М. И. ЛЕОНОВ Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг.

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА


ПОЛИТИКА: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему М. И. ЛЕОНОВ Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-04-14

М. И. ЛЕОНОВ Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг. М. РОССПЭН. 1997. 512 с.

М. И. Леонов - доктор исторических наук, профессор Самарского государственного университета так определяет недостатки советской интерпретации истории Партии социалистов-революционеров: "внимание исследователей было сосредоточено преимущественно

стр. 167


на социальной концепции. Идеология довлела. Усилия были направлены на то, чтобы представить миросозерцание эсеров изначально ложным, а деятельность фатально обреченной на постоянные ошибки и конечный провал... Под схему подбирались единичные, зачастую препарированные факты" (с. 12). Принципиальная слабость современных обобщающих работ по истории политических партий России вызвана, по мнению автора, "отсутствием определенной методологической позиции, что создает впечатление аморфности и неопределенности" (с. 13-14). Оценивая достижения западных коллег, автор полагает, что "приверженность принципу линейной поступательной истории и отрицание или недостаточное прочувствование особенностей России не позволили им в полной мере выявить истинный характер роли партии эсеров в протекавших в стране событиях" (с. 17).

Методологический эскиз анализируемого исследования лежит в плоскости цивилизационного подхода. Катаклизмы российской истории XX в. автор связывает с тем, что "великая держава преобразовывалась. Она давно не являла собой монолит. В ней сосуществовали многовековая исконная земледельческая космоцентрическая и относительно молодая технологическая, индустриально-городская культуры" (с. 3). Исходя из этой посылки, он предлагает классифицировать партии не только по социальной, идеологической и тактической ориентации, но и по их отношению к вышеназванным культурам. Союз русского народа, Союз 17 октября и Партию социалистов-революционеров можно, по мнению автора, отнести к почвенным, а Конституционно- демократическую партию и РСДРП - к прозападническим партиям (с. 5). Однако по пути многофакторности и цивилизационного подхода Леонов пошел, как представляется, слишком радикально, отказавшись от линейного представления о времени в пользу циклического (с. 17), Последнее выглядит искусственно: в рассматриваемом случае оно "не работает", не говоря уже о том, что циклическое ("мифическое", "церковное") время, как и линейное ("историческое", "индустриальное"), является социальной конструкцией, созданной человечеством для удобства упорядочения своей деятельности. Между тем, представление о "линейном времени" разделялось многими персонажами в книге Леонова и, следовательно, должно быть учтено при выявлении их поведенческой ориентации.

Автор избирает проблемно-хронологический принцип изложения. К наиболее важным проблемам им отнесены "генезис партии, идеологическая концепция, программа, организация, численность, социальный состав, тактика, то есть методы и средства реализации задач сегодняшнего дня и перспективы, включая сюда и террор, взаимоотношение с другими партиями, союзами и массовыми организациями, объем и характер воздействия на основные группы населения, реакцию на правительственные мероприятия. Вместе с тем, необходимо показать партию в хронологии событий, сконцентрировав внимание на узловых моментах: начало революции, время открытого противостояния (октябрь- декабрь 1905 г.), дни первой Думы, события июля 1906 г., "втородумский период" (с. 18).

Автором использован обширный круг архивных, в том числе из поволжских архивохранилищ, а также опубликованных источников, преимущественно партийного происхождения. Существенное внимание уделено местным организациям эсеров.

В книге показана сложность оформления партии эсеров, происходившего, как и в других партиях, по схеме "сверху вниз". Процесс ее становления затруднялся размытостью границ между рабочими и крестьянами, что вело к созданию объединенных организаций социалистов-революционеров и социал-демократов в Поволжье и на Урале. Затруднялась выработка программы, в том числе, и в связи с отсутствием единства по вопросу, на ком следует сконцентрировать усилия партийной работы - на крестьянстве или пролетариате. Сложно было с финансами из-за недостатка внутренних ресурсов. В итоге, утверждает автор, "накануне революции эсеры представляли из себя совокупность малочисленных групп, в основном юной молодежи, с незначительными связями с массами" (с. 38). Становление массовой партии пришлось на 1905 г. (особенно на осень). Организации располагались неравномерно: самые деятельные филиалы в Поволжье и сопредельных уральских губерниях, основная масса крестьянских организаций приходилась на территории от Нижегородской и Самарской губерний на востоке до Смоленской и Киевской на западе, где были самые малые наделы, самые высокие цены на землю, широко распространенное земледелие существовало в условиях неразвитости форм наемного труда и резкой экономической дифференциации крестьянства. Эсеровские организации в годы революции отличались рыхлостью, слабой их связью с ЦК и населением, низким уровнем дисциплины и фракционностью.

На рубеже 1906-1907 гг., считает Леонов, в партии состояло 62609 человек (214

стр. 168


партийных организаций), в годы революции несколько более 65 тыс., (с. 53). Рабочие - 43,2%, крестьяне - 45,2%, интеллигенты - 11,6% (с. 59). В партийном руководстве преобладали "народническое" и "народовольческое" поколения.

