РИМСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

NEW РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему РИМСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-15
Источник: Историк-марксист, № 18-19, 1930, C. 177-184

(G. Michon "Les documents pontificaux sur la democratic et la societe moderne")

 

Объявленный в феврале 1930 г. крестовый поход римской церкви против Советской России и международного коммунизма до сих пор не прекратился. Выполняя волю капитала, пытаясь занять место авангарда интернациональной реакции, глава католической церкви готов взять на себя роль "агитпропа" спешно подготавливаемого похода против Советской республики. В одном из последних номеров - "Revue des Deux Mondes" монсеньор Мишель д'Эрвини, рисуя "ужасы" преследования церкви в Советской России, повторяет аргумент с. -д. прессы: "Политические вожди Москвы, - пишет он, - в своих "Известиях", ссылаются на римскую инквизицию и казнь Коперника, Тихо-де-Браге, Кеплера, но сравнимо ли это с теми ужасами, которые имеют место в России?" С. -д. "Vorwärts" в свое время вслед за попами издевался над большевиками, разоблачающими политику Рима в прошлом, над попыткой рассказать массам о многовековых преследованиях, которым римская церковь подвергала всякую свободную мысль, всякого, кто смел разорвать завесу средневекового мрака и вскрыть эксплоататорскую роль католической церкви. Но не только давно ушедшие времена, и новейшее время дает достаточно материала, чтобы судить о реакционной роли Рима в истории человечества.

 

Французский историк Мишон издал сборник папских энциклик за время с конца XVIII в, по 1925 г., освещающих отношение Рима к европейской демократии и социализму. Внимательное чтение этих документов покажет нам политику католицизма, как авангарда реакции в борьбе против основ не только грядущего социалистического, но и уходящего демократического общества. В связи с крестовым походом против Советской России не мешает об этом напомнить всем "гуманным" представителям европейской интеллигенции, а еще более необходимо рассказать о роли римской церкви как опоры европейской реакции широчайшим массам трудящихся.

 

В своем предисловии Мишон формулирует позицию римской церкви на протяжении последних ста пятидесяти лет по отношению к основам современного общества таким образом: "С 1789 г. политическая доктрина папства осталась без изменения. Несмотря на отдельные нюансы и разницу в темпераментах отдельных пап, несмотря на попытки эту политику приспособить к определенным государственным формам различных стран и к обстоятельствам момента, по существу, в своей основе, доктрина римской церкви не изменилась - папство было и осталось врагом демократии, принципов свободы и справедливости, принципов, которые являются базой современного общества". Эта враждебность католической церкви современному обществу была неизбежной, поскольку Рим, утверждает Мишон, проклял принципы народного суверенитета, свободы, равенства и светскости и ставила власть в зависимость от божественной воли. Сам Мишон - типичный представитель европейской мелкобуржуазной демократии - пытается защитить основы современного общества и разоблачает политику римской церкви, направленную против буржуазной демократии. Он противопоставляет реакционной политике Рима на протяжении столетий ту пацифистскую позицию, которую папа занял во время войны 1914 г.

 
стр. 177

 

Но этим Мишон только обнаруживает все глубочайшие противоречия мелкобуржуазной демократической мысли наших дней. Документы, собранные Мишоном, характеризуют римскую церковь и ее вольных и невольных защитников; в этом для нас интерес сборника Мишона.

 

Сборник документов открывается избранными энцикликами папы Пия VI за время от 1775 по 1799 г. Здесь представляют особый интерес энциклики, направленные против Великой французской революции. Римская церковь заняла враждебную позицию к революции с самого ее начала и в особенности с момента" когда учредительное собрание приступило к гражданской реформе церкви и экспроприировало земли духовенства. Конституцию 1791 г. папа Пий VI рассматривал как нарушение божественного закона. Папа отвергал и называл "химерическим правом" идеологию восходящего к власти буржуазного класса. Он обрушивался прежде всего на идею народного суверенитета: "Что может быть более безумного, - писал Пий VI в энциклике от 10 марта 1791 г., -чем стремление установить между людьми равенство и свободу, которые подавляют разум, наиболее драгоценный дар природы человеку, действительно отличающий его от животного".

