За низкие цены в торговых сетях платят все.

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему За низкие цены в торговых сетях платят все.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

16 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


За низкие цены в торговых сетях платят все.
В этой статье я попытаюсь объяснить причину низких цен в торговых сетях, их акции, скидки и невозможность повторения подобного магазинами шаговой доступности, не входящими в торговые сети.
Казалось бы, что плохого в низких ценах «сетей»? Наоборот, только хорошее. И кто против низких цен? Но низкие цены в «сетях» – это смертный приговор практически всем небольшим магазинчикам, находящимся в шаговой доступности от торговых сетей. И доплачивают за низкие цены в торговых сетях все население, без всякого исключения.
Введение.
Из статьи в «Первой газете» г. Волгограда от 29 октября №11 «Цены заморожены»: с 1 ноября до Нового Года» узнаю:
«…Как сообщил «Первой газете» руководитель департамента потребительского рынка городской администрации Дмитрий Семененко, до Нового года цены на ряд продуктов первой необходимости не поднимутся выше установленного уровня. Со стартовой черты в акции участвуют сети магазинов «Ман», «Радеж» и «Карусель», своё желание присоединиться к «ценозаморозке» уже высказали сеть «Пятёрочка» и гипермаркет «Лента».
В магазинах-участниках акции не вырастут цены на следующие продукты:
Хлеб пшеничный – 26 рублей за килограмм.
Хлеб пшенично-ржаной (пеклеванный)- 23 рубля за килограмм.
Молоко 2,5% жирности – 30,60 рублей за литр.
Колбаса варёная «Докторская» - 199 рублей за килограмм.
Сосиски «Молочные» - 158 рублей за килограмм.
Макаронные изделия – 18,5 рублей за килограмм.
- Обозначенные цены являются «потолочными», - поясняет Дмитрий Семененко.
- Это значит, что до Нового Года указанные продукты не будут стоить дороже».
Снова совместно с администрацией города торговые сети начали осенне-зимнее наступление на цены.
Но это наступление совсем не радует меня - собственника магазина шаговой доступности, попросту маленького продуктового магазина, «микрогипермаркета».
И вот почему: достаточно сравнить опубликованные цены с отпускными ценами поставщиков:
Молоко пастеризованное «Летний день» 2,5% 1 литр – 28, 39 рублей.
Хлеб белый формовой 1 сорт(500 г) – 11,74*2 – 23,48 рублей за килограмм.
В нашем магазинчике цены дороже. Мы не попадаем в акцию.
Значит, мы не умеем работать. И если пока вслух не говорят, то про себя думают точно, что мы дерём с покупателей три шкуры и стараемся нажиться на них. Одним словом, барыги мы, кровососы, крохоборы, занимаемся обдираловкой бедного населения. Спекулянты мы. Что ещё? Можно много подобрать эпитетов. Хорошо, что сейчас не те времена, когда лозунгом дня было: «Кто не с нами, тот против нас», – со всеми вытекающими отсюда последствиями.
В отличие от нас «сети» умеют работать. А мы просто саботируем акцию, хорошее, благое начинание. Но можем ли мы её поддержать?
Давайте посмотрим.
I.
Как рядовой покупатель я приветствую развитие торговых сетей. Что и говорить? Цены – «дешевле только даром». Практически на всё. И всё можно купить в одном магазине, недаром же корзинок на входе нет, одни тележки, в которые войдут все продукты на всю неделю.
Как директор дворового «микрогипермаркета», я пользуюсь услугами «сетей»: довольно часто я прикупаю у них для перепродажи продукты, ведь там цены на них дешевле или такие же, как у наших поставщиков.
Как владелец так называемого магазина шаговой доступности - я ненавижу их. Они мои смертные враги. Не коллеги, не соратники в торговом деле, не конкуренты, а именно, враги, и именно, смертные. Я им не конкурент: у нас сравнимые цены только на сигареты, на всё остальное – у меня на 15-20% дороже. Поэтому ко мне почти никто не ходит.
Как говорится: народ голосует рублём. И он голосует за «сети» и против меня. Против таких же, как я. А в итоге, против таких же небольших магазинчиков. И народ был бы несказанно рад, если бы в каждом дворе вместо нас открылся бы филиал какого-нибудь супергипермаркета, с его супергипермикроценами.
Кто к нам ходит за покупками? В основном, те, кто что-то забыл купить в «сетях» или не купил там что-то тяжёлое, громоздкое, что просто трудно донести. Поэтому у нас в магазине очень большой ассортимент товаров, правда, каждый в небольшом количестве, ведь как ещё можно предугадать, что будут покупать у нас.
Ходят так называемые маломобильные слои населения, те, кому просто не дойти до «сетей». Но и большинство их с палочками, с тележками упорно бредут в «Пятёрочку».
«Как хорошо, что вы у нас есть, не надо далеко ходить», - говорят они, возвращаясь с неподъёмными сумками оттуда. Почти ничего не покупают у нас и присматриваются: впереди зима, гололёд, и волей-неволей придётся ходить к нам, ведь здоровье дороже, чем разница в один-два рубля по сравнению всё с той же «Пятёрочкой».
Ходят к нам «ленивые», те, кому лень и ехать, и идти в «сети». Ещё ходят те, кто бережёт своё время: спустился в магазин в тапочках, халате, взял, что захотел и вновь занялся делом, ведь свободное время – самое большое богатство, как говорил К.Маркс, основоположник научного коммунизма. Но таких очень мало. А большинство умеет считать и хорошо знает цены на продукты: где подешевле хлеб, где молоко, где крупа, где сахар. Всё это дешевле в «сетях».
Почему вспомнился Маркс? Просто я раньше называл «сети» островами коммунизма за дешевизну продуктов в них, соответственно, за доступность продуктов большим слоям населения.
Острова коммунизма в безбрежном океане наживы и спекуляции: «Авоська», «Копейка», «Пятёрочка». Подороже - «Ашан», «Перекрёсток», «Седьмой Континент», «Метро» и т.д. Со временем острова превратились в материки, а мелкие магазинчики стали островками.
Но прошло время, я стал владельцем магазина во дворе, в который мало кто ходит, по мнению многих, из-за очень «заоблочных» цен». Но такие ли они «заоблочные»?
Нет. Торговая наценка в среднем 20%, на хлебобулочную и молочную продукцию – 15%. Кроме того, всем пенсионерам на хлеб и молоко скидка 5%.
С мнением старого советского экономиста-покупателя: «Надо снижать цены и увеличивать объёмы продаж», - не могу согласиться: в «сетях» хлеб и молоко стоят дешевле, чем я покупаю у поставщиков, причём одних и тех же.
«Сети» начали осеннее наступление на цены, а значит, против меня. Я не смогу понизить цены у себя: работаем только на налоги и электричество, на остальное денег нет, даже на зарплату и скорее всего их и не будет.
И вот я решил ответить на вопрос: почему розничные цены в «сетях» низкие? Такие же, как отпускные цены поставщиков для нас.
Что ж, задача поставлена. Приступим к её решению.
II.
Само собой напрашивается ответ: «У них большие объёмы, соответственно, оптовые цены для них со скидкой». Так думает большинство. Может быть и так, а может быть по-другому.
Но сначала условимся: задачу будем решать на основе действующего законодательства и будем считать, что все работают в рамках закона, в правовом поле, по крайней мере, стараются работать.
Считаем, что нет ни «левого» товара, ни «черного нала» и всего остального. У нас сверхпрозрачная, сверхсветлая экономика.
Будем считать, что поставщики продовольственных товаров поставляют в торговые сети продукцию на сумму 118 у.е., в том числе НДС – 18 у.е. при ставке НДС 18% или продукцию на сумму 110 у.е., в т.ч. НДС – 10 у.е. при ставке НДС 10%.
Будем считать, что торговые сети не нарушают установленный нормативными правовыми актами порядок ценообразования, т.е. на отпускную цену накручивают торговую наценку 20% или 15%.
Соответственно, автоматически у нас получились четыре розничных цены: при торговой наценке 20% при ставках НДС 18% и 10% и при торговой наценке 15% при ставках НДС 18% и 10%. Розничные цены включают в себя НДС, это будет НДС к начислению, налоговые вычеты – НДС от цены поставщика. Разница между НДС к начислению и налоговыми вычетами даёт сумму к перечислению в бюджет, т.е. сам налог. Он будет равным НДС от торговой наценки. Всё правильно: добавленная стоимость в торговле и есть торговая надбавка или наценка.
Теперь будем считать, что поставщик поставляет ту же самую продукцию по цене на 5% дешевле, т.е. сделал скидку покупателю в размере 5%. Отпускная цена стала 112,1у.е. в том числе НДС – 18 у.е. при ставке НДС 18% или продукцию на сумму 104,5 у.е., в т.ч. НДС – 10 у.е. при ставке НДС 10%. Для определения розничных цен применяем ту же самую торговую наценку, и для удобства восприятия и анализа сведём наши несложные вычисления в таблицу.
Таблица №1.