Характеристика социального облика партии не может не вызвать некоторых возражений. Смущает описание состава участников организаций по предложенному самой партией критерию, отражавшему идеологические представления о "трудящихся" или "социалистических" классах (такой подход вряд ли можно считать научной классификацией). Следствием этого стал ряд выводов, вызывающих недоумение. Неопределенность и субъективность термина "интеллигент" ведет к неоправданному отделению служащих (с. 67). Примерно равное количество рабочих и крестьян среди эсеров, а также наличие нецензовой интеллигенции не служит достаточным основанием для вывода, что "это отражало ориентацию на во многом патриархальные слои традиционного и раннеиндустриального общества, близкие по своему социальному положению и настроению" (с. 61).

Вызывает возражение и мнение о ненадежности и, главное, недостаточной представительности данных, которыми располагала политическая полиция. К ним, конечно, надо относиться критически, но следует учитывать и то, что эти материалы содержат уникальную информацию не только о профессиональной и сословной принадлежности эсеров, но и о возрасте, этническом происхождении, конфессии, образовании, семейном и материальном положении членов этой партии.

Неоправданно деление лидеров - В. М. Чернова, М. Р. Гоца, М. А. Натансона и других - на правых и левых по такому критерию, как отношение к работе в массах. В результате среди правых, дистанцировавшихся от массовой пропаганды, оказались Е. Ф. Азеф и Б, В. Савинков, а на левом - "массовики" Е. К. Брешко-Брешковская, Н. И. Ракитников, С. Н. Слетов. Впрочем, в другом месте автор признает более основательной градацию уровня революционности, предложенную А. С. Изгоевым, согласно которой степень левизны прямо пропорциональна опасности деятельности эсеров (с. 395), что меняет местами намеченные Леоновым крылья эсеровского руководства.

Теоретическим фундаментом неонароднической доктрины являлись, по мнению автора, неприятие марксистского тезиса о примате экономического фактора в развитии общества, философский позитивизм и бернштейнианство - правда, без сомнений Э. Бернштейна относительно целесообразности революционных потрясений. Капитализм рассматривался как факт естественного социально-экономического развития города и промышленности, оставаясь чужеродным телом в аграрном секторе. Эсеровские теоретики исходили из концепции "некапиталистической эволюции" и "положительных и отрицательных сторон капитализма", в зависимости от конкретных исторических и географических условий.

Леонову удалось показать некоторые тонкости социальной концепции эсеров, размывающие расхожие представления о ней. Так, крестьянская община, традиционно считавшаяся ядром эсеровских построений, действительно рассматривалась как существенное звено будущего социалистического общества, но функционально постепенно сближалась с кооперацией. В годы революции возникло мнение, что "община не может рассматриваться как единственное и непременное средство переустройства сельского хозяйства" (с. 97). Среди эсеровских интеллектуалов обозначились сомнения в отношении коллективизма "трудового крестьянства", а в роли авангарда революции фигурировал исключительно пролетариат. Автор приходит к выводу, что "эсеровский социализм был попыткой смоделировать идеальное общество в условиях существования космологической и технологической культур, обеспечить сохранение первой, предотвратить разрушающее воздействие второй" (с. 102). С аналогичной позиции рассматривается программа партии и ее отношение к террору. Первая, справедливо полагает историк, "была попыткой радикального разрешения глобальных проблем при максимально возможном сохранении традиционного общества" (с. 125).

Анализ тактических поворотов партии эсеров в контексте динамики революционных событий, позволяет автору конкретизировать и аргументировать свои предыдущие наблюдения. Оценивая деятельность партии в 1905г., автор констатирует: "Поиски "своего метода" не увенчались успехом. Политическое руководство не сумело консолидировать партийные ряды, выработать оптимальную линию поведения и утвердить ее на партийном форуме. В силу чего каждая областная, губернская, городская и уездная организации вынуждены были действовать на свой страх и риск, руководствуясь обстоятельствами момента" (с. 168). Не лучше обстояло дело в середине 1906 года (с. 260). Неверная оценка собственных сил, крес-

стр. 169


тьянских намерений, Думы отразились в нежелании эсеровского руководства закрепиться в руководстве Всероссийского крестьянского союза и в нереалистических решениях 1 съезда партии.

Автор подчеркивает активное участие эсеров в стихийной октябрьской политической стачке и их руководящую роль в декабрьском московском восстании 1905г., в военных восстаниях лета 1906 г., крестьянских выступлениях, успешное участие в выборах во 11 Думу. Леонов приходит к выводу, что на рубеже 1906-1907 гг. эсеры представляли между собой массовую партию, способную приспособить свою тактическую линию к резко меняющимся обстоятельствам.

В связи с анализом избирательной кампании и думской деятельности эсеров автор вновь обращается к вопросу о социальной природе эсеровской партии. По его наблюдению, к эсерам тяготели рабочие и служащие крупных казенных предприятий, а работники текстильных и мелких заведений ориентировались на социал-демократов, что и определило конечный успех последних на выборах. Следует, очевидно, учитывать, что крупная промышленность России обслуживалась рабочими в первом поколении, не утратившими связи с крестьянством. К сожалению, автор не подкрепляет своего наблюдения убедительными аргументами.

В главах, посвященных поведению партии эсеров в революции, обнаруживается явный "перекос" информации в пользу столичных событий и партийных форумов. При этом обходятся молчанием октябрьские столкновения 1905 г. социалистических демонстраций с патриотическими манифестациями по всей стране, более известными как "черносотенные еврейские погромы". Между тем, эти события играли весьма существенную роль в формировании массовых стереотипов в отношении партий, в том числе и эсеровской.

В заключении автор стремится рассмотреть роль эсеровской партии в контексте российской многопартийности. Сопоставление партий проводится по ряду критериев: по программам и тактике, численности и составу, размещению и организационным принципам. Это подкрепляет тезис о слабости и недолговечности российской многопартийности. К сожалению, приходится отметить ряд слабых мест в изложении автора: повторяются общеизвестные истины, наблюдения, содержащиеся в других главах; текст перегружен цифрами (с. 397-398).

Думается, указанные недостатки во многом связаны с традициями, укоренившимися в советской историографии еще в 70-х- начале 80-х годов.

Здесь уместно вернуться к критике западной историографии, которая, по мнению автора, недооценила и "не прочувствовала" специфику России, переставшей в XVlll- XIX вв. быть "монолитом"; население стало носителем качественно различающихся культур. Но сам образ "монолитности" данного общества - естественный компонент формационного подхода, другими словами- наследие марксизма. При столкновении этого стереотипа с конкретным историческим материалом и у советских историков, начиная с 60-х гг. (с "нового" направления), родилось представление о гетерогенности российской цивилизации и истории. Сохраняется и идеально-типический гомогенный образ западных обществ, пресловутое противопоставление России Западу. Между тем, за пределами бывшего СССР давно пробило себе дорогу представление об "одновременности разновременного" в истории (Э. Блох), как о естественном и универсальном следствии соседства и переплетения процессов и структур различной длительности, скорости, долговечности 1 . Видимо, поэтому западные коллеги воспринимают российскую историю как органичную часть европейской 2 .

Плодотворная постановка проблем истории российских политических партий видится в контексте цивилизационного подхода и сравнения аналогичных явлений и процессов в интернациональном масштабе. Привязка каждого из партийно- политических направлений исключительно к одной - либо традиционной, либо индустриальной - культуре является упрощением, допустимым лишь в качестве предварительного ориентира для упорядочения источниковых данных. В каждом из течений освободительного движения в России сложно перекрещивались традиционное и современное миропонимания. Почвенники и вестернизаторы соседствовали внутри славянофильства и западничества, социал-демократии и неонародничества, кадетства и октябризма. Доиндустриальное сознание российского населения, пластично описываемое в категориях "моральной экономии" (Э. Томпсон), получило отражение в новейших социалистических и либеральных доктринах 3 . Этой проблемы, собственно говоря, косвенно касается и Леонов, упоминая о неадекватном восприятии социализма крестьянством и рабочими (с. 18, 254). Представляется целесообразным цивилизационный анализ партийных идеологий, выявление в них компонентов "политической" и "моральной экономии", исследование их взаимодействия. Предстоит более плас-

стр. 170


тичное изучение "социально-моральной среды" (Р. Лепсиус) политических партий по возможно большему количеству параметров, среди которых классово-профессиональному вряд ли следует априорно присваивать ведущее место.

Примечания

1. См., например: Geschichte und Soziologie. Koln. 1972, S. 20.

2. Дихотомия Россия - Европа усугубляется тем, что тезис о "загадочной русской душе" остается важным компонентом российского "интеллигентского" миропонимания. В системе аргументов отечественных историков упоминание о специфической российской ментальности является "последним козырем". Так, Леонов, пытаясь объяснить такой феномен, как настрой партийных верхов на конфронтацию, ограничивается следующей ремаркой; "Видимо, это природная российская черта. Подобной болезнью страдали не только революционеры" (с. 317). Но такое простое решение вряд ли может устроить историка. Так, Г. А. Риттер нашел более весомые аргументы для объяснения совершенно аналогичного явления в кайзеровской Германии (Hitter G. A. Die deutschen Parteien 1830-1914. Gottingen. 1985, S. 30.)

3. См., напр.: PLAGGENBORG S. Bauernwelt und Modernisierung in der ausgehenden Zarenzeit. - Aufbruch der Gesellschaft im verordneten Staat: Rupland in der Spatphase des Zarenreiches. Frankfurt/Main. 1994, S. 138-164.

 


Новые статьи на library.by:
ПОЛИТИКА:
Комментируем публикацию: М. И. ЛЕОНОВ Партия социалистов-революционеров в 1905-1907 гг.

© И. В. Нарский ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.