 

Всеми силами защищая "возлюбленного сына во Иисусе Христе - христианнейшего Людовика XVI", папа требовал от него, чтобы он не давал своей санкции декрету о гражданском устройстве духовенства и тем конституционным законам, которые утверждали буржуазный порядок. Повторяю, что речь шла не о конституции 1793 г., а о мирной, либеральной конституции 1791 г.

 

"Ваше порочное собрание, - читаем мы в письме папы Пия VI к французам по поводу "пленения Людовика XVI", -решило ввести в действие, без санкции вашего повелителя, конституцию, которая навсегда останется позорным пятном на вашей нации. Бог, защитник угнетенных, обрушится на вас своей рукою, и вы позорно погибнете".

 

Эти угрозы римской церкви сопровождались активными действиями.

 

Папа Пий VI неоднократно обращался к Екатерине II с похвалой и поощрением той инициативы, которую она проявляла в борьбе против "несправедливости и насилий революции". Письмо от 25 февраля 1792 г. Екатерине II служит лучшим доказательством, что уже в конце XVIII в. в борьбе против буржуазной революции православная церковь и католическая находили общий язык. С подобными же обращениями глава римской церкви обращался и к властелинам других наций, предлагая им взять на себя руководство коалицией против французской революции. "Основная задача, - писал Пий VI Леопольду II, императору австрийскому, - не допустить повторения и подражания тем образцам, которые имели место во Франции". "Вы, - писал Пий VI Леопольду II, - должны быть руководителем и шефом коалиции, столь необходимой для защиты дела бога и вашего собственного дела".

 

Совершенно очевидно, что ненависть католической церкви к революции, вызванная деятельностью учредительного собрания, еще более усугубилась к моменту открытия Конвента. В речи по поводу казни Людовика XVI от 37 июня 1793 г. папа Пий VI заявлял, что после того, как Конвент уничтожил королевскую власть, "наилучшее из правительств", и передал власть в руки народа, неспособного следовать никакому мудрому плану, Франция попала в руки бандитов и грабителей. Римская церковь возражала при этом не против того или другого мероприятия Конвента, а против всего дела Великой революции, против всех тех принципов, на которых строилось буржуазное общество - против свободы и равенства. Пий VI требовал восстановления католического короля и феодального порядка.

 

Вот содержание одной из брошюр, изданных в 1791 г. во Франции, в ответ на выступление римской церкви. Она прекрасно передает отношение французского народа к реакционному крестовому походу против революции во имя бога. "Какой фанатизм, святейший отец, - читаем мы в этом ответе, - какое безумие! Что же вы думаете, что мы еще в XII в., когда мы под влиянием религии целовали маститую.

 
стр. 178

 

туфлю ваших предшественников? О, нет, времена изменились, и ваше святейшество потеряло влияние у французских граждан... Ваша отлучительная булла никогда, никогда не ударит по нас с такой силой, как мускатные орехи, которые мы станем выпускать из своих ружей и которые сокрушат святость вашего римского суверенного дворца..."

 

Таков был ответ народных масс Франции, ведущих в конце XVIII в. борьбу за новое общество против привилегированных сословий и католической церкви. Римская церковь продолжала свою борьбу против принципов Великой революции и в ближайшее десятилетие. Она поддерживала политику ультрароялистов в эпоху реставрации, и Пий VII, идя по следам своего предшественника, неоднократно выступал против всего, что напоминало революцию в вопросах свободы мысли, слова и идеи религиозной веротерпимости (см. апостолическое письмо папы Пия VII к тульскому епископу от 29 апреля 1814 г.).

 

Католическая церковь взяла отныне на себя выполнение определенных полицейских заданий по борьбе со всякого рода тайными обществами, подготовлявшими новый переворот. Особенно интересны в двадцатых и тридцатых годах XIX в. энциклики папы, направленные против карбонариев и франкмасонов. В энциклике Пия VII от 13 сентября 1821 г. против карбонариев мы читаем, что "это общество разрешает себе бороться против всемогущества королей, которых они обозначают именем тиранов". Эту же мысль защищал позже папа Лев XII, который в своем апостолическом письме от 13 марта 1826 г., направленном против франкмасонов, доказывал, что все тайные общества, ведущие борьбу против существующего режима, должны быть прокляты и ни один из верующих не должен принимать в них участия, потому что они "разрушают освященные волею бога учреждения и стремятся к разрушению существующей формы правления".

