Проблемы налоговой реформы в России в 1990-х годах

Актуальные публикации по вопросам экономики России.

NEW ЭКОНОМИКА РОССИИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА РОССИИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Проблемы налоговой реформы в России в 1990-х годах. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-24

РОССИЯ: ИТОГИ 1998 ГОДА



РОССИЯ: ИТОГИ 1998 ГОДА

На протяжении последних лет налоговая реформа провозглашается одной из важнейших задач российского правительства. Начиная с первого года проведения рыночных преобразований, налоговое законодательство вызывает нарекания предпринимателей, ученых и инвесторов и является, по сути, тормозом на пути к экономическому росту. И хотя в целом перечень основных налогов и налоговые ставки, действующие в России, сопоставимы с системами, принятыми в других странах, проблема создания эффективной и стабильной налоговой системы, соответствующей рыночным условиям, до сих пор остается нерешенной. Спустя семь лет после начала реформ многие основные понятия, правила начисления и учета налогов, а также методы контроля над налогоплательщиками в значительной степени определяются принципами плановой экономики и не учитывают тенденций развития правовых, межбюджетных и международных отношений России.

Уже в начале 1998 г. стало очевидно, что и этот год не станет годом полномасштабной налоговой реформы. Изменения в налоговой системе, которые произошли в течение года, лишь незначительно подкорректировали налоговое законодательство и в очередной раз свелись к попытке приспособить налоговую систему к текущим политическим и экономическим условиям, сложившимся в стране. Налоговый кодекс принят лишь в общей части, сроки введения специальной части Налогового кодекса, касающейся условий взимания конкретных налогов, не определены.

Между тем события 1998 г. со всей убедительностью показали, что не только увеличение, но даже сохранение уровня налоговых платежей, достигнутого в предыдущие годы, без принятия комплексных мер невозможно. Полумеры, направленные на незначительные изменения в налоговой системе, и растянутые на годы ожидания предстоящих изменений крайне негативно сказались на деловой и инвестиционной активности и привели к дальнейшему усилению неопределенности.

Видимыми причинами неэффективности налоговых инструментов, с успехом используемых в других странах с переходной экономикой, до сих пор являются:

· несовершенство и частое изменение налогового законодательства, создающие стимулы к уклонению от уплаты налогов;

· избыточное налоговое бремя на налогоплательщиков, не имеющих льгот;

· преобладание фискальных интересов государства в ущерб стимулирующим функциям налоговой системы;

· противоречивость налоговых правил и неравномерность распределения налоговой нагрузки.

Вставка 1. Судьба налоговой реформы в 1992–1997 гг.

Законодательные основы действующей налоговой системы были заложены в декабре 1991 г., когда был принят Закон об основах налоговой системы в Российской Федерации. В том же году были приняты законы по всем основным федеральным налогам: о налоге на добавленную стоимость, налоге на прибыль предприятий, доходы банков и страховых организаций, налоге на имущество предприятий, подоходном налоге, акцизах, налоге на операции с ценными бумагами и другие, введенные с началом реформ 1 января 1992 г.

С тех пор в законодательство о налогах были внесены десятки изменений и дополнений, даны сотни разъяснений и уточнений, а Правительством предпринят ряд чрезвычайных мер по улучшению ситуации со сбором налоговых платежей. На сегодняшний день налоговое законодательство состоит из федеральных и региональных законов, указов Президента, постановлений Правительства, писем и инструкций Министерства финансов, Центрального Банка, Госналогслужбы, решений и постановлений местных органов власти и других документов, имеющих силу закона (всего более 2500).

Однако на протяжении всех этих лет было очевидно, что налоговая дисциплина в стране падает год от года, соотношение налоговых поступлений и ВВП неуклонно снижается. Собираемость налогов в целом по России оценивалась по разным налогам в среднем в 60–80%, являясь одновременно и свидетельством, и результатом неэффективности государственных институтов в области налогового администрирования. Ситуация со сбором налоговых платежей указывала на явную невозможность налоговой системы выполнять свои основные функции – создания эффективных условий для экономической деятельности, с одной стороны, и инвестиций и сбора налогов, обеспечивающего снижение дефицита бюджета – с другой.

Инвесторов по-прежнему больше всего отпугивает непредсказуемость налоговых изменений и ведомственных трактовок налогового законодательства, которые зачастую имеют обратную силу. Достаточно сказать, что в настоящее время существует 14 недействующих редакций закона о налоге на добавленную стоимость, 11 – о подоходном налоге с физических лиц, 12 – о налоге на прибыль предприятий и организаций.

К числу наиболее критикуемых как налогоплательщиками, так и налоговыми органами положений действующего налогового законодательства относятся чрезвычайно усложненная структура налоговых платежей и запутанность правил расчета налогооблагаемой базы. Факторами, в наибольшей степени снижающими побудительные мотивы к соблюдению налогового законодательства, являются неравномерность налоговой нагрузки по различным налогоплательщикам и невозможность оспорить решения налоговых органов при возникновении налоговых разногласий.

В настоящее время общее количество налогов, сборов, взносов и платежей предприятий насчитывает более 100 видов. Часто неясные и противоречивые формулировки (нормативные акты издаются как законодательными, так и исполнительными органами власти), содержащиеся в налоговом законодательстве, а также неоправданно завышенные штрафы за его нарушение при отсутствии квалифицированной помощи со стороны налоговых служб в разъяснении налоговых правил способствуют росту теневой экономики. Опросы предпринимателей свидетельствуют, что сегодня издержки по неуплате налогов в виде взяток, содержания криминальных структур и т.п. ниже, чем сами налоги и санкции за их неуплату.

Ключевой параметр расчета налоговых платежей по основным налогам (налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль) – налогооблагаемая база – по сути определяется волевыми решениями законодательных органов. Например, по налогу на добавленную стоимость до настоящего времени не в полной мере действует правило зачета налога, уплаченного при приобретении основных средств. В законе об НДС даже не употребляется термин “добав­лен­ная стоимость” в качестве объекта налогообложения (видимо, со времен плановой экономики остались термины “об­ла­га­е­мый оборот” и “стоимость реализованной продукции”, применяемые для начисления налога с оборота). Существующая до сих пор практика ограничений по отнесению предприятиями на издержки затрат, связанных с производством продукции, означает фактически субъективный подход к понятию “прибыль” и не имеет ничего общего с реальной экономической эффективностью деятельности предприятий. В то же время повсеместно распространена ситуация, когда на производственные издержки списываются скрытые расходы на личное потребление собственников и менеджеров предприятий, а налоговые органы не имеют возможности использовать косвенные методы определения доходов ни предприятий, ни физических лиц.

