О. М. РАПОВ. РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В IX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XII в. ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

NEW РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О. М. РАПОВ. РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ В IX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XII в. ПРИНЯТИЕ ХРИСТИАНСТВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

86 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


М. Высшая школа. 1988. 416 с.

Среди работ, вышедших в год 1000-летия принятия христианства на Руси, обращает на себя внимание монография О. М. Рапова. Он анализирует широкий круг русских и иностранных (византийских, арабских, западноевропейских, скандинавских) источников, разнообразные археологические материалы. Для уточнения хронологии им привлечены данные климатологии, дендрологии и астрономии. Обширные историографические и источниковедческие экскурсы обогащают содержание исследования.

Вопрос о причинах принятия христианства Рапов решает, исходя из анализа внутреннего состояния древнерусского общества. Главную причину христианизации он видит в особенностях языческих верований восточных славян. Вслед за акад. Б. А. Рыбаковым автор подчеркивает религиозную общность язычества и христианства, затушевывая тот факт, что эти религии олицетворяют собой различные уровни духовного развития общества. Отмечая "народность" и глубокие исторические корни язычества, автор вместе с тем изображает жестокость его обрядов и непримиримость к другим религиям. Это необходимо Рапову для обоснования одного из главных своих доводов: языческие представления о загробном мире, предполагающие уничтожение на погребальном костре значительных материальных и людских ресурсов, становятся в IX-X вв. тормозом развития раннефеодального общества. Отсюда - необходимость замены язычества новой религией.

Автор использует известное описание погребального обряда русов Ибн Фадланом, сообщавшим, что на погребение было затрачено две трети имущества купца. Но, во- первых, речь идет не обо всем имуществе купца, а о том, которое было с ним в далекой торговой экспедиции. Во-вторых, нельзя не учитывать мнение, что речь идет о купце из прибалтийских земель1 .Наконец, автор игнорирует столь необходимые в данном случае материалы археологических исследований. А они


1 См. Херрман Й. Славяне и норманы в ранней истории Балтийского региона. В кн.: Как была крещена Русь. М.

стр. 165


свидетельствуют, что славянские могильники IX-X вв. в своей массе бедны и однообразны2 . Даже самые богатые дружинные захоронения Киева, Чернигова, Смоленска3 не идут ни в какое сравнение с пышными погребениями в раннеклассовых обществах Востока и Средиземноморья. Большинство славянских захоронений содержит лишь минимум необходимых вещей. Поэтому едва ли можно говорить о массовом уничтожении материальных ценностей и людей, тормозящем общественное развитие.

Недостаточно обоснованным представляется и мнение Рапова о несовпадении интересов князей и языческих жрецов и борьбе между ними на этой почве, базирующееся на единичных свидетельствах арабских авторов, но не имеющее подтверждения в русских источниках. Кроме того существует гипотеза (она упоминается и в книге), что у славян князья одновременно выполняли и жреческие функции. Указанные автором особенности язычества в любом случае могли быть лишь одной из причин, способствовавших принятию христианства. Рапов приводит и другие суждения о причинах христианизации, высказанные в разное время отечественными историками, но считает многие из них малообоснованными. В частности, он явно недооценивает внешние факторы, повлиявшие на введение христианства на Руси.

Заметное место уделено в книге предыстории принятия христианства в качестве официальной религии. Справедливо критикуются автором как недостоверные: сказание Повести временных лет о путешествии апостола Андрея через землю славян, сведения о крещении новгородского князя Бравлина в "Житии св. Стефана Сурожского", а также версия о миссионерской деятельности Константина и Мефодия среди восточных славян. В книге аргументированно показана несостоятельность гипотезы В. И. Ламанского, находящей поддержку у современных православных богословов, что хазарская миссия Константина имела отношение к Руси. Вместе с тем, по мнению Рапова, христианство начинает широко распространяться на Руси уже с первой половины IX века. Правда, фактов, свидетельствующих о наличии христианства у восточных славян в первой половине IX в., очень мало. Но византийские источники вполне определенно свидетельствуют о крещении русов около 866 г. и между 874 и 877 годами. Эти события автор называет "первым" и "вторым крещением Руси", отмечает их массовый характер. Но данные источников могут иметь и другую интерпретацию: речь идет в них об отдельных случаях крещения славян, главным образом дружинников и купцов. Переход в христианство, по всей вероятности, был в этих случаях вызван политической конъюнктурой (военными неудачами) и не имел глубоких последствий. Не случайно вслед за "первым" понадобилось "второе крещение Руси".

Оригинально трактует Рапов принятие христианства княгиней Ольгой и ее политическую деятельность в целом. Большинство сведений Повести временных лет о княгине Ольге он объявляет недостоверными, пересматривает и хронологию того времени. Что же побудило автора пересмотреть традиционные взгляды на политические события 940-х годов? Исходный пункт его рассуждений - уже знакомый тезис об особенностях погребального обряда у славян. Рапов утверждает, что язычница Ольга должна была последовать за Игорем на погребальный костер. Чтобы избежать этого, она поспешила перейти в христианство. Но об обязательности обряда сожжения жены не говорит ни один известный историкам источник. Таким образом, сугубо гипотетическая посылка позволяет Рапову по-новому излагать ход событий, совершая подчас явное насилие над данными источников. Необходимость подобных построений не оправдана тем более, что в последнее время Г. Г. Литаврин убедительно представил ход событий 940-х годов, ориентируясь на сведения различных по происхождению источников4 .

