"Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА


ПОЛИТИКА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему "Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2020-11-18
Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 2008, C. 3-23

N 8. Постановление Политбюро ЦК КПСС "Об ответе ЦК РКП по вопросу о проведении встречи европейских компартий"

 

П 98/40

 

Совершенно секретно

 

2 сентября 1968 г.

 

1. Утвердить указание совпослу в Румынии (приложение N 1).

 

2. Утвердить указание совпослам в странах Европы (приложение N 2).

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 201, л. 28. Подлинник.

 

Приложение N 1 к пункту 40 прот. N 98

 

Секретно. Особая. Вне очереди

 

Бухарест. Совпосол

 

Посетите т. М. Даля и, сославшись на поручение, передайте следующее.

 

ЦК КПСС не считает приемлемым предложение ЦК РКП о созыве Совещания представителей компартий европейских стран по вопросу о положении в Чехословакии. Мы полагаем, что верный путь решения проблем, связанных с борьбой против антисоциалистических сил в Чехословакии, указан в Братиславской декларации и в Московском коммюнике о советско-чехословацких переговорах.

 

ЦК КПСС исходит из того, что в настоящих условиях подлинный интернационализм должен найти свое выражение в оказании широкой поддержки законным руководящим органам чехословацкой партии и государства в организации отпора антисоциалистическим, контрреволюционным силам, в борьбе за укрепление позиций социализма, за нормализацию обстановки в стране.

 

Что же касается предложения о двусторонней встрече представителей КПСС и РКП, то, как это очевидно, ее проведение требует иной атмосферы, нежели та, которая создана в настоящее время недружественными акциями руководства РКП в отношении Советского Союза и других социалистических стран.

 

Исполнение телеграфируйте.

 

 

Окончание. Начало см.: Вопросы истории, 2008, N 11.

 
стр. 3

 

Приложение N 2 к пункту 40 прот. N 98

 

Секретно. Особая. Вне очереди.

 

Берлин (для ЦК СЕПГ, ЦК КПГ, СЕПГ - Западный Берлин), Лондон (для ЦК КП Великобритании, Ирландской рабочей партии и КП Северной Ирландии, Будапешт (для ЦК ВСРП, ЦК КП Греции), Варшава, София, Никосия, Берн, Брюссель, Вена, Копенгаген, Люксембург, Париж (для ЦК ФКП, КП Испании, Португальской КП), Рейкьявик, Рим (для ЦК ИКП и Санмаринской КП), Хельсинки.

 

Совпосол

 

В случае обращения друзей относительно мнения ЦК КПСС о предложении руководства ЦК Румынской компартии о проведении встречи европейских компартий в Праге скажите, что румынскому руководству было сообщено следующее.

 

"ЦК КПСС не считает приемлемым предложение ЦК РКП о созыве Совещания представителей компартий европейских стран по вопросу о положении в Чехословакии. Мы полагаем, что верный путь решения проблем, связанных с борьбой против антисоциалистических сил в Чехословакии, указан в Братиславской декларации и в Московском коммюнике о советско-чехословацких переговорах.

 

ЦК КПСС исходит из того, что в настоящих условиях подлинный интернационализм должен найти свое выражение в оказании широкой поддержки законным руководящим органам чехословацкой партии и государства в организации отпора антисоциалистическим, контрреволюционным силам, в борьбе за укрепление позиций социализма, за нормализацию обстановки в стране".

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 202, л. 69 - 70. Подлинник.

 

9. Постановление Политбюро ЦК КПСС "О мероприятиях по дальнейшей работе с братскими партиями в связи с событиями в Чехословакии"

 

П 100/9

 

Совершенно секретно.

 

12 сентября 1968 г.

 

1. Утвердить текст ответного письма ЦК КПСС Центральному Комитету Французской компартии (приложение 1).

 

2. Утвердить:

 

тексты телеграмм совпослам в ГДР, Венгрии, Польше, Болгарии (приложение 21);

 

текст телеграммы совпослу в Австрии (приложение 3);

 

тексты телеграмм совпослам в Чили, Аргентине и Уругвае (приложение 4);

 

текст указаний совпослу во Франции для бесед с т. Ле Дык Тхо (приложение 5).

 

3. Поручить Международному отделу и [особому] Отделу ЦК КПСС подготовить информацию братским партиям капиталистических стран о процессах, происходящих в Чехословакии после пленума ЦК КПЧ от 31 августа с.г.

 

4. Поручить Международному отделу и Отделу ЦК КПСС изучить мнения братских партий по вопросу о проведении международного Совещания компартий и внести в ЦК КПСС предложения о нашей дальнейшей линии в этом вопросе.

 

5. Направить т. Зимянина М. В. во Францию и Италию для участия в проводимых газетами "Юманите" и "Унита" ежегодных праздниках.

 

6. Поручить агентству печати "Новости" и ТАСС разработать и в трехдневный срок внести в ЦК КПСС предложение о конкретных мероприятиях по улучшению информации газет братских партий и международной общественности по чехословацкому вопросу, имея в виду особенно те страны, где компартии занимают либо негативную, либо колеблещуюся позиции в этом вопросе.

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 204, л. 38 - 39. Подлинник.

 
стр. 4

 

Приложение N 1 к пункту 9 прот. N 100 Секретно. Вне очереди

 

Париж. Совпосол

 

Встретьтесь с т. Роше и передайте ему следующее письмо ЦК КПСС.

 

"Дорогие товарищи! ЦК КПСС получил сообщение ЦК Французской коммунистической партии от 2 сентября 1968 года.

 

Мы согласны с вами в том, что существующие сейчас между нашими партиями расхождения в связи с чехословацкими событиями не должны мешать нашей совместной борьбе против империализма, за социализм. Мы так же, как и вы, считаем, что нельзя позволить реакции и империализму использовать наши разногласия в целях нанесения ударов по международному коммунистическому движению. Именно эти соображения лежат в основе всей деятельности нашей партии, в том числе и ее шагов, предпринятых за последнее время.

 

ЦК КПСС должным образом оценивает заявление ЦК ФКП о том, что он считает положительным соглашение, достигнутое в результате советско-чехословацких переговоров в Москве. В ходе этих переговоров мы всецело исходили из интересов дела социализма, из интересов прежде всего Чехословацкой Социалистической Республики, ее народа и ее партии. Московское соглашение нацелено на то, чтобы дать отпор антисоциалистическим, контрреволюционным силам в ЧССР, обеспечить нормальные условия для осуществления намеченной январским и майским пленумами ЦК КПЧ программы совершенствования, развития и укрепления социализма.

 

По нашему мнению, Братиславская декларация и Московское коммюнике о советско-чехословацких переговорах указывают правильный путь для решения проблем, связанных с борьбой за укрепление социализма в Чехословакии. Весь ход событий в ЧССР подтверждает эту нашу точку зрения, Состоявшийся 31 августа пленум ЦК Компартии Чехословакии, как вам известно, одобрил результаты Московских переговоров. Этот пленум ЦК КПЧ является, по нашему мнению, важным, в целом положительным событием. Он может послужить для чехословацких товарищей исходным пунктом практической реализации ряда конструктивных мер как по партийной, так и по государственной линии, направленных на оказание отпора антисоциалистическим силам, на нормализацию обстановки в стране, которая, хотим сказать вам откровенно, остается крайне сложной и противоречивой.

 

Дальнейшее развитие событий в Чехословакии в направлении, указанном в Московском коммюнике, имело бы исключительно важное значение для укрепления позиций социализма в Европе и во всем мире. Именно поэтому мы считаем, что главное сейчас заключается в проведении совместной борьбы за нормализацию положения в Чехословакии на основе советско-чехословацкой договоренности в Москве и приветствуем Заявление Политбюро ЦК ФКП от 2 сентября о том, что Французская коммунистическая партия со своей стороны сделает все для быстрого и эффективного осуществления Московского соглашения, избегая любых действий, способных помешать этому осуществлению, задержать его или поставить под угрозу.

 

Мы принимаем к сведению заявление ЦК ФКП о том, что в данный момент он не намерен поддерживать какие-либо инициативы о проведении многосторонних встреч компартий по чехословацкому вопросу. Мы согласны с тем, что такие встречи не были бы полезными в данной обстановке. Более того, они могли бы нанести даже ущерб интересам дальнейшей нормализации положения в Чехословакии и вокруг нее.

 

ЦК КПСС с сожалением констатирует, что между нашими партиями еще сохраняются расхождения по вопросу об оценке положения, которое существовало в Чехословакии накануне 21 августа, и относительно акции пяти братских стран по оказанию помощи чехословацкому народу.

 

События последнего времени, вскрывшиеся многочисленные факты о широкой деятельности антисоциалистических, контрреволюционных сил в Чехословакии (начиная с заблаговременной подготовки системы радиостан-

 
стр. 5

 

ций, подпольных типографий, складов оружия, конспиративных квартир и кончая заранее налаженными связями антисоциалистических сил Чехословакии с зарубежными империалистическими кругами) доказывают всю обоснованность действий пяти социалистических стран, решивших принять срочные меры по оказанию помощи чехословацкому народу. Совокупность всех данных, которыми располагали партии пяти социалистических стран и о ряде из которых, по понятным соображениям, мы не имели возможности поставить в известность наших друзей, неопровержимо свидетельствовала о наступлении того критического момента, после которого события в Чехословакии развивались бы уже по непоправимому пути.

