БУНТ ПРОТИВ ВАТИКАНА?

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

NEW РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ


РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: новые материалы (2024)

Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему БУНТ ПРОТИВ ВАТИКАНА?. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! Звёздная жизнь


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2023-06-22
Источник: Азия и Африка сегодня 2007 № 3

К. ТРУЕВЦЕВ, кандидат философских наук

Сейчас, когда уже поостыли страсти после очередного "столкновения цивилизаций" - на этот раз вокруг выступления Папы Римского, - пора спокойно разобраться в поводе, в причинах, да и в самой сути столь бурного всплеска эмоций. Стоит, пожалуй, подумать и о выводах, и о возможных последствиях.

ПОВОД

Событие, от которого пошли круги, вызвало столь много кривотолков, что само по себе требует точной расстановки акцентов. Действительно, и в российской, да и в западной прессе было много комментариев по поводу "неосторожного выступления" понтифика, а уж в исламском мире высказывания о "враждебности", "призыве к противостоянию", "оскорблении ислама и Пророка" было, пожалуй, самым мягким, что говорилось и писалось по этому поводу.

Если это так, невольно возникает вопрос: а с чего бы это лидер западного христианства (и, добавим, глава европейского государства Ватикан, имеющего официальные связи с рядом исламских стран), будучи в здравом уме и твердой памяти, вдруг ополчился с публичными нападками на ислам?

Ответ до банальности прост. Не было публичного выступления и не было никаких нападок.

Прежде всего, то, что выдается за публичное выступление Бенедикта XVI, на самом деле было лекцией, прочитанной им в родном Регенсбурге - в местном университете, - для студентов и ученых богословского факультета. Лекция эта, как обычно бывает в таких случаях, носила если и не закрытый, то, по крайней мере, камерный характер, предназначенный именно для данной аудитории, а не для широкой публики. В основной своей части лекция носила сугубо богословский характер и, в частности, была посвящена взаимосвязи между эллинистической и христианской традициями.

Придираться к словам в подобной лекции - то же самое, что придираться к богословскому диспуту или к проповеди, обращенной духовником к своей пастве, независимо оттого, где звучала эта проповедь, - в церкви, мечети, синагоге или буддийской пагоде. Такие придирки сами по себе есть акт бесцеремонного вмешательства во внутреннюю духовную жизнь церкви и являются грубейшим посягательством на права верующих.

Могут, однако, возразить: проповедь проповеди рознь, и если в ней содержится призыв к противостоянию и насилию, она перестает быть внутренним делом пастыря и паствы.

Но как раз ничего подобного в лекции Бенедикта XVI не было, тем более, если не вырывать из нее не принадлежащие самому папе слова, а ознакомиться с ее полным текстом.

Ключевой фразой в лекции являются вовсе не подхваченные СМИ высказывания византийского императора, а собственные слова Папы Римского: "... мы становимся способными вести настоящий диалог между культурами и религиями - диалог, в котором мы остро нуждаемся"1.

О диалоге с какими культурами и религиями идет речь? Частично из контекста цитируемой лекции, но еще больше из конкретных действий понтифика в ходе его визита в Турцию становится ясным, что во главу угла своей деятельности он поставил задачу проведения интенсивного диалога одновременно в двух направлениях - с православием и исламом. Именно об этом свидетельствует и его общение с Константинопольским патриархом, и смысл посылаемых при этом отчетливых сигналов всему, в том числе русскому православию, и посещение Голубой мечети и Айят-Софии.

Именно в этом контексте следует рассматривать и сделанный им в своей лекции особый акцент на эллинистической традиции, столь близкой восточному христианству. Так, православные богословы не могли не ощутить весьма близких для себя нюансов в освещении взаимодействия эллинизма и христианства, поскольку они лежали в русле тематики, разрабатываемой именно православными философами конца XIX - начала XX вв. - от о. Сергия Булгакова до о. Павла Флоренского2.

Отклики на лекцию православных священников, например, протоиерея Максима Козлова, свидетельствуют о том, что в русской православной среде этот сигнал был услышан, понят и в целом позитивно принят3. Однако он был обращен не только к православию.