Что видно из таблицы №1?
При снижении отпускной цены на 5%, розничные цены и НДС уменьшаются на 5%, однако, процент начисления НДС остаётся неизменным. Никакого выигрыша от этого нет.
Это если продавец торгует по цене поставщика, учитывая скидки. А если он будет торговать по ценам, не учитывая скидки? Получается таблица №2.
Таблица №2.



На основании которой можно сделать вывод: При НДС = 10% и НДС =18% одинаково выгодно продавать товары, поставляемые поставщиками со скидкой. Чистая прибыль составит сумму скидки, несмотря на увеличение процента начисления НДС с 1,4% до 1,9% (ставка НДС 10%) и с 2,3% до 3,2%(ставка НДС 18%), соответственно, увеличится и размер НДС, так и налогов на прибыль.
По объёмам продаж «сетевой магазин» несравним с «магазином во дворе», и то, что поставщики дают скидки «сетевикам» - само собой разумеющееся, здесь вопросов нет, это справедливо. Но нас интересует совсем другое: почему розничные цены у «сетевиков» такие же, как отпускные цены поставщиков для нас, мелких магазинчиков?
Вернёмся к таблице №1. При снижении торговой наценки на 5% при одинаковых отпускных ценах, уменьшается процент начисления НДС. Значит попробуем уменьшать торговую наценку при ставке НДС 18%.
Таблица №3.