 

Революция 1830 г. была встречена враждебно папой Григорием XVI. В своей энциклике от 15 августа 1832 г. он обрушивается на либерализм и на либеральные свободы, которые лежат в основе буржуазного государства. Свобода печати, по его мнению, - одно из возмутительнейших преступлений, потому что она способствует распространению ложных взглядов среди народных масс. Он снова и снова повторяет ту основную идею римской церкви, что подчинение властям предержащим является святой обязанностью всякого верующего христианина.

 

Но уже в 30 - 40 гг. буржуазное общество порождает новую, еще более сильную опасность: социализм и коммунизм. Именно в 40-х гг. XIX в. мы замечаем некоторый поворот в политике римской церкви. Приспособляясь к существующему буржуазному государству, она переносит большую долю своей агрессивности на идеи "четвертого сословия", беря на себя защиту существующего буржуазного общества от нападений пролетарского движения. Папа Пий IX выступил с обоснованием этой политики в эпоху революции 1848 г. В кратком слове Пия X от 20 апреля 1849 г. мы читаем: "Все те, кто стремятся к республике, все те, кто требуют создания новых учреждений во имя громко провозглашенного прогресса, стремятся только к беспрерывному бунту, к полному разрушению принципов справедливости и нравственности, чести и религии, стремятся к пропаганде идеи разрушения человеческого общества и господства той ужасной системы, противоположной указаниям разума и естественного права, которую называют социализмом и коммунизмом".

 

Против социализма и коммунизма направлены все дальнейшие выступления римской церкви. В энциклике Пия IX о положении религии в Италии от 8 декабря 1849 г. повторяется та же мысль. Вожди социализма и коммунизма, несмотря на разницу в своих взглядах и методах, имеют одну общую цель - приучить рабочих и бедняков к неподчинению для того, чтобы натравить их на существующие власти, ограбить собственность всех богатых и церкви, привести к разрушению веру в бога и власть буржуазного общества.

 
стр. 179

 

С этого момента главная задача римской церкви сводится к тому, чтобы перенести центр тяжести своей агитации в среду трудящихся масс, чтобы доказать им, что нищета-это наилучший путь к спасению, что церковь, согласно указаниям бога, видит привилегированное положение бедняков в том, что "они бедны не только материально, но и духовно", ибо сказано: "Блажены нищие разумом, -царство небесное для них" (энциклика от 20 апреля 1842 г.).

 

Таким образом римская церковь, которая в конце XVIII в. взяла на себя защиту дела уходящего в прошлое феодального общества, берет на себя примерно к 40-м гг. XIX в, задачу борьбы с выступлением нового класса-пролетариата, задачу борьбы с социализмом и коммунизмом в интересах защиты буржуазного общества. Но одновременно с этим римская церковь не прекращала своего похода против основ демократии, великолепно сочетая с этим свою ненависть к социализму и коммунизму Тот же Пий IX в многочисленных энцикликах произносит проклятия против рационализма, против идей свободы и равенства, против "заблуждений разума", в какой бы форме они ни проявлялись. В энциклике Пия IX о современных заблуждениях от 17 марта 1856 г. мы читаем "Церковь не перестанет им повторять, что основой закона является не разум, а авторитет", она не перестанет провозглашать, что человек должен возлагать надежду только на веру, а не на свой собственный разум. Папа отвергает всякие попытки примирения с существующей цивилизацией, поскольку она построена на принципах рационализма Верный своим принципам Пий IX в знаменитой энциклике от 8 декабря 1864 г. обрушивается на основы европейской цивилизации и на все достижения науки и человеческой мысли последних столетий. В специальном силлабусе перечислены все ошибки современного человечества - пантеизм, натурализм, рационализм в различных его видах, специально в § 4 все заблуждения социализма и коммунизма, все тайные общества, все организации, направленные на борьбу против существующего гнета, - провозглашается и подчеркивается та истина, что каждый должен подчиняться "властям предержащим". В связи с прогрессом атеизма папа Пий IX в специальной речи от 18 июня 1871 г. показывает, что атеизм столь же вреден, как и идеи религиозного равноправия. И все это вместе, как мы знаем, было завершено изданием известной энциклики от 13 июня 1870 г. о папской непогрешимости.