Всю политическую историю Руси второй половины X в. (до 980-х годов) автор рисует как историю борьбы язычества и христианства. Ярым гонителем христиан и разрушителем храмов выступает Святослав, Ярополк же изображается симпати-


2 Ляпушкин И. И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства. Л. 1968, с. 162.

3 См. Седов В. В. Восточные славяне в VI-XIII вв. М. 1982, с 248 - 256.

4 Литаврин Г. Г. Русско-византийские связи в середина X века. - Вопросы истории. 1986, N 6.

стр. 166


зирующим христианам. Центральное место в работе занимает сюжет об официальном крещении князя Владимира Святославича и киевлян. Рапов излагает наиболее распространенную и наиболее подкрепленную источниками византийско-корсунскую версию крещения Руси. Но при этом он предлагает обоснованную им ранее в специальной работе датировку событий конца 980-х годов и называет датой крещения киевлян 1 августа 990 года. Эта датировка, конечно, является предположительной, ибо на этот счет в источниках содержатся противоречивые данные. Автор отдает предпочтение указаниям Иакова Мниха и Льва Диакона в собственной интерпретации. Большинство же работ, увидевших свет в последнее время, свидетельствует о том, что датировка Рапова не нашла широкой поддержки у исследователей.

Большую часть фактов автор черпает из "Истории" В. Н. Татищева, из входящей в ее состав Иоакимовской летописи и из Никоновской летописи XVI века. Крещение киевлян Рапов описывает по "Истории" Татищева, фактическая основа которой представляется автору "намного более убедительной" кратких сведений Повести временных лет. Но повествование Татищева, по всей вероятности, является характерным для авторов XVIII в. примером интерпретации и реконструкции событий. Например, по летописи приказ Владимира креститься явно содержал в себе угрозу, и для Татищева естественно было предположить, что были и противники крещения.

Рассказ о крещении новгородцев автор основывает на Иоакимовской летописи. Со ссылкой на В. Л. Янина в книге говорится о несомненной достоверности ее рассказа. Но, во-первых, В. Л. Янин писал лишь о возможном реалистическом источнике рассказа о крещении новгородцев, восходящем к середине XV века5 . Во-вторых, исследование Янина убедительно доказывает два основных факта: наличие в Новгороде до 988 г. христианской общины при церкви Спас-Преображения и насильственный характер крещения новгородцев, которое сопровождалось большим пожаром в городе. Выводы

Янина отнюдь не исключают наличия в рассказе Иоакимовской летописи фантастических подробностей. Но именно на этих подробностях Рапов и строит изложение событий в Новгороде. Думается, нельзя не учитывать влияния бурных событий церковной жизни XVII в. на рассказ о крещении новгородцев в Иоакимовской летописи и принимать его как целиком достоверный.

Еще один дискуссионный вопрос, затронутый в книге, - размах христианизации Руси при Владимире. Автор считает, что в правление Владимира "огромное большинство" населения Руси перешло в новую веру, язычники остались лишь в труднодоступных районах. Такое утверждение предполагает, что почти по всей Русской земле были построены церкви, нашлись кадры священнослужителей, началось регулярное отправление культа, повсеместно имелись переведенные богослужебные книги и церковная утварь. Но эта картина едва ли реальна для конца X - начала XI в., не говоря уже о столь быстром восприятии населением христианского мировоззрения. Летописец отмечал, что заметные успехи христианства связаны с именем Ярослава Мудрого (массовое строительство храмов, появление монастырей, распространение книг). Приведенные Раповым свидетельства источников о крещении Владимиром "всей" Руси говорят лишь о том, что при этом князе христианство стало государственной религией. Завершение же процесса христианизации датируется исследователями по-разному, вплоть до середины XVI века6 .

Стремлению доказать более раннее и более широкое распространение христианства на Руси подчинены источниковедческие изыскания автора. Большинство сообщений Повести временных лет о христианизации Руси объявляется при этом неполным, неточным, а то и прямо фальсифицированным. Как бы оригинальны ни были предположения Рапова, остается открытым основной вопрос: зачем автору и редакторам Повести временных лет, принадлежавшим к духовному сословию, понадобилось скрывать раннее и быстрое распространение христианства на всей земле Руси?


5 Янин В. Л. Летописные рассказы о крещении Новгорода (о возможном источнике Иоакимовской летописи). В кн.: Русский город. Вып. 7. М. 1984

6 См. Власов В. Г. Хронологические вехи христианизации Руси. В кн.: Вопросы научного атеизма. Вып. 37. М.

стр. 167


Многие положения и выводы Рапова можно принять как оригинальные научные гипотезы. Но в целом его концепция крещения Руси представляется неубедительной. Стремление сказать новое слово в науке подчас преобладает у автора над критическим подходом к источникам.

 


Опубликовано 22 октября 2019 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© С. А. МЕЗИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.