 

Мы убеждены, что дальнейшая нормализация обстановки в Чехословакии, действия руководства КПЧ и ЧССР в направлении реализации московской договоренности будут все больше вносить ясность в обстоятельства, связанные с последними событиями. Это создаст хорошую основу для выработки братскими партиями единых оценок и единой платформы действий и по этому вопросу.

 

С коммунистическим приветом, ЦК КПСС".

 

Об исполнении телеграфируйте.

 

Приложение N 3 к пункту 9 прот. N 100

 

Секретно. Вне очереди

 

Вена. Совпосол

 

850. Посетите товарища Ф. Мури и сообщите ему следующее:

 

"Центральный Комитет КПСС ознакомился с письмом ЦК Компартии Австрии от 23 августа с.г. и с резолюцией последнего пленума ЦК КПА (22- 23 августа с.г.).

 

Мы не можем согласиться с содержащимися в этих документах оценками мер, предпринятых Советским Союзом и другими социалистическими странами по оказанию помощи братскому чехословацкому народу в защите его социалистических завоеваний.

 

Как известно, ЦК КПСС неоднократно информировал австрийских товарищей об обстановке в Чехословакии, о нашей политической линии и практических шагах, направленных на укрепление позиций социализма в этой стране.

 

Мы готовы сообщить ЦК КПА дальнейшую информацию по этому вопросу. В этой связи ЦК КПСС положительно относится к предложению ЦК КПА об организации встречи представителей обеих партий. Мы готовы принять председателя КПА т. Мури или же делегацию ЦК КПА для обсуждения вопросов, интересующих обе партии".

 

Об исполнении сообщите.

 

Приложение N 52 к пункту 9 прот. N 100

 

Секретно. Вне очереди

 

Париж. Совпосол

 

2532. Сославшись на вашу беседу с т. Ле Дык Тхо, скажите ему, что в Москве с большим удовлетворением ознакомились с его четкой интернационалистской позицией, которую он, как и руководство ПТВ в целом, занимает в отношении мер социалистических стран по защите социализма в Чехословакии.

 

Мы приветствуем намерение т. Ле Дык Тхо встретиться с французскими, а если будет возможность, и с итальянскими друзьями для изложения им позиции вьетнамских товарищей. Учитывая, что голос борющегося Вьетнама авторитетен для каждого коммуниста, эта встреча может иметь важное значение для разъяснения существа и необходимости мер, принятых социалистическими странами.

 

Отметьте, что такие беседы с французскими и итальянскими друзьями будут способствовать также усилению во Франции и Италии движения солидарности с борющимся вьетнамским народом.

 
стр. 6

 

В беседе с т. Ле Дык Тхо поинтересуйтесь, не считает ли он целесообразным через печать более широко ознакомить французских и итальянских коммунистов, всю общественность этих стран с точкой зрения вьетнамских товарищей.

 

Одновременно сообщите т. Ле Дык Тхо, что председатель шведской партии Херманссон дал в печати такую информацию о своей встрече с т. Ле Дык Тхо, которая искажает, на наш взгляд, позицию последнего. Было бы желательно дать в печати опровержение этого заявления Херманссона.

 

Исполнение телеграфируйте.

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 204, л. 62 - 65. Подлинник.

 

N 10. Постановление Политбюро ЦК КПСС "Об указаниях для беседы с Л. Лонго"

 

П 102/3

 

Совершенно секретно

 

26 сентября 1968 г.

 

1. Утвердить текст телеграммы совпослу в Италии (прилагается).

 

2. Во изменение постановления ЦК КПСС от 11 сентября с.г. N П100/ 29) воздержаться от направления руководителям компартий Западной Европы письма относительно предполагавшегося созыва конференции компартий этих стран.

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 207, л. 10. Подлинник.

 

Приложение к пункту 3 прот. N 102

 

Секретно Рим. Совпосол Для т. Зимянина М. В.

 

Вам поручается срочно встретиться с т. Лонго и передать ему, что ЦК КПСС хотел бы высказать следующие соображения в связи с его беседой с вами на празднике газеты "Унита".

 

1. Мы принимаем к сведению заявление т. Лонго о том, что руководство Итальянской компартии отклонило предложения компартий Австрии, Великобритании и Австралии о созыве конференции компартий Западной Европы по чехословацкому вопросу.

 

По нашему твердому убеждению, сейчас необходимо вести дело к тому, чтобы постепенно преодолевать разногласия, возникшие в коммунистическом движении Европы. Ход событий в Чехословакии, постепенная нормализация обстановки в этой стране, действия руководства КПЧ и правительства ЧССР будут создавать все лучшие условия для выработки братскими партиями единых оценок и единой платформы действий по этому вопросу.

 

2. Что касается затронутого т. Лонго вопроса о созыве международного Совещания компартий, то мы не разделяем его мнения о том, что проведение этого Совещания будто бы "неполезно и невозможно" в настоящее время.

 

Как известно, время созыва Совещания было намечено Консультативной встречей, которая только и правомочна принимать такое решение. Что касается нашей партии, то мы выступаем за проведение Совещания, учитывая большую важность этого международного форума коммунистов, нацеленного на сплочение коммунистического движения, всех революционных сил в борьбе против империализма. Мы считаем, что согласование действий различных национальных отрядов коммунистического движения в антиимпериалистической борьбе остается первостепенной и актуальной задачей. Нынешняя обстановка делает эту задачу еще более важной и неотложной.

 

Как известно т. Лонго, венгерские товарищи в данный момент разослали приглашения братским партиям участвовать в работе подготовительных органов Совещания. ЦК КПСС считает, что эти мероприятия должны идти согласно коллективно разработанному плану.

 
стр. 7

 

Работа Подготовительной комиссии имеет определенную, заранее согласованную повестку дня, и мы не считаем, что сосредоточение внимания на чехословацком вопросе было бы в интересах коммунистического движения, а также в интересах нормализации обстановки в Чехословакии.

 

Исполнение телеграфируйте.

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 207, л. 28 - 29. Подлинник.

 

N11. Постановление Политбюро ЦК КПСС "О телеграммах руководству австрийской и французской компартий"

 

П 104/23

 

Совершенно секретно

 

11 октября 1968 г.

 

Утвердить тексты телеграмм совпослам в Вене и Париже (приложения 1 и 2).

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 120, л. 29. Подлинник.

 

Приложение N 1 к пункту 23 прот. N 104

 

Секретно. Вне очереди

 

Вена. Совпосол

 

Срочно встретьтесь с тт. Мури и Нюрнбергом и, сославшись на поручение, скажите следующее:

 

В Москве обратили внимание на опубликованную в газете "Фольксштимме" 2 октября с.г. информацию об окончании работы Подготовительной комиссии в Будапеште. В этой информации говорится, что "напряжение, возникшее в связи с военной интервенцией в Чехословакию, явилось причиной того, что коммунистические партии европейских стран и другие партии высказались за то, чтобы созыв международного Совещания был отложен".

 

Вместе с тем 3 октября с.г. "Фольксштимме" опубликовала интервью т. Ф. Мури австрийскому радио, в котором он вновь высказывается за созыв Совещания компартий Западной Европы для обсуждения "проблем, вызванных вводом войск пяти государств Варшавского договора в Чехословакию".

 

Скажите, что в Москве удивлены этими публикациями в "Фольксштимме".

 

Австрийским товарищам хорошо известно, что в Коммюнике, принятом на заседании Подготовительной комиссии в Будапеште, ни слова не говорится о том, будто международное Совещание компартий переносится в связи с событиями в Чехословакии. На заседании самой Подготовительной комиссии ни одна из делегаций также не связывала созыв Совещания с чехословацкими событиями.

 

Представитель Компартии Австрии не только не возражал против этого Коммюнике, но, наоборот, высказывал на заседании Комиссии свое согласие с ним.

 

Все, кто заинтересован в укреплении единства международного коммунистического движения, хорошо понимают, что итоги Подготовительной комиссии в Будапеште наносят удар по пророчествам империалистической пропаганды насчет "провала" идеи проведения международного Совещания, что эти итоги ясно ориентируют братские партии на продолжение подготовки Совещания.

 

В этих условиях газета "Фольксштимме" явно искажает существо решений Подготовительной комиссии в Будапеште. Такой ее подход не способствует созданию должной атмосферы в коммунистическом движении, которая облегчала бы преодоление возникших в нем временных трудностей и продвижение по пути укрепления его единства.

 

В свете этого мы рассматриваем и выступление т. Мури с призывом о проведении совещания компартий Западной Европы по чехословацкому вопросу. ЦК КПСС уже излагал свою позицию по поводу такого рода инициатив. Мы считали и считаем, что любое совещание, в центре которого оказался бы чехословацкий вопрос, не только не принесло бы никакой пользы коммунистическому движению и делу нормализации обстановки в Чехосло-

 
стр. 8

 

вакии, но, наоборот, могло бы иметь трудно поправимые последствия для единства европейского коммунистического движения. К тому же известно, что руководство КПЧ не поддерживает идею созыва совещания европейских компартий и не согласно с открытым обсуждением чехословацкого вопроса.

 

Нам хорошо известно, что руководство Французской компартии, на которую ссылается т. Ф. Мури, также не поддерживает идею о проведении сепаратной встречи компартий Западной Европы, о чем оно сообщило еще в начале сентября с.г. Представители ФКП подтвердили эту позицию во время встреч с делегацией КПСС в Будапеште.

