ЭВОЛЮЦИЯ ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШЕ

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА


ПОЛИТИКА: новые материалы (2023)

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЭВОЛЮЦИЯ ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2022-02-22

Формирование демократической политической системы составляет суть процесса общественной трансформации в странах Центральной и Юго- Восточной Европы. Основные направления этого процесса - становление правового государства, в частности парламентской демократии, а также утверждение и в негосударственной сфере принципов политического плюрализма. Несомненный научный интерес в связи с этим вызывает проблема создания и эволюции партийной системы в постсоциалистический период, прежде всего рассмотрение многопартийности как элемента новой государственности, в данном случае - польской, что и является предметом настоящей статьи.

На рассматриваемый процесс наложила отпечаток польская специфика: сохранение в социалистический период влияния католической церкви, хотя бы видимости многопартийности (наряду с Польской Объединенной рабочей партии (ПОРП), игравшей ведущую роль, существовали Объединенная крестьянская партия (ОКП) и Демократическая партия (ДП); возникновение в середине 1950-х годов первых разрозненных оппозиционных организаций, которые в 1980-е годы являлись уже организованной оппозицией существовавшему строю и выступали против "вассального" положения по отношению к КПСС и СССР; череда польских общественно-политических кризисов (1956, 1968, 1970, 1976, 1980 - 1981 гг.). Все это "размягчало" авторитарную коммунистическую систему, способствовало ее либерализации, вынуждало власти идти в чем-то навстречу организованной оппозиции, чтобы избежать гражданской войны, и именно поэтому сесть в конечном счете за "круглый стол" с антикоммунистами. С общественно-политической и психологической точек зрения польские граждане были на рубеже 1980 - 1990-х годов гораздо больше готовы к преобразованиям в собственной стране, чем некоторые другие народы в соседних социалистических странах. Гражданская зрелость поляков достигала более высокой отметки, поэтому и строительство плюралистической партийной системы пошло в Польше быстрее.

Итогом переговоров за "круглым столом" партийно-правительственной коалиции ПНР и антикоммунистической оппозиции, проходивших с 6 февраля


Майорова Ольга Николаевна - канд. ист. наук, научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 47


по 5 апреля 1989 г., стал сценарий, предполагавший проведение после четырехлетнего переходного периода многопартийных выборов, в которых планировалось участие на конкурентной основе свободно созданных политических движений и партий. Соглашениями предусматривалось: 1) участие оппозиции в Сейме в намеченном объеме (35%); 2) полностью конкурентные выборы в Сенат; 3) коалиционное правительство во главе с представителем ПОРП; 4) создание поста президента, гарантирующего политическую стабильность. Следовательно, намечался эволюционный путь изменения политического строя в Польше. Были согласованы также основные принципы и условия реализации новых решений: политический и профсоюзный плюрализм, свобода слова, демократический способ формирования государственной власти, независимость судов, сильное рабочее и территориальное самоуправление и др. В целом принятые постановления означали слом монопольной власти ПОРП и открывали путь к падению старой системы.

7 апреля 1989 г. Сейм во исполнение решений "круглого стола" принял новый избирательный закон и изменил Конституцию, вводя пост президента и учредив вторую законодательную палату - Сенат. 20 мая Верховный суд в Варшаве вновь зарегистрировал Независимый самоуправляемый профсоюз "Солидарность", запрещенный после введения военного положения в декабре 1981 г. В ходе избирательной кампании он занял наступательную позицию, его активно поддерживала католическая церковь. ПОРП же вела себя пассивно, полагая, что уже и так обеспечила себе относительное большинство в Сейме на основе соглашений "круглого стола". Это оказалось, как подчеркивали некоторые исследователи, серьезным не только тактическим, но и стратегическим просчетом [1. С. 40].

Сценарий, разработанный за "круглым столом" и предполагавший четырехлетний переходный период, был серьезно скорректирован реальными событиями. Выборы в парламент 4 июня 1989 г. привели к поражению и распаду правящей коалиции - ПОРП, ОКП, ДП. Победили кандидаты "Солидарности" (они получили все места, за которые боролись: 35% в Сейме и около 90% в Сенате). Результаты парламентских выборов изменили общественно-политические настроения и ситуацию в стране. Они сыграли роль неформального плебисцита "за или против коммунизма". 23 августа 1989 г. было создано первое некоммунистическое правительство Т. Мазовецкого, лидера католической фракции "Солидарности".

На рубеже 1989 - 1990 гг. произошли существенные перемены в расстановке политических сил. Наступил окончательный распад коммунистической системы. До 1989 г. процессы политической дифференциации искусственно тормозились как тогдашней политической системой, так и самой оппозицией, которая перед лицом борьбы с системой предпочитала сохранять свое единство. Поэтому в первой половине 1990 г. процесс перемен охватил прежде всего партии времен ПНР. Поражение на парламентских выборах углубило внутренний кризис ПОРП. В январе 1990 г. на базе заявившей о прекращении своей деятельности ПОРП возникла Социал-демократия Республики Польша (СДРП). Объединенная крестьянская партия, пытаясь обновиться, преобразовалась в Польскую крестьянскую партию (ПКП). Демократическая партия утратила свое влияние [2].

