ПСИХОЛОГИЯ



КОМПАНИЯ ПЬЯНЫХ ПОДРОСТКОВ


ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ



КОМПАНИЯ ПЬЯНЫХ ПОДРОСТКОВ



С. Г. КЛИМОВА





В 1991 г. в Московской области нами было проведено третье из серии исследований алкогольного поведения подростков. С помощью анкеты было опрошено 925 учащихся городских школ и ПТУ в возрасте от 14 до 18 лет. Основной целью исследования было выявить изменения в степени приобщения к алкоголю молодежи Московской области по сравнению с 1984 и 1988 гг. Как показали данные исследования, увеличилась социальная дифференциация подросткового пьянства: ребята, обладающие необходимым набором социальных ресурсов, стали реже обращаться к алкоголю, но те группы подростков, среди которых отмечалось общее социальное неблагополучие, стали чаще злоупотреблять спиртным. Наметились негативные тенденции и в стиле потребления алкоголя: подростки стали чаще выпивать вне дома, употреблять более крепкие напитки. В группах риска отрицательные эмоции как мотивы обращения к алкоголю стали занимать все больше места.

Для любого подростка общение в компании сверстников — необходимый этап социализации. Здесь не только проверяются на жизнеспособность взрослые нормы жизни, предлагаемые семьей и школой, но и вырабатываются свои правила поведения, которые, как мы предполагали, будут иметь значимые отличия в компаниях, где нормой является регулярное потребление алкоголя.

Всех опрошенных подростков мы разделили на три группы: тех, кто ни разу не пьянел; тех, кто был пьян только один раз; испытавших это состояние неоднократно. Этот критерий мы выбрали потому, что, с одной стороны, опьянение — наиболее характерный признак проблемного поведения подростка; с другой стороны, этот признак оказался тесно связанным с частотой выпивок, эмоциональной включенностью в потребление алкоголя, возрастом приобщения к спиртному и другими характеристиками алкогольного поведения.

Сравнивая ценности, нормы общения и алкогольного поведения трех выделенных групп подростков, мы убедились в том, что они не очень сильно колеблются вокруг среднего стандарта. Это говорит о том, что подростки с первыми признаками алкогольных проблем вполне интегрированы в социальную среду, не выделяются среди сверстников и не образуют особой субкультурной группы.

Тем не менее отклонения, хотя и незначительные, носят закономерный, повторяющийся характер. Из многих частных различий в отношении к конкретным ситуациям общения в подростковой среде складывается вполне определенный стиль поведения, отличающий подростков групп риска от их благополучных сверстников.

Потребность в самоутверждении среди равных — это один из мотивов стремления к компании. Он является ведущим для ребят со сформированным чувством самоуважения и способностью к автономному поведению. Такие подростки в состоянии выбирать ту или иную группу. Чаще это группы предметного общения, формируемые на основе интереса к какому-либо общему делу.



32



Но для того, чтобы быть включенным в группу с предметным общением, нужно что-то уметь делать или в чем-то разбираться. Ребят, включенных в такие группы, оказалось в нашей выборке чуть больше трети: занимаются спортом — 16,2 %; интересуются техникой, вместе мастерят — 5,3; сочиняют стихи, песни, выступают с концертами — 4,2; интересуются религией и философией — 2,7; коллекционируют — 2,1; занимаются туризмом или альпинизмом — 1,0; интересуются политикой — 1,0; участвуют в экологическом движении — 0,3; восстанавливают памятники истории и культуры — 0,5. Нет своей компании у 24 % опрошенных.

Остальные 43 % составляют группы беспредметного общения. Мы согласны с А. В. Толстых, который считает, что группы спортивных болельщиков и поклонников какого-либо артиста или ансамбля следует относить к группам беспредметного общения, поскольку здесь предмет, который объединяет группу, выполняет “тотемическую” функцию. Это лишь повод для общения, признак идентификации. Футбольные фанаты, как правило, не разбираются в азах футбола, а “меломаны” музыкально безграмотны 1.

Чаще всего компании подмосковных подростков формируются именно по формальным признакам. “Просто живем недалеко друг от друга”,— сказали 35,4 %; “дружны с детства” — 9,9; “проводим вместе свободное время, гуляем” — 9,9; “вместе учимся” — 2,2; “болеем за любимую команду” — 6,3; “любим один и тот же ансамбль, одного артиста” — 14,1.

Сравнение группы риска с не имеющими проблем сверстниками подтверждает выводы А. В. Толстых. Трудные подростки чаще объединяются в компании по формальному признаку. Среди них не оказалось ни одного участника культурного или политического движения, буквально единицы занимаются коллекционированием или техническим творчеством.