 

Мы считаем, что теперь, когда работа Подготовительной комиссии в Будапеште со всей ясностью выявила намерение подавляющего большинства братских партий двигаться по пути единства, задача состоит в том, чтобы отнюдь не углублять имеющиеся разногласия, а предпринимать все усилия для их преодоления, для укрепления сплоченности европейского и международного коммунистического движения.

 

Исполнение телеграфируйте.

 

Приложение N 2 к пункту 23 прот. N 104

 

Секретно. Вне очереди

 

Париж. Совпосол

 

Встретьтесь с представителем руководства друзей и, сославшись на поручение, переговорите о следующем.

 

Как нам стало известно, председатель Компартии Австрии т. Мури в интервью австрийскому радио, опубликованном в газете "Фольксштимме" 3 октября с.г., вновь поставил вопрос о проведении Совещания компартий Западной Европы для обсуждения, как он выразился, "проблем, вызванных вводом войск пяти государств Варшавского договора в Чехословакию".

 

Обращает на себя внимание, что в своем интервью т. Мури сослался на то, что эту идею поддерживают французская и итальянская компартии. "Мы знаем, - заявил он, - что за проведение такого совещания выступают также ИКП, ФКП и многие другие партии Западной Европы. Мы думаем, что такое совещание состоится".

 

ЦК КПСС уже высказывал французским товарищам свое мнение по поводу всякого рода инициатив, направленных на то, чтобы созвать совещание европейских, а тем более западноевропейских компартий по чехословацкому вопросу.

 

Мы считали и считаем, что любое совещание, в центре которого оказался бы чехословацкий вопрос, не только не принесло бы никакой пользы коммунистическому движению, а также делу нормализации обстановки в Чехословакии, но, наоборот, могло бы иметь трудно поправимые последствия для единства европейского коммунистического движения. К тому же известно, что и руководство КПЧ не поддерживает идею о проведении совещания европейских компартий и предложения об открытом обсуждении чехословацкого вопроса.

 

Нам известна позиция Французской компартии по этому вопросу, которая была изложена в письме ЦК ФКП от 2 сентября с.г., где говорилось, что ЦК ФКП "не намерен сейчас присоединяться или поддерживать инициативу такого рода, так как не думает, что многосторонняя встреча была бы в эти дни своевременна". Из бесед, которые имела делегация КПСС с представителями вашей партии на закончившемся недавно в Будапеште заседании Подготовительной комиссии, у нас сложилось впечатление, что Французская компартия по-прежнему твердо придерживается этой позиции.

 

В этой связи не считают ли французские товарищи, что их публичное выступление с изложением своей позиции могло бы сыграть важную роль в том, чтобы положить конец спекуляциям вокруг идеи созыва Совещания западноевропейских компартий по чехословацкому вопросу.

 

Исполнение телеграфируйте.

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 210, л. 68 - 71. Подлинник.

 
стр. 9

 

12. Постановление Политбюро ЦК КПСС "Об ответе на письмо руководства Компартии Австрии"

 

П 106/36 Совершенно секретно 28 октября 1968 г. Утвердить текст телеграммы совпослу в Австрии (прилагается).

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 214, л. 19. Подлинник.

 

Приложение к пункту 36 прот. N 106

 

Секретно. Вне очереди

 

Вена. Совпосол

 

Встретьтесь с тт. Мури и Нюрнбергом и, сославшись на поручение, сообщите им следующее.

 

В Москве внимательно ознакомились с письмом руководства Компартии Австрии в ЦК КПСС от 27 сентября с.г. и хотели бы высказать свои соображения по вопросам, поднятым австрийскими товарищами.

 

Как это следует из письма, руководство КПА предлагает обсудить на встрече делегаций наших партий в сущности лишь один вопрос - о событиях в Чехословакии. Мы готовы к обсуждению этого вопроса. Сама жизнь доказывает правильность политической линии КПСС и других партий социалистических стран, своевременность принятых ими мер в защиту социализма в Чехословакии.

 

Вместе с тем должны сразу же сказать, что не можем согласиться с оценкой действий пяти стран Варшавского договора, данной в письме руководства КПА, и с заявлением, будто эта "акция причинила самый тяжелый ущерб Советскому Союзу и мировому коммунистическому движению". В своих рассуждениях австрийские товарищи, по нашему мнению, забывают о главном - о том, что пять социалистических стран, выполняя свой интернациональный долг, добились осуществления основной цели - остановили развитие ЧССР по опасному пути, защитили дело социализма в этой стране, а это означает прямую поддержку международному рабочему классу, всему мировому антиимпериалистическому фронту.

 

Австрийские товарищи, несомненно, знакомы с Коммюнике о советско-чехословацких переговорах 3 - 4 октября в Москве. Из этого документа видно, что чехословацкие товарищи сами признают необходимость решения в Чехословакии таких задач, как повышение руководящей роли коммунистической партии, усиление борьбы с антисоциалистическими силами, наведение должного порядка в органах массовой информации, укрепление партийных и государственных органов людьми, твердо стоящими на позициях марксизма-ленинизма, пролетарского интернационализма.

 

Это, по нашему мнению, необходимо учитывать и братским партиям других стран для того, чтобы на деле помочь марксистско-ленинским силам в Чехословакии нормализовать обстановку в стране. Что касается КПСС, то она исходит именно из этого.

 

В этой связи мы считаем, что проведение публичной дискуссии в международном коммунистическом движении по чехословацкому вопросу, как это предлагают в своем письме австрийские товарищи, не только не принесло бы никакой пользы коммунистическому движению, а также делу нормализации обстановки в ЧССР, но, наоборот, могло бы нанести серьезный ущерб единству нашего движения. К тому же известно, что и руководство КПЧ не поддерживает идею открытого обсуждения чехословацкого вопроса.

 

Мы считаем важным сосредоточить в данный момент усилия международного коммунистического и рабочего движения, всех антиимпериалистических сил на борьбе против агрессивной империалистической политики, в особенности в таких важных вопросах, от которых зависит сохранение мира, как вьетнамский вопрос, положение на Ближнем Востоке и европейская безопасность. Как и подавляющее большинство братских партий, КПСС считает, что необходимо готовиться к созыву нового международного Совещания, которое призвано стать решающим звеном в обеспечении сплочения

 
стр. 10

 

коммунистов в деле борьбы против империализма, за осуществление наших коммунистических целей и идеалов.

 

Мы сочли необходимым откровенно высказать все эти соображения еще до проведения запланированной встречи делегаций наших партий, исходя из стремления добиться того, чтобы такая встреча могла принести плодотворные результаты.

 

Исполнение телеграфируйте.

 

РГАНИ, ф. 3, оп. 72, д. 215, л. 4 - 5. Подлинник.

 

13. Сообщение Политбюро Французской коммунистической партии Политбюро ЦК КПСС

 

Перевод с французского 20 июля 1968 г. В подтверждение заявления товарища Вальдека Роше, сделанного утром вашему послу в Праге, информируем вас, что:

 

Политбюро нашей партии подвело итог ответам, полученным на его предложение о созыве совещания всех коммунистических и рабочих партий Европы, учитывая развитие событий в Чехословакии и вытекающие из этого проблемы. За созыв такого совещания, отвечающего нашему стремлению сплотить силы в борьбе против империализма, за социализм, уже высказались четырнадцать партий.

 

Мы сожалеем, что ваша партия и другие главным образом заинтересованные партии не одобрили наше предложение. Мы, конечно, учитываем этот факт. С другой стороны, нам известно, что ведутся переговоры о встрече руководства вашей партии с руководством Коммунистической партии Чехословакии. В связи со всем этим мы предлагаем партиям, поддержавшим наше предложение, не настаивать в настоящее время на созыве совещания. Париж, 20 июля 1968 г.

 

РГАНИ, ф. 5, оп. 60, д. 491, л. 77. Подлинник. Помета: "Руководству ФКП дан ответ ЦК КПСС".

 

14. Справка Посольства СССР во Франции "К позиции ФКП в связи с Чехословацкими событиями", подготовленная для ЦК КПСС

 

Секретно 6 ноября 1968 г.

 

Утром 21 августа, т.е. спустя несколько часов после того, как руководство ФКП было информировано о вступлении союзных [войск] на территорию Чехословакии, политбюро ФКП опубликовало заявление, в котором выражалось "удивление" и в связи с "военным вмешательством в Чехословакии" употреблялся термин, близкий к осуждению (полный текст заявления - приложение N 13). Судя по некоторым сообщениям французской печати, на указанном заседании политбюро присутствовало лишь 5 членов из 17 (остальные находились в отпуске). Как писала французская печать, т. Ж. Торез-Вермерш отказалась присоединиться к мнению большинства членов политбюро, в то время как член политбюро и генеральный секретарь ВКТ т. Ж. Сеги энергично поддержал осуждение действий пяти социалистических государств в отношении Чехословакии.

 

Французская правая пресса связывала невыдвижение кандидатуры т. Ж. Торез-Вермерш руководством ФКП на выборах в сенат 29 сентября с ее особой позицией в отношении чехословацких событий.

 

Помимо т. Ж. Торез-Вермерш, к числу сторонников сдержанности в критике советской позиции французская печать относила тт. Р. Гюйо, Э. Фажона, Ж. Дюкло, Ф. Бийо, называя в числе активных сторонников "самостоятельной" линии Р. Гароди, Р. Леруа, Г. Плиссонье, Р. Пике, М. Вайян-Кутюрье. По выражению буржуазных обозревателей, тт. В. Роше и Ж. Марше занимают среднею позицию, находясь "между молотом и наковальней".