Остается нерешенной проблема выравнивания условий налогообложения. Действующая система установления многочисленных индивидуальных налоговых льгот и освобождений по существу означает определение приоритетных объектов для государственных инвестиций и субсидий, что противоречит принципам рыночной экономики. Кроме того, налоговые льготы и освобождения (устанавливаемые часто по политическим, а не экономическим соображениям) перемещают экономическую активность в льготируемые сферы деятельности, в результате чего даже при увеличении оборота и прибыли в этих сферах и росте ВВП отношение налоговых поступлений к ВВП снижается.

1. Налоговый кодекс

Налоговый кодекс, разработанный правительством, должен был стать главным инструментом налоговой реформы, предполагающей комплексный пересмотр всей системы налогообложения в России, в том числе базовых принципов ее построения. По замыслу разработчиков, основная цель, которая должна быть достигнута с введением кодекса, — построение единой налоговой правовой базы, балансирующей интересы государства, инвесторов и предпринимателей. И хотя введение кодекса не являлось оптимальным методом проведения налоговой реформы и не устраняло все проблемы, связанные с несовершенством налогового законодательства, все же в целом он имел шансы стать действенным инструментом экономической политики государства.

Кодекс решал задачи реального обеспечения прав налогоплательщиков, снижал налоговое бремя на среднего налогоплательщика, создавал стимулы для инвестиций и уменьшал наказания за налоговые нарушения. Он упрощал структуру налогов, облегчая тем самым как налоговое администрирование, так и начисление и уплату налогов. Вместе с тем расчеты показывали, что введение в действие правительственного варианта Налогового кодекса позволит избежать чрезмерных потерь для бюджетов различного уровня и внебюджетных фондов, поскольку в его основе лежал принцип более равномерного распределения налоговой нагрузки между налогоплательщиками, позволяющий расширить базу налогообложения. Помимо прочего, налоговая система, вводимая кодексом, приближала налоговые правила к международным стандартам учета налогов. По расчетам Минфина РФ, налоговая нагрузка на предприятия с принятием правительственного варианта Налогового кодекса снижалась на 2% ВВП.

Налоговый кодекс принципиально менял подход к определению налогооблагаемой базы по основным налогам – налогу на прибыль и НДС. База по налогу на прибыль должна была определяться как разница между доходами, полученными налогоплательщиками, и расходами, связанными с производством и реализацией продукции (товаров и услуг). В проекте кодекса были сняты ограничения по включению в издержки расходов по рекламе, страхованию, процентов по кредитам, а также ограничения на перенос убытков на будущие периоды. Кодекс устранял двойное налогообложение коллективных инвестиций, а также предусматривал зачет или возмещение из бюджета НДС, уплаченного при приобретении объектов капитального строительства.

Главная проблема, возникшая при прохождении кодекса в Думе и внесении в него поправок, состояла в том, что основные достоинства кодекса, являющиеся таковыми для одних налогоплательщиков или, скажем, одного уровня бюджета, оборачивались существенными недостатками, ущемляющими интересы других налогоплательщиков или других бюджетов.

Вставка 2. Этапы разработки и принятия Налогового кодекса в 1993–1997 гг.

Первый вариант Налогового кодекса, работа над подготовкой которого началась в 1993 г., состоял из шести разделов и включал основные определения, федеральные, региональные и местные налоги, правила налогового администрирования и принципы налогового федерализма. Позднее существенным изменениям подверглась как форма, так и содержание Налогового кодекса. Общие разделы были объединены в одну общую часть, а разделы по разным уровням налоговой системы – в специальную. Такая структура соответствовала структуре вводимого в действие Гражданского кодекса РФ.

В течение 1994–1995 гг. содержательная работа над кодексом велась в направлении совершенствования законодательства по налогу на прибыль, подоходному налогу, акцизам, налогу на добавленную стоимость и налоговому администрированию. С 1995 г. разработка Налогового кодекса стала осуществляться Министерством финансов РФ. В это же время Дума отклонила пакет законопроектов, касающихся отдельных незначительных изменений и дополнений существовавшей налоговой системы, подтвердив тем самым необходимость проведения радикальной налоговой реформы.

В феврале 1996 г., после почти трехлетней подготовки, проект Налогового кодекса официально был передан в Думу. Ожидалось, что общая часть кодекса, о которой так долго говорили и Правительство и предприниматели, будет рассмотрена в течение ближайших месяцев и введена в действие либо с середины 1996 г., либо с начала 1997 г. Специальную часть, касающуюся конкретных налогов, предполагалось ввести с 1998 г. Прогнозам, тем не менее, не суждено было сбыться. Общая часть Налогового кодекса надолго завязла в Думе, а затем возвращена на доработку, так и не пройдя даже первого чтения.

С весны 1997 г. Первый вице-премьер А.Чубайс предпри­нял энергичную попытку "пробить" кодекс через Думу. После пересмотра и внесения многочисленных поправок, 30 апреля 1997 г. проект правительственного Налогового кодекса, насчитывающий более 600 страниц (и общая, и специальная части) повторно был внесен в Думу. Позиции разработчиков кодекса основывались на введении обеих его частей в действие с 1 января 1998 г. Дума, под давлением Президента, в июне приняла кодекс в первом чтении. Однако и в 1997 г. судьба Налогового кодекса не сложилась. В специально созданную подготовительную комиссию поступило более 4000 поправок, указывающих на масштабы имевшихся разногласий, и очередное рассмотрение кодекса было отодвинуто на 1998 г., возродив дискуссии о том, что же все-таки нужно России – Налоговый кодекс или свод налоговых законов.

Например, оппоненты кодекса высказались против отмены некоторых целевых местных налогов, как правило, хорошо собираемых и зачастую составляющих основу доходной части местных бюджетов. Перенос тяжести на косвенные налоги и конечное потребление мог бы сказаться на усилении инфляционных процессов. Отмена льгот по НДС на строительство жилья имела бы своим результатом рост государственных дотаций.

Основным аргументом противников отнесения на издержки предприятий всех расходов, связанных с производством продукции, было то, что в кодексе ничего не было сказано о том, кем и каким образом должны определяться необходимые затраты, связанные или не связанные с производством и реализацией продукции.