То же самое проделаем при ставке НДС 10%.
Таблица №4.


При отсутствии торговой наценки розничные цены будут равными отпускным ценам поставщиков. То, что и должно быть по условию задачи.
Правда теперь отсутствует какая-либо прибыль от реализации продуктов, но зато розничные цены стали равными отпускным. Осталось найти источник денег для жизни «сетевых магазинов».
Обратимся к закону «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», принятому Государственной Думой 18 декабря 2009 года.
Первый источник:
«…4. Соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров может предусматриваться включение в его цену вознаграждения, выплачиваемого хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров. Размер указанного вознаграждения подлежит согласованию сторонами этого договора, включению в его цену и не учитывается при определении цены продовольственных товаров. Размер вознаграждения не может превышать десять процентов от цены приобретенных продовольственных товаров».
Второй источник:
«…11. Услуги по рекламированию продовольственных товаров, маркетингу и подобные услуги, направленные на продвижение продовольственных товаров, могут оказываться хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, на основании договоров возмездного оказания соответствующих услуг.»
Вот эти-то услуги я называю «мнимыми».
Третий источник уже рассмотрен нами: скидки на отпускные цены. Вместо скидок поставщиком может поставляться дополнительная продукция без цены.
Что могут «сетям» дать три источника? Сколько они смогут запросить у поставщиков за то, что те смогут продать свои товары им как покупателю? Парадоксальный вопрос. Мы приходим в магазин к продавцу, и говорим ему, что купим у него продукты на сто рублей, если он сначала даст, вернее, подарит нам 20 рублей. Как бы то ни было, но это так. И самое главное, что это прописано в законе «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».
Но вернёмся к цене вопроса. Сколько смогут взять «сети» у поставщиков, чтобы им ничего не было? То есть каков размер «мнимых услуг»?
Ответ на него есть в Налоговом Кодексе:
«…Статья 40.
2. Налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам лишь в следующих случаях:
4) при отклонении более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.
3. В случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, когда цены товаров, работ или услуг, применённые сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или в сторону понижения более чем на 20% от рыночной цены идентичных(однородных) товаров (работ или услуг), налоговый орган вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пени, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.
… В частности, учитываются скидки, вызванные:
Сезонными и иными колебаниями потребительского спроса на товары (работы, услуги);
Потерей товарами качества или иных потребительских свойств;
Истечением (приближением даты истечения) сроков годности…;
Маркетинговой политикой, в том числе при продвижении товаров на новые рынки.»
Более 20% нельзя, а вот 20% взять можно.
Таким образом, не нарушая действующее законодательство, торговые сети могут получить 20% от стоимости товаров с поставщиков при розничных ценах равным отпускным. Та же самая торговая наценка. Та же, да не та.
Торговые сети будут представлены в таблице №5, «несетевые» магазины в таблице №6.
Таблица №5. Торговые сети.

Таблица №6. Несетевые магазины.

