Л. КЛИМОВИЧ. ИСЛАМ В ЦАРСКОЙ РОССИИ

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

NEW РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Л. КЛИМОВИЧ. ИСЛАМ В ЦАРСКОЙ РОССИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-24
Источник: Историк-марксист, № 6(058), 1936, C. 205-207

Очерки. Москва. Государственное антирелигиозное издательство. 1936. 408 стр.

 

Совершенно прав Л. Климович, когда он говорит, что "история ислама у народов СССР до сих пор еще мало изучена". Государственное антирелигиозное издательство правильно учло потребность советских читателей, издав книгу Л. Климовича, частично заполняющую этот пробел в советской литературе. Книга Л. Климовича состоит из следующих глав: 1. "Ислам - орудие внутренней и внешней политики в истории феодальной России (XI-XVIII вв.)". 2. "Мусульманское духовенство - агентура русского военно-феодального империализма (XVIII-XIX вв.)". 3. "Мусульманское духовенство - пособник политики - морального и идеологического угнетения трудящихся". 4. "Материальная база религиозных организаций ислама и русский военно-феодальный империализм". 5. "Мусульманское духовенство как эксплоататор". 6. "Сектантские течения в исламе при самодержавии и их социальные корни". 7. "Реформистские течения в исламе и их политическая платформа (джадиды)". 8. "Провокатор в роли идеолога панисламизма" и 9. "Религиозные организации ислама в годы мировой войны (1914 - 1917)".

 

В книге имеется большое количество ссылок на русские национальные и иностранные издания, как периодические, так и непериодические, которые могут быть полезны читателю в качестве библиографического указателя по вопросам истории мусульманства дореволюционной России. Приветствуя инициативу Л. Климовича, взявшего на себя труд по собиранию и изучению материала по истории ислама в России, мы в то же время хотели бы отметить ряд существенных дефектов, которыми страдает его книга. Ислам как известная общественно-политическая система не в одинаковой степени был внедрен в быт и имущественные отношения "мусульман" дореволюционной России. Ислам на Северном Кавказе нельзя смешивать с исламом в Средней Азии. "Казахский" ислам нельзя отождествлять с "татарским" исламом. Характеристика ислама во времени и пространстве должна быть теснейшим образом увязана с общим историческим уровнем каждой области, каждой национальности отдельно. Факт неравномерного проникновения ислама в среду "мусульманских" народов России обязывает автора к такому изложению материала, которое более четко отразило бы именно этот исторический факт. В противном случае он невольно подпадает под влияние своего собственного материала и начинает рассматривать "мусульманство России" как нечто "единое и неделимое".

 

Как раз эту ошибку и допускает Л. Климович. Несмотря на то, что он подчеркивает наличие острых классовых противоречий внутри "мусульманства", у читателя все же остается впечатление, что речь идет о каком-то едином и монолитном "мусульманском обществе", которого в действительности не существовало. Вместо этого автору нужно было бы показать, что процесс развития классовых противоречий происходит не в каком-то едином коллективе, называемом "российским мусульманством", а у целого ряда так называемых мусульманских народов России, только внешне связанных друг с другом исламом, но по существу объединенных между собой лишь общим гнетом российского империализма. Эта задача лучше всего могла быть осуществлена автором в том случае, если бы весь обширный материал, находившийся в распоряжении автора, был распределен по отдельным мусульманским областям и получил диференцированную характеристику.

 

Наряду с этой методологической ошибкой автора мы должны отметить, что в определении некоторых крупных общественных явлений он явно отклоняется

 
стр. 205

 

от марксистских принципов. Так например, характеризуя бабизм, он говорит: "Столь же реакционным были и другие секты ислама. Так, возникший в конце первой половины XIX в. в Иране бабизм отражал и защищал интересы нарождавшейся туземной буржуазии. Баб, глава бабидов, выражая интересы торгового капитала, учил, что необходимо развивать пути сообщения, телеграф, печать, вводить новые методы (преподавания и т. д." (стр. 8). Нельзя согласиться с автором, что зарождение туземной буржуазии и пропаганда европейской культуры в условиях отсталого феодального Ирана конца первой половины XIX в. следует признать реакционным явлением.

 

Характеристики явлений, даваемые автором, часто разноречивы и вызывают у читателя недоумение или создают неправильное представление о трактуемом предмете. Так обстоит с характеристикой суфизма и различных сект в исламе: панисламизма, пантюркизма и джадидизма.

 

Касаясь исламских сект, автор говорит, что "освободительные и антифеодальные движения этих масс часто носили религиозно-реформистскую или сектантскую окраску" (стр. 177). И все же суфизм, одна из таких сект, являлась, по мнению автора, "господствующей идеологией ряда восточных деспотий" (стр. 173). Согласиться с такой характеристикой суфизма ни в коем случае нельзя: изучение суфийских первоисточников (хотя бы А. Видиля, туркестанского суфи, написавшего в XVII в. трактат о происхождении мира и власти на земле) показывает, что совершенно правильную характеристику исламских сект и реформаторских течений, данную автором на стр. 177, с известными оговорками следует распространить и на суфизм, являющийся, по существу, одним из религиозно-реформистских течений в исламе. Наконец, необходимо учесть, что суфизм до последнего времени был более всего распространен именно в антифеодальной среде кустарей и ремесленников Востока (Турция, Персия и другие страны).