 

Политику Пия IX продолжал Лев XIII. Он в целом ряде энциклик снова возвращался к современным заблуждениям человеческого разума и в обращении к верующим от 28 декабря 1878 г. доказывал, что, собственно говоря, корни современных европейских заблуждений восходят к XV - XVI столетиям, т.е. к моменту рождения буржуазного общества. В этой энциклике снова повторено все то, что мы знаем уже из соответствующего обращения римской церкви конца XVIII в. против Великой французской революции. Но теперь все это соединено с проклятиями против "новой чумы"- против социализма, который с точки зрения римской церкви является порождением идей демократии, свободы и равенства эпохи Великой французской революции.

 

С 70-х гг. XIX в. римская церковь, продолжая выполнение своей основной задачи, поставленной революцией 1848 г., - борьбу против социализма и коммунизма - считает необходимым взять на себя философское и религиозное обоснование экономического неравенства. Экономическое и политическое неравенство являются институтом, установленным богом, и поэтому этот институт не может быть уничтожен Социалисты проповедуют, - читаем мы в основной энциклике Льва XIII от 28 декабря 1878 г, -коллективную собственность вместо индивидуальной собственности, они провозглашают право бедняков на раздел имущества богачей, но церковь считает единственно разумным и мудрым существующее неравенство, которое отличает одного человека от другого не только по способностям отдельных людей, но и по их имущественному положению. Церковь провозглашает, что право собственности исходит от самой природы, от самого бога, и божественная воля освящает владение

 
стр. 180

 

этой собственностью отдельными лицами. Всякие попытки претендовать на имущество богатых равносильны воровству.

 

Но так как идеи социализма все более и более распространяются среди рабочих, то совершенно очевидно, что задача церкви сводится к тому, чтобы самой взяться за организацию рабочих обществ, обществ ремесленников, поставив их под покровительство религии, и тем скорее изгнать социалистов. Так Лев XIII положил начало католической "рабочей политике". Он предлагает в своей энциклике (от 29 июня 1881 г.) положить в основу "рабочей программы" принципы социальной политики церкви эпохи средневековья, эпохи, когда "процветали мир и благополучие". Лев XIII, выступая теоретиком церкви в новую эпоху капитализма, в эпоху империализма, с особым усердием подчеркивает в своих энцикликах прелести средневекового общества. Считая, что все беды современности идут от XVI в, когда европейская мысль попыталась отказаться от заблуждения средневековья, он снова, - и в развернутом виде, - повторяет аргументы римской церкви конца XVIII в. против идеи народного суверенитета, против идеи свободы и особенно против лозунга о праве народа на сопротивление угнетению. В то же самое время Лев XIII провозглашает необходимость признать существующее буржуазное общество, принять участие в его законодательстве, словом, стать органической частью существующего режима. Было бы ошибочным, - заявляет Лев XIII в энциклике от 1 ноября 1885 г. - отказаться от участия в деятельности современного государства. При этой тактике бразды правления попадут в руки людей, враждебных церкви. Необходимо использовать все существующие учреждения в интересах католической религии. В последующих энцикликах Лев XIII подчеркивает свое примирение с существующим государством, подчеркивает, что "церковь принимала, - читаем мы в энциклике от 20 июня 1888 г., - активное участие в борьбе за гражданскую и политическую свободу народов, за отмену рабства, за установление братства и справедливости..."