 

По данным Посольства, весьма негативную роль в определении позиции ФКП по чехословацкому вопросу играет член политбюро Л. Леруа, на-

 
стр. 11

 

холившийся в Чехословакии в момент вступления союзных войск. Являясь членом Президентского совета общества "Франция-СССР", Р. Леруа занимал недружественную нам позицию. Был инициатором ряда проектов резолюции Президентского совета и Национального совета общества, осуждавших действия Советского Союза. (Эти проекты, однако, не были приняты в предполагавшемся им виде.)

 

На другой день, 22 августа, был созван пленум ЦК ФКП. Пленум, проходивший под председательством т. Ж. Дюкло, принял резолюцию, в которой ЦК ФКП высказался в поддержку заявления политбюро от 21 августа (полный текст резолюции - приложение N 2). Однако в целом критика действий пяти социалистических государств была несколько смягчена, и пленум ЦК ФКП, в отличие от заявления политбюро, выразил "неодобрение" военного вмешательства в Чехословакию. Пленум ЦК ФКП нашел необходимым дать более развернутую позицию ФКП в отношении чехословацких событий и Советского Союза. В частности, было подчеркнуто, что ФКП "не прекратит прилагать свои усилия в пользу единства международного коммунистического движения, в пользу укрепления ее отношений солидарности и сотрудничества со всеми коммунистическими и рабочими партиями, которые всегда ее объединяют с Коммунистической партией Советского Союза". Кроме того пленум ЦК ФКП призвал к борьбе против антикоммунистических и антисоветских спекуляций и провокаций в связи с чехословацкими событиями. Эта эволюция в позиции ФКП была отмечена буржуазными обозревателями, и руководство ФКП сочло необходимым подчеркнуть, что никаких изменений в позиции ФКП, изложенной в заявлении политбюро ФКП от 21 августа, не произошло.

 

Вместе с тем в заявление политбюро ФКП от 25 августа (приложение N 3) по поводу начавшихся в Москве советско-чехословацких переговоров было включено положение о необходимости вывода "интервенционистских сил": "Под положительным решением политбюро понимает соглашение, включающее прежде всего нормализацию обстановки в Чехословакии в рамках суверенитета чехословацких правительства и Коммунистической партии, а также их международных обязательств, что включает в себя вывод интервенционистских сил".

 

Это заявление было встречено здесь как уступка руководства ФКП, с одной стороны, левобуржуазным партиям, которые обвиняли ФКП в непоследовательности, проявившейся-де в том, что она отказалась выступить совместно с компартией Италии с требованием вывода войск из Чехословакии, а также в отказе ВКТ от участия в организованной ФДКТ и "Форс увриер" пятиминутной [демонстрации] солидарности с чехословацкими трудящимися. С другой стороны, это заявление политбюро ФКП выглядело как прямое отступление компартии перед нажимом правых сил, "разоблачавших" позицию простого неодобрения как тактический ход ФКП с целью сохранить союз с социал-демократией и завоевать на свою сторону широкие слои избирателей для обеспечения мирного прихода к власти во Франции. Неслучайно поэтому в своем интервью радиостанции "Радио-Люксембург" 26 августа (приложение N 4) генсекретарь ФКП т. В. Роше подчеркнул, что позиция ФКП в отношении Чехословакии была определена в соответствии с принципиальными позициями ФКП, а не тактическими соображениями. Тов. В. Роше назвал военное вмешательство в Чехословакии "серьезной ошибкой".

 

В своих заявлениях от 27 августа, а затем от 2 сентября (приложения N 5, 6) политбюро ФКП, подтвердив свое неодобрение военного вмешательства, заявило, что оно рассматривает положительным тот факт, что московские переговоры привели к соглашению.

 

В рядах ФКП и руководстве проявилась тенденция подтолкнуть партию в сторону еще более жесткой позиции и осудить в еще более резкой форме действия пяти социалистических государств. Эта тенденция проявилась, в частности, в кругах французской коммунистической интеллигенции.

 
стр. 12

 

Например, член политбюро ФКП т. Роже Гароди в интервью, данном 26 августа чехословацкому агентству ЧТК, высказался против московского соглашения, достигнутого в результате советско-чехословацких переговоров. В заявлении, составленном в весьма резких выражениях, содержатся нападки на советское руководство. Газета "Юманите", тон которой при освещении чехословацких событий был весьма тенденциозный, опубликовала текст заявления Национального комитета писателей. В этом заявлении, подписанном, в частности, членом ЦК ФКП Л. Арагоном, выражается поддержка "чехословацких друзей" в их "мужественной борьбе против захватчиков" и т.д. Газета "Леттр франсэз", директором которой является Л. Арагон, пошла даже на то, чтобы перепечатать некоторые редакционные статьи спецкора (так в документе. - Г. М., Т. Д.) чешской газеты "Литерарни листы" от 22 августа 1968 года.

 

Руководство ФКП сочло необходимым отмежеваться от заявления т. Р. Гароди отметив, что "некоторые суждения автора не совпадают с суждениями ЦК партии и ее политбюро" и что "они представляют собой недопустимое вмешательство во внутренние дела братских партии", а также от заявления Л. Арагона.

 

Занятая руководством ФКП с самого начала позиция "неодобрения военного вмешательства в ЧССР", несмотря на дополнение ее в последующей резолюции пленума ЦК ФКП тезисом о дружбе с КПСС и о необходимости борьбы с антисоветизмом, объективно вела компартию Франции к дальнейшему переходу от "неодобрения" к все более активному осуждению позиции Советского Союза и других братских соцстран. К этому же подталкивала ФКП и буржуазная пресса. 27 августа газета "Пари-пресс Энтрансижан" констатировала, что в то время как де Голль умеряет тон, ФКП повышает тон своей реакции на чехословацкие события.

 

Фактически антисоветская кампания в связи с Чехословакией не встречала противодействия со стороны французской коммунистической печати.

 

Позиция, занятая руководством ФКП по вопросу оказания действенной помощи чехословацкому народу в борьбе против контрреволюции, вызвала непонимание со стороны многих рядовых членов ФКП, о чем, например, свидетельствуют некоторые письма, полученные Посольством от отдельных французских коммунистов. Некоторые коммунисты приходили в Посольство заявить о поддержке позиции КПСС и Советского Союза, отмечая, что делают это в нарушение партийной дисциплины и под угрозой обвинения во фракционной деятельности.

 

Как писала буржуазная газета "Монд", ФКП заняла в отношении Чехословакии более выжидательную позицию по сравнению с ИКП, "поскольку внутри ее развернулись острые дебаты и, кажется, около третьей части ее членов критикуют руководство партии за то, что оно не одобрило вмешательство, в то время как незначительное меньшинство, кажется, наоборот, упрекает в том, что оно выступило с недостаточной резкостью". Левацкий журнал "Нувель обсерватер" называл цифру "35% членов ФКП, которые считают, что их руководители были слишком антисоветскими".

 

Именно поэтому во всех партийных организациях, от федераций до низовых ячеек, были проведены собрания с целью разъяснения рядовым членам нынешней позиции ФКП. Судя по некоторым данным, в ходе этих собраний дискуссия выходила зачастую за рамки чехословацких событий и некоторые партийные руководители, стремясь оправдать нынешнюю позицию руководства ФКП, прибегали к критике позиции Советского Союза и по другим вопросам. В целях воздействия на ход этой "разъяснительной" кампании и стремясь обеспечить свой контроль над дальнейшим развитием развернувшейся в партии дискуссии, руководство ФК провело 20 - 21 октября с.г. новый пленум ЦК, на котором было принято решение в близкие сроки провести еще один пленум для "подтверждения и углубления" программы борьбы партии за демократию и социализм. Пленум принял резолюцию, подтвердившую неодобрение "военного вмешательства пяти социалистических

 
стр. 13

 

стран в Чехословакию" и одобрившую инициативу политбюро о встрече руководителей ФКП и КПСС (приложение N 74). Пленум вынес публичное порицание члену политбюро Р. Гароди за нарушение им принципов демократического централизма и принял отставку тов. Ж. Торез-Вермерш как члена политбюро и ЦК ФКП (приложения 8, 9, 105).

 

Следует отметить, что в основном докладе, сделанном т. Г. Плисонье, Жанетта Торез-Вермерш упрекается в том, что она необоснованно обвиняла политбюро за позиции, благоприятствующие раздуванию антисоветизма. В своем выступлении на пленуме т. В. Роше обвинил т. Ж. Торез-Вермерш в непоследовательности, выразившейся-де в ее заявлениях, что она тоже против военного вмешательства, но в то же время любую критику этого вмешательства она приравнивала к антисоветизму.

 

Обращает на себя внимание, что ни в докладе т. Плиссонье, ни в речи т. Роше ничего не было сказано о договоре об условиях временного пребывания советских войск в Чехословакии. Тов. Плиссонье отмечал, кроме того, что во Франции широко распространяются советские пропагандистские материалы, сбивающие с толку французских коммунистов.

