К ИСТИНЕ ВЛЕЧЕТ СВОБОДА

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

NEW РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему К ИСТИНЕ ВЛЕЧЕТ СВОБОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

17 за 24 часа
Публикатор: • Источник:


Для католиков Папа - наместник святого Петра. Для поляков Кароль Войтыла был их великим соотечественником. А для огромного большинства людей на земном шаре, независимо от их веры или неверия, Иоанн Павел II был живым олицетворением гуманизма, справедливости, человеколюбия, благотворения. Вряд ли он сам верил, что ему удалось улучшить мир. Но он сделал для этого больше, чем кто-либо другой, за обозримое человечеством время.

...В октябре 1993 года исполнялась пятнадцатая годовщина понтификата Иоанна Павла II. Итальянское телевидение предложило ему дать по этому поводу интервью, провести которое поручили известному журналисту Витторио Мессори. Он обдумал вопросы, передал их Папе.

Однако неотложные дела Папы помешали осуществить задуманное. Тем большей неожиданностью было для Мессори письмо от него: "Хотя я не имел возможности ответить Вам лично, я не забыл о Ваших вопросах. Они заинтересовали меня и, я полагаю, не должны пропасть зря. Поэтому я размышляю над ними и уже некоторое время, насколько позволяют мне мои дела, письменно отвечаю на них". Из ответов Папы была составлена книга "Переступить порог надежды", которая во всем мире была встречена с большим интересом. Она небольшим тиражом вышла и в России издание осуществило христианское издательство "Истина и Жизнь".

Ниже мы приводим несколько небольших фрагментов из этой книги.

Церковь, собственно, никогда не отрицала, что и неверующий человек может поступать достойно и благородно. Впрочем, каждый сам может В этом убедиться. Ценность веры не определяется запросами одной только человеческой нравственности, хотя именно вера дает, возможно, самое глубокое ее обоснование.

Кто принимает Откровение, и в частности Евангелие, должен понимать: лучше быть, нежели не быть. Поэтому в Евангелии нет места "нирване", апатии или отрешенности. Зато есть великий призыв совершенствовать все, что сотворено, - и себя, и мир.

Мир, эта огромная мастерская, где человек узнает все больше, этот прогресс и цивилизация, эта современная система связи, эта ничем не ограниченная демократическая свобода - такой мир не может сделать человека вполне счастливым.

Бог солидарен с человеком в страдании. Бог встает на сторону человека самым радикальным образом. "Уничижил Себя Самого, приняв образ раба, став послушным даже до смерти, и смерти крестной" (ср. Флп. 2.7 - 8). Здесь - всё, все отдельные страдания и все страдания совместные, исходящие от природных сил и от свободной воли человека: войны, ГУЛАГи, холокосты - не только евреев, но и черных невольников из Африки.

Если вера во Христа легко находит путь к сердцам и помыслам, то образ жизни, который насаждают общества Запада (так называемые "христианские общества"), скорее свидетельствует против нас и мешает принять Евангелие.

Удивляться надо не тому, что Провидение допускает такую разнородность религий, а скорее тому, что мы находим в них так много общего.

В Евангелии заключен некий изначальный парадокс: чтобы обрести жизнь, нужно ее потерять; чтобы родиться, нужно умереть; чтобы спастись, нужно принять крест. Вот она - главная истина Евангелия, которой всегда и везде противится человек. Всегда и везде она бросает вызов человеческой слабости; но именно в этом вызове - сила Евангелия. Человек - может быть, подсознательно - даже ждет такого вызова, ибо в нас заложена потребность преодоления самих себя. Только выходя за свои пределы, человек поистине становится человеком.

Одним из крупнейших событий в истории евангелизации была, несомненно, миссия братьев из Фесалоник - святых Кирилла и Мефодия. Они - апостолы славян; они принесли им Евангелие и вместе с тем заложили основы самобытных славянских культур. Все славянские народы в полной мере обязаны им литургическим и литературным языком, Оба они трудились в IX веке между Константинополем и Римом, трудились ради церковного единства Востока и Запада, хотя единство это уже начинало распадаться.

Молодые люди - и юноши, и девушки - знают, что должны жить для других и с другими, знают, что жизнь их имеет смысл в той мере, в какой она становится бескорыстным даром для других. Из этого рождаются все призвания - и к священству или монашеству, и к жизни в супружестве и в семье. Супружество - тоже призвание, дар Божий.

