публикация №1096026458, версия для печати

Эмиграция из России


Дата публикации: 24 сентября 2004
Публикатор: maskaev
Рубрика: ЭКОНОМИКА РОССИИ


АВТОР: ДОЛГИХ Е.И., кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Института народнохозяйственного прогнозирования РАН

ИСТОЧНИК: ИНТЕРНЕТ-ЖУРНАЛ "ПОЛЕМИКА", 2001, №9


Миграционная политика государства (и иммиграционная как ее составная часть), стала фактором, во многом определяющим развитие отдельных стран и целых регионов на протяжении ХХ столетия. Соединенные Штаты Америки, где в начале ХХ века проживало 67 млн. человек, продемонстрировали удвоение численности населения к 1940 г., и оно еще раз удвоилось в период между 1940 и 1995 годами со 132 млн. до 265 млн. жителей.

Столь высокий рост населения стал результатом миграционных волн и проведения активной иммиграционной политики в США, хотя не стоит недооценивать и высокую рождаемость населения Америки в первой трети двадцатого века.[1] Данные последней переписи населения США, проведенной в 2000 г., зафиксировали рост численности постоянного населения на 12% за межпереписной период; увеличение населения произошло в основном за счет прибывших в страну мигрантов.

Пример совсем иного рода дает развитие населения России на протяжении ХХ века, в том числе в составе Советского Союза. Политика активной эмиграции населения центральных территорий в окраинные районы страны в составе российской империи, а впоследствии проведение политики активного освоения наиболее отсталых территорий республик бывшего СССР стали основной причиной незначительного роста населения страны за длительный исторический отрезок времени. В 50-70-е гг. был характерен значительный отток населения центральных районов в другие республики, лишь с конца 60-х гг. появились первые потоки российских репатриантов из Закавказья, а в 70-е гг. эта тенденция в возвратных миграциях была зафиксирована и из республик Центральной Азии.

Число жителей России, сопоставимое с населением Соединенных Штатов Америки в начале века, выросло к концу 50-х годов вдвое и увеличилось еще на 20%, составив к концу 90-х годов 147,5 млн. человек. Низкие темпы роста населения страны на протяжении последней половины ХХ века – результат как снизившейся рождаемости и роста доли старших возрастов, так и отсутствия заметных достижений в увеличении средней продолжительности жизни после 60-х годов, и относительно невысокого объема иммиграции в этот период. Все это определило те темпы воспроизводства населения, которые мы имеем сейчас.

Единая политика освоения экономического пространства в составе СССР, определяющая в том числе экспансию русскоязычного населения за пределы России в третьей четверти ХХ века, а также отсутствие активной политики, привлекающей население в страну, определили объемы оттока населения и слабый иммиграционный приток.

Прирост численности русских, проживающих за пределами России, составил за период 1959-1988 годов 9,2 млн. человек. Активный выезд за пределы республик был характерен в этот период также и для украинцев, белорусов, он (из Украины, Беларуси) был в десятки раз меньшим по сравнению с Россией. Еще более скромным отток был из Молдавии.

Низкий уровень жизни в селах центральных районов России, откуда шел основной поток мигрантов в послевоенный период, способствовал выезду россиян в территории страны, где начался активный процесс урбанизации. Низкая миграционная мобильность коренного населения юго-западных окраин Советского Союза в то время оставляла открытым пространство для притока наиболее мобильной части населения в этот регион страны.

Основные характеристики эмиграции и иммиграции в советский период

Эмиграция из России на протяжении большей части двадцатого столетия носила вынужденный характер, а выезд ее граждан в периоды политических и военных потрясений приобретал более черты бегства и не всегда был в количественном плане полностью учтен в официальной статистике[2].

В целом, если для России с бывшими республиками, нынешними странами Балтии и СНГ был типичен активный миграционный обмен, то иммиграция из дальнего зарубежья была скромной. История СССР знала периоды некоторого притока иммигрантов – например, в период хрущевской оттепели – или увеличившегося в “застойный” период потока студентов, приезжавших в СССР на учебу из стран Азии и Африки.

В целом эмиграция из СССР во второй половине ХХ века, вплоть до конца 70-х годов, перекрывалась иммиграцией в страну (табл.1). Незначительный отток из СССР, в силу существовавших, прежде всего, по политическим соображениям, ограничений на выезд из страны, заметно вырос ко второй половине 70-х годов. Росту числа эмигрантов из СССР в этот период, благодаря ослаблению ограничений на выезд для представителей отдельных национальностей, способствовала и проводимая на Западе политика по приему выходцев из Советского Союза в рамках программ воссоединения семей.

В целом, начало 70-х годов характеризуется ростом возможностей для потенциальной эмиграции и расширением возможностей для выезда евреев, армян, греков. Кроме некоторого числа представителей указанных национальностей выезд из страны в 70-е годы – период определенной либерализации жизни в СССР – для представителей других национальностей был ограничен. Данный поток лимитировался не только отсутствием официально утвержденного законодательства, определяющего въезд и выезд, но, и отсутствием объективных (информационных, материальных, в определенной степени профессиональных и др.) условий выезда. Такова, с точки зрения возможностей, была ситуация с эмиграцией вплоть до конца 80-х годов в советский период.

Объемы эмиграции

Примерные оценки объемов различных волн эмиграции показывают, во-первых, что объемы эмиграции из России и стран СНГ в конце ХХ века не были столь значительны, как в конце XIX – начале ХХ века; кроме того, они свидетельствуют, что для страны с населением чуть меньше 145 млн. человек такие объемы выезда не угрожают национальной безопасности. С 1861 по 1915 год из Российской империи выехало чуть более 4 млн. человек. Только в США поток эмигрантов из России, Украины, Белоруссии в 1890-1913 гг. насчитывал 1,7 млн. человек. По оценкам демографов А. Вишневского и Ж.Зайончковской “три волны” эмиграции в советский период с 1917 по 1990 гг. унесли из СССР 12,5-15 млн. человек. Более точные данные об эмиграции из СССР и России в советский период можно привести за вторую половину ХХ века, что же касается первой половины ХХ века, особенно послевоенного периода, то здесь к оценкам отдельных ученых надо относиться достаточно осторожно.