 

Панисламизм оказывается "политической идеологией турецких, татарских и прочих (Н. Т. ) верхушечных слоев (ханов, мулл, помещиков, торговцев и др.), стремившихся к объединению в одно целое всех народов, исповедующих ислам" (стр. 216). Анализируя же пантюркизм, автор говорит: "Панисламизм у близок пантюркизм, стремившийся мусульманские народности объединить под властью турок" (стр. 216). Между тем было бы более правильно указать, что пантюркизм стремился объединить "не мусульманские, а тюркские народности ислама и в этом смысле он не близок к панисламизму, а, наоборот, соперничает с ним. Ислам отрицает национальность, " поэтому пантюркизм, построенный на идее общности происхождения и языка тюркских народов, расходится с панисламизмом. Близость же между панисламизмом и пантюркизмом заключается лишь в контрреволюционной природе обоих этих течений.

 

Касаясь джадидизма, автор ограничивается указанием па компромиссный, антиреволюционный характер, свойственный джадидизму как многим либерально-буржуазным движениям этого типа. Такая характеристика джадидизма в основном правильна, но недостаточна. Вначале джадидизм возник как движение просвещенцев, возглавлявшееся "крымским помещиком" И. Гаспринским, Бехбуди и др., и сыграл положительную историческую роль в средневековой, отсталой среде "мусульманства" своей борьбой за новую школу, за распространение европейских знаний, пропагандой в пользу изучения русского языка и т. д. Это относится к тому периоду (конец XIX и качало XX в.), когда немногие отваживались носить "русский" костюм, не говоря уже об изучении русского языка (Средняя Азия). Царские власти на местах (Узбекистан) в союзе со старозаветным мусульманским духовенством вначале вели энергичную борьбу против джадидских школ и учителей. Однако по мере развития общественной и политической мысли среди "мусульман" джадидизм, объединявший в свое время разношерстные социальные слои общества, начал постепенно диференцироваться на свои составные элементы, и к началу мировой войны довольно явственно обозначились все внутренние противоречия в нем. Это ясно видно хотя бы из того факта, что в период пролетарской революции часть джадидов пошла в лагерь контрреволюции, создав совершенно новые организации; а другая часть, связанная с массами, примкнула к революции. Следовательно, изображение джадидизма лишь как нереволюционного течения является однобоким.

 

Поставив перед собой совершенно правильную задачу - показать ислам как орудие российского империализма, автор неправильно представил картину взаимоотношений России с исламом в прошлом. Он утверждает, что "разрушение мечетей на основании правительственных указов характера борьбы против ислама не носило. Другое дело, конечно, - действия некоторых из православных миссионеров, как например известного главы казанской новокрещенской конторы (1740 - 1764) Луки Конашевича, которого даже Екатерина II сравнивала со средневековыми инквизиторами. Для нас в данном случае важна основная линия царизма в отношении ислама как религии" (стр. 12). Автор, увлекаясь своей конструкцией, упускает из виду, что "терпимое" отношение царизма к исламу уста-

 
стр. 206

 

новилось не сразу, не "с первой встречи", а складывалось постепенно: по мере роста капитализма в России и увеличения нужды в услугах ислама при движении российского империализма на Восток. Ведь нельзя же думать, что 300 тысяч "кряшенов" (крещеных татар) появились на свет в результате одних проповедей без помощи царизма и его военно-полицейского аппарата, что все эти Победоносцевы, Остроумовы и др. преемники Луки Конашевича стояли вне политической системы царизма. Трудность борьбы с исламом в первые годы пролетарской революции заключалась именно в том, что в прошлом он занимал положение не господствующей, а, так сказать, "угнетенной" религии, причем мусульманское духовенство демагогически пользовалось этим для укрепления своих позиций среди действительно угнетенных масс. И для антирелигиозной борьбы с исламом необходимо учитывать и вскрывать именно эти "особые" моменты истории ислама в России.

 

Несмотря на все указанные дефекты книга Л. Климовича является ценным вкладом в советскую литературу об исламе. Пожелаем, чтобы она, с устранением, по возможности, всех основных недочетов и ошибок в транскрипции восточных имен, вышла также на языках тех народов (татар, узбеков, казахов и др.), которые долгие века были скованы исламом.


Комментируем публикацию: Л. КЛИМОВИЧ. ИСЛАМ В ЦАРСКОЙ РОССИИ


© Н. ТЮРЯКУЛОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Историк-марксист, № 6(058), 1936, C. 205-207

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.