8 июле 1990 г. был принят закон о политических партиях, в соответствии с которым достаточно было 15 подписей, чтобы создать и зарегистрировать

стр. 48


партию. Многопартийная система формировалась на основе идейно- политического расслоения элиты, вышедшей из "Солидарности".

Политическая неустойчивость полностью проявилась во время президентской кампании 1990 г. В ее ходе использовались главным образом персональные, а не сущностные аргументы и социальная демагогия. Появились также популистские и антисемитские акценты. Правая оппозиция, которая не участвовала в "круглом столе", все более радикализировалась. Л. Валенса в качестве кандидата в президенты выступил с идеей "ускорения" и "войны в верхах" среди солидаристской элиты, которая была направлена против ее умеренной части, осуществлявшей тогда реальную власть и выступавшей за эволюционные перемены. Соперничество двух фракций "Солидарности", из которых одна поддерживала кандидатуру Мазовецкого, а другая - Валенсы, способствовало дезориентации в обществе [3. S. 86; 4. S. 59].

Сенсацией первого тура всеобщих выборов президента РП в ноябре 1990 г. стал неожиданно высокий результат (23.1% голосов) С. Тыминьского, малоизвестного бизнесмена из Канады, который опередил премьера Мазовецкого (18.1%). Во втором туре 9 декабря президентом стал Л. Валенса, получивший 74.25% голосов (С. Тыминьский, независимый кандидат, "темная лошадка" - 25.75%).

На этот факт обращали внимание некоторые польские исследователи, анализируя итоги выборов. Так, А. Дудек отмечает, что при этом большую проницательность проявили руководители ПКП и особенно СДРП, которые в электорате Тыминьского - нескольких миллионах избирателей, негативно настроенных как к "Солидарности", так и ко всем другим политическим движениям оппозиционного происхождения - усмотрели свой большой политический шанс [5. S.134; 3. S.168].

В связи с предстоявшими 27 октября 1991 г. выборами в Сейм и Сенат ускорился процесс формирования различных партий и движений на базе политических элит "Солидарности". Было создано два-три десятка партий, представлявших весь возможный идейно-политический спектр: правые, центристские, левые, либеральные, христианско-демократические, национально-католические, аграрные и др. Предполагалось, что одни партии, вышедшие из недр "Солидарности", будут правящими, а другие - находиться в оппозиции [1. С. 46]. Сторонники Мазовецкого создали Демократический союз (ДС). К нему примыкал Либерально-демократический конгресс, в который еще в конце 1980-х годов объединились гданьские либералы. Группа правых политиков - сторонников ускорения перемен из окружения Валенсы во главе с Я. Качиньским, создала Соглашение центристских сил. Христианско- демократическое объединение сформировало избирательный блок "Избирательная католическая акция". К пилсудчиковским традициям апеллировала Конфедерация независимой Польши (КНП) Л. Мочульского, созданная еще в 1979 г.

Распад солидаристского лагеря был неизбежен, его нетрудно было предвидеть. На рубеже 1989 - 1990 гг. в нем все более ясно обозначились две ориентации. Одна обращалась к видению государства либерального и светского, главную угрозу видела в национализме, клерикализме и ксенофобии части польского общества. Вторая была близка католицизму и людовскому консерватизму, а ее сторонники важнейшим противником считали посткоммунистов, влияние которых оценивали как все еще очень большое. Распад солидаристского лагеря открыл дорогу к строительству нормальной парламент-

стр. 49


ской демократии, основой которой являются политические партии. С другой стороны, как отмечал в частности польский исследователь А. Дудек, не подлежит сомнению, что размеры дезинтеграции, особенно в лагере Валенсы, оказались слишком значительными, но проявились только в связи с парламентскими выборами 1991 г. [5. S. 110].

Поскольку число только зарегистрированных партий превысило сотню, в июне 1991 г. была принята крайне либеральная пропорциональная избирательная система для установления результатов выборов в округах, в целом обеспечивавшая каждой группировке такое число мест в парламенте, которое соответствовало ее силе и влиянию в обществе. В выборах 1991 г. приняли участие 111 избирательных объединений и блоков. Избирателям был представлен более широкий, чем в 1989 г., спектр идейно-программных предложений - оценка экономической и социальной политики солидаристских правительств, отношение к декоммунизации, вопрос о роли костела в государстве, понимание приоритетов во внешней политике. От электората требовалась ориентация на определенную политическую партию, а не просто выбора одного из двух враждебных лагерей [4. S. 92, 98]. Другая характерная черта выборов 1991 г. - то, что они не оказали на политические партии интеграционного воздействия. Исключением были постпээнэровские организации левицы, которым удалось объединиться в Союз демократических левых сил (СДЛС), что, однако, не изменило общей картины раздробленности на политической сцене. Состояние многопартийной системы большинство польских ученых оценивали как "разрозненное", "фрагментарное" [4. S. 95].