В 60-е годы эмиграция из страны составила 10-15 тыс. человек за пять лет. В 70-е годы эмиграция колебалась в пределах 50-60 тысяч за пятилетний период и не превышала 10-15 тысяч человек в год. Эмиграция стала заметной по своим масштабам во второй половине 80-х годов, когда был разрешен практически свободный выезд евреев, немцев, греков из страны, а число покинувших СССР в 1988г. увеличилось в 2,5 раза по сравнению с 1987



Таблица 1. Чистая международная миграция населения из СССР в 1961-1990, эмиграция из России в 1987-2000 гг., тыс. человек



Годы
Чистая миграция (СССР)
Годы
СССР
Годы
Эмиграция из России

1961-1965
307.8
1977
-19.1
1987
9.7

1966-1970
121.9
1978
-30.2
1988
20.7

1971-1975
- 66.1
1979
-38.1
1989
47.5

1976-1980
-147.4
1980
-19.8
1990
103.6

1981-1985
- 25.5
1981
- 9,6
1991
88.3

1986-1990
-668.1
1982
- 5.5
1992
102.9



1983
- 4.1
1993
103.7



1984
- 3.2
1994
105.2



1985
- 3.1
1995
110.3



1986
- 3.6
1996
96.4



1987
-20.7
1997
83.5



1988
-27.4
1998
80.4



1989
-203.7
1999
85.3



1990
-412.7
2000
62.3




Источник: данные Госкомстата СССР и Демографический ежегодник России, 1996г., 1998 г., 1999 г., 2000 г.

Напомним, что данные МВД и Госкомстата несколько разнятся в оценках выезжающих за пределы страны. Так, в 1998 г. по данным Госкомстата РФ из России выехало 80,4 тыс. человек, по данным МВД - 83,7 тыс.; в 1999 г., в 2000 г., соответственно, 108,3 и 77,6 тыс. человек. В целом эмиграция с середины 90-х гг. имела поступательную тенденцию к сокращению. Дефолт в России 1998 г. спровоцировал до 10-12% от общего объема эмиграции в последующий год, иначе бы объемы ежегодной эмиграции из России сейчас не превышали 55-57 тыс. человек. Известно, что 45% выехавших из РФ в Израиль во второй половине 90-х гг. – жители Дальнего Востока и Сибири. Относительно низкий уровень жизни в Туве, Еврейском автономном округе выталкивал наиболее активную часть населения этого региона из страны, последствия финансового кризиса 1998 г. в России тоже сыграли не последнюю роль в принятии решения об отъезде.

В первые годы перестройки Россия стала основной страной-донором лиц, выезжающих в дальнее зарубежье. По оценкам автора, от 10-12% выехавших в этот период из России в эмиграцию составили выходцы из независимых стран, сформировавшихся на территории СССР после его распада, причем большинство из них не были зафиксированы как жители России. Среди них были выехавшие из зон этнических конфликтов, например, армяне, азербайджанцы, представители смешанных семей, использовавших Россию в качестве страны-транзита.

В конце 80-х – начале 90-х годов Россия, Украина и Казахстан дали основную часть мигрантов (около двух третей), выехавших из стран СНГ. Последовавшее затем сокращение как абсолютных чисел выезжающих, так и уменьшение их доли свидетельствует об отсутствии долговременной базы массового выезда из стран СНГ. В настоящий момент более 90% от потока внешней миграции, который составил 12-17% от общего объема миграции в странах СНГ, направлены в соседние страны на постсоветском пространстве. Уровень эмиграции, если речь идет о дальнем зарубежье, из Центрально- Азиатских стран и стран Закавказья не превышал 3-7% от общего объема внешней миграции.

Прогнозные оценки и реальный потенциал эмиграции из России

Прогнозные оценки значительного числа эмигрантов из бывшего Советского Союза, сделанные на Западе в начале 90-х годов и предсказывавшие выезд только из России нескольких миллионов человек, так же, как и прогнозы отдельных российских ученых об утечке умов, не оправдались (20). Достигнув своего максимума – 100 тысяч человек в год в 1995 г., объемы эмиграции из России, начиная с 1996 г., уменьшаются. В общей сложности на постоянное место жительство в дальнее зарубежье за последние десять лет из России выехало чуть более 1 миллиона человек, менее 1% населения Российской Федерации.

По оценкам автора, общий объем эмиграции из России за последние 10 лет, включая ее нелегальную эмиграцию, составил около 1,2 – 1,7 млн. человек. Рассматривая эмиграцию как составляющую часть миграции, заметим, что она на сегодняшний день занимает достаточно скромную роль в общем потоке мигрантов, выбывающих в пределах России и выехавших за ее пределы, с учетом потока в страны Балтии и СНГ, и не превышает трех процентов от их общего числа. В 1999 г. она была чуть больше – 3,3%[3].

По мере действия стабилизирующих факторов внутри страны экономические мотивы выезда в сравнении с годами, когда бегство от экономического хаоса в стране было одной из основных причин, становятся более взвешенными. Период, когда ситуация в стране оценивалась как катастрофическая и подталкивала людей к выезду, продлился не более двух лет (1990-1992 гг.). В последующие годы объемы эмиграции все более определяются этническими факторами, развитием информационной базы и расширением возможностей выезда и приема в странах-реципиентах. Расширение научных связей и контактов способствовало увеличению числа выезжающих за рубеж специалистов, что не обязательно заканчивалось эмиграцией.