Сравним две таблицы.
Всё одинаково: товары, отчисления в бюджет, доходы за вычетом отчислений, кроме одного: розничных цен. У торговых сетей они на 20% ниже. Как раз - на размер торговой наценки. А это самое главное.
И не надо спрашивать: куда пойдут люди за продуктами? Ответ ясен, как белый день. Конечно же, в «сети». К нам, в магазинчики, они не пойдут, лишь только по нужде, соответственно, о какой выручке можно говорить? О какой прибыльности? Или доходности? Выжить бы.
Кроме того, «сети» спокойно смогут поднять цены на 20%. Сравняться с нами. Мы же никогда не сможем снизить цены на 20% и сравняться с ними. Нам приговор подписан, он окончательный и обжалованию не подлежит. Мы вымрем, кто-то быстрее, кто-то помедленнее. С нашими «высокими» «заоблачными» ценами против нас все: «сети», так называемое общественное мнение, но главное, население, да и власть не на нашей стороне.
Что власть? Возьмём систему налогообложения. Мы – владельцы магазинов розничной торговли - платим единый налог на вмененный доход. Считается, что он покрывает всё: и НДС и прибыль. Но так ли это? Налог -270 рублей в месяц за 1 квадратный метр торгового зала, в котором холодильных шкафов и витрин часто не меньше, чем в супермаркете, но на площади на порядок меньше. Торгуем мы или не торгуем, налог обязательно надо заплатить. Холодильники не отключишь – пропадут продукты. Поэтому платим за электроэнергию. Вот так мы наживаемся. Народ покупает продукты в «сетях», соответственно, выручки у нас нет. Торговая наценка не покрывает наши расходы. Двадцати процентная торговая наценка пришла к нам из советских времён, и была она рассчитана таким образом, чтобы обеспечить покрытие расходов и прибыль в размере 13%. А расходы в советское время и теперь: небо и земля. Взять ту же арендную плату, расходы на охрану, на всевозможные и невозможные отчисления и перечисления. Единый налог на вменённый доход – хорошее дело. Для сбора налогов. Для розничной торговли, конкретно, для розничной торговли продовольственными товарами он не подходит. Что такое торговая наценка для нас? Это - доходы минус расходы по закупке товара. При применении упрощённой системы налогообложения при расходах более 60% доходов, т.е. выручки, применяют ставку 15% от «доходов, уменьшенных на величину расходов». Для того, чтобы «упрощенцы» не смогли минимизировать налоговые отчисления до нуля, действует минимальный налог в размере 1% от доходов. Но всё равно налоговые отчисления приведены к выручке. И только единый налог на вменённый доход не зависит от выручки. Прибыльно ли, убыточно идёт продажа – заплати налог. И получается, что прежде, чем начать дело, надо уже довольно точно знать свои доходы, т.е. выручку от продажи, и расходы, которые будут включать в себя и единый налог. Базовая доходность при применении ЕНВД определена в размере 1800 рублей с квадратного метра торгового зала, т.е. 60 рублей в день. Базовая доходность, как я понимаю, – это доходы, т.е. выручка, уменьшенная на величину расходов. Несложный расчёт, и определяем выручку: 360 рублей с квадратного метра площади в день. Из 360 рублей свободных денег остаётся 60, триста идёт на закупку товара. На что же идут эти шестьдесят рублей? Девять рублей – единый налог; двенадцать – электроэнергия; три – пожарно-сторожевая охрана; два рубля – коммунальные услуги и телефон. Остаётся ещё тридцать четыре рубля. Вот их-то можно использовать и на зарплату и дальнейшее развитие. Как говорится, что ещё нужно? Лучше не придумаешь. Вот она – реальная забота о малом бизнесе. Заработная плата трёх работников – 18 рублей, ещё 6 рублей – отчисления с заработной платы. Итого: двадцать четыре рубля. Остаётся десять рублей из шестидесяти: шестнадцать процентов. Чем не прибылен магазин? Но, как я уже говорил, я – владелец помещения и магазина, таких как я – единицы, все в основном – арендаторы и платят арендную плату, как раз эти оставшиеся шестнадцать рублей за один квадратный метр площади в день. И платят за общую площадь, а не за площадь торгового зала, следовательно, получается не шестнадцать, а все двадцать два рубля, то есть, арендная плата съедает заработную плату третьего работника. Но всё равно: плохо ли хорошо, но мы вписываемся в базовую доходность, пусть даже с двумя работниками: директор магазина – он же и товаровед, и грузчик, и продавец, и, вообще, до уборщицы.
И так, всё было бы замечательно, если бы каждый квадратный метр площади торгового зала приносил бы 360 рублей выручки в день. Реально «хорошей» выручкой можно считать в два раза меньшую - 180 рублей, «удовлетворительной» - 120 рублей в день, меньше 120 рублей в день – не хватит заплатить налог и оплатить электроэнергию. Без прибыли можно прожить, без зарплаты как-то живём, без этого – никак. Не будь единого налога на вменённый доход, нам не надо было бы даже минимизировать прибыль, она у нас практически нулевая, без всякой минимизации.
Единый налог освобождает от налога на прибыль и налога на добавленную стоимость. При наших затратах, налог на прибыль нам бы не грозил. Остаётся налог на добавленную стоимость. Рассмотрим НДС в сравнении с единым налогом.
Итак, стоимость или цена товара в розничной продаже 100 условных единиц или 100%. Закупочная цена этого товара – 83,3 у.е. или 83,3% от его розничной цены; 16,7 у.е. или 16,7%- торговая наценка, равная 20%. При ставке НДС 18% на торговую наценку падает 2,5% от розничной цены товара. Наглядно это представлено в таблице № 7.
Таблица №7.

При едином налоге на вменённый доход мы платим 9 рублей за 1 квадратный метр площади торгового зала. Будем считать, что при 20% торговой наценке 1 квадратный метр площади приносит нам 120 рублей, 180 рублей,360 и 900 рублей выручки в день. Будем считать, что прибыли у нас нет, то есть наши доходы равны нашим расходам.
Рассмотрим три системы налогообложения: общую, упрощенную и вменённый доход, - и определим, какая из них лучшая.
Таблица № 8.

