимости. Вот цифры выпуска машин:

В
1924/25
г.
было
выпущено
100
маш.

"
1925/26
"
"
"
275
"

"
1927/28
"
"
"
580
"


Себестоимость первых десяти машин равнялась 18000 руб. за каждую.

К 1925/26 г. себестоимость удалось снизить до 8736 руб.

Форд в те годы выкидывал машины миллионами, - мы выпускали сотнями. Машина Форда, ввезенная в Советский Союз, обходилась меньше тысячи рублей, а себестоимость нашей машины в 1927/28 г. остановилась на 8,5 тыс. руб.

Опять борьба. Но новые задачи, вставшие перед заводом, далеко не сразу были осознаны рабочей массой. Этот процесс проходил чрезвычайно медленно, он осложнялся тем, что ответственные руководители завода задачу выпуска дешевой и массовой машины расценивали как техническую, а не как политическую.

Первые успехи завода создали самодовольство у части хозяйственников, правоопортунистическое благодушие к трудностям, возникавшим на пути развития завода.

В 1927 г. трудностями роста попытались воспользоваться троцкисты. Они обосновались в инструментальном отделе. Но рабочая масса и партийная организация завода твердо стояла за большевистскую линию партии и ее ленинский ЦК. После длительной и упорной борьбы троцкисты из инструментального отдела были разоблачены, политически изолированы и капитулировали перед партией.

С конца 1927 г. обозначилась стихийная тяга к разрешению боевых задач, стоявших перед заводом. Развернулась борьба за самокритику между рабкорами заводской газеты "Вагранка" и партийным руководством завода в лице секретаря партколлектива Толкачева и председателя завкома Соколова. Руководство, не связанное с массами, не прислушивавшееся к их голосу, не могло возглавить настоящей активности рабочих. Борьба кончилась снятием Толкачева с работы и посылкой его к станку.

Новый 1928/29 г. завод встретил с обновленным руководством. Заводом управлял директор Лихачев, назначенный в декабре 1927 г. В истории успехов завода энергия, твердость и сметливость этого бывшего шофера, его умение владеть массами и инженерно-техническим персоналом сыграли исключительную роль. Во главе партийной организации стал старый амовец, слесарь Игнатов, который сумел, опираясь на основную массу партийцев, увлечь массы на разрешение боевых задач. Наконец, во главе профорганизации стоял молодой подвижной токарь Климов, все свое время проводивший в цехах, у станков и тисков налаживавший живые связи с рабочими, тщательно прислушивавшийся к голосу масс.

2 октября 1928 г. вышла в двухтысячном тираже печатная "Вагранка", сразу превратившаяся в один из важных приводных ремней между руководящими организациями и рабочей массой.

Летом 1928 г. началась реконструкция завода, рассчитанная на выпуск 4000 машин в год в три смены. Это была первая робкая попытка приблизить завод к европейским масштабам. В следующем же году жизнь поставила иные, более смелые задачи в деле советского автостроения.

Массовый смотр производственных совещаний, закончившийся в январе 1929 г., вскрыл настроение масс. Рабочие подали 1500 предложений!

Смотр показал рядовой рабочей массе, что на нее руководители завода смотрят не только как на рабочую силу. Руководители требовали от каждого рабочего активного и сознательного участия в развертывании производства.

Передовые рабочие и рабкоры искали новых форм закрепления этой производственной активности рабочих. В этом от-

стр. 65

--------------------------------------------------------------------------------

ношении чрезвычайно любопытно Предложение слесаря Базилевича, опубликованное в газете "Вагранка" 1 марта. Базилевич предлагал то, что через несколько месяцев было названо ударной бригадой. Он предлагал цех разбить на группы в 10 - 15 чел., которые бы отвечали коллективно за каждого члена группы. Предложение Базилевича повисло в воздухе. Даже редколлегия предупреждала, что "со многими положениями Базилевича она не согласна".