Стабилизация положения в России, проводимая в стране политика открытых дверей и либерализация во многих сферах жизни стали основными “сдерживающими” факторами массового выезда в период происходящих трансформационных изменений. Если в начале 90-х гг., по результатам опросов об эмиграционных намерениях, экономический кризис в России был основным фактором эмиграции, то в настоящий момент экономические трудности остаются одним из основных выталкивающих факторов на фоне сохраняющихся страновых различий в оплате труда и уровне жизни для россиян[4]. Та же причина является основной при трудовой и нелегальной иммиграции в Россию из стран СНГ и краткосрочных эмигрантов из европейских стран СНГ в страны Западной и Восточной Европы, включая Португалию, Турцию и Грецию.

На конец 90-х гг. на пространстве СНГ по уровню эмиграции в общем объеме выбывших можно выделить три группы стран: с относительно низким показателем – менее 4%, к ним относятся: республика Беларусь, Россия, Молдова; средне низким – на уровне 5%, Кыргызстан и Украина имеют этот показатель ближе к 6%, а в Узбекистане он немногим превышает 4%; с достаточно высоким – более 10%, в этой группе стран в единственном числе представлен Казахстан[5]. В 1999 г. данный уровень превышал 13%, достаточно вероятно, что с учетом нелегального выезда он достигал 15%. Для страны с постоянным населением в 14,9 млн. человек это очень высокая доля выезда в дальнее зарубежье, вероятность возврата в данном случае очень невелика.

Принятый в 1991 г. “Закон о порядке выезда из СССР и въезда в СССР граждан СССР” вступил в силу 1 января 1993 г. Данный законодательный акт стал первым за многие десятилетия законом, цивилизованно регулирующим выезд граждан из страны для постоянного проживания за рубежом.

На наш взгляд, есть две причины отсутствия массового выезда из страны после принятия закона о въезде и выезде. Первая определялась тем, что еще до принятия закона достаточно длительный период времени – с конца 70-х и, особенно, в 80-е годы – под давлением общественности развитых стран был разрешен выезд из СССР достаточно значительного числа лиц – представителей отдельных национальностей: армян, евреев, греков, позже стали выезжать немцы. Вторая заключалась в низком уровне эмиграционных намерений у большей части населения в начале 90-х гг.

Уровень потенциальной эмиграции из России в конце 80-х – начале 90-х гг. не превышал нескольких десятков тысяч человек в год или сотен за несколько лет, что определялось как квотами принимающих стран, так и накопленным к данному моменту опытом эмиграции. Высокий эмиграционный потенциал к середине 80-х годов был в значительной мере лишь у евреев; в определенной степени, он был накоплен за советский период. Отсутствие потребности, и, одновременно, возможностей выезда у большей части населения России к началу либерализации жизни в стране и определял объемы реальной эмиграции в 90-е годы.

Распад СССР, экономический кризис, резкое падение уровня жизни и нестабильная обстановка в стране в целом в начале 90-х гг. стали выталкивающими факторами, стимулирующими выезд граждан России за ее пределы в поисках лучшей жизни. С 1993 гг. экономический кризис перестал быть основополагающим фактором эмиграции вследствие изменений на рынке труда, возникновения новых сфер приложения труда, в том числе интеллектуального, выросшего разнообразия на рынке потребительских товаров и стабилизации ситуации в стране в целом.

Ни один из экстремальных прогнозов эмиграции из России и стран СНГ не оправдался – во многом по причине того, что оценки строились, исходя из ситуации в стране, а не из имеющегося на тот момент потенциала эмиграции у различных групп населения. Во многом оценка ситуации в начале 90-х гг. и развития долговременных тенденций напрямую зависело от скорости проведения реформ.

Страны эмиграции

Выбор страны эмиграции выходцами из бывшего СССР во второй половине ХХ-го века (середина 60-х - начало 90-х годов) зависел от национальности выезжающих и политики стран-реципиентов. Возможности выезда евреев в советский период определялись политикой, проводимой Соединенными Штатах Америки и Израилем. Объемы выезда в советский период зависели как от преодоления существующей на тот момент изоляции России от других стран посредством создания в отдельных республиках информационной сети, так и от договоренности между указанными странами о квотах приема.[6]

Из европейской части стран, ставших преемницами СССР, в эмиграцию выезжали в основном евреи, из Казахстана и Средней Азии – немцы. К середине 90-х гг. этнические миграции сокращаются, и все большую роль в эмиграционном потоке как из России, так и других стран СНГ начинают играть трудовые миграции, выезд на учебу, по экономическим соображениям. Доля России в общем объеме эмиграции накануне распада СССР в конце 80-х гг. составляла пятую часть, и чуть менее четверти – в начале 90-х гг.

Греки и другие народности, проживающие на территории Абхазии, выезжали в Грецию, а в 90-е гг. и в Турцию. Немцы, большинство из которых не думало покидать страну, выезжали слабым ручейком вплоть до конца 80-х гг., после предоставления Германией возможности лицам и семьям, депортированным из страны в первой половине ХХ в., вернуться на свою историческую родину. К середине 90-х гг. немцы, которые стали выезжать в конце 80-х, составляли уже две трети в общем потоке эмигрантов из России.

В целом этнический характер эмиграции из России в конце 80-х – начале 90-х гг. во многом определял как ее объемы, так и ее направления.

Масштабы выезда, например, евреев в Израиль и США определялись квотами приема, установленными этими странами. Так, число евреев, выехавших из СССР с конца 80-х по середину 90-х гг. составило 870 тысяч человек, основная страна приема – Израиль. В целом за вторую половину двадцатого столетия, с 1968 по 1995 гг. из Советского Союза выехало более 1 млн. евреев. Треть из них покинула страну до 1989 г., более половины – до 1993 г. (24). В общем потоке эмигрировавших из стран СНГ 63% (816 тыс.) выехало в Израиль и почти треть (346 тыс.) – в Соединенные Штаты Америки.