В анкетах есть прямые указания на вынужденность общения в компаниях, где нормой является потребление алкоголя. 13 % сказали, что они хотели бы иметь другую компанию, но другой нет, а есть стремление избежать одиночества, укрыться от враждебного взрослого мира. 55 % опрошенных заявили, что молодые люди сейчас часто испытывают враждебность со стороны более взрослых людей. Такое ощущение у злоупотребляющих алкоголем подростков более распространено, чем среди тех, кто не имеет алкогольных проблем (59,1 против 43,2). “Здесь никто не спросит, кто твои родители, здесь все едины. Фанат всегда поможет фанату”.

Среднестатистический подросток из Подмосковья больше всего ценит в друзьях: 1) “готовность помочь, даже если это не просто”; 2) “способность понять, выслушать”; 3) “веселый характер, общительность”.

Первая ценность разделяется практически всеми группами подростков: мальчиками и девочками, школьниками и учащимися ПТУ, трезвенниками и теми, кто достаточно регулярно потребляет спиртное. Но вот способность выслушать и понять больше ценится подростками, не имеющими алкогольных проблем. Это качество как наиболее ценимое в друге указали 53,6 % ни разу не пьяневших ребят и 36,3 % тех, кто был пьян не один раз. Видимо, здесь сказалась сниженная способность к рефлексии и интимному межличностному общению склонных к злоупотреблению алкоголем ребят. Сочетается она с некоторой обездоленностью и одиночеством, которые чувствуются в других ответах. Они чаще склонны никому не говорить о своих трудностях, их чаще обижают.

Не имеющий алкогольных проблем подросток чаще, чем среднестатистический, и тем более чаще, чем тот, кто злоупотребляет алкоголем, ценит в друге комплекс качеств, связанных с автономным стилем поведения. Вежливость, сдержанность, хорошее воспитание ценится в три раза чаще; почти в два раза чаще ценится целеустремленность и настойчивость (табл. 1).

Выделенный комплекс качеств предполагает сохранение аутентичности



33



собственной личности, самостоятельность ориентации и поведения, целесообразность действий. Вместе с тем человек, ориентированный на выбор партнера с перечисленными качествами (можно предположить, что он хотел бы видеть таким же и себя), выглядит как склонный к этикетному поведению. Этикетное поведение предполагает эмоциональную сдержанность, соблюдение правил общения, определение прав и обязанностей,— как своих, так и своего потенциального партнера, нормативы вежливости, без которых невозможно взаимопонимание. Соблюдение этикета устраняет обиды по пустякам, сближает поведение с ожиданиями окружающих, устраняет конфликты. Умный, энергичный, надежный, обязательный и воспитанный человек — это необходимый комплекс качеств, характеризующий тот тип личности, который является наиболее социально желательным в современной ситуации перехода от патриархальных к индустриальным отношениям.





Таблица 1

Что Вы цените в друзьях больше всего? (% от числа опрошенных)







Качества








Всего




Не пьянели

ни разу
Пьянели больше

одного раза

N=925
N=617
N=154



Ум, предусмотрительность



Целеустремленность, настойчивость
18,7





11,8
20,6



13,6
14,9



9,7

Вежливость, сдержанность, хорошее воспитание
21,3
25,3
8,4

Надежность, верность своему слову
45,5
46,4
42,2

Внешняя привлекательность
16,5
16,4
14,3




Ребята, злоупотребляющие алкоголем, чаще выбирают другой набор качеств. Это физическая сила, ловкость; самостоятельность, независимость; свобода в общении, раскованность; умение модно одеваться (табл. 2).



Таблица 2

Что Вы цените в своих друзьях больше всего? (% от числа опрошенных)







Качества
Всего
Не пьянели

ни разу
Пьянели больше

одного раза

N=925
N=617
N=154

Физическая сила, ловкость
31,8
29,0
41,6

Самостоятельность, независимость
15,2
14,4
18,8

Свобода в общении, раскованность
23,7
22,4
28,6

Умение модно, современно одеваться
6,4
4,9
6,8






Свобода в общении и раскованность — качества, противоположные этикетности; в этом качестве часто выступают развязность и фамильярность, воспринимаемые как демократизм общения “простых” людей, “своих” парней, что часто оборачивается неуважением к чести и достоинству личности.

Благополучные подростки чаще ценят в друге внешнюю привлекательность, а трудные — умение модно одеваться. На наш взгляд, это тоже не случайно. Привлекательность предполагает и аккуратную прическу, и стройную фигуру, и, пусть неявно, манеры поведения. В то время как умение модно одеваться (в наших условиях и в анализируемой социокультурной среде) — это символ статуса, материального благополучия, признак удачливости.