Теперь становится ясно, что такое и базовая доходность, и почему в розничной торговле применяется единый налог на вменённый доход, а не упрощенная система налогообложения: при наших затратах с малого бизнеса перестали бы собирать налоги. Упрощённая система налогообложения самая лучшая для нас. Потому-то нас и перевели на уплату единого налога. «С паршивой овцы – хоть шерсти клок». Но получается не клок, а кусок шкуры.
При выручке свыше 360 рублей на 1 квадратный метр площади, единый налог становится не выгодным для сбора налогов: при общей системе налогообложения, один НДС становится большим, чем весь единый налог. Правда, это по расчёту, на бумаге. Но базовая доходность и базовая выручка позволяют говорить о величинах налогов при разных системах налогообложения и сравнивать их между собой. До достижения величины базовой доходности, единый налог на вменённый доход больше налога на добавленную стоимость, поэтому при сравнении можно принимать расчёт НДС при общей системе налогообложения.
Итак, базовая выручка – 360 рублей на квадратный метр площади в день, соответственно, базовая доходность – 60 рублей в день или 1800 рублей в месяц, соответственно, налог 9 рублей в день или 270 рублей в месяц на 1 квадратный метр площади торгового зала. Простая арифметика. Единственно, базовую выручку и базовую доходность трудно достичь, и как я уже говорил, для нас «хорошей» выручкой является выручка в два раза меньшая, чем базовая. Чтобы продержаться на плаву и свести концы с концами, нашему магазинчику надо, чтобы каждый квадратный метр площади приносил хотя бы 180 рублей выручки в день.
Нам все говорят: «Надо снижать цены и увеличивать объёмы продаж». Но в какую сторону? При анализе выручки за несколько месяцев становится грустно. Доля хлебобулочных изделий составляет всего 3% от всего объёма выручки, молочной продукции – 5%, колбасных изделий – 10%, зато пива – 20%, сигарет – 25%. Остаётся торговать водкой. Вот он – здоровый образ жизни, вернее основа здорового образа жизни. Вот, что в основном покупают у нас, в наших маленьких магазинчиках.
Если ещё раз заглянуть в Налоговый кодекс, то увидим, что благодаря большим торговым площадям, «сети» не платят единый налог на вменённый доход в отличие от нас мелких магазинчиков. Если считать, что при розничной торговле базовая доходность определена правильно и составляет 1800 рублей в месяц за 1 кв. метр площади торгового зала при ставке единого налога в 15% при торговых площадях, занимающих гектары территории, сумма налога должна измеряться миллионами рублей в месяц. Но, согласно статьи 34626 подпункта 6 пункта 2, «… розничная торговля, осуществляемая через магазины и павильоны с площадью торгового зала более 150 квадратных метров по каждому объекту организации торговли, признаётся видом предпринимательской деятельности, в отношении которого единый налог не применяется». Как же так? Где справедливость? Я владелец маленького магазина тоже не хотел бы платить единый налог на вменённый доход: чересчур большие затраты и расходы по сравнению с доходами. На один квадратный метр площади торгового зала они не меньше, чем у «сетей», взять ту же плату за электроэнергию или заработную плату продавцам. В крайнем случае, я согласен на то, чтобы «сети» также платили единый налог или налоги не меньшие, чем единый налог. Автоматически цены у них поднимутся, и товары не будут «дешевле только даром».
У «сетей» общий режим налогообложения: они плательщики НДС, плательщики налога на прибыль. Не хочется думать, что это сделано в угоду торговым сетям, но это сделано.
По НДС с ними всё ясно. С продаж, со своей основной деятельности «сети» или совсем не платят НДС или платят его чисто символически. А благодаря скидкам на товары они регулируют и поддерживают свои минимальные отчисления в бюджет: только наметилась небольшая прибыль от продаж – сразу появляется так называемая «красная цена» или «самая низкая цена в городе», которая на 10-15% ниже отпускных цен поставщиков. И вычеты по НДС становятся больше начислений. И если государство не доплачивает «сетям» по НДС, то просто «сети» не хотят светиться. Хотя и «сети» разные. «Наши» в отличие от «иностранцев» в кассовом чеке не указывают сумму НДС, «иностранцы» не более пугливы, а просто более законопослушны, поэтому и цены в «Метро Кэш Энд Керри» гораздо выше, чем в гипермаркете «Карусель».
По налогу на прибыль ещё яснее. Какая прибыль, если нет торговой наценки или она отрицательная? Убытки чистой воды. Непонятно, как торговые сети ещё сводят концы с концами. Мало того, расширяются, развиваются, несмотря на запрещение в действующем законе «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации»: «… Хозяйствующий субъект, который осуществляет розничную торговлю продовольственными товарами посредством организации торговой сети
и доля которого превышает двадцать пять процентов объема всех реализованных продовольственных товаров в денежном выражении за предыдущий финансовый год в границах субъекта Российской Федерации, в том числе в границах города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга, в границах муниципального района, городского округа, не вправе приобретать или арендовать в границах соответствующего административно-территориального образования дополнительную площадь торговых объектов для осуществления торговой деятельности по любым основаниям, в том числе в результате введения в эксплуатацию торговых объектов, участия в торгах, проводимых в целях их приобретения». Зачем запрещать? Если только затем, что четыре торговых сети лучше, чем одна, и олигополия лучше, чем монополия? Для нас мелких продавцов всё равно, мы не конкуренты «сетям».
Ещё раз повторюсь. «Сети» в отличие от нас, маленьких магазинов и магазинчиков находятся на общем режиме налогообложения. Чтобы минимизировать налоги они поступили гениально просто: в розничной торговле торговую наценку свели к нулю и заставили продавцов – поставщиков – доплачивать им – покупателям – за то, что они – покупатели - покупают у них товар.
Где это видано: продавец, чтобы продать свой товар, доплачивает покупателю, чтобы тот его купил? Не снижает цену, делая скидку, а приплачивает, оплачивает скидку. Только у нас в стране возможно такое. В целом – всё хорошо, от перестановки слагаемых сумма не меняется. Поставщики получают за свой товар 100 условных единиц денег, 20 у.е. денег отдают «сетям» за их мнимые услуги, фактически получают 80 у.е. денег за свой товар, столько, сколько он стоил бы с 20% скидкой. Все остаются при своих деньгах. Но на бумаге получается, что «сети» за сколько купили, за столько и продали товар, без всякой прибыли, тем самым они спокойно уходят от налога на прибыль и на НДС, а все свои расходы покрывают за счёт мнимых услуг. Кто из поставщиков больше даст им за эти мнимые услуги, те товары будут находиться на продаваемых местах, а не на верхних полках, куда не дотянуться, или в самом низу у пола.
Но всё ли хорошо у поставщиков? Так ли их обижают «сети», что они выстраиваются в очередь, чтобы к ним попасть и с радостью отдать 20% от стоимости своей продукции?
III.
Таким образом, ясен ответ на вопрос: у кого «сети» берут деньги? У поставщиков. Но, несмотря на ясность, всё-таки подробней рассмотрим его.
У поставщиков на выбор две возможности.
Первая – увеличить цену на свою продукцию одинаково для всех покупателей таким образом, чтобы за счёт образовавшейся прибыли покрыть доплату «сетям».
Вторая – увеличить цену на свою продукцию только для «несетевиков».
Предположим, что поставщики снижают отпускные цены только для «сетей» на 20%.
Таблица №9.