В первых свободных выборах в парламент 1991 г. приняли участие лишь 43.2% избирателей, имевших право голоса. Столь незначительное участие поляков в этой избирательной кампании явилось несомненным поражением молодой демократической системы. Наибольшую пассивность проявили те поляки, которых трансформация экономической системы коснулась особенно болезненно. Чувство потерянности в новой действительности усиливала пропагандистская атака огромного числа избирательных комитетов, вызывавшая, особенно среди малообразованных граждан, беспомощность, и как следствие - неявку [5. S.184, 186].

Формальным победителем стал ДС (12.32% голосов), но эта победа была пирровой, поскольку явилась скорее результатом раскола прежнего лагеря Валенсы, нежели сохранения электората Мазовецкого. Второе место занял СДЛС (11.99%) (и это означало рост его популярности, СДЛС гарантировал посткоммунистам не только политическое существование, но и открыл перед ними перспективу экспансии); третье - ПКП (9.22%), которые не участвовали в процессе формирования очередных кабинетов [3. S. 168]. Христианско- национальное объединение (ХНО) вошло в состав коалиции "Избирательная католическая акция", которая получила 8.98% голосов. Вслед за этим ХНО вошло в состав кабинетов Я. Ольшевского и Х. Сухоцкой. Определенного успеха достигла и КНП, которая, не имея в предыдущем Сейме ни одного депутата, продвинулась в группу шести крупнейших политических партий (8.8 %), однако осталась в оппозиции ко всем постсолидаристским коалиционным кабинетам. "Солидарность" получила 5% голосов (27 мандатов), являясь политическим резервом очередных кабинетов, хотя формально не входила в их состав.

Парламентский форум после выборов 1991 г. являл собой картину политической раздробленности, характеризовался слабостью как оппозиции, так и

стр. 50


правительства [4. S. 115]. В парламент вошли свыше 20 политических объединений, значительная часть которых имела похожие результаты, но ни одно из них не получило такого количества голосов, которое бы позволило сформировать стабильную правительственную коалицию. Это способствовало усилению позиции президента в системе высших государственных органов, в отношениях с парламентом. Вместе с тем парламентские выборы 1991 г. окончательно завершили процесс перехода от Польской Народной Республики в качестве составной части международной системы реального социализма к Республике Польша как отрицанию этой системы и элементу европейского содружества демократических наций. В годы солидаристского правления последовала череда неустойчивых коалиционных правительств.

Следующие выборы в парламент, состоявшиеся 19 сентября 1993 г., проводились в результате отзыва Сеймом кабинета Х. Сухоцкой после выраженного "Солидарностью" недоверия правительству и выбора президентом варианта роспуска парламента. Л. Валенса скорее всего стремился к модификации существовавшего в тот период политического механизма в направлении усиления полномочий президента, особенно в перспективе принятия новой Конституции и приближавшихся президентских выборов. Второй причиной роспуска парламента явилось стремление преодолеть чрезмерную раздробленность партийной системы.

Созданию крупных политических объединений способствовал принятый 28 мая 1993 г. новый закон о выборах в парламент, сохранявший пропорциональную избирательную систему, но вводивший пятипроцентный избирательный барьер для политических партий и восьмипроцентный порог - для коалиций. Если избирательная система, созданная в 1991 г., способствовала формированию максимально репрезентативного, но вместе с тем раздробленного на мелкие фрагменты Сейма, то избирательная система 1993 г. вела к уменьшению раздробленности, но Сейм стал, конечно же, не столь представительным [6. S. 13, 17]. По мнению исследователя Антошевского, избирательная система 1993 г. оказалась дискриминационной даже в более значительной степени, чем в 1989 г. [7. S. 88 - 90].

Фаворитом избирательной гонки был СДЛС, в состав которого вошли уже 20 партий и организаций. Правые силы, вышедшие из "Солидарности", в 1990 - 1992 гг. пытались политически изолировать новых польских социал- демократов, однако те сумели преодолеть изоляцию и превратиться в конструктивную оппозицию. СДЛС строил избирательную кампанию на критике либеральной экономической политики, обещал более справедливое распределение социальных издержек среди различных слоев общества, экономический рост и повышение на его основе жизненного уровня населения [1. С. 49; 5. S. 308].