Рост сознательности рабочей массы шел отнюдь не общим фронтом. Внутри цехов между отдельными группами рабочих происходили конфликты и столкновения. Ярким примером этого служит первое политическое выступление амовцев. В то время на Сясьском бумажном комбинате был выявлен глубокий прорыв, а Каменская бумажная ф-ка добилась в выполнении промфинплана исключительных успехов. Рабкоры "Вагранки" решили как-то реагировать на эти факты и выступили с письмом рабочим Каменской ф-ки с обязательством снизить себестоимость вместо 14,5% на 20%.

Из пяти производственных отделов завода в трех рабкоры с своим письмом провалились. Часть рабочих протестовала против следующего места в письме; "Клеймим позором рабочих Сясьского комбината, допустивших тяжелый прорыв в производстве, не сумевших предъявить жестких требований к себе и вовремя не обнаруживших преступной бесхозяйственности административно-технического персонала".

- Что же, - кричали на собрании в механическом отделе, - если хозяйственники виноваты, то почему в ответе рабочие?

Партийцы растерялись.

И письмо было провалено. Бюро партячейки механического отдела в экстренном порядке собралось и постановило, что рабкоры совершили политическую ошибку.

Парткомитет завода встал на сторону рабкоров. Фраза "клеймим позором" была заменена фразой "шлем суровое пролетарское порицание". Письмо было передано ячейкам для обсуждения на цеховых собраниях. После серьезной про-

работки рабочие приняли письмо и послали в "Правду".

Это письмо, или, как его тогда называли "вексель", было принято. Но оно не сыграло той роли, которую ждали рабкоры. Конкретных результатов в цехах не было видно.

4. ИСТОРИЯ СОЦСОРЕВНОВАНИЯ И УДАРНИЧЕСТВА

Наконец, форма закрепления производственной активности масс была дана амовцам другими заводами, - социалистическое соревнование.

Застрельщиками соцсоревнования на АМО выступили комсомольцы. Впервые слово "соцсоревнование" появляется 22 марта 1929 г. на комсомольских собраниях.

В апреле и в начале мая было организовано несколько комсомольских ударных бригад. Но заводское бюро ВЛКСМ, ограничившись организацией бригад, руководить ими не стало. Несколько бригад сразу же развалилось.

В мае рабкоры приступили к организации среди рабочих вызовов на добровольное снижение расценок и к организации ударных бригад. Все это давалось с большими трудностями. Рабкоров свои же товарищи по бригаде частенько встречали в штыки.

Первая ударная бригада взрослых рабочих была организована рабкорами Поваляевым и Тарасевичем, Вслед затем организовался первый ударный цех - цех зубчаток. Активным организатором этого дела был председатель производственной цехтройки рабкор Шаймович.

Соцсоревнование по заводу было начато 20 мая 1929 г. Организовался штаб соревнования. Перед заводом в это время открылись широкие перспективы. Был заключен с американским инж. Брандтом договор на расширение завода с выпуском 25 тыс. машин в одну смену (50 тыс. в две смены). Сроки реконструкции были поставлены очень жесткие. К концу декабря предполагалось закончить все новое оборудование, а реорганизацию закончить 1 июля 1930 г. На новое оборудование, по словам председателя треста Сорокина, нужно было затратить 7 млн. руб. Завод готовился к выпуску

стр. 66

--------------------------------------------------------------------------------

25-тонных машин марки "Автокар". Выпуск намечался в следующих цифрах:

1929/30 г.
- 1500
машин
АМО-Ф15

1929/30 г.
- 2000
"
Автокар

1930/31 г.
-12000
"
"

1931/32 г.
-25000
"
"


Это была наша пятилетка! Широкие перспективы еще больше поднимали настроение масс.

Что же происходило в цехах? Вот, например, с чего началось социалистическое соревнование в кузнице.

Ванька Бударин шестнадцатилетним парнишкой пришел на Подольский паровозоремонтный завод и сразу встал к молоту кузнецом. Два года Ванька Бударин служил в Красной армии и оттуда вернулся к наковальне уже взрослым Иваном Будариным.