Розничная цена в «сетях» будет на 20% меньше, чем в «несетях», такая же, как закупочная цена для «несетей». Но и доходы поставщика в «сети» будут на 20% меньше, чем могли бы быть, если бы он поставлял свои товары в «несети». Кроме того, он должен со своих и так малых доходов доплатить «сетям» за «мнимые» услуги. И ради чего?
Ради того, чтобы вместе с «сетями» нарушить закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», где сказано:
«1. Хозяйствующим субъектам, осуществляющим торговую деятельность по продаже продовольственных товаров посредством организации торговой сети, и хозяйствующим субъектам, осуществляющим поставки продовольственных товаров в торговые сети, запрещается:
1) создавать дискриминационные условия, в том числе:
б) нарушать установленный нормативными правовыми актами порядок ценообразования;
2) навязывать контрагенту условия:
е) о снижении хозяйствующим субъектом, осуществляющим поставки продовольственных товаров, их цены до уровня, который при условии установления торговой надбавки (наценки) к их цене не превысит минимальную цену таких товаров при их продаже хозяйствующими субъектами, осуществляющими аналогичную деятельность»?
Поэтому этот вариант не проходит, если, конечно же, поставщики не занимаются благотворительной деятельностью и не содержат «сети» за счёт себя.
Рассмотрим вариант, когда поставщики поднимают цены только не для «сетевиков».
Таблица №10.

Этот вариант аналогичен ранее рассмотренному, с той лишь разницей, что поставщики содержат «сети» уже не за счёт себя, а за счёт «несетей», то есть за счёт более высоких цен на одну и ту же продукцию, поставляемую в «несети», по сравнению с «сетями». И если всё-таки допустить, что для мелких продавцов и «сетевиков» цены разные, то есть доплата «сетям» идёт за счёт остальных продавцов, следовательно, за счёт покупателей, не покупающих в «сетях», то здесь уже не дискриминация продавцов, не входящих в торговые сети, а больше – дискриминация значительной части населения по разным причинам не покупающих в сетях. Думаю, такого нет.
А что продавцы «несетей»? Неужели нет других поставщиков, поставщиков, которые не поставляют свою продукцию в сети, цены у которых одинаковы для всех, без деления на «сети» и «несети»?
Конечно, есть другие поставщики. Но цены на аналогичную продукцию у всех поставщиков практически одинаковы, даже у тех, кто не поставляет продукцию в торговые сети. Чем не закон о сообщающих сосудах? Или «невидимая рука рынка»? Да и как по-другому? Кто согласится продавать товар по более низкой цене, чем продаёт сосед? Если только по большой нужде.
Поставщики берут продукцию у непосредственных производителей, те в свою очередь предоставляют своим постоянным представителям или посредникам по сбыту так называемую дилерскую скидку, которая никак не может быть равна 20%, тем более, что довольно большую номенклатуру продукции продают сами производители.
Таким образом, у поставщиков осталась единственная возможность доплачивать «сетям» за «мнимые» услуги, как только повысить цены на свои товары всем одинаково, и за счёт образовавшейся прибыли платить «сетям».
Так вот если поставщики, как мы и предположили ранее, доплачивают «сетям» за «мнимые» услуги по отдельному договору, как и прописано в законе «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», заранее увеличив цены на стоимость «мнимых» услуг, то, соответственно, по той же цене они будут отпускать товары и всем «несетевикам». «Сети» переплачивая за товар, компенсируют понесённые расходы «мнимыми» услугами, а «несетевикам» за «мнимые» услуги никто не доплачивает. Так поставщики и наживаются за счёт нас «несетевиков». Кроме того, «мнимыми» услугами поставщики снижают свои отчисления в бюджет. И снижение довольно приличное, почти 20%, та же сумма, что НДС на «мнимые» услуги «сетей» или НДС на торговую надбавку «несетей». Таблица №11 как раз и говорит об этом.
Таблица №11.