В выборах в Сейм приняли участие 34 избирательных объединения, пятипроцентный барьер преодолели только шесть. Явка составила 52.1%. Наибольшую пользу из выборов 1993 г. извлекли две сильнейшие группировки: СДЛС - 20.41% голосов и 37.17% мандатов и ПКП - 15.40% голосов и 28.69% мандатов. В сумме они получили 303 мандата из 460. Уровень представительства других группировок - Демократического союза, Союза труда, КНП и Беспартийного блока поддержки реформ (ББПР) - оказался уже гораздо ниже: 3.25% ; 1.69%,; 0.99% и 1.93%. Мелкие партии, вышедшие из "Солидарности", выступили на выборах в Сейм самостоятельно и не сумели преодолеть барьер. Тем самым вместе они потеряли 35% голосов. Однако некоторые

стр. 51


польские исследователи подчеркивали, что однозначное мнение о победе бывших коммунистов было бы преувеличением, так как по сравнению с выборами 1991 г., СДЛС получил только на 8%, а ПКП - на 7% голосов больше [3. S. 90].

Поражению постсолидаристских группировок и победе СДЛС на парламентских выборах 1993 г. способствовало много факторов. Одни относились к периоду Мазовецкого, который отказался от возможности решительного наступления на посткоммунистические силы. Другие причины носили объективный характер и связывались с неизбежно высокой социальной ценой радикальных экономических перемен, которые практически повсеместно вели к "полевению" общественных настроений [1. С. 49]. Сыграл роль и такой фактор, как прогрессирующая фрагментация прежних оппозиционных элит, не способных заключать прочные коалиции [5. S. 295, 308; 4. S. 61; 6. S. 18]. Это было следствием избирательного закона, а также того, что новые политические элиты преувеличили ценности свободы. Эти ценности были в значительной мере проигнорированы беднеющей частью общества. К тому же политическая борьба внутри солидаристского лагеря создала впечатление, что новые элиты не сильно отличаются с точки зрения стиля осуществления политики от своих предшественников [3. S. 200 - 202].

Парламентские выборы 1993 г. положили начало качественно новому этапу политической эволюции. Были созданы условия для формирования партийной системы умеренного плюрализма. Она характеризовалась, в частности, существованием партий, доминирующих в системе (между ними нет слишком большой идеологической дистанции), тенденцией к созданию полярных коалиций (один блок объединял две совместно правившие политические группировки - СДЛС и ПКП, а второй - правоцентристские партии: ДС, КНП, ББПР), а также большей стабильностью правительственных кабинетов [4. S. 64, 124, 143].

В основу коалиционного соглашения был положен общий курс на продолжение экономической трансформации на принципах социальной рыночной экономики, справедливого распределения бремени социально-экономических реформ. Экономическое оживление, первые симптомы которого появились уже в 1992 - 1993 гг., оказалось не эпизодом, а устойчивым процессом. В 1995 г. рост ВВП достиг рекордного уровня в 7%. Однако бедную часть общества раздражал тот факт, что в период пребывания левых сил у власти продолжало усиливаться имущественное расслоение. Лидеры польской социал-демократии стали подчеркивать, что СДРП является скорее центристской партией, что она ориентируется прежде всего на средний класс. В процессе выполнения правительственных полномочий черты этой партии как левой слабо проявились [8. С. 98; 9. С. 37].

Поражение партий, вышедших из недр движения "Солидарность", на выборах 1993 г. потребовало переоценки их политической стратегии. Основную цель практически все группировки внепарламентской оппозиции видели в интеграции, но эти устремления все-таки закончились в 1994 - 1995 гг. неудачей (подробнее см.: [5. S. 328 - 330; 10]).

Важнейшим политическим событием со времени прихода к власти в 1993 г. коалиции СДЛС-ПКП явились вторые всеобщие президентские выборы в ноябре 1995 г. Избирательная кампания характеризовалась не столько фронтальной атакой на правительственный лагерь, в котором доминировали ПКП

стр. 52


и СДЛС, сколько острой, с взаимными обвинениями, борьбой за лидерство в постсолидаристском лагере, разделенном на отдельные партии, которые не смогли выдвинуть общего кандидата [4. S. 122; 11]. Если на выборах 1993 г. доминирующими оказались вопросы экономического характера, то в 1995 г. вновь и с удвоенной силой проявился традиционный конфликт между сторонниками "старого" и "нового" режима. Валенса сделал камертоном своей кампании проблему расчета с прошлым, лозунг же Квасьневского "Выберем будущее" сделал его символом этого будущего. Не игнорируя проблемы трактовки прошлого, СДРП заняла четкую позицию: преступники должны быть наказаны, остальное рассудит история. Следует отметить, что важным козырем Квасьневского стала конструктивная работа Конституционной комиссии под его руководством в духе достижения консенсуса различных политических сил [9. С. 39, 37].

В первом туре выборов, который состоялся 5 ноября 1995 г., первое место занял кандидат СДЛС А. Квасьневский (35.11%), второе - Л. Валенса (33.11%). Второй тур 19 ноября принес окончательную победу А. Квасьневскому, который получил 51.72% голосов.