Параллельно с правительственным Налоговым кодексом шла разработка альтернативных вариантов, которых к моменту представления кодекса в Думу оказалось более десяти. Большинство из представленных вариантов, по мнению экспертов, предлагали экзотические налоговые системы, не существующие ни в одной стране мира, способные деформировать, а не усовершенствовать действующий порядок. В итоге рабочая группа Думы приняла решение принять к рассмотрению правительственный вариант, а остальные отклонить.

Второй, исправленный правительственный вариант кодекса, представленный в Думу 1 февраля 1998 г., содержал несколько принципиальных изменений по сравнению с кодексом 1997 г. В частности, корректировки были направлены, прежде всего, на устранение недостатков, имевшихся в первом варианте. Формулировки и определения, содержащиеся в Налоговом кодексе, были приведены в соответствие с Гражданским кодексом РФ, в частности, из проекта были исключены такие понятия как благотворительная и религиозная организация, материнские, дочерние, сестринские и личные предприятия, налоговое партнерство, пассивная и активная экономическая деятельность. Из проекта также были изъяты понятия консолидированной группы налогоплательщиков, непосредственного и косвенного участия в деятельности предприятий.

Весьма существенным было решение вопроса о том, что считать налоговым законодательством. Новый вариант кодекса ограничивал сферу действия нормативных подзаконных актов, имеющих силу закона. В частности, законодательными признавались исключительно акты федеральных, региональных и местных органов власти. Ведомственные инструкции утрачивали силу закона спустя два года после вступления кодекса в действие.

В то же время из первоначального варианта кодекса были исключены (или скорректированы) статьи, вызывавшие наибольшее сопротивление его оппонентов: правительство пошло на весьма существенные уступки и компромиссы во имя общей цели – принять кодекс и начать радикальную налоговую реформу.

Так, новый проект кодекса поставил точку в спорах о необходимости введения налогового учета. Общая часть Налогового кодекса лишилась статьи, касающейся ключевой проблемы налоговой реформы – об учете налогов по методу начисления, отодвинув в очередной раз переход на международные стандарты учета налогов. Было решено вернуться к этому вопросу при рассмотрении специальной части кодекса.

Было несколько видоизменено действующее право контроля налоговых органов над “правильностью” формирования цен для целей налогообложения: контролю подлежали только сделки между взаимозависимыми лицами при товарообменных операциях и значительных (более 20%) отклонениях цен от сложившихся.

Положение, согласно которому моментом уплаты налога считался день поступления налогового платежа на счет соответствующего бюджета (а не день передачи в банк платежного поручения налогоплательщика перечислить налог со своего расчетного счета) было оставлено без изменений[1].

Налогообложение банков и страховых организаций также было оставлено без изменений относительно действующего законодательства, а налогообложение, предусматривающее введение налога на активы и крайне невыгодное банкам и страховщикам, было исключено. Напомним, что суть альтернативного метода (так называемого “альтернативного минимального налога”) заключается в том, что банки и страховые организации уплачивают налог на прибыль даже в случае получения убытков в отчетном периоде.

В качестве альтернативы акцизу на нефть предполагалось ввести налог на дополнительный доход от добычи углеводородов, но только по вновь вводимым месторождениям.

Среди других принципиальных новшеств – особый налоговый режим для реализации соглашений о разделе продукции, предприятий малого бизнеса, введение налога с продаж, изменение шкалы подоходного налога, снижение ставок налога на прибыль (до 30%), НДС (до 18%), налога на доходы физических лиц от реализации имущества, а также сокращение ставок отчислений во внебюджетные фонды (обложение фонда оплаты труда снижалось на 5 пунктов).

Из проекта кодекса были изъяты нормы, касающиеся распределения налоговых платежей по уровням бюджетной системы (кроме налога на прибыль) – эти вопросы должны решаться бюджетным законодательством или специальной частью кодекса.

С отставкой правительства В. Черномырдина появились опасения, что новый кабинет в очередной раз займется пересмотром Налогового кодекса. Однако новое правительство не стало вносить радикальных изменений в подготовленный ранее проект. В результате 16.07.98 г. была принята общая часть Налогового кодекса, вступающая в силу с 1 января 1999 г. Кроме того, летом появилась некоторая уверенность в том, что уже в 1998 г. будут приняты некоторые положения специальной части Налогового кодекса до введения его в действие целиком.

Однако события августа – финансовый кризис и отставка правительства С. Кириенко – окончательно блокировали принятие Налогового кодекса в полном объеме. Изменения, внесенные в налоговое законодательство в летние месяцы и рассчитанные, главным образом, на перспективу, не успели дать результата. В то же время в результате затягивания сроков принятия радикальных мер налоговой политики нынешнее правительство вынуждено проводить налоговую реформу в условиях глубокого экономического кризиса, еще более ограничившего возможности выбора путей борьбы с уклонением от уплаты налогов, нахождения компромиссов и сглаживания конфликтов интересов. Последние месяцы 1998 г. ушли на работу над бюджетом-99, подготовку новых налоговых законов и выборочные меры по отдельным налогам, которые так и не сложились в целостную систему.

2. Изменения налогового законодательства в 1998 г.

Основные изменения конкретных видов налогообложения, необходимые для улучшения ситуации в налоговой сфере, были подготовлены правительством В. Черномырдина при работе над специальной частью Налогового кодекса, внесенного в Думу в начале 1998 г. Но, как отмечалось выше, к июлю стало ясно, что специальная часть кодекса в целостном виде в ближайшие месяцы принята не будет. Вместе с тем к середине года стало очевидно, что ситуация со сбором налогов стала ухудшаться. В январе–июле 1998 г. и в федеральный, и в консолидированный бюджет налогов было собрано меньше, чем за аналогичный период 1997 г. (см. главу “Бюджетные доходы”). К этому времени очевидным также стал тот факт, что возможности расширения как внешних, так и внутренних источников заимствования, равно как и других доходов бюджета из неналоговых источников практически исчерпаны, и дальнейшее их использование чревато серьезными последствиями не только экономического, но и политического характера.

Поэтому, не дожидаясь рассмотрения и принятия специальной части Налогового кодекса, правительство С.Кириенко в июне подготовило пакет антикризисных законопроектов, основные положения которых в значительной степени содержались в специальной части проекта кодекса, и которые планировалось принять в максимально короткие сроки. При этом было заявлено, что если законы не будут приняты парламентом, изменения в налоговом законодательстве будут вноситься указами Президента и постановлениями Правительства.