И чем больше будет доля «сетей» в розничной торговле, тем более потеряет бюджет, и в итоге всё население. Но этот вопрос уже для правительства, с его многочисленными службами и ведомствами.
Таким образом, не такие уже поставщики «белые и пушистые», какими кажутся. Взять самую низшую должность у поставщика – торгового представителя. Зарплата его в два – три раза выше, чем продавца магазина. Раньше я думал, что поставщики доплачивают «сетям» до 20% от стоимости своей продукции, конечно, не от хорошей жизни. Они платят «сетям» за то, чтобы продолжать работать, функционировать, выживать, отрывают от себя, экономя на всём, в особенности, на зарплате. Но нет. Всё как раз не так.
Оказалась, что доплата «сетям» входит в отпускную цену продукции, и в конечном итоге, она ложится на всех нас покупателей.
«Сети» и поставщики в «сети» - звенья одной цепи. Без одних не было бы и других. Что ж, как говорится: «Сладкая парочка». И рассматривать их надо вместе, не разделяя на «сети» и поставщиков в «сете». Задача у них одна: продавать как можно больше. И чтобы больше продавать, была и придумана простая, как всё гениальное, схема.
Мы все переплачиваем, и все мы содержим «сети» и поставщиков в «сети».
Кто не имеет возможности отовариваться в торговых сетях – платит ещё больше, он оплачивает ещё и торговую наценку в мелких магазинчиках.
Что можно продавать в магазинчиках? Всё, кроме того, что есть в «сетях» и что одинаково или дешевле, чем там. А такого – нет. Единственно, сигареты и пиво. Теперь и эти товары там дешевле: сигареты не на много, как хорошо, что есть максимальная розничная цена, а пиво – «вторая бутылка – даром». Крепкие напитки? Необходимо получить лицензию. Закон одинаков для всех, соответственно, правила и требования одинаковы и для гипермаркета и для «микрогипермаркета». Одинакова и госпошлина. Чтобы её оплатить, надо ежедневно в течение года продавать восемь бутылок дешёвой водки. Столько же, сколько продаётся пакетов молока и буханок хлеба. Но цена той же бутылки водки будет на 20% дороже, чем в «сетях». И опять тот же вопрос: кто будет покупать?
Подытоживая всё ранее сказанное, на основании уже имеющихся таблиц, сделаем итоговую таблицу, с тремя действующими лицами: поставщиками, «сетями» и «несетями».
Таблица №12.