Успехом демократических процедур было, без сомнения, активное участие в выборах избирателей (в первом туре - 64.7%, во втором - 68.2%). В то же время в числе недостатков следует отметить незначительный перевес, достигнутый А. Квасьневским, что справедливо комментировалось как "разделение Польши пополам" [5. S. 338, 363].

Большинство поляков, голосуя за Квасьневского, высказалось за неантагонистическое сосуществование политических сил. Став президентом он вышел из СДРП, но продолжал патронировать курсу партии на расширение взаимодействия с различными политическими силами, на преодоление чрезмерной политической поляризациии общества [9. С. 39 - 40]. Президентские выборы ноября 1995 г. стали важной вехой на пути укрепления позиций социал- демократии в Польше, усилился эффект сдвига влево партийной системы [4. S. 123; 12].

В 1996 г. на политической сцене явно доминировали посткоммунисты и постсолидаристы, усилившиеся за счет центра. Возросла популярность "Солидарности", начавшей готовиться к парламентским выборам сентября 1997 г. [3. S. 97]. Правые и правоцентристские партии предприняли попытку консолидации, в результате чего возникли два политических объединения - Избирательный блок "Солидарность" (ИБС) и антикоммунистическое Движение за возрождение Польши (ДВП) бывшего премьера Я. Ольшевского. Летом 1996 г. ИБС объединил около 40 партий (как солидаристского, так и несолидаристского происхождения). После образования этого блока соотношение политических сил в польском обществе изменилось [13. S. 17, 19].

Следует подчеркнуть, что главным соперником ИБС во время избирательной кампании был СДЛС. Он делал упор на факты экономического прогресса страны и ее успехи на международной арене (подготовка Польши к вступлению в НАТО и ЕС), что говорило само за себя, но в целом избирательная кампания была довольно слабо организована. Значительно более профессионально проводил кампанию ИБС, воздерживаясь от агрессивных выступлений, сознательно снижая тональность противостояния, апеллируя к традиционным национально-католическим ценностям [1. С. 54].

Парламентские выборы 21 сентября 1997 г. привели к падению находившейся у власти коалиции СДЛС-ПКП и созданию нового правительственного

стр. 53


блока, составленного из ИБС и Союза Свободы. В Сейм вошли шесть политических объединений: ИБС (33.83% голосов, 201 мандат из 460), СДЛС (27.13% и 164 мандата), Союз Свободы (13.37% и 60), ПКП (7.31% и 27), ДВП (5.56% и шесть), Немецкое меньшинство (два мандата). Таким образом, правящая коалиция (ИБС и Союз Свободы), сформировавшая правительство во главе с Е. Бузеком, располагала абсолютным большинством в Сейме (56.7%). Однако несмотря на победу правоцентристов, СДЛС и ПКП в значительной степени преуспели в сохранении прежнего уровня общественной поддержки, когда им в 1993 г. доверяло 35% общества, и их коалиция решительно доминировала [14. Р. 83; 15. S. 138; 16. С. 39].

Результаты выборов 1997 г. позволяют отметить рост стабильности польской партийной системы: сохранилась тенденция к снижению количества партий как на избирательном, так и на парламентском уровне, что было связано с поддержкой в основном двух политических сил. Президент Квасьневский, получив оппозиционно настроенный Сейм, сумел удержаться от конфронтации с законодательной властью.

Новая коалиция объединила значительно более поляризованные силы - с общими корнями "Солидарности", но с совершенно различным видением направлений, форм и методов преобразований [9. С. 41 - 42]. В этих условиях СДЛС взял на себя роль жесткой, но конструктивной оппозиции, контролирующей выполнение правительством Е. Бузека своих обещаний.

В декабре 1997 г. на III конгрессе СДРП была принята Программа, в которой партия уточнила свои ориентиры. Она стала апеллировать не к среднему классу, а к "лучшим традициям польских левых сил и европейской социал-демократии", стремясь обеспечить неконфронтационное осуществление интересов различных социальных групп. СДРП осталась ядром СДЛС, трансформировавшегося к концу 1999 г. в одноименную политическую партию (в 2002 г. насчитывала 120 тыс. человек). Приоритеты политики СДЛС - интеграция Польши в европейские структуры, развитие сбалансированных отношений с Россией, сохранение и поддержка государственного сектора в экономике, внедрение инструментов социального партнерства.