 

Мы видим таким образом, что в 80-х гг. XIX в. римская церковь в лице Льва XIII, взяв на себя руководство борьбой против социализма и коммунизма, пыталась возглавить дело организации наиболее отсталых элементов рабочего класса, готова была примириться с существующим буржуазным обществом, построенным на принципах, явно противоречащих основам церковной доктрины, и в то же самое время в интересах борьбы с пролетарским движением открыто провозглашала те же принципы, что и в конце XVIII в., когда эти принципы служили римской церкви для борьбы с буржуазной революцией. Именно это и заставляет Льва XIII в энциклике от 20 июня 1888 г. по поводу "человеческой свободы" объявить войну равноправию культов, свободе прессы, свободе просвещения и знаний и в то же время в заключении энциклики заявить, что Риму безразлично, какая форма правления существует в том или другом государстве. Можно предпочесть для того или другого государства, - пишет Лев XIII, - даже демократическую конституцию, но только при условии, если эта конституция будет с уважением относиться к католической религии, не будет нарушать прав церкви и свободу отдельных лиц и осуществит провозглашенную папой программу.

 

Лев XIII обратился к рабочему классу всего мира 15 мая 1891 г. с особой энцикликой о положении трудящихся. Он отмечает, что духовные пастыри человечества должны срочно обратить внимание на материальные условия существования рабочих в больших городах. Несмотря на то, что сама по себе эта проблема "чревата всякими опасностями", церковь должна противопоставить и в этой области социалистам свою идеологию Вместо ненависти к поработителям, которую проповедуют социалисты, нужно обратиться к рабочим с пропагандой любви. Только католическая церковь, - утверждает Лев XIII в своей энциклике, -способна выполнить для буржуазного общества эту работу по примирению классов Конечно, существующие правительства должны взаимно пойти на уступки римской церкви. Рабочий

 
стр. 181

 

должен быть воспитан прежде всего в уважении к существующим законам, он должен рассматривать свой труд как обязанность. Рабочий должен понять, что "зарабатывать хлеб в поте лица своего есть не несчастье, а, наоборот, путь к подлинному духовному богатству, которое открывается перед человеком в загробной жизни". Лев XIII выступает с развернутой критикой под этим углом зрения стачечной борьбы пролетариата, "безделия, которое носит название стачки". Всей своей энцикликой он показывает, что готов выступить в роли наиболее активного защитника существующего буржуазного общества "против насилий политических революций, которые разделили общество на два класса и создали между ними бездну". Основная проблема современности - это рабочий вопрос. Задача здесь сводится к тому, чтобы под руководством церкви разрешение этого вопроса совершилось в интересах господствующих классов.

 

Как мы видели, римская церковь, беря на себя столь ответственную задачу, требовала с конца XIX в. уступок со стороны буржуазного общества, требовала, чтобы, наряду с войной против социализма и коммунизма, была объявлена и война против принципов рационализма, провозглашенных еще в XVIII в. Буржуазное государство не могло всецело принять эти требования католической церкви в первый период эпохи империализма, и Лев XIII в своей энциклике от 16 февраля 1892 г. к французскому духовенству подчеркивает, что нужно проводить грань между конституционными властями и законодательством. Необходимо без всяких оговорок подчиниться конституционной власти, но это не значит, - пишет Лев XIII. - что повсюду необходимо подчиняться существующему законодательству. Таким образом свое отношение к буржуазному обществу римская церковь ставит в связь с отношением этого общества к ее средневековым задачам. Эту свою мысль Лев XIII поясняет в речи к французскому духовенству от 8 октября 1898 г. Или существующее буржуазное общество принимает основные требования римской церкви и религиозной догмы и тем самым освящает существование различных классов в буржуазном обществе, или оно передает себя во власть революции и социализму, и тогда открыт путь анархии и атеизму. Социальной демократии Лев XIII противопоставляет идеал христианской демократии (энциклика от 18 января 1901 г). Христианская демократия в отличие от социальной укрепляет современное буржуазное общество, построенное на принципах экономического неравенства, освящая его религиозной догмою, устраняющей предрассудки европейской демократии, "идеи разума XVIII в.". "Социальный вопрос таким образом будет заменен вопросом чисто экономическим, а экономический вопрос для масс превратится в вопрос нравственности и религии". Только при выполнении этих требований социальная иерархия сохранится, и общественный порядок не будет разрушен.