Данные официальной статистики США подтверждают, что в 1990 г. в США проживало более 330 тыс. выходцев из СССР, из которых 200 тыс. человек въехало в страну до 1980 г. и около 130 тыс. из них прибыло в 80-е гг. (1). Масштабы приема в 90-е гг. стали значительно выше.

Общие объемы приема иммигрантов из бывших союзных республик Соединенными Штатами Америки в первой половине 90-х гг. составили около 300 тысяч человек, увеличившись с 11,1 тыс. в 1989 году до 68,8 тыс. человек в 1996 г. Эмиграция из России составила около 15 тысяч человек в год. Рост числа эмигрировавших из России в США в 90-е гг. был почти девятикратным, объемы эмиграции выросли с 2,2 тыс. в 1989 г. до 19,7 тысяч человек в 1996 г.[7] (2).

На сегодняшний день основную часть эмигрантов из России принимает Германия (более половины от их общего числа), далее идет Израиль (15%), США (11%), другие страны (16%). Еще совсем недавно, в начале 90-х гг., поток эмигрантов из СССР распределялся несколько иным образом. Основная часть направлялась в Израиль (45%) и Германию (42%), и достаточно скромным был вклад США (6%), Греции (5%), на долю остальных стран приходилось не более 2% от общего числа выезжающих из страны.

Эмиграция из России, имеющая специфические особенности в советский период, что определялось возможностями выезда из страны лишь для представителей отдельных национальностей, в период социально-экономических реформ постепенно утрачивает черты этнической эмиграции.

В 90-е годы меняется как география стран-реципиентов, так и состав выезжающих по этническим, возрастным и профессиональным характеристикам. Увеличивается доля стран, игравших ранее незначительную роль в приеме иммигрантов – выходцев из СССР, таких как США, Канада, отдельных европейских стран.

Смена направлений, стран выезда в зависимости от состава эмигрантов, мотивов и причин выезда – черты 90-х годов. Собственно, эти изменения, которые наметились еще в конце 70-х и стали отчетливо заметны в 90-е гг. в так называемой “третьей эмиграции”[8], состоящей из представителей нескольких национальностей, определяют движение России в потоке современной эмиграции, а также определяют степень ее вовлеченности в международное разделение труда.

Делать предположения о возможных странах эмиграции для граждан России в будущем можно лишь по потоку русских (остальные национальности кроме рассмотренных выше представителей этнических меньшинств, представлены в потоке эмигрантов относительно слабо), выезжающих за рубеж. В настоящий момент половина русских, в основном в составе русско-немецких семей, выезжает в Германию, почти пятая часть – в Израиль, 16% – в США, остальные – в Канаду, Австралию, Финляндию, Польшу и другие страны, на долю которых приходится в совокупности около 5%.

Заметим, что география стран выезда в начале ХХ века определялась местом России в международном разделении труда на тот момент. Вставшая на путь промышленно-индустриального развития в конце ХIХ века, Россия добилась признания даже в отдельных наукоемких отраслях. Тунис, Великобритания, Франция, Италия, Египет, Соединенные Штаты Америки, Австралия – вот неполный перечень стран эмиграции в первой четверти ХХ века из России.

География стран выезда россиян без учета перевеса, который появляется при включении двух основных национальностей в потоке выезжающих (немцев и евреев) в конце ХХ века, совпадает со странами выезда граждан России по профессиональному признаку и коррелирует с результатами исследования эмиграционных намерений ученых о странах предпочтительной эмиграции, проведенное Лабораторией миграции Центра Экологии и Демографии Человека в начале 90-х гг. (9, 18).

Так, например, мнения российских ученых физико-математического направления о странах предпочтительной эмиграции в начале 90-х гг. выглядели следующим образом: две трети предпочли бы выехать в Соединенные Штаты Америки, чуть менее трети – в Европу, остальные – в страны Азии. Латинская Америка упоминалась достаточно редко.

Заметим, что на сегодня сформировалась достаточно значительная диаспора россиян в Австралии и Новой Зеландии, последняя насчитывает около 4 тысяч человек.

Состав эмигрантов и изменения, произошедшие в последнее десятилетие

Подавляющее число лиц, покинувших страну с середины 80-х по середину 90-х гг. – представители этнической эмиграции, составившие две трети в общем потоке эмиграции. Низкая доля представителей других национальностей, выезжающих из России, на начальном этапе перестройки объясняется недостатком информационной, материальной и др. базы выезда, которая отсутствовала на конец 80-х годов и появилась значительно позже.

Анализ структуры выезжающих из России в 90-е гг. по национальности свидетельствует, что основу эмиграции все еще составляют этнические меньшинства – более половины от общего числа в 1993-1995 гг. и около 40% в 1997 г. составили немцы, 12% - евреи. Изменения доли этнических меньшинств за последние годы в общем потоке позволяет предположить, что доля немцев в ближайшие три года уменьшится вдвое, ежегодная доля евреев, выезжающих из страны, не превысит 10%.

Эмиграционная активность большинства представителей России на сегодняшний день еще относительно низка. Рост эмиграционных настроений у русских, отмеченный в период смены социально-экономической парадигмы, отразился на масштабах их эмиграции. Так, доля русских в общем объеме эмиграции выросла за последние годы в 1,5 раза и составила в конце 90-х годов 30%.

Таблица 2. Национальный состав эмигрантов из России в 1993-1998 гг.,



Национальность
1993
1994
1995
1996
1997
1998
1993
1997
1998



Тыс. чел.