На очередных президентских выборах, состоявшихся 8 октября 2000 г., А. Квасьневский выиграл уже в первом туре, получив 54.5% голосов. С большим отрывом от него шли А. Олеховский (17.4%) и лидер "Солидарности" М. Кшаклевский (15.2%). Л. Валенса набрал менее 1%. Выборы свидетельствовали о завершении поляризации общества. Успех Квасьневского, практически "нокаутировавшего" конкурентов, не имел прецедента. Не имело прецедента и поражение М. Кшаклевского, считавшего себя главным наследником солидаристского лагеря, который еще недавно, в 1997 г., привел ИБС к победе на парламентских выборах. Оказалось, что одних лозунгов "Солидарности" для получения хорошего результата недостаточно. Усиливающийся пессимизм поляков, боязнь за будущее и недовольство растущим социальным расслоением, увеличивающейся коррупцией оказали гораздо большее влияние на избирателей, чем идеологические разногласия. Именно это недооценили правые группировки [17. 2000. N 42]. В отличие от предыдущей президентской кампании, когда Л. Валенса только незначительно проиграл А. Квасьневскому, в 2000 г., в связи с колоссальным преобладанием действующего президента, вызовом стало не столько получить этот высокий пост, сколько само учас-

стр. 54


тие, желание довести дело до второго тура, создать новые политические объединения [17. 2000. N 41].

Президентские выборы 2000 г. способствовали значительным изменениям на политической сцене. В результате их окончательно распался ИБС (Если в 1991 г. "Солидарность" насчитывала 2.5 млн. членов, то в 2000 г. - около 900 тыс. В июне 1998 г. ее деятельность позитивно оценивали 34% анкетируемых, а в июне 2002 г. - только 13%), очень ослаб Союз Свободы, а благодаря победе Квасьневского усилился СДЛС. Именно со времени президентских выборов ПКП начала отстраивать свои позиции после беспрецедентного поражения 1997 г.

Вскоре после президентских началась кампания парламентских выборов 2001 г. Сначала возникла Гражданская платформа, дававшая надежду на строительство широкого либерально-консервативного политического объединения. Она потеснила Союз Свободы, наиболее стабильную группировку, неизменно имевшую парламентское представительство в количестве 60 человек и объединявшую авангард деятелей прежней оппозиции. Затем была создана партия "Право и справедливость" братьев Качиньских, ищущая своего шанса под лозунгом строительства новой польской правицы. Крайняя правица, которая прежде не достигала результатов на выборах, хотя ее взгляды разделяет значительная часть общества (неодобрительное отношение к ЕС, полное отрицание направления польских перемен), теперь стартовала как Лига польских семей и Самооборона. СДЛС уже за несколько месяцев до выборов лидировал в зондажах, значительно опережая другие группировки. Такой ситуации во время прежних свободных выборах не было, всегда была предвыборная борьба, иногда даже, как в 1997 г., равная. Кампания 2001 г. отличалась от предыдущих также тем, что велась без серьезных идеологических споров, дискуссий о прошлом и даже о будущем. Следовательно, на выборах 2001 г. сплоченный левоцентристский блок - и против только формирующиеся группировки [17. 2001. N 38].

Исследователи подчеркивали, что парламентские выборы 2001 г. напоминали президентские выборы 2000 г. тем, что был один лидер. Если президентские выборы были своего рода "репетицией" парламентских, отражая расстановку сил в стране, то парламентские выполняли ту же роль перед выборами в органы самоуправления, которые намечались на 2002 г. Вхождение в парламент - важная цель для партии, но в действительности властные структуры строятся на местах [17. 2002. N 39].

В 2001 г. выборы в Сейм проходили по измененному закону о выборах. Принятая теперь система подсчета голосов (Sainte-League) позволяет получить представительство в парламенте при среднем и даже слабом результате. Можно получить около 10% голосов, чтобы иметь несколько депутатов и после выборов основать очередную партию [17. 2001. N 21].

Следует немного подробнее остановиться на партии "Право и справедливость" - самой молодой на политической сцене, но одновременно и самой старой, так как это прежнее Соглашение центристских сил (СЦС). Образование в мае 1990 г. СЦС было большим событием для польской политической сцены. Л. Качиньский хотел опереться на провинцию, на людей вне элит, которые ранее не участвовали в большой политике, не были советниками "Солидарности" в августе 1980 г. и не заседали в Гражданском комитете при Л. Валенсе. О вступлении в СЦС заявили около 60 тыс. человек и, следова-

стр. 55


тельно, СЦС вошло, наряду с СДРП и ПКП, в тройку крупнейших польских объединений. 1990 - 1993 гг. - важнейший период в истории СЦС, когда оно еще было влиятельной политической силой. Оно должно было объединить многие течения правицы, а стало символом нескончаемых делений, больше занималось прошлым, люстрацией, декоммунизацией, чем рынком и реформами. Три фактора способствовали созданию партии "Право и справедливость": назначение Л. Качиньского на пост министра юстиции и его быстро растущая популярность благодаря высказыванию своей четкой и непримиримой позиции относительно коррупции в государственных органах; успех Гражданской платформы, который показал, что существует общественное ожидание нового качества в политике; и, наконец, ускоряющийся распад ИБС, который утратил по крайней мере 2/3 электората 1997 г. Если СЦС создавалось как центристское формирование, то "Право и справедливость" воспринимается как группировка явно правая, хотя парадоксально, что ее лидер в прошлом представлял скорее социал-либеральные взгляды и сегодня много говорит о социальной справедливости [17. 2001. N 29].