Антикризисные законопроекты предлагали достаточно радикальные меры, которые в целом были способны оказать воздействие на ситуацию со сбором налогов. Некоторые из них предусматривали снижение ставок в расчете на то, что в перспективе это будет способствовать легализации бизнеса и расширению налогооблагаемой базы.

Среди наиболее важных выводов, сделанных правительством С.Кириенко и касающихся практически всех налогоплательщиков, – вывод о том, что возврат накопленной за период высокого уровня инфляции задолженности предприятий бюджету нереален (см. главу “Финансы предприятий”). Было предусмотрено выделение задолженности отдельной строкой в отчетности предприятия и применение индивидуального подхода при реструктуризации долгов предприятия при условии оплаты текущих налоговых платежей. Было решено, наконец, разрешить реализовывать продукцию ниже себестоимости и основные фонды ниже балансовой стоимости без риска увеличения базы для расчета налога на прибыль и отменить так называемые счета недоимщиков.

Вставка 3. Счета недоимщиков

Счета недоимщиков впервые появились в 1996 г. по Указу Президента № 1212 “О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения”. В соответствии с этим указом все расчеты по погашению задолженности предприятиями недоимщиками должны были осуществляться ими с одного из рублевых (расчетных) счетов, открытого в одном российском банке. Суть этого решения заключалась в том, что предприятия, имеющие задолженность по налоговым платежам в бюджет и взносам в социальные фонды, обязаны были зарегистрировать в налоговой инспекции счет недоимщика и перечислить на него все остатки средств, имеющиеся у них на любых других счетах. Сделано это было с единственной целью — облегчить процедуру принудительного списания недоимок налоговыми органами. Результат же оказался прямо противоположным. Предприятия стали регистрировать фирмы-однодневки для зачисления выручки на их расчетные счета, что еще более затруднило контроль налоговых органов над прохождением денежных средств по счетам предприятий.

Указом Президента от 29 июня 1998 г. порядок регистрации счетов недоимщиков был признан утратившим силу с формулировкой “в целях стабилизации экономического положения организаций”.



Между тем, большинство антикризисных законопроектов, разработанных в контексте требований МВФ по мобилизации доходов в бюджет, было, по сути, провалено. Депутаты поддержали только снижение ставок налога на прибыль и дополнительные льготы по НДС без каких-либо компенсаций, все другие законопроекты — о единой ставке НДС, изменении тарифов платежей во внебюджетные фонды, повышении платы за землю и изменении шкалы и ставок подоходного налога – были отклонены.

Новое правительство под руководством Е.Примакова с самого начала своей деятельности столкнулось все с теми же налоговыми проблемами, которые не смогли решить в 1998 г. два предыдущих правительства. К концу года был сформирован новый пакет налоговых законопроектов, который был снова внесен в Думу. Заметим, что в этом новом пакете затрагиваются те же налоги, предложения об изменении которых содержались в специальной части налогового кодекса, подготовленном правительством В.Черномырдина, и пакете налоговых законопроектов, подготовленных летом правительством С.Ки­риенко. Как мы увидим ниже, между тремя наборами предложений существовала как преемственность, так и довольно значительные отличия в конкретных подходах к изменению основных налогов.

Налог на добавленную стоимость. Наиболее существенным изменением законодательства по НДС, предлагавшимся правительством С.Кириенко, должно было стать повсеместное распространение метода начислений при расчете налоговых платежей и установление единой ставки налога в размере 20% на все товары, в том числе на продовольствие и товары детского ассортимента.

Предлагая унифицировать ставку НДС, правительство пыталось воспользоваться своим правом установления списка льготных товаров, сократив их число и оставив ставку в 10% только на хлеб, молоко, детское и диабетическое питание. Оба законопроекта – о введении метода начислений и унификации ставки налога – были отклонены Думой. Тогда правительство попыталось изменить условия начисления и уплаты НДС с помощью правительственных постановлений. Но на этот раз сопротивление налогоплательщиков материализовалось в виде решения Верховного Суда РФ. Вводимые особенности уплаты НДС были признаны незаконными, поскольку изменение порядка его начисления касаются одного из существенных налоговых обязательств, которое может быть изменено лишь федеральным законом[2].

Пакет законопроектов по бюджетно-налоговой политике, разработанных в декабре 1998 г. новым министром Г. Боосом, также включал изменения законодательства по НДС. Спор между Министерством финансов, настаивавшим на сохранении действующей ставки НДС, и Министерства по налогам и сборам был решен в пользу последнего, обещавшего собрать налоги даже в большем объеме в случае снижения их ставок. Законопроект предусматривает (в контексте провозглашенного снижения налоговой нагрузки на производителя) снижение основной ставки налога с 20 до 15% в 1999 г. и установление единой ставки в 10% с 2000 г.[3] Существенным положением законопроекта является и то, что он предполагает изменение пропорции распределения НДС по уровням бюджетной системы. В настоящее время в федеральный бюджет направляется 75% начисленного налога, законопроект предлагает перечисление всей суммы НДС в федеральный бюджет.

Вставка 4. Метод начислений

Метод начислений является основополагающим по международным стандартам учета налогов и применяется к налогу на прибыль, НДС, акцизам и налогу с продаж. Суть метода начислений (в отличие от кассового) заключается в том, что обязательство по уплате налога возникает не в момент поступления денег за отгруженную продукцию за счет поставщика, а в момент отгрузки товара, подтверждая тем самым исполнение обязательства поставщиком и законное право требования оплаты выполненной работы.

Практика применения этого метода в других странах показала, что он облегчает налоговое администрирование, поскольку факт выполнения работы и отгрузки товара легче установить, чем факт оплаты – количество предприятий на порядок меньше количества открытых ими счетов. Кроме того, метод начислений вынуждает налогоплательщиков показать налоговое обязательство и исполнить его даже в случае если он использует бартерные операции или осуществляет расчеты через оффшорные зоны.