Столь глубоко образованный не только богословски, но и философски, исторически и общекультурно человек, каковым является Бенедикт XVI, не мог, конечно, не отдавать себе отчета в том, что, опираясь на эллинистическую традицию, можно и нужно искать глубинную почву как для внутрихристианского диалога, так и для диалога с исламом. Хотя бы потому, что после гибели Александрийской библиотеки именно переведенные на арабский язык тексты великих мыслителей Древней Греции стали одним из главных источников развития философии, культуры и, в немалой степени, богословия как в исламском мире, так и в средне-

стр. 67


вековой Европе, и уже в этом смысле представляют собой важную часть общего фундамента, связывающего между собой эти религии и цивилизации. Другое дело, что, в отличие от православной экумены, в исламском мире этот сигнал пока не был понят и услышан. Во всяком случае, первым ответом на призыв папы к диалогу была мутная пена, взбалтыванием которой, наряду с исламистами и просто малокомпетентными, но излишне экспансивными людьми, занялись, по разным причинам, и некоторые мусульманские богословы.

ОТ ПОВОДА К ПРИЧИНАМ

Лекция Бенедикта XVI, впрочем, содержит несколько пластов, и поскольку она была рассчитана на внутреннюю, богословски и догматически воспитанную в католичестве аудиторию, то и не обходила трудностей и острых углов диалога, на который нацелен сегодня папский престол.

С одной стороны, понтифик совершенно очевидно предостерегал богословов и студентов от того, как не нужно вести диалог. Именно с этой целью он и привел повсеместно цитируемый диалог императора Мануила II Палеолога с "неким ученым персом", предварив его словами: "Он удивительно грубо - что нас поражает - и без обиняков обращает свой главный вопрос о связи между религией и насилием"4.

С другой стороны, нельзя не обратить внимания на конец приведенной фразы, - "...о связи между религией и насилием", которая содержит принципиальный для данной лекции - и не только для нее - вопрос.

Далее папа продолжает фразой, которая была обойдена вниманием большинством СМИ, цитировавших лишь слова Палеолога, да еще не выдавая их за слова папы. А папа говорит:

"Император, выразившись столь бесцеремонно, затем разъясняет причины, по которым распространение веры путем насилия является неразумным. Насилие противоречит природе Бога и природе души. "Богу не нравится кровопролитие, и тот, кто действует без разума ("syne logo"), тот противоречит природе Бога. Вера есть плод души, а не тела. Тот, кто желает привести кого-то к вере, нуждается в способности хорошо говорить и правильно мыслить, а не в умении творить насилие и угрожать... Чтобы убедить благоразумную душу, вовсе нет необходимости применять ни руки, ни оружия, ни любого другого средства, которым можно грозить человеку смертью"5.

Не правда ли, если бы СМИ распространили именно эту цитату из высказываний византийского императора, под ней могло бы подписаться подавляющее большинство как христиан, так и мусульман, равно как и приверженцев других религий?

Вместо этого мир обошла другая фраза Мануила II, которая затем стала приписываться папе Бенедикту XVI: "Покажите мне, что нового принес (пророк) Мухаммед, и вы увидите вещи только злые и бесчеловечные, такие, как указания мечом распространять веру, которую он проповедовал"6.

Конечно, любой мусульманин, услышав подобное высказывание папы, вряд ли мог не возмутиться. Характерна в этом смысле показанная телевидением реакция достаточно спокойной и, судя по всему, вовсе не радикально настроенной турчанки: "Мы не против христианства. Мы против папы, потому что он оскорбил Пророка". Неудивительно, что эта женщина, как и миллионы мусульман, восприняла такое высказывание как святотатство.

Но почему именно эта фраза обошла весь мир, и только ли она вызвала столь бурную, а порой и неадекватную реакцию? Обычный ответ: СМИ хватаются за сенсацию. Однако он был бы слишком прост и даже примитивен.

Потому что если рассматривать эту публикацию в контексте скандалов (и не только скандалов), сотрясающих мир в течение последних лет, такой ответ едва ли может удовлетворить. Карикатурный скандал, фильм и убийство Тео Ван-Гога, поджоги машин во Франции и, наконец, террористические акты - от Нью-Йорка до Москвы, от Мадрида до Лондона, кровопролитие в Афганистане и Ираке - вот фон, на котором разразился бунт против Ватикана.