 

В конце XIX и в первое десятилетие XX вв. требования римской церкви не были удовлетворены. В эпоху расцвета империализма и подъема массового рабочего движения для буржуазных правительств Европы, выполняющих волю финансового капитала, важно было сохранить социальный мир любой ценой, а это значило в довоенную "мирную" эпоху расширение демократических свобод и социального законодательства, следовательно борьбу с той реакцией, которую несли с собою требования католической церкви. Вот почему в начале XX в. во Франции продолжалась борьба за светское государство, за отделение церкви от государства. В этой борьбе французская буржуазия готова была на всяческие уступки своему духовенству, но она защищала принципы светского буржуазного государства против средне вековой реакции. Но римская церковь упорно защищала свою программу, и Пий X за 1903 - 1914 гг. продолжал политику Льва XIII. В своей речи от 18 декабря 1903 г. он снова обосновал развернутую его предшественником социально-политическую программу. Человеческое общество, каким его создала воля бога, построено на принципах экономического неравенства: в этом обществе неизбежны князья и подданные" хозяева и рабочие, богатые и бедные, ученые и невежды, благородные и плебеи.

 
стр. 182

 

Они представляют собой "единое" только в боге. Охрана собственности является основной задачей общества. Рабочий обязан трудиться, капиталист не должен забывать о своем бедном брате. Католическая церковь не должна вмешиваться в борьбу существующих партий, но она должна защищать основные принципы существующего общества. Категорически возражая против принятого во Франции решения об отделении церкви от государства, Пий X вместе с тем в любопытной энциклике от 11 февраля 1906 г. утверждает, что католическая церковь во Франции должна приспособиться к новым условиям, выполняя свою основную задачу быть "пастырем народного стада", перенести свое внимание на трудящиеся массы, стараться стать во главе этих масс для борьбы с огромной опасностью социализма и коммунизма. Твердо помня об этой задаче, он с особой силой развил в письме к французскому архиепископу от 25 августа 1910 г. ту мысль, что церкви необходимо связаться с наиболее отсталыми элементами рабочего класса, которые "стремятся к социальному консерватизму, потому что подлинные друзья народа - не революционеры и не новаторы, а традиционалисты".

 

Наступила война 1914 г. Руководители католической церкви, "пастыри народного стада", заняли враждебные друг другу позиции в двух коалициях. Римской церкви предстояло выступить на защиту той или другой коалиции, но это означало потерять влияние на определенную часть верующих. Задача церкви сводилась к такому лавированию между воюющими сторонами, чтобы среди широчайших народных масс сохранить представление о римской церкви, как о защитнице угнетенных, и тем самым выполнить основную задачу, стоящую перед римской церковью в последние десятилетия борьбы с социализмом и рабочим движением. Папа Бенедикт XV в речи от 29 января 1915 г. совершенно недвусмысленно высказал эту мысль: "Не следует вмешивать понтификат в споры воюющих сторон, - это будет нецелесообразно и неполезно".

 

Верный своей политике, римский папа выступает с предложением о мирных переговорах между Германией и Антантой. Осенью 1915 г. Бенедикт XV через своего "унция монсеньера Пачелли предложил германскому правительству свое посредничество. Подобные же переговоры папа повел с дипломатическим представителем Англии при Ватикане. Германии было поставлено условие согласиться на полное восстановление Бельгии. Немецкие империалисты не согласились, а англичане запретили своему представителю в Риме вступать в какие бы то ни было переговоры с папой. Попытка римской церкви потерпела неудачу, но это не помешало Бенедикту XV после войны претендовать на роль "восстановителя мира". Курьезна энциклика лапы о восстановлении христианского мира от 23 мая 1920 г. В этой энциклике Бенедикт XV пытается подвести итоги результатам кровавой войны. С точки зрения охраны существующего социального порядка итоги эти печальны. Империалистическая война до основания разрушила то общество, защиту которого взяла на себя римская церковь. Особенно печально положение общества прежде всего потому, что народные массы перестали играть роль стада, "пасомого духовными пастырями". Волна социальных революций по всей Европе, победа пролетарской власти в России делали безнадежным осуществление проектов Льва XIII и Пия X. Пий XI взял на себя тяжелую задачу продолжить борьбу за выполнение программы своих предшественников. Он снова выступил в роли спасителя буржуазного общества от грозной опасности пролетарской революции. В своей энциклике от 23 декабря 1922 г. папа констатирует тот факт, что ни индивидуумы, ни общества, ни народы после великой катастрофы, после мировой войны не обрели подлинного мира, порядка и спокойствия, о котором мечтало человечество. Папа вынужден прибегнуть к следующей цитате из пророков: "Мы ожидали мира - и мы его не получи пи, мы ожидали исцеления - и вместо этого - ужас, мы ожидали избавления-и вот несчастье, мы ожидали света - наступили сумерки, мы ожидали справедливого суда, но его нет, - спасение отдалилось от нас". Если в Европе народы положили оружие, то на Ближнем Востоке, с