Метод начислений, после длительных дискуссий и очевидного противодействия налогоплательщиков, был введен Указом Президента РФ № 685 от 8 мая 1996 г. Пункт 7 этого Указа предписывал, что “в целях исчисления и уплаты налога на прибыль плательщики данного налога обязаны с 1 января 1998 г. (в первоначальном варианте Указа – с 1 января 1997 г.) применять метод начислений, при котором исчисление выручки производится с даты отгрузки продукции. При этом датой отгрузки продукции считается день передачи товарораспорядительного документа”. В дальнейшем, однако, появилось множество разъяснений, писем и телеграмм, предоставляющих многочисленные льготы, касающиеся неприменения данного пункта, как отдельными налогоплательщиками, так и целыми отраслями, в частности, топливной и электроэнергетической. В настоящее время, таким образом, этот метод должного распространения не получил. В октябре 1998 г. правительство Е.Примакова объявило о намерении вообще отказаться от попыток ввести метод начислений.



Таким образом, по отношению к НДС предложения правительства Е.Примакова в некотором смысле противоположны предложениям правительства С.Кириенко – вместо унификации (фактически увеличения) ставки предлагается ее снижение, вместо распространения метода начислений – его фактическая отмена.

Снижение ставки НДС и отмену метода начислений можно оценить весьма однозначно. Налог на добавленную стоимость является одним из самых собираемых, и уклонение от его уплаты крайне затруднено. Поэтому с уверенностью рассчитывать на заметное увеличение поступлений за счет увеличения количества законопослушных налогоплательщиков нельзя (снижение ставки НДС с 28% до 20% привело к сокращению в 1993 г. поступлений НДС в бюджет и его величины относительно ВВП). Кроме того, снижение ставки НДС вовсе не означает перенос налоговой нагрузки с производителя на потребителя. Налог на добавленную стоимость уплачивается всегда потребителем товаров, он не включается в себестоимость и исключается из объема выручки предприятия. Производитель в данном случае выступает в роли агента государства по перечислению этого, включаемого в цену, налога в бюджет, а сумма НДС, уплачиваемая за потребляемые материальные ресурсы, возмещается ему из бюджета. Таким образом, распространенное мнение о том, что снижение ставки НДС означает снижение налоговой нагрузки на производителя – ошибочно.

Вставка 5. Методы уклонения от уплаты НДС
и налога на прибыль

Сегодня налогоплательщиками используется множество методов уклонения от уплаты налогов. Наиболее “доходным” бизнесом в данном случае является импорт товаров массового потребления и бытовой электроники. Эта товарная группа охватывает основные компоненты потребления (за исключением автомобилей и промышленного оборудования). По разным оценкам норма прибыли на вложенный капитал в импортном бизнесе достигает 200–250%. Это связано преимущественно с возможностью минимизировать уплату НДС и налога на прибыль. Стандартными схемами ухода от налогов в этой области являются:

I. Импортер-оптовик (А) использует оффшорную компанию (Б, фактически дочернюю компанию А) для закупок товаров за рубежом. Ввоз товаров в Россию идет по существенно заниженному инвойсу грузополучателю – при прохождении таможни российские предприятия не обязаны предъявлять экспортные декларации, составляемые их иностранными партнерами, вследствие чего стоимость одного и того же товара (экспортируемого из одной страны и импортируемого в другую – в частности, в Россию) может быть уменьшена при прохождении таможни в несколько раз. Агент (А) для целей налогообложения представляет себя как посредник, действующий по поручению следующего торгового звена (В), якобы закупающего товары у (Б). Цена за товары, уплачиваемая покупателем (В) при покупке товара у (А), в свою очередь, существенно превышает задекларированную таможенную стоимость товаров. Деньги за товар полностью перечисляются на счет оптовика (А) в рублях внутри России для последующей оплаты оффшорной компании (Б). Цена товара, официально показанная на таможне, конвертируется в доллары и переводится на счет (Б) за рубежом как оплата за поставку товара с соответствующей уплатой НДС и налога на прибыль.

Оставшаяся доля стоимости импортируемых товаров выводится из-под налогообложения следующим образом. Выручка (А) фактически представляет собой частично издержки (Б) на покупку товаров, а в остальной части – прибыль (А), включая собранный с покупателей НДС. Эта выручка по поручению (Б) зачисляется (А) на счета специально созданных компаний с жаргонным прозвищем “помойки” (Г – специальный вид бизнеса). (Г) конвертируют средства в доллары и вывозят их заграницу за определенный процент (1–1,5% от объема). По существующему законодательству (А) не является налоговым агентом (Б), а (Б) недоступно российским налоговым органам.

По оценкам самих предпринимателей по этой схеме работает до двух третей всех фирм-импортеров в России, а в Москве – еще больше. Соответственно, бюджеты всех уровней не получают порядка 70% всех налогов. Борьба с этой схемой увода дохода от налогообложения чисто административными методами сложна и неблагодарна. “Помойки” обычно хорошо защищены коррупцией, они быстро появляются и быстро исчезают в пределах одного налогового периода, не давая возможности налоговым органам контролировать уплату налогов.

II. В терминах предыдущей схемы оффшорная компания (Б) принадлежит не (А), а (В) – конечному получателю товара. Компания или несколько компаний (Г), оформляют заниженный по стоимости инвойс и продают товар компании (А), а компания (А) перепродает его компании (В) значительно дороже. (Г) переводит легальную часть дохода на счет (Б) за рубежом. Остальная сокрытая часть дохода остается у (Г) и нелегально вывозится. Между фирмами (Г) и оффшорной компанией может находиться еще один посредник – вполне респектабельная по российским меркам, стабильно и легально работающая компания (Д).

Борьба с данной схемой еще более затруднена, чем с первой. Действуя чисто административными методами, можно вменить компании (В) немедленное перечисление всего НДС со стоимости контракта с (Г). Данная мера, однако, не защищает от исчезновения фирм типа (Г) и потери НДС и налога на прибыль. Здесь ситуация остается полностью в руках правоохранительных органов.



Если же говорить о конкретных результатах борьбы вокруг НДС, то единственным существенным новшеством в законодательстве по налогу на добавленную стоимость в ушедшем году стало изменение подхода к регулированию ввоза технологического оборудования. Законом, принятым 25.07.98 г. и вступившим в силу с 30.07.98 г., было отменено взимание НДС с импортного оборудования, транспорта общественного пользования, скорой медицинской помощи, пожарной охраны и органов внутренних дел. Очевидно, что эта мера действовала на доходы бюджета только в одном направлении – в сторону снижения, и налогового бремени на отечественных производителей также не уменьшала.