 

Сама логика занятой руководством ФКП позиции толкала его к тому, что, будучи вынужденным оправдывать перед партийными массами эту свою позицию осуждения СССР в чехословацком вопросе, оно пыталось доказать правильность своей линии, прибегая иногда к аргументам империалистической пропаганды, используя антисоветскую, тенденциозную информацию буржуазных агентств и даже подпольных чехословацких радиостанций.

 

Так, например, явно для подтверждения правильности тезиса руководства ФКП об отсутствии угрозы контрреволюции и способности КПЧ выправить положение в ЧССР своими собственными силами в "Юманите" от 2 сентября была опубликована подборка материалов АФП об опросе пражан, 93% которых считает, мол, что контрреволюционной опасности в Чехословакии не существовало.

 

Следует отметить, что начиная с 28 августа, то есть после достижения московского соглашения, "Юманите" начала подавать информацию по чехословацкому вопросу в более сдержанном, объективистском духе. Позиция ФКП, констатировала газета "Комба" от 30 августа с.г., "остается наиболее сдержанной по сравнению с позициями других компартий Западной Европы". Французская пресса увидела первый "антимосковский конкретный жест" ФКП против вмешательства в Чехословакии в выступлении руководства ФКП за перенос международного совещания коммунистических и рабочих партий.

 

В настоящее время ФКП подчеркивает в своей печати необходимость выполнения московского соглашения "как с той, так и с другой стороны", причем под выполнением соглашения ФКП подразумевает "укрепление социализма в Чехословакии, возвращение к нормальной жизни в этой стране в условиях уважения суверенитета коммунистической партии и чехословацкого социалистического правительства, наконец, постепенный вывод интервенционистских войск". ФКП считает, что в этом случае будут созданы условия "для укрепления и развития единства, столь необходимого социалистическим и всем коммунистическим и рабочим партиям". Таким образом, ФКП недвусмысленно ставит проведение международного совещания коммунистических и рабочих партий в зависимость от "нормализации" обстановки в Чехословакии, включая вывод союзных войск.

 

Нынешняя позиция ФКП по чехословацкому вопросу идет вразрез с нашей оценкой как в отношении оценки событий, происходивших в Чехословакии до 21 августа и опасности угрозы со стороны контрреволюционных сил, так и в отношении мер, которые следовало бы предпринять для борьбы с этими контрреволюционными силами.

 

Как старается подчеркнуть руководство ФКП, эта позиция носит принципиальный характер. Член ЦК ФКП т. Жюкэн в предисловии к специаль-

 
стр. 14

 

ному номеру журнала "Ла нувель критик" писал по этому поводу: "Политбюро и ЦК нашей партии не действовали поспешно и импровизированно; их позиция вытекает из углубленной информации и особенно, что является основополагающим, из постоянной принципиальной политики" (последние три слова автором выделены).

 

Нынешняя позиция ФКП, в связи с которой главный редактор газеты "Юманите" член ЦК ФКП т. А. Андриё отмечал, что, по его мнению, "это впервые, когда по столь серьезному вопросу появилось фундаментальное разногласие", является, несомненно, результатом длительной внутренней эволюции, которая имеет место внутри партии.

 

Эта эволюция связана непосредственным образом с трудностями, которые переживало в последние годы международное коммунистическое движение, а также со сменой в 1954 г. руководства партии.

 

Вместе с этим, несомненно, большое влияние на определение позиции ФКП оказали внутриполитические соображения...

 

В последнее время ФКП все больше подчеркивает наличие для такой страны, как Франция, учитывая ее давние традиции буржуазной демократии и наличие высокоразвитой промышленности, возможность мирного перехода Франции к социализму в союзе с другими левыми партиями, и прежде всего с социалистами, возможность особого пути перехода Франции к социализму. Хотя в этом вопросе у ФКП нет четко определенной программы, однако нельзя не отметить, что ФКП увидела в новом курсе чехословацких руководителей обоснование для своей программы перехода Франции к социализму. В частности, эта мысль была весьма четко сформулирована в заявлении члена Политбюро ФКП Р. Гароди. "Программа действий, - заявил Гароди, - принятая весной коммунистической партией Чехословакии, вызвала огромный интерес среди французских коммунистов. Она явилась началом поисков форм экономической, политической и культурной ориентации социализма в такой стране, которая, как и Франция, уже была высоко индустриальной страной до построения социализма и которая имела глубокие традиции буржуазной демократии. Это сходство делало братское чехословацкое начинание весьма близким нам".

 

Эту же мысль высказал и известный обозреватель "Юманите" А. Вюрмсер, который писал: "КПЧ и чехословацкий народ... начали переделку того, что раньше не соответствовало традициям единственной нации среди всех других наций, установивших после войны социализм, которая в течение многих лет познала буржуазную демократию и ее свободы, вместе со всем тем ложным, что они содержат, но так же и положительным".

 

Об этом же прямо пишет заместитель главного редактора "Юманите" Ив Моро: "Следует ли напоминать, что начиная с 1946 г. в своем интервью газете "Таймс" Морис Торез излагал тезис многообразия форм установления социализма, тезис, который был подтвержден и развит на наших последних съездах? Эти съезды, в частности, уточнили, как в нынешних условиях мы считаем возможным предвидеть оригинальный демократический путь перехода к социализму в условиях многопартийности. В этом заключается основополагающий выбор французских коммунистов, и именно в значительной степени с учетом этого выбора мы определили свою позицию в отношении чехословацких событий".

 

Используя такую позицию ФКП, французская буржуазия стремится отдалить еще больше ФКП от Советского Союза. Например, близкий к федерации левых сил известный профессор и публицист М. Дюверже считает, что действия Советского Союза в отношении Чехословакии показали необходимость создания "третьего центра" коммунизма (после китайского коммунизма, который "воплощает надежду бедных и слаборазвитых, тех, кому нечего терять и которые могут только выиграть, применяя насилие) [отличного от] русского коммунизма, [но] соответствующего более развитым странам, которые имеют тенденцию, естественно, к осторожности и реформизму, но который однако, начиная с 21 августа 1968 г. показал неспособность воплощать будущее самых современ-

 
стр. 15

 

ных промышленных наций". Там же Дюверже уверяет, что участие французских коммунистов в правительстве "не является совершенно немыслимым".

 

Еще дальше идет газета "Комба", которая писала: "Вся драма, кажется, проистекает из того факта, что первая страна, пришедшая к коммунизму и которая претендует на то, чтобы предложить другим единственную модель и пример разнообразия, никогда не знала, что такое свобода. Неграмотный мужик, ставший советским гражданином, не пройдя через этап парламентской демократии, имеет тенденцию считать абсурдным все, что он не знает, и видеть в демократических свободах химеру, используемую пустыми мечтателями, или оружие контрреволюции".

 

Нельзя исключать, что руководство ФКП определило свою позицию по чехословацким событиям с учетом также позиции ИКП, с которой в последнее время ФКП поддерживает весьма тесные связи.

 

Представляется, таким образом, что позиция ФКП, занятая в связи с чехословацкими событиями, является не случайной, а закономерно вытекает из глубинных эволюционных процессов, происходящих внутри партии.

 

РГАНИ, ф. 5, оп. 60, д. 490, л. 339 - 349. Подлинник. Помета: "Материал информационный. В международном отделе ЦК КПСС ознакомились".

 

Приложение

 

Из воспоминаний Ч. Цисаржа "От мая к июню"

 

Шестидесятые годы принесли относительно спокойное развитие для Европы, однако динамика общественного развития и изменения заметно увеличилась. Американская война во Вьетнаме, арабо-израильский конфликт и некоторые иные "отдаленные" события имели влияние на европейскую ситуацию лишь отчасти.

 

Высокоразвитые страны Запада развивались существенно быстрее, нежели раньше, благодаря научно-технической революции, придавшей ускорение прогрессу в энергетике и электронике, в химической промышленности, земледелии и в регулировании экономических процессов. Усовершенствовались формы государственного регулирования, которые позволили ограничить возникновение циклических кризисов и увеличили инвестиционную активность, вместе с тем были запущены процессы, направленные на благо трудящихся классов. Интеграционные процессы по образованию единого рынка заложили основу планового развития экономики западных стран. Капитализм утратил классическую форму и претерпевал важные общественные изменения.

 

Страны социалистического лагеря подобных изменений не претерпели, и их политические круги лишь понемногу приходили к пониманию того, что происходит в западном мире. Даже несмотря на изменение тоталитарной практики, они оставались в плену отживших догматов и пропагандистских лозунгов, как например "догнать и перегнать капитализм", при этом не создавая необходимых условий для реализации этих лозунгов. Совместная работа в рамках СЭВ не приносила ожидаемых результатов. В конце 60-х годов стало очевидно, что социалистические государства стали все больше отставать от Запада, который в соревновании с Востоком не только не отставал, но выигрывал. Социалистический блок стал входить в перманентный глубокий кризис.

 

Эта ситуация постепенно становилась очевидной для граждан всех социалистических стран, прежде всего для критико-аналитически мыслящей интеллигенции. Начиная с осуждения сталинизма в 1956 г. нарастали сомнения в правильности отдельных принципов и теоретических положений коммунистической политики и практики. Шаг за шагом начала складываться целая система так называемого марксистко-ленинского анализа, которая находилась в разных странах на разном уровне развития. В большей степени там, где созрели теоретические и политические условия для прозрения, в меньшей степени там, где таковые условия были в зачаточном состоянии. Историческое развитие показало, что именно в Чехословакии противоречие

 
стр. 16

 

между отсталой политикой и потребностями развития страны стало причиной глубокого общественного кризиса. Именно тогда, в конце 60-х годов, в странах с высокоразвитой экономикой, наукой и культурой, с цивилизационными и гуманистическими традициями, где сложился сознательный слой коммунистической интеллигенции, стало возможным проломить тоталитарный панцирь и попытаться провести необходимые изменения. "Пражская весна" не свалилась с неба, она была результатом исторического развития Европы и нашим ответом на исторический вызов второй половины XX века.