На парламентских выборах 23 сентября 2001 г. убедительную победу одержала левая коалиция: за блок СДЛС - Союз труда (СТ) проголосовали 41% пришедших к урнам поляков. Партии, правившие в предыдущий период, потерпели сокрушительное поражение: ИБС и его соратник по правительственной коалиции Союз Свободы не смогли даже преодолеть избирательный порог для вхождения в Сейм. 13% голосов получили либералы из правоцентристской Гражданской платформы, сгруппировавшейся вокруг А. Олеховского, занявшего второе место на президентских выборах 2000 г. Эта платформа была призвана ослабить левых, но одновременно отобрала голоса у правоцентристов ИБС. В парламенте появились радикалы: крайне левая партия "Самооборона" (10% голосов), созданная на базе сельского профсоюза, и крайне правая Лига польских семей с ее откровенно антиевропейской и клерикальной идеологией (7%). За центристское "Право и справедливость" и ПКП проголосовали по 9% избирателей. Социал-демократам не хватило всего 12 мандатов, чтобы самостоятельно сформировать правительство.

Такую убедительную победу левых связывают прежде всего с последствиями поражения польских правых на президентских выборах 2000 г., когда они фактически перессорились между собой. Сокрушительное поражение "старых правых" в Польше стало своеобразной тенденцией, начатой Л. Валенсой, которого поляки уже давно не воспринимают как политика. Возможно, именно в этом - в неспособности адаптироваться к требованиям времени - и кроется одна из причин потери правыми популярности первых постсоциалистических лет. Польские аналитики подчеркивают, что объективным союзником левых была экономическая и политическая ситуация: замедление темпов экономического роста (а он всегда был для поляков предметом национальной гордости), бюджетный дефицит, который привел к серьезному - по польским меркам - финансовому кризису, высокий уровень безработицы, прежде всего в селах и маленьких городках, несовершенство реформы здравоохранения, многочисленные забастовки. Однако Бузек продержался на высокой должности до конца срока, невзирая на фактический распад правящей коалиции ИБС - Союз Свободы после президентских выборов 2000 г., как раз благодаря позиционированию себя как компромиссной фигуры.

стр. 56


В течение года, прошедшего с последних парламентских выборов, на политической карте Польши произошли большие перемены. СДЛС явно ослаб. За этот период он потерял наибольшее число избирателей (неполные 25% на выборах в сеймики против 41% голосов на парламентских выборах). Распад электората СДЛС увеличил прежде всего радикальные группировки: "Самооборону" и Лигу польских семей (по результатам выборов в местное самоуправление в ноябре 2002 г., в воеводских сеймиках они получили в сумме 33% голосов, т.е. больше, чем СДЛС), которые решительно обогнали ПКП (9.5% мандатов) [17. 2002. N 48]. Слабее стали правоцентристы (коалиция Гражданская платформа - "Право и справедливость" получила почти 18% мандатов), совсем исчез политический центр. Союз Свободы практически не проявился на этих выборах. Следовательно, выборы в самоуправление подвели черту под существованием Союза Свободы в прежней форме и под прежним руководством [17. 2002. N 45].

О причинах усиления радикальных группировок - популистского, антиевропейского, антирыночного направления - неоднократно писали польские исследователи. Так, Я. Майхерек отмечал, что "все больше поляков приходят к убеждению, что на честную и эффективную власть им рассчитывать не приходится, в результате чего нарастает разочарование. Вследствие этого в отношении граждан к государству начинают преобладать претензии и домогательства, что выражается в поддержке социальных популистов и демагогов" [18. 10 - 11 VIII. 2002]. Л. Колярская-Бобинская, директор Института общественных вопросов подчеркивала, что за последние годы поляки все меньше доверяют Сейму, правительству, органам местного самоуправления и правосудию. При столь большом потенциале недоверия очень легко пускают корни популистские движения. Поляки ценят демократию, но считают, что она плохо функционирует, ее институты недейственны, враждебны человеку, а политический класс обособлен и руководствуется собственной выгодой [18. 2 - 3. XI. 2002]. Кратко этот процесс социологи характеризуют следующим образом: побеждает тот, кто сумеет лучше выразить настроения общественного недовольства.