Гораздо более логичными с точки зрения облегчения налоговой нагрузки на реального производителя являются изменения налога на прибыль. Существующая налоговая система направлена, главным образом, на налогообложение доходов и прибыли, включая доходы, которые могли бы стать источником увеличения инвестиций в обновление основных фондов. Поэтому снижение налога на прибыль представляется весьма разумной мерой – не удивительно, что соответствующие предложения содержались и в специальной части Налогового кодекса, и в пакете законопроектов, подготовленном правительством С.Кириенко, и пакете, подготовленном правительством Е.Примакова. Заметим, что летом Дума приняла закон, снижающий ставку налога с 35 до 30%, но поскольку одновременно были отклонены другие законы, компенсирующие налоговые потери для бюджета, Президент данный закон не утвердил.

В то же время следует отметить, что количество убыточных предприятий (50% от общего числа) и предприятий, существующих на грани выживания, сегодня настолько велико, что предлагаемое снижение ставки на 5 пунктов вряд ли сможет принести заметное облегчение реальному сектору. Кроме того, за годы реформ предприятия уже научились достаточно искусно без особых усилий обходить этот налог. Быстрые положительные результаты в нынешней ситуации могло бы принести только резкое снижение ставки – до 10–15%. Эта мера одновременно с разрешением относить на издержки все затраты по производству и реализации продукции действительно способна вывести из тени значительную часть бизнеса и снизить сознательное увеличение издержек предприятиями в целях уменьшения налогооблагаемой прибыли.

Никаких изменений по подоходному налогу в течение ушедшего года, несмотря на не утихающие дискуссии о неэффективности законодательства по налогообложению физических лиц, не произошло. Еще летом был подготовлен законопроект, который был внесен в Думу уже правительством Е.Примакова, согласно которому по подоходному налогу предлагается принятие двух систем начисления налога – для основного места работы и для вторичной занятости, ужесточение налогового режима в отношении сделок с недвижимостью (уменьшение налогового вычета и отмена льготы по строительству или покупке жилья), отмена некоторых иных льгот и вычетов. В частности, предполагается установление налогообложения выигрышей по лотереям, переход к прогрессивному налогообложению по депозитным счетам и страховым выплатам. Кроме того, предлагается перечислять 3% подоходного налога в федеральный бюджет. В настоящее время подоходный налог в полном объеме зачисляется в региональные бюджеты.

В течение года всеми тремя правительствами рассматривались разные варианты снижения ставок подоходного налога. Эти варианты касаются, прежде всего, размеров необлагаемого минимума совокупного дохода и налогообложения наивысших доходов. Напомним, что за последние семь лет российское законодательство по подоходному налогу менялось шестнадцать раз, в том числе и по шкале подоходного налога. За годы реформ максимальная ставка была дважды снижена – с 60% до 40% и 30%, а затем вновь повышена до 35%, и сегодня является одной из самых низких в Европе. Вместе с тем нижняя граница доходов, к которым начинает применяться максимальная ставка, также является самой низкой в Европе: в 1998 г. она составляла 100 тыс. руб., т.е. примерно 900 долл. в месяц по среднегодовому обменному курсу.

Законопроект, внесенный правительством Е.Примакова, в связи с инфляцией предусматривает повышение размера дохода, облагаемого по минимальной ставке, до 60 тыс. руб. (вместо 20 тыс. руб. в 1998 г.). По максимальной ставке в 35% предлагается облагать доходы, превышающие 240 тыс. руб. (вместо 100 тыс. руб.).

Помимо дискуссий об изменении шкалы и ставок подоходного налога, в течение 1998 г. велись также споры о введении единой ставки подоходного налога на все доходы вне зависимости от суммы совокупного дохода и источника выплаты. Безусловно, в практическом плане ограничение количества ставок способствовало бы упрощению процесса начисления, уплаты и контроля над поступлением налога. Очевидно и другое преимущество единой ставки подоходного налога – в случае ее принятия отпала бы необходимость крайне дорогостоящего декларирования доходов, поскольку налогом облагались бы все доходы, независимо от источника и количества мест работы налогоплательщика.

Другое предложение, широко обсуждавшееся в 1998 г., – распространить налогооблагаемую базу по подоходному налогу на все виды доходов, в частности на доходы по депозитам в коммерческих банках и выплаты по страховым полисам. В настоящее время эти два источника выплаты доходов стали наиболее распространенными способами уклонения от уплаты налога лицами с относительно высокими доходами. Причиной такого положения чаще всего называется ситуация, о которой говорилось выше, а именно – крайне низкий порог доходов, облагаемых по наивысшей налоговой ставке.

В 1998 г. были внесены дополнения в Закон об основах налоговой системы, предусматривающие включение в состав региональных налогов налога с продаж. Введение этой нормы, по всей видимости, связано с поисками компромисса между интересами федерального и региональных правительств. Предлагаемые правительством изменения пропорций распределения некоторых налогов в пользу федерального бюджета должны компенсироваться налогом с продаж, который будет полностью направляться в региональные и местные бюджеты. Федеральное правительство рассчитывает, что регионы в большей степени будут заинтересованы в сборе этого налога и тем самым повысят доходную часть своих бюджетов.

Вставка 6. Уклонение от уплаты подоходного налога

Наиболее распространенным способом уклонения от уплаты подоходного налога является использование альтернативных схем выплаты заработной платы, в частности, через депозиты в коммерческих банках и страховые платежи. В настоящее время налогооблагаемая база, с которой реально уплачивается подоходный налог, фактически составляет примерно половину от совокупных доходов, с которых должен уплачиваться подоходный налог. Значительная часть наиболее состоятельных людей страны платит ничтожную долю подоходного налога, причем степень уклонения от его уплаты возрастает с увеличением доходов. В результате средняя ставка подоходного налога, по которой фактически уплачивается налог, составляет сегодня немногим более 14% (более подробно об уклонении от уплаты подоходного налога см.: Бюллетень БЭА № 6 “Об уклонении от уплаты подоходного налога в 1995–97 гг.”).

В настоящее время подоходный налог уплачивается только по полученным повышенным процентам по банковским депозитам, если они превышают ставку рефинансирования ЦБ (по рублевым вкладам), или 15% годовых (по валютным вкладам).

Предприниматели в принципе готовы сейчас перейти к открытым формам выплаты заработной платы и тем самым дать возможность налоговым органам собирать подоходный налог. Но при этом ими выдвигаются следующие три условия.

1) Снизить уровень ставки налогов на совокупный доход профессиональных работников и тем самым предотвратить отлив лучших кадров за рубеж.

2) Снизить ставки обложения социальными взносами фонда заработной платы с 38% до 23% (до фактически сложившейся стоимости рабочей силы). При 23% налоге все дополнительные схемы ухода от налогов теряют для предпринимателя всякий смысл.