Наиболее в выигрышном положении поставщики. С «сетями» они играют в одной команде, на равных, и скорее всего, на роли первой скрипки, так получается, если смотреть на цифры. С нас же они получают сполна, чистый доход, ведь мы не оказываем им «мнимые услуги», как сети. Кроме того, они на совершенно законных основаниях уменьшили свои отчисления налога на добавленную стоимость в бюджет. Молодцы, что ещё скажешь. Так и хочется спросить: «А не поставщики ли придумали «сети»?
Думаю, что пора подвести итоги моих изысканий. Итоговая таблица отвечает на вопрос: «Почему в «сетях» такие низкие цены»? Вернее, за счёт чего, а ещё точнее, за счёт кого, такие низкие цены. В конечном счёте, покупатель платит за всё. Ничего нового я не открыл, только подтвердил азбучную истину, что «дешёвый сыр бывает только в мышеловке».
Таким образом, в цене поставщика уже заложены расходы на содержание «сетей». Иногда и нам от щедрот поставщиков перепадает цена со скидкой, даже до 20%. На какой-нибудь не нужный нам товар. Это как раз и говорит о том, что оптовые цены уже завышены.
«Сети» продают товар по «смешной» цене, оплачивают товар поставщикам, а те в свою очередь платят «сетям». Совершенно на законном основании, совершенно не нарушая закон.
М.В.Ломоносов открыл закон сохранения вещества: «Если где-то что-то прибудет, то непременно, в другом месте столько же и убудет».
Так вот, другим местом выступает карман или кошелёк покупателя, покупающего товары как в «сетях», так и не в «сетях». Рост «сетей» однозначно приводит к повсеместному росту цен. Но «сети» не пойдут в сельские поселения, не пойдут они и в мелкие города и посёлки. Города – миллионеры - вот их вотчина, на худой конец, областные центры, в них есть где им развернуться. Мелкие города, городки и посёлки снабжаются с оптовых рынков областных центров, от одних поставщиков, а значит, по одним отпускным ценам с «сетями». Но к равным отпускным ценам добавится доставка, плюс торговая наценка, то есть всё как положено, и цены станут совсем не маленькими. А вот уровень жизни местного населения там несравним с уровнем жизни населения областного центра или города-миллионера. Что говорить, у нас не Америка, где большая часть населения живёт как раз в мелких городках и не собирается перебираться ни в Нью-Йорк, ни в Чикаго, ни в Лос-Анжелес.
Цены будут расти и расти, не встречая никакого противодействия: мы мелкие магазины и магазинчики – не конкуренты «сетям». А разные наименования «сетей» не конкурируют между собой, не зря же говорится: «Ворон ворону глаз не выколет». А власть, в лице администрации городов, не только приветствует низкие цены в «сетях», но и считает своей заслугой всякие договорённости с «сетями» по «заморозке» цен или по их снижению.
Заключение.
Что можно сказать в заключении?
Практически – ничего. Думаю, со временем, когда маленькие магазинчики прикажут долго жить, наконец-то, как у нас всегда бывает, обратят внимание, что куда-то пропали дворовые магазинчики, маленькие, уютные, где тебя встретят с улыбкой, посоветуют, что брать, а чего нет, просто поговорят, в ряд законов, в том числе и налоговый кодекс внесут изменения. И думаю, «сетевым» магазинам разрешат организовывать магазины доставки продовольственных товаров без взимания с них единого налога на вмененный доход, по типу московского «Утконоса». Мотивируют это тем, что нарушены права инвалидов, стариков и других маломобильных слоёв населения, кому трудно или невозможно делать покупки в торговых сетях. Эти-то магазины и займут наше место. Может быть какая-то часть собственников «микрогипермаркетов», то есть магазинов шаговой доступности, чьи магазины привлекательны для «сетевиков», станет директорами этих филиалов или отделов торговых сетей. Если конечно, они заплатят за вход в «сети» и станут «сетевиками».
Это и не оптимистический, и не пессимистический прогноз. Он самый реальный и правильный.
Кардинально менять сегодняшнее положение дел никто не собирается и не будет. Низкие цены в супермаркетах устраивают всех. Население и самое главное, власть. Всех, кроме нас, собственников магазинов шаговой доступности.
Что можно сделать для нас?
Отменить единый налог на вменённый доход?
Да он не такой и большой. Даже упрощенная система налогообложения с её однопроцентным минимальным налогом сейчас для нас ничего совершенно не решит. Наши доходы – это выручка, то есть цена поставщика плюс торговая наценка. Выручки у нас всё уменьшаются и уменьшаются. А ведь мы живём только с торговой наценки. «Сети» же живут за счёт «мнимых» услуг. Конечно, и у них есть торговая наценка на ряд каких-то продуктов, но в целом, можно сказать, что её нет.
Лишние ли мы для этой «сладкой парочки»: «сетей» и поставщиков в «сети»?
Конечно. Нас ещё много. Не вся территория охвачена «сетями».
Но мы нужны «сетям». По крайней мере, в роли щита: какие цены у нас, и какие у них? Потому-то у них нет и никакой прибыли, соответственно, и отчислений в бюджет. Не будет нас, вот тогда-то кто-то там наверху, может быть, повнимательней посмотрит на «сети», точнее, на их отчисления в бюджет. Не секрет, что в Соединённых Штатах 70% доходов в бюджет поступает от розничной торговли. А сколько у нас? А почему не столько же? Но ответ на этот вопрос, думаю я, давно уже известен и налоговой, и антимонопольной службе, и министерству финансов, и Счётной палате.
А для поставщиков мы – просто находка: нам не надо платить за «мнимые услуги», с нас они имеют чистую прибыль. Первоначально я думал, что поставщики по нужде, по «добровольному» принуждению работают с сетями, но приведённые расчёты говорят о другом: работают они в паре с «сетями», одним словом, «не разлей вода».
Заставить платить «сети», как и нас, единый налог на вменённый доход? Сразу же повысятся оптовые цены у поставщиков, а вот розничные цены заметно повысятся только у нас. Мы ведь работаем по старинке, накручиваем на цены поставщиков торговую наценку, за счёт которой и живём, у «сетей» торговая наценка мизерная, и они живут за счёт «мнимых» услуг.
Вот где основная причина низких цен у «сетей». Причина, которую никто не замечает, о которой мало кто знает, а кто знает о ней, умалчивает, или хуже того, направляет на ложный след – типа того, что «сети» работают напрямую с поставщиками, без посредников, у них большие объёмы, малые транспортные расходы и т.д. и т.п. Хотя, что умалчивать? Как говорится, чёрным по белому об этом написано в законе «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».
Закон узаконил «мнимые услуги».
Закон, в виде Налогового кодекса, узаконил деление розничной торговли до 150 квадратных метров и свыше 150 квадратных метров, то есть на малые и большие магазины, и одних он обязал платить налог на вменённый доход, вторым он разрешил налог минимизировать.
Что ещё можно сделать для нас?
Только принять изменения в тот же закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», которые в розничной торговле отменят «мнимые услуги» и в обязательном порядке установят применение торговой наценки и минимальный размер её. Кроме того, торговая наценка должна стать, по крайней мере, основой налоговой базы при исчислении налогов. И, самое главное, необходимо изменить порядок подсчёта отчислений налога на добавленную стоимость, по крайней мере, в розничной и оптовой торговле.
Но такого делать никто не будет. По одной причине – сразу взлетят цены на величину торговой наценки. И исчезнут скидки, «красные цены», «два товара по стоимости одного», цены «дешевле только даром» и всякие «заморозки цен».
Кстати, о «заморозке цен». Из последнего декабрьского номера волгоградских «Городских вестей» узнаю, что глава администрации «… дал указание проработать участие торговых сетей в акции «Цены заморожены» с 1 января 2011 года». Наступление на нас, на маленькие магазинчики, «микрогипермаркеты» продолжается.

Опубликовано 15 декабря 2010 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Александр Колодин • Публикатор (): Колодин Александр Васильевич Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.