Бударин выделялся своей сметкой, и в прошлом году выдвинули его в ночные мастера. Непрерывная работа в ночной смене - жизнь шиворот-навыворот: ночью работаешь, днем спишь. Бударин оторвался от завода, от общественной жизни. Задумал Иван Бударин учиться, отпросился в дневную смену. В это время приехали на завод американцы. Только и разговоров было в цехах, что про американцев.

- Чудеса обещают...

- Да нешто нам сравняться с Америкой?

- А, поди, аховые денежки платят американцам.

Бударин насчет жалованья американцев не расспрашивал, а присматривался к тому, как работают американцы. Заметил, что при ковке заготовок они не делают, а прямо кусок металла кладут под штамп.

Стал потихоньку делать, опыты. Попробовал одну деталь - вышло, попробовал другую - тоже вышло неплохо.

Но как же быть дальше? Хочется Бударину не на одной или двух деталях проделать опыты. Но во время работы это не выполнимо.

- Днем, в рабочее время, опытов нам проделать не удается, а давайте-ка выйдем в воскресенье. Пора и нам вступить в социалистическое соревнование. Пора и нам дать пользу заводу. Выйдешь, Ермаков? - обратился Бударин к партийцу Ермакову.

- Конечно, выйду.

К кузнецу Никитину, евангелисту, с которым работал Ермаков, Бударин не обратился, боясь, что он не выйдет на работу в день отдыха.

- И я выйду, - узнав, в чем дела, заявил Никитин.

- Да ведь бесплатно будем работать.

- Что же?.. Дело общее. Заводу на пользу.


стр. 67

--------------------------------------------------------------------------------

Так набрал Бударин девять человек. Кроме Никитина и Ермакова, решили выйти: старик Шариков, охотник до всяких полезных затей Мельников, молодой кузнец Федин, огромный Кабанов, машинист Харламов, беспартийный молотобоец Николашин, партиец Хлудеев. Всего беспартийных оказалось 6 чел., 4 партийца. Помог и зав. кузнечно-прессовым отделом Владимиров.

Вышли к семи часам утра. Всю неделю погода была хмурая, сырая и холодная, а в это утро сквозь туман с востока поднималось солнце.

Первым подоспел штамп на молоте N 192. Все окружили молот. Раскаленный кусок металла Федин ловко бросил на штамп.

Вздохнул молот, упал шток... Поковка вышла отличной. Удача! Ревела и скрежетала печь. Падали и стучали штоки. Фыркали и плевались на двор отводы паровых молотов. Белые куски металла, выбрасываемые из печи, дышали жаром.

Все работали наперебой. Это воскресенье эти десять кузнецов работали так, как они никогда не работали и на сдельной.

Как и предполагали кузнецы и Бударин, опыты великолепно удались. На двадцати одной поковке можно уничтожить целую операцию. Это даст экономии на одной рабочей силе 12000 руб.

На другой день на двадцати одной детали стали работать по-новому, без заготовок.

В литейном отделе попытка рабкора плавильщика Мацуры организовать ударную бригаду в первые дни встретила полную неудачу. В продолжение долгих дней он настойчиво обрабатывал свою бригаду. Наконец, 30 мая на стене появился вызов: "Мы, ударники бригады Мацуры, вызываем на соревнование бригады Минкевича и Шарганова. Ставим себе задачей: 1) уменьшить время на загрузку печи и плавление металла; 2) держать в чистоте печи и 3) уничтожить купанье электродов и уничтожить скрап и козлы".

Бригаду Мацуры подняли на смех. Мацура по квалификации был ниже Минкевича и Шарганова и работал значительно хуже.

- Эк, кто берется соревноваться...

Положение Мацуры было чрезвычайно тяжелым. Какое же выйдет соревнование, если никто искреннее желание его бригады не хочет принять всерьез? На помощь пришел сменный инженер. Он стал записывать результат плавок по вызову бригады.

Бригада Мацуры старалась вовсю, чтобы добиться хороших показателей. Наконец, 15 июня бригада Мацуры дала рекордную плавку, повысив производительность печи на 58 проц. и понизив расход электроэнергии на 28 проц.