 

Но было бы, однако, односторонне и морально неоправданно, если бы мы заняли только национально окрашенную позицию и стали бы говорить о некоем исключительном чехословацком подходе к реформам. Нельзя умалчивать о мощном импульсе XX съезда КПСС и целого периода "оттепели", польских и венгерских событиях, французских и других западноевропейских марксистах, практической политике социал-демократических партий и программных инициативах Социалистического интернационала. С ними были связаны стремления наших философов, историков, социологов и других ученых, наших деятелей искусств, писателей, публицистов и иных интеллектуалов, которые - иногда с оригинальностью - включились в европейский поток возрождения.

 

Неравномерность развития разных социалистических стран и различия в понимании социализма как политической системы поставили программу реформ КПЧ в противоречие с методами революционных партий в ряде других стран. Внутри объединенной общности неизбежно возникали споры о правильности или уместности чехословацких реформаторских стремлений, эти споры постепенно усиливались и в мае приняли антагонистический характер. Дубчековское руководство КПЧ хотело предложить диалог о теории и формах социализма в ЧССР, о неизменности внешней политики, десятилетиями связанной с блоком социалистических стран. С ним мы переживали периоды напряженности и успокоения в зависимости от того, каковы были отношения между великими державами, СССР и США, между блоками Варшавского договора и НАТО.

 

Неизменность чехословацкой международной политики подтверждала "Программа действий", которая в то же время обращала внимание, что такая международная политика не оставляет инициативы для выражения собственной точки зрения. В программе имелась конкретизированная критика, которая намекала на слабую чехословацкую активность в ООН и иных международных организациях, на пренебрежение широкими взаимовыгодными контактами с развитыми странами Запада, на методы по отношению к двум немецким государствам, на добровольную поддержку Чехословакией великодержавных амбиций СССР (неправильное участие в спорах с Китаем, Югославией и Румынией). Формальность чехословацкой дипломатической деятельности в эпоху А. Новотного была настолько стерильна, что ее критиковали и многие сотрудники МИД и представительств за границей (к ним принадлежал и я во время выполнения своей миссии в Румынии). Как и Дубчек, мы все сознавали, что наши начинания на международной арене должны исходить как из наших договорных обязательств, так и из специфических интересов ЧССР, прежде всего в Европе. В такой обстановке к своим функциям в качестве главы МИД приступил Иржи Гаек6, опытный и известный в мире дипломат, который имел в своем распоряжении достаточное количество способных, подготовленных сотрудников, преданных чехословацким интересам и процессу реформ. Вообще хочу заметить, что "творческая бедность" - старинный метод нашей международной политики, по определению опытного дипломата О. Кличка, - вовсе не означала отсутствия талантов у дипломатического персонала. Особенно это относится к сотрудникам, работавшим в высокоразвитых западных странах - людям, ознакомившимся с мировыми тенденциями развития и приобретшими ценный опыт, что было очень полезно в условиях наших демократических начинаний.

 
стр. 17

 

Если после января в мире начал расти интерес к нашим событиям, то начиная с марта мы стали привлекать чуть ли не ежедневное внимание. Реакция была, разумеется, различной, однако в целом преобладала симпатия к попытке соединить социализм с демократическими свободами. Я мог о том лично судить благодаря моей первой встрече с дипломатическим корпусом в Праге во время приема в посольстве Объединенной Арабской Республики во второй половине марта. Дипломаты видели во мне своего недавнего бухарестского коллегу и заверяли меня в желании своих правительств, чтобы начатое нами дело удалось. Задавалось и множество озабоченных вопросов относительно того, насколько мы владеем ситуацией. Подобные разговоры продолжились и во время приема у болгарского посла, данного в честь приезда болгарской делегации во главе с Т. Живковым, посетившей Прагу для подписания нового договора о дружбе. Обратил я внимание и на то, как изменилась атмосфера во взаимодействии с дипломатами социалистических стран, особенно ГДР и Польши, которые ограничивали общение только сугубо деловыми вопросами и протокольными мероприятиями, явно избегая доверительных и неофициальных контактов. Особенно я ожидал приезда т. Я. Менендеса, посла Кубы в Бухаресте, который посетил Прагу с женой и был восхищен красотой города. Мы подробно обсудили взгляды румынских и других дипломатов...7

 

Интерес иностранных журналистов к нашим событиям, прежде всего в сфере информации и культуры, проявился во время встречи с ними в Вальдштейновском дворце в начале мая. Это была тематическая пресс-конференция, которую проводил Б. Хноупек, заместитель министра М. Галушки. Я должен был произнести вступительное слово и ответить на 14 вопросов. Они касались свободы публикаций, допуска беспартийных в средства массовой информации, цензуры и автоцензуры, различного подхода к свободе прессы в Праге и Братиславе (связанное с взглядами Биляка8 на "идеологическое регулирование" журналистов). Далее, журналисты хотели знать, когда будет принят новый закон о прессе и как он будет выглядеть, как мы будем реагировать на публикацию оппозиционных взглядов относительно внешней политики (прежде всего методов союзников в отношении ЧССР), согласимся ли мы с основанием новых оппозиционных партий, какова роль молодежи в процессе реформ, останется ли в высшей школе обязательное изучение русского языка и т.д.

 

Я отвечал откровенно и наиболее подробно остановился на вопросах относительно нашей политики: разъясняя, почему я на данном этапе развития против создания новых партий, насколько в медийную сферу вторглись рыночные отношения, почему и в какой мере наряду с русским мы будем вводить в учебных заведениях преподавание других иностранных языков, насколько влияет на ввоз иностранных журналов и книг недостаток валюты и т.д.

 

По истечении двух часов Б. Хноупек пресс-конференцию закончил, назвав ее "одной из лучших и успешнейших" в последнее время. У меня также сложилось впечатление, что такие встречи надо проводить чаще и на другие темы. Особенно я оценил свободную и непосредственную атмосферу беседы, в которой присутствует юмор. Так, представитель "France soir" спросил, когда будет в киосках достаточно иностранных газет, сообщив, что пока что можно купить только "Le Monde" и "The Times", и присутствовавший тут же представитель "Le Monde" вполголоса заметил по адресу спрашивающего: "Je m'en doute du gout des Praguois de vous lire!", что я, услышав, тут же перефразировал по-чешски: "Еще будут ли пражане ваши газеты читать!" Не меньший смех вызвал вопрос советского журналиста: как будем охранять государственную тайну, отменим ли цензуру, на что я ответил: "Зачем оплачивать внешнего редактора, когда каждый может источник информации - в том числе редакционный - проверить на наличие тайны сам".

 

Полное доверие и поддержку нашей новой политики выразил во время майского визита Луиджи Лонго9, лидер итальянских коммунистов, чья творческая и демократическая политика была для нас источником вдохновения в

 
стр. 18

 

развитии реформаторских усилий. Вместе с другими товарищами я был участником некоторых переговоров с ним, а так же обедал с Лонго. В течение получаса, беседуя, я излагал разные аспекты нашей демократической программы и ее международную линию. Лонго еще в начале марта, во время итальянской предвыборной кампании, поддержал "Политику реформ, проводимых в Чехословакии", которые стремятся к синтезу социализма и демократии в свободном и справедливом обществе. Он и сейчас не скрывал солидарности с нашей программой, которая, по его мысли, могла бы показать преимущество социалистической демократии по сравнению с демократией буржуазного типа. После 50 лет существования социалистической системы он видел в этом новый стимул к развитию идеи прав человека, демократических свобод и социальной справедливости. В рассуждениях Лонго были очевидны и опасения относительно отрицательной реакции Москвы, которая видела в нашем эксперименте всевозможные опасности и в целом не испытывала по отношению к нему воодушевления. Он считал, что мы не должны принимать реакцию Москвы всерьез, в то же время своими усилиями показать товарищам реальность нашей политики, защитить ее против противников слева и справа.

 

Именно во время визита Лонго в Прагу министр И. Гаек находился в Москве, где в течение двух дней вел переговоры со своим коллегой А. Громыко и был принят А. Косыгиным. Гаек возвратился с очень противоречивыми впечатлениями. В диалоге преобладало, как он нам рассказывал, острое недоверие ко многому из того, что мы делали во внутренней и внешней политике и воспринимали это как прорыв не только для нашей страны но и для всего социалистического лагеря. Даже ссылки на позитивную реакцию французских, итальянских и других коммунистов, которые рассчитывали на положительное воздействие нашей политики на левые западные круги, не подтолкнули советских политиков к более благоприятному восприятию курса КПЧ и Чехословакии. Готовность европейского развития к демократическим реформам и социальному прогрессу показало общественное развитие в некоторых западноевропейских странах. Во Франции в мае дело дошло до бурных демонстраций студентов и забастовок рабочих, направленных против условий авторитарного голлистского режима. Острую ситуацию, когда студенты захватили университеты и во всеобщей забастовке приняло участие более 10 миллионов человек, президент де Голль разрешил персональными перестановками в кабинете Помпиду, роспуском парламента и объявлением новых выборов. Было не случайным, что накануне этих событий студенты и рабочие интересовались развитием ситуации в ЧССР. На это повлияла, безусловно, и французская пресса, которая начиная с января постоянно следила за нашими событиями. Не только левые, но и часть правых газет серьезно и непредвзято информировали своих читателей о событиях, которые знаменовали "очень важный поворот в истории коммунизма" и истории XX века.