3) Вести 15-процентное обложение доходов (начисленных процентов) по депозитам частных лиц в коммерческих банках.



Дополнения к Закону об основах налоговой системы, утвержденные Думой 31.07.98 г., допускают введение регионами ставки налога с продаж в размере до 5% от стоимости товара. Кроме того, закон предусматривает (в случае введения налога с продаж) обязательную отмену многих местных налогов и сборов, в частности сбора за право торговли, на нужды образовательных учреждений, налога на перепродажу автомобилей, сбора за парковку автомобилей, и других (всего – 16), главным образом, с выручки. Данная мера, безусловно, представляется чрезвычайно удобной, поскольку с точки зрения налогового администрирования, гораздо более эффективно иметь один налог вместо шестнадцати.

Однако в 1998 г. регионы по разным причинам не спешили принимать решение о введении нового налога[4]. Дотационные регионы опасались сокращения трансфертных платежей из федерального бюджета. В других регионах отказались от налога с продаж также и потому, что еще до его введения было очевидно, что, с одной стороны, цены на потребительские товары возрастут, и население предпочтет приобретать товары на рынках, где нет кассовых аппаратов, и налог с продаж не начисляется. Одновременно и многие предприниматели в целях уклонения от уплаты этого налога предпочтут покинуть легальный бизнес. Кроме того, очевидным результатом передачи права установления перечня товаров, ставок и льгот по налогу региональным органам власти станет и дифференциация цен на одни и те же товары по регионам.

Очевидное на первый взгляд преимущество замены шестнадцати налогов одним означает также и тот факт, что, по сути, в налоговой системе будут действовать два вида одного и того же косвенного налога – налог с продаж и налог на добавленную стоимость. Напомним, что налог с продаж был введен и отменен в 1991 г. Его отменили именно в связи с введением налога на добавленную стоимость и акцизов. Разница в этих двух налогах состоит лишь в том, что налог с продаж взимается единовременно в момент покупки товара конечным потребителем, а налог на добавленную стоимость – по частям по всей цепочке создания добавленной стоимости на пути движения товара от производителя к потребителю. Поэтому при прочих равных условиях снижение ставки налога на добавленную стоимость и введение налога с продаж в целом уравновешивает эти две меры, с той лишь разницей, что налоговые платежи будут поступать в бюджет позднее. Но частичное замещение НДС налогом с продаж явно более выгодно крупным региональным центрам с большими объемами продаж и крупным промышленным предприятиям, особенно с большим количеством поставщиков и посредников (последние экономят на отвлечении оборотных средств в расчеты).

Как и предыдущие годы, 1998 г. был наполнен событиями в области налогообложения сырьевого комплекса. Ключевым по-преж­не­му оставался вопрос о том, что спасать – бюджет или нефтяные компании. Меры, принятые Правительством РФ в 1998 г. по нефтяному комплексу, действовали в двух направлениях: ослабляли налоговую нагрузку на предприятия и одновременно ужесточали контроль над налогоплательщиками со стороны государства.

Из-за почти двукратного падения цен на нефть на мировых рынках большинство нефтяных компаний лишилось возможности зарабатывать значительные объемы валютных средств. Правительство под давлением нефтяных компаний пошло на снижение налоговой нагрузки на них, главным образом, налогов с выручки. С 1 апреля 1998 г. снижена вдвое постоянная валютная составляющая тарифа по транспортировке нефти на экспорт по магистральным нефтепроводам – с 3 до 1,5 дол. за тонну (с 1 июля 1998 г. валютная составляющая тарифа была еще раз снижена в три раза до 0,5 дол. за тонну). Кроме того, с этого же времени нефтяные компании были освобождены от уплаты налоговых сборов, взимавшихся при перекачке нефти по трубопроводам государственной компании “Транснефть”. С 15 июня 1998 г. снижены на 25% тарифы на перевозку во внутрироссийском сообщении сырой нефти и нефтяного мазута.

Облегчение налоговой нагрузки на нефтяной комплекс сопровождалось попытками установления прямого контроля со стороны налоговых органов над всей валютной выручкой нефтяных компаний. С 1 июля 1998 г. необходимым условием доступа нефтедобывающих организаций, имеющих задолженность по налогам, к нефтепроводам и терминалам является перечисление валютной выручки на банковские счета, согласованные с ГНС, в 60-дневный срок с даты пересечения товаром таможенной границы РФ. Кроме того, предусмотрен запрет на уступку права доступа к нефтепроводам производителями нефти, имеющими задолженность по налогам.

По оценкам налоговых органов вышеназванные меры в сфере налогообложения нефтяного комплекса оказали определенное воздействие на налогоплательщиков. Нефтяные компании (прежде всего, экспортеры нефти, выигравшие, кроме всего прочего, от девальвации рубля) стали погашать налоговую задолженность.

В 1998 г. продолжалось обсуждение проблем налогообложения малого предпринимательства. Несмотря на принимаемые меры по поддержке малого бизнеса, в последние годы наблюдается снижение как официально зарегистрированных и действующих малых предприятий (более чем на 75 тысяч), так и числа занятых на них. По оценкам руководителей и собственников малых предприятий не последнюю роль в этой ситуации играет налоговое законодательство.

Не утихающие на протяжении последних шести–семи лет споры о необходимости упрощения налогообложения малого предпринимательства завершились принятием 31.07.98 г. Закона “О едином налоге на вмененный доход для определенных видов деятельности”. Закон, по существу, предполагает введение патентной системы, о которой так долго говорили и предприниматели и налоговики. И хотя первоначально предполагалось, что действие федерального закона будет направлено именно на налогообложение предприятий малого бизнеса, в итоге на систему вмененного дохода будут переведены не малые предприятия, а “определенные виды деятельности”, и решение о его введении должны принимать региональные органы власти. На систему вмененного дохода предполагается перевести предприятия общественного питания (до 50 чел.), розничной торговли (до 30 чел.), по оказанию ремонтных, строительных и бытовых услуг, краткосрочного проживания, транспортных услуг (до 100 чел.) и некоторых других видов деятельности.