В соревнование втянулась и третья бригада старого, седого плавильщика Минкевича. Все три бригады охватил азарт: перещеголять друг друга. И вот с 30 мая по 23 июня электропечь дала следующие результаты: время загрузки печи уменьшилось на 30 проц., время плавки на 12 проц., расход энергии на 14 проц., скрап и козлы на 26 проц., а производительность печи увеличилась на 29 проц.

В цехе зубчаток механического отдела мысль об организации ударной бригады среди токарей зародилась еще задолго до выдвижения в печати вопроса о соревновании. Особенно эта мысль занимала партгруппорга Ефимова. Он частенько толковал с товарищами о низкой производительности труда. Ефимова подогревал беспартийный Алексеев.

- Вот вы кричите об организации колхозов в деревне, а в цеху коллектива организовать не можете. Покажите пример!

На заводе начали организовываться первые ударные бригады. У рабкора Шаймовича возникла мысль о добровольном снижении расценок по ряду деталей, на этой основе организовать ударную бригаду токарей и поднять производительность труда. Но по заводу пошел слух о заключении тарифного соглашения между трестом и союзом на снижение расценок. Слух подтвердился. Бригада испугалась, как бы в ответ на добровольное снижение нормировщики ТНБ вовсе не зарезали расценок. После долгих колебаний Шаймович и его бригада решили вовлечь в ударничество остальных рабочих и организовать показательный цех. Борьбой с

стр. 68

--------------------------------------------------------------------------------


с прогулами, "ощипыванием" рабочего дня (опозданиями, разговорами и хождениями), с простоями и браком ударный цех решил повысить производительность труда на 12 проц.

В кузовном отделе первая попытка рабкора Никонова вызвать на соревнование одну из бригад слесарно-механического цеха окончилась неудачей.

- Ты что, раскол рабочих хочешь устроить? Пусть мы не прогуливаем и пусть они много прогуливают. Это их дело.

Тогда Никонов вспомнил ряд рабочих предложений бригады, до сих пор не проведенных в жизнь. Сговорившись с бригадой, он пошел к администрации.

- Мы снизим расценки на 15%, если вы проведете наши предложения.

Администрация пошла на это, и в кузовном отделе развернулось соревнование по повышению норм. Уже к 24 мая 6 бригад подали заявление о добровольном снижении расценок.

Но были вызовы, которые отдельными группами рабочих не принимались. Так, бригада Поваляева на механической обработке блока вызвала на соревнование бригады формовщиков блока. Формовщики сначала отказались от соревнования, потом под давлением ударников бригады Поваляева ответили на вызов, но этим дело и ограничилось.

- Из ударной бригады ничего не выйдет, - говорил формовщик Михалев.

Рабочие Аксенов и Соколов поддерживали Михалева:

- Считаем, что создавать ударные бригады нецелесообразно. И так работаем доупаду.

Панкратов говорил откровеннее.

- Я мыслю так, что это социалистическое соревнование не что иное, как система Тэйлора, а к системе Тэйлора я отношусь отрицательно.

Через полгода в номере, посвященном конференции ударников, "Вагранка" зло" посмеялась над формовщиками. Когда формовщики, чтобы отвязаться от ударников Поваляева, ответили на их вызов, формовщикам предложили сняться. Формовщики встали перед фотографическим? аппаратом очень охотно и живописно. Через полгода редколлегия вспомнила об этой фотографии и вторично поместила ее в газете с язвительной подписью.

- В июне бригада формовщиков пообещала соревноваться с ударниками механического отдела. Обещания оста-

стр. 69

--------------------------------------------------------------------------------

лись словами, но бригада снялась с удовольствием.

Развертывание соревнования сопровождалось острыми драматическими эпизодами, привлекавшими внимание всех рабочих завода.

Штаб соцсоревнования через бюллетень на так называемой главной витрине (огромной арке, помещавшейся напротив главного входа) ежедневно извещал рабочих о вызовах и организации ударных бригад на заводе. Однажды главная витрина особенно сильно привлекла внимание рабочих, торопившихся утром на работу. На ней было написано:

"Я, кузнец Маркин, в порядке соцсоревнования обязуюсь поднять производительность труда на оси и передние мосты на 70%".