 

Обстоятельную статью опубликовал в начале мая ведущий французский политолог М. Дюверже в газете "Le Monde". Он показал громадное значение событий в Чехословакии, Польше и других странах, в которых социализм терял свою привлекательность. Он видел в этих событиях прогресс в отношении к гражданским свободам, имеющий важнейшее значение для будущего социализма. "Свобода является не исключительно буржуазной идеей, потребностью эстетов и запросом интеллектуалов, но основной потребностью человечества", - писал Дюверже, "свобода - это сама сущность человека". Развитие свобод в коммунистических государствах не может быть простым: люди привыкли к конформизму и догматизму, тяжело принимают либеральные взгляды. Хорошо, что "пражское руководство" понимает это и поступает "очень разумно". Неправы те, кто в либерализации видит "буржуазный уклон". В конце автор поставил вопрос, когда соберется "коммунистический съезд" (совещание всех компартий) в Москве, запланированный на осень 1968 г., будет ли он иметь мужество ясно высказаться по этому вопросу. Сам же ответил: вряд ли.

 
стр. 19

 

Осторожнее реагировала на чехословацкие события общественность Западной Германии. С одной стороны - удовлетворение отходом от сталинизма и иллюзорные надежды на "переход Чехословакии в западный лагерь", с другой стороны - скепсис, основанный на том, что события в Праге "не затрагивают сущности коммунизма". Многие обозреватели видели большой риск, который может наш "эксперимент уничтожить". Некоторые иллюзии испытывали судетские немцы относительно пересмотра признания незаконности мюнхенских решений и их выселения в 1945 году. К отзвукам Пражской весны в Германии можно причислить и комментарий моей речи в связи со 150-летием со дня рождения К. Маркса, которую какое-то западногерманское издание озаглавило "Цисарж отказывается от коммунизма". В комментарии были искажены мои формулировки, и он стал одним из пунктов обвинения против меня для господ из Кремля.

 

Из европейских социалистических стран к нашей новой политике позитивное отношение прежде всего выразила Югославия. Белградская "Политика" написала, что демократические перемены в нашей "стране высокой цивилизации" происходят без шума и драм под управлением "искушенных и чувствующих режиссеров". Югославские граждане в прессе упоминали Чехословакию как "достойный пример", страну с большим экономическим потенциалом, технически развитую, имеющею квалифицированных трудящихся, где можно ожидать наступления демократии. Наши демократические политики во время своего майского визита в Москву попробовали выступить в защиту И. Броз Тито, однако безрезультатно.

 

Когда 20 марта я покидал Бухарест, то не имел предчувствия, что ЦК Румынской коммунистической партии подготовляет пленум, на котором пойдет на ревизию предыдущих 50 лет, примет курс на истинную демократию и сформулирует отношение к международному совещанию революционных партий. В преступлениях против партийных и государственных деятелей (Лука, Цанал, Патрасцану и др.) были обвинены А. Драгаци, И. Чисневски и Георгиу-Деж, старейшие вожди партии. Мое особое внимание привлекло обвинение Драгаци, бывшего министра внутренних дел, позже секретаря ЦК, который теперь был лишен членства в ЦК и с которым я один или два раза встречался в качестве посла.

 

В середине мая в Прагу приехали два румынских гостя для переговоров о взаимосвязях Румынии и ЧССР и о подписании нового чехословацко-румынского договора. Посетили они и меня. Были это В. Влад из ЦК РКП и Г. Марин из МИД, ведущие руководители, отвечавшие за связи Румынии с коммунистическими странами. Я воспользовался этой возможностью и расспросил их о политических изменениях, происшедших в их стране, несколько напоминавших изменения у нас. Со ссылкой на выступление Чаушеску они говорили об уважении гражданских прав, о свободе слова и культуры, об участии профсоюзов в развитии предприятий, о вынесении ключевых политических вопросов на общественную дискуссию, о борьбе с бюрократией, о сокращении административного аппарата на треть и подтвердили, что ведущие партийные и государственные функции у нас разделены, а в РСР, наоборот, соединены, и не только в центре, но и на местах, где первые секретари партии одновременно занимают должность председателей народных собраний. В качестве основного довода при этом приводилось уничтожение двучленности аппарата и повышение персональной ответственности не только за решения органов партии, но и за их непосредственное выполнение народными собраниями. Из дискуссии с гостями я понял, что в данном случае речь не идет о системном изменении, которое предполагала наша программа действий, но лишь о некоторой осторожной коррекции, к которой у нас приступали в предшествующие 60-е годы.

 

Что было действительно важно в нашем диалоге, так это заверение румынских товарищей в том, что представители их страны считают крайне важным признание и уважение суверенитета каждой из социалистических стран и невмешательство во внутренние дела. Они готовились к московскому

 
стр. 20

 

международному совещанию коммунистических партий, где были намерены отстаивать принцип свободной дискуссии, равноправное положение всех участников, без взаимных упреков и нападок. Действительно румынская партия не участвовала в последних переговорах, организованных руководством КПСС, выразила несогласие РКП с осуждением КПЧ и давлением на ее руководство. Румынию в ее отношении к нашим реформам можно приравнять к Югославии и крупным коммунистическим партиям Запада...10

 

В день заседания пленума ЦК [19 июля] в Прагу приехал генеральный секретарь Французской коммунистической партии Вальдек Роше11. Перед этим он вел переговоры с представителями КПСС в Москве, после чего возвратился в Прагу с убеждением, что существует угроза военного вмешательства советской армии в ЧССР. Руководство ФКП приняло его проект о скорейшем созыве конференции европейских коммунистических партий для обсуждения сложившейся ситуации. В течение нескольких дней 15 партий выразили согласие. В Прагу Вальдек Роше спешил, чтобы убедить Дубчека и других руководящих товарищей предпринять какой-нибудь встречный жест советским требованиям, чтобы остановить наступление антисоциалистических сил. Дубчек ознакомил с французской инициативой пленум ЦК и добавил, что итальянские и многие другие коммунисты ее поддерживают, но ждут в первую очередь, как отнесется к этой инициативе КПЧ. Решили, что пленум ЦК взвесит целесообразность такой инициативы. Признаюсь, что мне на первый взгляд идея вынести спор между нами и пятью союзниками на широкий форум европейских коммунистов показалась хорошей идеей. Мы верили, что свою политику защитим. Даже признание некоторых критических упреков, которые были адресованы нам пятеркой, не означало бы никакой катастрофы, если бы сущность программы демократизации была утверждена. И даже если бы главная претензия, которая вызывала у Вальдека Роше множество размышлений - принять какие-либо меры против крайних форм антикоммунизма, была бы большинством партий также признана, мы могли бы внутри страны такие мероприятия, порученные международным форумом без больших потерь организовать.

 

Как потом я понял из разговоров с Дубчеком, он не был воодушевлен предложением ФКП. Его мысли были заняты предстоящими двухсторонними переговорами, и кроме того он считал, что французское предложение будет неприемлемым для советской стороны. В этом я был с ним согласен, ведь вполне могло случиться, что на совещании КПСС и вся пятерка окажутся в меньшинстве, либо, еще хуже, в положении противников прогрессивных тенденций в коммунистическом движении. Невольно я напомнил Дуб-чеку заседание пленума ЦК в начале мая, на котором во время дебатов по поводу результатов переговоров чехословацкой делегации в Москве я буквально умолял Т. Ленарта12, секретаря ЦК по международным вопросам, чтобы он подготовил визиты членов партийного руководства в некоторые партии социалистических и важнейших капиталистических стран, во время которых нашим партнерам был бы объяснен смысл реформ и основные принципы программы действий. Я верил, что благодаря этой инициативе мы могли бы избежать многих сомнений и, кроме того, дипломатический опыт свидетельствовал, что личные контакты гораздо более эффективны, нежели письма или информация из СМИ. Тогда меня никто не поддержал, а сам Ленарт дал понять, что эта мысль ему не по вкусу. Его пресловутые колебания, которые некоторые называли "леностью", сыграли тут свою роль. Дубчек лишь повздыхал и покивал головой. Никто никуда не поехал. Руководство ФКП, верное своей осторожной позиции по поводу событий в нашей стране, сохраняло лояльное отношение к КПСС и в нынешних спорах старалось быть нейтральным. Совершенно определенную позицию заняло руководство Коммунистической партии Италии. Так, ее представители Г. Пайетта и Ч. Галуззи вели переговоры в Москве о ситуации в Чехословакии. По сообщениям информационных агентств, они признали право советских коммунистов критиковать чехословацких товарищей, но не "громить"; также обратили внима-

 
стр. 21

 

ние на то, что давление на руководство КПЧ помогает как консервативным, так и антикоммунистическим тенденциям и тем самым достигает противоположного эффекта. После их возвращения руководство ИКП во главе с Л. Лонго подтвердило полную солидарность с нашим процессом демократизации и выразило обеспокоенность в связи с тем, что некоторые партии понимают развитие событий в ЧССР иначе, и это тогда, когда необходимо сохранить единое международное коммунистическое движение, продвинуться по пути мирного сосуществования систем и признания права наций на свободу и независимость. ИКП призвала другие партии к поддержке КПЧ в ее борьбе за обновление.