Новый импульс польской политике дало окончание переговоров с ЕС, принятие решения в Копенгагене в декабре 2002 г. о приеме Польши в ЕС в 2004 г. А. Михник считает, что утрачивают силу прежние деления, уходящие корнями в военное положение, в отношение к "круглому столу". Сегодня основная линия деления проходит между теми, кто за интеграцию с Евросоюзом или против нее. По его мнению, необходима новая "жирная черта", которая позволит объединиться вокруг идеи интеграции и сделает недействительными споры, делившие польскую политику 13 лет назад. Закончилось время политического лавирования. Следовало четко сказать "за" или "против" [17. 2002. N 49, 51/52]. И это было сделано на референдуме, проходившем в течение двух дней - 7 и 8 июня 2003 г. 77% принявших в нем участие выразили свое согласие на вступление Польши в Европейский Союз. При этом следует отметить, что в ходе подготовки референдума была проведена большая организационно- пропагандистская работа. Так, еще осенью 2002 г. лидеры семи политических партий подписали в Варшаве пакт в поддержку европейской интеграции и декларацию в связи с вступлением Польши в Евросоюз. Обязательство сотрудничать в деле объединения Европы взяли на себя СДЛС, СТ, Гражданская платформа, Союз Свободы, Общественное движение, Народно- демократическая партия и Движение новой Польши. К пакту не присоединились ПКП, "Право и справедливость", Лига польских семей и "Самооборона" [19.26.11.2002].

стр. 57


Нельзя недооценивать роль костела в результатах референдума. В частности, слова неоспоримого авторитета Папы Римского Иоанна Павла II, обращенные к землякам: "Польша нуждается в Европе, Европа нуждается в Польше", убедили сказать "да" многих из тех, кто еще колебался.

Подводя итоги, следует подчеркнуть, что без сомнения, крупнейшим успехом минувшего 15-летия является построение фундамента демократических порядков. Проявлением процесса демократизации является, в частности, достигнутый прогресс в формировании многопартийной системы. Произошло известное упорядочение политической системы. Сначала она характеризовалась большим распылением. Конец декады принес консолидацию политических сил и зарождение системы с двумя доминирующими полюсами (ИБС и СДЛС), а также с относительно сильными партиями, выражающими конкретные интересы (ПКП и Союз Свободы). В настоящее время картина изменилась: распался ИБС, потерял влияние Союз Свободы, усилились радикальные группировки. Активность в политической жизни проявляют не более 10 - 15 партий: либеральные, социал-демократические, аграрные и христианско- демократические. Несмотря на обилие партий, они не в состоянии предложить альтернативу неолиберальной экономической политике, альтернативную программу дальнейших преобразований. Ценностью и причиной успехов польских перемен после 1989 г. было именно продолжение основного направления реформ, а не стремительное изменение курса.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Бухарин Н. И., Синицина И. С., Чудакова Н. А. Польша: десять лет по пути реформ // Новая и новейшая история. 2000. N 4.

2. Майорова О. Н. Идейно-политическая эволюция Демократической партии в Польше // Политические партии и движения Восточной Европы. М., 1993.

3. Kofman J., Roszkowski W. Transformacja i postkomunizm. Warszawa, 1999.

4. Knyzewski K. Partie i system partyjny w Polsce w okresie transformacji ustrojowej. Warszawa, 1998.

5. Dudek A. Pierwsze lata III Rzeczypospolitej. 1989 - 1995. Krakow, 1997.

6. Szeliga Z. Transformacja systemu wyborczego do Sejmu // Kierunki ewolucji systemu politycznego Rzeczypospolitej Polskiej. Lublin, 1997.

7. Antoszewski A. System wyborczy i wybory parlamentarne po 1989 r. // Polityka w Polsce w latach 90. Wybrane problemy. Wroclaw, 1999.

8. Левый поворот и левые партии в странах Центральной и Восточной Европы. М., 1998.

9. Яжборовская И. С. Динамическая стабилизация. Социал- демократическая альтернатива в Польше // Свободная мысль. 1999. N 12.

10. Майорова О. Н. Правые группировки на польской политической сцене // Политический ландшафт стран Восточной Европы середины 90-х годов. М., 1997.

11. Dziemiodok B. Prawica w wyborach prezydenckich 1995. Proces wylaniania kandydatow // Annales Uniwersitatis Marie Curie Sklodowska. Sectio K. Politologia. Lublin, 1997. Vol. IV.

12. Jasiewicz K. Nowe wraca? Wybory prezydenckie 1995: ciaglosc i zmiana zachowan wyborczych // Studia polityczne. Warszawa, 1998. N 8.

13. Gebetner St. Partie i ich koalicje przed wyborami parlamentarnymi 1997 // Wybory 1997. Partie i programy wyborcze. Warszawa, 1997.

14. Roszkowski W. The Afterlife of Communism in Poland // Changing rules. Polish political and economic transformation in comparative perspective. Warsawa, 1997.

15. Herbut R. Partie polityczne i system partyjny // Polityka w Polsce w latach 90. Wybrane problemy. Wroclaw, 1999.

16. Задорожнюк Э. Г. Социал-демократия в Центральной Европе. М., 2000.

17. Polityka.

18. Rzeczpospolita.

19. Gazeta Wyborcza.


Новые статьи на library.by:
ПОЛИТИКА:
Комментируем публикацию: ЭВОЛЮЦИЯ ПАРТИЙНОЙ СИСТЕМЫ В ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПОЛЬШЕ

© О. Н. МАЙОРОВА ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.