Сразу весь завод заговорил о Маркине. Кто стоял за Маркина, кто осуждал его. Через два дня на главной витрине утром была повешена большая доска с следующим текстом, написанным мелом. "Внимание, тт. рабкоры! Тов. Маркин (кузнец) не мог выдержать соревнования заднего моста и вчера, 18 июня, сбежал с завода, а он партеец".

И слово "партеец" было особо подчеркнуто мелом.

Маркин действительно сбежал с завода.

Бегство Маркина накалило атмосферу. Несколько дней глухо было в цехах. Что будет с ударничеством? Не пойдет ли соревнование вспять? Но втягивались все новые энтузиасты. Обнаружившийся через два дня прорыв в механическом отделе сосредоточил внимание рабочих завода на ликвидации прорыва, и новые отряды ударников вступили в бой за пятилетку.

С 1 октября 1928 г. по 20 июня 1929 г. завод выпустил 632 машины, т. е. 58 проц. годовой программы. В оставшееся время до 1 октября нужно было собрать 468 машин.

Рабкоры бросились по цехам.

- Тревога! Производственная программа в опасности.

Этот прорыв дал толчок к росту ударничества до конца года. Выполнение программы явилось осью, вокруг которой бурно начало шириться соревнование.

Рабочие слесарно-сборочного обратились с письмом к рабочим механического отдела и к отдельным бригадам, задерживавшим сборку. Началась перекличка между цехами и бригадами.

"Мы обращаемся к рабочим механического отдела с упреком, - писали рабочие слесарно-сборочного отдела: - ваш отдел тормозит сборку. Вы должны были сдать всю годовую программу к 15 августа, а похоже, что выполните в конце сентября. Хотя простои в вашем отделе последнее время и сократились, однако, они все-таки велики. Мы узнали, что с начала лета прогулы в вашем отделе сильно увеличились. Так, с 1 по 15 июня вы прогуляли 1012 час. Таким количеством прогулов мы удивлены. Почему мы в мае прогуляли всего-навсего 0,62 проц., а вы за этот же месяц ухитрились прогулять в 4 раза больше (2,57%). Угроза срыва программы и опасность новых простоев, - заканчивали свое письмо сборщики, - должны зарядить рабочих непреодолимой волей к устранению всех трудностей. Мы обещаем всем другим отделам в сборке машин нажать до отказа. Только обеспечьте нас своевременной подачей деталей на сборку. Мы свои плановые задания выполним. Мы свое сделаем, а вы сделайте свое".

В цехах наступили дни исключительного напряжения. Директор Лихачев смело оперся на ударничество в ликвидации прорыва. Все внимание было сосредоточено на механическом отделе. Систематического учета соцсоревнования тогда не было. Сохранились лишь некоторые цифры, показывающие роль ударничества в борьбе с прогулами.

Так, до ударничества в механическом отделе в апреле прогулы равнялись 1,58 проц., в мае достигли уже 2,58 проц., а в первую половину июня - 3,22 проц.

Через две недели ударничество снизило прогулы до цифры, которой никогда не помнил механический отдел, - до 1,06 проц.

5. В БОРЬБЕ С ТРУДНОСТЯМИ ПЯТИЛЕТКИ

Борьба за пятилетку на заводе АМО сопровождалась, как мы уже показывали, немалыми трудностями. Переход самой

стр. 70

--------------------------------------------------------------------------------

рабочей массы к сознательному и активному участию в социалистическом строительстве проходил далеко не сразу, нелегко и негладко. Самый состав рабочих завода АМО объясняет многие из этих трудностей.

На 1 октября 1930 г. на заводе числилось постоянно работающих 5013 раб., из них рабочих по происхождению числилось 1374 чел., а крестьян - 2407 чел. За время же с 1 октября 1930 г. по 15 марта 1931 г. было вновь принято 683 раб. и 1648 крестьян. Таким образом, прослойка "потомственных" пролетариев с расширением завода и пополнением его новыми кадрами сокращалась за счет увеличения крестьянского элемента. По возрасту это были преимущественно молодые рабочие, не менее 50 проц. в возрасте не превышающем 30 лет. По производственному стажу старых амовских рабочих (поступивших на завод с 1917 по 1920 г.) осталось всего 215 чел. Громадная масса рабочих (3917 чел.) поступила на завод лишь в последние годы, совпадающие с проведением пятилетки. Чрезвычайно пестр национальный состав рабочих: на заводе имеются рабочие 34 национальностей: белоруссы, украинцы, поляки, татары, немцы, латыши и др. Политическое и производственное воспитание этой большой, многонациональной, преимущественно крестьянской, с небольшим производственным стажем массы встречает большие трудности. Вот почему наряду с ростом социалистического сознания рабочих выступали в некоторых прослойках и чуждые классовые настроения. Так, в цеху заднего моста только половина рабочих приняла обязательства по уплотнению рабочего дня, борьбе с прогулами и простоями, остальные отказались принять обязательства.

В рессорном стала активизироваться группка кулацки настроенных рабочих, ведшая открытую агитацию против советской власти.

Когда китайские милитаристы захватили Китайско-Восточную жел. дор., амовцы ответили на военную угрозу широкой кампанией по реализации 3-го займа, и за перевыполнение задания по реализации займа завод получил переходное знамя. На заводе формировался также добровольческий батальон, но прорывались и антисоветские настроения.

Рессорщик Намедов спросил пружинщика Сабаева:

- Что такое переходное знамя?

- Это знамя вроде собачки: переходит из рук в руки, - ответил ему "шуткой" Сабаев.

Тогда один из учеников сказал Сабаеву:

- Тебе бы, Сабаев, жандармом быть.

Линия партии в деревне вызывала бешеную злобу в этой кулацкой компании. Однажды Сабаев завел длинный разговор о деревне:

- В деревне мужика насилуют, дерут, а здесь на заводе жмут рабочего.

16 сентября по цехам шла запись на субботник по выгрузке хлеба. Желтиков подошел к Слейкину и сказал:

- Пусть гниет весь хлеб, а разгружать мы не пойдем.

Впоследствии это осиное гнездо в рессорном цехе было разрушено.

Подавляющая масса рабочих завода была, несомненно, за партию и за ее генеральную линию. Эти настроения ярко отражены в письме чернорабочего Прохорова в редакцию "Вагранки":

"Вот у меня какой вопрос в "Вагранку", - писал Прохоров. - Для чего за-



стр. 71

--------------------------------------------------------------------------------

писываться на 3-й заем? По-моему для постройки фабрик и заводов. Дорогие товарищи! Прошу записываться на весь месячный заработок... Заработок получаю 55 - 60 руб., а подписался на 100 руб. Похвалы я не хочу, а хочу задеть вас, товарищи, хочу, чтобы последовали моему примеру. Семьи у меня шесть душ на иждивении. Очень трудно прожить. А все-таки подписал сотню, потому что сестра моя на бирже стоит, восемнадцати лет, и хочу я ее скорее на фабрику или завод пристроить. А фабрик и заводов у нас пока мало, а безработного народу много. Вот если мы будем сознательно подписываться, то на деньги наши правительство фабрики понастроит. Вызываю всех амовцев, кто получает жалованье маленькое и большое, подписаться на заем, чтобы рабочие, как я, не были неквалифицированные и рваные, чтобы соввласть осуществила пятилетку".

Высокий подъем энтузиазма среди рабочих обеспечил ликвидацию прорыва. К октябрю годовая программа была выполнена на 103 проц. 1100 машин были выпущены заводом за 1928/29 г. К октябрьской годовщине насчитывалось 72 бригады с 1000 ударников при 3600 рабочих.

Успех был обеспечен упорством, настойчивостью и инициативой передовых рабочих и рабкоров.

Передовики Мацура, Кочергин, Поваляев, Тарасевич, Салов, Семин, Попандопуло, Белоусов, Шаймович, Никонов, Базилевский... да всех не упомнишь, смело шли на борьбу с отсталыми и классово-враждебными настроениями.

Высокий подъем энтузиазма масс был обеспечен исключительным размахом работы парткомитета. Агитпроп парткома Игонин через красные уголки, а особенно через заводской летний павильон проявил много инициативы в этом деле. Каждый день в обеденный перерыв ставились доклады, перемежаемые с концертами. Доклады делались членами ЦК, членами правительства и других высших государственных органов. Отсталые рабочие сначала интересовались концертами, а потом стали приходить и на доклады. Лозунги партии постепенно зажигали и эти отсталые слои рабочих.

Со стороны штаба были ошибки, промахи и загибы. Парткомитет понимал, что в руководстве ударничеством ни у кого еще нет опыта, поэтому он с большим тактом и чуткостью поддерживал



стр. 72

--------------------------------------------------------------------------------

и руководил работой штаба. Борьба с правым оппортунизмом и особенно с правооппортунистическими настроениями в профорганизации также сыграла большую роль.

Завком увлекался только "защитной" работой. Все участие в июне и июле завкома в руководстве ударничеством ограничилось в выделении средств. Его внимание было целиком поглощено проводимым ТНБ пересмотром норм. Общезаводская производственная комиссия уступила руководство соревнованием штабу.

Но к отпуску, к 20 июля, штаб по соцсоревнованию был распущен и руководство ударничеством автоматически перешло в руки... рабкоров.

Завком на упреки отвечал рабкорам:

- Ударничество это ваше дело.

Развернулась борьба с правооппортунистической практикой завкома. Партком взял на себя конкретное руководство ударничеством, и к первой заводской конференции - 30 октября - рост ударных бригад круто поднялся вверх.

Завод принял активное участие в коллективизации и организации зерносовхоза "Амовец". Завод принял шефство над ВСНХ и провел там чистку. Завод создал техникум, теперь выросший в завод-втуз. Успешно был закончен второй год пятилетки. Завод дал стране 2090 машин. Наконец, завод вписал в свою историю славную страницу героической борьбы за ударный квартал, закончив его программу досрочно.

Но задача дать стране дешевую массовую машину еще не решена.

Вместо 580 машин в 1927/28 г. завод дал во втором году пятилетки 2090 машин. Но разве это достаточно?

Себестоимость с 8332 руб. (в 1927/28 г.) снизилась до 6409 руб. Это, конечно, значительно дешевле. Но разве этим можно удовлетвориться?

Задача массового выпуска дешевых машин будет решена только реконструкцией завода.

Американец Брандт не пустил новый завод в июле 1930 г. Договор с Брандтом был расторгнут, реконструкцию взяли в собственные руки.

Завод до октября 1929 г. давал 1100 машин в год. После реконструкции завод рассчитан на выпуск 25000 машин, в год, в одну смену. Завод спроектирован так, что легко в дальнейшем может перейти на выпуск 100000 машин в год. С 10 млн. стоимость завода поднимается до 95 млн. Одно импортное оборудование обойдется в 24 млн. руб. Оборудован завод будет по последнему слову американской техники. По оборудованию завод АМО обогнал Германию, а в отдельных случаях и Америку. Например, пресс для штамповки, "ланжерон" в момент покупки являлся самым мощным в мире. Только впоследствии американцы стали ставить и у себя подобные прессы. 10 мая пущена новая вагранка в серой литейной. Старая вагранка давала три тонны жидкого металла в час, новая вагранка будет давать 22 тонны.

Завод должен будет выбрасывать каждый день 50 машин и работать для этого с точностью часового механизма. Предстоит преодолеть большие трудности.

Нет сомнений, что массы под твердым партийным руководством решат задачу. Порукой тому вся история завода.

Пятнадцать лет назад здесь стояли; братья Рябушинские и Кузнецов. Через год выросли корпуса завода АМО. Но есть ли какое-либо сходство между нынешним АМО и прежним?

Массы ясно и четко сознают свою ответственность за завод перед страной, ясно сознают, что они хозяева завода. Рябушинские автомобилей не дали, - социалистический завод АМО даст массовый советский автомобиль!


стр. 73

Опубликовано 01 декабря 2013 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. ШИХЕЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Борьба классов, № 3-4, Июль 1931, C. 57-73

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.