Следует обратить внимание и на еще один момент. Как и в случае с карикатурным скандалом, между событием и реакцией на него присутствует значительный временной лаг. Так, само событие (лекция) состоялось 12 сентября, а запуск антипапской кампании произошел только в октябре. И это в современную информационную эпоху, когда расстояние между событием и сообщением о нем меряется не неделями и не днями, а минутами (в случае с событиями 11 сентября 2001 г. и этого не было: освещение нападения на первую из 'Twin Towers' началось мировыми электронными СМИ практически сразу). Напрашивается вывод, что это не было спонтанной сенсацией. Речь идет о спланированной акции. Тем более, что алгоритм описываемого дискурса по линии "продукт - потребитель" (в данном случае "направленная информация - реакция объекта") вписывается, например, в один из вариантов концепции "управляемого хаоса", авторство которой принадлежит высокопоставленному чиновнику Госдепа США Стивену Ману.

И не секрет, что по обе стороны Северной Атлантики, а также и в исламском мире имеется достаточно персоналий, готовых, по выражению стародавнего черногорского князя, "поджечь мир, чтобы поджарить яичницу". Прискорбно, что наряду с проклятьями, битьем витрин, сжиганием портретов и флагов и другими актами политического шоу-бизнеса жертвами становятся живые люди, как это произошло с монахинями в Сомали. Пророческими в этом смысле оказались слова Бенедикта XVI, сказанные им задолго до описываемых событий: "Молитесь также и за террористов, так как они не ведают, что не только убивают ближних своих, но и губят себя"7.

Была ли лекция не только причиной, но и поводом разразившегося скандала? Анализ текста лекции и последовавших за нею событий показывает, что нет.

Повод, а здесь уместен термин "информационный повод", был создан искусственно. Его цель была ровно противоположной цели лекции - не диалог, а всплеск конфронтации.

И в данном случае и не столь уж важно, кто конкретно запустил "информационный продукт". В принципе это мог быть кто угодно, хоть хулиганы-хакеры. Вырезку-врезку на компьютере можно сделать за секунду, быстрее, чем ножницами и клеем. Нажал на клавишу - и запустил врезку в информационный поток.

Зато получившийся "информационный продукт" приобрел весьма высокую цену на медиа-рынке. Вокруг него сплелось много разных, но сов-

стр. 68


павших в одной точке политических, экономических и других интересов.

"Информационный продукт" был выпущен в свет во время подготовки визита Бенедикта XVI в Турцию. Возможно, именно здесь стоит искать истинные мотивы его появления - стремление если не сорвать визит, то, по меньшей мере, сделать его безрезультатным.

Кто был заинтересован в срыве визита? Многие.

Определенные американские политические круги - потому что двусторонние политические отношения США и Турции переживают далеко не лучший свой период. Часть европейских политических кругов, которые опасаются, что вступление Турции в Евросоюз приведет к усилению ислама в общественно-политической жизни Европы с трудно прогнозируемыми последствиями.

И, конечно, исламисты - потому что продвижение Турции в Европу может способствовать дальнейшему углублению в ней секуляристских и демократических тенденций. А это чревато не только ослаблением и, в конечном счете, потерей их социально-политической базы в самой Турции, но и более глобальной угрозой их интересам в исламском мире. Турецкий пример уже однажды сыграл историческую роль в становлении и развитии светского арабского национализма, рассматриваемого сегодня исламистами едва ли не в качестве главного своего идейного и политического врага в исламском мире.

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС ИСЛАМО-ХРИСТИАНСКОГО ДИАЛОГА

Двойное дно дискурса, образованного разбираемой публикацией, заключается в том, что он приобрел и глобальное измерение. В исламском мире волна прокатилась на запад до Атлантики, на восток - до Индонезии и Филиппин. В евроатлантическом мире, особенно внутри ЕС, реакция была, возможно, и не столь острой, но все же социологи зафиксировали некоторое усиление фобии в отношении ислама вообще.

Все это говорит о том, что опасность нарастания конфронтационных настроений в межконфессиональных отношениях по линии "христианство - ислам" нельзя недооценивать.