 
стр. 183

 

горечью заявляет Пий XI, продолжается гражданская война. В чем же спасение от ужасов послевоенного времени? Как добиться "восстановления труда и трудовой дисциплины" и выхода из кризиса индустрии? Только с помощью религии можно заставить трудящиеся классы подчиниться воле "властей предержащих". Пий XI снова предлагает существующему буржуазному обществу свои услуги: он хочет возглавить союз реакционных правительств для борьбы с социализмом и коммунизмом. Победа, утверждает он, может быть достигнута только под руководством римской церкви.

 

Нужно сказать, что условия для выполнения давно лелеемых римской церковью проектов в буржуазной среде в настоящее время гораздо более благоприятны, чем в конце XIX и начале XX вв. Если в момент расцвета империализма демократические уступки были необходимым средством обмана некоторой части рабочего класса, ее примирения с существующим буржуазно- демократическим обществом, если программа социальных и демократических реформ - отделение церкви от государства, благотворительность и т. п. - способствовали росту оппортунизма в рядах рабочего класса накануне войны, а это заставляло буржуазное правительство оказывать сопротивление притязаниям римской церкви, то в последнюю эпоху, в эпоху социальных революций, когда гибель буржуазного общества стала реальной опасностью, предложение римской церкви с точки зрения буржуазии имеет гораздо большее политическое значение. Неудивительно, что как раз в послевоенную эпоху в широких кругах буржуазии мы вновь имеем дело с расцветом религии. Буржуазная интеллигенция прислушивается ныне к католической пропаганде даже тогда, когда речь идет о борьбе "против основ современного общества", против принципов разума, провозглашенных еще в XVI - XVIII вв. Неудивительно, что как раз в послевоенные годы во Франции, Германии и Италии правительства пошли на уступки католической церкви, восстановили ряд ее привилегий, и римская церковь в послевоенные годы добилась в Италии восстановления своей власти путем заключения компромисса с фашистским правительством. Еще более характерно, что восстановление конкордата с римской церковью в Пруссии было делом рук социал-демократов.

 

Новый крестовый поход против Советской России является таким образом не случайным актом "ныне царствующего наместника бога на земле", этот поход - логическое продолжение политики римской церкви последних десятилетий, он соответствует изменившемуся соотношению классовых сил в эпоху социальной революции. Римская церковь, потерпевшая поражение в борьбе с буржуазно-демократическим государством XIX в., безнадежно пытавшаяся предложить свои услуги для руководства походом против идей революции в конце XIX и начале XX вв., становится теперь признанным вождем реакции, официальным "агитпропом" фашистских правительств Европы. Поход римской церкви против Советской России составляет таким образом часть общего плана борьбы с международной пролетарской революцией.

 

Мы можем на энциклики римской церкви ответить заключительными словами цитированного нами выше протеста французских патриотов 1791 г. "В борьбе с фанатизмом римской церкви у революции только один выход: мы будем свободны или мы будем уничтожены. Но если вы будете говорить с нами таким языком: трепещите!" То, чего не могла выполнить буржуазная революция конца XVIII в.,выполнит пролетарская революция XX в.

 

 


Комментируем публикацию: РИМСКАЯ ЦЕРКОВЬ И ЕВРОПЕЙСКАЯ ДЕМОКРАТИЯ


© Ц. Фридлянд • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Историк-марксист, № 18-19, 1930, C. 177-184

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.