С явным предпочтением физической силы и раскованности вполне согласуется распределение ответов на вопрос: “Как Вы относитесь к тому, что среди некоторой части молодых людей сейчас принято разговаривать матом, употреблять нецензурные выражения?” Считают допустимым такой стиль отношений 18,6 % подростков, не имеющих алкогольных проблем, и 57,1 % тех, кто пьянел не один раз. Не случайной выглядит и разница в отношении к истязанию животных. Безразлично относятся к таким случаям 1,6 % непьяневших ребят и 13,6 % трудных подростков. Первые занимают более активную позицию. “Постараюсь этого не допустить”,—сказали 43,1 % благополучных и 33,1 % трудных.

Таково же отношение и к случаям унижения младших ребят. На вопрос: “Согласны ли Вы с мнением, что младшие ребята должны “проявлять уважение”



34



к ребятам Вашего возраста (выполнять приказания, отдавать деньги и т. д.)?” ответили утвердительно 6,3 % подростков первой группы и 21,4 % — второй.

“Свобода в общении и раскованность” вовсе не предполагают честность и прямоту. В том, что “для пользы дела” можно обмануть человека, уверено почти 70 % пьющих подростков. Впрочем, это выглядит не столь неожиданно, если учесть, что 40 % опрошенных нами учителей и родителей думают так же.

Достаточно последовательные и логически взаимосвязанные различия в ответах о своих отношениях с другими людьми заставляют предположить, что компании у этих двух групп подростков разные, но степень принятия группой своего члена практически не отличается. Примерно равное число (около трети) благополучных и трудных подростков сказали, что друзья о них хорошего мнения; считают оценку нейтральной 13,3 и 17,5 % соответственно. Но мнение о том, что друзья думают о них дурно, все-таки чаще встречается в “пьяных” компаниях (7,8 против 2,4 %).

Вопрос о том, часто ли в компании бывают выпивки, дал несколько неожиданные результаты. О том, что выпивки бывают редко, заявило почти 60 % пьющих подростков и только треть непьющих. Здесь, конечно, сказалось субъективное восприятие слов “часто” и “редко”. 61 % ребят из “проблемной” группы пьют не реже, чем раз в месяц, в то время как в первой группе на такую частоту указали только 5,5 %.

Как ведут себя окружающие во время выпивок? “Другие пьют больше”,— ответили 66 % благополучных и 49 % трудных подростков, “пьют меньше” — по мнению 3,2 % первых и 3,9 % вторых, “пьют столько же” — 17,0 и 42,9 % соответственно.

Таким образом, меньше не пьет почти никто. Все в компании пьют либо больше, либо, в лучшем случае, столько же. Здесь звучит отчетливая тема самооправдания, что дает еще один повод сомневаться в существовании мотива самоутверждения в выпивке. Здесь скорее можно увидеть скрываемое за внешней бравадой чувство вины.

Питейный ритуал в группе трудных подростков выглядит более установившимся. Пьют либо кто сколько хочет, либо следят, чтобы всем досталось поровну. О том, чтобы кто-то “не перебрал”, заботятся мало. Функцию контроля в случае надобности берут на себя девочки. Здесь усваиваются будущие семейные роли: “раскованного” пьющего супруга и издерганной, заботящейся обо всем доме, созависимой от алкоголя жены.

Естественно, что принимать гостей без вина в этой группе считают допустимым только 21 % опрошенных! (в благополучной группе — 70 %). Большинство пьющих подростков считает, что хотя бы некрепкое вино необходимо для приема гостей. Спиртное выглядит как необходимый атрибут общения, и это естественно для компаний, где нет других объединяющих интересов. Поводом для встреч становится выпивка. Достать бутылку, выпить, поговорить о том, где достал и можно ли взять еще,— вот замкнутый круг алкогольной активности.

Компания пьющего подростка выглядит, таким образом, как группа напористых, пробивных, умеющих, если понадобится, применить физическую силу и обмануть парней и девушек “в крутом прикиде”. Но по большому счету они одиноки. Никому нет дела до переживаний и бед члена группы. Да и сами эти переживания не могут быть сформулированы из-за неразвитой способности к рефлексии. В группе проблемных подростков преобладают архаичные нормы поведения примитивного сообщества: культ физической силы, подчинение авторитету, бесцеремонность, неуважение к личности партнера. Отсутствие навыков интеллектуального общения в группах риска делает его подчеркнуто эмоциональным. Сплачивают не разделяемые идеи, а общие переживания. Возбудителем переживаний являются какие-нибудь зрелища и/или алкоголь. Иллюзия эмоциональной близости создает чувство защищенности перед лицом окружающего мира. Все это подчеркивается единством



35



стрижки, одежды, грима, произносимыми хором речевками. Возникающий в результате релаксационный эффект гасит внутреннее напряжение. Зрелищные формы общения поразительно действенны, но абсолютно индифферентны к предметной и ценностной стороне, поскольку изначально не рефлексивны, не предполагают обращения человека к основам своего поведения и мышления.