%


Русские
27.3
27.8
28.7
29.3
29,8
29,3
24.0
35.7
36,4

Немцы
60.6
54.2
51.1
38.6
30,0
28,3
53.5
35.9
35,2

Евреи
18.2
16.2
12.8
12.4
9,5
7,3
15.8
11.4
9,1

Другие
7.6
7.0
7.2
7.1
14,2
15,5
6.7
17.0
19,3

Всего
113.7
105.2
99.8
87.4
83,5
80,4
100
100
100



Источник: Министерство внутренних дел РФ и данные Госкомстата РФ.

В России, где эмиграционный потенциал основного этноса – русских постепенно растет, среди других национальностей, которые вовлекаются в эмиграцию, можно выделить китайцев, украинцев и др. Заметим, что исследование эмиграционных намерений, проведенное в начале 90-х гг. американскими учеными в Украине[9], показало, что чаще других о возможности эмигрировать задумываются русские и белорусы. Эмиграционный потенциал украинцев, проживающих на исторической родине, оказался невысок.[10]

К 2002-2005 гг. возможно ожидать, что доля русских вырастет в общем потоке выезжающих до 40%[11], доля евреев не превысит 5-7%, а число немцев уменьшится до 15-20%. Учитывая то, что на сегодняшний день эмиграционный потенциал большинства национальностей, проживающих в России, за исключением рассмотренных выше, относительно низок, расширение этнического состава выезжающих будет зависеть от миграционной политики как России, так и стран, принимающих иммигрантов. Например, заметное сокращение приема выходцев из стран СНГ в 2001 г. в Германии произойдет в результате уменьшения иммиграционной квоты приема в два раза. Кроме того, эта страна ввела в 2000 г. ограничение на прием числа туристов из Киргизии, значительная часть которых занималась экспортом машин.

Национальный состав эмигрантов, который представляется однородным при проведении анализа для России в целом, оказывается значительно более пестрым при рассмотрении данных по Москве. Хотя доля Москвы и Санкт-Петербурга в общем объеме эмиграции постепенно сокращается, на примере столицы мы можем увидеть, как происходит замещение одних национальностей другими.

Таблица 3. Распределение эмигрантов-москвичей по национальности и полу в 1994-1995гг.

Национальность
Мужчины(человек)
%
Женщины (человек)
%


1994
1995
в среднем
1994
1995
в среднем

Евреи
438
312
33.0
472
390
41.0

Русские
254
208
20.0
375
344
34.0

Вьетнамцы
53
94
7.0
20
23
2.0

Китайцы
41
38
4.0
14
16
1.6

Немцы
30
25
2.0
32
26
3.0

Украинцы
11
16
1.6
20
24
2.0

Арабы
31
32
3.0
5
4
0.0

Другие
155
94
29.0
38
45
15.0



Источник: Мосгоркомстат.

Регионы эмиграционного оттока

Постепенно в эмиграцию вовлекается все больше территорий России. С середины 90-х гг. в этом участвуют не только столицы, но и население крупных городов Сибири, Урала. Заметим, что доля сельских жителей высока лишь в потоке выезжающих в Германию. Расширение географии территорий выезда россиян в европейские страны и США происходит за счет лиц, выезжающих из больших городов центральной части России, Сибири, Дальнего Востока, а также из Оренбургской, Кемеровской и Новосибирской областей в Германию. В конце 80-х – начале 90-х годов более 40% эмигрантов из России были жителями Москвы и Московской области или Санкт-Петербурга. Такая же ситуация была характерна и для других стран СНГ. Каждый второй эмигрант с Украины был жителем Киева или Одессы и прилегающих районов. То же было присуще и жителям Беларуси и Казахстана, где в начале 90-х каждый третий среди выезжающих был из Минска, а каждый пятый был жителем Алма-Аты. В настоящий момент жители этих городов, как правило, включены в активный международный обмен учеными, студентами, другими специалистами. Доступ к участию в различного рода программах обмена в этих городах стал выше в результате распространения информации по компьютерным сетям.

Доля Москвы и Санкт-Петербурга сократилась с 40% в начале 90-х гг. до 13% в середине 90-х и составила 17% в 1997, 1998 гг. В настоящий момент доля жителей Москвы в эмиграционном потоке выезжающих не превышает 10-13%. При выборе стран-реципиентов эмигрантами определяющее значение имеет их место проживания в России. Так, Москва и Санкт-Петербург продолжают лидировать в потоке выезжающих в США, где половину от выехавших в 1995 г. и 39-40% – в последующие два года составили жители столиц. Сейчас на долю этих городов приходится около трети всех выезжающих в США.

На примере России видно, как постепенно все большее число жителей различных территорий страны вовлекаются в поток эмиграции. Состав лиц, эмигрирующих из России и других стран СНГ в начале 90-х гг., определялся в территориальном разрезе информационными возможностями места выезда и эмиграционным потенциалом проживающего здесь населения. Преобладание в общем потоке выезжающих населения столиц сокращается по мере вовлечения в этот процесс все больших территорий, в том числе через Интернет.

Научный интерес к проблеме эмиграции

Исследования по эмиграции в советский период носили эпизодический характер, а сама тема не относилась к числу приоритетных. Незначительный интерес к эмиграции в научной литературе объяснялся тем, что выезд из страны за рубеж был ограничен и носил более политический характер. Внимание ученых к проблеме эмиграции возрастало по мере роста числа выезжающих и либерализации выезда из страны.

Основное число публикаций по данной тематике в России конца 80-х - начала 90-х годов носит ярко выраженную негативную социально-политическую окраску, где делается акцент на отрицательных сторонах эмиграции. В трактовке современной эмиграции выделяются два подхода: рассмотрение эмиграции как “утечки умов”, когда отъезд наиболее активных, образованных лиц молодых и средних возрастов трактуется как прямая потеря для страны; или изучение этнической стороны процесса, где современная эмиграция рассматривается как продолжение “третьей эмиграции”[12] в условиях произошедших изменений.