Основная проблема, которую предполагалось решить принятием закона, заключалась в обеспечении прозрачности расчета вмененного дохода, не допускающего действий по усмотрению региональных и местных органов власти. Существовало три основных точки зрения по этому вопросу: Госкомитета по поддержке предпринимательства, Министерства финансов и Министерства экономики. Позиции Минэкономики и Госкомитета по поддержке предпринимательства были основаны на необходимости принятия за базу налогообложения не прибыли предприятий, а установленной расчетным путем доходности на основе физических параметров, скорректированных поправочными коэффициентами. Основной упор предлагалось сделать на максимальное упрощение начисления и сбора налогов, а также облегчение налогового бремени. Опасения Министерства финансов сводились к тому, что в случае введения вмененного дохода, произойдет искажение и даже потеря налогооблагаемой базы и для предпринимателей создастся возможность отмывания скрытых доходов, как текущих, так и прошлых лет, через покупку дешевых лицензий и патентов.

Предлагая новый Закон, Правительство надеялось, что упрощение налогообложения малого бизнеса, наряду с другими мерами по его поддержке, позволит довести численность занятых в малом бизнесе до 15-20 млн. чел. (против 6 млн. сегодня), решить проблему безработицы в депрессивных регионах и увеличить налоговые поступления в бюджеты всех уровней. Ожидалось также, что результатом принятия этого закона станет “отпущение грехов” нелегальному бизнесу и выход его из тени. Однако решение о вменении дохода предприятий с 1999 г. было принято только в 17 регионах.

Среди других нереализованных попыток Правительства по совершенствованию налоговой системы – налогообложение пользования землей и изменение тарифов взносов в социальные фонды.

Наиболее существенное пополнение доходов бюджета предполагалось получить за счет изменения ставок платы за землю. В соответствии с законопроектом, внесенным в Думу летом правительством С.Кириенко, налог на земельные участки, неиспользуемые или используемые не по целевому назначению, планировалось взимать в двукратном размере. Помимо этого, начиная с 1 сентября 1998 г. планировалось повысить ставки земельного налога: в два раза для участков в границах городской черты, занимаемых жилищным фондом, и в четыре раза для прочих категорий земель. Законопроект был отклонен Думой, и изменения законодательства были приняты Указом Президента от 18.07.98 г. Через три месяца, однако, новым указом он был объявлен утратившим силу, а ставки земельного налога оставлены без изменений до 1 января 1999 г.

Пакет антикризисных законопроектов, подготовленный правительством С. Кириенко, включал также закон об изменении тарифов страховых взносов в государственные внебюджетные фонды. Расчеты правительства показывали, что, несмотря на планируемое снижение ставок по платежам работодателей, доходы внебюджетных фондов увеличатся на 14 млрд. руб. Такой рост связывался с расширением базы обложения, а также повышением отчислений с заработной платы работающих граждан в Пенсионный фонд. Правительство рассчитывало снизить фискальное бремя на работодателей с 38,5% до 30% и компенсировать это снижение увеличением налога на работающих с 1% до 5%. Расчеты основывались на предположении, что предприятия и организации сэкономят на социальном налоге более 10 млрд руб., и в перспективе Пенсионный фонд получит такую же сумму за счет увеличения оплаты труда. Кроме того, вновь стал обсуждаться вопрос о введении двухуровневой шкалы ставок по взносам в Пенсионный фонд: для дохода свыше 100 тыс. руб. в год предлагалось установить пониженную ставку взноса. Ни то, ни другое предложение принято не было.

* * *

Общую оценку налоговой политики и произошедших в течение 1998 г. изменений в налоговом законодательстве следует, очевидно, производить с точки зрения декларируемых целей политики в бюджетно-налоговой сфере. Характерно, что все три правительства – и В. Черномырдина, и С. Кириенко, и Е. Примакова – на протяжении своей деятельности в ушедшем году ставили перед собой в целом схожие задачи в этой области.

В частности, общей целью налоговой политики провозглашалось стимулирование развития производства, снижение налогового бремени на добросовестных налогоплательщиков, и, прежде всего, на отечественных производителей, уменьшение неплатежей и расширение налоговой базы. Что же касается конкретных действий каждого правительства в области налоговой политики, то они сводились к принятию отдельных мер по разрешению накопившихся проблем. Эти меры часто были противоположными не только по своему содержанию, но и по возможным последствиям.

Объявленное снижение налогового бремени, по сути, вылилось в снижение налоговых ставок по ключевым налогам и, скорее всего, будет иметь своим результатом, по крайней мере, в 1999 г., снижение доходов бюджета. Расширение налоговой базы, выравнивание условий налогообложения, стимулирование производства и инвестиций может быть вновь объявлено важнейшими приоритетами налоговой политики в предстоящем году.

Что касается Налогового кодекса, то сегодня все чаще высказываются предположения, что как единый документ, в связи с приближающимися выборами, в ближайшие два года он не будет рассмотрен вообще, а полномасштабная и комплексная налоговая реформа будет перенесена на XXI век.

В целом же, оглядываясь назад, трудно представить себе год по своим политическим и общеэкономическим условиям еще менее благоприятный для проведения радикальных налоговых преобразований. В условиях возобновившегося спада в экономике увеличение собираемости налогов затруднено и на практике маловероятно. По всей видимости, получение долгосрочного эффекта от снижения налоговых ставок по ключевым налогам возможно только за счет законопослушных налогоплательщиков и при создании дополнительных гарантий стабильности и ясности налогового законодательства, не говоря уже о необходимости общего оживления производства. Институциональная ловушка заключается в том, что без административных усилий по сбору налогов, упорядочивания системы и ликвидации льгот невозможно перейти к поиску долгосрочных решений.


--------------------------------------------------------------------------------

[1] Эта проблема была разрешена только в октябре 1998 г., когда Конституционный суд признал несоответствующим Конституции порядок повторного взимания налога в случае задержки банком перечисления в бюджет налогового платежа. Суд постановил, что днем уплаты налога считается день списания средств с расчетного счета и с этого дня обязательство налогоплательщика считается исполненным.

[2] В соответствии с Конституцией РФ, принципы построения федеральной, региональных и местных налоговых систем должны рассматриваться Государс­твен­ной Думой и вводиться исключительно федеральными законами.

[3] Фактически же необходимость увеличения налоговых поступлений в связи с получением кредитов от МВФ застопорила реализацию планировавшегося снижения ставок НДС по крайней мере до апреля 1999 г.

[4] С января 1999 г. налог с продаж был введен только в двадцати регионах.


Комментируем публикацию: Проблемы налоговой реформы в России в 1990-х годах


Публикатор (): maskaev

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА РОССИИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.