 

В возникшей полемике о демократической реформе социализма свою полную солидарность с руководством КПЧ выразила компартия Австрии, охотно согласившаяся с предложением ФКП о проведении европейской конференции. Также выразила свое согласие и Коммунистическая партия Бельгии, подтвердившая свою поддержу нашей политики. В Тель-Авиве против вмешательства во внутренние дела КПЧ выступила Микунисова секция Коммунистической партии Израиля, призвавшая уважать решения международных совещаний 1957 и 1960 гг., в которых подчеркивалась независимость каждой из партий. Коммунисты и левые лейбористы Великобритании требовали, чтобы для поддержки демократического развития Чехословакии английское правительство, наконец, признало мюнхенский сговор 1938 г. утратившим силу. Член руководства Британской коммунистической партии Д. Боуман объявил борьбу за свободу творческой мысли, за демократическую дискуссию и обмен мнениями, а там "где этот творческий дух задавлен - будь то капиталистические или социалистические общества - следствием будет бой за полное и свободное выражение мнений".

 

Официальную позицию США по поводу ситуации в ЧССР выразил госсекретарь Д. Раск: "Соединенные Штаты Америки не в коей мере не участвуют в чехословацкой ситуации". Добавил также, что США выступают за право наций иметь возможность "развивать свои национальные институты". Было очевидно, что он подтверждает признание США сложившегося status quo в Центральной Европе, в том числе гегемонию СССР в этом регионе...13

 

На заседании пленума ЦК КПЧ 22 июля я узнал, что Дубчек и Брежнев договорились о двусторонней встрече, нам постоянно навязываемой, которая должна была в ближайшие дни состояться на чехословацкой территории, что удалось выговорить благодаря ссылке на невозможность чехословацкому руководству покидать территорию ЧССР в период политической нестабильности. Встреча произошла в Чиерне-над-Тиссой14. Одновременно пленум ЦК КПЧ решил отказаться от предложения ФКП о созыве международной конференции европейских партий, которую "в соответствии с мнением ряда коммунистических стран" признали неуместной и неактуальной. Руководство КПЧ избрало тактику последовательного приглашения в нашу страну представителей отдельных партий и государств, чтобы они на месте могли получить информацию и разобраться в ситуации. На этой основе могли происходить потом переговоры с обменом мнениями..."15

 

Примечания

 

1. Нет в деле.

 

2. Приложение N 4 не публикуется.

 

3. Приложения к документу не публикуются.

 

4. Не публикуется.

 

5. Не публикуется.

 

6. Гаек Иржи (1913 - 1993) - в 1930-х годах чехословацкий социал-демократический деятель. В 1939 - 1945 гг. был помещен в концлагерь (интернирован). В 1945 - 1948 гт. деятель социал-демократической партии Чехословакии, после ее слияния с КПЧ - профессор истории и международных отношений. В 1955 - 1965 гг. на дипломатической службе, затем до 1968 г. министр школьного образования. В 1968 г. министр иностранных дел ЧССР, в августе 1968 г.

 
стр. 22

 

снят с должности. В 1970 г. исключен из КПЧ. В 1977 - 1978 гг. представитель "Хартии 77". После "бархатной революции" 1989 г. с 1990 по 1992 г. политический советник Дубчека.

 

7. Опущен рассказ о посещении винных погребов.

 

8. Биляк Василь (р. 1917 г.) - по профессии портной. В 1944 г. участвовал в Словацком национальном восстании, член КП Словакии. С 1950 г. на партийных должностях в Словакии. В 1954 - 1958 гг. секретарь партийной организации в Прешове, позднее в Братиславе в аппарате ЦК КПС. С 1954 г. член ЦК КПЧ. В 1960 - 1963 гг. государственный министр без портфеля. В 1968 г. первый секретарь ЦК КПС и член президиума ЦК КПЧ, ведущий представитель просоветской группы в руководстве КПЧ. На партийном съезде КПС в августе 1968 г. освобожден от занимаемых должностей, однако остался членом Президиума и секретарем ЦК КПЧ, ведал партийными и экономическими связями партии. В 1970-х годах один из главных представителей левого крыла в КПЧ, один из критиков "Хартии 77". В 1988 г. ушел со всех занимаемых постов.

 

9. Луиджи Лонго (1900 - 1980) - член ИКП с момента ее создания (1921 г.), в 1921 - 1928 гг. один из руководителей Коммунистического союза молодежи Италии, делегат IV конгресса Коминтерна. В 1926 г. избран в ЦК ИКП; член Исполкома КИМ (1928 г.). Затем руководил партийной работой среди итальянских эмигрантов в Швейцарии, работал в Заграничном бюро ИКП во Франции. С 1932 г. представитель ИКП при Исполкоме Коминтерна, кандидат в члены ИККИ. В 1935 г. работал во Франции уполномоченным ЦК ИКП по работе среди эмигрантов. Во время гражданской войны в Испании (1936 - 1939 гг.) был генеральным инспектором Интернациональных бригад (под именем Галло), участвовал в боях. После поражения Испанской республики выехал во Францию, где был интернирован, а в 1941 г. выдан французскими властями фашистскому правительству Италии. До 1943 г. находился в тюрьме и в ссылке на острове Вентотене. Затем стал одним из руководителей партизанского движения, командовал гарибальдийскими (коммунистическими) бригадами, входил в ЦК национального освобождения (председатель его военной комиссии, заместитель командующего всеми партизанскими отрядами). На V съезде ИКП (январь 1946 г.) был избран заместителем генерального секретаря партии. В августе 1964 г., после смерти Пальмиро Тольятти, Лонго стал генеральным секретарем ИКП (с 1972 г. - председатель ИКП). В 1946 - 1947 гг. - депутат Учредительного собрания, с 1948 г. депутат парламента.

 

10. Опущен рассказ Цисаржа о нарастании противоречий между КПЧ И КПСС.

 

11. Роше (Rochet) Вальдек (1905 - 1983) - родился в семье крестьянина, работал с 8 лет (пастух, затем сельскохозяйственный рабочий). В 1924 г. вступил в ФКП. В 1932 - 1934 гг. секретарь Лионской федерации ФКП, в 1934 г. стал секретарем аграрной секции ЦК ФКП, членом бюро Всеобщей конфедерации трудящихся крестьян Франции. В 1935 г. делегат VII конгресса Коминтерна. В 1936 г. избран кандидатом в члены ЦК, депутатом парламента. С 1937 г. член ЦК ФКП. В 1940 г. по сфабрикованному реакцией делу 44 депутатов-коммунистов был осужден на 5 лет каторжных работ. В 1943 г., после освобождения, представлял ФКП во Французском комитете национального освобождения в Лондоне. В 1945 г. избран депутатом Учредительного, а затем Национального собрания Франции. В 1954 - 1958 гг. заместитель председателя, в 1958 - 1959 и 1962 - 1964 гг. председатель парламентской группы ФКП в Национальном собрании. На съезде ФКП в 1945 г. избран кандидатом в члены Политбюро. С 1950 г. член Политбюро. В 1959 - 1961 гг. член Секретариата ЦК ФКП, в 1961 - 1964 гг. заместитель генерального секретаря, в 1964 - 1972 гг. генеральный секретарь ФКП. На XX съезде ФКП (декабрь 1972 г.) избран почетным председателем партии.

 

12. Ленарт Йозеф (1923 - 2004) - в 1946 - 1950 гг. функционер, с 1950 г. член ЦК КПС. В 1951 - 1953 гг. зам. министра легкой промышленности. В 1953 - 1956 гг. обучался в Высшей партийной школе в Москве. В 1958 - 1962 гг. секретарь ЦК КПС; с 1958 г. также член ЦК КПЧ. В 1962 - 1963 гг. председатель словацкого Национального совета. В 1963 - 1968 гг. премьер-министр ЧССР и член Президиума КПЧ. В 1968 - 1970 гг. секретарь ЦК КПЧ. В 1970 - 1987 гг. первый секретарь ЦК КПС. В 1970 - 1990 гг. также член Президиума ЦК КПЧ.

 

13. Опущен рассказ о развитии внутриполитической обстановки в ЧССР.

 

14. Двусторонние советско-чехословацкие переговоры в Чиерне-над-Тиссой проходили 29 июля - 1 августа 1968 года. В них участвовало руководство обеих партий почти в полном составе. Советская сторона требовала установить контроль над средствами массовой информации, закрыть все организации, не входившие в Национальный фронт, удалить с занимаемых постов Ф. Кригеля, Ч. Цисаржа, Й. Павела (министра внутренних дел), И. Пеликана (руководителя чехословацкого телевидения). Чехословацкое руководство дало устное обязательство обуздать прессу, подтвердило верность социалистическому выбору и Организации Варшавского договора. После длительных дискуссий было решено продолжить многосторонние переговоры.

 

15. CISAR C. Pameti, S. 813 - 819, 894 - 897.


Новые статьи на library.by:
ПОЛИТИКА:
Комментируем публикацию: "Пражская весна" и позиция западноевропейских компартий

() Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 2008, C. 3-23

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.