Что касается рассмотрения эмиграции как самостоятельного феномена (а не как составляющей миграции), когда и оценивается влияние привлекающих и выталкивающих факторов, и соотносятся потери и выгоды от эмиграции – то значительное число работ по этой тематике страдает определенной односторонностью по сравнению с зарубежными исследованиями (25-28). На сегодняшний день исследования по изучению механизма принятия решения, а также рассмотрению проблематики на различных уровнях представлены в российской науке относительно слабо (5-18).

Оценка последствий эмиграции из России на различных уровнях (мирового сообщества, отдельной страны, социальной группы, семьи) позволяет разделить плоскости исследования, и делать более взвешенные выводы, оценивая положительные и отрицательные стороны данного процесса. Автор придерживается точки зрения, что эмиграция, наряду с отрицательными последствиями для страны, имеет положительное влияние на жизнь российского общества.

Эмиграция выступила в качестве амортизатора по отношению к отдельным внутренним процессам в России: снизила напряжение на рынке рабочей силы, прежде всего, высококвалифицированного труда; смягчила социальное напряжение (этническое, политическое, моральное, психологическое) в отдельных социальных группах. Благодаря выезду отдельных членов семьи у разъединенных эмиграцией семей появились дополнительные возможности для поддержания определенного уровня жизни.

Семьи, имеющие в своем составе эмигрантов, получили возможности информационных и коммуникационных связей, которых не было ранее. В условиях либерализации процесса выезда из страны, когда регулярные контакты семей, проживающих в разных странах, стали нормой, не только смягчаются стрессы, порождаемые разлукой с близкими людьми, но и уменьшается вероятность выезда тех родственников, которые раньше, возможно, также хотели уехать.

Хотя Россия не стала исключением в трактовке современной эмиграции из страны в контексте “утечки умов”, что, во многом объясняется доминированием высококвалифицированной рабочей силы в эмиграционном потоке из России и стран СНГ, публикации начала и конца 90-х годов сильно отличаются не только по своей стилистической окраске, но и по степени изученности проблемы.

Исследование эмиграции на микроуровне

Исследование (проведенное автором в 1996 году в Москве[13]) семей, имеющих в своем составе родственников, выехавших за границу, позволяет уточнить состав эмиграции на уровне семьи. В целом по массиву 60% выехавших – этнически однородные семьи евреев, 40% приходится на смешанные браки и семьи русских.

По результатам исследования в Израиль выезжают только еврейские семьи. В потоке выехавших в США 5% составили этнические семьи евреев, 47% – смешанные (русско-еврейские и украинско-еврейские) семьи и 48% – семьи русских.

К 1996 г. эмиграция из бывшего СССР и постсоветских государств насчитывала около 700 тыс. человек. Доля лиц старше 60 лет среди выехавших из СССР в США составила по результатам переписи в 1990 г. около 45% от их общего числа. Доля лиц трудоспособного возраста (25-54 года)среди советских иммигрантов насчитывала 33% от их общей численности. По данным статистики США, в потоке выезжающих в 90-е гг. доля пожилых людей гораздо ниже – примерно 17%.

По результатам проведенного в Москве опроса, более 60% выехавших в 90-е гг. были в трудоспособном возрасте, две трети из них составили лица в основном трудоспособном возрасте – 21-49 лет. В целом по Москве доля лиц трудоспособного возраста среди эмигрантов еще выше. Возраст членов семей выезжающих из столицы представителей еврейской и украинской национальностей по результатам опроса выше такового по совокупности в целом, что объясняется более высокой долей пенсионеров среди выезжающих данной группы.

Опрос показал, что в целом по совокупности среди выехавших на 100 человек в трудоспособном возрасте приходится 55 человек в нетрудоспособном. Из них 20% составляют дети, две трети - лица старших возрастов, которые, в свою очередь, на треть состоят из родителей и две трети в этой группе составляют другие родственники.

Структура семей, оставшихся в России, несколько отличается по своему составу от тех, кто выехал. Родители остаются в три раза чаще, чем выезжают, особенно если здесь остался хотя бы один ребенок. Двоюродные братья и сестры эмигрирующих членов семей выезжают крайне редко, в то время как родные брат и сестра родителей в случае отъезда всей семьи, включая старшее поколение, выезжают чаще.

Возраст и образование определяют и профессиональный состав выезжающих. Известно, что доля лиц с высшим образованием среди выезжающих из России и, особенно, москвичей высока. Среди эмигрировавших в США россиян треть в начале 90-х гг. составили лица, работающие в сфере, требующей высшего образования.[14] В целом по массиву в возрасте 40-60 лет все имели высшее образование, треть – кандидатскую степень.

Профессиональный состав выехавших в начале 90-х гг., по результатам опроса, несколько отличается от того, каким он был в 80-е годы. Так же, как и раньше, в выборке превалировали представители ученых, преподавателей, инженеров, но стало меньше врачей. Место работы большинства эмигрантов определялось их профессией. Так, чуть менее половины из них до отъезда работало в научных, исследовательских и учебных заведениях, пятая часть – в новых структурах. Заметим, что лишь представители инженерно-технического труда были заняты до отъезда в фирмах и совместных предприятиях.

Механизм принятия решения, мотивы выезда, а также период, который выехавшие в Израиль и США потратили на реализацию желания эмигрировать, зависят от того, когда было принято решение об отъезде и является ли эмиграция этнической или нет. Впервые о возможности покинуть страну половина эмигрировавших семей задумалась в 80-е годы, 5% из них – до 1979 г., остальные – в период перестройки.

Выделим условно в потоке эмигрантов две группы: этнически и экономически ориентированных. На основе исследования этническую эмиграцию, с точки зрения мотивации, можно назвать эмиграцией “быстрого реагирования”. Преобладание ситуационных причин выезда в период перестройки у данной группы мигрантов характеризует их желание эмигрировать, которое они могли реализовать до принятия закона о въезде и выезде.