Любви нельзя научиться, И вместе с тем ничему не учатся так хорошо, как любви!

Представляется, что ров между Католической и Православной Церквами не слишком глубок. Что до Церквей и общин, порожденных Реформацией, он намного глубже, поскольку здесь нарушены некоторые основополагающие элементы Христова установления.

Некоторые ожидали, что после падения коммунизма произойдет некий инстинктивный возврат к религии во всех слоях общества. Произошел ли он? Во всяком случае, не так, как некоторые это себе представляли, но можно сказать, что происходит, особенно в России.

В нашем столетии святые - это чаще всего мученики. Тоталитарные системы, которые определяли жизнь Европы в середине XX века, пополнили ими Церковь.

...На востоке Европы огромная армия святых мучеников, прежде всего - православных: российских, украинских, белорусских, а также из обширных земель Зауралья.

Разве в каком-то смысле не нужна последняя кара, чтобы восстановить нравственное равновесие в столь запутанной истории человечества? Разве ад, в каком-то смысле, - не "последняя надежда" для нравственного сознания человека?

Человека нельзя принуждать к принятию истины. Его влечет к истине лишь его природа, то есть - его свобода, которая побуждает искренней искать эту истину, а когда найдет - следовать ей и в убеждениях, и в поступках.

Легализация прерывания беременности - не что иное, как полномочия, данные взрослому человеку авторитетом установленного закона и разрешающие лишить жизни другого человека, который еще не родился, а значит - не может себя защитить.

...И вот - 13 мая 1981 года. Когда меня ранила пуля террориста на площади св. Петра, я сначала не думал о том, что это - именно тот день, когда дева Мария явилась трем детям в португальской Фа-тиме и обратилась к ним со словами, которые сейчас, в конце столетия, кажется, близки к исполнению. (1917 год, слова о спасении России. - Ред.)

После опыта концентрационных лагерей, ГУЛАГов, бомбежек, не говоря о природных катастрофах, может ли человек ожидать от иного мира чего-то худшего, еще большей меры унижений, презрения к себе, одним словом - ада?

...И все-таки в нравственном сознании человека есть нечто такое, что противится утрате этой перспективы: разве Бог, Который есть любовь, не есть и конечная справедливость? Разве Он может примириться с этими страшными злодеяниями, разве могут они пройти безнаказанно? Разве в каком-то смысле не нужна последняя кара, чтобы восстановить нравственное равновесие в столь запутанной истории человечества? Разве ад, в каком-то смысле, - не "последняя надежда" для нравственного сознания человека?

 

Основное заблуждение социализма следует искать в области антропологии. В самом деле, отдельный человек для него просто частица, молекула социального организма, так что благо индивидуума полностью подчинено работе социально-экономической машины. Кроме того, социализм утверждает, что блага этого можно достичь, совершенно не считаясь со свободным выбором человека, с той единственной, исключительной ответственностью, которая возложена на него, когда речь идет о добре и зле. Человек сводится к набору общественных отношений, исчезает самое понятие личности, самостоятельно совершающей нравственный выбор и на основании этого выбора создающей то или иное общественное устройство. Такое ошибочное представление приводит и к искажению права, определяющего сферу его свободы, и к отторжению частной собственности. Если у человека нет ничего "своего" и он не может заработать на жизнь, проявив свою инициативу, он зависит от социальной машины и от тех, кто ею управляет. Тогда ему гораздо труднее признать свое достоинство как личности и строить подлинно христианское сообщество. Из христианского же представления о личности с необходимостью вытекает правильный взгляд на общество... Если мы спросим, откуда взялось такое неверное представление о природе человека и общества, нужно ответить, что причина тому атеизм. Человек осознает свое богоданное достоинство, отвечая на зов Бога, заключенный в бытии вещей. Ответить должен каждый, здесь вершина человеческой ответственности, и никакой социальный механизм, никакой коллектив человека не заменят. Отрицая Бога, личность лишается опоры, и социальный порядок можно менять, не считаясь с ее достоинством и ответственностью

(Папа Иоанн Павел II, Энциклика Centesimus annus, II, 13. 1991 г.).


Опубликовано 30 ноября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Библиотечная столица, № 4, Апрель 2005, C. 11

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.