Тем более актуальной становится проблема углубленного христиано-исламского диалога, о необходимости которого говорил папа в своей лекции. Именно углубленного диалога, который предполагает в том числе и неуклонение от обсуждения острых и болезненных тем. А это как раз то, что и вызвало, смею утверждать, ярость, а вовсе не "аплодисменты" исламистских лидеров, которые, судя по их нервной реакции, с текстом лекции ознакомились достаточно подробно.

Почему второй человек в иерархии "Аль-Каиды" Айман аз-Завахири пытается навязать папе, да и всем христианам довольно пустой и бессмысленный богословский спор о том, какая из религий является более трансцендентной и монотеистической, какие символы веры лучше, опускаясь при этом до оскорблений чувств верующих христиан и пытаясь сосчитать, кто и когда больше погубил человеческих душ? А все для того, чтобы уклониться от ответа на прямой вопрос, поставленный в лекции Бенедикта XVI, о навязывании религиозных воззрений и, в этой связи, о сущности джихада (для чего и приведена была цитата из высказываний византийского императора).

Реакцию исламистов наиболее открыто выразил лидер индонезийской организации "Шура муджахедов" Фавзан аль-Аншури, оценивая этот вопрос и одновременно призыв папы как вызов всем мусульманам: "Мусульмане не могут исключить джихад из исламского контекста, равно как и христиане не могут без концепции Троицы".

Возможно, что и так, хотя сопоставление, конечно, адекватным не назовешь. Понятие джихада в исламе достаточно многогранно. Оно включает в себя и усилия по самосовершенствованию, и те, которые направлены на улучшение общественного устройства, и священную войну как способ отражения агрессии, и ответ на посягательства на права мусульман.

Однако сегодня исламисты используют понятие джихада практически в качестве индульгенции для убийства террористами мирных жителей, включая женщин и детей, а также для оправдания шахидизма, т. е. самоубийства, также влекущего за собой многочисленные невинные жертвы. Понятие джихада используется ими для преодоления прямых запретов ислама на убийство и самоубийство.

И уж совсем прямой вопрос, который логически вытекает из вопроса общего: "Позволяет ли джихад убивать людей только на том основании, что они исповедуют другую веру?".

Вопросы эти носят отнюдь не только богословский характер и уж, во всяком случае, не соотносимы с вопросами о Троице, распятии и Воскресении или с вопросом о божественной сущности Христа. Они не касаются Символов веры и черт, отделяющих одну религию от другой. Они напрямую касаются светской жизни, жизни политической и социальной и требуют прямого ответа: да или нет.

Опасность для исламистов здесь заключается в том, что положительный ответ на такой вопрос может отделить их от основной массы мусульман или, по крайней мере, от значительной ее части.

Ответ на эти вопросы, хотя и косвенный, дал визит понтифика в Турцию. Отметим, что правящая в Турции политическая партия в своем названии, документах и лозунгах заявляет о последовательной приверженности исламу, что, однако, не дает повода обвинить ее в приверженности к радикальному исламизму.

Более того, турецкий премьер Эрдоган назвал протестующих против визита папы "узколобыми догматиками", действующими против интересов своей страны. Это означает, что, по крайней мере, турецкий политический класс оказался достаточно зрелым и настойчивым в продвижении общенациональных интересов, и от этого страна и общество в целом только выиграли.

Это дает основание полагать, что, несмотря на все трудности, у исламо-христианского диалога есть будущее, и позволяет надеяться на то, что реальная угроза конфронтации будет отодвинута от опасной черты.


1 Полный текст лекции Папы Бенедикта XVI - http://religio-nn.narod.ru/lib-roj/lekcija papy, с. 5.

2 См., в частности: Семинары о. Сергия Булгакова - http://proroza.narod.ru; Флоренский, Павел Имена. М.: Эксмо, 2006.

3 http://forum.jabberwocky.ru/viewto-pic.php?p=8892#8892

4 Полный текст..., цит. соч., с. 2.

5 Там же.

6 Там же.

7 Цит. по: Коммерсантъ - Власть, N 47, 27 ноября 2006, с. 49.


Новые статьи на library.by:
РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ:
Комментируем публикацию: БУНТ ПРОТИВ ВАТИКАНА?

© К. ТРУЕВЦЕВ () Источник: Азия и Африка сегодня 2007 № 3

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle
подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансляция и Одноклассниках, чтобы быстро узнавать о событиях онлайн библиотеки.