Половина выехавших в 90-е гг. представляет собой группу неэтнических эмигрантов. К данной группе респондентов мы относим тех, кто не ставил изначально целью эмиграцию, выехал из России по профессиональным соображениям и не использовал этнические каналы выезда. Во временном интервале данная группа лиц реализовала возможность выехать после принятия закона о выезде.

Период выезда четко коррелирует с мотивацией и определяет скорость реализации желания. Две трети семей, выехавших за границу до 1991 г. в качестве основных причин выезда, особенно среди тех, кто выехал в Израиль, назвали: этнические мотивы, угрозу службы в армии, дискриминационные, экологические[15]. Треть респондентов данной группы указала материальный фактор в качестве основного мотива выезда.

Большие возможности профессионального роста в стране приема, а также экономические причины были основной мотивацией выезда экономических мигрантов. Материальный фактор как основной мотив выезда назвал каждый пятый. Во временном интервале выезд профессионально ориентированных мигрантов приходится на период 90-х годов.

В целом по массиву из 153 человек, выехавших за границу, по словам респондентов, четверть не ставила первоначально целью эмиграцию. Из тех, кто выехал за пределы страны в 90-е гг., эта доля составляет две трети .В основном это те, кто выехал на учебу или был приглашен работать по контракту, а также использовал другие, неэтнические каналы выезда.

В среднем семьи, выехавшие по этническо-ситуационным мотивам, потратили 7-9 лет на реализацию желания покинуть страну, экономически ориентированные – 2-3 года. Время оформления выезда в эмиграцию у этнических мигрантов сократилось в 90-е гг. в несколько раз.

Расширение состава национальностей выезжающих, увеличение территорий, вовлекаемых в этот процесс в странах-донорах, уменьшение возраста выезжающих и нуклеаризация состава семей – движение к классическим чертам эмиграции в рамках мирового сообщества – становятся все более заметны для России и других стран СНГ во второй половине 90-х годов.

Адаптация эмигрантов

Знакомство с представителями этнических диаспор – выходцами из СССР, проживающими в США[16], подтвердила точку зрения, что представители этнической диаспоры конца 70-х – первой половины 80-х адаптировались медленнее, чем выходцы из России первой половины 90-х гг. Отчасти это результат того, что выехавшие из СССР еще в советский период вольно или невольно старались сохранить традиционную модель поведения в стране-реципиенте. Иммигрантам, ограниченным в выборе места проживания, среда проживания, если речь идет о диаспоре, в определенной степени навязывает данную модель поведения. Коммуникационные связи этой части иммигрантов носят замкнутый характер, менее соприкасаются с теми, кто также выехал из СССР в более поздний период.

Большинство этнических мигрантов въезжают в страну, получая статус беженцев или по линии воссоединения семей. Заметим, что в современной эмиграции не популярен выезда сначала отдельных членов семьи, а потом воссоединение всей семьи, как показало наше исследование. Порядок приема иммигрантов в данном случае следующий: сначала они получают официальный статус пребывания в стране, становятся частью сети данной этнической группы; выехавшие раньше помогают им устроиться на новом месте, затем встает вопрос трудоустройства.

В обычной ситуации скорость адаптации иммигрантов, в том числе из России, будет зависеть от возраста, использования общественных, включая этнические, связей, организаций, от знания языка, а также от возможностей найти нишу на рынке рабочей силы в страны-реципиенте.

Выехавшие по профессионально-экономическим мотивам, часто не рассматривая изначально выезд на определенный срок в другую страну в качестве возможности эмиграции, после быстрой адаптации задумываются о том, чтобы остаться в стране приема. Механизм выезда в данном случае отличается от того, как это происходит в случае этнической эмиграции. Сначала происходит закрепление на рынке труда, затем исследуется возможность остаться, и значительно позже возможность получения официального статуса.

В целом данная группа иммигрантов сначала закрепляется на рынке труда и адаптируется значительно быстрее, чем этнические эмигранты, особенно та ее часть, которая выехала до начала экономических реформ. Скорость и степень адаптации зависит от возраста, периода выезда и мотивов эмиграции. Все экономические мигранты считают, что адаптировались быстро и успешно. Доля этнических мигрантов, так же высоко оценивающих скорость и степень адаптации, составила пятую часть от их общего числа.

В целом по совокупности более 60% респондентов указало, что их родственники адаптировались в стране приема достаточно быстро, а сама адаптация потребовала чуть более года. Для трети членов семей респондентов, выехавших по этническим мотивам, адаптация проходила медленно, причем четвертая часть, по их словам, не адаптировались до сих пор. Это те, кто выехал задолго до начала перестройки.

В целом можно сделать вывод, что с середины 90-х годов эмиграция из России перестала быть чисто этническим феноменом. Мотивация стала более определенной и менее зависимой от этнических факторов. Уменьшение периода реализации желания выехать, увеличение скорости адаптации россиян в принимающих странах, а также их профессиональный состав и образовательный уровень, превосходящие средние показатели в стране-приема, например, в США, свидетельствуют, о том, что эмиграция из России все более становится формой обмена культурным и интеллектуальным капиталом, типичным для развитых стран. Разница в оплате труда, отсутствие возможностей для проведения экспериментальных исследований, плохие условия труда являются основной причиной интеллектуальной эмиграции ученых из России на протяжении последнего десятилетия.

Литература

1. United States Summary. Washington, 1993.

2. U.S. Immigration and Naturalization Service. Detail Run 408. Washington, 1997.

3. Employment and Earnings. July 1990.

4.. А.Аллахвердян, Н.Агамова. Внешняя и “внутренняя” миграция кадров академической науки // Сб. Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты. Под. ред. С.Земляного, В.Кузьминова. М., ЮНЕСКО-РОСТЕ. 1992.

5. А.Ахиезер. Эмиграция из России // Свободная мысль, 1993.

6. А.Ахиезер. Прошлое и настоящее эмиграции из России // Миграционная ситуация в России: социально-политические аспекты, М., 1994.

7. А.Викторов. Непоротое поколение: вчера и сегодня // Сб. Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты.

8. Л.Гегель. Высшая школа: накопление проблем // Сб. Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты.

9. А.Вишневский, Ж.Зайончковская. Миграция из СССР: четвертая волна. Демографические тетради, Вып.1, М., 1991.

10. Е.Долгих. Эмиграционные намерения ученых // Сб. “Утечка умов” : потенциал, проблемы, перспективы. Под ред. Ж.Зайончковской. М., 1993.

11. С.Долматова. Использовать международный опыт // Сб. Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты.

12. О.Иконников. Эмиграция научных кадров из России: сегодня и завтра. М., Компас, 1993.

13. О.Иконников. Эмиграция ученых из России: анализ национальной статистики и проблемы государственного регулирования // Проблемы прогнозирования, 1993.

14. Ю.Клочко, И.Жиляев. Оценка ситуации // Сб. Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты.

15. Л.Леденева. Эмиграционные намерения студентов бывшего СССР // Сб. "Утечка умов" : потенциал, проблемы, перспективы.

16. Л.Леденева, А. де Тинги. Эмиграция во Францию: возможности профессиональной адаптации. Проблемы прогнозирования, N 4, 1997.

17. Н.Некипелова, Л.Гохберг, Л.Миндели. Эмиграция ученых: проблемы и реальные оценки // Миграция специалистов России: причины, последствия, оценки. Под ред. А.Азраэля, Ж.Зайончковской. М., 1994.

18. С.Попов. Что ждет научные кадры России на международном рынке интеллектуального труда // Сб. Утечка умов в условиях современной России: внутренние и международные аспекты.

19. В.Тихонов. Эмиграционный потенциал высококвалифицированных специалистов // Сб. “Утечка умов” : потенциал, проблемы, перспективы.

20. Демографический ежегодник России. М., 1998.

21. Chesnais J.-C. L'emigration sovietique: passe, present et avenir. Conference international sur les migrations. Rome, 1991.

22. Heitman S. The third Soviet emigration: Jewish, German and Armenian emigration from the USSR since World War II. Berichte des Bundesinstituts fur ostwissenschaftlische und internationale Studen, 1987.

23. Papers of the International Seminar "Skilled and highly skilled migration". Latina, 1993.

24. E.Dolgikh. Determinants of migration potentials among Russian physicists/ Skilled Migrations International Seminar. Centro Studi Emigrazione. Rome. 1995.

25. Zvi Gitelman. Jewish Emigration from Russia and Ukraine: Comparisons & Conundrums. Ann Arbor, 1995.

26. Stephen Vale. Explanation Theory and Models of Migration in Theories of Migration.

27. Douglas S. Massey. The new Immigration and Ethnicity in the United States. Population and Development Review. V.21. N3, 1995.

28. G.Vernez. Increased Soviet Emigration & U.S. Immigration Policy. RAND, 1993.

29. Isik Kulu-Glasgow. Motives and Social Networks of International Migration within the context of the Systems Approach: A Literature Review. NIDI. Working Paper, 3. 1992.

30. J.DaVanzo. Microeconomic approaches to studying migration decision. RAND, 1980.


--------------------------------------------------------------------------------

[1] Введенная с 1924 года в США политика национальных квот подчеркивала предпочтение выходцам из англоязычных стран, и была направлена на регулирование потока эмигрантов из стран-доноров.

[2] Официальные данные Госкомстата СССР располагают сведениями об эмиграции, начиная с 1961г.

[3] По данным Статкомитета СНГ из "Рынок труда в странах Содружества независимых государств" // Статсборник 2001, С.14.

[4] Такая же ситуация складывается и в связи с основными мотивами притяжения эмигрантов из стран СНГ, включая трудовых, при их въезде в Россию.

[5] По данным Статкомитета СНГ из "Рынок труда в странах Содружества независимых государств" // Статсборник 2001, С.14.

[6] Более подробно об этом смотри Zvi Gitelman (24).

[7] Несоответствия в объемах приема и числа выехавших из страны объясняются несовпадением календарных периодов – фискального и календарного, а также особенностями регистрации в странах приема.

[8] Подробнее об этом см. А.Вишневский, Ж.Зайончковская, 1991.

[9] Исследование было проведено Барбарой Андерсен и Брайаном Сильвером в 1992-1993 гг. в рамках международного проекта по миграции в странах на территории бывшего СССР.

[10] Возможно, что в рамках исследования не делалось различий между этнически однородными и смешанными семьями.

[11] Заметим, что в 1997г. почти 46% русских выехали в составе немецко-русских семей, пятая часть в Израиль, где они также были в основном представлены в составе смешанных семей.

[12] Подробнее см. "Миграция из СССР: четвертая волна" А.Вишневский, Ж.Зайончковская, 1991.

[13] Исследование было проведено автором в 1996 году в семьях, имеющих в своем составе родственников, эмигрировавших в США и Израиль. Под семьей в данном случае подразумевается расширенная семья. Было опрошено 40 семей в Москве. Исследование проводилось при поддержке фонда Макартуров.

[14] Это превышает общенациональный показатель в США, составивший в 1990г. 25%.(3).

[15] Среди тех, кто имел родственников в Москве, были лица, выезжающие из России по экологическим причинам в результате аварии в Чернобыле.

[16] Автор выезжал в США на трехмесячную стажировку по линии АСПРЯЛ. Большая часть стажировки проходила в Центре по изучению проблем населения в Мичиганском Университете.


Опубликовано 24 сентября 2004 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1096026458 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ЭКОНОМИКА РОССИИ Эмиграция из России

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network