Подростковые группировки, состоящие из трудных ребят, обычно хорошо организованы, требуют беспрекословной преданности группе. Не имея вертикальных связей с миром взрослых, группа обеспечивает устойчивость за счет жестких горизонтальных внутригрупповых связей. Западноевропейские социологи отмечают аморфность внутригрупповых структур объединений подростков из групп риска. У наших — другой опыт: армия и спецПТУ. Внутригрупповая лояльность подчеркивается противопоставлением другой группировке. Противопоставление “мы” и “они” — также архаичный компонент.

Определенное влияние на подростковые группы начинает оказывать уголовный мир, поскольку деперсонализация и низкий уровень рефлексии позволяют внедрить самые различные цели и ценности. Уголовные лидеры оказываются более активными в этом отношении, чем государство и общество.

В большинстве стран Европы в 80-е гг. получила распространение такая форма помощи молодежи из групп риска, как “педагогика переживаний”. Согласно ее установкам, молодежь должна в условиях путешествий или жизни в молодежном лагере приобретать новый социальный опыт. Перед лицом природы и при взаимозависимости в группе их привычному поведению должно противостоять нечто новое, что поможет преодолеть страх перед личной несостоятельностью и побудит их действовать, быть солидарными с более слабыми, включиться в достижение общих целей. Опыт такой работы в 80-е гг. был и в нашей стране, но сейчас он сходит на нет. Государство экономит деньги, не опасаясь того, что потенциальные достижения новой рыночной цивилизации будут сметены толпами обделенных жизнью люмпенов.

Богатые страны могут, конечно, позволить себе организацию для маргинальных групп молодежи путешествий на парусниках, походов в горы или других приключений. Возможно, для условий нашей страны будет более реальной организация артелей или бригад для совместной работы. Об этом сейчас говорят многие педагоги и публицисты. Но реже говорится о том, что терапевтический эффект может быть достигнут не на любой работе. Необходимы минимальные хотя бы духовные и интеллектуальные компоненты. Важно соблюсти принципы самоорганизации в работе, учитывать ее обучающий потенциал. Эти эффекты будут наибольшими, когда производственный цикл — от получения заказа до его реализации — совершается с участием самих подростков.

Поступила в редакцию 12.III 1992 г.



--------------------------------------------------------------------------------

1 Толстых А. В. Подросток в неформальной группе. М.: Знание, 1991.



Комментарии:

Последние скандалы:

Загрузка...


© Минская коллекция рефератов



Будьте внимательны!ИНФОРМАЦИЯ ПО РЕФЕРАТУ:

СТУДЕНТАМ! Уважаемые пользователи нашей Коллекции! Мы напоминаем, что наша коллекция общедоступная. Поэтому может случиться так, что ваш одногруппник также нашел эту работу. Поэтому при использовании данного реферата будьте осторожны. Постарайтесь написать свой - оригинальный и интересный реферат или курсовую работу. Только так вы получите высокую оценку и повысите свои знания.

Если у вас возникнут затруднения - обратитесь в нашу Службу заказа рефератов. Наши опытные специалисты-профессионалы точно и в срок напишут работу любой сложности: от диссертации до реферата. Прочитав такую качественную и полностью готовую к сдаче работу (написанную на основе последних литературных источников) и поработав с ней, вы также повысите ваш образовательный уровень и сэкономите ваше драгоценное время! Ссылки на сайт нашей службы вы можете найти в левом большом меню.

ВЕБ-ИЗДАТЕЛЯМ! Копирование данной работы на другие Интернет-сайты возможно, но с разрешения администрации сайта! Если вы желаете скопировать данную информацию, пожалуйста, обратитесь к администраторам Library.by. Скорее всего, мы любезно разрешим перепечатать необходимый вам текст с маленькими условиями! Любое иное копирование информации незаконно.




Флаг Беларуси Поиск по БЕЛОРУССКИМ рефератам


ДАЛЕЕ выбор читателей



Канал LIBRARY.BY в VK Мы в Одноклассниках Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY)