А. В. ТЫРСЕНКО. Фельяны. У истоков французского либерализма

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА


ПОЛИТИКА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему А. В. ТЫРСЕНКО. Фельяны. У истоков французского либерализма. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-04-04

М. Изд-во Московского университета. 1999.126 с.

Политическая борьба и идейное противостояние в эпоху Великой Французской революции являются темой, в исследовании которой казалось бы уже не осталось "белых пятен". Однако развитие историографии, смена исследовательских программ, способствует выявлению ряда пробелов, требующих их заполнения. Кандидат исторических наук А. В. Тырсенко вводит в научный оборот комплекс источников, длительное время остававшихся вне поля зрения специалистов, что позволяет автору развить исследовательское поле данной проблематики. Его монография - наиболее полное и основательное исследование о фельянах в современной историографии, посвященной политической истории Франции Нового времени. В зарубежной, прежде всего французской, историографии крупная заслуга в развитии этого направления принадлежит "ревизионистской школе" (Ф. Фюре, Д. Рише и их последователи). Тырсенко учитывает основные достоинства подхода "ревизионистов" (в частности, повышенное внимание к роли социальных элит), не стремится перечеркнуть признанные достижения "классической школы" историографии Французской революции с ее ориентацией на социальную историю. Причем к "классической школе" можно отнести как авторитетную историографическую традицию от Ж. Жореса до А. Собуля, так и близко примыкающую к ней отечественную историографию Французской революции (учителем автора книги был А. В. Адо).

Сегодня новые горизонты исследования Французской революции открывает не ставшее уже анахронизмом противопоставление социальной и политической истории, но синтез достижений "классиков", "ревизионистов" и - отнюдь не в последнюю очередь - школы "Анналов". Разумеется, такой синтез не может быть механическим, а сосредоточен на поиске более адекватной интерпретационной модели революционного процесса. Именно в этом русле и лежит исследование Тырсенко.

Наряду с тщательным анализом многочисленных публикаций документов по истории Французской революции (особенно за период 1791 - 1792 гг.), Тырсенко использовал материалы Национального архива Франции, а также обширный массив "текстов революции", в том числе публицистику фельянов и их полемику с якобинцами на страницах периодических изданий и брошюр.

Фельяны как оформленная политическая группировка играли активную роль лишь одно "действие" революции - от Вареннского кризиса в июне 1791 г. до свержения монархии в августе 1792 года. Но это был один из важнейших этапов революции, понять который невозможно без тщательного анализа деятельности фельянских лидеров - А. Дюпора, А. Ламета, А. Барнава, М. -Ж. Тафайета - и их противостояния как контрреволюционным силам, так и революционным радикалам. При этом Тырсенко стремится раскрыть одну из сущностных проблем рассматриваемого этапа революции и революционной динамики в целом. Речь идет о компромиссе социально-политических элит, и, в частности, о либеральной его модели, которую фельяны пытались предложить французскому обществу в 1791 - 92 годы. Соответствующий подход определяет и структуру исследования, в котором последовательно рассматриваются генезис и политическая организация "партии" фельянов, их идеологическая доктрина, предлагаемая ими модель компромисса элит и неудачная попытка реализовать ее на основе Конституции 1791 года.

Автор уделяет внимание тому, как либеральная традиция, зарождение которой восходит к рационалистическому мировоззрению эпохи Просвещения, в ходе революционных событий переводилась на язык политических действий и обретала организационную форму. "Принципы 1789 г.", сформулированные в Декларации прав человека и гражданина, явились программой либерального переустройства французского общества. Однако реализация этой программы, наполнение ее конкретным политическим и правовым содержанием стали объектом острейшей борьбы как между революционны-

стр. 171


ми силами и представителями Старого порядка, так и внутри самого революционного лагеря.

Автор показывает, что борьба вокруг этих проблем в 1789 - 1791 годы способствовала политическому размежеванию среди либералов, доминировавших в Учредительном собрании. Однако серьезный фактор затормозил процесс размежевания. Этим фактором стала радикализация общественных настроений, усиление демократической пропаганды и, в частности, утрата либералами контроля над Якобинским клубом. К концу весны 1791 г. ведущие либеральные группировки ("ламетисты" и "файетисты") переходят "в оппозицию дальнейшей радикализации революции" (с. 19) и предпринимают шаги к организационному сплочению.

Автор обстоятельно анализирует борьбу внутри Якобинского клуба между его либеральным руководством и радикально-демократическим течением во главе с М. Робеспьером, последовавший после Вареннского кризиса выход из Якобинского клуба умеренных деятелей и учреждение ими 16 июля 1791 г. "Общества друзей Конституции", получившего известность как Клуб фельянов. Автор усматривает в действиях либералов вполне определенную стратегию: "завершить революцию путем спланированного политического маневра" (с. 28). Соглашаясь с этим выводом, хотелось бы подчеркнуть, что сам политический маневр либералов был во многом вынужденным, в связи с изменением характера революционной динамики после Вареннского кризиса, еще большей политической поляризацией и ростом популярности республиканских идей. Эту трактовку подтверждают и аргументы, приводимые автором в том разделе, который посвящен организационной и политической борьбе сначала внутри Якобинского клуба, а затем противостоянию между якобинцами и фельянами.

Содержательная сторона политических разногласий между умеренными и радикальными революционерами несомненно имеет первостепенное значение. Однако для понимания характера и динамики политической борьбы необходимо также учитывать ее организационные формы, методы, а также то, что можно назвать "пределами допустимого". С учетом этих факторов картина размежевания в революционном лагере, его раскола на умеренных либералов и радикальных демократов становится более полной.

Исследование Тырсенко дает основание для следующей интерпретации принципиального различия между фельянами и якобинцами: фельяны выступали в качестве выразителей и глашатаев интересов политической элиты, возникшей после 1789 г., тогда как якобинцы представляли собой силу антиэлитарную. Если фельяны считали правовое и институциональное закрепление "принципов 1789 года" закономерным итогом и финалом революции, ради достижения которого необходим компромисс даже с представителями Старого порядка, то для якобинских лидеров развитие революции по восходящей линии и безусловный отказ от примирения с силами прошлого были важнейшей предпосылкой политического успеха. Если фельяны фактически рассматривали свою организацию в качестве элемента переходной политической системы, необходимого для решения ряда важных задач в период подготовки Конституции, то Якобинский клуб, после ухода из него либералов, окончательно превратился в революционную организацию, действующую по "мобилизационному принципу". Поэтому действия фельянов летом 1791 г. несомненно были продиктованы осознанием угрозы дальнейшего развития революции и решающей роли в этом процессе якобинской организации (см. с. 30 - 33).

Автор обстоятельно рассматривает идеологическую доктрину фельянов. Он характеризует эту "партию" как "настоящую лабораторию либеральной мысли" (с. 101), что представляется вполне оправданным, поскольку именно в ходе революционной борьбы произошла окончательная "селекция" идейного наследия эпохи Просвещения, конституирование либерального и демократического направлений, соединение политической теории с политической практикой. Новое общественное устройство и его базовые принципы получили в произведениях фельянов последовательную либеральную трактовку. Фактически речь шла об идеологическом обосновании программы либерального компромисса, которым по мысли фельянов должна была завершиться революция.

Тырсенко приходит к выводу, что фельяны, разрабатывая программу компромисса элит, выступали в качестве выразителей интересов представителей средних и верхних слоев бывшего третьего сословия, то есть буржуазных собственников. Именно эти социальные слои провозглашались в речах и сочинениях фельянов основной силой, обеспечивающей интеграцию общества и выражающей общенациональные интересы. Владение собственностью было у фельянов основным критерием для участия в политической жизни. Соответственно важнейшей задачей либерального государства должна была стать защита собственности и собственников, гармонизация на этой основе различных социальных устремлений и интересов. По сути дела, фельяны истолковывали народный суверенитет как "суверенитет собственников", тем самым отделяя права гражданина от прав человека (с. 74).

В книге рассматривается модель либерального компромисса, которая частично была реализована в Конституции 1791 г., а также последовавшая за принятием Конституции борьба, завершившаяся исчезновением фельянов как политической организации. Автор показывает, что внутренние разногласия и сопротивление оппонентов в Учредительном собрании не позволили реализовать фельянскую программу во всей полноте. Тем не менее, проведенная в Конституции реформа имущественного ценза, предоставление королю права командовать армией и признание за ним статуса наследственного представителя нации явились несомненным успехом фельянов. Этот успех был развит в сентябре 1791 г., когда фельяны сумели провести ряд дополнительных мер, направленных на закрепление конституционного строя.

стр. 172


Анализируя тактику фельянов в период между сентябрем 1791 г. и августом 1792 г., Тырсенко выявляет причины их поражения, которые было обусловлено дальнейшим обострением социально-политической конфронтации. Как противники революции, так и революционные демократы отвергали либеральный компромисс на основе Конституции 1791 года. В некотором смысле фельяны стали жертвами собственной веры в то, что революция завершилась принятием Конституции. Они не считали возможным вести конкуренцию с якобинцами на уровне политической организации, предпочитая действовать через институты государственной власти. Этим также был во многом предопределен их уход с политической арены.

Исследование Тырсенко ставит не только перед историками, но и представителями других общественных наук важную проблему обстоятельного и глубокого изучения компромисса социально-политических элит. Очевидно, что любая экстраординарная историческая динамика (вне зависимости от ее качественной оценки: революция - контрреволюция, реформы - контрреформы, и т. п.) актуализирует эту проблематику. Причем особенно перспективным представляется сравнительное исследование моделей такого компромисса, когда, например, вся Французская революция - "от Тюрго до Ж. Ферри" - рассматривается в контексте поиска оптимальной модели компромисса элит и противостояния антиэлитарных сил этим попыткам.

Разумеется, исследование Тырсенко не ограничивается проблематикой компромисса элит. Но думается, что именно этот подход делает плодотворной историческую реконструкцию рассматриваемого автором этапа революции.


Новые статьи на library.by:
ПОЛИТИКА:
Комментируем публикацию: А. В. ТЫРСЕНКО. Фельяны. У истоков французского либерализма

© Д. В. ЕФРЕМЕНКО ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.